WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«РАМАЯНА Seite 1 Книга 4 КИШКИНДХА КАНДА Глава 1 Рама описывает весну и чувства, пробудившиеся в его сердце Направляясь к озеру Пампа, покрытому ковром разноцветных лотосов, взволнованный Рама стенал. ...»

-- [ Страница 3 ] --

По милости Нишакары, этого мудреца безграничного могущества, мои крылья, опаленные солнцем, выросли снова, и я обрел могущество, как в юности! Сегодня я обрел былую силу. Продолжайте искать Ситу, и мои выросшие крылья станут залогом вашего успеха! С этими словами Сампати, лучшая среди птиц, желая убедиться в силе своих крыльев, взлетел на вершину горы. Могучие обезьяны поверили в успех своих поисков и, преисполненные радости, приготовились явить свою доблесть. С быстротой ветра те славные обезьяны, твердо намереваясь найти Ситу, дочь Джанаки, отправились на юг, в ту часть света, которой покровительствовал Абхиджит (1.316).

Глава Обезьяны смущены величием океана http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru04.html 01.06.2007 20:13: РАМАЯНА Seite Сильные, как львы, обезьяны, стали прыгать и кричать от радости, узнав от Сампати, что Равана будет убит. Счастливые, они спустились к океану, всем сердцем желая найти Ситу. Доблестные воины, они увидели бескрайние просторы этого зеркала целого мира.

На северном берегу Индийского океана могущественные и героические обезьяны остановились. Они смотрели на океан, который, казалось, то спал, то играл, то покрывался огромными волнами, являя великое множество морских животных. У славных обезьян шерсть стала дыбом от изумления и страха перед великим океаном, они почувствовали себя подавленными. Видя, что океан непреодолим, как и небо, они стали сокрушаться и плакать:

- Что нам теперь делать? Тогда могучий Ангада попытался развеять печаль своих доблестных воинов, растерявшихся перед океаном:

- Никогда не следует впадать в уныние, это самое плохое, что может случиться: волнение уничтожает человека, словно потревоженная змея - ребенка. Тот, кто впадает в волнение, когда пришло время явить свою доблесть, становится слабым и не достигает цели. Наступила ночь, которую Ангада провел, совещаясь со старшими обезьянами. Они расселись вокруг него подобно Марутам, окружившим Васаву. Кроме Ангады, сына Бали, и Ханумана, кто еще мог удержать армию обезьян? Созвав старших вместе со всей армией, удачливый Ангада, покоритель своих врагов, поприветствовал их и обратился со словами, исполненными добрых чувств:

- Кто из вас достаточно силен, чтобы пересечь океан? Кто способен исполнить приказ Сугривы, повергающего врагов? Какая обезьяна может прыгнуть на четыреста миль и освободить вожаков от великого волнения? По чьей милости мы, увенчанные успехом, довольные, вернемся домой, к нашим женам и сыновьям? Кто даст нам возможность с просветленным сердцем встретиться с Рамой, могущественным Лакшманой и Сугривой, царем обезьян? Если кто-то из нас может прыгнуть через океан, так пусть он, благословенный, предстанет перед нами и освободит всех нас от страха! Но никто не отозвался на слова Ангады, обезьяны, казалось, были ошеломлены. Тогда этот вожак вновь обратился к своей великой армии:

- О выдающиеся среди воинов! Беспримерной доблести, выходцы из безупречных семей, вы достойны уважения! Скажите, как далеко может прыгнуть каждый из вас, чтобы беспрепятственно пересечь море?

Глава Вожаки обезьян являют свою доблесть В ответ на слова Ангады, обезьяны стали показывать свои возможности - Гая, Гавакша, Гавая, Шарабха, Гандхамадана, Маинда, Двивида и Джамбаван. Гая первым крикнул: <Я могу прыгнуть на сто миль!> Гавакша отвечал: <Я прыгну на двести миль!> Тогда Шарабаха и его спутники сказали: <Я могу прыгнуть на триста миль, о обезьяны!> Ришабха крикнул: <Я наверняка смогу преодолеть четыреста миль до Ланки!> И могущественный Гандхамадана сказал: <Я могу прыгнуть на пятьсот миль!> Маинда в свою очередь сказал: <А я - на шестьсот миль>, так же как знаменитый Двивида: <Я без труда прыгну на семьсот миль!> Тогда Шушена, полный сил, лучший среди обезьян, провозгласил: <Знайте все, что я одним прыжком могу преодолеть восемьсот миль!> Выслушав их всех, поднялся старейший среди них Джамбаван и после слов приветствия мудро сказал:

- В былые времена я тоже мог отправиться, куда угодно, но теперь я стал совсем стар. Однако в нынешней ситуации, похоже, ничто больше не принесет успеха миссии Рамы и царя обезьян, и поэтому я прыгну на триста миль. В этом нет сомнений.

Сделав паузу, Джамбаван добавил:

- Увы, у меня нет на это сил! Некогда я обошел вокруг вечного Вишну, когда он тремя шагами отмерил землю во время жертвоприношения сына Вирочаны. Но теперь я стал и быстро устаю. В молодости я был неподражаемо силен, но сейчас я могу прыгнуть только на триста миль, но этого недостаточно, чтобы все мы достигли успеха в нашем деле. Дальновидный Ангада поклонился Джамбавану и сказал:

- Я легко прыну на четыреста миль, но смогу ли я http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru04.html 01.06.2007 20:13: РАМАЯНА Seite вернуться? Нет, конечно! Тогда Джамбаван отвечал вожаку обезьян:

- О лучший среди обезьян, всем известна сила и быстрота твоего прыжка, но сможешь ли ты преодолеть восемьсот миль? (1.318) Я не уверен, что ты сделаешь это. Дорогой сын, слуги не должны повелевать своим господином;

ты должен возглавлять этот поход. Ты наш вожак и наше единственное благо. Ты глава армии, и тебя, как жену, надо постоянно защищать. Это твоя роль, о доргое дитя. Прежде всего нужно позаботиться о главном, так поступают самые опытные люди. Если корень крепок, соки, питающие плоды надежно защищены.

Ты возглавляешь наш поход и, о мудрый и доблестный герой, должен согласиться с этим правилом. Ты - наш покровитель и сын нашего покровителя, о превосходный Ангада. При твоей поддержке мы исполним возложенную на нас миссию. Ангада, сын Бали, отвечал мудрому и могущественному Джамбавану:

- Если я не совершу этого прыжка, и другие обезьяны не сделают этого, то нам несомненно придется снова начать великий пост, потому что если мы вернемся, не исполнив воли царя обезьян, у нас по-моему, нет надежды сохранить жизнь. Явит ли он милосердие или гнев, это царь обезьян и нарушение его воли влечет смерть. В таком случае у нас никакого иного выхода. Иты, о светлая голова, подумай об этом! Неожданно Джамбаван просиял от счастливой догадки, посетившей его:

- О воин, миссия беспрепятственно будет исполнена! Я назову того, кто свершит ее! И послал героического Ангаду за Хануманом, лучшей среди обезьян, который спокойно сидел поодаль.

Глава Джамбаван взывает к Хануману пожертвовать собой ради всеобщего блага Джамбаван видел упадо духа многотысячной армии обезьян и сказал Хануману:

- О воин, один среди многих, постигший суть писаний, почему ты молча сидишь в стороне?

Мужеством и силой ты равен Раме и Лакшмане, и даже самому царю обезьян, о Хануман!

Сын Ариштанеми (1.320), могущественный и знаменитый Гаруда - лучший среди всех крылатых созданий. Много раз я видел, как эта всемогущая птица с огромными крыльями с неиссякающей силой носила змей из океана. Сила его крыльев напоминает могуществои силу твоих рук. Никто не сможет противостоять тебе. Среди остальных ты отличаешься силой, разумом, мужеством и верностью, поэтому приготовься пересечь океан. Пунджика Тхала, наиблагороднейшая среди апсар, под именем Анджаны стала женой обезьяны Кесарин (рассказать по лекции Атма-таттвы, как это произошло). Известная на всю Вселенную, она была несравненно прекрасна. По проклятию одного мудреца, о друг, она родилась в роду обезьян, по желанию меняющих облик. Однажды эта дочь Кунджары, царя обезьян, приняла облик прекрасной и юной девы, облаченной в шелка, с пышными гирляндами на шее, и отправилась гулять на вершину горы, напоминавшей груду облаков во время дождей. Случилось богу ветра украсть желтые с красной каймой одежды большеглазой девы, которая стояла на вершине горы. Марута увидел ее красивые округлые бедра и высокую грудь, ее добродушное милое лицо. Ослепительной красоты изящная дева с тонкой талией очаровала сердце бога ветра и порывисто заключил ее в объятья. Порясенная Анджана, верная супружескому обету, закричала:

- Кто жаждет опорочить женщину, преданную ее господину? Бога отвечал:

- Я не желаю тебе зла, о прекрасная дева, пусть сердце твое будет спокойным. По моей милости ты родишь благородного сына, сильного и разумного, доблестного и мужественного, проворством и быстротой равного мне. Слова эти порадовали твою мать, и в пещере она родила тебя, о лучший среди обезьян. Еще ребенком ты увидел, как над бескрайним лесом встает солнце, и, приняв его за фрукт, попытался схватить. Подпрыгнув в воздух, ты поднялся на тысячу йоджан, о великая обезьяна, и хотя солнечные лучи обрушились на тебя, ты не дрогнул. Индра, увидев, как ты мчишься по воздуху, в гневе метнул в тебя молнию.

Падая, ты о скалу ранил себе левую щеку, и потому тебя стали звать Хануманом (1.321).

Когда разрушитель Ваю, повсюду несущий ароматы земли, увидел тебя в таком http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru04.html 01.06.2007 20:13: РАМАЯНА Seite состоянии, он пришел в гнев и перестал дуть в трех мирах. Боги вселенной, обеспокоенные бедствием, обрушившимся на миры, попытались успокоить разгневанного Павану, бога ветра, и Брахма даровал тебе благословение, согласно которому ты будешь неуязвим в любом бою. Индра был очень доволен, увидев, как ты выстоял под ударом молнии, и тоже даровал тебе замечательное благословение: <Ты не умрешь, пока сам не пожелаешь смерти! Безгранично мужественный сын ветра, силой и быстротой ты подобен отцу>. О друг, мы потеряны, но ты, опытный и мужественный, для нас второй повелитель обезьян. В те времена, когда Вишну тремя шагами покрыл вселенную, я, о дитя, двадцать один раз обошел всю землю с ее горами, лесами и долинами. Посланные богами, мы собрали все травы, которые потом использовали, извлекая из океана нектар бессмертия.

Тогда сила наша была очень велика. Теперь я стар, доблесть покинула меня, но ты самый достойный среди нас. Яви свою доблесть, о герой, тебе нет равных. Стряхнись, о доблестная обезьяна, и преодолей бескрайний океан. Вся армия обезьян жаждет увидеть твою доблесть. Поднимись и одним прыжком преодолей могущественную водную стихию, потому что среди всех земных тварей ты самый быстрый. Неужели тебя не тронет печаль обезьян? Яви свою силу подобно Вишну, тремя шагами завоевавшему всю вселенную, о лев среди обезьян! Сопровождаемый славными обезьянами могущественный Хануман, сын ветра, принял облик, позволивший ему пересечь океан, и сердца обезьян преисполнились радости.

Глава Хануман готовится к полету на Ланку С восхищением взирали обезьяны на своего необычайно проворного вожака, который готовился преодолеть четыреста миль над океаном. Забыв о своем унынии, они принялись кричать и прославлять героизм Ханумана. Все три мира вместе с ними испытывали изумление и радость, подобно той, когда сам Господь явил свое могущество, тремя шагами завоевав всю вселенную. Под шумные приветствия обезьян могущественный Хануман стал увеличиваться в размерах и, от удовольствия размахивая хвостом, являть свою силу. Прославляемый старшими обезьянами и полный сил, он принял несравненный облик, подобно льву, растянувшемуся у входа в горную пещеру.

Сын Маруты стал зевать, и рот этой разумной обезьяны походил на пылающую жаровню или огонь без дыма. Он возвышался среди обезьян, и шерсть на нем стояла дыбом от радости. Почтительно поклонившись старшим, он сказал:

- Я сын Ваю, который крушит горные вершины и дружит с огнем. Могущественный и бесконечный, он гуляет по всей вселенной. Великая душа, он стремителен и быстр. Тысячу раз я, не останавливаясь, могу обойти огромную гору Меру, достигающую небес. Своими сильными руками, расплескивая море, я могу затопить мир с его горами, реками, озерами, а могучими бедрами и ногами я заставлю океан, обитель Варуны с ее гигантскими обитателями, выйти из берегов. Пока почитаемый всеми Гаруда, питающийся змеями, один раз пересечет вселенную, я могу тысячу раз обежать вокруг него. Более того, одним прыжком я могу достать славное солнце, появляющееся на небосводе в ореоле лучей, прежде чем оно скроется на западе. Я могу прыгнуть выше звезд и планет, иссушить океан и расколоть землю. Горы разрушатся, не выдержав тяжести моих шагов, безграничной силой своего прыжка я заставлю море выйти из берегов. Я вознесусь в небеса, увлекая за собой бесчисленные цветы с кустов и деревьев, и мой полет со шлейфом цветов, напомнит всем Млечный путь. О обезьяны, все живое, затаив дыхание, будет следить за моим полетом, как я оторвусь от земли и буду парить в небесах, а потом приземлюсь на другом берегу. Вы увидите, как я, огромный, словно великая гора Меру, покорю небеса. Своим продолжительным прыжком я раскидаю облака, горы, иссушу океан. Могуществом я равен орлу или ветру. Я не знаю никого, кто превзошел бы царя птиц, бога ветра или меня. В мгновенье ока я вознесусь в небо, словно молния в облако.

http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru04.html 01.06.2007 20:13: РАМАЯНА Seite Я преодолею море подобно Вишну, тремя шагами покорившего вселенную. Сердце подсказывает мне, что я встречусь с Ваидехи, и это наполняет меня радостью.

Подвижный как Марута, и быстрый как Гаруда, я преодолею десять тысяч миль, я убежден в этом. Я могу вырвать амриту из рук Индры, вооруженного молнией или у Брахмы. Будьте уверены, перевернув Ланку вверх дном, я вернусь! Голос безгранично мужественного Ханумана гремел словно раскаты грома, и изумленные обезьяны радостно взирали на него. Слова его развеяли печаль в их сердцах, И Джамбаван восторженно сказал:

- О герой! О сын ветра! Ты избавил своих собратьев от великих беспокойств, и теперь славные обезьяны, собравшиеся здесь, свершат деяния, сулящие тебе благо. По милости мудрецов, с одобрения наших старейшин и благословений наших духовных наставников ты преодолеешь океан. А мы до твоего возвращения будем стоять на одной ноге. От тебя одного зависит жизнь всех лесных обитателей! Хануман, тигр среди обезьян, обратился ко всей армии:

- Никто не сможет превзойти меня в этом прыжке. Я прыгну с вершины скалистой и крутой горы Махендра. Поросшая ароматными деревьями, она устоит под моей тяжестью, когда я буду готовиться прыгнуть на четыреста миль. С этими словами Хануман, сокрушающий врагов сын ветра, равный Богу, забрался на величайшую среди гор, устланную ковром цветов и зеленой травы, по которой бродили лани, поросшую цветущими лианами и деревьями, склонившимися под тяжестью фруктов и цветов, которую любили посещать львы, тигры и стада опьяненных супружескими играми слонов;

кругом шумели водопады и пели птицы. Поднявшись на гору, Хануман, могуществом не уступающий Махендре, стал переходить с одной вершины на другую и давить на них своими могучими руками, так что великая гора загудела, подобно слону, на которого напал лев. Из ее треснувших скал хлынули воды, слоны и лани были охвачены страхом, а огромные деревья дрожали. Гандхарвы, развлекавшиеся на этой горе, поскорее покинули ее, птицы разлетелись, сонмы видьятхаров бежали с высокого плоскогорья;

огромные змеи в страхе укрылись в расщелинах скал, летели вырванные с корнем деревья и камни. Риши в страх бежали с этой горы, которая казалась путником в бескрайнем лесу, лишившимся своих друзей. Проворный и доблестный Хануман, быстрый как ветер, неизменно повергающий во прах своих врагов, устремленный к высокой благородной цели, мысленно уже достиг Ланки. Конец книги 4 Кишкиндха канда http://www.philosophy.ru/library/asiatica/indica/itihasa/ramaru04.html 01.06.2007 20:13:

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.