WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«В. Я. Карякин Судебно медицинское исследование повреждений колюще-режущими орудиями ИЗДАТЕЛЬСТВО «МЕДИЦИНА» МОСКВА—1966 УДК 617-001. 44-079.6 + 340.62 АННОТАЦИЯ В работе приводятся сведения о ...»

-- [ Страница 3 ] --

разница колеблется в пре делах± 2 см. По мнению Ф. Б. Дворцина (1958), кажущееся несоответствие между длиной клинка и длиной раневого канала, проникающего в сердце, может зависеть от того, что в момент ранения сердце находилось в состоянии диастолы.

Следовательно, эксперт должен учитывать, что зна чительное расхождение между длиной клинка и длиной раневого канала может зависеть от различного положе ния органов во время ранения и во время исследования.

Это относится не только к изменению объема легких и грудной клетки, но и к положению других органов, в частности диафрагмы, что имеет определенное значе ние при исследовании проходящих через нее раневых каналов.

Известно, что положение диафрагмы на трупе и у живого человека различно. В. П. Воробьев и Г. Ф. Ива нов (1936) указывают на то, что на трупе диафрагма занимает всегда крайнее положение: в первый период после смерти она сокращена до максимума вследствие трупного окоченения и занимает самое низкое положе ние;

в Дальнейшем она находится в состоянии пассив ного перерастяжения и занимает самое высокое поло жение. Это объясняется влиянием двух моментов:

1) присасывающим действием спадающихся легких и 2) давлением на диафрагму снизу газов, развивающихся в желудочно-кишечном тракте. В таком положении обы чно диафрагму и находят на трупах, причем правый купол выдается в среднем до III, у молодых индивиду умов — до II, а у стариков — до IV ребра;

левый купол стоит на ребро ниже.

У живого человека высота стояния диафрагмы очень изменчива. Она зависит от различных моментов: вдоха, выдоха, возраста, индивидуальности, пола и т. д. Мак симальное передвижение сухожильного центра диафраг мы колеблется в пределах 4 см. Крайние положения занимает диафрагма при сильном вдохе и выдохе.

В среднем высшая точка купола ее у взрослого стоит на горизонтали, проходящей через место прикрепления четвертого реберного хряща к грудине;

купол левой половины стоит на одно ребро ниже. У мужчин диаф рагма располагается ниже, чем у женщин;

у молодых выше, чем у стариков;

при лежании ниже, чем при си дении, и т. д.

В случаях, когда ранение наносится в переднюю по верхность груди, расхождение между длиной клинка и раневого канала может зависеть от прогибания груд ной клетки во время удара;

последующее ее расправле ние ведет к удлинению раневого канала. Этого следует ожидать особенно в тех случаях, когда входное отвер стие расположено в области эластичных реберных хрящей, т. е. в области грудины, особенно нижних отделов ее, где податливость на давление является наибольшей.

Если возникают сомнения при разрешении вопроса о возможности причинения повреждений представлен ным ножом, то необходимо нанести этим ножом экспе риментальные повреждения в соответствующую область тела подходящего по возрасту трупа человека. Правиль но проведенное исследование раневого канала позво ляет эксперту установить минимальную, а иногда и пол ную длину ранившего клинка.

Определение формы клинка. Эксперт по возможно сти должен установить форму поперечного сечения клинка, что производится на основании изучения по вреждения плоских костей. Если последние не повреж дены, то точное суждение о форме поперечного сечения затруднительно и определяется лишь тип клинка. Мел кие повреждения костей — насечки — помогают судить о форме поперечного сечения кончика клинка (см.

рис. 26).

Наибольший интерес представляет определение фор мы самого клинка и главным образом той его части, которая расположена близ его острого конца, так как эта часть обладает наибольшей индивидуальностью и тем самым дает большие возможности Для идентифи кации.

Изучение повреждений колюще-режущими орудиями показало, что установление формы кончика клинка воз можно в тех случаях, когда канал повреждения прохо дит в толще более или менее компактных органов (на пример, почки или печени). Для этого производят ряд параллельных разрезов, плоскость которых располагает ся поперечно ходу раневого канала.

Измеряя длину основного разреза и поперечного се чения раневого канала на различной глубине (измерять толщину срезов), эксперт может составить схему очер таний раневого канала, которая будет отражать не толь ко ширину клинка на различном расстоянии от острия, но и давать представление о форме поперечного сече ния клинка (рис. 52).

При исследовании повреждений колюще-режущими орудиями нельзя удалять большие кровяные свертки, например из полости сердечной сорочки, до осмотра их на месте. В нашей практике имел место случай, когда в плотном кровяном свертке, находившемся в полости околосердечной сорочки, был обнаружен раневой канал, хорошо отражавший форму поперечного сечения клин ка. Наличие такого раневого канала свидетельствовало также о том, что нож был извлечен некоторое время спустя после его погружения.

О форме клинка можно судить по слепкам раневых каналов, для чего последние заливают гипсовой каши цей (Е. Г. Мотовилин, 1956), расплавленным и нагретым до 100° парафином (В. Я. Карякин, 1956). Наилучшим является метод, предложенный Н. А. Цветаевой (1956, 1958). При этом методе канал заполняют расплавленной смесью пластилина (5 частей) с зуботехническим вос ком (1 часть). Смесь готовят заранее осторожным разо греванием при постоянном помешивании до тех пор, пока не получится жид кая, легко льющаяся мас са. Расплавленную пла стическую массу набира ют в горячий шприц, а затем вводят в раневой канал органа;

через 5— минут введенная масса за стывает, канал рассекают и извлекают слепок, об ладающий достаточной пластичностью и большей прочностью, чем пара финовые слепки. Этим методом удается полу чить удовлетворитель ные слепки раневых ка налов, располагающихся не только в таких сравни Рис. 52. Схема определения фор тельно плотных органах, мы раневого канала (объяснение как печень, почки, но и в в тексте).

веществе головного мозга.

Т. А. Будак и Л. К. Литвиненко (1959) предложили определять форму клинка ножа путем рентгенографии раневых каналов, предварительно заполненных контра стной смесью, состоящей из 3 г окиси свинца и 10 мл вазелинового масла. Поврежденный орган укладывают таким образом, чтобы плоскость раневого канала была параллельна поверхности рентгеновской пленки. Сним ки производятся в жестких лучах с напряжением на трубке в 45 кв и силе тока 3 ма с экспозицией 3 секун ды. В качестве контрастного вещества авторы использо вали также сернокислый барий (5 г) в смеси с вазели новым маслом (10 мл).

Используя метод рентгенографии для определения формы раневых каналов, мы заполняли их смесью из 3 г свинцового сурика и 10 мл вазелинового масла. По лученные снимки раневых каналов печени, почек и моз га были достаточно четкими и по своей форме и вели чине соответствовали тому клинку, которым было на несено повреждение.

Перед введением контрастного вещества осторож ным зондированием определялось направление раневого канала. Для того чтобы плоскость раневого канала рас полагалась параллельно поверхности рентгеновской пленки, отсекали часть органа таким образом, чтобы плоскость отсечения располагалась параллельно плоско сти раневого канала. Отсеченную часть органа (с кана лом) помещали в пластмассовую кювету;

раневой канал заполняли контрастным веществом с помощью шприца, на конец которого надевали тонкую металлическую трубку. Затем кювету с органами помещали на кассету с рентгеновской пленкой таким образом, чтобы плос кость раневого канала была параллельна плоскости рентгеновской пленки, а центральный луч проходил через среднюю часть раневого канала, что давало воз можность избежать линейных искажений.

Недостатком этого метода является то, что вводимое контрастное вещество легко заполняет сосуды печени, соединяющиеся с каналом, вследствие чего контуры по следнего в значительной степени смазываются. Но, как справедливо отмечают Т. А. Будак и Л. К. Литвиненко, это не служит препятствием для исследования, так как контуры концевой части вырисовываются до статочно четко и на фоне разветвляющихся сосудов.

Если раневой канал заполнен излившейся кровью, то ее предварительно удаляют путем промывания водой.

Определение некоторых деталей основания клинка и его ручки. Морфологические особенности поврежде ния иногда позволяют высказаться о некоторых деталях строения клинка и рукоятки, в частности о наличии бородки. Это имеет определенное экспертное значение, •особенно в тех случаях, когда следователь ставит вопрос о возможности или невозможности причинения ранения ножом определенного вида, например перочинным.

Так, при расследовании убийства гр. А. существенное значение имело решение вопроса о том, каким ножом нанесено ранение: перочинным, клинок которого имеет Рис. 53. Рана на коже гр. К. и нож, которым она была при чинена.

У правого (острого) конца раны образовалась ссадина от ушиба бородкой клинка (наблюдение из практики).

бородку, или самодельным, клинок которого бородки не имеет. И хотя эксперту был представлен только один (самодельный) нож, все же характерные особенности повреждения — определенным образом расположенная ссадина около входного отверстия в сочетании с на правлением и длиной раневого канала — позволили вы сказаться за применение перочинного ножа и отверг нуть возможность применения ножа, представленного эксперту.

Бородка, выступающая за линию лезвия, при полном погружении клинка и сильном ударе оставляет харак терный след — осаднение, имеющее определенное рас положение в зависимости от угла погружения. Так, если клинок входил в тело перпендикулярно поверхности кожи, то бородка причиняет осаднение, располагающееся у острого конца основного разреза (рис. 53). Если же клинок входил в тело под острым углом к своей боковой поверхности и одновременно к линии лезвия, то осад нение располагается не непосредственно у острого кон ца разреза, а вблизи от него у того края раны, который соответствует открытому (тупому) углу между боковой поверхностью клинка и поверхностью кожи, как это было при ранении гр. А. (см. рис. 12). Такое боковое расположение отпечатка бородки является следствием особого — косого — расположения линии выступа бород ки по отношению к ране. От удара кольца цилиндри ческой ручки ножа при перпендикулярном погруже нии след ушиба имеет кольцевидную, округлую форму.

При косом погружении клинка след вдавления кольца ручки на кожу имеет вид продолговатой ссадины, свое образное расположение которой "отличает ее от ссади ны, возникшей от воздействия бородки при косом ударе (см. рис. 13). При нанесении повреждений складным (перочинным) ножом выступы щечек у основания клинка оставляют на коже след ушиба в виде парал лельных ссадин, располагающихся у краев основного разреза и параллельно им.

Конечно, эти следы остаются не всегда, а только при сильных ударах и в тех случаях, когда место ранения не было прикрыто толстой одеждой. Тонкая однослой ная одежда не всегда является препятствием для их воз никновения. Выявление этих следов дает возможность эксперту высказаться не только об общих свойствах кликка, но и о таких его деталях, которые значительно сужают круг возможно примененных ножей.

Установление примененного экземпляра колюще-режущего орудия Известно, какое важное значение для расследования преступлений имеет установление экземпляра орудия или оружия, употребленного для нанесения поврежде ния. Разрешение этого вопроса может быть осуществле но по следам, оставленным этим орудием на различных объектах, по обнаруженной пуле или гильзе и т. д.

В отечественной литературе наиболее хорошо разрабо тана в этом отношении экспертиза огнестрельного ору жия. В последние годы появились сообщения о возмож ности установления примененного экземпляра рубящего орудия (Kokel, 1925;

Corpassy и Takacs, 1943;

М. Б. Ко тиковская, 1951, и др.). Особенно подробно установле ние экземпляра рубящего орудия изучено и разработа но И. В. Скопиным (1960). Н. А. Цветаева (1958) сооб щила о возможности определения примененного экзем пляра одного из видов колющего орудия - стамески - по особенностям слепков раневых каналов. Установление примененного экземпляра колюще-режущего орудия считалось делом маловероятным, так как даже подроб ное описание свойств примененного клинка и полное их совпадение со свойствами представленного эксперту ножа не дают возможности высказать категорическое суждение о том, что повреждение причинено именно этим ножом. Считалось, что эксперт может лишь утвер ждать, что размеры, форма и некоторые детали (бород ка и т. д.) данного орудия совпадают с перечисленными свойствами того орудия, которым было нанесено по вреждение;

и лишь в тех случаях, когда в теле остается отломок клинка, возможно проведение своеобразного способа идентификации — установления целого по его частям путем сопоставления особенностей линии отло ма частей клинка. В литературе имеется описание от дельных случаев, когда по отломку, извлеченному из тела раненого человека, устанавливали тот нож, кото рым было нанесено повреждение (С. П. Прибылева, 1954).

Наши исследования показали, что на хрящевых стен ках раневого канала, причиненного колюще-режущим орудием, могут оставаться пригодные для его идентифи кации следы скольжения лезвия в виде валиков и бо роздок.

Методика проведения экспертизы в таких случаях сводится к следующему. После выделения поврежден ных хрящей, стереомикроскопического исследования и фотографирования отверстия рассекают канал по его ребрам таким образом, чтобы после рассечения исследо ватель мог четко установить границы исследуемой по верхности, т. е. место расположения ребер канала. Для этого концы щелевидного отверстия как с наружной, так и с внутренней поверхности хряща предварительно обозначают поверхностной насечкой, расположенной поперечно длине щелевидного отверстия;

можно рассечь канал ступенеобразно (рис. 54). Затем исследуют стенки канала (макроскопически, с помощью лупы и стерео микроскопа) на предмет выявления и изучения следов скольжения. После этого хрящи погружают в раствор красителя (с предварительной фиксацией в формалине или без нее) для гашения блеска хрящевой поверхно сти. В качестве красителя предпочтительнее использо вать раствор метола. Хрящи выдерживают в красителе до исчезновения блеска, для чего их периодически (2 — З раза в сутки) извлекают и осматривают. Обычно на это Рис. 54. Схема ступенеобразного рас сечения раневого канала.

требуется 2 — 3 дня. При правильно выбранной экспози ции после воздействия метола поверхность хряща при обретает темно-коричневый цвет без блеска;

валики и бороздки хорошо контурируются, что облегчает их выявление, изучение и фотографирование, особенно при свете, падающем под углом 5—10° к исследуемой поверхности.

Для получения следов, оставляемых на хрящах пред ставленным эксперту ножом, последним наносят экспери ментальные повреждения в хрящи ребер трупов (пред почтительнее молодых субъектов) в том же направле нии, что и направление раневого канала исследуемого повреждения. Последнее необходимо для того, чтобы так называемый встречный угол при образовании эк спериментального следа был такой же, как и при нане сении исследуемого повреждения. В криминалистиче ской литературе под встречным углом понимают «угол, составленный контактной линией образующего объекта и продольной осью оттиска, раскрытый в сторону дви жения и расположенный условно с правой стороны от этой оси» (Б. И. Шевченко). Нам кажется, что это оп ределение не совсем подходит для таких образующих объектов, как клинки ножей, так как у них контактная линия не прямолинейная, а криволинейная;

тем не ме нее принцип этого определения может быть применен и к колюще-режущим клинкам.

При изменении угла наклона оси клинка со стороны лезвия относительно линии, располагающейся попе речно направлению его движения, расстояние между валиками и бороздками на образуемом объекте будет различным (рис. 55). Вот почему важно, чтобы этот Рис. 55. Схема изменения расстояний между валиками и бороздками при изменении угла наклона клинка.

угол в эксперименте был таким же, как и при нанесении исследуемого повреждения. Практически при нанесении повреждений колюще-режущими орудиями он почти не меняется, так как клинок колюще-режущего орудия обычно входит в тело в направлении своей продольной оси.

Иссеченные экспериментальные повреждения хрящей изучают, окрашивают, снова изучают и затем проводят совмещение следов с помощью сравнительного микро скопа и фотографирования. Фотографирование как исследуемых, так и экспериментальных следов нужно производить в одинаковом масштабе и лучше всего с по мощью вертикальной камеры типа ФМН-2. Объекты располагаются под объективом рядом друг с другом таким образом, чтобы фотографируемые поверхности со следами скольжения располагались на одном уровне (рис. 56). Поверхность каждого объекта должна осве щаться отдельным осветителем с одной и той же сто роны и под одинаковым (5 — 15°) углом. Наводку на резкость производят по матовому стеклу. Растяжение меха и объектив выбирают таким образом, чтобы увели ченное изображение четко передавало особенности рельефа фотографируемых поверхностей.

На полученных позитивах сравнительно сопостав ляются и изучаются имеющиеся на них особенности и их взаимное расположение. Сопоставление следов удобнее производить методом совмещения, для чего фотоизображение поверхности одного из хрящей раз резают поперек по отношению к направлению трасс Рис. 56. Схема расположения объектов при фотографировании следов скольжения на хря щевых стенках раневых каналов.

(валиков и бороздок), а затем накладывают на фото изображение поверхности другого хряща таким обра зом, чтобы совместились соответствующие изображения следов.

При этом методе выявление совпадений следов осу ществляется довольно четко, а полученные результаты убедительны по своей наглядности. В положительном случае изображение валиков и бороздок на одной фото графии является как бы продолжением изображения на другой (см. рис. 32 и 33).

Этот способ имеет как исследовательское, так и иллюстративное значение. Фотоснимок исследуемого и экспериментального следов и смонтированные совме щенные фотоизображения их помещают на таблицу, прилагаемую к заключению эксперта, и на них одина ковыми значками отмечают совпадающие особенности.

Изучение и сравнение следов скольжения на иссле дуемом и экспериментальном объектах могут быть успешно проведены и с помощью сравнительного микро скопа, который позволяет через один общий окуляр ви деть сразу обе изучаемые поверхности, расположенные на двух предметных столиках, каждый из которых имеет свою систему освещения.

Конечной целью сравнительного исследования является решение вопроса о тождестве исследуемого орудия. Для успешного разрешения его необходимо прежде всего ориентироваться на характерные, хорошо выраженные особенности рельефа и установить их совпадение в сравниваемых следах. К числу таких осо бенностей относятся более или менее значительные дефекты (зазубрины) лезвия колюще-режущих орудий и следы, оставляемые ими на повреждаемом объекте.

Особенно важное значение имеют дефекты начальной части лезвия, прилегающей к острому кончику клинка;

как было сказано выше, рельеф именно этой части лез вия участвует в образовании валиков и бороздок на хрящевых стенках раневого канала.

По мнению М. В. Салтевского (1958), при отожде ствлении орудия необходимо обращать внимание на следующие признаки: 1) форму и ширину трасс, 2) рас стояние между трассами, 3) профиль следа в одном или нескольких участках, 4) сочетание трасс, их взаимо расположение.

Как отождествляющие, так и отождествляемые объекты с течением времени претерпевают изменения, которые могут обусловить различие в некоторых при знаках сравниваемых объектов. Различие признаков должно быть подробно изучено и объяснено экспертом.

Такие различия могут зависеть от: 1) различных усло вий образования исследуемого и экспериментального следа, прежде всего от различия в свойствах восприни мающего объекта (хрящ, кость, пластилин), а также от различия в величине встречного угла;

2) от тех измене нии, которые претерпело орудие за время, прошедшее между ранением и получением экспериментального следа.

Первая из зтих причин при идентификации колюще режущих орудий почти не оказывает влияния на раз личие в следах, так как экспериментальные поврежде ния могут быть нанесены на такой же по качеству ма териал, как и исследуемый, — хрящ, а одинаковое на правление удара сведет к минимуму различие в вели чине встречного угла. Но все же мы должны заметить, что эластичные хрящи молодых людей лучше и более полно отражают неровности лезвия повреждающего клинка, чем менее эластичные, нередко подвергающиеся окостенению хрящи пожилых людей. Поэтому на по врежденной поверхности эластичного хряща молодого субъекта можно выявить такие особенности, которые не выявляются на поврежденной поверхности хряща пожи лого человека. В последнем случае валики и бороздки могут быть плохо выражены, а иногда и совсем не вы ражены, что делает повреждения непригодными для идентификации.

Те изменения рельефа лезвия клинка, которые про изошли после нанесения исследуемого повреждения, могут значительно отразиться на результатах сравни тельного исследования. Вот почему наилучшие резуль таты могут быть получены в тех случаях, когда отожде ствляемое орудие было изъято сразу же после нанесе ния повреждения.

При совмещении валиков и бороздок можно заклю чать о нанесении повреждения представленным экспер ту ножом. Если же валики и бороздки не совмещаются, то нельзя категорически отрицать нанесение поврежде ния этим ножом, так как лезвие последнего со времени нанесения исследуемого повреждения могло подвер гаться значительным изменениям вследствие, например, заточки, повреждений при употреблении и т. д. Следует также отметить, что рельеф лезвия, особенно кончика клинка, мог измениться и во время нанесения повреж дения, например при ударе о кость. Это обстоятель ство необходимо учитывать при исследовании трупа, особенно в случаях множественных повреждений, и устанавливать, нет ли повреждений кости, свидетель ствующих об ударе о нее кончика или лезвия клинка.

Процесс отождествления колюще-режущего орудия представляет собой сложное исследование, требующее высокой квалификации эксперта, достаточно хорошо оснащенной лаборатории, а также специальных знаний судебномедицинского и криминалистического харак тера. Успех трассеологического исследования следов скольжения лезвия колюще-режущего орудия на хрящах неразрывно связан со всем предшествующим исследова нием этого повреждения на трупе (установление на правления канала, расположение клинка во время нане сения ранения и т. д.). Вот почему мы так же, как Ю. М. Кубицкий и X. М. Тахо-Годи (1959), считаем, что наилучшие результаты будут получены в том слу чае, когда такое исследование будет проведено судебно медицинским экспертом, имеющим специальную крими налистическую подготовку по проведению трассеологи ческих экспертиз, или же совместно судебным медиком и криминалистом.

Определение числа ударов и последовательности их нанесения О числе ударов ножом судят по количеству повреж дений. Это не значит, однако, что число ран на коже будет всегда соответствовать числу ударов ножа;

при сквозных ранениях число ран на коже будет больше.

Поэтому, прежде чем делать выводы, следует устано вить, не является ли кожная рана выходным отверстием.

При глубоких, в том числе сквозных, ранениях показа телем количества ударов служит число раневых каналов, тем более что повторный удар может быть причинен без полного извлечения клинка из раны и тогда при одном входном отверстии, как справедливо указывает В. Д. Калинин (1962), может быть два и больше раневых канала.

Следует указать еще на одно обстоятельство, нередко выпадающее из поля зрения экспертов: сквозные ране ния костей предплечий и даже плеч могут быть причи нены одновременно с повреждениями других частей тела, если они во время удара прикрывали эту область. Так, например, 4 раны на правом боку (в подмышечной об ласти) гр. С. являются продолжением 4 сквозных ран верхней части правого плеча (рис. 57). В этом легко Рис. 57. Раны в правой подмышечной области гр. С.

(наблюдение из практики;

объяснение в тексте).

убедиться, если опустить правое плечо и прижать его к туловищу;

тогда сквозные раны правого плеча совпа дут с повреждениями на боковой поверхности туло вища. Одновременно это является показателем того, что при нанесении этих повреждений правое плечо было прижато к туловищу. В некоторых случаях эти сквозные повреждения могут проходить через одежду, как, напри мер, в одном из наших случаев нож проник через слои левого рукава одежды и, не повредив руки, вошел в ту ловище. Изолированные повреждения одежды могут возникать и при извлечении клинка вследствие соскаль зывания ножа.

Приводимое ниже наблюдение может служить при мером установления количества ударов и последователь ности нанесения повреждений.

При исследовании трупа гр. О. обнаружено проникающее ра нение груди справа, соответственно которому на кителе имелось сквозное повреждение. Кроме того, обнаружено повреждение кожи левой теменной области и соответствующее ему поверхностное повреждение наружной пластинки левой теменной кости. На левом погоне кителя обнаружено линейное повреждение длиной 5,5 см с ровными краями и острыми углами, глубина его 1 — 2 мм. Свой ства повреждения левой теменной области свидетельствовали о скользящем ударе;

в результате соскальзывания ножа при извле чении могло быть причинено и повреждение на погоне.

Кроме описанных повреждений, у гр. О. в области основания первой фаланги V пальца правой кисти имелась поверхностная рваная рана, представляющая собой срез кожи на участке размером 1х0,8 см. На тыльной поверхности нижней трети левого пред плечья, в области лучезапястного сустава, имелась дугообразная резаная рана, которая могла возникнуть при защите от удара в грудь, т. е. раны предплечья и груди могли быть результатом од ного удара.

Создавалось впечатление, что гр. О. было нанесено 2 удара ножом — в грудь и голову. Через несколько дней следователь пред ставил на экспертизу форменную фуражку гр. О. На квартирке фуражки справа имелось веретенообразной формы отверстие дли ной 2,8 см. Оба конца повреждения были несколько закруглены;

по особенностям краев повреждение состояло как бы из 2 частей:

передней длиной 1,1 см и задней длиной 1,7 см. Края передней части несколько разволокнены, краевая продольная нить отслоена.

Концы нитей по краям задней части повреждения пересечены ровно, не разволокнены;

отслоения краевой нити не наблюдалось.

В подлежащем ватном слое имелся канал глубиной 1 см, заднее ребро канала закруглено, переднее острое. От нижнего края раз реза наружной поверхности ватного слоя отходит дополнительный разрез длиной 3 мм. По мере углубления канал резко сужался И заканчивался слепо в ватном слое;

со стороны подкладки наблю далось лишь некоторое разрыхление, разрежение волокон ваты.

В этом месте на подкладке квартирки имелось повреждение в виде прямого угла, открытого кпереди, со сторонами длиной 1 и 0,7 см;

края повреждения (концы пересеченных нитей) разволокнены.

Лоскут между сторонами угловатого повреждения отогнут вперед;

из отверстия выступает ватная подкладка. Длина канала повреждения около 2 см.

Эксперт дал заключение, что повреждение фуражки причинено одним ударом колюще-режущего орудия — ножа типа финского, с шириной клинка 1,7 см на расстоянии около 2 см от острия.

Направление канала указывало на то, что удар был направлен сверху вниз и несколько спереди назад. Во время удара лезвие клинка было обращено вперед, а спинка — назад. Острие клинка вызвало образование разрыва подкладки и выпячивание ватного слоя внутрь. Таким образом, повреждение фуражки причинено на чальной частью клинка, нож головы не касался, о чем свидетель ствует отсутствие повреждений на голове справа.

То, что соответственно ране теменной области фуражка была не повреждена, возможно лишь в том случае, если ее в это время на голове уже не было. Конечно, фуражка на голове могла распо лагаться и так, что область повреждения правой квартирки ее и рана левой теменной области совпадали бы. Можно бы допустить их образование от одного удара. Но это исключается не только потому, что соответственно левой теменной области головы фураж ка осталась неповрежденной, но и потому, что повреждение правой квартирки образовалось от неглубокого погружения клинка, когда кончик его проник только до подкладки (об этом свидетельствует резкое сужение раневого канала в ватном слое), в то время как ранение левой теменной области причинено глубоким (хотя и каса тельным) погружением клинка под кожу;

об этом же свидетель ствуют и следы стирания костной ткани бородкой или рукояткой клинка на поверхности свода черепа.

Итак, повреждения правой квартирки фуражки и левой темен ной области головы возникли от 2 ударов, из которых первым был тот, который повредил фуражку и сбил ее с головы гр. О. Выска зать категорическое суждение о том, каким по счету ударом было нанесено повреждение в грудь гр. О., не представляется возможным, но, учитывая, что гр. О. был найден в бессознательном состоянии лежащим на земле (он умер в приемном покое больницы), в то время как смертельное повреждение в правую половину груди было нанесено при вертикальном положении туловища (о чем свидетель ствовали многочисленные следы крови на кителе в виде потеков, направленных вниз), можно предположить, что это ранение было последним. Повреждения ладонной поверхности правой кисти и нижней трети предплечья могли возникнуть в результате само защиты при нанесении указанных ударов.

В некоторых случаях представляется возможным судить только о последовательности нанесения групп повреждений без решения вопроса об очередности на несения каждого из них. Иллюстрацией может служить следующее наблюдение.

При исследовании трупа гр. М., 24 лет, обнаружены множест венные рвано-ушибленные раны головы, преимущественно левой половины лица, с множественными переломами лицевых костей И кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку и в вещество головного мозга. Левая половина лица деформирована. На левой половине лица, шеи и головы множественные (более 30) ссадины И кровоподтеки. На передней поверхности туловища три колото резаные раны длиной 2,5, 3 и 2,5 см, одна из которых проникает в брюшную полость и печень на глубину не менее 10 см, другая — в клетчатку переднего средостения на глубину около 5 см, тре тья — лишь в мягкие ткани грудной стенки на глубину около 5 см.

Края ран ровные. Верхний конец всех трех ран острый, нижний — П-образный, шириной 2 — 2,5 мм. Одна из 2 ран грудной клетки на 0,5 см длиннее другой, хотя длина их раневых каналов одина кова (около 5 см);

это объясняется тем, что причинивший ее кли нок погружался под острым углом со стороны спинки, в то время как более короткая рана образовалась погружением клинка под острым углом со стороны боковой поверхности клинка. Кроме того, на пальцах и кистях обеих рук имелось 12 колото-резаных ран, часть из которых были слепыми, а часть — сквозными. Оба конца каждой раны были острыми. Длина ран от 0,6 до 1,2 см. Длина раневой щели перпендикулярно каналу составляет 0,7 см.

Изложенное позволяло сделать вывод о том, что раны, ссадины и кровоподтеки на лице и голове причинены тупым предметом, скорее всего кирпичом, так как раны были загрязнены внедривши мися частицами кирпича. Три раны на груди и животе причинены колюще-режущим орудием, клинок которого имел острорежущий край (лезвие) и тупую спинку (обух). Глубина каналов и размеры повреждений свидетельствовали о том, что клинок ножа имел длину не менее 10 см, ширину 2,5— 3 см на расстоянии 5—10 см от острия при толщине обуха на этом уровне 2—2,5 мм. Множественные повреждения кителя и пальцев рук причинены обоюдоострым клин ком (кинжалом), о чем свидетельствовали оба острых конца у всех этих повреждений. Длина ран, особенно сквозных, указывала на то, что клинок имел ширину не более 1 см. Глубина каналов давала основание считать, что длина клинка была более 2,5 см.

Создавалось впечатление, что в нанесении повреждений гр. М.

участвовало несколько человек, из которых двое были вооружены ножами: один — кинжалом, а другой — ножом типа финского. Од нако следователем было установлено, что все повреждения были нанесены гр. М. одним человеком — гр. Б. Пострадавший и на падавший, находясь в нетрезвом состоянии, затеяли драку, во время которой гр. Б. наносил гр. М. удары кирпичом, маленьким само дельным ножом, а также большим кухонным ножом. После проис шедшего гр. М. скончался на месте. Гр. Б. пытался скрыться, но был задержан. Изъятые у него ножи были доставлены на экспер тизу. Один из них был небольшой кинжал с обоюдоострым клин ком длиной 7 см, имевшим почти на всем протяжении ширину 0,8 см, ручка была из плексигласа, длина ее 4 см. Другой — кухон ный нож, клинок которого имел острорежущий край (лезвие.) и тупую спинку, близ кончика переходившую в скос длиной 3,5 см.

Длина клинка 16 см, ширина клинка 3 см, ширина спинки у руко ятки 2,2 мм и близ кончика 1,5 мм. Ручка деревянная цилиндриче ская, длиной 10,7 см. Между ручкой и клинком имелось металли ческое кольцо диаметром 1,9 и шириной 0,8 см.

Установленные экспертом свойства клинка, которым были при чинены колото-резаные повреждения кистей гр. М., совпадали со свойствами клинка кинжала, изъятого у гр. Б. Свойства клинка, которым были причинены повреждения груди и живота гр. М., совпадали со свойствами клинка кухонного ножа, изъятого у гр. Б.

Следователя интересовала последовательность нанесения по вреждений. При решении этого вопроса имели значение располо жение повреждений, глубина и направление раневых каналов, влияние повреждений на способность к действиям, расположение следов крови на одежде и теле и то важное обстоятельство, что все повреждения нанесены одним человеком. Было очевидно, что повреждения кистей получены гр. М. в процессе обороны, когда он пытался защищаться от ударов кинжалом. Тот факт, что ни один из ударов кинжалом не достиг тела гр. М., свидетельствовал об активности оборонительных действий последнего. В то же время 3 повреждения, причиненные кухонным ножом, располагались на груди и животе недалеко друг от друга. Отсутствие на одежде потеков крови, направленных вниз, испачканность кровью пояса кальсон сзади позволили заключить, что во время нанесения этих повреждений гр. М. лежал на спине и не имел возможности менять положения своего тела и защищаться;

о последнем свидетельство вало отсутствие на его руках повреждений с признаками действия одностороннего клинка. Во время нанесения ранений кухонным ножом в грудь и живот пальто и пиджак были распахнуты и не прикрывали области нанесения этих повреждений. На это указы вало отсутствие повреждений на пиджаке и пальто. Пальто и пид жак были испачканы кровью преимущественно снаружи и в верх ней части. Повреждения лица и головы были причинены тупым предметом (кирпичом);

почти все эти повреждения располагались слева. Это давало основание считать, что положение головы во время их нанесения не менялось или почти не менялось, т. е. они были нанесены в то время, когда гр. М. уже потерял способность к сопротивлению и не мог менять положение головы.

В свете изложенного механизм и последовательность нанесения повреждений представлялись следующим образом.

В процессе борьбы гр. М. сначала были причинены множествен ные ранения кистей и пальцев рук маленьким кинжалом. Он в это время мог занимать вертикальное положение, а наносивший повреж дения находился перед ним. После нанесения этих повреждений, скорее всего от удара кирпичом по голове гр. М. упал и после дующие множественные повреждения левой половины лица и голо вы были получены им в то время, когда он лежал на спине лицом вверх и со слегка повернутой вправо головой. В этом же положе нии ему были нанесены 3 раны на передней поверхности груди И живота большим кухонным ножом, причем наносивший удары держал нож таким образом, что лезвие ножа было обращено к го лове гр. М. Направление раневых каналов указывало на то, что по отношению к телу гр. М. удары наносились спереди и снизу вверх.

Указанный механизм нанесения повреждений был подтвержден в ходе дальнейшего расследования. Разрешение вопроса о после довательности нанесения повреждений было облегчено своевремен ным представлением эксперту следственных данных о нанесении повреждений одним человеком.

Этот случай представляет интерес также в том отно шении, что один человек для нанесения повреждений может использовать несколько орудий. Поэтому обнару жение различных по своим свойствам повреждений хотя и позволяет эксперту сделать вывод о применении не скольких орудий для их нанесения, но не может явиться основанием для категорического вывода о том, что эти повреждения нанесены несколькими лицами.

В заключение следует подчеркнуть, что если вопрос о количестве ударов разрешается сравнительно легко, то о последовательности нанесения повреждений колю ще-режущими орудиями эксперт может высказаться да леко не в каждом случае.

Определение положения колюще-режущего орудия при ударе и извлечении и направления его движения Свойства повреждений колюще-режущим орудием позволяют эксперту высказать определенное суждение о положении ранившего клинка во время их нанесения.

Так, по свойствам концов повреждений на одежде, коже и других тканях по ходу раневого канала можно установить, куда были обращены лезвие и обух клинка;

направление раневого канала указывает направление удара;

направление дополнительного разреза — направ ление извлечения клинка. Если дополнительный разрез отходит от основного под углом, то это свидетельствует о повороте погруженного клинка перед извлечением его;

длина и глубина дополнительного разреза помогают судить о силе и направлении дополнительного давления на лезвие при извлечении. Отсутствие дополнительного разреза свидетельствует о том, что клинок извлекался без поворота и без нажима на лезвие.

Разрешение указанных вопросов имеет существенное значение для детализации обстоятельств нанесения ра нения, создавая полное и четкое представление о слу чившемся.

Определение взаиморасположения ударявшего и пострадавшего и других деталей происшествия Существенной деталью картины, рисующей обстоя тельства нанесения повреждения, является взаимораспо ложение ударявшего и пострадавшего. Несмотря на важность этого вопроса для расследования, в доступной нам литературе мы не нашли сведений о методах его разрешения.

В работе С. П. Прибылевой говорится о возможно сти установления положения пострадавшего в момент ранения. Она отмечает, что в этом отношении большое значение имеют следы крови на теле и одежде, в част ности направление потеков и брызг, и подчеркивает важность их описания в протоколе осмотра трупа на месте его обнаружения. Каких-либо сведений о возмож ности определения, где в это время находился ударяв ший, она не сообщает.

Установлению позы раненого в момент нанесения повреждения помогает сопоставление разрезов на его одежде и теле. Пример такого рода экспертизы приво дится в работе Т. С. Норейко, С. М. Сыркова и В. И.

Шиканова (1962).

В групповой драке гр. С. было нанесено ножевое ранение в область грудной клетки слева. Перед следствием возникла не обходимость проверить показания гр. Т., утверждавшего, что он нанес гр. С. удар ножом в состоянии необходимой обороны после того, как последний свалил его на землю и начал душить. Проведя ряд экспериментов по совмещению разрезов на одежде потерпев шего (пальто, пиджак, тенниска, майка) и раны на теле, эксперты пришли к выводу, что ранение нанесено при наклоненном туло вище и слегка отведенных вперед, опущенных вниз руках потерпев шего, При иных положениях туловища и рук совпадения разрезов одежды и раны на теле не наблюдалось. Уголовное преследование гр. Т. было прекращено.

В повседневной практической работе эксперт обычно не имеет возможности высказать суждение о точном положении пострадавшего в момент ранения. Изучая расположение повреждения и следов крови на теле и одежде, он может судить лишь о том, находился ли человек в вертикальном положении или горизонтальном.

Но иногда расположение повреждения позволяет эксперту судить и о положении отдельных частей тела, например руки, во время ранения. При обнаружении сквозных ранений кисти или предплечья, получаемых обычно при самозащите, производится сопоставление, совмещение их с основным повреждением путем изме нения положения конечности. В положительном случае, т. е. при совпадении повреждений, например, на кисти и основного ранения в области сердца как по размерам, направлению канала, так и по свойствам концов ран, найденное положение руки будет соответствовать тому, которое она занимала в момент ранения.

В других случаях показателем положения руки может служить отсутствие ее повреждения.

Во время драки на улице неизвестный нанес гр. Я. ножевое ранение в грудь. Гр. Я. был найден мертвым на месте происшест вия. При исследовании его трупа обнаружена колото-резаная рана на левой боковой поверхности груди, проникавшая в левый желу дочек сердца. На подкладке пиджака обнаружены потеки крови, направлявшиеся вниз и свидетельствовавшие о том, что во время ранения, вернее, сейчас же после извлечения клинка гр. Я. занимал вертикальное положение. Расположение раны на боковой поверх ности грудной клетки на уровне четвертого межреберья в месте, которое обычно, при опущенной вниз руке, прикрыто плечом, на правление раневого канала (снизу вверх и слева направо) и отсут ствие повреждений на плече указывали на то, что в момент причи нения ранения левая рука гр. Я. была отведена вперед или назад.

О взаиморасположении ударявшего и потерпевшего на основании изучения локализации раны и направления раневого канала можно чаще всего лишь сказать, нахо дился ли ударявший спереди, сзади, слева или справа от потерпевшего.

Эксперту следует помнить, что во время удара кисть, сжимающая ручку ножа, может соскальзывать на лез вие, вследствие чего на ладонной поверхности кисти руки, наносящей удар, могут образоваться порезы. По этому при осмотре обвиняемого или подозреваемого следует обращать особое внимание на повреждения ладонной поверхности кистей рук. Изучая обнаружен ные на ладони повреждения, эксперт должен дать оцен ку возможности их возникновения при тех условиях (трудовых операциях) и в то время, на которые ссы лается свидетельствуемый, и одновременно оценить воз можность их возникновения во время нанесения по вреждений колюще-режущим орудием вследствие со скальзывания сжимающей нож кисти с ручки на лез вие.

Следует отметить, что взаиморасположение ударяв шего и пострадавшего и другие детали обстоятельств нанесения повреждения могут быть установлены эк спертным путем не всегда. Но эксперт всегда должен стремиться использовать все объективные данные для наиболее полной характеристики происшествия.

Различия между ранами, нанесенными собственной и посторонней рукой Одним из важнейших вопросов, стоящих перед судебно-медицинским экспертом, является вопрос о том, причинены ли повреждения собственной или посторон ней рукой. Решение его помогает следствию установить, было ли в данном случае убийство или самоубийство.

Повреждение, нанесенное самому себе собственной ру кой, не обязательно является самоубийством. Оно может быть несчастным случаем точно так же, как и поврежде ние, нанесенное посторонней рукой.

Merkel (1951) наблюдал случай, когда один человек обрабатывал острым перочинным ножом кусок дерева, который он прижимал к животу. При соскальзывании ножа мужчина повредил себе живот и вскоре после того умер. При вскрытии обнаружен канал, проникав ший до брюшной аорты. Покровы живота были бедны жиром. У лежавшего трупа канал оказался значительно длиннее, чем маленький клинок ножа.

Дифференциальная диагностика между поврежде ниями, нанесенными собственной и посторонней рукой, является хотя и недостаточно, но наиболее разработан ным разделом экспертизы повреждений колюще-режу щими орудиями. Все авторы указывают на то, что при самоубийствах повреждения наносятся в места, доступ ные действию собственной руки, чаще всего в грудь (область сердца), реже — в живот и другие части тела.

Emmert (1902) считает, что при самоубийстве часто наблюдаются множественные повреждения, поэтому большое количество колотых ран, к которым он относит и колото-резаные, еще не служит доказательством дей ствия посторонней руки. Такого же мнения придержи вается и Moritz (1942).

Множественные раны при самоубийстве, указывает Hansen (1954), располагаются в ограниченной области, обычно в области сердца.

М. И. Райский (1953), М. И. Авдеев (1959), Knobloch (1959) и другие авторы указывают на то, что характер ным признаком действия собственной руки является наличие поверхностных повреждений, возникающих от «примерочных» ударов.

Повреждения, нанесенные посторонней рукой, имеют различную локализацию, в том числе и в области сердца.

Все авторы считают, что расположение ран в области, недоступной для действия собственной руки, свидетель ствует о нанесении ударов другим человеком. Об этом же свидетельствуют и следы борьбы и обороны. Но при знаки самозащиты могут и отсутствовать, если подверг шегося нападению застали врасплох и он не имел воз можности защищаться.

Krajewski (1961) говорит о трудностях диагно стики убийства и самоубийства при исследовании ран, причиненных колющим и колюще-режущим орудием, ссылаясь на отсутствие бесспорных признаков. Он ука зывает на то, что бывают случаи, когда самоубийцы наносят повреждения через одежду и когда раны у них располагаются на спине. В то же время и в случаях убийства может быть одна рана, нанесенная в обнажен ную часть тела.

Изучив 70 случаев из практики (61 убийство и 9 са моубийств), Krajewski пришел к выводу, что как при убийстве, так и при самоубийстве колотые раны чаще всего располагались на передней поверхности грудной клетки. Он установил, что для диагностики убийства и самоубийства имеет большое значение на правление раневых каналов: в случаях убийств каналы располагались в косом направлении снаружи внутрь (к средней линии тела), в то время как при самоубий ствах, наоборот, изнутри (от средней линии тела) кна ружи. Однако автор указывает на то, что этот признак требует проверки.

Наш материал свидетельствует о том, что направле ние канала не является бесспорным признаком, помо гающим отличить убийство от самоубийства. Мы наблю дали 2 случая нанесения повреждений собственной ру кой, когда канал располагался в направлении снаружи внутрь, к средней линии тела.

При убийстве одним ударом ножа в область сердца канал может иногда располагаться в направлении справа налево, т. е. от средней линии тела кнаружи. Но все же в большинстве изученных нами случаев убийств путем нанесения одиночных ударов ножом в область сердца раневой канал располагался в направлении снаружи внутрь, слева направо к средней линии тела, т. е. в на правлении, наблюдавшемся Krajewski.

Каковы же признаки, позволяющие эксперту отли чать повреждения, нанесенные посторонней рукой, от повреждений, нанесенных собственной рукой?

Литературные данные, а также и наш материал пока зывают, что для разрешения этого вопроса следует учи тывать: расположение повреждений, их количество, глу бину и направление каналов, повреждение одежды, следы борьбы и обороны.

Расположение повреждений. Как уже указывалось, при самоповреждениях раны локализуются в местах, доступных для действия собственной руки, чаще всего на передней поверхности груди, в области сердца, реже на животе. Но раны в этих областях могут быть причи нены и посторонней рукой. Поэтому на основании того, что рана расположена, например, в области сердца, еще нельзя делать вывода о том, что она нанесена собствен ной рукой.

При убийстве раны могут располагаться как на передней поверхности тела, в том числе и в области сердца, так и на других частях тела, например на спине, ягодицах или нижних конечностях. Расположение ран в местах, недоступных для нанесения ударов собствен ной рукой, уже является показателем действия посто ронней руки.

Особое значение имеют повреждения кистей и пред плечий, причиненные колюще-режущими орудиями, так как они свидетельствуют о попытке защититься от на носимых ударов и, следовательно, о действии посторон него человека. Об этом же свидетельствуют и резаные повреждения пальцев. Но если резаные повреждения расположены на ладонной поверхности нижней трети предплечья, в локтевом сгибе или на передней и передне боковых поверхностях шеи и часть из них является поверхностными, то это уже характерно для действия собственной руки. Следует помнить, что самоубийцы иногда пытаются достигнуть цели путем перерезки со судов шеи, нижней трети предплечья или в области локтевого сгиба. Не получая быстрого эффекта, они могут наносить более глубокие повреждения в других местах.

Имеет значение' взаиморасположение колото-реза ных ран. Если раны расположены далеко друг от друга, как бы беспорядочно, то это более характерно для на несения ударов посторонней рукой.

Количество повреждений. Повреждения, нанесенные колюще-режущими орудиями как собственной, так и посторонней рукой, могут быть одиночными и множест венными. В первом случае число ран не является диффе ренцирующим признаком;

и только в случае располо жения одиночной раны в месте, недоступном для собст венной руки, эксперт может с уверенностью высказаться о действии постороннего человека. Если же поврежде ния множественные, то при определенных условиях это может иметь дифференцирующее значение.

При нанесении множественных ран с целью само убийства все они обычно расположены на ограничен ном участке, чаще в области сердца. При этом большин ство ран имеет небольшую глубину и лишь 1 — 2 прони кают в такие органы, как, например, сердце, мозг, легкие, аорту и другие крупные сосуды, повреждение которых быстро ведет к резкому ослаблению организма и смерти, вследствие чего нанесение последующих глу боких ранений становится невозможным.

При убийстве раны также могут быть множествен ными, так что само по себе количество повреждений не имеет диагностического значения. Но в сочетании с дру гими признаками (расположение, глубина и др.) мно жественность повреждений может указывать на дей ствие посторонней руки, как, например, при обнаруже нии множественных повреждений колюще-режущим орудием, располагающихся в различных областях тела, в том числе в местах, недоступных для действия собст венной руки.

Глубина повреждений. Как правило, повреждения посторонней рукой являются глубокими. Лишь изредка наряду с глубокими наблюдаются поверхностные раны.

Так, например, при исследовании трупа убитого гр. В.

наряду с глубокой раной головы, проникавшей в полость черепа и вещество головного мозга, на грудной клетке справа имелась непроникающая рана длиной 0,5 см.

Обращает на себя внимание то, что эта неглубо кая рана располагалась далеко от основной, смертель ной раны.

При нанесении повреждений собственной рукой на ряду со смертельной глубокой раной часто наблюдаются поверхностные повреждения, располагающиеся вблизи от основного повреждения.

Гр. 3., 16 лет, поспорил с товарищем, что нанесет себе ранение перочинным ножом, и, несмотря на протест товарища, нанес себе 2 удара в область сердца, после чего упал и умер. При исследова нии его трупа найдено: на передней поверхности грудной клетки, на 4 см влево от средней линии тела, на уровне четвертого межре берья обнаружены 2 раны. Одна из них размером 1,2X0,6 см проникала в левый желудочек сердца, а другая, расположенная на 0,5 см выше первой, имела длину 0,4 см и проникала только до базального слоя кожи. Обе раны располагались параллельно друг другу. На куртке, рубашке и майке обнаружено по 2 повреждения, расположенных соответственно ранам кожи.

Приведенное наблюдение является также примером нанесения самоповреждений через одежду, без предва рительного обнажения той области тела, куда предпола галось нанести удары. Следовательно, общепринятое мнение о том, что повреждения собственной рукой на носятся в предварительно обнаженную область тела, не является абсолютно верным.

Тяжесть повреждений. Принято считать, что при нанесении смертельных самоповреждений ранения таких органов, как, например, сердце, мозг или крупные сосу ды, быстро влекут за собой наступление смерти и де лают невозможным нанесение дальнейших сильных и глубоких ударов, в том числе повторных ранений сердца. Поэтому множественные повреждения таких органов считают показателем действия постороннего человека.

Мы считаем, что при наличии 2 ран сердца нельзя категорически отрицать возможность их нанесения собственной рукой, так как известно, что иногда смер тельно раненные люди сохраняют еще на некоторое время способность к активным действиям, в том числе и к нанесению повторных смертельных ранений. Если же повреждения этих органов носят множественный характер, то это уже является показателем нанесения ранений рукой постороннего человека.

Направление каналов. Как мы уже указывали, на правление канала не является бесспорным признаком различия повреждений, нанесенных собственной и по сторонней рукой. Но в случаях множественных повреж дений одинаковое направление раневых каналов в соче тании с другими признаками (ограниченная локали зация, поверхностность некоторых повреждений, про никание в сердце или аорту только одного — двух каналов) уже является показателем нанесения их собст венной рукой.

При нанесении множественных повреждений посто ронней рукой раневые каналы имеют различное направ ление. Мы не встретили ни одного случая, когда каналы всех множественных повреждений, нанесенных посто ронней рукой, имели бы одинаковое направление. Впро чем, теоретически можно представить себе такой слу чай, когда, например, слабый, больной, пьяный или предварительно оглушенный человек будет лежать не подвижно при нанесении ему ударов ножом, и тогда все раневые каналы, нанесенные колюще-режущим ору дием, будут иметь на его теле одинаковое направление.

Повреждение одежды. Повреждения собственной ру кой обычно наносятся в обнаженные части тела, но бы вает, что такие повреждения наносятся и через одежду, особенно если она тонкая, как это имело место в при веденном выше наблюдении. Убийца же наносит удары ножом, не считаясь с тем, прикрыто ли тело одеждой или обнажено (расстегнут и распахнут ворот, оттянута одежда во время борьбы и т. д.). Поэтому наличие или отсутствие повреждения одежды колюще-режущим ору дием в месте расположения раны на теле не является решающим диагностическим признаком.

Более существенное значение имеют повреждения одежды, возникающие в результате борьбы (свежие раз рывы ее или даже отрывы частей одежды, например пуговиц, и т. п.). Но и они не имеют бесспорного зна чения. М. И. Райский указывает на то, что повреждения одежды могут быть и не связаны с нанесением повреж дений, от которых последовала смерть;

они могут пред шествовать им. Далее М. И. Райский отмечает, что в практической работе повреждениям одежды все же придают большое значение. При наличии на одежде следов борьбы возникает подозрение об убийстве;

их отсутствие трактуется как возможный признак само убийства.

По нашему мнению, повреждения одежды в соче тании с другими признаками действия посторонней руки могут приобрести веское диагностическое зна чение.

Следы борьбы и обороны. Очень важное значение имеют следы борьбы и обороны на теле пострадавшего человека. Нередко нанесению повреждений колюще режущим орудием предшествует драка, в процессе кото рой могут возникнуть повреждения иного характера:

ссадины, кровоподтеки и Даже раны различной локали зации, чаще наблюдаемые на лице и пальцах рук. Иног да сначала оглушают жертву ударом по голове каким либо тупым предметом, а потом уже наносят поврежде ния колюще-режущим орудием.

При исследовании трупа могут быть обнаружены порезы на кистях рук, на тыльной и ладонной поверхно сти пальцев, на предплечьях, возникающие при попытке защищаться от наносимых ударов. Эти следы обороны могут быть также в виде сквозных повреждений кисти, пальцев и предплечья колюще-режущим орудием. Они являются характерным признаком того, что поврежде ния наносились другим человеком. Отсутствие следов борьбы и самозащиты не исключает причинения по вреждений посторонней рукой, так как удар ножом мог быть нанесен внезапно или же человеку, находившемуся в состоянии сна или резкого опьянения.

Необходимо подчеркнуть, что вопрос о нанесении повреждений собственной или посторонней рукой дол жен решаться на основании совокупности всех призна ков, а не одного из них. Только комплексная оценка всех найденных изменений с учетом данных осмотра места происшествия позволяет в большинстве случаев успешно разрешить этот важный для следствия вопрос.

2. МЕТОДИКА СУДЕБНОМЕДИЦИНСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ТРУПА ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ КОЛЮЩЕ-РЕЖУЩИМИ ОРУДИЯМИ И ДОКУМЕНТАЦИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ Общий порядок исследования Порядок и приемы исследования должны быть под чинены разрешению экспертных вопросов, поэтому перед вскрытием трупа эксперт должен составить план исследования, наиболее подходящий для данного кон кретного случая. Этот план должен составляться после общего ориентировочного осмотра всех повреждений.

Осмотр и описание одежды. Осмотр и описание одежды проводят по общему правилу. Наиболее целе сообразно вначале перечислить одежду, имеющуюся на трупе, указать на ее качество, цвет, изношенность, со стояние (в порядке, беспорядке, расстегнута или застег нута) и т. д. Состояние одежды при исследовании в морге имеет относительное значение, так как ее поря док может быть изменен при транспортировке трупа в морг. Это подчеркивает важность осмотра и описания ее на месте происшествия. Но, несмотря на это, иссле дование и описание одежды в морге должны быть ис черпывающими, так как в дальнейшем выраженность ее изменений и повреждений может уменьшаться.

После общего описания одежды следует описание повреждений ее. При описании расположения повреж дений надо широко использовать схемы (рисунки) изо бражений различной одежды и придерживаться единого наименования ее частей1.

При возможности одежду фотографируют, предва рительно обозначив места расположения повреждений.

Обычно отмечается, на каком расстоянии (в сантимет рах) располагается повреждение от определенных опознавательных пунктов. К сожалению, для этого эксперты используют различные опознавательные пунк ты. По нашему мнению, такие «топографические» пункты должны быть едиными. Основное требование — постоянство места расположения. С этой точки зрения нижний край одежды в качестве ориентира неприемлем, так как у одной одежды, например у рубашки, он будет выше, чем у другой, и т. д. Мы считаем, что в качестве опознавательного пункта лучше использовать плечевой шов или соответствующую ему линию, которую можно назвать «линией плечевого шва». У маек-безрукавок нельзя использовать в качестве опознавательной линии шейный вырез, так как уровень ее непостоянен;

лучше использовать плечевой шов «плечиков» майки.

Прежде чем снимать с трупа одежду, надо устано вить соотношение повреждений на ней и на теле. За метим, что во время нанесения повреждений одежда может быть расстегнута и распахнута, отдельные ее части смещены относительно обычного своего положе ния;

это может повлечь за собой кажущееся несоответ ствие повреждений тела и одежды. Если повреждений несколько, то они должны быть пронумерованы;

эта нумерация должна быть единой для повреждений всех слоев одежды и тканей тела, располагающихся по ходу канала данного повреждения. Если соответственного повреждения на глубжележащих слоях одежды или на теле нет, это отмечают в протоколе, но нумерация по вреждений на глубжележащих слоях не должна менять ся относительно повреждения на верхнем слое ткани.

Это придает четкость описанию повреждений и позво ляет легко проследить их особенности по ходу раневого «Схематические рисунки одежды» изданы типографским путем в Чите под руководством П. А. Соколова (1960);

они содер жат 130 рисунков различной одежды с наименованием ее частей.

Схемы и рисунки некоторых видов одежды имеются в справочни ках, изданных Прокуратурой СССР для следователей, и в ряде других работ.

канала, например «уловить» действие бородки или пят ки клинка на верхнем слое одежды и установить, что соответствующий раневой канал причинен при полном погружении клинка. Конечно, на всех слоях должно учитываться соответствие концов повреждений.

Наружное исследование трупа. Повреждения на теле обозначаются теми же номерами, что и соответствую щие повреждения одежды. Если соответствующих по вреждений на одежде нет, то повреждения на теле обозначаются номерами, являющимися продолжением общей нумерации повреждений и одежды и тела.

Изучая повреждения на теле, отмечают их локали зацию, направление ран относительно сторон тела и расстояние между ними (если раны расположены не далеко друг от друга). Фотографируют с масштабом общий вид трупа и область повреждений так, чтобы было видно расположение ран. При невозможности фотографирования далают схемы расположения повреж дений, предпочтительно на контурных изображениях человеческого тела или его частей. На фотографиях или схемах обозначают номера повреждений соответ ственно описанию. При исследовании ран отмечают их форму и размеры, расположение наибольшего расхож дения краев относительно концов раны. Измеряют дли ну раны после сведения ее краев;

указывают длину основного и дополнительного (если есть) разреза, а так же их направление.

Изучая края раны, отмечают: ровные они или неров ные, как они углубляются — отвесно, полого, скошены или подрыты, т. е. направление стенок канала в преде лах кожи;

есть ли осаднение или высыхание краев, их выраженность. Отмечают форму концов раны, крутизну их углубления;

есть ли надрывы или надрезы, их раз меры. Раздвигая края раны, смотрят, нет ли перемычек между стенками ее, особенно у концов. Обследуют при легающие к ране участки кожи на предмет обнаруже ния дополнительных повреждений — ссадин, кровопод теков, т. е. следов ушиба бородкой, рукояткой клинка или ограничителем;

если есть, то отмечают их располо жение относительно краев и концов раны, форму, раз меры, расстояние от раны.

Изучают волосы в окружности и по краям раны;

от мечают, какие из них пересечены, какие нет, располо жение неповрежденных и пересеченных волос относи тельно краев и концов раны. Осматривают стенки раны, отмечают их направление (отвесное, скошены, подры ты) и наличие волокон одежды в глубине раны. Наибо лее характерные повреждения фотографируют крупным планом с маштабом.

Внутреннее исследование трупа. После изучения ран приступают к вскрытию полостей тела. При наличии проникающих ран черепа целесообразно перед вскры тием его полости уплотнить мозг введением хлороформа (около 400 г) в сонную артерию, что производится после взятия крови для дополнительных исследований.

Во избежание попадания хлороформа во внутренние органы целесообразно уплотнение мозга производить после извлечения органокомплекса.

Производя рассечение кожи и мягких тканей, раны окружают разрезом таким образом, чтобы раневой канал в грудной или брюшной стенке остался неповрежден ным;

с этой целью пересечение реберных хрящей или ребер производится в таких местах и таким образом, чтобы не повредить раневой канал.

При ревизии брюшной и грудной полостей устанав ливают, нет ли повреждения их стенок, внутренних органов, диафрагмы;

если повреждения есть, то отме чают их расположение, соотношение с кожной раной, определяют направление и длину раневого канала в грудной или брюшной стенке (можно определять осторожным зондированием);

исследуют повреждения на внутренних органах, сопоставляют с повреждением в стенке грудной или брюшной полости и определяют общее направление и длину раневого канала.

Значительные трудности иногда возникают при по пытке обнаружить поврежденные сосуды, особенно шейные и в брюшной полости, из-за пропитанности кровью окружающих тканей. Для облегчения обнаруже ния места повреждения Merkel и Walcher рекомендуют препаровку сосудов начинать на некотором расстоянии от предполагаемого места повреждения сосуда;

сначала отсепарировать более центральный сосуд, а затем через него вводить воду (можно слегка подкрашенную) с по мощью шприца или через шланг с соответствующим на конечником. Выделяющаяся через повреждение жид кость поможет обнаружить его локализацию. Если же, пытаясь Отыскать место ранения сосуда, начать препа ровку в самой области повреждения, то легко можно причинить случайное нарушение целости сосуда, что очень затруднит отыскание истинного повреждения, а также и оценку случая.

Введение жидкости в сосуд с целью обнаружения повреждения его при ранениях внутренних органов грудной и брюшной полостей легче проводить после извлечения органокомплекса по методу полной эвисце рации Шора. Пересеченные при этом подвздошные со суды можно перевязать или зажать пинцетами.

После извлечения органокомплекса и уточнения длины раневого канала исследуют повреждения внут ренних органов — их форму, размеры, свойства краев и концов, а также стенок и ребер каждого раневого ка нала. До окончания изучения всех повреждений следует избегать их иссечения для дополнительных исследова ний, так как может возникнуть необходимость повтор ного изучения уже осмотренных повреждений для срав нения и уточнения некоторых деталей.

Иссечение ран для дополнительных исследований В дальнейшем все повреждения по ходу каждого ра невого канала иссекаются для дальнейшего — стереоми кроскопического, а при необходимости и гистологиче ского исследования, а также для фотографирования обнаруженных особенностей. Мягкие ткани иссекают таким образом, чтобы вокруг раневой щели канала со хранялась зона неповрежденной ткани и чтобы повреж дения по ходу раневого канала сохраняли между собой связь;

с этой целью раневой канал, например в стенке грудной и брюшной полостей, иссекается неразъединен ным. При невозможности этого, например, когда часть раневого канала находится во внутренних органах, сле дует тут же во время иссечения строго обозначить каж дое повреждение, например привязать на ниточке бирку, на которой простым карандашом (не химическим и не чернилами, так как последние расплываются в фикси руемой жидкости и в воде) отмечают номер поврежде ния и наименование изъятой ткани.

Иссекаемому участку надо придать такую форму, которая впоследствии позволяла бы безошибочно опре делять верх и низ относительно вертикального положе ния тела. С этой целью мы рекомендуем иссекать кусо чек ткани в форме неправильного пятиугольника (рис. 58), вершина которого направлена вверх, а осно вание вниз, независимо от направления длинника раны.

Если повреждены внутренние органы сравнительно неболь ших размеров, например сердце или почки, то их изы мают целиком. При повреж дении крупных органов иссе кают часть их, окружающую раневой канал. Если иссекают участок кожи, отсепарованный от подлежащих тканей, то его сразу надо расправить на твер дой подкладке, например на куске картона, приложив под кожной стороной;

это пред Рис. 58. Форма иссекае мого кусочка ткани с по охранит иссеченный участок вреждением.

кожи и повреждение от дефор мации в результате сморщива ния, сокращения и т. д. Так же поступают и с другими тонкослойными мягкими тканями, например твердой и мягкой мозговыми оболочками, стенками желудка и кишок и т. д.

Поврежденные кости оставляют для дополнитель ного исследования по возможности целиком (лопатка, свод черепа, грудина, ребро и мелкие кости) или выпи ливают часть их таким образом, чтобы повреждение оставалось ненарушенным.

Иссеченные повреждения подвергают стереомикро скопическому исследованию сейчас же после вскрытия трупа. При невозможности этого их фиксируют в фор малине. Для фиксации кожи, твердой и мягкой мозго вых оболочек, стенок желудка, кишок и даже сердца можно использовать 3 — 5% раствор формалина;

слабая концентрация фиксатора предохранит повреждения от сморщивания и деформации. Но хранить изъятый мате риал в таком слабом растворе следует не дольше 3 — 5 дней, в течение которых должны быть закончены сте реомикроскопическое исследование и фотографирова ние. Для дальнейшего хранения материал помещают в 10% раствор формалина. Внутренние органы — легкие, печень, почки, мозг — для хранения помещают в 10% раствор формалина, так как в более слабом растворе они быстро загнивают.

Стереомикроскопическое исследование Трудно переоценить значение применения стереоми кроскопа для исследования повреждений, особенно при чиненных колюще-режущими орудиями. Обладая широ ким полем зрения, хорошим освещением, позволяющим изучать повреждение как в проходящем, так и в отра женном свете, стереомикроскоп, не требуя предвари тельной сложной обработки изучаемого объекта, пере дает объемность и глубину изображения;

все это дает возможность сравнительно легко уточнять свойства по вреждения, обнаруженные при макроскопическом иссле довании, и выявлять мелкие детали и особенности. По своим результатам стереомикроскопическое исследова ние значительно превосходит изучение объектов с по мощью обычной и бинокулярной лупы, а также малого увеличения биологического микроскопа. Поэтому мы считаем необходимым широкое внедрение этого прибора в судебномедицинскую практику;

он должен приме няться не только в крупных судебномедицинских учреж дениях, но и районным судебномедицинским экспертом, что значительно облегчит изучение и оценку мелких деталей повреждений и резко повысит качество работы.

Мы рекомендуем стереомикроскопическое исследо вание проводить в определенной последовательности.

Сначала изучают повреждения на верхнем слое (одежда или кожа), а затем на всех глубжележащих тканях по ходу раневого канала;

затем переходят к изучению повреждений по ходу другого канала, если он есть. По слойное исследование дает возможность сопоставить свойства повреждений различных тканей по ходу одно го и того же канала и облегчает суждение о свойствах клинка на различном уровне погружения.

После изучения краев и концов кожной раны осто рожно отсепаровывают кожу и исследуют повреждение подкожножировой клетчатки. При этом обращают вни мание не только на края и концы разреза, но и на выра женность кровоизлияния: обычно соответственно дей ствию обуха клинка оно лучше выражено. В случаях внедрения в рану тупого основания лезвия (пятки или бородки) кровоизлияние может быть хорошо выражено и соответственно действию лезвия;

это наблюдается при полном погружении клинка. Раздвигая края отвер стия, осматривают стенки раневого канала и его ребра;

по ходу последних могут быть обнаружены перемычки между стенками канала.

После исследования повреждения фасций и мышц последние осторожно отсепаровывают;

при этом раз резы надо производить поперечно длине раневой щели, что позволит избежать причинения случайных надрезов в направлении ее длины. Такая предосторожность необ ходима, так как случайные надрезы, располагающиеся около конца раны и совпадающие с ее направлением, могут быть ошибочно приняты за признак действия лезвия. Если же при отсепаровке разрезы будут распо ложены поперечно длине отверстия, то случайно причи ненные надрезы будут расположены перпендикулярно длине раневой щели, что поможет отличить их от не случайных надрезов.

После отсепаровки мышц изучают повреждение над костницы и кости. При необходимости надкостница может быть удалена путем сдирания с помощью пин цета, а кость в дальнейшем мацерирована. Но обычно к этому прибегать не приходится, так как и без такой обработки эксперт обнаруживает достаточное количе ство признаков, позволяющих разрешить стоящие перед ним вопросы. Поврежденные кости, ребра и хрящи не разъединяются до изучения и фотографирования;

только после завершения исследования можно разъединить канал по его ребрам и приступить к изучению его стенок.

Изучение пристеночной плевры, прилегающей к реб рам, следует производить до рассечения раневого ка нала. Повреждения на костях и хрящах изучают как с наружной, так и с внутренней стороны: это позволит полнее выявить их свойства и особенности.

При исследовании повреждений внутренних органов сначала изучают входное отверстие, потом выходное (если оно есть);

затем, изменяя винтом стереомикро скопа глубину резкости изображения, изучают канал в пределах видимости. В плотных органах (печень, почки) можно применить и осторожное зондирование.

Затем канал заполняют контрастной или пластической массой и производят рентгенографию или изучение слепка раневого канала.

Если эксперт не имеет возможности произвести рентгенографию или получить слепок канала, то можно произвести продольное рассечение одной из стенок его по средней линии (по желобоватому зонду), осторожно отвернуть рассеченные части стенок и изучить его ребра. Затем производят поперечное рассечение канала на плоскостные срезы толщиной 2;

1;

0,5 см. Толщину срезов делают в зависимости от глубины канала;

вна чале можно делать толстые срезы, а близ конца кана ла — более тонкие. Измеряя длину повреждения на по перечных срезах через раневой канал и учитывая тол щину срезов, составляют масштабную схему раневого канала, что позволит судить о его форме (см. рис. 52).

При исследовании тонких тканей (мозговые оболоч ки, отсепарованная плевра, брыжейка, стенки желудка или кишок и т. п., их предварительно расправляют на стекле, а потом уже изучают стереомикроскопически.

Результаты исследования записывают «послойно» — от входного отверстия до конца раневого канала.

Фотографирование и документация экспертизы Общий вид повреждений на теле и одежде должен быть зафиксирован таким образом, чтобы на фотогра фии было хорошо видно расположение повреждений относительно частей тела и друг друга. Такие мелкие, но важные детали, как вдавление или поверхностное осаднение от ушиба бородкой клинка, следует сфото графировать крупным планом до иссечения поврежде ний и погружения их в раствор формалина, так как последний может значительно сгладить их выражен ность, что резко затруднит их последующее фотографи рование.

Такие детали повреждений, как свойства краев и концов ран, перемычки, надрезы, надрывы и другие мелкие особенности, фотографируют после стереоми кроскопического исследования. При этом повреждению придается такое положение, чтобы выявленные детали были хорошо видны. С этой целью кожный лоскут может быть слегка растянут на стекле или, лучше, на подкладке из мягкого дерева;

на последнем растянутая кожа фиксируется с помощью иголок или гвоздиков.

Это тем более необходимо, что первоначальный вид раны может быть деформирован сморщиванием, высы ханием, перекосом и завертыванием ее краев и концов.

Перемычки обычно скрыты в глубине раны и обнару живаются только после осторожного раздвигания краев;

угловатый мысок в области отхождения дополнитель ного разреза может быть сморщен и завернут внутрь и т. д. Только расположив и укрепив рану таким обра зом, чтобы была хорошо видна та деталь, которую необходимо зафиксировать, производят фотографирова ние. На качество изображения большое влияние оказы вает освещение;

вот почему эксперт вместе с фотогра фом должен добиться такого освещения, при котором фотографируемая деталь выступала бы наиболее четко.

Полученные фотографии наклеивают на таблицы таким образом, чтобы передавалось расположение по вреждения относительно тела. На фотографиях должны быть обозначены особенности повреждения;

на таблице каждая фотография должна иметь надпись, разъясняю щую ее значение.

Необходимо помнить, что фотоиллюстрации только тогда достигают цели, когда они выполнены аккуратно, точно обозначены и сопровождены объяснительными надписями. Небрежное оформление затрудняет ориен тировку при изучении фотографий, снижает иллюстра тивное и доказательное значение, делает их малоубеди тельными.

Учитывая то обстоятельство, что в процессе допол нительных исследований могут быть выявлены такие детали и особенности повреждения, которые застав ляют пересмотреть, а иногда и изменить первоначальное описание, сделанное у секционного стола, мы поддер живаем мнение И. В. Скопина (1960) о том, что окон чательное оформление документации является завер шающим этапом экспертизы.

Считаем необходимым подчеркнуть, что выводы экспертизы должны быть обоснованы и опираться на результаты исследования, зафиксированные в описа тельной части. При обосновании вывода нельзя ссылать ся на такую общую фразу, как «характер повреждений», так как она не раскрывает и не объясняет тех свойств, деталей, которые служат основанием для того или иного вывода, и делает последний малоубедительным. Только точное и четкое указание на те свойства и особенности повреждения, которые служат основанием для того или иного вывода, делают последний убедительным и веским. От качества окончательного оформления до кументации в значительной степени зависит та роль, которую экспертиза призвана сыграть в деле помощи следствию при раскрытии преступлений.

Глава СУДЕБНОМЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЖИВЫХ ЛИЦ С ПОВРЕЖДЕНИЯМИ КОЛЮЩЕ-РЕЖУЩИМИ ОРУДИЯМИ При судебномедицинском исследовании живых лю дей с повреждениями колюще-режущим орудием эксперт встречает значительные трудности. Объясняется это тем, что пострадавший после нанесения поврежде ния обычно поступает в лечебное учреждение, где про изводят обработку ран, нередко с рассечением или иссечением краев и наложением швов. Если же хирур гической обработки раны и не производили, но постра давший явился для освидетельствования не сразу после нанесения ему повреждения, то процессы заживления могут изменять первоначальные морфологические свой ства повреждения. Кроме того, при освидетельствовании живого человека эксперт не имеет возможности иссле довать повреждение на глубжележащих тканях по ходу раневого канала и определить его глубину.

В то же время эксперт имеет возможность выяснить у пострадавшего обстоятельства нанесения ранения и сопоставить их со свойствами повреждений тела и одежды. Исследование последней часто приобретает решающее значение для вынесения суждения о свой ствах примененного клинка и для решения других воп росов. Большую помощь эксперту оказывают данные медицинских документов (историй болезни, амбулатор ных карт), хотя они должны оцениваться критически, так как порой содержат неверные диагностические оп ределения характера повреждений без детального, а порой и совсем без описания их свойств.

Несмотря на эти трудности, тщательное изучение повреждений не только по медицинским документам, но и путем осмотра самого пострадавшего и его одежды с применением стереомикроскопического исследования и фотографирования нередко позволяют решить вопро сы не только о степени тяжести повреждения, но и о свойствах причинившего его клинка, а иногда выне сти определенное суждение и об обстоятельствах ране ния (взаимное расположение ударявшего и пострадав шего, направление удара и извлечения орудия и др.).

Доказательство действия колюще-режущего орудия Разрешение этого вопроса часто встречает значи тельные трудности, так как эксперт лишен возможности исследовать повреждение всех тканей по ходу раневого канала. Даже повреждение на коже эксперт редко видит в его первоначальном виде;

обычно к моменту освиде тельствования оно изменено оперативным вмешатель ством. Как правило, эксперт осматривает уже зажившее повреждение — рубец. Следует отметить, что если рана не подвергалась хирургической обработке, то рубец может дать некоторое представление о свойствах при чинившего повреждение орудия, например о ширине клинка, а иногда и о действии одностороннеострого или обоюдоострого клинка, что в сочетании со свойствами повреждения одежды позволит эксперту прийти к опре деленным выводам.

Для того чтобы сделать вывод о свойствах орудия, причинившего повреждение, эксперт должен учитывать свойства раны, обнаруженные при первичном осмотре в больнице, характер оказанной медицинской помощи (производилось ли иссечение краев раны или ее рассе чение, наложение швов), вид повреждения после зажив ления и свойства повреждений одежды. Если установ лено, что повреждение на теле имело небольшое вход ное отверстие и значительной глубины раневой канал, то возможно применение колющего или колюще-режу щего орудия. Для отличия их друг от друга существен ное значение имеют свойства концов ран. Обнаружение признаков действия лезвия и обуха свидетельствует о колюще-режущем орудии. Острые концы наблюдаются и у колотых ран, поэтому они не могут служить осно ванием для вывода о действии колюще-режущего ору дия;

только надрезы или дополнительные разрезы являются признаком действия лезвия, а следовательно, (при глубоком канале) и признаком колюще-режущего орудия.

К сожалению, свойства концов раны при первичном осмотре хирургом в истории болезни обычно не фикси руются, а если и описываются, то почти всегда как «острые». Последнее объясняется недостаточной осве домленностью хирургов в морфологических свойствах и особенностях ран, причиненных остро-колющим и ко люще-режущим (одностороннеострым и обоюдоострым) орудиями;

кроме того, правильное суждение о свойст вах раны нередко может быть сделано только с помощью стереомикроскопического исследования, которое при осмотре раны хирургом не производится. Вот почему описание или заявление хирурга о свойствах концов раны следует оценивать очень осторожно. Существен ное значение имеет форма входного отверстия: если она угловатая, то это более характерно для действия колю ще-режущего орудия и рана в этих случаях состоит из основного и дополнительного разреза. Прямолинейное направление раны (щелевидной, веретенообразной, овальной) может быть и при применении колющего орудия. Поэтому решающее значение в выявлении при знаков действия лезвия и обуха клинка имеет исследо вание повреждений одежды.

Определение свойств колюще-режущего орудия Установление типа клинка (обоюдоострый или одно стороннеострый) производится путем выявления при знаков действия лезвия и обуха у концов кожной раны и повреждений одежды. При заживлении раны первич ным натяжением форма образовавшихся рубцов может отражать действие лезвия и обуха. Иногда зарубцевав шееся повреждение имеет форму открытого угла;

это служит указанием на то, что рана состояла из основного и дополнительного разреза, расположенных под углом друг к другу.

Конечно, свойства рубцов имеют экспертное значе ние для суждения о свойствах клинка только в тех слу чаях, когда рана не подвергалась иссечению, рессечению и наложению швов. Но и тогда вывод о типе клинка ранившего орудия должен делаться с учетом свойств повреждений одежды.

Ширина клинка определяется по длине основного разреза повреждения на теле и одежде. Глубина ране вого канала, если она была установлена хирургом при ревизии раны, будет указывать на то расстояние от кон чика клинка, на котором последний имел установлен ную ширину. Глубина раневого канала при исследова нии раны у живого человека может быть установлена лишь приблизительно.

Заявления потерпевших о свойствах орудия, которым им было причинено повреждение, носят субъективный характер и должны быть всегда проверены объектив ными данными экспертного исследования повреждений.

Определение числа ударов, положения орудия во время нанесения повреждений, взаиморасположения на падавшего и пострадавшего производится на основании тех же признаков и таким же образом, как и при иссле довании трупов. Эксперту приходится решать и другие вопросы, уточняющие механизм образования повреж дений.

При первичной судебномедицинской экспертизе гр. Б., полу чившего проникающее ранение живота с повреждением желудка, было дано заключение о степени тяжести повреждения, но не установлены свойства ранившего орудия и механизм нанесения повреждения;

одежду не исследовали.

В процессе расследования обвиняемый гр. 3. утверждал, что гр. Б. сам бросился на него с ножом в руке и он, защищаясь, уда рил гр. Б. кулаком в лицо;

от этого удара гр. Б. упал и наткнулся на зажатый в его же руке нож. Действительно, по данным истории болезни, у гр. Б. имелся кровоподтек у правого глаза, хотя он и не был отмечен в акте первичной экспертизы1. Однако свидетели единогласно утверждали, что у гр. Б. ножа они не видели;

не видели также, чтобы он сам или кто-либо другой извлекал нож из Эксперт обязан был осмотреть потерпевшего и описать все обнаруженные повреждения, так как самое незначительное из них может иметь большое значение для следствия.

живота упавшего гр. Б. Свидетели не видели также, кто нанес ему ножевое ранение, хотя указали, что с гр. Б. дрался гр. 3. В связи с этим следователь назначил дополнительную судебномедицинскую экспертизу, которая должна была установить механизм нанесения ножевого ранения гр. Б., в частности решить вопрос: не было ли оно нанесено им самим зажатым в его руке ножом в момент паде ния на пол от удара в правый висок посторонним лицом?

У гр. Б. на животе имелся послеоперационный рубец длиной 18 см, на основании чего нельзя дать ответа на вопрос следователя.

Для решения этого вопроса существенное значение имели свойства повреждений одежды, находившейся на гр. Б. в момент ранения.

К сожалению, при первичной экспертизе одежду не исследовали.

Несмотря на то что прошло около месяца и одежда подвергалась стирке, решено было ее осмотреть.

Результаты исследования позволили высказать следующее суж дение о механизме нанесения ножевого ранения гр. Б. Расположе ние повреждений на одежде, на коже живота и передней стенке желудка гр. Б. свидетельствовали о том, что раневой канал был направлен спереди назад и снизу вверх. На движение клинка вверх указывало и направление смещения обрывков в желобоватых углуб лениях на волокнах плетеного пластмассового пояса около пряжки.

Направление раневого канала, полное пересечение концевой части пояса с перерезкой 3 волокон около пряжки соответственно верхнему краю находившегося на гр. Б. пояса и довольно большие дополнительные разрезы, отходившие вверх, у повреждений на его одежде указывали на то, что удар ножом был нанесен в направле нии спереди назад и снизу вверх по отношению к вертикальному положению тела гр. Б. При этом во время погружения обращенный вверх лезвием клинок прошел около пряжки между двумя слоями застегнутого пояса, перерезав 3 волокна близ верхнего края его.

Извлечение ножа производилось с сильным давлением на обращен ное вверх лезвие, что повлекло за собой полное отсечение конце вой части пояса и образование дополнительных разрезов у повреж дений на одежде;

этого не могло бы произойти, если бы гр. Б. сам упал на зажатый в его руке нож. Таким образом, проникающее ранение живота было причинено гр. Б. путем удара ножом с силь ным давлением на лезвие при извлечении, а не при падении гр. Б, на зажатый в его руке нож.

Длина повреждений на коже и стенке желудка, длина основ ных разрезов на одежде, направление и значительная глубина ране вого канала указывали на то, что ранивший клинок имел ширину около 3 — 3,5 см на расстоянии более 5 см от острия.

Ввиду отсутствия детальных сведений о свойствах раны на теле гр. Б. и учитывая, что одежда его до исследования подвергалась стирке, высказать более полное суждение о свойствах клинка ножа, которым был ранен гр. Б., не представилось возможным. Дальней шим расследованием было установлено, что ранение гр. Б. нанесено посторонней рукой.

Приведенный пример убеждает в том, что эксперт никогда не должен отказываться от исследования даже выстиранной одежды, так как и в таких случаях по по вреждениям на ней он иногда получает возможность ответить на существенные вопросы следователя по изу чаемому делу.

Следует еще раз подчеркнуть, что при экспертизе живых лиц успешное решение вопросов о свойствах примененного орудия и механизме ранения в значитель ной степени зависит от выявления свойств раны при первичном врачебном осмотре пострадавшего, полноты их описания в истории болезни (амбулаторной карте), полноты судебномедицинского обследования и обяза тельного исследования повреждений одежды независимо от срока ранения. В связи с этим представляется совер шенно необходимым широкое ознакомление лечащих врачей, главным образом хирургов и врачей скорой по мощи, с теми свойствами повреждений, которые имеют судебномедицинское значение.

Методика судебномедицинского исследования живых лиц с повреждениями колюще-режущими орудиями ДЛЯ успешного решения вопросов не только о сте пени тяжести повреждений, но и о механизме их воз никновения, о свойствах ранившего орудия и некото рых Других, эксперт должен провести исследование таким образом, чтобы ни одна деталь, имеющая судебно медицинское значение, не осталась невыявленной. Для этого необходимо изучить материалы, относящиеся к повреждению или содержащие сведения о нем (исто рии болезни, амбулаторные карты, сведения об обстоя тельствах ранения и др.), исследовать самого человека, а также одежду, находившуюся на нем во время нанесе ния повреждения.

При изучении медицинских документов следует вы писать сведения, характеризующие расположение раны, ее направление, форму, размеры, свойства краев и кон цов, глубину раневого канала, характер лечебной по мощи. К сожалению, эти сведения не всегда имеются;

чаще они подменены диагностическими определениями, которые должны оцениваться экспертом критически и проверяться путем сопоставления с имеющимися в истории болезни записями о свойствах повреждения и с результатами осмотра самого пострадавшего и осо бенно его одежды.

При освидетельствовании самого пострадавшего надо изучить не только основное повреждение, но и осмот реть все тело на предмет выявления других, хотя бы и небольших повреждений, о которых свидетельствуе мый может и не знать или которые, по его мнению, имеют «пустяковый» характер и не стоят внимания эксперта. Если освидетельствование производится в больнице после хирургической обработки раны, это не должно являться предлогом для отказа от осмотра пострадавшего с целью выявления других повреждений, которые вследствие своей «незначительности» не попа ли в поле зрения хирурга и не были отмечены в истории болезни, но которые могут иметь большое судебномеди цинское и следственное значение. При изучении зажив ших повреждений — рубцов — отмечают их расположе ние, направление, размеры (длину, ширину), форму, свойства краев и концов (закругленные, острые), а так же цвет и плотность в центральной и периферических частях;

последние свойства помогут судить о давности рубца.

Подробные сведения об определении времени ране ния по рубцам имеются в работах К. И. Хижняковой (1945, 1949), И. М. Серебренникова (1962), С. М. Сидо рова (1954). Нами этот вопрос специально не изучался.

В каждом случае должны исследоваться повреждения на одежде, без чего нельзя с уверенностью делать вывод об орудии, которым нанесено ранение, и о его свойст вах. Изучая повреждение на одежде, необходимо уста новить его соответствие повреждению тела, размеры, форму, свойства краев и концов.

При изучении повреждений на теле необходимо пользоваться лупой, а при исследовании повреждений одежды — стереомикроскопом, в противном случае мел кие, но важные детали, например надрез концевой нити, могут остаться незамеченными.

Наиболее важные свойства и особенности, выявлен ные при исследовании, должны быть сфотографированы с применением масштаба. Оформление фототаблиц и документация экспертизы должны производиться с соблюдением условий, изложенных в предыдущей главе.

Глава СУДЕБНОМЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ ОДЕЖДЫ, ПРИЧИНЕННЫХ КОЛЮЩЕ-РЕЖУЩИМИ ОРУДИЯМИ Без исследования повреждений одежды нельзя со ставить полного и правильного представления о свой ствах причиненных человеку повреждений, а следова тельно, и о свойствах примененного орудия и механизме нанесения повреждений. Вот почему исследование по вреждений одежды является обязательным во всех слу чаях судебно-медицинской оценки травм различного про исхождения. Исключительно важное значение имеет исследование одежды при экспертизе повреждений ост рыми орудиями, в частности колюще-режущими, осо бенно в тех случаях, когда первоначальные свойства раны были изменены хирургическим вмешательством или процессами заживления.

А. И. Муханов (1956) приводит 3 случая из практи ки, когда исследование одежды позволило высказать суждение о типе примененного клинка. О важности и необходимости исследования причиненных колюще режущим орудием повреждений одежды для расследо вания преступлений пишет также А. X. Кежоян (1962).

Изученный нами материал показывает, что при осви детельствовании живых лиц по поводу ножевых ране ний одежда исследуется экспертами исключительно редко, в то время как экспертиза пострадавшего про водится, как правило, после оказания медицинской по мощи и заживления ран. При исследовании трупов по вреждения одежды также изучаются слабо;

описание их ограничивается обычно локализацией и размерами.

Свойства концов повреждений, как правило, не описы ваются. Это объясняется, видимо, слабой осведомлен ностью экспертов о значении исследования поврежде ний одежды колюще-режущим орудием, незнанием свойств и особенностей этих повреждений, что является следствием недостаточных сведений о них в судебно-ме дицинской литературе.

Повреждения одежды, причиненные колюще-режу щим орудием, редко являются самостоятельным объектом судебно-медицинского исследования. Обычно они иссле дуются вместе с трупом или живым человеком;

резуль таты исследования оформляются единым документом.

И только с организацией физико-технических отделе ний и внедрением в экспертную практику стереомикро скопа и фотографирования все чаще и чаще одежда становится самостоятельным объектом исследования.

И хотя мы приветствуем внедрение в экспертную прак тику детального исследования повреждений одежды с помощью стереомикроскопа и фотографирования, но считаем, что изучение повреждений одежды нельзя от рывать от изучения повреждений на теле, так как только сопоставление свойств и особенностей повреждений на всех тканях по ходу раневого канала может дать пра вильное представление о повреждении в целом, и только тогда эксперт может высказать правильное суждение по поставленным вопросам. О необходимости комплек сного изучения повреждений на одежде и теле говорит также 3. И. Кацитадзе (1955). Поэтому мы считаем, что оценка результатов исследования как повреждений на теле, так и повреждений на одежде должна проводиться в одном документе.

Тем не менее иногда встречаются случаи, когда это сделать затруднительно или даже невозможно (при не качественном описании повреждений в акте вскрытия или, например, при уничтожении первичных свойств раны заживлением, хирургической обработкой или гниением) и приходится опираться только на резуль таты исследования одежды.

В настоящей главе показывается возможность изу чения повреждений одежды колюще-режущим орудием применительно к решению экспертных вопросов о свой ствах ранившего орудия и механизме нанесения повреж дений.

Доказательство действия колюще-режущего орудия Изучая повреждение на одежде, эксперт прежде всего должен решать вопрос о виде орудия, которым оно было причинено.

Повреждение обоюдоострым ножом, об ладающее ровными краями и острыми концами, сходно с коротким повреждением режущим орудием. Отличием является то, что длина повреждения колюще-режущим орудием на всех слоях одежды одинакова или почти оди накова, в то время как длина повреждения, причиненного режущим орудием, по мере углубления резко уменьшает ся. У концов повреждения режущим орудием наблюдают ся надрезы наружной поверхности нитей ткани (В. И.

Пашкова, и X. М. Тахо-Годи, 1955;

Э. С. Шельдяева, 1959), в то время как у повреждений одежды колюще-режущим орудием такие надрезы хотя и бывают, но обычно огра ничиваются 2 — 3 нитями. Если надрезаны только пер вые концевые нити, это свидетельствует о действии колюще-режущего орудия. Если же надрез наружной поверхности ткани имеет большое протяжение, то это более характерно для режущего действия;

однако этот признак имеет относительное значение, так как при нанесении ранений колюще-режущим орудием надрез наружной поверхности ткани у конца повреждения может образоваться от скольжения острия перед погру жением, а у другого конца повреждения — за счет дей ствия лезвия при извлечении клинка. В последнем слу чае у обоих концов повреждения колюще-режущим орудием могут наблюдаться довольно длинные поверх ностные надрезы ткани. Обычно затруднения возникают лишь в тех случаях, когда повреждена однослойная одежда;

но и в этих случаях, если известны свойства повреждения тела, например глубокий канал при не большом входном отверстии, диагностика повреждения оказывается нетрудной. При повреждении многослой ной одежды сопоставление свойств повреждений на различных слоях ее, особенно концов и размеров отвер стий, позволяет легко отличать повреждения, причинен ные колюще-режущими орудиями, от повреждений, при чиненных режущими орудиями.

Если небольших размеров повреждение нанесено средней частью лезвия топора, то оно может напоминать повреждение кинжалом. Отличительной особенностью повреждений одежды рубящим орудием является наличие следа — вдавления на поверхности ткани (И. В. Скопин, 1960) и сплющивание, размозже ние концов пересеченных нитей (В. И. Пашкова и X. М. Тахо-Годи;

И. В. Скопин). Сравнительно корот кие повреждения средней частью лезвия топора обычно образуются при слабых ударах;

в этих случаях между краями разруба могут сохраниться непересеченные нити-перемычки (И. В. Скопин), что также облегчает диагностику повреждающего орудия.

Повреждение углом топора, если оно имеет небольшие размеры, может иметь внешнее сходство с повреждением одностороннеострым ножом. Выше перечисленные особенности повреждений одежды рубя щим орудием позволяют отличить их от повреждений колюще-режущим орудием и в этом случае. Концы ни тей по краям повреждения колюще-режущим орудием пересечены ровно, не раздавлены, не сплющены;

лишь в области действия обуха клинка наблюдается разволок нение ткани и нитей. Соответственно действию лезвия ножа нередко образуется надрез концевой нити, в то время как у конца разруба соответственно лезвию то пора надреза нити не наблюдается. По мнению И. В. Скопина, последнее объясняется тем, что топор, как правило, уступает ножу по остроте лезвия. Кроме того, в толстой многослойной одежде концы поврежде ний колюще-режущим орудием обычно углубляются отвесно и поэтому длина повреждений на различных слоях одинакова или почти одинакова;

лишь при внедре нии только кончика быстро суживающегося клинка длина повреждения на наружном слое будет несколько превышать Длину глубжерасположенных повреждений, но в этих случаях повреждения носят поверхностный характер. Концы разрубов углубляются постепенно и поэтому на глубжележащих слоях повреждение обыч но имеет значительно меньшие размеры;

исключением являются повреждения, возникшие от скользящего удара углом топора, когда повреждение на глубжележащих слоях одежды могут быть длиннее (И. В. Скопин).

Повреждения одежды остроколющим цилиндроконическим орудием редко сопро вождаются разрывом нитей ткани;

обычно такие орудия лишь раздвигают последние и поэтому образуемые ими повреждения легко отличимы от повреждений, причи ненных колюще-режущим орудием, которые характери зуются пересечением нитей независимо от направления последних.

Некоторые затруднения могут возникнуть при диф ференцировании повреждений, причиненных таким колюще-режущим орудием, как ста меска. Эти повреждения имеют ровные края, состоя щие из пересеченных на одной линии концов нитей, и закругленные или П-образные (возможно с надрыва ми) концы, в окружности которых наблюдается разво локнение нитей и ткани. Такой же вид могут иметь повреждения ко люще-режущим орудием при пол ном погружении клинка или при употреблении сапожного ножа, ког да действие лезвия маскируется внедряющейся бородкой клинка или тупым ребром сапожного ножа.

Ключом к дифференциальной диаг ностике в подобных случаях являет ся сопоставление свойств и особен ностей соответствующих концов по вреждений на всех тканях (слоях) пю ходу канала, особенно на наруж ном и глубоком, вблизи от конца канала, слоях (рис. 59).

Оба конца отверстия поврежде ний стамеской будут обладать при знаками действия обуха на всех слоях поврежденных тканей, в то время как при полном погружении Рис. 59. Схема, отра колюще-режущего клинка внедряю жающая зависимость щаяся бородка или пятка воздейст свойств повреждений вует только на наружные слои тка- на различных слоях (тканях) раневого ни, не достигая более глубоких сло канала от соответ ев толстой одежды, на которых со ствующих свойств храняются признаки действия лез стамески (Л), клин вия. Такая же картина наблюдается ка перочинного (Б) и сапожного (В) но и при ранении сапожным ножом.

жей.

Признаки действия обуха при нанесении повреждений сапожным ножом обычно хорошо выражены, в то время как признаки действия противоположного ребра клин ка выражены значительно слабее. Последнее объяс няется тем, что это ребро клинка входит в соприкосно вение с тканью уже после того, как образовался разрез, по своей длине почти соответствующий ширине клинка, и поэтому не оказывает такого сильного давления на ткань, как обух клинка. Это нашло свое подтверждение и в исследованиях Л. В. Потехиной (1960). По ее дан ным, оба конца повреждений одежды стамеской имеют надрывы, разволокнение ткани и нитей;

разволокнение нитей и надрывы повреждений сапожным ножом наблю даются лишь соответственно действию обуха, а соответ ственно действию лезвия эти признаки не выражены.

Однако автор отмечает, что такая же картина наблю дается и в тех случаях, когда лопасть стамески погру жалась под углом 45° со стороны одного из ее ребер.

Мы считаем, что при глубоком погружении клинка повреждение однослойной одежды не дает возможности отличить действие стамески от действия сапожного ножа. Если же сапожный нож погружается на неболь шую глубину, не превышающую длину его лезвия, то он действует, как одностороннеострый нож;

в этом случае нанесенные им повреждения легко отличимы от повреж дений стамеской.

Отмеченные выше трудности дифференциальной диагностики повреждений одежды сапожным ножом и стамеской относятся только к случаям, когда повреж дение состоит лишь из основного разреза. Дополнитель ный разрез указывает на действие острого края клинка при извлечении и наблюдается только при применении колюще-режущего орудия.

Таким образом, тщательное изучение свойств и осо бенностей повреждений с непременным использованием стереомикроскопа в большинстве случаев позволяет отличить повреждения одежды, причиненные колюще режущим орудием, от сходных повреждений иного про исхождения. Наибольший успех достигается при изуче нии всех слоев поврежденных тканей по ходу раневого канала.

Определение свойств колюще-режущего орудия Установление типа клинка — односторонне острый или обоюдоострый — производится на основа нии имеющихся признаков действия лезвия или обуха.

Обнаружение у обоих концов повреждения признаков действия лезвия свидетельствует об обоюдоостром клинке. Если же один конец повреждения обладает при знаками действия лезвия, а у другого обнаружены при знаки действия обуха, то это указывает на односторон неострый клинок.

К признакам действия лезвия относятся: дополни тельный разрез;

надрез концевой поперечной нити, особенно на глубжележащих слоях одежды;

острый конец повреждения при отсутствии разволокнения при легающей ткани и нитей. О действии обуха свидетель ствуют: отслоение и разволокнение концевой попе речной нити;

нити-перемычки;

разволокнение ткани и концов пересеченных нитей у конца повреждения;

надрыв ткани;

П-образный или закругленный конец повреждения.

Следует помнить, что надрез наружной поверхности верхнего слоя одежды может быть и у конца поврежде ния, соответствующего действию обуха клинка, за счет скользящего действия острия перед погружением (вко лом) ножа. В подобных случаях о действии лезвия у этого конца повреждения можно утверждать лишь на основании исследования глубжележащих тканей. С дру гой стороны, внедрение бородки или тупого основания клинка при полном его погружении может повлечь за собой такие изменения ткани, которые сходны с при знаками действия обуха, и тем самым замаскировать действие лезвия. И лишь исследование соответствую щего конца повреждений на глубжележащих тканях, куда действие тупого основания клинка не распростра няется, помогает выявить признаки действия лезвия клинка. Вместе с тем наличие на верхних слоях одежды признаков действия тупой части клинка, в то время как у соответствующего конца повреждения на последую щих слоях одежды или тканях тела имеются признаки действия лезвия, свидетельствует о полном погружении клинка и облегчает суждение о длине последнего.

Следует подчеркнуть, что сам по себе острый конец повреждения не является бесспорным признаком дей ствия лезвия, так как он может получаться и от действия тонкого обуха. Точно так же не может являться призна ком действия обуха закругленный или даже П-образный конец у повреждений трикотажных изделий, так как указанная форма его в этих случаях зависит не от свойств клинка, а от характера переплетения нитей, т. е. от свойств ткани.

Повреждения трехгранными клинками с острыми ребрами приводят к образованию характерных повреж дений трехлучевой формы, при этом лучи расположены обычно под углом примерно 120° друг к другу (рис. 60).

Трехлучевую форму могут иметь повреждения плоским клинком, если последний после погружения был повер нут вокруг своей продольной оси на 90°, а извлечение проводилось с нажимом на лезвие (рис. 61). Особен ностью такого повреждения, отличающей его от повреж дения трехгранным клинком, является расположение двух лучей на одной прямой линии, благодаря чему отверстие имеет Т-образную форму (поперечная часть представляет собой основной разрез, вертикальная — дополнительный), в то время как все три луча-разреза у повреждения трехгранным клинком расположены под углом друг к другу.

О ширине клинка судят по длине основного разреза.

При этом надо учитывать те условия, которые могут Рис. 60. Повреждение трехгранным клинком на рубашке гр. В. (наблюдение из практики).

Рис. 61. Повреждение финским ножом.

Горизонтальная часть отверстия — основной разрез;

правый конец его соответствует действию обуха клинка;

левый — действию лезвия. От середины нижнего края основного разреза отходит вниз дополнительный разрез (наблюдение Е. А. Клокова).

влиять на соотношение длины повреждения и ширины клинка.

Исследуя только одежду, эксперт не может опреде лить, на каком расстоянии от острия клинок имеет установленную ширину, так как для этого необходимо знать глубину раневого канала;

не зная последней, нельзя судить и о длине клинка. Это подчеркивает важность комплексного изучения повреждений тела и одежды.

Исследование повреждений одежды дает представ ление только о некоторых свойствах причинившего их орудия, но и этого бывает достаточно, чтобы решить вопрос: могли или не могли быть причинены эти по вреждения представленным эксперту ножом.

Иногда следователь ставит перед экспертом вопрос о возможности причинения одним и тем же ножом (без представления самого ножа) повреждений одежды не скольким лицам. В этих случаях устанавливаются свой ства клинка, причинившего каждое повреждение, а за тем они сравниваются между собой;

при этом необхо димо помнить, что на различном расстоянии от кончика клинок имеет неодинаковую ширину и поэтому разница в длине повреждений может быть обусловлена различ ной глубиной погружения клинка.

Определение положения и направления движения орудия в момент удара и при извлечении Исследование повреждений одежды позволяет опре делять положение обуха и лезвия клинка во время удара;

при этом главное значение имеют свойства концов по вреждений, расположение признаков действия лезвия и обуха. Дополнительный разрез и его направление позволяют сделать вывод о повороте клинка, нажиме на лезвие и направлении последнего при извлечении. Рас положение повреждений помогает судить о взаиморас положении ударявшегося и пострадавшего, о нанесении удара спереди или сзади. В толстой, например стеганой, одежде можно проследить направление канала и судить о направлении удара.

Все это определенным образом характеризует об стоятельства нанесения повреждения и нередко помо гает следователю установить обстановку преступления.

Исследуя одежду, эксперт должен использовать данные медицинских документов о свойствах повреждений тела, что позволяет высказать наиболее полное суждение по интересующему следователя вопросу.

Иногда в материалах следствия имеются показания свидетелей, очевидцев преступления, которые нуждают ся в проверке или подтверждении объективными дан ными экспертизы, так как обвиняемый обычно отрицает направленные против него свидетельские показания.

Это подчеркивает важность экспертного заключения о деталях механизма нанесения повреждений, основан ного на объективных данных исследования различных материалов, в том числе повреждений одежды.

В заключение отметим, что хотя исследование одеж ды позволяет выявить ряд важных признаков, облегчаю щих суждение о свойствах примененного орудия и меха низме образования повреждений, однако наиболее полное представление по этим вопросам эксперт полу чает лишь при изучении повреждения всех тканей по ходу раневого канала. Вот почему изучение поврежде ний одежды и их экспертная оценка не должны отры ваться от изучения повреждений тела. Поэтому наибо лее успешной экспертиза будет в тех случаях, если исследование повреждений тела и одежды проводится одним и тем же экспертом, конечно, обладающим соот ветствующими знаниями в области таких исследований.

Методика исследования повреждений одежды колюще-режущим орудием Порядок описания одежды, расположения и нумера ции повреждений на ней были изложены выше. В этом разделе мы остановимся лишь на исследовании самого повреждения. Оно должно производиться не только макроскопически, но и с помощью стереомикроскопа, без которого мелкие детали и особенности, например надрез концевой нити, трудно обнаружить. При невоз можности использовать стереомикроскоп можно приме нить обычную бинокулярную лупу, а также биологиче ский микроскоп для непосредственной микроскопии, хотя возможности такого исследования значительно уступают стереомикроскопическому. Мы считаем, что каждый судебномедицинский эксперт должен быть вооружен стереомикроскопом, что значительно облегчит его работу и повысит качество экспертизы.

При изучении повреждения описывают его форму и общие размеры. Здесь следует еще раз отметить, что первоначальная форма отверстия может измениться от сморщивания ткани при высыхании. Если повреждение деформировано засохшей кровью, то окружающую его ткань необходимо размочить в воде, а затем осторожно расправить на стеклянной пластинке и высушить при комнатной температуре, после чего продолжить иссле дование.

Устанавливают, состоит ли повреждение только из основного разреза или имеется еще и дополнительный разрез;

определяют их размеры и направление. Осмат ривая края повреждения, отмечают их ровность, высту пание и разволокнение концов пересеченных нитей, их направленность (внутрь или наружу, к одному концу повреждения или от середины к обоим концам). Смот рят, есть ли отслоение краевых нитей;

если есть, то у какого края. Иногда можно обнаружить кайму обти рания по краям повреждения с наружной поверхности ткани;

протяженность ее помогает судить о ширине клинка. Однако кайма обтирания обнаруживается редко, так как образуется только при погружении загрязнен ных клинков, да и то на светлой ткани;

кроме того, она маскируется изливающейся кровью. При множествен ных повреждениях кровяная кайма обтирания может служить признаком повторного удара.

Изучая концы повреждений, определяют их форму, отмечают наличие или отсутствие надрывов, разволок нение ткани и нитей, перемычки, отслоение концевой нити, надрезы поверхности ткани. Затем определяют направление канала относительно вертикального поло жения тела, что особенно хорошо удается при исследо вании толстой стеганой одежды;

если повреждено не сколько слоев отдельных предметов одежды (майка, рубашка, пиджак и т. д.), целесообразно надеть ее на маникен, что облегчит определение направления канала.

Определяют также характер углубления стенок кана ла (отвесные, скошенные, подрытые) относительно краев входного отверстия и направления плоскости канала, особенно соответственно основному разрезу, относительно поверхности одежды;

затем определяют направление ребер канала относительно линии, соеди няющей концы основного разреза на наружной поверх ности верхнего слоя одежды. Последнее важно для определения ширины клинка: если ребра канала распо ложены перпендикулярно к этой линии (длине основ ного разреза), то длина разреза будет соответствовать ширине клинка. Если же ребра канала расположены под острым углом к этой линии, то длина разреза будет несколько больше ширины клинка и для суждения о последней необходимо знать длину разреза на попе речном сечении через канал. Так как рассечь канал в одежде строго поперечно не представляется возмож ным, то вычерчивают масштабную схему его. Для этого определяют толщину плотно сложенной одежды в обла сти повреждения и величину смещения соответствую щих концов основного разреза на наружном и внутрен нем слоях одежды. Это удобно сделать путем измерения расстояния соответствующих концов от какого-либо Рис. 62. Схема канала повреждения в ватных брюках гр. Ф.

А — отверстие на наружной поверхности брюк;

Б — от верстие на внутренней поверхности брюк;

В — ватный слой;

С — строчка;

Д — расстояние от строчки до кон ца отверстия;

Е — длина отверстия на поперечном сече нии канала, соответствующая ширине клинка (наблю дение из практики).

ориентира, единого для наружного и внутреннего слоев, например строчки стеганой ватной одежды (рис. 62).

Если же такого ориентира нет, то его нужно создать путем, например, введения иглы, которая должна рас полагаться перпендикулярно проколотой одежде (см.

рис. 49).

При исследовании просвета канала надо обратить внимание на его ребра, около которых могут быть пере мычки, соединяющие стенки канала, например нить марлевого слоя на ватной подкладке.

Стереомикроскопическое исследова н и е. Стереомикроскопическое исследование поврежде ний удобнее проводить на вырезанных кусочках одежды.

Последние должны вырезаться таким образом, чтобы не пострадало само повреждение. Участку вырезанной ткани придается форма пятиугольника, вершина кото рого должна быть направлена вверх, подобно форме иссекаемого участка кожи (см. рис. 58);

кроме того, наносят условные обозначения «верх», «низ» независимо от направления разреза так, чтобы исследователь впо следствии мог свободно ориентироваться в направлении разреза относительно вертикального положения тела.

При изучении краев повреждения обращают внима ние на состояние концов пересеченных нитей: их вы ступание, направленность, сплющивание, разволокне ние, загрязненность кровью;

на глубоких (нательных) слоях одежды могут быть обнаружены глыбки жира, свидетельствующие об одновременном нанесении по вреждений тела и одежды, но они наблюдаются не всегда.

При изучении концов повреждения уточняют их форму, смотрят, нет ли надрывов. Для облегчения выяв ления последних слегка разводят края отверстия и сме щают их относительно друг друга. При осмотре окру жающей ткани изучают состояние ее — разволокнена, разрыхлена или нет, выявляют надрезы ее поверхности.

Изучение концевой нити производят с наружной и внут ренней поверхности на предмет выявления отслоения ее, разрыхленности составляющих ее волокон, надрезов или надрывов. В необходимых случаях для облегчения ее осмотра и фотографирования можно осторожно уда лить соседние нити, если они мешают обзору. При сте реомикроскопическом исследовании нельзя пользоваться грубыми инструментами;

для отведения или фиксиро вания нитей целесообразно применять тонкие инстру менты — препаровальную иглу, глазной пинцет.

При фотографировании одежды повреждения на ней необходимо обозначить стрелками или окружить нитью (черной, белой), которая Должна резко выделяться на фоне одежды. Для облегчения представления по фото графии расположения повреждений одежды относи тельно областей и сторон тела целесообразно фотогра фировать одежду, надетую на манекен.

Для лучшей передачи на фотосъемке формы самого отверстия и его концов, а также места отхождения и направления дополнительного разреза, состояния ткани и нитей по краям и у концов разреза (разволок нены, не разволокнены, выступают ли нити за общую линию пересечения и т. д.) повреждение фотографи руют с некоторым (2 — 5 раз) увеличением. Участок ткани, на котором расположено повреждение, предва рительно фиксируется кнопками или иглами на доске из мягкого дерева в слегка растянутом виде таким обра зом, чтобы были четко видны те свойства повреждения, которые необходимо запечатлеть. Фиксация предохра няет также от смещения объекта во время самой съемки.

Под ткань одежды помещается белая, серая или черная бумага (экран), на фоне которой фотографируемое от верстие должно четко выделяться. Но все же при этом наблюдается один недостаток — тень, которая порой значительно снижает качество снимка. Для того чтобы тень не отражалась на экране, необходимо последний расположить на некотором расстоянии (несколько сан тиметров) за объектом. С этой целью для фиксирования участка одежды с повреждением мы используем толстые (2 — 3 см) дощечки с отверстием диаметром 3 — 5 см, над которым и укрепляется повреждение, а экран поме щается под дощечку;

такое приспособление позволяет фотографировать и в проходящем свете.

Наиболее удобно фотографировать повреждения и их детали с помощью вертикальной камеры ФМН-2, имеющей самостоятельное освещение и оборудование для съемки различных макро- и микрообъектов. Большим ее преимуществом является возможность фотографиро вания мелких деталей без применения микроскопа, на пример надрезов или разволокнения нитей.

Оформление фототаблиц и документов экспертизы должно производиться с соблюдением условий, изло женных выше.

Глава ИССЛЕДОВАНИЕ КОЛЮЩЕ-РЕЖУЩИХ ОРУДИЙ И СОПОСТАВЛЕНИЕ ИХ С ПОВРЕЖДЕНИЯМИ НА ТЕЛЕ И ОДЕЖДЕ При судебномедицинской экспертизе повреждений нередко приходится исследовать различные колюще-ре жущие орудия для решения вопроса: не этим ли ору дием нанесены повреждения. Иногда эксперту достав ляют несколько ножей с целью установления, каким из них нанесено исследуемое повреждение. В подобных случаях эксперт испытывает затруднение как при опи сании самого орудия, так и в методике разрешения вопроса, так как в судебномедицинской литературе та ких сведений не приводится.

Представленный нож сначала исследуют в биологи ческом отделе лаборатории на предмет выявления на нем крови и установления ее вида, группы, типа и источ ника происхождения. Кроме обычных способов, А. П. Загрядская (1961, 1962) успешно применяет метод цитологического исследования для обнаружения на предъявленных ножах клеток поврежденных органов и тканей. По наблюдениям этот метод дает положи тельные результаты даже в тех случаях, когда кровь на ножах не обнаружена.

После окончания этих исследований нож передают эксперту, который будет решать вопрос о возможности нанесения этим ножом определенных повреждений. Мы считаем, что такое сравнительное исследование должен проводить тот эксперт, который изучает эти поврежде ния, так как он имеет наиболее полное представление о свойствах последних, вследствие чего может сопоста вить их со свойствами клинка лучше, чем другой экс перт, который этих повреждений не исследовал. Свой ства представленного ножа должны быть обязательно описаны в акте исследования.

При описании ножа указывается, из каких частей он состоит (клинок, рукоятка);

у некоторых ножей, напри мер перочинных, может иметься несколько клинков и ряд других частей: консервный нож, штопор, шило и т. д., которые также должны быть перечислены. Опи сывая рукоятку ножа, эксперт характеризует ее форму— цилиндрическая, плоская, фигурная;

указывает материал, из которого она изготовлена (деревянная, металличе ская и т. д.). Указываются размеры рукоятки — длина, ширина, толщина, характер ее крепления с клинком (подвижное, неподвижное), форма и размеры ограни чителя. Если ограничителя нет, а есть кольцо, то указы вают его форму и размеры;

у перочинных ножей отме чается величина выступания щечек ручки над плос костью основания клинка. Это особенно важно в тех случаях, когда имеются следы действия рукоятки около исследуемого повреждения. Сравнение формы и разме ров ссадины, ее расстояния и расположения относи тельно раны с соответствующими деталями рукоятки помогают решению вопроса о возможности или невоз можности нанесения данного повреждения представлен ным эксперту ножом.

При описании клинка отмечают его цвет и материал, из которого он изготовлен, его тип — односторонне острый или обоюдоострый и размеры: длину от острия до рукоятки и до бородки, если она есть;

указывается наибольшая ширина клинка, которая обычно наблюдает ся около рукоятки или бородки, т. е. у основания клинка. Иногда клинок имеет наибольшую ширину в другом месте;

тогда необходимо указать расстояние от острия до того места клинка, где начинается наиболь шая его ширина. Это важно учитывать при сопоставле нии длины повреждений на различных тканях по ходу раневого канала и глубины его с размерами иссле дуемого клинка.

При изучении обуха клинка отмечают его форму — прямолинейная или со скосом;

в последнем случае ука зывают длину скоса. Важно описать форму поперечного сечения обуха — закруглена или прямоугольна (П-об разна);

если обух имеет хорошо выраженные ребра, то указать на их остроту (см. рис. 14). Это имеет опреде ленное значение, так как указанные свойства обуха на кладывают свой отпечаток на выраженность тех или иных признаков его действия. Измеряется ширина обуха.

При экспертной оценке возможности нанесения исследуемых повреждений представленным ножом имеют значение не столько максимальные показатели ширины клинка и его обуха, сколько величина их на том расстоянии от острия, которое соответствует глу бине раневого канала. Поэтому при исследовании ножа надо изучать его свойства не только вообще, но и при менительно к свойствам исследуемого повреждения.

При изучении лезвия клинка отмечают, является ли оно прямолинейным или близ острия имеет закругление (скос лезвия);

указывают степень его остроты, наличие зазубрин, их расположение (удаление от острия). У са пожных ножей отмечают длину лезвия.

Изучая основание клинка, отмечают наличие пятки или бородки, указывают их толщину и размеры, в том числе величину выступания бородки над линией лезвия.

У трехгранных и четырехгранных клинков отмечают их длину, форму поперечного сечения, ширину граней, остроту ребер. Иногда встречаются случаи нанесения ран необычными, атипичными колюще-режущими ору диями, например заточенной под кинжал ручкой метал лической столовой ложки. Бывают ножи с атипичной заточкой клинка.

Так, например, эксперту был представлен нож, плоский клинок которого по очертаниям напоминал финский, однако в противо положность последнему оба параллельных ребра его были заточены в виде лезвий и только на протяжении скоса имелся четкий обух шириной 2 мм с хорошо выраженными ребрами. Таким образом, нож почти на всем протяжении был обоюдоострым и лишь в обла сти скоса—одностороннеострым. Этим ножом была убита гр. Ш. На передней поверхности грудной клетки убитой обнаружено 5 колото резаных ран, у левой лопатки, на животе и в области левого колен ного сустава — по одной ране. Все раны имели ровные края, один конец острый, а другой — П-образный, М-образный или закруглен ный;

у некоторых ран этот конец был осаднен. Повреждения на других тканях по ходу раневых каналов также имели признаки действия обуха и лезвия.

Указанные свойства повреждений свидетельствовали о действии одностороннеострого ножа, в то время как в действительности повреждения наносились ножом, клинок кторого почти на всем протяжении являлся обоюдоострым. Это кажущееся противоречие недостаточно опытного исследователя может привести к ошибоч ному выводу, что представленным эксперту ножом не могли быть причинены описанные повреждения, что женщина убита другим ножом. На самом же деле морфология повреждений вполне соот ветствует свойствам клинка: имеющиеся у одного из концов ран признаки действия обуха клинка являются следствием воздействия хорошо выраженного скоса обуха.

Этот пример подчеркивает важность исследования, имеющегося по делу ножа (ножей), и сопоставления его свойств со свойствами изучаемого повреждения (по вреждений). Это гарантирует от ошибок и придает экспертизе более конкретный характер. Приведенный пример представляет интерес и в том отношении, что показывает устойчивость признаков действия хорошо выраженного скоса обуха;

эти признаки не уничтожи лись последующим воздействием заточенного под лез вие обуха клинка.

При исследовании ножей можно обнаружить такие детали их строения, которые позволяют объяснить мор фологические особенности самого исследуемого по вреждения (см. рис. 3), а также дополнительных по вреждений, расположенных около основного — следов воздействия рукоятки или бородки клинка (см. рис. и 53).

Мы уже упоминали, что в сомнительных случаях необходимо исследуемым ножом нанести эксперимен тальные повреждения, что поможет допустить или исключить применение этого ножа как орудия преступ ления.

Эксперту был представлен нож, обнаруженный во дворе дома, в котором накануне был убит гр. С. и тяжело ранен гр. К. Убийство И ранение были совершены ножом. Эксперт должен был решить вопрос о возможности причинения найденным ножом повреждений, обнаруженных на трупе гр. С. и теле гр. К. Нож представлял собой металлическую пластинку серо-стального цвета;

клинок имел длину 10,7 см, наибольшая ширина его (2 см) начиналась на рас стоянии 3,7 см от острия и сохранялась на протяжении всего клинка. Одно ребро пластинки представляло собой обух шириной 2 мм, который на расстоянии 3,7 см от острия переходил в скос.

Другое ребро пластинки было заточено, но вследствие неполной заточки было тупым и представляло собой узкую ровную плоскость шириной 0,4 мм с хорошо выраженными ребрами. Длина повреж дений на теле и одежде гр. С. и гр. К. колебалась в пределах 1,9 — 2,2 см при глубине каналов 10 — 12 см;

один конец поврежде ний имел признаки действия лезвия, а другой — обуха.

Несмотря на соответствие размеров повреждений и клинка, возникло сомнение в возможности нанесения ранений гр. С.

И гр. К. этим ножом, так как он по существу не имел острого лезвия. С целью разрешения этих сомнений представленным ножом были нанесены 7 экспериментальных повреждений на трупе в соот ветствующие области тела и через соответствующую одежду.

Сравнительное изучение экспериментальных повреждений и по вреждений на теле и одежде гр. С. и гр. К. позволило прийти К заключению, что ранение названных граждан не могло быть при чинено представленным на экспертизу ножом. Основанием для такого вывода явилось следующее.

1. Исследование повреждений на теле и одежде гр. С. показало, что повреждения нанесены колюще-режущим орудием, клинок ко торого имел остро отточенное лезвие и тупой обух. О действии обуха свидетельствовали: П-образный конец кожной раны, отслойка и разволокнение поперечных нитей у соответствующих концов по вреждений на одежде. О действии остро отточенного лезвия сви детельствовали: а) ровные, неосадненные края кожной раны, схо дившиеся под острым углом у одного из концов ее;

б) ровные расположенные на одной линии, неразволокненные концы пересе ченных нитей по краям повреждений одежды;

в) надрез попереч ной нити у тех концов повреждений на одежде, которые соответ ствовали острому концу кожной раны.

Повреждения одежды гр. К. (кожная рана была иссечена хирургом) также были причинены одностороннеострым клинком, на что указывали: П-образная или закругленная форма одного конца повреждения, разволокнение и отслоение поперечной нити, разволокнение прилегающих нитей соответственно этому концу отверстий;

о действии острого лезвия свидетельствовали надрезы концевых поперечных нитей у другого конца отверстий и ровно пересеченные нити по краям повреждений.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.