WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«П А М Я Т Н И К И Л И Т Е Р А Т У Р Ы Ивановъ-Разумникъ О смысл жизни. Сологубъ, Л. Андреевъ, Л. Шестовъ ImWerdenVerlag Mnchen 2006 СОДЕРЖАНIЕ Предисловіе ко 2-му изданію ...»

-- [ Страница 5 ] --

И стоя на этой почв, я долженъ сказать себ слдующее: зло имманентно человческой жизни и не можетъ быть осмыслено;

всегда были и всегда будутъ без смысленныя, безвинныя человческія страданія. Черезъ сотни, черезъ тысячи лтъ — всегда, всегда будутъ въ мір безсмысленныя случайности;

трагедія и драма неуничто жимы въ человческой жизни. Мы будемъ бороться за лучшее будущее человчества, мы побдимъ раньше или позже все соціальное зло, мы уничтожимъ вс болзни, мы сдлаемъ всхъ людей долголтними и здоровыми, мы уничтожимъ все зависящее отъ насъ горе на земл: — да будетъ! Но и тогда не одинъ разъ будетъ безумно рыдать мать надъ трупомъ утонувшаго ребенка, и тогда не одинъ разъ случайно упавшій камень разобьетъ жизнь молодого и полнаго силъ существа, и тогда не уничтожится безвинная человческая мука. Безвинныя страданія всегда будутъ, міровое зло никогда не будетъ оправдано. Эту правду тяжело сознать, тяжело сказать, но все же ей надо смотрть пря мо въ глаза. Если правда эта для меня тяжеле жизни, то я не могу больше жить, не могу принять міра;

если же я принимаю міръ, то я долженъ принять и эту тяжелую человческую правду. Это тяжело, но это необходимо, если я хочу жить.

Остается послдній вопросъ: но имю ли я право жить, разъ рядомъ со мной ос тается въ мір навки неоправданное страданіе? Да, я имю это право, потому что и самъ я являюсь носителемъ этого безвиннаго человческаго страданія;

потому что и на мою голову падаютъ тяжелые удары случайности;

потому что не изъ прекраснаго далека принимаю я неоправданное зло, услаждаясь своею «полнотой бытія»;

потому что въ эту полноту бытія входятъ и тяжелыя переживанія безвинной человческой муки, своей и чужой... Своей или чужой, это все равно! — повторимъ мы еще разъ знакомыя уже намъ слова. И если посл этого я принимаю міръ, принимаю жизнь, то это значитъ, что я имю право ихъ принять;

это значитъ, что хотя объективнаго оп равданія міра нтъ, но существуетъ объективное оправданіе жизни. Въ чемъ заключа ется это субъективное оправданіе — выяснить это должно было воззрніе имманент наго субъективизма.

VIII.

Мы пришли къ концу намченнаго пути. Это не значитъ, конечно, что мы считаемъ до конца ршенными поставленные нами вопросы: окончательное, общеобязательное ршеніе этихъ вопросовъ совершенно невозможно, не будетъ дано никогда и никмъ.

Всегда будутъ люди врующіе и неврующіе, романтики и реалисты, мистики и пози тивисты;

различіе въ психологическихъ типахъ длаетъ разъ навсегда невозможнымъ общее ршеніе вопроса смысл жизни. Мы намтили только одно изъ возможныхъ ршеній этой проблемы, обязательное только для людей одинаковаго психологическа го типа — для тхъ людей, которые не желаютъ обольщать себя никакими трансцен дентными утшеніями, которые не врятъ во всемірную гармонію, въ конечную цль историческаго и мірового процесса, которые вершиной міра признаютъ чувствующую и страдающую человческую личность. Для этихъ людей воззрніе имманентнаго субъ ективизма являлось и является психологически необходимымъ, представляя собою въ то же время только одно изъ возможныхъ ршеній, ни для кого не общеобязательное логически или этически;

то же самое относится и къ другимъ ршеніямъ поставлен ныхъ вопросовъ — къ позитивной или мистической теоріямъ прогресса.

Но мы не только не претендовали дать окончательное ршеніе поставленной проблемы, но даже не считаемъ выраженнымъ до конца и воззрніе имманентнаго субъективизма. Читатель иметъ передъ собой только вполн опредленную точ ку зрнія, но вовсе не ршеніе безконечнаго ряда частныхъ вопросовъ. Къ развитію воззрнія имманентнаго субъективизма по различнымъ частнымъ вопросамъ пишу щій эти строки надется еще не разъ возвращаться при случа;

здсь же намчено только опредленное направленіе пути. Повторимъ еще разъ свое сравненіе: нтъ ни какой твердыни имманентнаго субъективизма, въ которую бы мы вводили читателя, провозглашая — «вотъ истина!» Мы намчаемъ только направленіе пути, который мы вс должны прокладывать сквозь чащи и дебри;

«мы вс» — т.-е. люди одного психо логическаго типа. Развтвленія пути могутъ быть различны, но направленіе ихъ бу детъ одно, и это единство направленія придаетъ цльность и опредленность всему міровоззрнію.

Итакъ, «аще что недописахъ, ли переписахъ» — не въ этомъ дло, а въ томъ, чтобы ясна была общая концепція, чтобы вполн опредленно указывалось общее направ леніе. Это, думается намъ, въ достаточной степени достигнуто всмъ изложеннымъ выше, для того чтобы мы могли считать ршенной поставленную проблему.

Въ заключеніе — нсколько словъ къ нашимъ возможнымъ противникамъ.

Эти возможные противники — не сторонники мистической или позитивной те оріи прогресса, съ которыми мы расходимся не только въ возможности, но и въ дйствительности;

нтъ я говорю теперь не нихъ, а тхъ, которые еще не пришли ни къ какой догм, которые еще ищутъ отвтовъ на карамазовскіе вопросы и кото рые хотятъ во что бы то ни стало найти на эти вопросы общеобязательный отвтъ, а значитъ, найти и объективный смыслъ жизни. Всмъ имъ мн хотлось бы сказать слдующее:

Ваши поиски тщетны — поймите это разъ навсегда: васъ обманываетъ миражъ, иллюзія. Вы умираете отъ жажды смысла жизни въ пустын мірового бытія, и ваше му напряженному взору представляются обманчивые миражи — оазисы въ пустын, зеленющія деревья, озера и рки живой воды. Все это иллюзіи вры — и если вы поврите въ эти кажушіяся отраженія, то вчно будете стремиться утолить свою жаж ду въ недосягаемыхъ, ибо несуществующихъ, источникахъ. Поймите это разъ навсег да — и вы увидите, какъ иллюзіи и миражи разсются и растаютъ подобно утреннимъ туманамъ.

Вы боитесь этого, боитесь, что безъ этихъ миражей вы останетесь въ палящей безводной пустын, вамъ страшно стать лицомъ къ лицу съ дйствительностью, вы пугаетесь «свирпйшей имманенціи»... Если вы настолько слабы духомъ, что са мообманъ вамъ дороже правды, то продолжайте утшать себя иллюзіями;

если же вы хотите правды, а не душевнаго спокойствія, то прежде всего перестаньте пугать ся «свирпйшей имманенціи», перестаньте искать источниковъ воды за предлами человческаго горизонта. Оглянитесь — и вы увидите, что вы ловили собственную тнь;

вы увидите, что тутъ же около васъ бьетъ ключъ живой воды, мимо котораго вы проходили съ пренебреженіемъ. Вы увидите тогда вокругъ себя не палящую безвод ную пустыню, а цвтущую, зеленющую, кипящую ключемъ жизнь;

вы поймете тог да, что и сама эта пустыня мірового бытія — только миражъ, только иллюзія вашего раздраженнаго зрнія.

И тогда васъ уже не испугаетъ «свирпйшая имманенція» того взгляда, кото рый отрицаетъ объективную осмысленность жизни;

вы не будете тогда вчно бжать за будущимъ, цпляясь за фалды Божества или Человчества. Не на будущее, а на настоящее вы тогда обратите свое вниманіе;

вы поймете, что единственный смыслъ нашей жизни — въ полнот ея переживаній, въ широт, глубин и интенсивности бытія. И понявъ это, вы откроете свою душу всему человческому. Вы будете жадно впивать въ себя красоту человческаго творчества и будете творить, если не поэмы, то самую жизнь, будете, по слову Эпикура, µ, к, не писать поэмы, а переживать ихъ. Вы будете цнить завоеванія человческой мысли, безко нечно углубляющія жизнь человчества и ведущія къ несомннной побд человка надъ міромъ, надъ лишеніями, болзнями, надъ соціальнымъ зломъ;

вы почувствуете себя тсно связанными своими непосредственными переживаніями со всми людьми и будете вмст съ ними бороться за свои субъективные цли и идеалы, за воплощеніе въ мір правды-справедливости, правды-истины, правды-красоты. И эта полнота бы тія будетъ единственнымъ смысломъ вашей жизни, другого не ищите;

чмъ полне, ярче, шире будетъ ваша жизнь, тмъ она будетъ осмысленне.

И тогда, умирая, вы не потребуете еще новыхъ заоблачныхъ переживаній для осмысливанія своей минувшей земной жизни: ваша земная жизнь должна была сама оправдать себя. «Мы страдали, мы хотли, мы любили. Мы свершили весь нашъ путь.

Не ждемъ ни радости, ни печали»... И если, умирая, мы услышимъ злорадный и насмшливый шопотъ Старухъ, напоминающихъ намъ объ объективной безсмыслен ности всей нашей минувшей жизни, то каждый изъ насъ скажетъ себ: «моя жизнь имла ясный субъективный смыслъ. Я жилъ широкой, я жилъ полной жизнью. Я любилъ и ненавидлъ, я хотлъ, я страдалъ, я боролся, побждалъ и погибалъ;

въ полнот этихъ переживаній — весь смыслъ человческой жизни. Другого смысла мн не надо, если бы даже онъ и былъ. И если жизнь моя дйствительно была широкой, яркой и полной, то пусть моя могила служитъ символомъ оправданія человческой жизни»...

Только жизнью можетъ быть оправдана смерть. Пусть жизнь каждаго изъ насъ будетъ такимъ оправданіемъ, пусть будетъ наша жизнь яркой, красочной, широкой — и тогда вопросъ смысл жизни будетъ ршенъ нами въ самой жизни, въ вчно-те кучей дйствительности. Для этого надо каждую минуту, каждый мигъ отвчать на призывъ жизни, на тотъ ея призывъ, который еще Герценъ выразилъ словами: vivere memento!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.