WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ Ilf and Petrov. The Twelve Chairs Посвящается Валентину Петровичу Катаеву Текст «билингва» подготовил Тимур Бережной (Киев) Translated from the Russian by John Richardson THE ...»

-- [ Страница 7 ] --

no one "Новоросцемент" - весьма большое учреждение, никто там инженера there had ever heard of Engineer Bruns. I was about to despair completely Брунса и не знал. Я уже было совсем отчаялся, но меня when they gave me an idea. Try the personnel office, they said. I did. Yes, надоумили. Идите, говорят, в личный стол. Пошел. "Да,-- сказали they told me, we did have someone of that name;

he was doing responsible мне,-- служил у нас такой, ответственную работу исполнял, work, but left us last year to go to Baku to work for As-Oil as an только, говорят, в прошлом году он от нас ушел. Переманили его accident-prevention specialist.

в Баку, на службу в Азнефть, по делу техники безопасности". Well, my dear, my journey will not be as brief as I expected. You write Ну, голубушка моя, не так кратко мое путешествие, как мы that the money is running out. It can't be helped, Catherine. It won't be думали. Ты пишешь, что деньги на исходе. Ничего не поделаешь, long now. Have patience, pray to God, and sell my diagonal-cloth student's Катерина Александровна. Конца ждать недолго. Вооружись uniform. And there'll soon be other expenses to be borne of another nature.

терпением и, помолись богу, продай мой диагоналевый Be ready for everything.

студенческий мундир. The cost of living in Rostov is awful. I paid Rs. 2.25 for a hotel И не такие еще придется нести расходы. Будь готова ко room. I haven't enough to get to Baku. I'll cable you from there if I'm всему. successful.

Дороговизна в Ростове ужасная. За номер в гостинице уплатил 2 р. 25 к. До Баку денег хватит. Оттуда, в случае удачи, телеграфирую.

Погоды здесь жаркие. Пальто ношу на руке. В номере боюсь The weather here is very hot. I carry my coat around with me. I'm оставить-того и гляди украдут. Народ здесь бедовый. afraid to leave anything in my room-they'd steal it before you had time to Не нравится мне город Ростов. По количеству turn around. The people here are sharp.

народонаселения и по своему географическому положению он I don't like Rostov. It is considerably inferior to Kharkov in значительно уступает Харькову. Но ничего, матушка, бог даст, и population and geographical position. But don't worry, Mother. God willing, в Москву вместе съездим. Посмотришь тогда-совсем we'll take a trip to Moscow together. Then you'll see it's a completely West западноевропейский город. А потом заживем в Самаре, возле European city. And then we will go to live in Samara near our factory.

своего заводика. Has Vorobyaninov come back? Where can he be? Is Estigneyev still having Не приехал ли назад Воробьянинов? Где-то он теперь рыщет? meals? How's my cassock since it was cleaned?

Столуется ли еще Евстигнеев? Как моя ряса после чистки?

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Во всех Make all our friends believe знакомых поддерживай уверенность, будто я нахожусь у одра I'm at my aunt's deathbed. Write the same thing to Gulenka.

тетеньки. Гуленьке напиши то же. Yes! I forgot to tell you about a terrible thing that happened to me Да! Совсем было позабыл рассказать тебе про страшный today.

случай, происшедший со мной сегодня. I was gazing at the quiet Don, standing by the bridge and thinking Любуясь тихим Доном, стоял я у моста и возмечтал о нашем about our future possessions. Suddenly a wind came up and blew my cap into будущем достатке. Тут поднялся ветер и унес в реку картузик the river. It was your brother's, the baker's, I was the only one to see it.

брата твоего, булочника. Только я его и видел. Пришлось пойти I had to make a new outlay and buy an English cap for Rs. 2.50. Don't tell на новый расход: купить английское кепи за 2 р. 50 к. Брату your brother anything about what happened. Tell him I'm in Voronezh.

твоему, булочнику, ничего о случившемся не рассказывай. Убеди I'm having trouble with my underwear. I wash it in the evening and if его, что я в Воронеже. it hasn't dried by the morning, I put it on damp. It's even pleasant in the Плохо вот с бельем приходится. Вечером стираю, а если не present heat.

высохнет, утром надеваю влажное. При теперешней жаре это даже With love and kisses, приятно. Целую тебя и обнимаю. Твой вечно муж Федя. Your husband eternally, Theo.

ГЛАВА XXVIII. КУРОЧКА И ТИХООКЕАНСКИЙ ПЕТУШОК CHAPTER TWENTY-EIGHT THE HEN AND THE PACIFIC ROOSTER Репортер Персицкий деятельно готовился к двухсотлетнему Persidsky the reporter was busily preparing for the two-hundredth юбилею великого математика Исаака Ньютона. anniversary of the great mathematician Isaac Newton.

В разгар работы вошел Степа из "Науки и жизни". За ним While the work was in full swing, Steve came in from Science and Life.

плелась тучная гражданка. A plump citizeness trailed after him.

-- Слушайте, ПерсИцкий,-сказал Степа,-к вам вот гражданка "Listen, Persidsky," said Steve, "this citizeness has come to see you по делу пришла. Идите сюда, гражданка, этот товарищ вам about something. This way, please, lady. The comrade will explain to you."

объяснит. Степа, посмеиваясь, убежал. Chuckling to himself, Steve left.

-- Ну?-спросил Персицкий.-Что скажете? Мадам Грицацуева "Well?" asked Persidsky. "What can I do for you?" (это была она) возвела на репортера томные глаза и молча Madame Gritsatsuyev (it was she) fixed her yearning eyes on the протянула ему бумажку. reporter and silently handed him a piece of paper.

-- Так,-сказал Персицкий,--...попал под лошадь... "So," said Persidsky, "knocked down by a horse... What about it?" отделался легким испугом... В чем же дело? "The address," beseeched the widow, "wouldn't it be possible to have -- Адрес,-- просительно молвила вдова,-- нельзя ли адрес the address?" узнать? "Whose address?" -- Чей адрес? "O. Bender's."

-- О. Бендера.

-- Откуда же я знаю? "How should I know it? " -- А вот товарищ говорил, что вы знаете. "But the comrade said you would."

-- Ничего я не знаю. Обратитесь в адресный стол. "I have no idea of it. Ask the receptionist."

-- А может, вы вспомните, товарищ? В желтых ботинках. "Couldn't you remember, Comrade? He was wearing yellow boots."

-- Я сам в желтых ботинках. В Москве еще двести тысяч "I'm wearing yellow boots myself. In Moscow there are two hundred человек в желтых ботинках ходят. Может быть, вам нужно узнать thousand people wearing yellow boots. Perhaps you'd like all their их адреса? Тогда пожалуйста. Я брошу всякую работу и займусь addresses? By all means. I'll leave what I'm doing and do it for you. In six этим делом. Через полгода вы будете знать все. months' time you'll know them all.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Я занят, I'm busy, citizeness."

гражданка. But the widow felt great respect for Persidsky and followed him down Но вдова, которая почувствовала к Персицкому большое the corridor, rustling her starched petticoat and repeating her requests.

уважение, шла за ним по коридору и, стуча накрахмаленной нижней That son of a bitch, Steve, thought Persidsky. All right, then, I'll юбкой, повторяла свои просьбы. set the inventor of perpetual motion on him. That will make him jump.

"Сволочь Степа,-- подумал Персицкий.-- Ну, ничего, я на "What can I do about it?" said Persidsky irritably, halting in front of него напущу изобретателя вечного движения, он у меня the widow. "How do I know the address of Citizen O. Bender? Who am I, the попрыгает". horse that knocked him down? Or the cab-driver he punched in the back-in my -- Ну, что я могу сделать? -- раздраженно спросил presence?" Персицкий, останавливаясь перед вдовой.-- Откуда я могу знать The widow answered with a vague rumbling from which it was only адрес гражданина О. Бендера? Что я-лошадь, которая на него possible to decipher the words "Comrade" and "Please".

наехала? Или извозчик, которого он на моих глазах ударил по Activities in the House of the Peoples had already finished. The спине?.. offices and corridors had emptied. Somewhere a typewriter was polishing off Вдова отвечала смутным рокотом, в котором можно было a final page.

разобрать только "товарищ" и "очень вас". Занятия в Доме "Sorry, madam, can't you see I'm busy?" народов уже кончились. Канцелярия и коридоры опустели. Где-то With these words Persidsky hid in the lavatory. Ten minutes later he только дошлепывала страницу пишущая машинка. gaily emerged. Widow Gritsatsuyev was patiently rustling her petticoat at -- Пардон, мадам, вы видите, что я занят! С этими словами the corner of two corridors. As Persidsky approached, she began talking Персицкий скрылся в уборной. Погуляв там десять минут, он again.

весело вышел. Грицацуева терпеливо трясла юбками на углу двух The reporter grew furious.

коридоров. При приближении Персицкого она снова заговорила. "All right, auntie," he said, "I'll tell you where your Bender is. Go Репортер осатанел. straight down the corridor, turn right, and then continue straight. You'll -- Вот что, тетка,-сказал он,-так и быть, я вам скажу, где see a door. Ask Cherepennikov. He ought to know."

ваш О. Бендер. Идите прямо по коридору, потом поверните направо And, satisfied with his fabrication, Persidsky disappeared so quickly и идите опять прямо. Там будет дверь. Спросите Черепенникова. that the starched widow had no time to ask for further information.

Он должен знать. Straightening her petticoat, Madame Gritsatsuyev went down the corridor.

И Персицкий, довольный своей выдумкой, так быстро исчез, The corridors of the House of the Peoples were so long and | narrow что дополнительных сведений крахмальная вдовушка получить не that people walking down them inevitably quickened their pace. You could успела. tell from anyone who passed how far they had come. If they walked slightly Расправив юбки, мадам Грицацуева пошла по коридору. faster than normal, it meant the marathon had only just begun. Those who had Коридоры Дома народов были так длинны и узки, что идущие already completed two or three corridors developed a fairly fast trot. And по ним невольно ускоряли ход. По любому прохожему можно было from time to time it was possible to see someone running along at full узнать, сколько он прошел. Если он шел чуть убыстренным шагом, speed;

he had reached the five-corridor stage. A citizen who had gone eight это значило, что поход его только начат. Прошедшие два или три corridors could easily compete with a bird, racehorse or Nurmi, the world коридора развивали среднюю рысь. А иногда можно было увидеть champion runner.

человека, бегущего во весь дух: он находился в стадии пятого Turning to the right, the widow Gritsatsuyev began running. The floor коридора. Гражданин же, отмахавший восемь коридоров, легко мог creaked.

соперничать в быстроте с птицей, беговой лошадью и чемпионом мира-бегуном Нурми.

Повернув направо, мадам Грицацуева побежала. Трещал паркет.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Навстречу ей быстро шел брюнет в голубом жилете и Coming towards her at a rapid pace was a brown-haired man in a малиновых башмаках. По лицу Остапа было видно, что посещение light-blue waistcoat and crimson boots. From Ostap's face it was clear his Дома народов в столь поздний час вызвано чрезвычайными делами visit to the House of the Peoples at so late an hour I was necessitated by концессии. Очевидно, в планы технического руководителя не the urgent affairs of the concession. The | technical adviser's plans had входила встреча с любимой. evidently not envisaged an encounter with his loved one.

При виде вдовушки Бендер повернулся и, не оглядываясь, At the sight of the widow, Ostap about-faced and, without looking пошел вдоль стены назад. around, went back, keeping close to the wall.

-- Товарищ Бендер,-- закричала вдова в восторге,-- куда же "Comrade Bender," cried the widow in delight. "Where are you going? " вы? The smooth operator increased his speed. So did the widow.

Великий комбинатор усилил ход. Наддала и вдова. "Listen to me," she called.

-- Подождите, что я скажу,-- просила она. But her words did not reach Ostap's ears. He heard the sighing and Но слова не долетали до слуха Остапа. В его ушах уже пел и whistling of the wind. He tore down the fourth corridor and hurtled down свистал ветер. Он мчался четвертым коридором, проскакивал flights of iron stairs. All he left for his loved one was an echo which пролеты внутренних железных лестниц. Своей любимой он оставил repeated the starcase noises for some time.

только эхо, которое долго повторяли ей лестничные шумы. "Thanks," muttered Ostap, sitting down on the ground on the fifth -- Ну, спасибо,-бурчал Остап, сидя на пятой этаже,-- нашла floor. "A fine time for a rendezvous. Who invited the passionate lady here?

время для рандеву. Кто прислал сюда эту знойную дамочку? Пора It's time to liquidate the Moscow branch of the concession, or else I might уже ликвидировать московское отделение концессии, а то еще чего find that self-employed mechanic here as well."

доброго ко мне приедет гусар-одиночка с мотором. At that moment, Widow Gritsatsuyev, separated from Ostap by three В это время мадам Грицацуева, отделенная от Остапа тремя storeys, thousands of doors and dozens of corridors, wiped her hot face with этажами, тысячью дверей и дюжиной коридоров, вытерла подолом the edge of her petticoat and set off again. She intended to find her нижней юбки разгоряченное лицо и начала поиски. Сперва она husband as quickly as possible and have it out with him. The corridors were хотела поскорей найти мужа и объясниться с ним. В коридорах lit with dim lights. All the lights, corridors and doors were the same. But зажглись несветлые лампы. Все лампы, все коридоры и все двери soon she began to feel terrified and only wanted to get away.

были одинаковы. Вдове стало страшно. Ей захотелось уйти. Conforming to the corridor progression, she hurried along at an Подчиняясь коридорной прогрессии, она неслась со все ever-increasing rate. Half an hour later it was impossible to stop her. The усиливающейся быстротой. Через полчаса уже невозможно было doors of presidiums, secretariats, union committee rooms, administration остановиться. Двери президиумов, секретариатов, месткомов, sections and editorial offices flew open with a crash on either side of her орготделов и редакций...с грохотом пролетали по обе стороны ее bulky body. She upset ash-trays as she went with her iron skirts. The trays громоздкого тела. На ходу железными своими юбками она rolled after her with the clatter of saucepans. Whirlwinds and whirlpools опрокидывала урны для окурков. С кастрюльным шумом урны formed at the ends of the corridors. Ventilation windows flapped. Pointing катились по ее следам. В углах коридоров образовывались вихри и fingers stencilled on the walls dug into the poor widow.

водовороты. Хлопали растворившиеся форточки. Указующие персты, She finally found herself on a stairway landing. It was dark, but the намалеванные трафаретом на стенах, втыкались в бедную путницу. widow overcame her fear, ran down, and pulled at a glass door. The door was Наконец, Грицацуева попала на площадку внутренней locked. The widow hurried back, but the door through which she had just come лестницы. Там было темно, но вдова преодолела страх, сбежала had just been locked by someone's thoughtful hand.

вниз и дернула стеклянную дверь. Дверь была заперта. Вдова бросилась назад. Но дверь, через которую она только что прошла, была то" же закрыта чьей-то заботливой рукой.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru В Москве любят запирать двери. Тысячи парадных подъездов In Moscow they like to lock doors.

заколочены изнутри досками, и сотни тысяч граждан пробираются в Thousands of front entrances are boarded up from the inside, and свои квартиры черным ходом. Давно прошел восемнадцатый год, thousands of citizens find their way into their apartments through the back давно уже стало смутным понятие--"налет на квартиру", сгинула door. The year 1918 has long since passed;

the concept of a "raid on the подомовая охрана, организованная жильцами в целях безопасности, apartment" has long since become something vague;

the apartment-house guard, разрешается проблема уличного движения, строятся огромные organized for purposes of security, has long since vanished;

traffic электростанции, делаются величайшие научные открытия, но нет problems are being solved;

enormous power stations are being built and very человека, который посвятил бы свою жизнь разрешению проблемы great scientific discoveries are being made, but there is no one to devote закрытых дверей. his life to studying the problem of the closed door.

Кто тот человек, который разрешит загадку кинематографов, Where is the man who will solve the enigma of the cinemas, theatres, театров и цирков? and circuses?

Три тысячи человек должны за десять минут войти в цирк Three thousand members of the public have ten minutes in which to enter через одни-единственные, открытые только в одной своей половине the circus through one single doorway, half of which is closed. The двери. Остальные десять дверей, специально приспособленных для remaining ten doors designed to accommodate large crowds of people are shut.

пропуска больших толп народа,-закрыты. Кто знает, почему они Who knows why they are shut? It may be that twenty years ago a performing закрыты? Возможно, что лет двадцать назад из цирковой конюшни donkey was stolen from the circus stable and ever since the management has украли ученого ослика, и с тех пор дирекция в страхе been walling up convenient entrances and exits in fear. Or perhaps at some замуровывает удобные входы и выходы. А может быть, когда-то time a famous queen of the air felt a draught and the closed doors are сквозняком прохватило знаменитого короля воздуха, и закрытые merely a repercussion of the scene she caused.

двери есть только отголосок учиненного королем скандала. The public is allowed into theatres and cinemas in small batches, В театрах и кино публику выпускают небольшими партиями supposedly to avoid bottlenecks. It is quite easy to avoid bottlenecks;

all якобы во избежание затора. Избежать заторов очень легко--стоит you have to do is open the numerous exits. But instead of that the только открыть имеющиеся в изобилии выходы. Но вместо того management uses force;

the attendants link arms and form a living barrier, администрация действует, применяя силу. Капельдинеры, and in this way keep the public at bay for at least half an hour. While the сцепившись руками, образуют живой барьер и таким образом держат doors, the cherished doors, closed as far back as Peter the Great, are still публику в осаде не меньше получаса. А двери, заветные двери, shut.

закрытые еще при Павле Первом, закрыты и поныне. Fifteen thousand football fans elated by the superb play of a crack Пятнадцать тысяч любителей футбола, возбужденные Moscow team are forced to squeeze their way to the tram through a crack so молодецкой игрой сборной Москвы, принуждены продираться к narrow that one lightly armed warrior could hold off forty thousand трамваю сквозь щель, такую узкую, что один легко вооруженный barbarians supported by two battering rams.

воин мог бы задержать здесь сорок тысяч варваров, подкрепленных A sports stadium does not have a roof, but it does have several exits.

двумя осадными башнями. All that is open is a wicket gate. You can get out only by breaking through Спортивный стадион не имеет крыши, но ворот есть несколько the main gates. They are always broken after every great sporting event. But Открыта только калиточка. Выйти можно, только проломив ворота. so great is the desire to keep up the sacred tradition, they are carefully После каждого большого соревнования их ломают Но в заботах об repaired each time and firmly shut again.

исполнении святой традиции их каждый раз аккуратно If there is no chance of hanging a door (which happens when there is восстанавливают и плотно запирают. nothing on which to hang it), hidden doors of all kinds come into play:

Если уже нет никакой возможности привесить дверь (это бывает тогда, когда ее не к чему привесить), пускаются в ход скрытые двери всех видов:

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru 1. Барьеры. 1. Rails 2. Рогатки. 2. Barriers 3. Перевернутые скамейки. 3. Upturned benches 4. Заградительные надписи. 4. Warning signs 5. Веревки. 5. Rope Барьеры в большом ходу в учреждениях. Ими преграждается Rails are very common in government offices.

доступ к нужному сотруднику. They prevent access to the official you want to see.

Посетитель, как тигр, ходит вдоль барьера, стараясь The visitor walks up and down the rail like a tiger, trying to attract знаками обратить на себя внимание. Это удается не всегда. А attention by making signs. This does not always work. The visitor may have может быть, посетитель принес полезное изобретение! А может brought a useful invention! He might only want to pay his income tax. But быть, и просто хочет уплатить подоходный налог! Но барьер the rail is in the way. The unknown invention is left outside;

and the tax помешал-осталось неизвестным изобретение, и налог остался is left unpaid.

неуплаченным. Barriers are used on the street.

Рогатка применяется на улице. Ставят ее весною на шумной They are set up in spring on a noisy main street, supposedly to fence магистрали якобы для ограждения производящегося ремонта off the part of the pavement being repaired. And the noisy street instantly тротуара. И мгновенно шумная улица делается пустынной. Прохожие becomes deserted. Pedestrians filter through to their destinations along просачиваются в нужные им места по другим улицам. Им ежедневно other streets. Each day they have to go an extra half-mile, but hope springs приходится делать лишний километр, но легкокрылая надежда их не eternal. The summer passes. The leaves wither. And the barrier is still покидает. Лето проходит. Вянет лист. А рогатка все стоит. there. The repairs have not been done. And the street is deserted.

Ремонт не сделан. И улица пустынна. Upturned benches are used to block the entrances to gardens in the Перевернутыми садовыми скамейками преграждают входы в centre of the Moscow squares, which on account of the disgraceful negligence московские скверы, которые по возмутительной небрежности of the builders have not been fitted with strong gateways.

строителей не снабжены крепкими воротами. A whole book could be written about warning signs, but that is not the О заградительных надписях можно было бы написать целую intention of the authors at present.

книгу, но это в планы авторов сейчас не входит. The signs are of two types-direct and indirect:

Надписи эти бывают двух родов: прямые и косвенные. К прямым можно отнести: NO ADMITTANCE ВХОД ВОСПРЕЩАЕТСЯ NO ADMITTANCE TO OUTSIDERS ПОСТОРОННИМ ЛИЦАМ ВХОД ВОСПРЕЩАЕТСЯ ХОДА НЕТ NO ENTRY Такие надписи иной раз вывешиваются на дверях учреждений, These notices are sometimes hung on the doors of government offices особенно усиленно посещаемых публикой. visited by the public in particularly great numbers.

Косвенные надписи. наиболее губительны. Они не запрещают The indirect signs are more insidious. They do not prohibit entry;

but входа, но редкий смельчак рискнет все-таки воспользоваться rare is the adventurer who will risk exercising his rights. Here they are, своим правом. Вот они, эти позорные надписи: those shameful signs:

БЕЗ ДОКЛАДА НЕ ВХОДИТЬ NO ENTRY EXCEPT ON BUSINESS Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru ПРИЕМА НЕТ NO CONSULTATIONS СВОИМ ПОСЕЩЕНИЕМ ТЫ МЕШАЕШЬ ЗАНЯТОМУ ЧЕЛОВЕКУ BY YOUR VISIT YOU ARE DISTURBING A BUSY MAN Wherever it is impossible to place rails or barriers, to overturn Там, где нельзя поставить барьера или рогатки, перевернуть benches or hang up warning signs, ropes are used. They are stretched across скамейки или вывесить заградительную надпись,--там your path according to mood, and in the most unexpected places. If they are протягиваются веревки. Протягиваются они по вдохновению, в stretched at chest level they cause no more than slight shock and nervous самых неожиданных местах. Если они протянуты на высоте laughter. But when stretched at ankle level they can cripple you for life.

человеческой груди, дело ограничивается легким испугом и To hell with doors! To hell with queues outside theatres. Allow us to несколько нервным смехом. Протянутая же на высоте лодыжки go in without business. We implore you to remove the barrier set up by the веревка может искалечить человека. thoughtless apartment superintendent on the pavement by his door. There are К черту двери! К черту очереди у театральных подъездов! the upturned benches! Put them the right side up! It is precisely at Разрешите войти без доклада! Умоляем снять рогатку, night-time that it is so nice to sit in the gardens in the squares. The air поставленную нерадивым управдомом у своей развороченной панели! is clear and clever thoughts come to mind.

Вон перевернутые скамейки! Поставьте их на место! В сквере Sitting on the landing by the locked glass door in the very centre of приятно сидеть именно ночью. Воздух чист, и в голову лезут the House of the Peoples, Mrs. Gritsatsuyev contemplated her widow's lot, умные мысли! dozed off from time to time, and waited for morning.

Мадам Грицацуева, сидя на лестнице у запертой стеклянной The yellow light of the ceiling lamps poured on to the widow through двери в самой середине Дома народов, думала о своей вдовьей the glass door from the illuminated corridor. The ashen morn made its way in судьбе, изредка вздремывала и ждала утра. through the window of the stairway.

Из освещенного коридора через стеклянную дверь на вдову It was that quiet hour when the morning is fresh and young. It was at лился желтый свет электрических плафонов. Пепельное утро this hour that the widow heard footsteps in the corridor. The widow jumped проникало сквозь окна лестничной клетки. up and pressed against the glass. She caught a glimpse of a blue waistcoat Был тихий час, когда утро еще молодо и чисто. В этот час at the end of the corridor. The crimson boots were dusty with plaster. The Грицацуева услышала шаги в коридоре. Вдова живо поднялась и flighty son of a Turkish citizen approached the glass door, brushing a speck припала к стеклу. В конце коридора сверкнул голубой жилет. of dust from the sleeve of his jacket.

Малиновые башмаки были запорошены штукатуркой. Ветреный сын турецко-подданного, стряхивая с пиджака пылинку, приближался к стеклянной двери.

-- Суслик!-позвала вдова.--Су-у-услик! Она дышала на "Bunny!" called the widow. "Bun-ny!" стекло с невыразимой нежностью. Стекло затуманилось, пошло She breathed on the glass with unspeakable tenderness. The glass misted радужными пятнами. В тумане и радугах сияли голубые и радужные over and made rainbow circles. Beyond the mistiness and rainbows glimmered призраки. blue and raspberry-coloured spectres.

Остап не слышал кукования вдовы. Он почесывал спину и Ostap did not hear the widow's cooing. He scratched his back and turned озабоченно крутил головой. Еще секунда -- и он пропал бы за his head anxiously. Another second and he would have been around the corner.

поворотом. With a groan of "Comrade Bender", the poor wife began drumming on the Со стоном "Товарищ Бендер!" бедная супруга забарабанила по window. The smooth operator turned around.

стеклу. Великий комбинатор обернулся. "Oh," he said, seeing he was separated from the widow by a glass door, -- А,-- сказал он, видя, что отделен от вдовы закрытой "are you here, too?" дверью,-вы тоже здесь?

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Здесь, здесь,-- твердила вдова радостно. "Yes, here, here," uttered the widow joyfully.

-- Обними же меня, моя радость, мы так долго не "Kiss me, honey," the technical adviser invited. "We haven't seen each виделись,-- пригласил технический директор. other for such a long time!" Вдова засуетилась. Она подскакивала за дверью, как чижик в The widow was in a frenzy. She hopped up and down behind the door like клетке. Притихшие за ночь юбки опять загремели. Остап раскрыл a finch in a cage. The petticoat which had been silent for the night began объятия. to rustle loudly. Ostap spread his arms.

-- Что же ты не идешь, моя курочка? Твой тихоокеанский "Why don't you come to me, my little hen? Your Pacific rooster is so петушок так устал на заседании Малого Совнаркома. Вдова была tired after the meeting of the Junior Council of Ministers."

лишена фантазии. The widow had no imagination.

-- Суслик,-сказала она в пятый раз.-Откройте мне дверь, "Bunny," she called for the fifth time, "open the door, Comrade товарищ Бендер. Bender."

-- Тише, девушка! Женщину украшает скромность. К чему эти "Hush, girl! Modesty becomes a woman. What's all the jumping about прыжки? Вдова мучилась. for?" -- Ну, чего вы терзаетесь?-спрашивал Остап.Кто вам мешает The widow was in agony.

жить? "Why are you torturing yourself?" asked Ostap. "Who's preventing you -- Сам уехал, а сам спрашивает! И вдова заплакала. from living? " -- Утрите ваши глазки, гражданка. Каждая ваша слезинка -- The widow burst into tears.

это молекула в космосе. "Wipe your eyes, Citizeness. Every one of your tears is a molecule in -- А я ждала, ждала, торговлю закрыла. За вами поехала, the cosmos."

товарищ Бендер... "But I've been waiting and waiting. I closed down the shop. I've come -- Ну, и как вам теперь живется на лестнице? Не дует? for you, Comrade Bender."

Вдова стала медленно закипать, как большой монастырский "And how does it feel on the stairs? Not draughty, I hope?" самовар. The widow slowly began to seethe like a huge monastery samovar., -- Изменщик!-выговорила она, вздрогнув. У Остапа было еще "Traitor!" she spat out with a shudder.

немного свободного времени. Он защелкал пальцами и, ритмично Ostap had a little time left. He clicked his fingers and, swaying покачиваясь, тихо пропел: rhythmically, crooned:

Частица черта в нас Заключена подчас! И сила женских чар "We all go through times Родит в груди пожар... When the devil's beside us, When a young woman's charms Arouse passion inside us."

-- Чтоб тебе лопнуть!-пожелала вдова по окончании танца.-- "Drop dead!" advised the widow at the end of the dance. "You stole my Браслет украл, мужнин подарок. А стул зачем забрал? bracelet, a present from my husband. And why did you take the chair? " -- Вы, кажется, переходите на личности? -- заметил Остап "Now you're getting personal," Ostap observed coldly.

холодно. "You stole, you stole!" repeated the widow.

-- Украл, украл!--твердила вдова. " -- Вот что, девушка: зарубите на своем носике, что Остап Listen, girl. Just remember for future reference that Ostap Bender Бендер никогда ничего не крал. never stole anything in his life."

-- А ситечко кто взял? "Then who took the tea-strainer?" -- Ах, ситечко! Из вашего неликвидного фонда? И это вы "Ah, the tea-strainer! From your non-liquid fund. And you consider that считаете кражей? В таком случае наши взгляды на жизнь theft? In that case our views on life are diametrically opposed."

диаметрально противоположны.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Унес,-куковала вдова. "You took it," clucked the widow.

- "So if a young and healthy man borrows from a provincial grandmother a - Значит, если молодой, здоровый человек позаимствовал у kitchen utensil for which she has no need on account of poor health, he's a провинциальной бабушки ненужную ей, по слабости здоровья, thief, is he? Is that what you mean?" кухонную принадлежность, то, значит, он вор? Так вас прикажете "Thief! Thief!" понимать? The widow threw herself against the door. The glass rattled. Ostap -- Вор, вор! realized it was time to go.

-- В таком случае нам придется расстаться. Я согласен на "I've no time to kiss you," he said. "Good-bye, beloved. We've parted развод. like ships at sea."

Вдова кинулась на дверь. Стекла задрожали. Остап понял, "Help!" screeched the widow.

что пора уходить. But Ostap was already at the end of the corridor. He climbed on to the -- Обниматься некогда,-сказал он,-прощай, любимая! Мы windowsill and dropped heavily to the ground, moist after the night rain, разошлись, как в море корабли. and hid in the glistening playgrounds.

-- Караул!!-завопила вдова. Но Остап уже был в конце The widow's cries brought the night watchman. He let her out, коридора. Он встал на подоконник, тяжело спрыгнул на влажную threatening to have her fined.

после ночного дождя землю и скрылся в блистающих физкультурных садах.

На крики вдовы набрел проснувшийся сторож. Он выпустил CHAPTER TWENTY-NINE узницу, пригрозив штрафом.

ГЛАВА XXIX. АВТОР "ГАВРИЛИАДЫ" THE AUTHOR OF THE "GAVRILIAD" As Madame Gritsatsuyev was leaving the block of offices, the more Когда мадам Грицацуева покидала негостеприимный стан modest ranks of employees were beginning to arrive at the House of the канцелярий, к Дому народов уже стекались служащие самых Peoples: there were messengers, in-and-out girls, duty telephonists, young скромных рангов: курьеры, входящие и исходящие барышни, сменные assistant accountants, and state-sponsored apprentices.

телефонистки, юные помощники счетоводов и бронеподростки. Among them was Nikifor Lapis, a very young man with a sheep's-head Среди них двигался Никифор Ляпис, очень молодой человек с haircut and a cheeky face.

бараньей прической и нескромным взглядом. The ignorant, the stubborn, and those making their first visit to the Невежды, упрямцы и первичные посетители входили в Дом House of the Peoples entered through the front entrance. Nikifor Lapis made народов с главного подъезда. Никифор Ляпис проник в здание his way into the building through the dispensary. At the House of the через амбулаторию. В Доме народов он был своим человеком и знал Peoples he was completely at home and knew the quickest ways to the oases кратчайшие пути к оазисам, где брызжут светлые ключи гонорара where, under the leafy shade of departmental journals, royalties gushed from под широколиственной сенью ведомственных журналов. clear springs.

Прежде всего Никифор Ляпис пошел в буфет. Никелированная First of all, Nikifor went to the snack-bar. The nickel-plated register касса сыграла матчиш и выбросила три чека, Никифор съел made a musical sound and ejected three checks. Nikifor consumed some варенец, вскрыв запечатанный бумагой стакан, и кремовое yoghurt, having opened the paper-covered jar, then a cream puff which looked пирожное, похожее на клумбочку. Все это он запил чаем. Потом like a miniature flower-bed. He washed it all down with tea. Then Lapis Ляпис неторопливо стал обходить свои владения. leisurely began making the round of his possessions.

Первый визит он сделал в редакцию ежемесячного охотничьего His first visit was to the editorial office of the monthly sporting журнала "Герасим и Муму". magazine Gerasim and Mumu.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Товарища Наперникова еще не было, и Comrade Napernikov had not yet arrived, so Никифор Ляпис двинулся в "Гигроскопический вестник", Nikifor moved on to the Hygroscopic Herald, the weekly mouthpiece by which еженедельный рупор, посредством которого работники фармации pharmaceutical workers communicated with the outside world.

общались с внешним миром. "Good morning!" said Nikifor. "I've written a marvellous poem."

-- Доброе утро,-сказал Никифор.-Написал замечательные "What about?" asked the editor of the literary page. "On what subject?

стихи. You know, Trubetskoi, our magazine..."

-- О чем? -- спросил начальник литстранички.На какую тему? To give a more subtle definition of the essence of the Hygroscopic Ведь вы же знаете, Трубецкой, что у нас журнал... Herald, the editor gestured with his fingers.

Начальник для более тонкого определения сущности Trubetskoi-Lapis looked at his white sailcloth trousers, leaned "Гигроскопического вестника" пошевелил пальцами. backward, and said in a singsong voice: "The Ballad of the Gangrene".

Трубецкой-Ляпис посмотрел на свои брюки из белой рогожи, '.'That's interesting," said the hygroscopic individual. "It's about отклонил корпус назад и певуче сказал: time we introduced prophylaxis in popular form."

-- "Баллада о гангрене". Lapis immediately began declaiming:

-- Это интересно,-заметила гигроскопическая персона.-- Давно пора в популярной форме проводить идеи профилактики. "Gavrila took to bed with gangrene.

Ляпис немедленно задекламировал: The gangrene made Gavrila sick..."

Страдал Гаврила от гангрены, Гаврила от гангрены слег...

Дальше тем же молодецким четырехстопным ямбом The poem went on in the same heroic iambic tetrameter to relate how, рассказывалось о Гавриле, который по темноте своей не пошел through ignorance, Gavrila failed to go to the chemist's in time and died вовремя в аптеку и погиб из-за того, что не смазал ранку йодом. because he had not put iodine on a scratch.

-- Вы делаете успехи, Трубецкой,-одобрил редактор,-но "You're making progress, Trubetskoi," said the editor in approval. "But хотелось бы еще больше... Вы понимаете? we'd like something a bit longer. Do you understand?" Он задвигал пальцами, но страшную балладу взял, обещав He began moving his fingers, but nevertheless took the terrifying уплатить во вторник. ballad, promising to pay on Tuesday.

В журнале "Будни морзиста" Ляписа встретили гостеприимно. In the magazine Telegraphist's Week Lapis was greeted hospitably.

-- Хорошо, что вы пришли, Трубецкой. Нам как раз нужны "A good thing you've come, Trubetskoi. We need some verse right away.

стихи. Только--быт, быт, быт. Никакой лирики. Слышите, But it must be about life, life, and life. No lyrical stuff. Do you hear, Трубецкой? Что-нибудь из жизни потельработников и вместе с тем, Trubetskoi? Something about the everyday life of post-office workers, but at вы понимаете?.. the same time... Do you get me?" -- Вчера я именно задумался над бытом потельработников. И "Only yesterday I was thinking about the everyday life of post-office у меня вылилась такая поэма. Называется: "Последнее письмо". workers, and I concocted the following poem. It's called 'The Last Letter'.

Вот... Here it is:

Служил Гаврила почтальоном, Гаврила письма разносил.... "Gavrila had a job as postman.

История о Гавриле была заключена в семьдесят две строки. В Gavrila took the letters round..."

конце стихотворения письмоносец Гаврила, сраженный пулей The story of Gavrila was contained in seventy-two lines. At the end of фашиста, все же доставляет письмо по адресу. the poem, Gavrila, although wounded by a fascist bullet, managed to deliver -- Где же происходило дело?--спросили Ляписа. Вопрос был the letter to the right address.

законный. В СССР нет фашистов, за границей нет Гаврил, членов "Where does it take place? " they asked Lapis.

союза работников связи. It was a good question. There were no fascists in the USSR, and no Gavrilas or members of the post-office union abroad.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- В чем дело?-сказал Ляпис.-Дело происходит, конечно, у "What's wrong?" asked Lapis. "It takes place here, of course, and the нас, а фашист переодетый. fascist is disguised."

-- Знаете, Трубецкой, напишите лучше нам о радиостанции. "You know, Trubetskoi, you'd do better to write about a radio station."

-- А почему вы не хотите почтальона? "Why don't you want the postman? " -- Пусть полежит. Мы его берем условно. Погрустневший "Let's wait a bit. We'll take it conditionally.

Никифор Ляпис-Трубецкой пошел снова в "Герасим и Муму". The crestfallen Nikifor Trubetskoi-Lapis went back to Gerasim and Mumu.

Наперников уже сидел за своей конторкой. На стене висел сильно Napernikov was already at his desk. On the wall hung a greatly enlarged увеличенный портрет Тургенева, а пенсне, болотных сапогах и с picture of Turgenev with a pince-nez, waders, and a double-barrel shotgun двустволкой наперевес. Рядом с Наперниковым стоял конкурент across his shoulders. Beside Napernikov stood Lapis's rival, a poet from the Ляписа -- стихотворец из пригорода. suburbs.

Началась старая песня о Гавриле, но уже с охотничьим The same old story of Gavrila was begun again, but this time with a уклоном. Творение шло под названием: "Молитва браконьера". hunting twist to it. The work went under the title of "The Poacher's Гаврила ждал в засаде зайца, Гаврила зайца подстрелил. Prayer".

-- Очень хорошо! -- сказал добрый Наперников.Вы, Трубецкой, в этом стихотворении превзошли самого Энтиха. Только Gavrila lay in wait for rabbits.

нужно кое-что исправить. Первое-выкиньте с корнем "молитву". Gavrila shot and winged a doe...

-- И зайца,-- сказал конкурент.

-- Почему же зайца?-удивился Наперников. "Very good!" said the kindly Napernikov. "You have surpassed Entich -- Потому что не сезон. himself in this poem, Trubetskoi. Only there are one or two things to be -- Слышите, Трубецкой, измените и зайца. Поэма в changed. The first thing is to get rid of the word 'prayer'."

преображенном виде носила название."Урок браконьеру", а зайцы "And 'rabbit'," said the rival.

были заменены бекасами. Потом оказалось, что бекасов летом тоже "Why 'rabbit'?" asked Nikifor in surprise.

не стреляют. В окончательной форме стихи читались: "It's the wrong season."

Гаврила ждал в засаде птицу. Гаврила птицу подстрелил... и "You hear that, Trubetskoi! Change the word 'rabbit' as well."

т.д. After transformation the poem bore the title "The Poacher's Lesson" and После завтрака в столовой Ляпис снова принялся за работу. the rabbits were changed to snipe. It then turned out that snipe were not Белые брюки мелькали в темноте коридоров. Он входил в редакции game birds in the summer, either. In its final form the poem read:

и продавал многоликого Гаврилу. Gavrila lay in wait for sparrows.

В "Кооперативную флейту" Гаврила был сдан под названием Gavrila shot and winged a bird...

"Эолова флейта". After lunch in the canteen, Lapis set to work again. His white trousers flashed up and down the corridor. He entered various editorial offices and sold the many-faced Gavrila.

In the Co-operative Flute Gavrila was submitted under the title of "The Eolean Recorder".

Служил Гаврила за прилавком. Гаврила флейтой торговал... Gavrila worked behind the counter. Gavrila did a trade in flutes...

Простаки из толстого журнала "Лес, как он есть" купили у The simpletons in the voluminous magazine The Forest as It Is bought a Ляписа небольшую поэму "На опушке". Начиналась она так: short poem by Lapis entitled "On the Verge". It began like this:

Гаврила шел кудрявым лесом, Бамбук Гаврила порубал. Gavrila passed through virgin forest, Последний за этот день Гаврила занимался хлебопечением. Hacking at the thick bamboo...

Ему нашлось место в редакции "Работника булки". The last Gavrila for that day worked in a bakery. He was found a place in the editorial office of The Cake Worker.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Поэма носила The poem had the long and sad длинное и грустное название: "О хлебе, качестве продукции и о title of "Bread, Standards of Output, and One's Sweetheart". The poem was любимой". Поэма посвящалась загадочной Хине Члек. Начало было dedicated to a mysterious Hina Chlek. The beginning was as epic as before:

попрежнему эпическим: Gavrila had a job as baker.

Служил Гаврила хлебопеком, Гаврила булку испекал... Gavrila baked the cakes and bread...

Посвящение, после деликатной борьбы, выкинули. Самое After a delicate argument, the dedication was deleted.

печальное было то, что Ляпису денег нигде не дали. Одни обещали The saddest thing of all was that no one gave Lapis any money. Some дать во вторник, другие -в четверг, или пятницу -- через две promised to pay him on Tuesday, others said Thursday, or Friday in two недели. Пришлось идти занимать деньги в стан врагов -- туда, weeks' time. He was forced to go and borrow money from the enemy camp-the где Ляписа никогда не печатали. place where he was never published.

Ляпис спустился с пятого этажа на второй и вошел в Lapis went down to the second floor and entered the office of the секретариат "Станка". На его несчастье, он сразу же столкнулся Lathe. To his misfortune he immediately bumped into Persidsky, the slogger.

с работягой Персицким. "Ah!" exclaimed Persidsky, "Lapsus!" -- А!-воскликнул Персицкий.-Ляпсус! "Listen," said Nikifor Lapis, lowering his voice. "Let me have three -- Слушайте,-- сказал Никифор Ляпис, понижая голос,-дайте roubles. Gerasim and Mumu owes me a pile of cash."

три рубля. Мне "Герасим и Муму" должен кучу денег. "I'll give you half a rouble. Wait a moment. I'm just coming."

-- Полтинник я вам дам. Подождите. Я сейчас приду. And Persidsky returned with a dozen employees of the Lathe. Everyone И Персицкий вернулся, приведя с собой десяток сотрудников joined in the conversation.

"Станка". Завязался общий разговор. "Well, how have you been making out?" asked Persidsky.

-- Ну, как торговали? -- спрашивал Персицкий. "I've written a marvellous poem!" -- Написал замечательные стихи! "About Gavrila? Something peasanty? 'Gavrila ploughed the fields early.

-- Про Гаврилу? Что-нибудь крестьянское? "Пахал Гаврила Gavrila just adored his plough'?" спозаранку, Гаврила плуг свой обожал"? "Not about Gavrila. That's a pot-boiler," said Lapis defensively. "I've -- Что Гаврила! Ведь это же халтура!-защищался Ляпис.-Я written about the Caucasus."

-написал о Кавказе.

-- А вы были на Кавказе? "Have you ever been to the Caucasus?" -- Через две недели поеду. "I'm going in two weeks."

-- А вы не боитесь, Ляпсус? Там же шакалы! "Aren't you afraid, Lapis? There are jackals there."

-- -Очень меня это пугает! Они же на Кавказе не ядовитые! "Takes more than that to frighten me. Anyway, the ones in the Caucasus После этого ответа все насторожились. aren't poisonous."

-- Скажите, Ляпсус,-- спросил Персицкий,-- какие, They all pricked up their ears at this reply.

по-вашему, шакалы? "Tell me, Lapis," said Persidsky, "what do you think jackals are?" -- Да знаю я, отстаньте! "I know what they are. Leave me alone."

-- Ну, скажите, если знаете! "All right, tell us then if you know."

-- Ну, такие... в форме змеи. "Well, they're sort of... like... snakes."

-- Да, да, вы правы, как всегда. По-вашему, ведь седло "Yes, of course, right as usual. You think a wild-goat's saddle is дикой козы подается к столу вместе со стременами. served at table together with the spurs."

-- Никогда я этого не говорил!-закричал Трубецкой. "I never said that," cried Trubetskoi...

-- Вы не говорили. Вы писали. Мне Наперников говорил, что "You didn't say it, you wrote it. Napernikov told me you tried to palm вы пытались всучить ему такие стишата в "Герасим и Муму", якобы off some doggerel on Gerasim and Mumu, supposed to be about the everyday из быта охотников. life of hunters.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Скажите по совести. Ляпсус, почему вы пишете Honestly, Lapis, why do you write about things you've never о том, чего вы в жизни не видели и о чем не имеете ни малейшего seen and haven't the first idea about? Why is the peignoir in your poem представления? Почему у вас в стихотворении "Кантон" 'Canton' an evening dress? Why?" пеньюар--это бальное платье? Почему?! "You philistine!" said Lapis boastfully.

-- Вы -мещанин,-сказал Ляпис хвастливо. "Why is it that in your poem 'The Budyonny Stakes' the jockey tightens -- Почему в стихотворении "Скачка на приз Буденного" жокей the hame strap and then gets into the coach box? Have you ever seen a hame у вас затягивает на лошади супонь и после этого садится на strap?" облучок? Вы видели когда-нибудь супонь? "Yes."

-- Видел. "What's it like?" -- Ну, скажите, какая она! "Leave me alone. You're nuts!", -- Оставьте меня в покое. Вы псих! "Have you ever seen a coach box or been to the races?" -- А облучок видели? На скачках были? "You don't have to go everywhere!" cried Lapis. "Pushkin wrote poems -- Не обязательно всюду быть!-кричал Ляпис.Пушкин писал about Turkey without ever having been there."

турецкие стихи и никогда не был в Турции. "Oh, yes. Erzerum is in Tula province, of course."

-- О да, Эрзерум ведь находится в Тульской губернии. Lapis did not appreciate the sarcasm. He continued heatedly. "Pushkin Ляпис не понял сарказма. Он горячо продолжал: wrote from material he read. He read the history of the Pugachov revolt and -- Пушкин писал по материалам. Он прочел историю then wrote about it. It was Entich who told me about the races."

Пугачевского бунта, а потом написал. А мне про скачки все After this masterly defence, Persidsky dragged the resisting Lapis into рассказал Энтих. the next room. The onlookers followed. On the wall hung a large newspaper После этой виртуозной защиты Персицкий потащил clipping edged in black like an obituary notice.

упирающегося Ляписа в соседнюю комнату. Зрители последовали за "Did you write this piece for the Captain's Bridge!" ними. Там на стене висела большая газетная вырезка, обведенная "Yes, I did."

траурной каймой. "I believe it was your first attempt at prose. Congratulations! 'The -- Вы писали этот очерк в "Капитанском мостике"? waves rolled across the pier and fell headlong below like a jack.' A lot of -- Я писал. help to the Captain's Bridge you are!' The Bridge won't forget you for some -- Это, кажется, ваш первый опыт в прозе? Поздравляю вас! time!" "Волны перекатывались через мол и падали вниз стремительным "What's the matter?" домкратом..." Ну, удружили же вы "Капитанскому мостику"! "The matter is... do you know what a jack is?" "Мостик" теперь долго вас не забудет, Ляпис! "Of course I know. Leave me alone."

-- В чем дело? "How do you envisage a jack? Describe it in your own words."

-- Дело в том, что... Вы знаете, что такое домкрат? "It... sort of... falls."

-- Ну, конечно, знаю, оставьте меня в покое...

-- Как вы себе представляете домкрат? Опишите своими словами.

-- Такой... Падает, одним словом.

-- Домкрат падает. Заметьте все! Домкрат стремительно "A jack falls. Note that, everyone. A jack falls headlong. Just a падает! Подождите, Ляпсус, я вам сейчас принесу полтинник. Не moment, Lapis, I'll bring you half a rouble. Don't let him go."

пускайте его! But this time, too, there was no half-rouble forthcoming. Persidsky Но и на этот раз полтинник выдан не был. Персицкий brought back the twenty-first volume of the Brockhaus encyclopaedia.

притащил из справочного бюро двадцать первый том Брокгауза Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Слушайте! "Домкрат (нем. Daumkraft) -одна из машин для "Listen! 'Jack: a machine for lifting heavy weights. A simple jack used поднятия значительных тяжестей. Обыкновенный простой Д., for lifting carriages, etc., consists of a mobile toothed bar gripped by a употребляемый для поднятия экипажей и т. п., состоит из rod which is turned by means of a lever'... And here... 'In 1879 John подвижной зубчатой полосы, которую захватывает шестерня, Dixon set up the obelisk known as Cleopatra's Needle by means of four вращаемая помощью рукоятки..." И так далее. И далее: "Джон workers operating four hydraulic jacks.' And this instrument, in your Диксон в 1879 г. установил на место обелиск, известный под opinion, can fall headlong? So Brockhaus has deceived humanity for fifty названием "Иглы Клеопатры", при помощи четырех рабочих, years? Why do you write such rubbish instead of learning? Answer!" "I need действовавших четырьмя гидравлическими Д.". И этот прибор, the money."

по-вашему, обладает способностью стремительно падать? Значит, "But you never have any. You're always trying to cadge half-roubles."

Брокгауз с Эфроном обманывали человечество в течение пятидесяти "I bought some furniture and went through my budget." "And how much лет? Почему вы халтурите, вместо того чтобы учиться? Ответьте! furniture did you buy? You get paid for your pot-boilers as much as they're -- Мне нужны деньги. worth-a kopek." "A kopek be damned. I bought a chair at an auction which-" -- Но у вас же их никогда нет. Вы ведь вечно рыщете за "Is sort of like a snake? " полтинником. "No, from a palace. But I had some bad luck. Yesterday when I arrived -- Я купил мебель и вышел из бюджета. back from-" -- И много вы купили мебели? Вам зa вашу халтуру платят "Hina Chlek's," cried everyone present in one voice. "Hina! I haven't столько, сколько она стоит,грош! lived with Hina for years. I was returning from a discussion on Mayakovsky.

-- Хороший грош! Я такой стул купил на аукционе... I went in. The window was open. I felt at once something had happened."

-- В форме змеи? "Dear, dear," said Persidsky, covering his face with his hands. "I -- Нет. Из дворца. Но меня постигло несчастье. Вчера я feel, Comrades, that Lapis's greatest masterpiece has been stolen. 'Gavrila вернулся ночью домой... had a job as doorman;

Gavrila used to open doors.'" -- От Хины Члек? -- закричали присутствующие в один голос. "Let me finish. Absolute vandalism! Some wretches had got into the -- Хина!.. С Хиной я сколько времени уже не живу. apartment and ripped open the entire chair covering. Could anyone lend me Возвращался я с диспута Маяковского. Прихожу. Окно открыто. Я five roubles for the repairs?" сразу почувствовал, что что-то случилось. "Compose a new Gavrila for the repairs. I'll even give you the -- Ай-яй-яй! -- сказал Персицкий, закрывая лицо руками.-- beginning. Wait a moment. Yes, I know. 'Gavrila hastened to the market, Я чувствую, товарищи, что у Ляпсуса украли его лучший шедевр Gavrila bought a rotten chair.' Write it down quickly. You can make some "Гаврила дворником служил, Гаврила в дворники нанялся". money on that in the Chest-of-Drawers Gazette. Oh, Trubetskoi, Trubetskoi!

-- Дайте мне договорить. Удивительное хулиганство! Ко мне Anyway, why are you called Trubetskoi? Why don't you choose a better name?

в комнату залезли какие-то негодяи и распороли всю обшивку Niki for Dolgoruky. Or Nikifor Valois. Or, still better, Citizen Niki-for стула. Может быть, кто-нибудь займет пятерку на ремонт? Sumarokov-Elston. If ever you manage to get some easy job, then you can -- Для ремонта сочините нового Гаврилу. Я вам даже начало write three lines for Gerasim right away and you have a marvellous way to могу сказать. Подождите, подождите... Сейчас... Вот: "Гаврила save yourself.

стул купил на рынке, был у Гаврилы стул плохой". Скорее запишите. Это можно с прибылью продать в "Голос комода"... Эх, Трубецкой, Трубецкой!.. Да, кстати. Ляпсус, почему вы Трубецкой? Почему вам не взять псевдоним еще получше? Например, Долгорукий! Никифор Долгорукий! Или Никифор Валуа? Или еще лучше: гражданин Никифор Сумароков-Эльстон? Если у вас случится хорошая кормушка, сразу три стишка в "Гермуму", то выход из положения у вас блестящий.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Один бред подписывается Сумароковым, One piece of rubbish is signed Sumarokov, the second Elston, другая макулатура - Эльстоном, а третья -- Юсуповым... Эх вы, and the third Yusupov. God, you hack!" халтурщик!..

ГЛАВА XXX. В ТЕАТРЕ КОЛУМБА CHAPTER THIRTY IN THE COLUMBUS THEATRE Ипполит Матвеевич постепенно становился подхалимом. Когда Ippolit Matveyevich was slowly becoming a boot-licker. Whenever he он смотрел на Остапа, глаза его приобретали голубой жандармский looked at Ostap, his eyes acquired a blue lackeyish tinge.

оттенок. It was so hot in Ivanopulo's room that Vorobyaninov's chairs creaked В комнате Иванопуло было так жарко, что высохшие like logs in the fireplace. The smooth operator was having a nap with the воробьяниновские стулья потрескивали, как дрова в камине. light-blue waistcoat under his head.

Великий комбинатор отдыхал, подложив под голову голубой жилет. Ippolit Matveyevich looked out of the window. A carriage emblazoned Ипполит Матвеевич смотрел в окно. Там, по кривым with a coat of arms was moving along the curved side street, past the tiny переулкам, мимо крошечных московских садов, проносилась Moscow gardens. The black gloss reflected the passers-by one after another, гербовая карета. В черном ее лаке попеременно отражались a horseguard in a brass helmet, society ladies, and fluffy white clouds.

кланяющиеся прохожие: кавалергард с медной головой, городские Drumming the roadway with their hooves, the horses drew the carriage past дамы и пухлые белые облачка. Громя мостовую подковами, лошади Ippolit Matveyevich. He winced with disappointment.

понесли карету мимо Ипполита Матвеевича. Он отвернулся с The carriage bore the initials of the Moscow communal services and was разочарованием. being used to carry away refuse;

its slatted sides reflected nothing at all.

Карета несла на себе герб МКХ, предназначалась для In the coachman's seat sat a fine-looking old man with a fluffy white перевозки мусора, и ее дощатые стенки ничего не отражали. beard. If Ippolit Matveyevich had known that this was none other than Count На козлах сидел бравый старик с пушистой седой бородой. Alexei Bulanov, the famous hermit hussar, he would probably have hailed the Если бы Ипполит Матвеевич знал, что кучер не кто иной, как граф old man and chatted with him about the good old days.

Алексей Буланов, знаменитый гусар-схимник, он, вероятно, Count Bulanov was deeply troubled. As he whipped up the horses, he окликнул бы старика, чтобы поговорить с ним о прелестных mused about the red tape that was strangling the sub-department of прошедших временах. sanitation, and on account of which he had not received for six months the Граф Алексей Буланов был сильно озабочен. Нахлестывая apron he was entitled to under his contract.

лошадей, он грустно размышлял о бюрократизме, разъедающем ассенизационный подотдел, из-за которого графу вот уже полгода как не выдавали положенного по гендоговору спецфартука.

-- Послушайте,-сказал вдруг великий комбинатор,-- как вас "Listen," said the smooth operator suddenly. "What did they call you as звали в детстве? a boy?" -- А зачем вам? "What do you want to know for?" -- Да так! Не знаю, как вас называть. Воробьяниновым звать "I just want to know what to call you. I'm sick of calling you вас надоело, а Ипполитом Матвеевичем -- слишком кисло. Как же Vorobyaninov, and Ippolit Matveyevich is too stuffy. What were you called?

вас звали? Ипа? Ippy?" -- Киса,-ответил Ипполит Матвеевич, усмехаясь. "Pussy," replied Ippolit Matveyevich with a snicker.

-- Конгениально. Так, вот что, Киса,-посмотрите, "That's more like it. So look, Pussy, see what's wrong with my back. It пожалуйста, что у меня на спине. Болит между лопатками. hurts between the shoulder-blades."

Остап стянул через голову рубашку "ковбой". Ostap pulled the cowboy shirt over his head.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Перед Кисой Before Pussy Vorobyaninov Воробьяниновым открылась обширная спина захолустного Антиноя, was revealed the broad back of a provincial Antinous;

a back of enchanting спина очаровательной формы, но несколько грязноватая. shape, but rather dirty.

-- Ого,-сказал Ипполит Матвеевич,-краснота какая-то. "Aha! I see some redness."

Между лопатками великого комбинатора лиловели и Between the smooth operator's shoulders were some strangely shaped переливались нефтяной радугой синяки странных очертаний. mauve bruises which reflected colours like a rainbow in oil.

-- Честное слово, цифра восемь!-воскликнул Воробьянииов.-- "Honestly, it's the number eight," exclaimed Vorobyaninov. "First time Первый раз вижу такой синяк. I've ever seen a bruise like that."

-- А другой цифры нет? -- спокойно спросил Остап. "Any other number?" asked Ostap.

-- Как будто бы буква Р. "There seems to be a letter P."

-- Вопросов больше не имею. Все понятно. Проклятая ручка! "I have no more questions. It's quite clear. That damned pen! You see Видите, Киса, как я страдаю, каким опасностям подвергаюсь из-за how I suffer, Pussy, and what risks I run for your chairs. These ваших стульев. Эти арифметические знаки нанесены мне большой arithmetical figures were branded on me by the huge self-falling pen with a самопадающей ручкой с пером номер восемьдесят шесть, Нужно вам No. 86 nib. I should point out to you that the damned pen fell on my back at заметать, что проклятая ручка упала на мою спину в ту самую the very moment I inserted my hands inside the chief editor's chair. But минуту, когда я погрузил руки во внутренность редакторского you! You can't do anything right! Who was it messed up Iznurenkov's chair so стула. А вы, ничего-то вы толком не умеете. Изнуренковский стул that I had to go and do your work for you? I won't even mention the auction.

кто изгадил так, что мне потом пришлось за вас отдуваться? Об A fine time to go woman-chasing. It's simply bad for you at your age to do аукционе я ужи не говорю. Нашли время для кобеляжа! В вашем that. Look after your health. Take me, on the other hand. I got the widow's возрасте кобелировать просто вредно! Берегите свое здоровье!.. chair. I got the two Shukin chairs. It was me who finally got Iznurenkov's То ли дело я! За мною-стул вдовицы. За мною-два щукинских. chair. It was me who went to the newspaper office and to Lapis's. There was Изнуренковский стул в конечном итоге сделал я! В редакцию и к only one chair that you managed to run down, and that was with the help of Ляпису я ходил! И только один-единственный стул вы довели до your holy enemy, the archbishop."

победного конца, да и то при помощи нашего священного врага -- Silently walking up and down in his bare feet, the technical adviser архиепископа. reasoned with the submissive Pussy.

Неслышно ступая по комнате босыми ногами, технический The chair which had vanished into the goods yard of October Station was директор вразумлял покорного Кису. still a blot on the glossy schedule of the concession. The four chairs in Стул, исчезнувший -в товарном дворе Октябрьского вокзала, the Columbus Theatre were a sure bet, but the theatre was about to make a по-прежнему оставался темным пятном на сверкающем плане trip down the Volga aboard the lottery ship, S.S. Scriabin, and was концессионных работ. Четыре стула в театре Колумба представляли presenting the premiere of The Marriage that day as the last production of верную добычу. Но театр уезжал в поездку по Волге с тиражным the season. The partners had to decide whether to stay in Moscow and look пароходом "Скрябин" и сегодня показывал премьеру "Женитьбы" for the chair lost in the wilds of Kalanchev Square, or go on tour with the.последним спектаклем сезона. Нужно было решить-оставаться ли в troupe. Ostap was in favour of the latter.

Москве для розысков пропавшего в просторах Каланчевской площади "Or perhaps we should split up?" he suggested. "I'll go off with the стула, или выехать вместе с труппой в гастрольное турне. Остап theatre and you stay and find out about the chair in the goods yard."

склонялся к последнему.

-- А то, может быть, разделимся? -- спросил Остап.-- Я поеду с театром, а вы оставайтесь и проследите за стулом в товарном дворе.

Но Киса так трусливо моргал седыми ресницами, что Остап не Pussy's grey eyelashes flickered so fearfully, however, that Ostap did стал продолжать. not bother to continue.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Из двух зайцев,-- сказал он,-- выбирают того, который "Of the two birds," said Ostap, "the meatier should be chosen. Let's go пожирнее. Поедем вместе. Но расходы будут. велики. Нужны будут together. But the expenses will be considerable. We shall need money. I have деньги. У меня осталось шестьдесят рублей У вас сколько? Ах, я sixty roubles left. How much have you? Oh, I forgot. At your age a maiden's и забыл! В ваши годы девичья любовь так дорого стоит! love is so expensive! I decree that we go together to the premiere of The Постановляю: сегодня мы идем в театр на премьеру "Женитьбы". Не Marriage. Don't forget to wear tails. If the chairs are still there and забудьте надеть фрак. Если стулья еще на месте и их не продали haven't been sold to pay social-security debts, we can leave tomorrow.

за долги соцстраху, завтра же мы выезжаем. Помните, Remember, Vorobyaninov, we've now reached the final act of the comedy My Воробьянинов, наступает последний акт комедии "Сокровище моей Mother-in-Low's Treasure. The Finita la Comedia is fast approaching, тещи". Приближается финита-ля-комедия, Воробьянинов! Не дышите, Vorobyaninov. Don't gasp, my old friend. The call of the footlights! Oh, my мой старый друг! Равнение на рампу! О, моя молодость! О, запах younger days! Oh, the smell of the wings! So many memories! So many кулис! Сколько воспоминаний! Сколько интриг! Сколько таланту я intrigues and affairs I How talented I was in my time in the role of Hamlet!

показал в свое время в роли Гамлета! Одним словом, заседание In short, the hearing is continued."

продолжается! For the sake of economy they went to the theatre on foot. It was still Из экономии шли в театр пешком. Еще было совсем светло, но quite light, but the street lamps were already casting their lemon light.

фонари уже сияли лимонным светом. На глазах у всех погибала Spring was dying before everyone's eyes. Dust chased it from the squares, весна. Пыль гнала ее с площадей, жаркий ветерок оттесняя ее в and a warm breeze drove it from the side streets. Old women fondled the переулок. Там старушки приголубливали красавицу и пили с ней beauty and drank tea with it at little round tables in the yards. But чай во двориках, за круглыми столами. Но жизнь весны spring's span of life had ended and it could not reach the people. And it so кончилась-в люди ее не пускали. Д ей так хотелось к памятнику much wanted to be at the Pushkin monument where the young men were already Пушкина,, где уже прогуливались молодые люди в пестреньких strolling about in their jazzy caps, drainpipe trousers, "dog's-delight" bow кепках, брюках-дудочках, галстуках "собачья радость" и ties, and boots.

ботиночках "джимми". Mauve-powdered girls circulated between the holy of holies of the Девушки, осыпанные лиловой пудрой, циркулировали между Moscow Consumers' Union and the 'Commune' cooperative. The girls were храмом МСПО и кооперативом "Коммунар" (между б. Филипповым и б. swearing audibly. This was the hour when pedestrians slowed down their pace, Елисеевым). Девушки внятно ругались. В этот час прохожие though not because Tverskaya Street was becoming crowded. Moscow horses were замедляли шаги, но не только потому, что Тверская становилась no better than the Stargorod ones. They stamped their hooves just as much on тесна. Московские лошади были не лучше старгородских: они так the edges of the roadway. Cyclists rode noiselessly by from their first же нарочно постукивали копытами по торцам мостовой. large international match at the Young Pioneer stadium. The ice-cream man Велосипедисты бесшумно летели со стадиона "Юных пионеров", с trundled along his green trolley full of May Thunder ice-cream, and squinted первого большого междугородного матча. Мороженщик катил свой timorously at the militiaman;

but the latter was chained to the spot by the зеленый сундук, полный майского грома, боязливо косясь на flashing signal with which he regulated the traffic, and was not dangerous.

милиционера;

но милиционер, скованный светящимся семафором, The two friends made their way through the hustle and bustle.

которым регулировал уличное движение, был не опасен. Temptation lay in wait for them at every step. Different types of meat on Во всей этой сутолоке двигались два друга. Соблазны skewers were being roasted in full view of the street in the tiny eating возникали на каждом шагу. В крохотных обжорочках на виду у всей plates. Hot, appetizing fumes rose up to the bright sky. The sound of string улицы жарили шашлыки карские, кавказские и филейные. Горячий и music was wafted from beer halls, small restaurants, and the 'Great Silent пронзительный дым восходил к светленькому небу. Из пивных, Film' cinema. A loud-speaker raved away at a tram-stop.

ресторанчиков и кино "Великий немой" неслась струнная музыка, У трамвайной остановки горячился громкоговоритель.

Нужно было торопиться. Друзья вступили в гулкий вестибюль It was time to put a spurt on. The friends reached the foyer of the театра Колумба. Columbus Theatre.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Воробьянинов бросился к кассе и прочел расценку на места. Vorobyaninov rushed to the box office and read the list of seat prices.

-- Все-таки,-- сказал он,-- очень дорого. Шестнадцатый "Rather expensive, I'm afraid," he said. "Three roubles for the sixteenth ряд-три рубля. row."

-- Как я не люблю,-заметил Остап.-этих мещан, "How I dislike these provincial philistines," Ostap observed. "Where провинциальных простофиль! Куда вы полезли? Разве вы не видите, are you going? Can't you see that's the box office?" что это касса? "Where else? We won't get in without tickets."

-- Ну а куда же? Ведь без билета не пустят! "Pussy, you're vulgar. In every well-built theatre there are two -- Киса, вы пошляк. В каждом благоустроенном театре есть windows. Only courting couples and wealthy heirs go to the box-office два окошечка. В окошечко кассы обращаются только влюбленные и window. The other citizens (they make up the majority, you may observe) go богатые наследники. Остальные граждане (их, как можете straight to the manager's window."

заметить, подавляющее большинство) обращаются непосредственно в And, indeed, at the box-office window were only about five modestly окошечко администратора. dressed people. They may have been wealthy heirs or courting couples. At the И действительно, перед окошечком кассы стояло человек пять manager's window, however, there was great activity. A colourful line had скромно одетых людей. Возможно, это были богатые наследники или formed. Young men in fashioned jackets and trousers of the same cut (which a влюбленные. Зато у окошечка администратора господствовало provincial could never have dreamed of owning) were confidently waving notes оживление. Там стояла цветная очередь. Молодые люди, в фасонных from friendly directors, actors, editors, theatrical costumiers, the пиджаках и брюках того покроя, который провинциалу может только district militia chief, and other persons closely connected with the присниться, уверенно размахивали записочками от знакомых им theatre, such as members of the theatre and film critics' association, the режиссеров, артистов, редакций, театрального костюмера, 'Poor Mothers' Tears' society, the school council of the Experimental Circus начальника района милиции и прочих, тесно связанных с театром Workshop, and some extraordinary name, like Fortinbras at Umslopogas. About лиц, как то: членов ассоциации теа-- и кинокритиков, общества eight people had notes from Espere Eclairovich.

"Слезы бедных матерей", школьного совета "мастерской циркового Ostap barged into the line, jostled aside the Fortinbrasites, and, with эксперимента" и какого-то "Фортинбраса при Умслопогасе". a cry of "I only want some information: can't you see I haven't taken my Человек восемь стояли с записками от Эспера Эклеровича. galoshes off!" pushed his way to the window and peered inside.

Остап врезался в очередь, растолкал фортинбрасовцев и, The manager was working like a slave. Bright diamonds of крича: "Мне только справку, вы не видите, что я даже калош не perspiration irrigated his fat face. The telephone interrupted him all the снял", пробился к окошечку и заглянул внутрь. time and rang with the obstinacy of a tram trying to pass through the Администратор трудился, как грузчик. Светлый. брильянтовый Smolensk market.

пот орошал его жирное лицо. Телефон тревожил его поминутно и "Hurry up and give me the note!" he shouted at Ostap.

звонил с упорством трамвайного вагона, пробирающегося через "Two seats," said Ostap quietly, "in the stalls."

Смоленский рынок. "Who for?" -- Скорее,-крикнул он Остапу,-вашу бумажку? "Me."

-- Два места,-сказал Остап тихо,-в партере, "And who might you be?" -- Кому? "Now surely you know me?" -- Мне! "No, I don't."

-- А кто вы такой, чтобы я давал вам места?

-- А я все-таки думаю, что вы меня знаете.

-- Не узнаю.

Но взгляд незнакомца был так чист, так ясен, что рука администратора сама отвела Остапу два места в одиннадцатом But the stranger's gaze was so innocent and open that the manager's ряду. hand by itself gave Ostap two seats in the eleventh row, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Ходят всякие,-сказал администратор, пожимая "All kinds come here," said the manager, shrugging his shoulders. "Who плечами,-кто их знает, кто они такие! Может быть, он из knows who they are? They may be from the Ministry of Education. I seem to Наркомпроса? Кажется, я его видел в Наркомпросе. Где я его have seen him at the Ministry. Where else could it have been? " видел? And mechanically issuing passes to the lucky film and theatre critics, И, машинально выдавая пропуска счастливым теа-- и the manager went on quietly trying to remember where he had seen those clear кинокритикам, притихший Яков Менелаевич продолжал вспоминать, eyes before.

где он видел эти чистые глаза. When all the passes had been issued and the lights went down in the Когда все пропуска были выданы и в фойе уменьшили свет, foyer, he remembered he had seen them in the Taganka prison in 1922, while Яков Менелаевич вспомнил: эти чистые глаза, этот уверенный he was doing time for some trivial matter.

взгляд он видел в Таганской тюрьме в 1922 году, когда и сам Laughter echoed from the eleventh row where the concessionaires were сидел там по пустяковому делу. sitting. Ostap liked the musical introduction performed by the orchestra on Из одиннадцатого ряда, где сидели концессионеры, bottles, Esmarch douches, saxophones, and large bass drums. A flute whistled послышался смех. Остапу понравилось музыкальное вступление, and the curtain went up, wafting a breath of cool air.

исполненное оркестрантами на бутылках, кружках Эсмарха, To the surprise of Vorobyaninov, who was used to a classical саксофонах и больших полковых барабанах. Свистнула флейта, и interpretation of The Marriage, Podkolesin was not on the stage. Searching занавес, навевая прохладу, расступился. around with his eyes, he perceived some plyboard triangles hanging from the К удивлению Воробьянинова, привыкшего к классической ceiling and painted the primary colours of the spectrum. There "were no интерпретации "Женитьбы", Подколесина на сцене не было. doors or blue muslin windows. Beneath the multicoloured triangles danced Порыскав глазами, Ипполит Матвеевич увидел свисающие с потолка young ladies in large hats from black cardboard. The clinking of bottles фанерные прямоугольники, выкрашенные в основные цвета brought forth Podkolesin, who charged into the crowd riding on Stepan's солнечного спектра. Ни дверей, ни синих кисейных окон не было. back. Podkolesin was arrayed in courier's dress. Having dispersed the young Под разноцветными прямоугольниками танцевали дамочки в больших, ladies with words which were not in the play, he bawled out :

вырезанных из черного картона шляпах. Бутылочные стоны вызвали "Stepan!" на сцену Подколесина, который врезался в толпу верхом на At the same time he leaped to one side and froze in a difficult pose.

Степане. Подколесин был наряжен в камергерский мундир. Разогнав The Esmarch douches began to clatter.

дамочек словами, которые в пьесе не значились, Подколесин "Stepan!" repeated Podkolesin, taking another leap.

возопил: But since Stepan, who was standing right there in a leopard skin, did -- Степа-ан! not respond, Podkolesin asked tragically:

Одновременное этим он прыгнул в сторону и замер в трудной "Why are you silent, like the League of Nations?" позе. Кружки Эсмарха загремели.

-- Степа-а-н!!-повторил Подколесин, делая новый прыжок.

Но так как Степан, стоящий тут же и одетый в барсову шкуру, не откликался, Подколесин трагически спросил:

-- Что же ты молчишь, как Лига наций?

-- Очевидно, я Чемберлена испужался,--ответил Степан, "I'm obviously afraid of Chamberlain," replied Stepan, scratching his почесывая шкуру. skin.

Чувствовалось, что Степан оттеснит Подколесина и станет There was a general feeling that Stepan would oust Podkolesin and главным персонажем осовремененной пьесы. become the chief character in this modernized version of the play.

-- Ну что, шьет портной сюртук? Прыжок. Удар по кружкам "Well, is the tailor making a coat?" Эсмарха. Степан с усилием сделал стойку на руках и в таком A leap. A blow on the Esmarch douches. Stepan stood on his hands with положении ответил: an effort and, still in that position, answered:

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Шьет! "Yes, he is."

Оркестр сыграл попурри из "Чио-чио-сан". Все это время The orchestra played a potpourri from Madam Butterfly. Stepan stood on Степан стоял на руках. Лицо его залилось краской. his hands the whole time. His face flooded with colour.

-- А что,-спросил Подколесин,-не спрашивал ли портной, на "And didn't the tailor ask what the master wanted such good cloth for?" что, мол, барину такое хорошее сукно? Stepan, who by this time was pitting in the orchestra cuddling the Степан, который к тому времени сидел уже в оркестре и conductor, answered: "No, he didn't. He's not a member of the British обнимал дирижера, ответил: Parliament, is he?" -- Нет, не спрашивал. Разве он депутат английского "And didn't the tailor ask whether the master wished to get married?" парламента?

-- А не спрашивал ли портной, не хочет ли, мол, барин " жениться?

-- Портной спрашивал, не хочет ли, мол, барин платить The tailor asked whether the master wanted to pay alimony."

алименты.

После этого свет погас, и публика затопала ногами. Топала At this point the lights went out and the audience began stamping their она до тех пор, покуда со сцены не послышался голос feet. They kept up the stamping until Podkolesin's voice could be heard Подколесина: saying from the stage:

-- Граждане! Не волнуйтесь! Свет потушили нарочно, по ходу "Citizens! Don't be alarmed! The lights went out on purpose, as part of действия. Этого требует вещественное оформление. the act. It's required for the scenic effects."

Публика.покорилась. Свет так и не зажигался до конца The audience gave in. The lights did not go up again until the end of акта. В полной темноте гремели барабаны. С фонарями прошел the act. The drums rolled in complete darkness. A squad of soldiers dressed отряд военных в форме гостиничных швейцаров. Потом, как видно as hotel doormen passed by, carrying torches. Then Kochkarev arrived, -- на верблюде, приехал Кочкарев. Судить обо всем этом можно apparently on a camel. This could only be judged from the following было из следующего диалога: dialogue.

-- Фу, как ты меня испугал! А еще на верблюде приехал! "Ouch, how you frightened me! And you came on a camel, too."

-- Ах, ты заметил, несмотря на темноту?! А я хотел "Ah, so you noticed, despite the darkness. I wanted to bring you a преподнести тебе сладкое вер-блюдо! fragrant camellia!" В антракте концессионеры прочли афишу: During the intermission the concessionaires read the programme.

ЖЕНИТЬБА Текст -Н. В.Гоголя Стихи -М. Шершеляфамова The Marriage Литмонтаж -И. Антиохийского Музыкальное сопровождение -X. Text... N. V. Gogol Иванова Автор спектакля -Ник. Сестрин Вещественное оформление Verse... M. Cherchezlafemmov -- Симбиевич-Синдиевич. Свет-Платон Плащук. Звуковое Adaptation... I. Antiokhiisky оформление-Галкина, Палкина, Малкина, Чалкина и Залкинда. Грим Musical accompaniment... Kh. Ivanov -- мастерской Крулт. Парики-- Фома Кочура. Мебель -- древесных Producer... Nich. Sestrin мастерских Фортинбраса при Умслопогасе им. Валтасара. Scenic effects... Simbievich-Sindievich Инструктор акробатики -- Жоржетта Тираспольских. Гидравлический Lighting... Platon Plashuk. Sound effects... Galkin, пресс-под управлением монтера Мечникова. Palkin, Malkin, Chalkin and Zalkind.

Make-up... Krult workshops;

wigs by Foma Kochur Furniture by the Fortinbras woodwork shops attached to the Balthazar Umslopogas Acrobatics instructress: Georgetta Tiraspolskikh Hydraulic press operated by Fitter Mechnikov Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Афиша набрана, Programme composed, imposed сверстана и отпечатана and printed by the в школе ФЗУ КРУЛТ KRULT FACTORY SCHOOL "Do you like it?" Ippolit Matveyevich asked timidly.

-- Вам нравится?-робко спросил Ипполит Матвеевич. "Do you?" -- А вам? "It's very interesting-only Stepan is rather odd."

-- Очень интересно, только Степан какой-то странный. "No, I don't like it," said Ostap. "Particularly the fact that the -- А мне не понравилось,--сказал Остап,-в особенности то, furniture is from some Vogopas workshops or other. I hope those aren't our что мебель у них каких-то мастерских Вогопаса. Не приспособили chairs adapted to the new style."

ли они наши стулья на новый лад? Their fears were unjustified. At the beginning of the second act all Эти опасения оказались напрасными. В начале же второго four chairs were brought on to the stage by Negroes in top hats.

акта все четыре стула были вынесены на сцену неграми в The matchmaking scene aroused the greatest interest among the audience.

цилиндрах. At the moment Agafya Tikhonovna was coming down a rope stretched across the Сцена сватовства вызвала наибольший интерес зрительного entire width of the theatre, the terrifying orchestra let out such a noise зала. В ту минуту, когда на протянутой через весь зал проволоке that she nearly fell off into the audience. But on the stage she balanced начала спускаться Агафья Тихоновна, страшный оркестр X. Иванова perfectly. She was wearing flesh-coloured tights and a bowler. Maintaining произвел такой шум, что от него одного Агафья Тихоновна должна her balance by means of a green parasol on which was written "I want была бы упасть в публику. Однако Агафья держалась на сцене Podkolesin", she stepped along the wire and everyone below immediately saw прекрасно. Она была в трико телесного цвета и мужском котелке. that her feet were dirty. She leaped from the wire straight on to a chair, Балансируя зеленым зонтиком с надписью: "Я хочу Подколесина", whereupon the Negroes, Podkolesin, Kochkarev in a tutu, and the matchmaker она переступала по проволоке, и снизу всем были видны ее in a bus driver's uniform all turned backward somersaults. Then they had a грязные подошвы, С проволоки она спрыгнула прямо на стул. five-minute rest, to hide which the lights were turned out again.

Одновременно с этим все негры, Подколесин, Кочкарев в балетных The suitors were also very comic, particularly Omlette. In his place a пачках и сваха в костюме вагоновожатого сделали обратное huge pan of fried eggs was brought on to the stage. The sailor wore a mast сальто. Затем все отдыхали пять минут, для сокрытия чего был with a sail.

снова погашен свет. In vain did Starikov the merchant cry out that he was being crippled by Женихи были очень смешны, в особенности-Яичница. Вместо taxes. Agafaya Tikhonovna did not like him. She married Stepan. They both него выносили большую яичницу на сковороде. На моряке была dived into the fried eggs served by Podkolesin, who had turned into a мачта с парусом. footman. Kochkarev and Fekla sang ditties about Chamberlain and the Напрасно купец Стариков кричал, что его душат патент и repayment he hoped to extort from Germany. The Esmarch douches played a hymn уравнительный. Он не понравился Агафье Тихоновне. Она вышла for the dying and the curtain came down, wafting a breath of cool air.

замуж за Степана. Оба принялись уписывать яичницу, которую подал им обратившийся в лакея Подколесин. Кочкарев с Феклой спели куплеты про Чемберлена и про алименты, которые британский министр взимает с Германии. На кружках Эсмарха сыграли отходную. И занавес, навевая прохладу, захлопнулся.

-- Я доволен спектаклем,-сказал Остап,-стулья в целости. "I'm satisfied with the performance," said Ostap. "The chairs are Но нам медлить нечего. Если Агафья Тихоновна будет ежедневно на intact. But we've no time to lose. If Agafya Tikhonovna is going to land on них гукаться, то они недолго проживут. those chairs each day, they won't last very long."

Молодые люди в фасонных пиджаках, толкаясь и смеясь, Jostling and laughing, the young men in their fashioned jackets вникали в тонкости вещественного и звукового оформления. discussed the finer points of the scenic effects.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Ну,-указал Остап,-вам, Кисочка, надо-байбай. Завтра с "You need some shut-eye, Pussy," said Ostap. "We have to stand in line утра нужно за билетами становиться. Театр в семь вечера for tickets early tomorrow morning. The theatre is leaving by express for выезжает ускоренным в Нижний. Так что вы берите два жестких Nizhni tomorrow evening at seven. So get two seats in a hard coach to Nizhni места для сиденья до Нижнего, Курской дороги. Не беда-посидим. on the Kursk Railway. We'll sit it out. It's only one night."

Всего одна ночь. The next day the Columbus Theatre was sitting in the buffet at Kursk На другой день весь театр Колумба сидел в буфете Курского Station. Having taken steps to see that the scenic effects went by the same вокзала. Симбиевич-Синдиевич, приняв меры к тому, чтобы train, Simbievich-Sindievich was having a snack at one of the tables.

вещественное оформление пошло этим же поездом, закусывал за Dipping his moustache into the beer, he asked the fitter nervously:

столиком. Вымочив в пиве усы, он тревожно спрашивал монтера: "The hydraulic press won't get broken on the way, will it?" -- Что, гидравлический пресс не сломают в дороге? "It's not the press that's the trouble," said fitter Mechnikov.

-- Беда с этим прессом,-отвечал Мечников,-работает он у "It's that it only works for five minutes and we have to cart it around нас пять минут, а возить его целое лето придется. the whole summer."

-- А с "прожектором времен" тебе легче было, из пьесы "Was it any easier with the 'time projector' from the Ideology Powder!" "Порошок идеологии"? "Of course it was. The projector was big, but not so fragile."

-- Конечно, легче. Прожектор хоть и больше был, но зато не At the next table sat Agafya Tikhonovna, a youngish woman with hard такой ломкий. shiny legs, like skittles. The sound effects -Galkin, Palkin, Malkin, За соседним столиком сидела Агафья Тихоновна, молоденькая Chalkin and Zalkind-fussed around her.

девушка с ногами твердыми и блестящими, как кегли. Вокруг нее "You didn't keep in time with me yesterday," she complained. "I might хлопотало звуковое оформление -- Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин have fallen off."

и Залкинд. "What can we do?" clamoured the sound effects. "Two douches broke."

-- Вы вчера мне не в ногу подавали,--жаловалась Агафья "You think it's easy to get an Esmarch douche from abroad nowadays? " Тихоновна,-я так и свалиться могу. Звуковое оформление cried Galkin.

загалдело: "Just try going to the State Medical Supply Office. It's impossible to -- Что ж делать! Две кружки лопнули! buy a thermometer, let alone an Esmarch douche," added Palkin.

-- Разве теперь достанешь заграничную кружку "Do you play thermometers as well?" asked the girl, horrified.

Эсмарха?-кричал Галкин. "It's not that we play thermometers," observed Zalkind, "but that the -- Зайдите в Госмедторг. Не то что кружки Эсмарха, damned douches are enough to drive you out of your mind and we have to take термометра купить нельзя! -- поддержал Палкин. our own temperatures."

-- А вы разве и на термометрах играете?-ужаснулась Nich. Sestrin, stage manager and producer, was strolling along the девушка. platform with his wife. Podkolesin and Kochkarev had downed three vodkas and -- На термометрах мы не играем,-заметил Залкинд,-- но were wooing Georgetta Tiraspolskikh, each trying to outdo the other.

из-за этих. проклятых кружек прямо-таки заболеваешь -- The concessionaires had arrived two hours before the train was due to приходится мерить температуру. depart and were now on their sixth round of the garden laid out in front of Автор спектакля и главный режиссер Ник. Сестрин the station.

прогуливался с женой по перрону. Подколесин с Кочкаревым хлопнули по три рюмки и наперебой ухаживали за Жоржеттой Тираспольских.

Концессионеры, пришедшие за два часа до отхода поезда, совершили уже пятый рейс вокруг сквера, разбитого перед вокзалом.

Голова у Ипполита Матвеевича кружилась.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Погоня за стульями Ippolit Matveyevich's head was whirling.

входила в решающую стадию. Удлиненные тени лежали на The hunt for the chairs was раскаленной мостовой. Пыль садилась на мокрые, потные лица. entering the last lap. Long shadows fell on the scorching roadway. Dust Подкатывали пролетки. Пахло бензином. Наемные машины высаживали settled on their wet, sweaty faces. Cabs rattled past them and there was a пассажиров. Навстречу им выбегали Ермаки Тимофеевичи, уносили smell of petrol. Hired vehicles set down their passengers. Porters ran up to чемоданы, и овальные их бляхи сияли на солнце. Муза дальних them and carried off the bags, while their badges glittered in the sun. The странствий хватала людей за горло. Muse of Travel had people by the throat.

-- Ну, пойдем и мы,-- сказал Остап. Ипполит Матвеевич "Let's get going as well," said Ostap.

покорно согласился. Тут он столкнулся лицом к лицу с гробовых Ippolit Matveyevich meekly consented. All of a sudden he came face to дел мастером Безенчуком. face with Bezenchuk, the undertaker.

-- Безенчук!-сказал он в крайнем удивлении.Ты как сюда "Bezenchuk!" he exclaimed in amazement. "How did you get here?" попал? Bezenchuk doffed his cap and was speechless with joy. "Mr.

Безенчук снял шапку и радостно остолбенел. Vorobyaninov," he cried. "Greetin's to an honoured guest."

-- Господин Воробьянинов!-закричал он.--Почет дорогому "Well, how are things?" гостю! "Bad," answered the undertaker.

-- Ну, как дела? "Why is that?" -- Плохи дела,-ответил гробовых дел мастер. "I'm lookin' for clients. There ain't none about."

-- Что же так? "Is the Nymph doing better than you?" -- Клиента ищу. Не идет клиент. "Likely! Could they do better than me? No chance. Since your -- "Нимфа" перебивает? mother-in-law, only Tierre and Constantine' has croaked."

-- Куды ей! Она меня разве перебьет? Случаев нет. После "You don't say! Did he really die?" вашей тещеньки один только "Пьер и Константин" перекинулся. "He croaked, Ippolit Matveyevich. He croaked at his post. He was -- Да что ты говоришь? Неужели умер? shavin' Leopold the chemist when he croaked. People said it was his insides -- Перекинулся, Ипполит Матвеевич. На посту своем that bust, but I think it was the smell of medicine from the chemist that he перекинулся. Брил аптекаря нашего Леопольда и перекинулся. Люди couldn't take."

говорили -- разрыв внутренности произошел, а я так думаю, что "Dear me, dear me," muttered Ippolit Matveyevich. "So you buried him, покойник от этого аптекаря лекарством надышался и не выдержал. did you?" -- Ай-яй-яй,-- бормотал Ипполит Матвеевич,ай-яй-яй! Ну, "I buried him. Who else could? Does the Nymph, damn 'em, give tassels?" что ж, значит, ты его и похоронил? "You got in ahead of them, then? " -- Я и похоронил. Кому же другому? Разве "Нимфа", туды ее "Yes, I did, but they beat me up afterwards. Almost beat the guts out в качель, кисть дает? of me. The militia took me away. I was in bed for two days. I cured myself -- Одолел, значит? with spirits."

-- Одолел. Только били меня потом. Чуть сердце у меня не "You massaged yourself?" выбили. Милиция отняла. Два дня лежал, спиртом лечился. "No, I don't do that with spirits."

-- Растирался? "But what made you come here? " -- Нам растираться не к чему. "I've brought my stock."

-- А сюда тебя зачем принесло? "What stock?" -- Товар привез. "My own. A guard I know helped me bring it here free in the guard's -- Какой же товар? van. Did it as a friend."

-- Свой товар. Проводник знакомый помог провезти задаром в почтовом вагоне. По знакомству.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Ипполит Матвеевич только сейчас заметил, что поодаль It was only then that Ippolit Matveyevich noticed a neat pile of Безенчука на земле стоял штабель гробов. Иные были с кистями, coffins on the ground a little way from Bezenchuk. Some had tassels, others иные-так. Один из них Ипполит Матвеевич быстро опознал. Это был did not. One of them Ippolit Matveyevich recognized immediately. It was the большой дубовый и пыльный гроб с безенчуковской витрины. large, dusty oak coffin from Bezenchuk's shop window.

-- Восемь штук,-сказал Безенчук самодовольно,-- один к "Eight of them," said Bezenchuk smugly. "Like gherkins."

одному. Как огурчики. "But who needs your coffins here? They have plenty of their own -- А кому тут твой товар нужен? Тут своих мастеров undertakers."

довольно. "What about the flu?" -- А гриб? "What flu?" -- Какой гриб? "The epidemic. Prusis told me flu was ragin' in Moscow and there was -- Эпидемия. Мне Прусис сказал, что в Москва гриб nothin' to bury people in. All the coffins were used up. So I decided to put свирепствует, что хоронить людей не в чем. Весь материал thin's right."

перевели. Вот я и. решил дела поправить. Ostap, who had been listening to the conversation with curiosity, Остап, прослушавший весь этот разговор с любопытством, intervened. "Listen, dad, the flu epidemic is in Paris."

вмешался: "In Paris?" -- Слушай, ты, папаша, это в Париже грипп свирепствует. "Yes, go to Paris. You'll make money. Admittedly, there may be some -- В Париже? trouble with the visa, but don't give up. If Briand likes you, you'll do -- Ну да. Поезжай в Париж. Там подмолотишь! Правда, будут pretty well. They'll set you up as undertaker-royal to the Paris некоторые затруднения с визой, но ты, папаша, не грусти. Если municipality. Here they have enough of their own undertakers."

Бриан тебя полюбит, ты заживешь недурно: устроишься Bezenchuk looked around him wildly. Despite the assurances of Prusis, лейб-гробовщиком при парижском муниципалитете. А здесь и своих there were certainly no bodies lying about;

people were cheerfully moving гробовщиков хватит. about on their feet, and some were even laughing.

Безенчук дико огляделся. Действительно, на площади, Long after the train had carried off the concessionaires, the Columbus несмотря на уверения Прусиса, трупы не валялись" люди бодро Theatre, and various other people, Bezenchuk was still standing in a daze by держались на ногах, и некоторые из них даже смеялись. his coffins. His eyes shone in the approaching darkness with an unfading Поезд давно уже унес и концессионеров, и театр Колумба, и light.

прочую публику, а Безенчук все еще ошалело стоял над своими гробами. В наступившей темноте его глаза горели желтым неугасимым огнем. PART III MADAME PETUKHOV'S TREASURE * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. СОКРОВИЩЕ МАДАМ ПЕТУХОВОЙ * CHAPTER THIRTY-ONE ГЛАВА XXXI. ВОЛШЕБНАЯ НОЧЬ НА ВОЛГЕ A MAGIC NIGHT ON THE VOLGA Влево от пассажирских дебаркадеров Волжского The smooth operator stood with his friend and closest associate, Pussy государственного речного пароходства, под надписью: "Чаль за Vorobyaninov, on the left of the passenger landing-stage of the state-owned кольца, решетку береги, стены не касайся", стоял великий Volga River Transport System under a sign which said: "Use the rings for комбинатор со своим другом и ближайшим помощником Кисой mooring, mind the grating, and keep clear of the wall".

Воробьяниновым. Flags fluttered above the quay. Smoke as curly as a cauliflower poured Над пристанями хлопали флаги. Дым, курчавый как цветная from the funnels.

капуста, валил из пароходных труб.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Шла погрузка парохода "Антон The S.S. Anton Rubinstein was being loaded at pier No. 2.

Рубинштейн", стоявшего у дебаркадера э 2. Грузчики вонзали Dock workers dug their iron claws into bales of cotton;

iron pots were железные когти в тюки хлопка, на пристани выстроились в каре stacked in a square on the quayside, which was littered with treated hides, чугунные горшки, лежали мокросоленые кожи, бунты проволоки, bundles of wire, crates of sheet glass, rolls of cord for binding sheaves, ящики с листовым стеклом, клубки сноповязального шпагата, mill-stones, two-colour bony agricultural implements, wooden forks, жернова, двухцветные костистые сельскохозяйственные машины, sack-lined baskets of early cherries, and casks of herrings.

деревянные вилы, обшитые дерюгой корзинки с молодой черешней и The Scriabin was not in, which greatly disturbed Ippolit Matveyevich.

сельдяные бочки. "Why worry about it?" asked Ostap. "Suppose the Scriabin were here. How "Скрябина" не было. Это очень беспокоило Ипполита would you get aboard? Even if you had the money to buy a ticket, it still Матвеевича. wouldn't be any use. The boat doesn't take passengers."

-- Что вы переживаете? -- спросил Остап.-- Вообразите, что While still on the train, Ostap had already had a chance to talk to "Скрябин" здесь. Ну, как вы на него попадете? Если бы у нас Mechnikov, the fitter in charge of the hydraulic press, and had found out даже были деньги на покупку билета, то и тогда бы ничего не everything. The S.S. Scriabin had been chartered by the Ministry of Finance вышло. Пароход этот пассажиров не берет. and was due to sail from Nizhni to Tsaritsin, calling at every river port, Остап еще в поезде успел побеседовать с завгидропрессом, and holding a government-bond lottery. A complete government department had монтером Мечниковым, и узнал от него все. Пароход "Скрябин", left Moscow for the trip, including a lottery committee, an office staff, a заарендованный Наркомфином, должен был совершать рейс от brass band, a cameraman, reporters from the central press and the Columbus Нижнего до Царицына, останавливаясь у каждой пристани и Theatre. The theatre was there to perform plays which popularised the idea производя тираж выигрышного займа. Для этого из Москвы выехало of government loans. Up to Stalingrad the Columbus Theatre was on the целое учреждение: тиражная комиссия, канцелярия, духовой establishment of the lottery committee, after which the theatre had decided оркестр, кинооператор, корреспонденты центральных газет и театр to tour the Caucasus and the Crimea with The Marriage at its own risk.

Колумба. Театру предстояло в пути показывать пьесы, в которых The Scriabin was late. A promise was given that she would leave the популяризовалась идея госзаймов. До Сталинграда театр поступал backwater, where last-minute preparations were being made, by evening. So на полное довольствие тиражной комиссии, а затем собирался, на the whole department from Moscow set up camp on the quayside and waited to свой страх и риск, совершить большую гастрольную поездку по go aboard.

Кавказу и Крыму с "Женитьбой". Tender creatures with attache1 cases and hold-alls sat on the bundles "Скрябин" опоздал. Обещали, что он придет из затона, где of wire, guarding their Underwoods, and glancing apprehensively at the делались последние приготовления, только к вечеру. Поэтому весь stevedores. A citizen with a violet imperial positioned himself on a аппарат, прибывший из Москвы, в ожидании погрузки устроил бивак mill-stone. On his knees was a pile of enamel plates. A curious person could на пристани. have read the uppermost one:

Нежные созданья с чемоданчиками и портпледами сидели на бунтах проволоки, сторожа свои ундервуды, и с опасением поглядывали на крючников. На жернове примостился гражданин с фиолетовой эспаньолкой. На коленях у него лежала стопка эмалированных дощечек. На верхней из них любопытный мог бы прочесть:

ОТДЕЛ ВЗАИМНЫХ РАСЧЕТОВ Mutual Settlement Department Письменные столы на тумбах и другие столы, более скромные, Desks with ornamental legs and other, more modest, desks stood on top стояли друг на друге. of one another.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru У запечатанного несгораемого шкафа A guard sauntered up and down by a sealed safe. Persidsky, прогуливался часовой. Представитель "Станка" Персицкий смотрел who was representing the Lathe, gazed at the fairground through Zeiss в цейсовский бинокль с восьмикратным увеличением на территорию binoculars with eightfold magnification.

ярмарки. The S.S. Scriabin approached, turning against the stream. Her sides Разворачиваясь против течения, подходил пароход "Скрябин". were decked with plyboard sheets showing brightly coloured pictures of На бортах своих он нес фанерные щиты с радужными изображениями giant-sized bonds. The ship gave a roar, imitating the sound of a mammoth, гигантских облигаций. Пароход заревел, подражая крику мамонта, or possibly some other animal used in prehistoric times, as a substitute for а может быть и другого животного, заменявшего в доисторические the sound of a ship's hooter.

времена пароходную сирену. The finance-and-theatre camp came to life. Down the slopes to the quay Финансово-театральный бивак оживился. По городским спускам came the lottery employees. Platon Plashuk, a fat little man, toddled down бежали тиражные служащие. В облаке пыли катился к пароходу to the ship in a cloud of dust. Galkin, Palkin, Malkin, Chalkin and Zalkind толстенький Платон Плащук. Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин и flew out of the Raft beer-hall. Dockers were already loading the safe.

Залкинд выбежали из трактира "Плот". Над несгораемой кассой уже Georgetta Tiraspolskikh, the acrobatics instructress, hurried up the gangway трудились крючники. Инструктор акробатики Жоржетта with a springy walk, while Simbievich-Sindievich, still worried about the Тираспольских гимнастическим шагом взбежала по сходням. scenic effects, raised his hands, at one moment to the Kremlin heights, and Симбиевич-Синдиевич, в заботах о вещественном оформлении, at another towards the captain standing on the bridge. The cameraman carried простирал руки то к кремлевским высотам, то к капитану, his camera high above the heads of the crowd, and as he went he demanded a стоявшему на мостике. Кинооператор пронес свой аппарат высоко separate cabin in which to set up a darkroom.

над головами толпы и еще на ходу требовал отвода четырехместной Amid the general confusion, Ippolit Matveyevich made his way over to каюты для устройства в ней лаборатории. the chairs and was about to drag one away to one side.

В общей свалке Ипполит Матвеевич пробрался к стульям и, "Leave the chair alone!" snarled Bender. "Are you crazy? Even if we будучи вне себя, поволок было один стул в сторонку. take one, the others will disappear for good. You'd do better to think of a -- Бросьте стул! -- завопил Бендер.-- Вы что, с ума way to get aboard the ship."

спятили? Один стул возьмем, а остальные пропадут для нас Belted with brass tubes, the band passed along the landing-stage. The навсегда. Подумали бы лучше О том, как попасть на пароход. musicians looked with distaste at the saxophones, flexotones, beer bottles По дебаркадеру прошли музыканты, опоясанные медными and Esmarch douches, with which the sound effects were armed.

трубами. Они с отвращением смотрели на саксофоны, флексотоны, The lottery wheels arrived in a Ford station wagon. They were built пивные бутылки и кружки Эсмарха, которыми было вооружено into a complicated device composed of six rotating cylinders with shining звуковое оформление. brass and glass. It took some time to set them up on the lower deck. The Тиражные колеса были привезены на фордовском фургончике. stamping about and exchange of abuse continued until late evening.

Это была сложная конструкция, составленная из шести вращающихся In the lottery hall people were erecting a stage, fixing notices and цилиндров, сверкающая медью и стеклом. Установка ее на нижней slogans to the walls, arranging benches for the visitors, and joining палубе заняла много времени. electric cables to the lottery wheels. The desks were in the stern, and the Топот и перебранка продолжались до позднего вечера. tapping of typewriters, interspersed with laughter, could be heard from the В тиражном зале устраивали эстраду, приколачивали к стенам typists' cabin. The pale man in the violet imperial walked the length of the плакаты и лозунги, расставляли деревянные скамьи для ship, hanging his enamel plates on the relevant doors.

посетителей и сращивала электропровода с тиражными колесами.

Письменные столы разместили на корме, а из каюты машинисток вперемежку со смехом слышалось цоканье пишущих машинок. Бледный человек с фиолетовой эспаньолкой ходил по всему пароходу и навешивал на соответствующие двери свои эмалированные таблицы:

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru ОТДЕЛ ВЗАИМНЫХ РАСЧЕТОВ Mutual Settlement Department ЛИЧНЫЙ СТОЛ Personnel Department ОБЩАЯ КАНЦЕЛЯРИЯ Office МАШИННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Engine Room К большим, табличкам человек с эспаньолкой присобачивал To the larger plates the man with the imperial added smaller plates.

таблички поменьше:

БЕЗ ДЕЛА НЕ ВХОДИТЬ No entry except on business ПРИЕМА НЕТ No consultations ПОСТОРОННИМ ЛИЦАМ ВХОД ВОСПРЕЩАЕТСЯ No admittance to outsiders ВСЕ СПРАВКИ В РЕГИСТРАТУРЕ All inquiries at the registry Салон первого класса был оборудован под выставку денежных The first-class saloon had been fitted up for an exhibition of bank знаков и бон. Это вызвало взрыв негодования у Галкина, notes and bonds. This aroused a wave of indignation from Galkin, Palkin, Палкина,Малкина, Чалкина и Залкинда. Malkin, Chalkin and Zalkind.

-- Где же мы будем обедать?-!волновались они.А если дождь? "Where are we going to eat?" they fretted. "And what happens if it -- Ой,-- сказал Ник. Сестрин своему помощнику,-не могу?.. rains?" Как ты думаешь, Сережа, мы не сможем обойтись без звукового "This is too much," said Nich. Sestrin to his assistant. "What do you оформления? think, Seryozha? Can we do without the sound effects?" -- Что вы, Николай Константинович! Артисты к ритму "Lord, no, Nicholas Constantinovich. The actors are used to the rhythm привыкли. by now."

Тут поднялся новый галдеж. Пятерка пронюхала, что все A fresh racket broke out. The "Five" had found that the stage manager четыре стула автор спектакля утащил в свою каюту. had taken all four chairs to his cabin.

-- Так, так,-говорила пятерка с иронией,-а мы должны будем "So that's it," said the "Five" ironically. "We're supposed to rehearse репетировать, сидя на койках, а на четырех стульях будет сидеть sitting on our berths, while Sestrin and his wife, Gusta, who has nothing to Николай Константинович со своей женой Густой, которая никакого do with our group, sit on the four chairs. Perhaps we should have brought отношения к нашему коллективу не имеет. Может, мы тоже хотим our own wives with us on this trip."

иметь в поездке своих жен! The lottery ship was watched malevolently from the bank by the smooth С берега на тиражный пароход зло смотрел великий operator. A fresh outbreak of shouting reached the concessionaires' ears.

комбинатор. "Why didn't you tell me before?" cried a committee member.

Новый взрыв кликов достиг ушей концессионеров. "How was I to know he would fall ill."

-- Почему же вы мне раньше не сказали?! -- кричал член "A hell of a mess we're in! Then go to the artists'-union office and комиссии. insist that an artist be sent here immediately."

-- Откуда я мог знать, что он заболеет. "How can I? It's now six o'clock. The union office closed long ago.

-- Это черт знает что! Тогда поезжайте в рабис и требуйте, Anyway, the ship is leaving in half an hour."

чтобы нам экстренно командировали художника. "Then you can do the painting yourself. Since you're responsible for -- Куда же я поеду? Сейчас шесть часов. Рабис давно the decorations on the ship, get out of the mess any way you like!" закрыт. Да и пароход через полчаса уходит. Ostap was already running up the gangplank, elbowing his way through -- Тогда сами будете рисовать. Раз вы взяли на себя the dockers, young ladies, and idle onlookers. He was stopped at the top.

ответственность за украшение парохода, извольте отдуваться, как хотите.

Остап уже бежал по сходням, расталкивая локтями крючников, барышень и просто любопытных. При входе его задержали:

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Пропуск! "Your pass?' -- Товарищ!-заорал Бендер.-Вы! Вы! Толстенький! Которому "Comrade!" roared Bender. "You! You! The little fat man! The one who художник нужен! needs an artist!" Через пять минут великий комбинатор сидел в белой каюте Five minutes later the smooth operator was sitting in the white cabin толстенького заведующего хозяйством плавучего тиража и occupied by the fat little assistant manager of the floating lottery, and договаривался об условиях работы. discussing terms.

-- Значит, товарищ,-- говорил толстячок,-- нам от вас "So we want you to do the following, Comrade," said fatty. "Paint потребуется следующее: исполнение художественных плакатов, notices, inscriptions, and complete the transparent. Our artist began the надписей и окончание транспаранта. Наш художник начал его work, but is now ill. We've left him at the hospital. And, of course, делать и заболел. Мы его оставили здесь в больнице. Ну, general supervision of the art department.

конечно, общее наблюдение за художественной частью. Можете вы Can you take that on? I warn you, incidentally, there's a great deal of это взять на себя? Причем предупреждаю -- работы много. work."

-- Да, я могу взять это на себя. Мне приходилось выполнять "Yes, I can undertake that. I've had occasion to do that kind of work такую работу. before."

-- И вы можете сейчас же ехать с нами? "And you can come along with us now?" -- Это будет трудновато, но я постараюсь. Большая и "That will be difficult, but I'll try."

тяжелая гора свалилась с плеч заведующего хозяйством. Испытывая A large and heavy burden fell from the shoulders of the assistant детскую легкость, толстяк смотрел на нового художника manager. With a feeling of relief, the fat man looked at the new artist with лучезарным взглядом. shining eyes.

-- Ваши условия? -- спросил Остап дерзко.-Имейте в виду, я "Your terms?" asked Ostap sharply. "Remember, I'm not from a funeral не похоронная контора. home."

-- Условия сдельные. По расценкам рабиса. Остап "It's piecework. At union rates."

поморщился, что стоило ему большого труда. Ostap frowned, which was very hard for him.

-- Но, кроме того, еще бесплатный стол,-поспешно добавил "But free meals as well," added the tubby man hastily. "And a separate толстунчик,-- и отдельная каюта. cabin."

-- Ну, ладно,-- сказал Остап со вздохом,-- соглашаюсь. Но "All right," said Ostap, "I accept. But I have a boy, an assistant, со мною еще мальчик, ассистент. with me."

-- Насчет мальчика вот не знаю. На мальчика кредита не "I don't know about the boy. There are no funds for a boy. But at your отпущено. На свой счет -- пожалуйста. Пусть живет в вашей own expense by all means. He can live in your cabin."

каюте. "As you like. The kid is smart. He's used to Spartan conditions."

-- Ну, пускай по-вашему. Мальчишка у меня шустрый. Привык Ostap was given a pass for himself and for the smart boy;

he put the к спартанской обстановке. key of the cabin in his pocket and went out onto the hot deck. He felt great Остап получил пропуск на себя и на шустрого мальчика, satisfaction as he fingered the key. For the first time in his stormy life положил в карман ключ от каюты и вышел на горячую палубу. Он he had both a key and an apartment. It was only the money he lacked. But чувствовал немалое удовлетворение при прикосновении к ключу. there was some right next to him in the chairs. The smooth operator walked Это было первый раз в его бурной жизни. Ключ и квартира был.и. up and down the deck with his hands in his pockets, ignoring Vorobyaninov on Не было the quayside.

только денег. Но они находились тут же, рядом, в стульях.

Великий комбинатор, заложив руки в карманы, гулял вдоль борта, не замечая оставшегося на берегу Воробьянинова.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Ипполит Матвеевич сперва делал знаки молча, а потом даже At first Ippolit Matveyevich made signs;

then he was even daring enough осмелился попискивать. Но Бендер был глух. Повернувшись спиною to whistle. But Bender paid no heed. Turning his back on the president of к председателю концессии, он внимательно следил за -процедурой the concession, he watched with interest as the hydraulic press was lowered опускания гидравлического пресса в трюм. into the hold.

Делались последние приготовления к отвалу. Агафья Final preparations for casting off were being made. Agafya Tikhonovna, Тихоновна, она же Мура, постукивая ножками, бегала из своей alias Mura, ran with clattering feet from her cabin to the stern, looked at каюты на корму, смотрела в воду, громко делилась своими the water, loudly shared her delight with the balalaika virtuoso, and восторгами с виртуозом-балалаечником и всем этим вносила generally caused confusion among the honoured officials of the lottery смущение в ряды почтенных деятелей тиражного предприятия. enterprise.

Пароход дал второй гудок. От страшных звуков сдвинулись The ship gave a second hoot. At the terrifying sound the clouds moved облака. Солнце побагровело и свалилось за горизонт. В верхнем aside. The sun turned crimson and sank below the horizon. Lamps and street городе зажглись лампы и фонари. С рынка в Почаевском овраге lights came on in the town above. From the market in Pochayevsky Ravine донеслись хрипы граммофонов, состязавшихся перед последними there came the hoarse voices of gramophones competing for the last покупателями. Оглушенный и одинокий, Ипполит Матвеевич что-то customers. Dismayed and lonely, Ippolit Matveyevich kept shouting something, кричал, но его не было слышно. Лязг лебедки губил все остальные but no one heard him. The clanking of winches drowned all other sounds.

звуки. Ostap Bender liked effects. It was only just before the third hoot, Остап Бендер любил эффекты. Только перед третьим гудком, when Ippolit Matveyevich no longer doubted that he had been abandoned to the когда Ипполит Матвеевич уже не сомневался в том, что брошен на mercy of fate, that Ostap noticed him.

произвол судьбы, Остап заметил его: "What are you standing there like a coy suitor for? I thought you were -- Что же вы стоите, как засватанный? Я думал, что вы уже aboard long ago. They're just going to raise the gangplank. Hurry up! Let давно на пароходе. Сейчас сходни снимают! Бегите скорей! this citizen board. Here's his pass."

Пропустите этого гражданина! Вот пропуск. Ippolit Matveyevich hurried aboard almost in tears.

Ипполит Матвеевич, почти плача, взбежал на пароход. "Is this your boy?" asked the boss suspiciously.

-- Вот это ваш мальчик?-спросил завхоз подозрительно. "That's the one," said Ostap. "If anyone says he's a girl, I'm a -- Мальчик,-- сказал Остап,-- разве плох? Кто скажет, что Dutchman!" это девочка, пусть первый бросит в меня камень! Толстяк угрюмо The fat man glumly went away.

отошел. "Well, Pussy," declared Ostap, "we'll have to get down to work in the -- Ну, Киса,-заметил Остап,-придется с утра сесть за morning. I hope you can mix paints. And, incidentally, I'm an artist, a работу. Надеюсь, что вы сможете разводить краски. А потом вот graduate of the Higher Art and Technical Workshops, and you're my assistant.

что: я-художник, окончил ВХУТЕМАС, а вы -- мой помощник. Если If you don't like the idea, go back ashore at once."

вы думаете, что это не так, то скорее бегите назад, на берег. Black-green foam surged up from under the stern. The ship shuddered;

Черно-зеленая пена вырвалась из-под кормы. Пароход cymbals clashed together, flutes, cornets, trombones and tubas thundered out дрогнул, всплеснули медные тарелки, флейты, корнеты, тромбоны, a wonderful march, and the town, swinging around and trying to balance, басы затрубили чудный марш, и город, поворачиваясь и shifted to the left bank. Continuing to throb, the ship moved into midstream балансируя, перекочевал на левый берег. Продолжая дрожать, and was soon swallowed up in the darkness. A minute later it was so far away пароход стал по течению и быстро побежал в темноту. Позади that the lights of the town looked like sparks from a rocket that had frozen качались звезды, лампы и портовые разноцветные знаки. Через in space.

минуту пароход отошел настолько, что городские огни стали казаться застывшим на месте ракетным порошком.

Еще слышался ропот работающих "ундервудов", а природа и The murmuring of typewriters could still be heard, but nature and the Волга брали свое. Volga were gaining the upper hand.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Нега охватила всех плывущих на пароходе A cosiness enveloped all those aboard the "Скрябин". Члены тиражной комиссии томно прихлебывали чай. На S.S. Scriabin. The members of the lottery committee drowsily sipped their первом заседании месткома, происходившем на носу, царила tea. The first meeting of the union committee, held in the prow, was marked нежность. Так шумно дышал теплый вечер, так мягко полоскалась у by tenderness. The warm wind breathed so heavily, the water lapped against бортов водичка, так быстро пролетали по бокам парохода темные the sides of the ship so gently, and the dark outline of the shore sped past очертания берегов, что председатель месткома, человек вполне the ship so rapidly that when the chairman of the union committee, a very положительный, открывши рот для произнесения речи об условиях positive man, opened his mouth to speak about working conditions in the труда в необычной обстановке, неожиданно для всех и для самого unusual situation, he unexpectedly for himself, and for everyone else, began себя запел: singing:

Пароход по Волге плавал, Волга-матушка река...

А остальные суровые участники заседания пророкотали "A ship sailed down the Volga, припев: Сире-энь цвяте-от... Mother Volga, River Volga..."

Резолюция :по докладу председателя месткома так и не была написана. Раздавались звуки пианино. Заведующий музыкальным And the other, stern-faced members taking part in the meeting rumbled сопровождением X. Иванов навлекал из инструмента самые the chorus:

лирические ноты. Виртуоз-балалаечник плелся за Мурочкой и, не находя собственных слов для выражения любви, бормотал слова "The lilac bloo-ooms..."

романса:

-- Не уходи! Твои лобзанья жгучи, я лаской страстною еще The resolution on the chairman's report was just not recorded. A piano не утомлен. В ущельях гор не просыпались тучи, звездой began to play. Kh. Ivanov, head of the musical accompaniment, drew the most жемчужною не гаснул небосклон... lyrical notes from the instrument. The balalaika virtuoso trailed after Симбиевич-Синдиевич, уцепившись за поручни, созерцал Murochka and, not finding any words of his own to express his love, murmured небесную бездну. По сравнению с ней вещественное оформление the words of a love song.

"Женитьбы" казалось ему возмутительным свинством. Он с "Don't go away! Your kisses still fire me, your passionate embraces гадливостью посмотрел на свои руки, принимавшие ярое участие в never tire me. The clouds have not awakened in the mountain passes, the вещественном оформлении классической комедии. distant sky has not yet faded as a pearly star."

В момент наивысшего томления расположившиеся на корме Grasping the rail, Simbievich-Sindievich contemplated the infinite Галкин, Палкин, Малкин, Чалкин и Залкинд ударили в свои heavens. Compared with them, his scenic effects appeared a piece of аптекарские и пивные принадлежности. Они репетировали. Мираж disgusting vulgarity. He looked with revulsion at his hands, which had taken рассеялся сразу. Агафья Тихоновна зевнула и, не обращая such an eager part in arranging the scenic effects for the classical comedy.

внимания на виртуоза-вздыхателя, пошла спать, В душах At the moment the languor was greatest, Galkin, Palkin, Malkin, Chalkin месткомовцев снова зазвучал гендоговор, и они взялись за and Zalkind, who were in the stern of the ship, began banging away at their резолюцию. Симбиевич-Синдиевич после зрелого размышления пришел surgical and brewery appliances. They were rehearsing. Instantly the mirage к тому выводу, что оформление "Женитьбы" не так уж плохо. was dispelled. Agafya Tikhonovna yawned and, ignoring the balalaika Раздраженный голос из темноты звал Жоржетту Тираспольских на virtuoso, went to bed. The minds of the trade unionists were again full of совещание к режиссеру. В деревнях лаяли собаки. Стало свежо. working conditions, and they dealt with the resolution. After careful consideration, Simbievich-Sindievich came to the conclusion that the production of The Marriage was not really so bad. An irate voice from the darkness called Georgetta Tiraspolskikh to a producer's conference. Dogs began barking in the villages and it became chilly.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru В каюте первого класса Остап, лежа на кожаном диване и Ostap lay in a first-class cabin on a leather divan, thoughtfully задумчво глядя на пробочный пояс, обтянутый зеленой парусиной, staring at a green canvas work belt and questioning Ippolit Matveyevich.

допрашивал Ипполита Матвеевича: "Can you draw? That's a pity. Unfortunately, I can't, either."

-- Вы умеете рисовать? Очень жаль. Я, к сожалению, тоже не He thought for a while and then continued.

умею. Он подумал и продолжал: "What about lettering? Can't do that either? Too bad. We're supposed to -- А буквы вы умеете? Тоже не умеете? Совсем нехорошо! be artists. Well, we'll manage for a day or so before they kick us out. In Ведь мы-то художники! Ну, дня два можно будет мотать, а потом the time we're here we can do everything we need to. The situation has выкинут. За эти два дня мы должны успеть сделать все, что нам become a bit more complicated. I've found out that the chairs are in the нужно. Положение несколько затруднилось. Я узнал, что стулья producer's cabin. But that's not so bad in the long run. The important thing находятся в каюте режиссера. Но и это в конце концов не is that we're aboard. All the chairs must be examined before they throw us страшно. Важно то, что мы на пароходе. Пока нас не выкинули, off. It's too late for today. The producer's already asleep in his cabin."

все стулья должны быть осмотрены. Сегодня уже поздно. Режиссер спит в своей каюте.

CHAPTER THIRTY-TWO ГЛАВА XXXII. НЕЧИСТАЯ ПАРА A SHADY COUPLE Люди еще спали, но река жила, как днем. Шли плоты -- People were still asleep, but the river was as alive as in the daytime.

огромные поля бревен с избами на них. Маленький злой буксир, на Rafts floated up and down-huge fields of logs with little wooden houses on колесном кожухе которого дугой было выписано его имя -- them. A small, vicious tug with the name Storm Conqueror written in a curve "Повелитель бурь", тащил за собой три нефтяные баржи, связанные over the paddle cover towed along three oil barges in a line. The Red в ряд. Пробежал снизу быстрый почтовик "Красная Латвия". Latvia, a fast mail boat, came up the river. The Scriabin overtook a convoy "Скрябин" обогнал землечерпательный караван и, промеряя глубину of dredgers and, having measured her depth with a striped pole, began making полосатеньким шестом, стал описывать дугу, заворачивая против a circle, turning against the stream.

течения. Aboard ship people began to wake up. A weighted cord was sent flying on На пароходе стали просыпаться. На пристань "Бармино" to the Bramino quayside. With this line the shoremen hauled over the thick полетела гирька со шпагатом. На этой леске пристанские end of the mooring rope. The screws began turning the opposite way and half притащили к себе толстый конец причального каната. Винты the river was covered with seething foam. The Scriabin shook from the завертелись в обратную сторону. Полреки облилось шевелящейся cutting strokes of the screw and sidled up to the pier. It was too early for пеной. "Скрябин" задрожал от резких ударов винта и всем боком the lottery, which did not start until ten.

пристал к дебаркадеру. Было еще рано. Поэтому тираж решили начать в десять часов.

Служба на "Скрябине" начиналась, словно бы и на суше, Work began aboard the Scriabin just as it would have done on land-at аккуратно в девять. Никто не изменил своих привычек. Тот, кто nine sharp. No one changed his habits. Those who were late for work on land на суше опаздывал на службу, опаздывал и здесь, хотя спал в were late here, too, although they slept on the very premises. The field самом же учреждении. К новому укладу походные штаты Наркомфина staff of the Ministry of Finance adjusted themselves to the new routine very привыкли довольно быстро. Курьеры подметали каюты с тем quickly. Office-boys swept out their cabins with the same lack of interest равнодушием, с каким подметали канцелярии в Москве. Уборщицы as they swept out the offices in Moscow. The cleaners took around tea, and разносили чай, бегали с бумажками из регистратуры в личный hurried with notes from the registry to the personnel department, not a bit стол, ничуть не удивляясь тому, что личный стол помещается на surprised that the latter was in the stern and the registry in the prow. In корме, а регистратура на носу. Из каюты взаимных расчетов несся the mutual settlement cabin the abacuses clicked like castanets and the кастаньетный звук счетов и скрежетанье арифмометра. adding machine made a grinding sound.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Перед In front of the wheelhouse someone was капитанской рубкой кого-то распекали. being hauled over the coals.

Великий комбинатор, обжигая босые ступни о верхнюю палубу, Scorching his bare feet on the hot deck, the smooth operator walked ходил вокруг длинной узкой полосы кумача, малюя на ней лозунг, round and round a long strip of bunting, painting some words on it, which he с текстом которого он поминутно сверялся по бумажке: kept comparing with a piece of paper: "Everyone to the lottery! Every worker "Все -- на тираж! Каждый трудящийся должен иметь в кармане should have government bonds in his pocket."

облигацию госзайма". The smooth operator was doing his best, but his lack of talent was Великий комбинатор очень старался, но отсутствие painfully obvious. The words slanted downward and, at one stage, it looked способностей все-таки сказывалось. Надпись поползла вниз, и as though the cloth had been completely spoiled. Then, with the boy Pussy's кусок кумача, казалось, был испорчен безнадежно. Тогда Остап, с help, Ostap turned the strip the other way round and began again. He was now помощью мальчика Кисы перевернул дорожку наизнанку и снова more careful. Before daubing on the letters, he had made two parallel lines принялся малевать. Теперь он стал осторожнее. Прежде чем with string and chalk, and was now painting in the letters, cursing the наляпывать буквы, он отбил вымеленной веревочкой две innocent Vorobyaninov.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.