WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |

«ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ Ilf and Petrov. The Twelve Chairs Посвящается Валентину Петровичу Катаеву Текст «билингва» подготовил Тимур Бережной (Киев) Translated from the Russian by John Richardson THE ...»

-- [ Страница 2 ] --

сорокатысячная диадема. Ippolit Matveyevich looked round him. A grass-green emerald light Ипполит Матвеевич оглянулся. По темным углам зачумленной blazed up and shimmered in the dark corners of the caretaker's dirty room. A дворницкой вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. diamond haze hung near the ceiling. Pearls rolled across the table and Брильянтовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились bounced along the floor. The room swayed in the mirage of gems. The sound of по столу и прыгали по полу. Драгоценный мираж потрясал комнату. Ostap's voice brought the excited Ippolit Matveyevich back to earth.

Взволнованный Ипполит Матвеевич очнулся только от звука "Not a bad choice. The stones have been tastefully selected, I see. How голоса Остапа. much did all this jazz cost?" -- Выбор неплохой. Камни, я вижу, подобраны со вкусом. "Seventy to seventy-five thousand."

Сколько вся эта музыка стоила? "Hm... Then it's worth a hundred and fifty thousand now."

-- Тысяч семьдесят -- семьдесят пять. "Really as much as that?" asked Ippolit Matveyevich jubilantly.

-- Мгу... Теперь, значит, стоит полтораста тысяч. "Not less than that. However, if I were you, dear friend from Paris, I -- Неужели так много?-обрадованно спросил Воробьянинов. wouldn't give a damn about it."

-- Не меньше. Только вы, дорогой товарищ из Парижа, плюньте на все это.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Как плюнуть? "What do you mean, not give a damn?" -- Слюной,-- ответил Остап,-- как плевали до эпохи "Just that. Like they used to before the advent of historical исторического материализма. Ничего не выйдет. materialism."

-- Как же так? "Why?" -- А вот как. Сколько было стульев? "I'll tell you. How many chairs were there?" -- Дюжина, Гостиный гарнитур. "A dozen. It was a drawing-room suite."

-- Давно, наверно, сгорел ваш гостиный гарнитур в печках. "Your drawing-room suite was probably used for firewood long ago."

Воробьянинов так испугался, что даже встал с места. Ippolit Matveyevich was so alarmed that he actually stood up.

-- Спокойно, спокойно. За дело берусь я. Заседание "Take it easy. I'll take charge. The hearing is continued.

продолжается. Кстати, нам с вами нужно заключить небольшой Incidentally, you and I will have to conclude a little deal."

договорчик. Breathing heavily, Ippolit Matveyevich nodded his assent. Ostap Bender Тяжело дышавший Ипполит Матвеевич кивком головы выразил then began stating his terms.

свое согласие. Тогда Остап Бендер начал вырабатывать условия. "In the event of acquisition of the treasure, as a direct partner in -- В случае реализации клада я, как непосредственный the concession and as technical adviser, I receive sixty per cent. You участник концессии и технический руководитель дела, получаю needn't pay my national health;

I don't care about that."

шестьдесят процентов, а соцстрах можете за меня не платить. Это Ippolit Matveyevich turned grey.

мне все равно. Ипполит Матвеевич посерел. "That's daylight robbery!" -- Это грабеж среди бела дня. "And how much did you intend offering me? " -- А сколько же вы думали мне предложить? "Well... er... five per cent, or maybe even ten per cent. You -- Н-н-ну, пять процентов, ну, десять, наконец. Вы realize, don't you, that's fifteen thousand roubles!" поймите, ведь это же пятнадцать тысяч рублей! "And that's all?" -- Больше вы ничего не хотите? "Yes -- Н-нет. "Maybe you'd like me to work for nothing and also give you the key of -- А может быть, вы хотите, чтобы я работал даром, да еще the apartment where the money is? " дал вам ключ от квартиры, где деньги лежат? "In that case, I'm sorry," said Vorobyaninov through his nose.

-- В таком случае простите,-- сказал Воробьянинов в нос.-- "I have every reason to believe I can manage the business by myself."

У меня есть все основания думать, что я и один справлюсь со "Aha! In that case, I'm sorry," retorted the splendid Ostap. "I have своим делом. just as much reason to believe, as Andy Tucker used to say, that I can also -- Ага! В таком случае, простите,-возразил великолепный manage your business by myself."

Остап,-- у меня есть не меньше основания, как говорил Энди "You villain!' cried Ippolit Matveyevich, beginning to shake.

Таккер, предполагать, что и я один могу справиться с вашим Ostap remained unmoved.

делом. "Listen, gentleman from Paris, do you know your jewels are practically -- Мошенник!-закричал Ипполит Матвеевич, задрожав. Остап in my pocket? And I'm only interested in you as long as I wish to prolong был холоден. your old age."

-- Слушайте, господин из Парижа, а знаете ли вы, что ваши брильянты почти что у меня в кармане! И вы меня интересуете лишь постольку, поскольку я хочу обеспечить вашу старость.

Тут только Ипполит Матвеевич понял, какие железные лапы Ippolit Matveyevich realized at this point that iron hands had gripped схватили его за горло. his throat.

-- Двадцать процентов,-- сказал он угрюмо. "Twenty per cent," he said morosely.

-- И мои харчи?-насмешливо спросил Остап. "And my grub?" asked Ostap with a sneer.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Двадцать пять. "Twenty-five."

-- И ключ от квартиры? "And the key of the apartment?" -- Да ведь это тридцать семь с половиной тысяч! "But that's thirty-seven and a half thousand!" -- К чему такая точность? Ну, так и быть-пятьдесят "Why be so precise? Well, all right, I'll settle for fifty per cent.

процентов. Половина -- ваша, половина -- моя. We'll go halves."

Торг продолжался. Остап уступил еще. Он, из уважения к The haggling continued, and Ostap made a further concession. Out of личности Воробьянинова, соглашался работать из сорока respect for Vorobyaninov, he was prepared to work for forty per cent.

процентов. "That's sixty thousand!" cried Vorobyaninov.

-- Шестьдесят тысяч! -- кричал Воробьянинов. "You're a rather nasty man," retorted Bender. "You're too fond of -- Вы довольно пошлый человек,-- возражал Бендер,-- вы money."

любите деньги больше, чем надо. "And I suppose you aren't?" squeaked Ippolit Matveyevich in a flutelike -- А вы не любите денег? -- взвыл Ипполит Матвеевич voice.

голосом флейты. "No, I'm not."

-- Не люблю. "Then why do you want sixty thousand? " -- Зачем же вам шестьдесят тысяч? "On principle!" -- Из принципа! Ippolit Matveyevich took a deep breath.

Ипполит Матвеевич только дух перевел. "Well, are things moving?" pressed Ostap.

-- Ну что, тронулся лед? -- добивал Остап. Воробьянинов Vorobyaninov breathed heavily and said humbly: "Yes, • things are запыхтел и покорно сказал: moving."

-- Тронулся. "It's a bargain. District Chief of the Comanchi!" -- Ну, по рукам, уездный предводитель команчей! Лед As soon as Ippolit Matveyevich, hurt by the nickname, "Chief of the тронулся! Лед тронулся, господа присяжные заседатели! Comanchi", had demanded an apology, and Ostap, in a formal apology, had После того как Ипполит Матвеевич, обидевшись на прозвище called him "Field Marshal", they set about working out their disposition.

"предводителя команчей", потребовал извинения и Остап, At midnight Tikhon, the caretaker, hanging on to all the garden fences произнося извинительную речь, назвал его фельдмаршалом, on the way and clinging to the lamp posts, tottered home to his cellar. To приступили к выработке диспозиции. his misfortune, there was a full moon.

В полночь дворник Тихон, хватаясь руками за все попутные "Ah! The intellectual proletarian! Officer of the Broom!" exclaimed палисадники и надолго приникая к столбам, тащился в свой Ostap, catching sight of the doubled-up caretaker.

подвал. На его несчастье было новолуние. The caretaker began making low-pitched, passionate noises of the kind -- А! Пролетарий умственного труда! Работник sometimes heard when a lavatory suddenly gurgles heatedly and fussily in the метлы!-воскликнул Остап, завидя согнутого в колесо дворника. stillness of the night.

Дворник замычал низким и страстным голосом, каким иногда "That's nice," said Ostap to Vorobyaninov. "Your caretaker is rather a среди ночной тишины вдруг горячо и хлопотливо начинает vulgar fellow. Is it possible to get as drunk as that on a rouble?" бормотать унитаз. "Yes, it is," said the caretaker unexpectedly.

-- Это конгениально,-- сообщил Остап Ипполиту "Listen, Tikhon," began Ippolit Matveyevich. "Have you any idea what Матвеевичу,-- а ваш дворник довольно-таки большой пошляк. Разве happened to my furniture, old man ? " можно так напиваться на рубль?

-- М-можно,-- сказал дворник неожиданно.

-- Послушай, Тихон,-- начал Ипполит Матвеевич,-не знаешь ли ты, дружок, что с моей мебелью?

Остап осторожно поддерживал Тихона, чтобы речь могла Ostap carefully supported Tikhon so that the words could Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru свободно литься из его широко открытого рта. Ипполит Матвеевич flow freely в напряжении ждал. Но из дворницкого рта, в котором зубы росли from his mouth. Ippolit Matveyevich waited tensely. But the caretaker's не подряд, а через один, вырвался оглушительный крик: mouth, in which every other tooth was missing, only produced a deafening -- Бывывывали дни вессселые... Дворницкая наполнилась yell:

громом и звоном. Дворник трудолюбиво и старательно исполнял "Haa-aapy daa-aays..."

песню, не пропуская ни единого слова. Он ревел, двигаясь по The room was filled with an almighty din. The caretaker industriously комнате, то бессознательно ныряя под стол, то ударяясь картузом sang the whole song through. He moved about the room bellowing, one moment о медную цилиндрическую гирю "ходиков", то становясь на одно sliding senseless under a chair, the next moment hitting his head against колено. Ему было страшно весело. the brass weights of the clock, and then going down on one knee. He was Ипполит Матвеевич совсем потерялся. terribly happy.

-- Придется отложить опрос свидетелей до утра,сказал Ippolit Matveyevich was at a loss to know what to do.

Остап.-- Будем спать. "Cross-examination of the witness will have to be adjourned until Дворника, тяжелого во сне, как комод, перенесли на скамью. tomorrow morning," said Ostap. "Let's go to bed."

Воробьянинов и Остап решили лечь вдвоем на дворницкую They carried the caretaker, who was as heavy as a chest of drawers, to кровать. У Остапа под пиджаком оказалась рубашка "ковбой" в the bench.

черную и красную клетку. Под ковбойкой не было уже больше Vorobyaninov and Ostap decided to sleep together in the caretaker's ничего. Зато у Ипполита Матвеевича под известным читателю bed. Under his jacket, Ostap had on a red-and-black checked cowboy shirt;

лунным жилетом оказался еще один -- гарусный, ярко-голубой. under the shirt, he was not wearing anything. Under Ippolit Matveyevich's -- Жилет прямо на продажу,-- завистливо сказал Бендер,-- yellow waistcoat, already familiar to readers, he was wearing another он мне как раз подойдет. Продайте. light-blue worsted waistcoat.

Ипполиту Матвеевичу неудобно было отказывать своему новому "There's a waistcoat worth buying," said Ostap enviously. "Just my компаньону и непосредственному участнику концессии. Он, size. Sell it to me!" морщась, согласился продать жилет за свою цену-- восемь рублей. Ippolit Matveyevich felt it would be awkward to refuse to sell the -- Деньги-после реализации нашего клада,-заявил Бендер, waistcoat to his new friend and direct partner in the concession.

принимая от Воробьянинова теплый еще жилет. Frowning, he agreed to sell it at its original price-eight roubles.

-- Нет, я так не могу,-сказал Ипполит Матвеевич краснея.-- "You'll have the money when we sell the treasure," said Bender, taking Позвольте жилет обратно. Деликатная натура Остапа возмутилась. the waistcoat, still warm from Vorobyaninov's body.

-- Но ведь это же лавочничество? -- закричал он.Начинать "No, I can't do things like that," said Ippolit Matveyevich, flushing.

полуторастотысячное дело и ссориться из-за восьми рублей! "Please give it back."

Учитесь жить широко! Ostap's delicate nature was revulsed.

Ипполит Матвеевич покраснел еще больше, вынул маленький "There's stinginess for you," he cried. "We undertake business worth a блокнотик и каллиграфически записал: hundred and fifty thousand and you squabble over eight roubles! You want to learn to live it up!" 25/IV-27 г. Ippolit Matveyevich reddened still more, and taking a notebook from his Выдано т. Бендеру pocket, he wrote in neat handwriting:

P.- 25//F/ Issued to Comrade Bender Rs. Остап заглянул в книжечку. Ostap took a look at the notebook.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Ого! Если вы уже открываете мне лицевой счет, то хоть "Oho! If you're going to open an account for me, then at least do it ведите его правильно. Заведите дебет, заведите кредит, В дебет properly. Enter the debit and credit. Under 'debit' don't forget to put down не забудьте внести шестьдесят тысяч рублей, которые вы мне the sixty thousand roubles you owe me, and under 'credit' put down the должны, а в кредит-жилет. Сальдо в мою пользу-пятьдесят девять waistcoat. The balance is in my favour-59,992 roubles. I can live a bit тысяч девятьсот девяносто два рубля. Еще можно жить. longer."

После этого Остап заснул беззвучным детским сном. А Thereupon Ostap fell into a silent, childlike sleep. Ippolit Ипполит Матвеевич снял с себя шерстяные напульсники, баронские Matveyevich took off his woollen wristlets and his baronial boots, left on сапоги и, оставшись в заштопанном егеревском белье, посапывая, his darned Jaegar underwear and crawled under the blanket, sniffling as he полез под одеяло. Ему было очень неудобно. С внешней стороны, went. He felt very uncomfortable. On the outside of the bed there was not где не хватало одеяла, было холодно, а с другой стороны его enough blanket, and it was cold. On the inside, he was warmed by the smooth жгло молодое, полное трепетных идей тело великого комбинатора. operator's body, vibrant with ideas.

Всем троим снились сны. All three had bad dreams.

Воробьянинову привиделись сны черные: микробы, угрозыск, Vorobyaninov had bad dreams about microbes, the criminal investigation бархатные толстовки и гробовых дел мастер Безенчук в смокинге, department, velvet shirts, and Bezenchuk the undertaker in a tuxedo, but но небритый. unshaven.

Остап видел вулкан Фудзи-Яму, заведующего Маслотрестом и Ostap dreamed of: Fujiyama;

the head of the Dairy Produce Co-operative;

Тараса Бульбу, продающего открытки с видами Днепростроя. and Taras Bulba selling picture postcards of the Dnieper.

А дворнику снилось, что из конюшни ушла лошадь. Во сне он And the caretaker dreamed that a horse escaped from the stable. He искал ее до самого утра и, не найдя, проснулся разбитый и looked for it all night in the dream and woke up in the morning worn-out and мрачный. Долго, с удивлением, смотрел он на спящих в его gloomy, without having found it. For some time he stared in surprise at the постели людей. Ничего не поняв, он взял метлу и направился на people sleeping in his bed.

улицу исполнять свои прямые обязанности: подбирать конские Not understanding anything, he took his broom and went out into the яблоки и кричать на богаделок. street to carry out his basic duties, which were to sweep up the horse droppings and shout at the old-women pensioners.

ГЛАВА VII. СЛЕДЫ "ТИТАНИКА" CHAPTER SEVEN TRACES OF THE TITANIC Ипполит Матвеевич проснулся по привычке в половине Ippolit Matveyevich woke up as usual at half past seven, mumbled "Guten восьмого, пророкотал "гут морген" и направился к умывальнику. Morgen", and went over to the wash-basin. He washed himself with enthusiasm, Он умывался с наслаждением: отплевывался, причитал и тряс cleared his throat, noisily rinsed his face, and shook his head to get rid головой, чтобы избавиться от воды, набежавшей в уши. Вытираться of the water which had run into his ears. He dried himself with было приятно, но, отняв от лица полотенце, Ипполит Матвеевич satisfaction, but on taking the towel away from his face, Ippolit увидел, что оно испачкано тем радикально черным цветом, которым Matveyevich noticed that it was stained with the same black colour that he с позавчерашнего дня были окрашены его горизонтальные усы. had used to dye his horizontal moustache two days before. Ippolit Сердце Ипполита Матвеевича потухло. Он бросился к своему Matveyevich's heart sank. He rushed to get his pocket mirror. The mirror карманному зеркальцу. В зеркальце отразились большой нос и reflected a large nose and the left-hand side of a moustache as green as the зеленый, как молодая травка, левый ус. Ипполит Матвеевич grass in spring. He hurriedly shifted the mirror to the right. The поспешно передвинул зеркальце направо. Правки ус был того же right-hand mustachio was the same revolting colour. Bending his head омерзительного цвета. Нагнув голову, словно желая забодать slightly, as though trying to butt the mirror, the unhappy man perceived зеркальце, несчастный увидел, что радикальный черный цвет еще that the jet black still reigned supreme in the centre of his square of господствовал в центре каре, но по краям был обсажен тою же hair, but that the edges were bordered with the same green colour.

травянистой каймой.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Все существо Ипполита Матвеевича издало такой громкий Ippolit Matveyevich's whole being emitted a groan so loud that Ostap стон, что Остап Бендер открыл глаза. Bender opened his eyes.

-- Вы с ума сошли!-воскликнул Бендер и сейчас же сомкнул "You're out of your mind!" exclaimed Bender, and immediately closed his сонные вежды. sleepy lids.

-- Товарищ Бендер,-умоляюще зашептала жертва "Титаника". "Comrade Bender," whispered the victim of the Titanic imploringly.

Остап проснулся после многих толчков и уговоров. Он Ostap woke up after a great deal of shaking and persuasion. He looked внимательно посмотрел на Ипполита Матвеевича и радостно closely at Ippolit Matveyevich and burst into a howl of laughter. Turning засмеялся. Отвернувшись от директора-учредителя концессии, away from the founder of the concession, the chief director of operations главный руководитель работ и технический директор содрогался, and technical adviser rocked with laughter, seized hold of the top of the хватался за спинку кровати, кричал: "Не могу!"-и снова бушевал. bed, cried "Stop, you're killing me!" and again was convulsed with mirth.

-- С вашей стороны это нехорошо, товарищ Бендер,-сказал "That's not nice of you, Comrade Bender," said Ippolit Matveyevich and Ипполит Матвеевич, с дрожью шевеля зелеными усами. twitched his green moustache.

Это придало новые силы изнемогшему было Остапу. This gave new strength to the almost exhausted Ostap, and his hearty Чистосердечный его смех продолжался еще минут десять. laughter continued for ten minutes. Regaining his breath, he suddenly became Отдышавшись, он сразу сделался очень серьезным. very serious.

-- Что вы на меня смотрите такими злыми глазами, как "Why are you glaring at me like a soldier at a louse? Take a look at солдат на вошь? Вы на себя посмотрите? yourself."

-- Но ведь мне аптекарь говорил, что это будет радикально "But the chemist told me it would be jet black and wouldn't wash off, черный цвет. Не смывается ни холодной, ни горячей водой, ни with either hot water or cold water, soap or paraffin. It was contraband."

мыльной пеной, ни керосином... Контрабандный товар. "Contraband? All contraband is made in Little Arnaut Street in Odessa.

-- Контрабандный? Всю контрабанду делают в Одессе, на Show me the bottle.... Look at this! Did you read this?" '-"Yes."

Малой Арнаутской улице. Покажите флакон... И потом посмотрите. "What about this bit in small print? It clearly states that after Вы читали это? washing with hot or cold water, soap or paraffin, the hair should not be -- Читал. rubbed with a towel, but dried in the sun or in front of a primus stove. Why -- А вот это -- маленькими буквами? Тут ясно сказано, что didn't you do so? What can you do now with that greenery? " после мытья горячей и холодной водой или мыльной пеной и Ippolit Matveyevich was very depressed. Tikhon came in and seeing his керосином волосы надо отнюдь не вытирать, а сушить на солнце master with a green moustache, crossed himself and asked for money to have a или у примуса... Почему вы не сушили? Куда вы теперь пойдете с drink. "Give this hero of labour a rouble," suggested Ostap, "only kindly этой зеленой "липой"? don't charge it to me. It's a personal matter between you and your former Ипполит Матвеевич был подавлен. Вошел Тихон. Увидя барина colleague. Wait a minute, Dad, don't go away! There's a little matter to в зеленых усах, он перекрестился и попросил опохмелиться. discuss."

-- Выдайте рубль герою труда,-- предложил Остап,-- и, Ostap had a talk with the caretaker about the furniture, and five пожалуйста, не записывайте на мой счет. Это ваше интимное дело minutes later the concessionaires knew the whole story. The entire furniture с бывшим сослуживцем... Подожди, отец, не уходи, дельце есть. had been taken away to the housing division in 1919, with the exception of Остап завел с дворником беседу о мебели, и уже через пять one drawing-room chair that had first been in Tikhon's charge, but was later минут концессионеры знали все. Всю мебель в 1919 году увезли в taken from him by the assistant warden of the second social-security home.

жилотдел, за исключением одного гостиного стула, который сперва находился во владении Тихона, а потом был забран у него завхозом 2-го дома соцобеса.

-- Так он что, здесь в доме? "Is it here in the house then?" -- Здесь и стоит. "That's right."

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- А скажи, дружок,-замирая, спросил Воробьянинов,-когда "Tell me, old fellow," said Ippolit Matveyevich, his heart beating стул был у тебя, ты его... не чинил? fast, "when you had the chair, did you... ever repair it?" -- Чинить его невозможно. В старое время работа была "It didn't need repairing. Workmanship was good in those days. The хорошая. Еще тридцать лет такой стул может выстоять- chair could last another thirty years."

-- Ну, иди, дружок, возьми еще рубль, да смотри не говори, "Right, off you go, old fellow. Here's another rouble and don't tell что я приехал. anyone I'm here."

-- Могила, гражданин Воробьянинов. Услав дворника и "I'll be a tomb, Citizen Vorobyaninov."

прокричав: "Лед тронулся", Остап Бендер снова обратился к усам Sending the caretaker on his way with a cry of "Things are moving," Ипполита Матвеевича: Ostap Bender again turned to Ippolit Matveyevich's moustache.

-- Придется красить снова. Давайте деньги -- пойду в "It will have to be dyed again. Give me some money and I'll go to the аптеку. Ваш "Титаник" ни к черту не годится, только собак chemist's. Your Titanic is no damn good, except for dogs. In the old days красить... Вот в старое время была красочка!.. Мне один беговой they really had good dyes. A racing expert once told me an interesting профессор рассказал волнующую историю. Вы интересовались story. Are you interested in horse-racing? No? A pity;

it's exciting. Well, бегами? Нет? Жалко. Волнующая вещь. Так вот... Был такой anyway... there was once a well-known trickster called Count Drutsky. He знаменитый комбинатор, граф Друцкий. Он проиграл на бегах lost five hundred thousand roubles on races. King of the losers! So when he пятьсот тысяч. Король проигрыша! И вот, когда у него уже, кроме had nothing left except debts and was thinking about suicide, a shady долгов, ничего не было и граф подумывал о самоубийстве, один character gave him a wonderful piece of advice for fifty roubles. The count жучок дал ему за пятьдесят рублей замечательный совет. Граф went away and came back a year later with a three-year-old Orloff trotter.

уехал и через год вернулся с орловским рысаком-трехлеткой. From that moment on the count not only made up all his losses, but won three После этого граф не только вернул свои деньги, но даже выиграл hundred thousand on top. Broker-that was the name of the horse-had an еще тысяч триста. Его орловец "Маклер" с отличным аттестатом excellent pedigree and always came in first. He actually beat McMahon in the всегда приходил первым. На дерби он на целый корпус обошел Derby by a whole length. Terrific!... But then Kurochkin-heard of "Мак-Магона". Гром!.. Но тут Курочкин (слышали?) замечает, что him?-noticed that all the horses of the Orloff breed were losing their все орловцы начинают менять масть-один только "Маклер", как coats, while Broker, the darling, stayed the same colour. There was an дуся, не меняет цвета. Скандал был неслыханный! Графу дали три unheard-of scandal. The count got three years. It turned out that Broker года. Оказалось, что "Маклер" не орловец, а перекрашенный wasn't an Orloff at all, but a crossbreed that had been dyed. Crossbreeds метис, а метисы гораздо резвее орловцев, и их к ним на версту are much more spirited than Orloffs and aren't allowed within yards of them!

не подпускают. Каково?.. Вот это красочка! Не то что ваши Which? There's a dye for you! Not quite like your moustache!" усы!.. "But what about the pedigree? You said it was a good one."

-- Но аттестат? У него ведь был отличный аттестат? "Just like the label on your bottle of Titanic-counterfeit! Give me the -- Такой же, как этикетка на вашем "Титанике", фальшивый! money for the dye."

Давайте деньги на краску. Остап вернулся с новой микстурой. Ostap came back with a new mixture.

-- "Наяда". Возможно, что лучше вашего "Титаника". "It's called 'Naiad'. It may be better than the Titanic. Take your coat Снимайте пиджак! off!" Начался обряд перекраски. Но "изумительный каштановый The ceremony of re-dyeing began. But the "Amazing chestnut colour цвет, придающий волосам нежность и пушистость", смешавшись с making the hair soft and fluffy" when mixed with the green of the Titanic зеленью "Титаника", неожиданно окрасил голову и усы Ипполита unexpectedly turned Ippolit Matveyevich's head and moustache all colours of Матвеевича в краски солнечного спектра. the rainbow.

Ничего еще не евший с утра Воробьянинов злобно ругал все Vorobyaninov, who had not eaten since morning, furiously cursed all the парфюмерные заводы, как государственные, так и подпольные, perfumeries, both those state-owned and the illegal ones on Little Arnaut находящиеся в Одессе, на Малой Арнаутской улице. Street in Odessa.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Таких усов, должно быть, нет даже у Аристида Бриана,-- "I don't suppose even Aristide Briand had a moustache like that," бодро заметил Остап,-- но жить с такими ультрафиолетовыми observed Ostap cheerfully. "However, I don't recommend living in Soviet волосами в Советской России не рекомендуется. Придется сбрить. Russia with ultra-violet hair like yours. It will have to be shaved off."

-- Я не могу,-скорбно ответил Ипполит Матвеевич,-это "I can't do that," said Ippolit Matveyevich in a deeply grieved voice.

невозможно. "That's impossible."

-- Что, усы дороги вам как память? "Why? Has it some association or other?" -- Не могу,-- повторил Воробьянинов, понуря голову. "I can't do that," repeated Vorobyaninov, lowering his head.

-- Тогда вы всю жизнь сидите в дворницкой, а я пойду за "Then you can stay in the caretaker's room for the rest of your life, стульями. Кстати, первый стул над нашей головой. and I'll go for the chairs. The first one is upstairs, by the way."

-- Брейте! "All right, shave it then!" Разыскав ножницы, Бендер мигом отхватил усы, они бесшумно Bender found a pair of scissors and in a flash snipped off the свалились на пол. Покончив со стрижкой, технический директор moustache, which fell silently to the floor. When the hair had been cropped, достал из кармана пожелтевшую бритву "Жиллет", а из the technical adviser took a yellowed Gillette razor from his pocket and a бумажника-запасное лезвие и стал брить почти плачущего Ипполита spare blade from his wallet, and began shaving Ippolit Matveyevich, who was Матвеевича. almost in tears by this time.

-- Последний ножик на вас трачу. Не забудьте записать на "I'm using my last blade on you, so don't forget to credit me with two мой дебет два рубля за бритье и стрижку. Содрогаясь от горя, roubles for the shave and haircut."

Ипполит Матвеевич все-таки спросил: "Why so expensive?" Ippolit managed to ask, although he was convulsed -- Почему же так дорого? Везде стоит сорок копеек! with grief. "It should only cost forty kopeks."

-- За конспирацию, товарищ фельдмаршал,-быстро ответил "For reasons of security, Comrade Field Marshal!" promptly answered Бендер. Ostap.

Страдания человека, которому бреют голову безопасной The sufferings of a man whose head is being shaved with a safety razor бритвой, невероятны. Это Ипполит Матвеевич понял с самого are incredible. This became clear to Ippolit Matveyevich from the very начала операции, Но конец, который бывает всему, пришел. beginning of the operation. But all things come to an end.

-- Готово. Заседание продолжается! Нервных просят не "There! The hearing continues! Those suffering from nerves shouldn't смотреть! Теперь вы похожи на Боборыкина, известного look."

автора-куплетиста. Ippolit Matveyevich shook himself free of the nauseating tufts that Ипполит Матвеевич отряхнул с себя мерзкие клочья, бывшие until so recently had been distinguished grey hair, washed himself and, так недавно красивыми сединами, умылся и, ощущая на всей голове feeling a strong tingling sensation all over his head, looked at himself in сильное жжение, в сотый раз сегодня уставился в зеркало. То, the mirror for the hundredth time that day. He was unexpectedly pleased by что он увидел, ему неожиданно понравилось. На него смотрело what he saw. Looking at him was the careworn, but rather youthful, face of искаженное страданиями, но довольно юное лицо актера без an unemployed actor.

ангажемента. "Right, forward march, the bugle is sounding!" cried Ostap. "I'll make -- Ну, марш вперед, труба зовет!-закричал Остап.-- Я -- по tracks for the housing division, while you go to the old women."

следам в жилотдел, или, вернее, в тот дом, в котором когда-то "I can't," said Ippolit Matveyevich. "It's too painful for me to enter был жилотдела, а вы-к старухам! my own house."

-- Я не могу,-- сказал Ипполит Матвеевич,-- мне очень "I see. A touching story. The exiled baron! All right, you go to the тяжело будет войти в собственный дом. housing division, and I'll get busy here. Our rendezvous will be here in the -- Ах, да!.. Волнующая история! Барон-изгнанник! Ладно. caretaker's room. Platoon: 'shun!" Идите в жилотдел, а здесь поработаю я. Сборный пункт -- в дворницкой. Парад -- алле!

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru CHAPTER EIGHT ГЛАВА VIII. ГОЛУБОЙ ВОРИШКА THE BASHFUL CHISELLER The Assistant Warden of the Second Home of Stargorod Social Security Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все Administration was a shy little thief. His whole being protested against существо его протестовало против краж, но не красть он не мог. stealing, yet it was impossible for him not to steal. He stole and was Он крал, и ему было стыдно. Крал он постоянно, постоянно ashamed of himself. He stole constantly and was constantly ashamed of стыдился, и поэтому его хорошо бритые щечки всегда горели himself, which was why his smoothly shaven cheeks always burned with a blush румянцем смущения, стыдливости, застенчивости и конфуза. of confusion, shame, bashfulness and embarrassment. The assistant warden's Завхоза звали Александром Яковлевичем, а жену его-Александрой name was Alexander Yakovlevich, and his wife's name was Alexandra Яковлевной. Он называл ее Сашхен, она звала его Альхен. Свет не Yakovlevna. He used to call her Sashchen, and she used to call him Alchen.

видывал еще такого голубого воришки, как Александр Яковлевич. The world has never seen such a bashful chiseller as Alexander Yakovlevich.

Он был не только завхозом, но и вообще заведующим. He was not only the assistant warden, but also the chief warden. The Прежнего за грубое обращение с воспитанницами сняли с работы и previous one had been dismissed for rudeness to the inmates, and had been назначили капельмейстером симфонического оркестра. Альхен ничем appointed conductor of a symphony orchestra. Alchen was completely different не напоминал своего невоспитанного начальника. В порядке from his ill-bred boss. Under the system of fuller workdays, he took upon уплотненного рабочего дня он принял на себя управление домом и himself the running of the home, treating the pensioners with marked с пенсионерками обращался отменно вежливо, проводя в доме courtesy, and introducing important reforms and innovations.

важные реформы и нововведения. Ostap Bender pulled the heavy oak door of the Vorobyaninov home and Остап Бендер потянул тяжелую дубовую дверь found himself in the hall. There was a smell of burnt porridge. From the воробьяниновского особняка и очутился в вестибюле. Здесь пахло upstairs rooms came the confused sound of voices, like a distant "hooray" подгоревшей кашей. Из верхних помещений неслась разноголосица, from a line of troops. There was no one about and no one appeared. An oak похожая на отдаленное "ура" в цепи. Никого не было, и никто не staircase with two flights of once-lacquered stairs led upward. Only the появился. Вверх двумя маршами вела дубовая лестница с лаковыми rings were now left;

there was no sign of the stair rods that had once held некогда ступенями. Теперь в ней торчали только кольца, а медных the carpet in place.

прутьев, прижимавших когда-то ковер к ступенькам, не было. "The Comanche chief lived in vulgar luxury," thought Ostap as he went "Предводитель команчей жил, однако, в пошлой upstairs.

роскоши",-думал Остап, поднимаясь наверх. In the first room, which was spacious and light, fifteen or so old В первой же комнате, светлой и просторной, сидели в кружок women in dresses made of the cheapest mouse-grey woollen cloth were sitting десятка полтора седеньких старушек в платьях из наидешевейшего in a circle.

туальденора мышиного цвета. Напряженно вытянув шеи и глядя на Craning their necks and keeping their eyes on a healthy-looking man in стоявшего в центре цветущего мужчину, старухи пели: the middle, the old women were singing:

Слышен звон бубенцов издалека. Это тройки знакомый "We hear the sound of distant jingling, разбег... А вдали простирался широ-о-ко Белым саваном искристый The troika's on its round;

снег!.. Far into the distant stretches Предводитель хора, в серой толстовке из того же The sparkling snowy ground."

туальденора и в туальденоровых брюках, отбивал такт обеими The choirmaster, wearing a shirt and trousers of the same mouse-grey руками и, вертясь, покрикивал: material, was beating time with both hands and, turning from side to side, kept shouting:

-- Дисканты, тише! Кокушкина, слабее! Он увидел Остапа, "Descants, softer! Kokushkin, not so loud!" но, не в силах удержать движения своих рук, только He caught sight of Ostap, but unable to restrain the movement of his недоброжелательно посмотрел на вошедшего hands, merely glanced at the newcomer Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru и продолжал and continued conducting. The choir дирижировать. Хор с усилием загремел, как сквозь подушку: increased its volume with an effort, as though singing through a pillow.

Та-та-та, та-та-та, та-та-та, То-ро-ром, ту-ру-рум, ту-ру-рум... "Ta-ta-ta, ta-ta-ta, ta-ta-ta, -- Скажите, где здесь можно видеть товарища Te-ro-rom, tu-ru-rum, tu-ru-rum..."

завхоза?-вымолвил Остап, прорвавшись в первую же паузу.

-- А в чем дело, товарищ? "Can you tell me where I can find the assistant warden?" asked Ostap, Остап подал дирижеру руку и дружелюбно спросил: breaking into the first pause.

-- Песни народностей? Очень интересно. Я инспектор "What do you want, Comrade?" пожарной охраны. Завхоз застыдился. Ostap shook the conductor's hand and inquired amiably: "National -- Да, да,-сказал он, конфузясь,-это как раз кстати. Я folk-songs? Very interesting! I'm the fire inspector."

даже доклад собирался писать. The assistant warden looked ashamed.

-- Вам нечего беспокоиться,-великодушно заявил Остап,-я "Yes, yes," he said, with embarrassment. "Very opportune. I was сам напишу доклад. Ну, давайте смотреть помещение. actually going to write you a report."

Альхен мановением руки распустил хор, и старухи удалились "There's nothing to worry about," said Ostap magnanimously. "I'll write мелкими радостными шажками. the report myself. Let's take a look at the premises."

-- Пожалуйте за мной,-- пригласил завхоз. Прежде чем Alchen dismissed the choir with a wave of his hand, and the old women пройти дальше, Остап уставился на мебель первой комнаты. В made off with little steps of delight.

комнате стояли: стол, две садовые скамейки на железных ногах "Come this way," invited the assistant warden.

(на спинке одной из них было глубоко вырезано имя "Коля") и Before going any further, Ostap scrutinized the furniture in the first рыжая фисгармония. room. It consisted of a table, two garden benches with iron legs (one of -- В этой комнате примусов не зажигают? Временные печи и them had the name "Nicky" carved on the back), and a light-brown harmonium.

тому подобное? "Do they use primus stoves or anything of that kind in this room?" -- Нет, нет. Здесь у нас занимаются кружки: хоровой, "No, no. This is where our recreational activities are held. We have a драматический, изобразительных искусств и музыкальный... choir, and drama, painting, drawing, and music circles."

Дойдя до слова "музыкальный", Александр Яковлевич When he reached the word "music" Alexander Yakovlevich blushed. First покраснел. Сначала запылал подбородок, потом лоб и щеки. his chin turned red, then his forehead and cheeks. Alchen felt very ashamed.

Альхену было очень стыдно. Он давно уже продал все инструменты He had sold all the instruments belonging to the wind section a long time духовой капеллы. Слабые легкие старух все равно выдували из них before. The feeble lungs of the old women had never produced anything more только щенячий визг. Было смешно видеть эту громаду металла в than a puppy-like squeak from them, anyway. It was ridiculous to see such a таком беспомощном положении. Альхен не мог не украсть капеллу. mass of metal in so helpless a condition. Alchen had not been able to resist И теперь ему было очень стыдно. selling the wind section, and now he felt very guilty.

На стене, простершись от окна до окна, висел лозунг, A slogan written in large letters on a piece of the same mouse-grey написанный белыми буквами на куске туальденора мышиного цвета: woollen cloth spanned the wall between the windows. It said:

"Духовой оркестр -- путь к коллективному творчеству". A BRASS BAND IS THE PATH TO COLLECTIVE CREATIVITY -- Очень хорошо,-сказал Остап,-комната для кружковых "Very good," said Ostap. "This recreation room does not constitute a занятий никакой опасности в пожарном отношении не представляет, fire hazard. Let's go on."

Перейдем дальше.

Пройдя фасадные комнаты воробьяниновского особняка быстрым Passing through the front rooms of Vorobyaninov's house, аллюром, Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Остап нигде не заметил орехового стула с гнутыми Ostap could ножками, обитого светлым английским ситцем в цветочках. По see no sign of a walnut chair with curved legs and English chintz стенам утюженного мрамора были наклеены приказы по дому э 2 upholstery. The iron-smooth walls were plastered with directives issued to Старсобеса. Остап читал их, время от времени энергично the Second Home. Ostap read them and, from time to time, asked спрашивая: "Дымоходы прочищаются регулярно? Печи в порядке?" И, enthusiastically:

получая исчерпывающие ответы, двигался дальше. "Are the chimneys swept regularly? Are the stoves working properly?" Инспектор пожарной охраны усердно искал в доме хотя бы And, receiving exhaustive answers, moved on.

один уголок, представляющий опасность в пожарном отношении, но The fire inspector made a diligent search for at least one corner of в этом отношении вce было благополучно. Зато розыски были the house which might constitute a fire hazard, but in that respect безуспешны. Остап входил в спальни. Старухи при его появлении everything seemed to be in order. His second quest, however, was less вставали и низко кланялись. Здесь стояли койки, устланные successful. Ostap went into the dormitories. As he appeared, the old women ворсистыми, как собачья шерсть, одеялами, с одной стороны stood up and bowed low. The rooms contained beds covered with blankets, as которых фабричным способом было выткано слово "Ноги". Под hairy as a dog's coat, with the word "Feet" woven at one end. Below the beds кроватями стояли сундучки, выдвинутые по инициативе Александра were trunks, which at the initiative of Alexander Yakovlevich, who liked to Яковлевича, любившего военную постановку дела, ровно на одну do things in a military fashion, projected exactly one-third of their треть. length.

Все в доме э 2 поражало глаз своей чрезмерной скромностью: Everything in the Home was marked by its extreme modesty;

the furniture и меблировка, состоявшая исключительно из садовых скамеек, that consisted solely of garden benches taken from Alexander Boulevard (now привезенных с Александровского, ныне имени Пролетарских renamed in honour of the Proletarian Voluntary Saturdays), the paraffin субботников, бульвара, и базарные керосиновые лампочки, и самые lamps bought at the local market, and the very blankets with that одеяла с пугающим словом "Ноги". Но одно лишь в доме было frightening word, "Feet". One feature of the house, however, had been made сделано крепко и пышно: это были дверные пружины. to last and was developed on a grand scale-to wit, the door springs.

Дверные приборы были страстью Александра Яковлевича. Door springs were Alexander Yakovlevich's passion. Sparing no effort, Положив великие труды, он снабдил все без исключения двери he fitted all the doors in the house with springs of different types and пружинами самых разнообразных систем и фасонов. Здесь были systems. There were very simple ones in the form of an iron rod;

простейшие пружины в виде железной штанги. Были духовые пружины compressed-air ones with cylindrical brass pistons;

there were ones with с медными цилиндрическими насосами. Были приборы на блоках со pulleys that raised and lowered heavy bags of shot. There were springs which спускающимися увесистыми дробовыми мешочками. Были еще пружины were so complex in design that the local mechanic could only shake his head конструкций таких сложных, что собесовский слесарь только in wonder. And all the cylinders, springs and counterweights were very удивленно качал головой. Все эти цилиндры, пружины и powerful, slamming doors shut with the swiftness of a mousetrap. Whenever противовесы обладали могучей силой. Двери захлопывались с такою the mechanisms operated, the whole house shook. With pitiful squeals, the же стремительностью, как дверцы мышеловок. От работы механизмов old women tried to escape the onslaught of the doors, but not always with дрожал весь дом. Старухи с печальным писком спасались от success. The doors gave the fugitives a thump in the back, and at the same набрасывавшихся на них дверей, но убежать удавалось не всегда. time, a counterweight shot past their ears with a dull rasping sound.

Двери настигали беглянок и толкали их в спину, а сверху с As Bender and the assistant warden walked around the house, the doors глухим карканьем уже спускался противовес, пролетая мимо виска, fired a noisy salute.

как ядро.

Когда Бендер с завхозом проходили по дому, двери салютовали страшными ударами.

За всем этим крепостным великолепием ничего не But the feudal magnificence had nothing to hide: the chair was not скрывалось-стула не было. there.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru В поисках пожарной опасности As the search progressed, the fire inspector found himself in the инспектор попал в кухню. Там, в большом бельевом котле, kitchen. Porridge was cooking in a large copper pot and gave off the smell варилась каша, запах которой великий комбинатор учуял еще в that the smooth operator had noticed in the hall. Ostap wrinkled his nose вестибюле. Остап покрутил носом и сказал: and said: "What is it cooking in? Lubricating oil?" "It's pure butter, I -- Это что, на машинном масле? swear it," said Alchen, blushing to the roots of his hair. "We buy it from a -- Ей-богу, на чистом сливочном! -- сказал Альхен, краснея farm." He felt very ashamed.

до слез.-Мы на ферме покупаем. Ему было очень стыдно.

-- Впрочем, это пожарной опасности не "Anyway, it's not a fire risk," observed Ostap. The chair was not in представляет,-заметил Остап. the kitchen, either. There was only a stool, occupied by the cook, wearing a В кухне стула тоже не было. Была только табуретка, на cap and apron of mouse-grey woollen material.

которой сидел повар в переднике и колпаке из туальденора. "Why is everybody's clothing grey? That cloth isn't even fit to wipe -- Почему это у вас все наряды серого цвета, да и кисейка the windows with!" The shy Alchen was even more embarrassed. "We don't такая, что ею только окна вытирать? Застенчивый Альхен receive enough funds." He was disgusted with himself.

потупился еще больше. Ostap looked at him disbelievingly and said: "That is no concern of the -- Кредитов отпускают в недостаточном количестве. fire brigade, which I am at present representing." Alchen was alarmed.

Он был противен самому себе. Остап сомнительно посмотрел "We've taken all the necessary fire precautions," he declared. "We even на него и сказал: have a fire extinguisher. An Eclair."

-- К пожарной охране, которую я в настоящий момент представляю, это не относится. Альхен испугался.

-- Против пожара,-заявил он,-у нас все меры приняты. Есть даже пеногон-огнетушитель "Эклер".

Инспектор, заглядывая по дороге в чуланчики, неохотно The fire inspector reluctantly proceeded in the direction of the fire проследовал к огнетушителю. Красный жестяной конус, хотя и extinguisher, peeping into the lumber rooms as he went. The red-iron nose of являлся единственным в доме предметом, имеющим отношение к the extinguisher caused the inspector particular annoyance, despite the fact пожарной охране, вызвал в инспекторе особое раздражение. that it was the only object in the house which had any connection with fire precautions. "Where did you get it? At the market?" And without waiting for -- На толкучке покупали? an answer from the thunderstruck Alexander Yakovlevich, he removed the И, не дождавшись ответа как громом пораженного Александра Eclair from the rusty nail on which it was hanging, broke the capsule Яковлевича, снял "Эклер" со ржавого гвоздя, без предупреждения without warning, and quickly pointed the nose in the air. But instead of the разбил капсулю и быстро повернул конус кверху. Но вместо expected stream of foam, all that came out was a high-pitched hissing which ожидаемой пенной струи конус выбросил из себя тонкое шипение, sounded like the ancient hymn "How Glorious Is Our Lord on Zion".

напоминавшее старинную мелодию "Коль славен наш господь в Сионе".

-- Конечно, на толкучке,-- подтвердил Остап свое "You obviously did get it at the market," said Ostap, his earlier первоначальное мнение и повесил продолжавший петь огнетушитель opinion confirmed. And he put back the fire extinguisher, which was still на прежнее место. Провожаемые шипением, они пошли дальше. "Где hissing, in its place.

он может быть?-думал Остап.-Это мне начинает не нравиться". И They moved on, accompanied by the hissing.

он решил не покидать туальденорового чертога до тех пор, пока Where can it be? wondered Ostap. I don't like the look of things. And не узнает все. he made up his mind not to leave the place until he had found out the truth.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru За то время, покуда инспектор и завхоз лазали по чердакам, While the fire inspector and the assistant warden were crawling about входя во все детали противопожарной охраны и расположения the attics, considering fire precautions in detail and examining the дымоходов, 2-й дом Старсобеса жил обыденной своей жизнью. chimneys, the Second Home of the Stargorod Social Security Administration Обед был готов. Запах подгоревшей каши заметно усилился и carried on its daily routine.

перебил все остальные кислые запахи, обитавшие в доме. В Dinner was ready. The smell of burnt porridge had appreciably коридорах зашелестело. Старухи, неся впереди себя в обеих руках increased, and it overpowered all the sourish smells inhabiting the house.

жестяные мисочки с кашей, осторожно выходили из кухни и There was a rustling in the corridors. Holding iron bowls full of porridge садились обедать зa общий стол, стараясь не глядеть на in front of them with both hands, the old women cautiously emerged from the развешанные в столовой лозунги, сочиненные лично Александром kitchen and sat down at a large table, trying not to look at the refectory Яковлевичем и художественно выполненные Александрой Яковлевной. slogans, composed by Alexander Yakolevich and painted by his wife. The Лозунги были такие: slogans read:

"ПИЩА-ИСТОЧНИК ЗДОРОВЬЯ" FOOD IS THE SOURCE OF HEALTH "ОДНО ЯЙЦО СОДЕРЖИТ СТОЛЬКО ЖЕ ЖИРОВ, СКОЛЬКО 1/2 ФУНТА МЯСА" ONE EGG CONTAINS AS MUCH FAT AS A HALF-POUND OF MEAT "ТЩАТЕЛЬНО ПЕРЕЖЕВЫВАЯ ПИЩУ, ТЫ ПОМОГАЕШЬ ОБЩЕСТВУ" И BY CAREFULLY MASTICATING YOUR FOOD YOU HELP SOCIETY "МЯСО -- ВРЕДНО" MEAT IS BAD FOR YOU Все эти святые слова будили в старухах воспоминания об These sacred words aroused in the old ladies memories of teeth that had исчезнувших еще до революции зубах, о яйцах, пропавших disappeared before the revolution, eggs that had been lost at approximately приблизительно в ту же пору, о мясе, уступающем в смысле жиров the same time, meat that was inferior to eggs in fat, and perhaps even the яйцам, а может быть, и об обществе, которому они были лишены society that they were prevented from helping by careful mastication.

возможности помогать, тщательно пережевывая пищу. Seated at table in addition to the old women were Isidor, Afanasy, Кроме старух, за столом сидели Исидор Яковлевич, Афанасий Cyril and Oleg, and also Pasha Emilevich. Neither in age nor sex did these Яковлевич, Кирилл Яковлевич, Олег Яковлевич и Паша Эмильевич. young men fit into the pattern of social security, but they were the younger Ни возрастом, ни полом эти молодые люди не гармонировали с brothers of Alchen, and Pasha Emilevich was Alexandra Yakovlevna's cousin, задачами социального обеспечения, зато четыре Яковлевича были once removed. The young men, the oldest of whom was the thirty-two-year-old юными братьями Альхена, а Паша Эмильевич-двоюродным племянником Pasha Emilevich, did not consider their life in the pensioners' home in any Александры Яковлевны. Молодые люди, самым старшим из которых way abnormal. They lived on the same basis as the old women;

they too had был 32-летний Паша Эмильевич, не считали свою жизнь в доме government-property beds and blankets with the word "Feet";

they were собеса чем-либо ненормальным. Они жили в доме на старушечьих clothed in the same mouse-grey material as the old women, but on account of правах, у них тоже были казенные постели с одеялами, на которых their youth and strength they ate better than the latter. They stole было написано "Ноги", облачены они были, как и старухи, в everything in the house that Alchen did not manage to steal himself. Pasha мышиный туальденор, но благодаря молодости и силе они питались could put away four pounds of fish at one go, and he once did so, leaving лучше воспитанниц. Они крали в ломе все, что не успевал украсть the home dinnerless.

Альхен. Паша Эмильевич мог слопать в один присест два килограмма тюльки, что он однажды и сделал, оставив весь лом без обеда.

Не успели старухи основательно распробовать кашу, как Hardly had the old women had time to taste their porridge when the Яковлевичи вместе с Эмильевичем, проглотив свои порции и younger brothers and Pasha Emilevich rose from the table, having gobbled отрыгиваясь, встали из-за стола и пошли в кухню на поиски down their share, and went, belching, into the kitchen to look for something Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru чего-либо удобоваримого. Обед продолжался. Старушки загомонили: more digestible.

-- Сейчас нажрутся, станут песни орать! The meal continued. The old women began jabbering:

-- А Паша Эмильевич сегодня утром стул из красного уголка "Now they'll stuff themselves full and start bawling songs."

продал. С черного хода вынес перекупщику, "Pasha Emilevich sold the chair from the recreation room this morning.

-- Посмотрите, пьяный сегодня придет... В эту минуту A second-hand dealer took it away at the back door."

разговор воспитанниц был прерван трубным сморканьем, "Just you see. He'll come home drunk tonight."

заглушившим даже все продолжающееся пение огнетушителя, и At this moment the pensioners' conversation was interrupted by a коровий голос начал: trumpeting noise that even drowned the hissing of the fire extinguisher, and --...бретение... a husky voice began:

Старухи, пригнувшись и не оборачиваясь на стоявший в углу '... vention..."

на мытом паркете громкоговоритель, продолжали есть, надеясь, The old women hunched their shoulders and, ignoring the loudspeaker in что их минет чаша сия. Но громкоговоритель бодро продолжал: the corner on the floor, continued eating in the hope that fate would spare -- Евокрррахххх видусо... ценное изобретение. Дорожный them, but the loud-speaker cheerfully went on: • мастер Мурманской железной дороги товарищ Сокуцкий,-- Самара, "Evecrashshsh... viduso... valuable invention. Railwayman of the Орел, Клеопатра, Устинья, Царицын, Клементий, Ифигения, Murmansk Railway, Comrade Sokutsky, S Samara, O Oriel, K Kaliningrad, U Йорк,-Со-куц-кий... Urals, Ts Tsaritsina, K Kaliningrad, Y York. So-kuts-ky."

Труба с хрипом втянула в себя воздух и насморочным голосом The trumpet wheezed and renewed the broadcast in a thick voice.

возобновила передачу: "... vented a system of signal lights for snow ploughs. The invention --...изобрел световую сигнализацию на снегоочистителях. has been approved by Dorizul...."

Изобретение одобрено Доризулом,-- Дарья, Онега, Раймонд... The old women floated away to their rooms like grey ducklings. The Старушки серыми утицами поплыли в свои комнаты. Труба, loud-speaker, jigging up and down by its own power, blared away into the подпрыгивая от собственной мощи, продолжала бушевать в пустой empty room:

комнате: "And we will now play some Novgorod folk music."

--...А теперь прослушайте новгородские частушки... Far, far away, in the centre of the earth, someone strummed a balalaika Далеко-далеко, в самом центре земли, кто-то тронул and a black-earth Battistini broke into song:

балалаечные струны, и черноземный Баттистини запел:

На стене клопы сидели И на солнце щурились, Фининспектора "On the wall the bugs were sitting, узрели - Сразу окочурились... Blinking at the sky;

3. Н. Ильф. Е. Петров 65 Then they saw the tax inspector В центре земли эти частушки вызвали бурную деятельность. В And crawled away to die."

трубе послышался страшный рокот. Не то это были громовые аплодисменты, не то начали работать подземные вулканы. In the centre of the earth the verses brought forth a storm of Между тем помрачневший инспектор пожарной охраны спустился activity. A horrible gurgling was heard from the loud-speaker. It was задом по чердачной лестнице и, снова очутившись в кухне, увидел something between thunderous applause and the eruption of an underground пятерых граждан, которые прямо руками выкапывали из бочки volcano.

кислую капусту и обжирались ею. Ели они в молчании. Одни только Meanwhile the disheartened fire inspector had descended an attic ladder Паша Эмильевич по-гурмански крутил головой и, снимая с усов backwards and was now back in the kitchen, where he saw five citizens капустные водоросли, с трудом говорил: digging into a barrel of sauerkraut and bolting it down. They ate in -- Такую капусту грешно есть помимо водки. silence. Pasha Emilevich alone waggled his head in the style of an epicurean and, wiping some strings of cabbage from his moustache, observed:

"It's a sin to eat cabbage like this without vodka."

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Новая партия старушек?-спросил Остап. "Is this a new intake of women?" asked Ostap.

-- Это сироты,-ответил Альхен, выжимая плечом инспектора "They're orphans," replied Alchen, shouldering the inspector out of the из кухни и исподволь грозя сиротам кулаком. kitchen and surreptitiously shaking his fist at the orphans.

-- Дети Поволжья? Альхен замялся. "Children of the Volga Region?" -- Тяжелое наследье царского режима? Альхен развел руками: Alchen was confused.

мол, ничего не поделаешь, раз такое наследие. "A trying heritage from the Tsarist regime?" -- Совместное воспитание обоих полов по комплексному Alchen spread his arms as much as to say: "There's nothing you can do методу? with a heritage like that."

Застенчивый Александр Яковлевич тут же, без промедления, "Co-education by the composite method?" пригласил пожарного инспектора отобедать чем бог послал. Without further hesitation the bashful Alchen invited the fire В этот день бог послал Александру Яковлевичу на обед inspector to take pot luck and lunch with him.

бутылку зубровки, домашние грибки, форшмак из селедки, Pot luck that day happened to be a bottle of Zubrovka vodka, украинский борщ с мясом первого сорта, курицу с рисом и компот home-pickled mushrooms, minced herring, Ukrainian beet soup containing из сушеных яблок. first-grade meat, chicken and rice, and stewed apples.

-- Сашхен,-сказал Александр Яковлевич,-познакомься с "Sashchen," said Alexander Yakovlevich, "I want you to meet a comrade товарищем из губпожара. from the province fire-precaution administration."

Остап артистически раскланялся с хозяйкой дома и объявил Ostap made his hostess a theatrical bow and paid her such an ей такой длиннющий и двусмысленный комплимент, что даже не смог interminable and ambiguous compliment that he could hardly get to the end of довести его до конца. Сашхен -- рослая дама, миловидность it. Sashchen, a buxom woman, whose good looks were somewhat marred by которой была несколько обезображена николаевскими sideburns of the kind that Tsar Nicholas used to have, laughed softly and полубакенбардами, тихо засмеялась и выпила с мужчинами. took a drink with the two men.

-- Пью за ваше коммунальное хозяйство!-воскликнул Остап. "Here's to your communal services," exclaimed Ostap.

Обед прошел весело, и только за компотом Остап вспомнил о The lunch went off gaily, and it was not until they reached the stewed цели своего посещения. fruit that Ostap remembered the point of his visit.

-- Отчего,-спросил он,-в вашем кефирном заведении такой "Why is it," he asked, "that the furnishings are so skimpy in your скудный инвентарь? establishment?" -- Как же,-заволновался Альхен,-а фисгармония? "What do you mean?" said Alchen. "What about the harmonium?" -- Знаю, знаю, вокс гуманум. Но посидеть у вас со вкусом "Yes, I know, vox humana. But you have absolutely nothing at all of any абсолютно не на чем. Одни садовые лоханки. taste to sit on. Only garden benches."

-- В красном уголке есть стул,-обиделся Альхен,-- "There's a chair in the recreation room," said Alchen in an offended английский стул. Говорят, еще от старой обстановки остался. tone. "An English chair. They say it was left over from the original -- -- А я, кстати, не видел вашего красного уголка. Как он furniture."

в смысле пожарной охраны? Не подкачает? Придется посмотреть. "By the way, I didn't see your recreation room. How is it from the -- Милости просим. point of view of fire hazard? It won't let you down, I hope. I had better see it."

"Certainly."

Остап поблагодарил хозяйку за обед и тронулся. В красном Ostap thanked his hostess for the lunch and left.

уголке примусов не разводили, временных печей не было, дымоходы No primus was used in the recreation room;

there was no portable stove были в исправности и прочищались регулярно, но стула, к of any kind;

the chimneys were in a good state of repair and were cleaned непомерному удивлению Альхена, не было. Бросились искать стул. regularly, but the chair, to the incredulity of Alchen, was missing. They ran to look for it.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Заглядывали под кровати и под скамейки, отодвинули для чего-то They looked under the beds and under the trunks;

for фисгармонию, допытывались у старушек, которые опасливо some reason or other they moved back the harmonium;

they questioned the old поглядывали на Пашу Эмильевича, но стула так и не нашли. Паша women, who kept looking at Pasha Emilevich timidly, but the chair was just Эмильевич проявил в розыске стула большое усердие. Все уже not there. Pasha Emilevich himself showed great enthusiasm in the search.

успокоились, а Паша Эмильевич все еще бродил по комнатам, When all had calmed down, Pasha still kept wandering from room to room, заглядывал под графины, передвигал чайные жестяные кружки и looking under decanters, shifting iron teaspoons, and muttering:

бормотал: "Where can it be? I saw it myself this morning. It's ridiculous !" -- Где же он может быть? Сегодня он был, я видел его "It's depressing, girls," said Ostap in an icy voice.

собственными глазами! Смешно даже. "It's absolutely ridiculous!" repeated Pasha Emilevich impudently.

-- Грустно, девицы,-ледяным голосом сказал Остап. At this point, however, the Eclair fire extinguisher, which had been -- Это просто смешно! -- нагло повторял Паша Эмильевич. hissing the whole time, took a high F, which only the People's Artist, Но тут певший все время пеногон-огнетушитель "Эклер" взял Nezhdanova, can do, stopped for a second and then emitted its first stream самое верхнее фа, на что способна одна лишь народная артистка of foam, which soaked the ceiling and knocked the cook's cap off. The first республики Нежданова, смолк на секунду и с криком выпустил stream of foam was followed by another, mouse-grey in colour, which bowled первую пенную струю, залившую потолок и сбившую с головы повара over young Isidor Yakovlevich. After that the extinguisher began working туальденоровый колпак. За первой струей пеногон-огнетушитель smoothly. Pasha Emilevich, Alchen and all the surviving brothers raced to выпустил вторую струю туальденорового цвета, повалившую the spot.

несовершеннолетнего Исидора Яковлевича. После этого работа "Well done," said Ostap. "An idiotic invention!" "Эклера" стала бесперебойной. As soon as the old women were left alone with Ostap and without the К месту происшествия ринулись Паша Эмильевич, Альхен и все boss, they at once began complaining:

уцелевшие Яковлевичи. "He's brought his family into the home. They eat up everything."

-- Чистая работа!-сказал Остап.-Идиотская выдумка! "The piglets get milk and we get porridge."

Старухи, оставшись с Остапом наедине, без начальства, "He's taken everything out of the house."

сейчас же стали заявлять претензии: "Take it easy, girls," said Ostap, retreating. "You need someone from -- Брательников в доме поселил. Обжираются. the labour-inspection department. The Senate hasn't empowered me..."

-- Поросят молоком кормит, а нам кашу сует. The old women were not listening.

-- Все из дому повыносил. "And that Pasha Melentevich. He went and sold a chair today. I saw him -- Спокойно, девицы,-сказал Остап, отступая,это к вам из myself."

инспекции труда придут. Меня сенат не уполномочил. Старухи не "Who did he sell it to? " asked Ostap quickly.

слушали. "He sold it... that's all. He was going to steal my blanket..."

-- А Пашка-то Мелентьевич, этот стул он сегодня унес и A fierce struggle was going on in the corridor. But mind finally продал. Сама видела. triumphed over matter and the extinguisher, trampled under Pasha Emilevich's -- Кому? -- закричал Остап. feet of iron, gave a last dribble and was silent for ever.

-- Продал -- и все. Мое одеяло продать хотел. В коридоре The old women were sent to clean the floor. Lowering his head and шла ожесточенная борьба с огнетушителем. Наконец, человеческий waddling slightly, the fire inspector went up to Pasha Emilevich.

гений победил, и пеногон, растоптанный железными ногами Паши Эмильевича, выпустил последнюю вялую струю и затих навсегда.

Старух послали мыть пол. Инспектор пожарной охраны пригнул голову и, слегка покачивая бедрами, подошел к Паше Эмильевичу.

-- Один мой знакомый,-сказал Остап веско,тоже продавал государственную мебель. Т Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru еперь он пошел в монахи -- сидит в "A friend of mine," began Ostap importantly, "also used to sell допре. government property. He now lives a monastic life in the penitentiary."

-- Мне ваши беспочвенные обвинения странны,заметил Паша "I find your groundless accusations strange," said Pasha, who smelled Эмильевич, от которого шел сильный запах пенных струи. strongly of foam.

-- Ты кому продал стул?-спросил Остап позванивающим "Who did you sell the chair to?" asked Ostap in a ringing whisper.

шепотом. Pasha Emilevich, who had supernatural understanding, realized at this Здесь Паша Эмильевич, обладавший сверхъестественным point he was about to be beaten, if not kicked.

чутьем, понял, что сейчас его будут бить, может быть, даже "To a second-hand dealer."

ногами. "What's his address?" -- Перекупщику,-- ответил он. "I'd never seen him before."

-- Адрес? "Never?" -- Я его первый раз в жизни видел. "No, honestly."

-- Первый раз в жизни? "I ought to bust you in the mouth," said Ostap dreamily, "only -- Ей-богу. Zarathustra wouldn't allow it. Get to hell out of here!" -- Набил бы я тебе рыло,-- мечтательно сообщил Pasha Emilevich grinned fawningly and began walking away.

Остап,-только Заратустра не позволяет. Ну, пошел к чертовой "Come back, you abortion," cried Ostap haughtily. "What was the dealer матери. like?" Паша Эмильевич искательно улыбнулся и стал отходить. Pasha Emilevich described him in detail, while Ostap listened -- Ну, ты, жертва аборта,-высокомерно сказал Остап,-отдай carefully. The interview was concluded by Ostap with the words: "This концы, не отчаливай. Перекупщик что, блондин, брюнет? clearly has nothing to do with fire precautions."

Паша Эмильевич стал подробно объяснять. Остап внимательно In the corridor the bashful Alchen went up to Ostap and gave him a gold его выслушал и окончил интервью словами: piece.

-- Это, безусловно, к пожарной охране не относится. "That comes under Article 114 of the Criminal Code," said Ostap.

В коридоре к уходящему Бендеру подошел застенчивый Альхен "Bribing officials in the course of their duty."

и дал ему червонец. Nevertheless he took the money and, without saying good-bye, went -- Это сто четырнадцатая статья Уголовного кодекса,-сказал towards the door. The door, which was fitted with a powerful contraption, Остап,-дача взятки должностному лицу при исполнении служебных opened with an effort and gave Ostap a one-and-a-half-ton shove in the обязанностей. backside.

Но деньги взял и, не попрощавшись с Александром "Good shot!" said Ostap, rubbing the affected part. "The hearing is Яковлевичем, направился к выходу. Дверь, снабженная могучим continued."

прибором, с натугой растворилась и дала Остапу под зад толчок в полторы тонны весом.

-- Удар состоялся,-сказал Остап, потирая ушибленное место,-заседание продолжается!

CHAPTER NINE ГЛАВА IX. ГДЕ ВАШИ ЛОКОНЫ? WHERE ARE YOUR CURLS?

While Ostap was inspecting the pensioners' home, Ippolit Matveyevich В то время как Остап осматривал 2-й дом Старсобеса, had left the caretaker's room and was wandering along the streets of his Ипполит Матвеевич, выйдя из дворницкой и чувствуя холод в home town, feeling the chill on his shaven head.

бритой голове, двинулся по улицам родного города.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru По мостовой бежала светлая весенняя вода. Стоял Along the road trickled clear spring water. There was a constant непрерывный треск и цокот от падающих с крыш брильянтовых splashing and plopping as diamond drops dripped from the rooftops. Sparrows капель. Воробьи охотились за навозом. Солнце сидело на всех hunted for manure, and the sun rested on the roofs. Golden carthorses крышах. Золотые битюги нарочито громко гремели копытами по drummed their hoofs against the bare road and, turning their ears downward, обнаженной мостовой и, склонив уши долу, с удовольствием listened with pleasure to their own sound. On the damp telegraph poles the прислушивались к собственному стуку. На сырых телеграфных wet advertisements, "I teach the guitar by the number system" and столбах ежились мокрые объявления с расплывшимися буквами: "Social-science lessons for those preparing for the People's Conservatory", "Обучаю игре на гитаре по цифровой системе" и "Даю уроки were all wrinkled up, and the letters had run. A platoon of Red Army обществоведения для готовящихся в народную консерваторию". soldiers in winter helmets crossed a puddle that began at the Stargorod Взвод красноармейцев в зимних шлемах пересекал лужу, co-operative shop and stretched as far as the province planning начинавшуюся у магазина Старгико и тянувшуюся вплоть до здания administration, the pediment of which was crowned with plaster tigers, губплана, фронтон которого был увенчан гипсовыми тиграми, figures of victory and cobras.

победами и кобрами. Ippolit Matveyevich walked along, looking with interest at the people Ипполит Матвеевич шел, с интересом посматривая на passing him in both directions. As one who had spent the whole of his life встречных и поперечных прохожих. Он, который прожил в России and also the revolution in Russia, he was able to see how the way of life всю жизнь и революцию, видел, как ломался, перелицовывался и was changing and acquiring a new countenance. He had become used to this менялся быт. Он привык к этому, но оказалось, что привык он fact, but he seemed to be used to only one point on the globe-the regional только в одной точке земного шара-в уездном городе М. Приехав а centre of N. Now he was back in his home town, he realized he understood родной город, он увидел, что ничего не понимает. Ему было nothing. He felt just as awkward and strange as though he really were an неловко и странно, как если бы он и впрямь был эмигрантом и emigre just back from Paris. In the old days, whenever he rode through the сейчас только приехал из Парижа. В прежнее время, проезжая по town in his carriage, he used invariably to meet friends or people he knew городу в экипаже, он обязательно встречал знакомых или же by sight. But now he had gone some way along Lena Massacre Street and there известных ему с лица людей. Сейчас он прошел уже четыре was no friend to be seen. They had vanished, or they might have changed so квартала по улице Ленских событий, но знакомые не встречались. much that they were no longer recognizable, or perhaps they had become Они исчезли, а может быть, постарели так, что их нельзя было unrecognizable because they wore different clothes and different hats.

узнать, а может быть, сделались неузнаваемыми, потому что Perhaps they had changed their walk. In any case, they were no longer there.

носили другую одежду, другие шляпы. Может быть, они переменили Vorobyaninov walked along, pale, cold and lost. He completely forgot походку. Во всяком случае их не было. that he was supposed to be looking for the housing division. He crossed from Ипполит Матвеевич шел бледный, холодный, потерянный. Он pavement to pavement and turned into side streets, where the uninhibited совсем забыл, что ему нужно разыскивать жилотдел. Он переходил carthorses were quite intentionally drumming their hoofs. There was more of с тротуара на тротуар и сворачивал в переулки, где winter in the side streets, and rotting ice was still to be seen in places.

распустившиеся битюги совсем уже нарочно стучали копытами. В The whole town was a different colour;

the blue houses had become green and переулках было больше зимы и кое-где попадался загнивший лед. the yellow ones grey. The fire indicators had disappeared from the fire Весь город был другого цвета. Синие дома стали зелеными, tower, the fireman no longer climbed up and down, and the streets were much желтые-серыми, с каланчи исчезли бомбы, по ней не ходил больше noisier than Ippolit Matveyevich could remember.

пожарный и на улицах было гораздо шумнее, чем это помнилось Ипполиту Матвеевичу.

На Большой Пушкинской Ипполита Матвеевича удивили никогда On Greater Pushkin Street, Ippolit Matveyevich was amazed by the tracks не виданные им в Старгороде рельсы и трамвайные столбы с and overhead cables of the tram system, which he had never seen in Stargorod проводами. Ипполит Матвеевич не читал газет и не знал, что к before. He had not read the papers and did not know that the two tram routes Первому маю в Старгороде собираются открыть две трамвайные to the station and the market were due to be opened on May Day. At one Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru линии: Вокзальную и Привозную. То Ипполиту Матвеевичу казалось, moment Ippolit Matveyevich felt he had never left Stargorod, and the next что он никогда не покидал Старгорода, то Старгород moment it was like a place completely unfamiliar to him.

представлялся ему местом совершенно незнакомым. Engrossed in these thoughts, he reached Marx and Engels Street. Here he В таких мыслях он дошел до улицы Маркса и Энгельса. В этом re-experienced a childhood feeling that at any moment a friend would appear месте к нему вернулось детское ощущение, что вот сейчас из-за round the corner of the two-storeyed house with its long balcony. He even угла двухэтажного дома с длинным балконом обязательно должен stopped walking in anticipation. But the friend did not appear. The first выйти знакомый. Ипполит Матвеевич даже приостановился в person to come round the corner was a glazier with a box of Bohemian glass ожидании. Но знакомый не вышел. Сначала из-за угла показался and a dollop of copper-coloured putty. Then came a swell in a suede cap with стекольщик с ящиком бемского стекла и буханкой замазки медного a yellow leather peak. He was pursued by some elementary-school children цвета. Выдвинулся из-за угла франт в замшевой кепке с кожаным carrying books tied with straps.

желтым козырьком. За ним выбежали дети, школьники первой Suddenly Ippolit Matveyevich felt a hotness in his palms and a sinking ступени, с книжками в ремешках. feeling in his stomach. A stranger with a kindly face was coming straight Вдруг Ипполит Матвеевич почувствовал жар в ладонях и towards him, carrying a chair by the middle, like a 'cello. Suddenly прохладу в животе. Прямо на него шел незнакомый гражданин с developing hiccups Ippolit Matveyevich looked closely at the chair and добрым лицом, держа на весу, как виолончель, стул. Ипполит immediately recognized it.

Матвеевич, которым неожиданно овладела икота, всмотрелся и Yes! It was a Hambs chair upholstered in flowered English chintz сразу узнал свой стул. somewhat darkened by the storms of the revolution;

it was a walnut chair Да! Это был гамбсовский стул, обитый потемневшим в with curved legs. Ippolit Matveyevich felt as though a gun had gone off in революционных бурях английским ситцем а цветочках, это был his ear.

ореховый стул с гнутыми ножками. Ипполит Матвеевич почувствовал "Knives and scissors sharpened! Razors set!" cried a baritone voice себя так, как будто бы ему выпалили в ухо. nearby. And immediately came the shrill echo;

-- Точить ножи, ножницы, бритвы править!-закричал вблизи "Soldering and repairing!" баритональный бас. И сейчас же донеслось тонкое эхо: "Moscow News, magazine Giggler, Red Meadow."

-- Паять, начинять!.. Somewhere up above, a glass pane was removed with a crash. A truck from -- Московская гайзета "Звестие", журнал "Смехач", "Красная the grain-mill-and-lift-construction administration passed by, making the нива"!.. town vibrate. A militiaman blew his whistle. Everything brimmed over with Где-то наверху со звоном высадили стекло. Потрясая город, life. There was no time to be lost.

проехал грузовик Мельстроя. Засвистел милиционер. Жизнь кипела With a leopard-like spring, Ippolit Matveyevich leaped towards the и переливалась через край. Времени терять было нечего. repulsive stranger and silently tugged at the chair. The stranger tugged the Ипполит Матвеевич леопардовым скоком приблизился к other way. Still holding on to one leg with his left hand, Ippolit возмутительному незнакомцу и молча дернул стул к себе. Matveyevich began forcibly detaching the stranger's fat fingers from the Незнакомец дернул стул обратно. Тогда Ипполит Матвеевич, chair.

держась левой рукой за ножку, стал с силой отрывать толстые пальцы незнакомца от стула.

-- Грабят,-- шепотом сказал незнакомец, еще крепче держась "Thief!" hissed the stranger, gripping the chair more firmly.

за стул. "Just a moment, just a moment!" mumbled Ippolit Matveyevich, continuing -- Позвольте, позвольте,-лепетал Ипполит Матвеевич, to unstick the stranger's fingers.

продолжая отклеивать пальцы незнакомца.

Стала собираться толпа. Человека три уже стояло A crowd began to gather. Three or four people were already standing поблизости, с живейшим интересом следя за развитием конфликта. nearby, watching the struggle with lively interest.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Тогда оба опасливо оглянулись и, не глядя друг на друга, They both glanced around но не выпуская стула из цепких рук, быстро пошли вперед, как in alarm and, without looking at one another or letting go the chair, будто бы ничего и не было. rapidly moved on as if nothing were the matter.

"Что же это такое?"--отчаянно думал Ипполит Матвеевич. "What's happening?" wondered Ippolit Matveyevich in dismay.

Что думал незнакомец, нельзя было понять, но походка у What the stranger was thinking was impossible to say, but he was него была самая решительная. walking in a most determined way.

Они шли все быстрее и, завидя в глухом переулке пустырь, They kept walking more and more quickly until they saw a clearing засыпанный щебнем и строительными материалами, как по команде, scattered with bits of brick and other building materials at the end of a повернули туда. Здесь силы Ипполита Матвеевича учетверились. blind alley;

then both turned into it simultaneously. Ippolit Matveyevich's -- Позвольте же!-закричал он, не стесняясь. strength now increased fourfold.

-- Ка-ра-ул!-еле слышно воскликнул незнакомец. "Give it to me!" he shouted, doing away with all ceremony.

И так как руки у обоих были заняты стулом, они стали "Help!" exclaimed the stranger, almost inaudibly.

пинать друг друга ногами. Сапоги незнакомца были с подковами, и Since both of them had their hands occupied with the chair, they began Ипполиту Матвеевичу сначала пришлось довольно плохо. Но он kicking one another. The stranger's boots had metal studs, and at first быстро приспособился и, прыгая то направо, то налево, как будто Ippolit Matveyevich came off badly. But he soon adjusted himself, and, танцевал краковяк, увертывался от ударов противника и старался skipping to the left and right as though doing a Cossack dance, managed to поразить врага в живот. В живот ему попасть не удалось, потому dodge his opponents' blows, trying at the same time to catch him in the что мешал стул, но зато он угодил в коленную чашечку stomach. He was not successful, since the chair was in the way, but he противника, после чего тот смог лягаться только левой ногой. managed to land him a kick on the kneecap, after which the enemy could only -- О господи!-зашептал незнакомец. И тут Ипполит Матвеевич lash out with one leg.

увидел, что незнакомец, возмутительнейшим образом похитивший "Oh, Lord!" whispered the stranger.

его стул, н.е кто иной, как священник церкви Флора и Лавра - It was at this moment that Ippolit Matveyevich saw that the stranger отец Федор Востриков. Ипполит Матвеевич опешил. who had carried off his chair in the most outrageous manner was none other -- Батюшка!-воскликнул он, в удивлении снимая руки со than Father Theodore, priest of the Church of St. Frol and St. Laurence.

стула, "Father!" he exclaimed, removing his hands from the chair in Отец Востриков полиловел и разжал, наконец, пальцы. Стул, astonishment.

никем не поддерживаемый, свалился на битый кирпич. Father Vostrikov turned purple and finally loosed his grip. The chair, -- Где же ваши усы, уважаемый Ипполит Матвеевич?-- с no longer supported by either of them, fell on to the brick-strewn ground.

наивозможной язвительностью спросила духовная особа. "Where's your moustache, my dear Ippolit Matveyevich?" asked the cleric -- А ваши локоны где? У вас ведь были локоны? as caustically as possible.

Невыносимое презрение слышалось в словах Ипполита "And what about your curls? You used to have curls, I believe!" Матвеевича. Он окатил отца Федора взглядом необыкновенного Ippolit Matveyevich's words conveyed utter contempt. He threw Father благородства и, взяв под мышку стул, повернулся, чтобы уйти. Но Theodore a look of singular disgust and, tucking the chair under his arm, отец Федор, уже оправившийся от смущения, не дал Воробьянинову turned to go. But the priest had now recovered from his embarrassment and такой легкой победы. С криком: "Нет, прошу вас", он снова was not going to yield Vorobyaninov such an easy victory. With a cry of "No, ухватился за стул. Была восстановлена первая позиция. I'm sorry," he grasped hold of the chair again. Their initial position was Противники стояли, вцепившись в ножки, как коты или restored. The two opponents stood clutching the chair and, moving from side боксеры, мерили друг друга взглядами, похаживая из стороны в to side, sized one another up like cats or boxers. The tense pause lasted a сторону. whole minute.

Хватающая за сердце пауза длилась целую минуту.

- Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru - Так это вы, святой отец,-проскрежетал Ипполит "So you're after my property, Holy Father?" said Ippolit Matveyevich Матвеевич,-охотитесь за моим имуществом? through clenched teeth and kicked the holy father in the hip.

С этими словами Ипполит Матвеевич лягнул святого отца Father Theodore feinted and viciously kicked the marshal in the groin, ногой в бедро. making him double up.

Отец Федор изловчился и злобно пнул предводителя в пах "It's not your property."

так, что тот согнулся. "Whose then?" -- Это не ваше имущество. "Not yours!" -- А чье же? "Whose then?" -- Не ваше. "Not yours!" -- А чье же? "Whose then? Whose?" -- Не ваше, не ваше. Spitting at each other in this way, they kept kicking furiously.

-- А чье же, чье? "Whose property is it then?" screeched the marshal, sinking his foot in -- Не ваше. the holy father's stomach.

Шипя так, они неистово лягались. "It's nationalized property," said the holy father firmly, overcoming -- А чье же это имущество?-- возопил предводитель, his pain.

погружая ногу в живот святого отца. Преодолевая боль, святой "Nationalized? " отец твердо сказал: "Yes, nationalized."

-- Это национализированное имущество. They were jerking out the words so quickly that they ran together.

-- Национализированное? " Who-nationalized-it? " -- Да-с, да-с, национализированное. Говорили они с такой "The-Soviet-Government. The-Soviet-Government."

необыкновенной быстротой, что слова сливались. "Which-government? " -- Кем национализировано? "The-working-people's-government."

-- Советской властью! Советской властью! "Aha!" said Ippolit Matveyevich icily. "The government of workers and -- Какой властью? peasants?" -- Властью трудящихся. "Yes!" -- А-а-а!..-сказал Ипполит Матвеевич леденея.Властью "Hmm... then maybe you're a member of the Communist Party, Holy рабочих и крестьян? Father?" -- Да-а-а-с! "Maybe I am!" -- М-м-м!.. Так, может быть, вы, святой отец, партийный? Ippolit Matveyevich could no longer restrain himself and with a shriek -- М-может быть? of "Maybe you are" spat juicily in Father Theodore's kindly face. Father Тут Ипполит Матвеевич не выдержал и с воплем "может быть!" Theodore immediately spat in Ippolit Matveyevich's face and also found his смачно плюнул в доброе лицо отца Федора. Отец Федор немедленно mark. They had nothing with which to wipe away the spittle since they were плюнул в лицо Ипполита Матвеевича и тоже попал. Стереть слюну still holding the chair. Ippolit Matveyevich made a noise like a door было нечем: руки были заняты стулом. Ипполит Матвеевич издал opening and thrust the chair at his enemy with all his might. The enemy fell звук открываемой двери и изо всей мочи толкнул врага стулом. over, dragging the panting Vorobyaninov with him. The struggle continued in Враг упал, увлекая за собой задыхающегося Воробьянинова. Борьба the stalls.

продолжалась в партере.

Вдруг раздался треск, отломились сразу обе передние ножки. Suddenly there was a crack and both front legs broke on simultaneous'y.

Забыв друг о друге, противники принялись терзать ореховое The opponents completely forgot one another and began tearing the walnut кладохранилище. С печальным криком чайки разодрался английский treasure-chest to pieces. The flowered English chintz split with the ситец в цветочках. heart-rending scream of a seagull.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Спинка отлетела, отброшенная могучим The back was torn off by a mighty tug.

порывом. Кладоискатели рванули рогожу вместе с медными The treasure hunters ripped off the sacking together with the brass tacks пуговичками и, ранясь о пружины, погрузили пальцы в шерстяную and, grazing their hands on the springs, buried their fingers in the woollen набивку. Потревоженные пружины пели. Через пять минут стул был stuffing. The disturbed springs hummed. Five minutes later the chair had обглодан. От него остались рожки да ножки. Во все стороны been picked clean. Bits and pieces were all that was left. Springs rolled in катились пружины. Ветер носил гнилую шерсть по пустырю. Гнутые all directions, and the wind blew the rotten padding all over the clearing.

ножки лежали в яме. Брильянтов не было. The curved legs lay in a hole. There were no jewels.

-- Ну что, нашли?-спросил Ипполит Матвеевич задыхаясь. "Well, have you found anything?" asked Ippolit Matveyevich, panting.

Отец Федор, весь покрытый клочками шерсти, отдувался и Father Theodore, covered in tufts of wool, puffed and said nothing.

молчал. "You crook!" shouted Ippolit Matveyevich. "I'll break your neck, Father -- Вы аферист! -- крикнул Ипполит Матвеевич. - Я вам морду Theodore!" побью, отец Федор! "I'd like to see you! " retorted the priest. "Where are you going all -- Руки коротки,-- ответил батюшка. covered in fluff? " "Mind your own business!" -- Куда же вы пойдете весь в пуху? "Shame on you, Father! You're nothing but a thief!" "I've stolen -- А вам какое дело? nothing from you."

-- Стыдно, батюшка! Вы просто-вор! "How did you find out about this? You exploited the sacrament of -- Я у вас ничего не украл! confession for your own ends. Very nice! Very fine!" -- Как же вы узнали об этом? Использовали в своих With an indignant "Fooh! " Ippolit Matveyevich left the clearing and, интересах тайну исповеди? Очень хорошо! Очень красиво! brushing his sleeve as he went, made for home. At the corner of Lena Ипполит Матвеевич с негодующим "пфуй" покинул пустырь и, Massacre and Yerogeyev streets he caught sight of his partner. The technical чистя на ходу рукава пальто, направился домой. На углу улицы adviser and director-general of the concession was having the suede uppers Ленских событий и Ерофеевского переулка Воробьянинов увидел of his boots cleaned with canary polish;

he was standing half-turned with своего компаньона, Технический директор и главный руководитель one foot slightly raised. Ippolit Matveyevich hurried up to him. The концессии стоял вполоборота, приподняв левую ногу.ему чистили director was gaily crooning the shimmy:

замшевый верх ботинок канареечным кремом. Ипполит Матвеевич подбежал к нему. Директор беззаботно мурлыкал "Шимми": "The camels used to do it, Раньше это делали верблюды, Раньше так плясали The barracudas used to dance it, ба-та-ку-ды, А теперь уже танцует шимми це-лый мир... Now the whole world's doing the shimmy."

-- Ну, как жилотдел?--спросил он деловито и сейчас же добавил:-- Подождите, не рассказывайте, вы слишком взволнованы, "Well, how was the housing division?" he asked in a businesslike way, прохладитесь. and immediately added:

Выдав чистильщику семь копеек, Остап взял Воробьянинова "Wait a moment. Don't tell me now;

you're too excited. Cool down a под руку и поволок его по улице. Все, что рассказал little."

взволнованный Ипполит Матвеевич, Остап выслушал с большим Giving the shoeshiner seven kopeks, Ostap took Vorobyaninov by the arm вниманием. and led him down the street. He listened very carefully to everything the agitated Ippolit Matveyevich told him.

-- Ага! Небольшая черная бородка? Правильно! Пальто с "Aha! A small black beard? Right! A coat with a sheepskin collar? I барашковым воротником? Понимаю. Это стул из богадельни. Куплен see. That's the chair from the pensioner's home. It was bought today for сегодня утром за три рубля. three roubles."

-- Да вы погодите... "But wait a moment...."

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru И Ипполит Матвеевич сообщил главному концессионеру обо And Ippolit Matveyevich told the chief concessionaire all about Father всех подлостях отца Федора. Остап омрачился. Theodore's low tricks.

-- Кислое дело,-сказал он,-пещера Лейхтвейса. Таинственный Ostap's face clouded.

соперник. Его нужно опередить, а морду ему мы всегда успеем "Too bad," he said. "Just like a detective story. We have a mysterious пощупать. rival. We must steal a march on him. We can always break his head later."

Пока друзья закусывали в пивной "Стенька Разин" и Остап As the friends were having a snack in the Stenka Razin beer-hall and разузнавал, в каком доме находился раньше жилотдел и какое Ostap was asking questions about the past and present state of the housing учреждение находится в нем теперь, день кончился. division, the day came to an end.

Золотые битюги снова стали коричневыми. Брильянтовые капли The golden carthorses became brown again. The diamond drops grew cold холодели на лету и плюхались оземь. В пивных и ресторане in mid-air and plopped on to the ground. In the beer-halls and Phoenix "Феникс" пиво поднялось в цене: наступил вечер. На Большой restaurant the price of beer went up. Evening had come;

the street lights on Пушкинской зажглись электрические лампы, и, возвращаясь домой с Greater Pushkin Street lit up and a detachment of Pioneers went by, stamping первой весенней прогулки, с барабанным топаньем прошел отряд their feet, on the way home from their first spring outing.

пионеров. The tigers, figures of victory, and cobras on top of the Тигры, победы и кобры губплана таинственно светились под province-planning administration shone mysteriously in the light of the входящей в город луной. advancing moon.

Идя домой с замолчавшим вдруг Остапом, Ипполит Матвеевич As he made his way home with Ostap, who was now suddenly silent, посмотрел на губплановских тигров и кобр. В его время здесь Ippolit Matveyevich gazed at the tigers and cobras. In his time, the помещалась губернская земская управа, и граждане очень building had housed the Provincial Government and the citizens had been гордились кобрами, считая их старгородской proud of their cobras, considering them one of the sights of Stargorod.

достопримечательностью. "I'll find them," thought Ippolit Matveyevich, looking at one of the "Найду",-- подумал Ипполит Матвеевич, вглядываясь в plaster figures of victory.

гипсовую победу. The tigers swished their tails lovingly, the cobras contracted with Тигры ласково размахивали хвостами, кобры радостно delight, and Ippolit Matveyevich's heart filled with determination.

сокращались, и душа Ипполита Матвеевича наполнилась уверенностью.

CHAPTER TEN ГЛАВА X. СЛЕСАРЬ, ПОПУГАЙ И ГАДАЛКА THE MECHANIC, THE PARROT, AND THE FORTUNE-TELLER Дом э 7 по Перелешинскому переулку не принадлежал к лучшим No. 7 Pereleshinsky Street was not one of Stargorod's best buildings.

зданиям Старгорода. Два его этажа, построенные в стиле Второй Its two storeys were constructed in the style of the Second Empire and were империи, были украшены побитыми львиными мордами, необыкновенно embellished with timeworn lion heads, singularly reminiscent of the once похожими на лицо известного в свое время писателя Арцыбашева. well-known writer Artsybashec. There were exactly seven of these Арцыбашевских ликов было ровно восемь, по числу окон, выходящих Artsybashevian physiognomies, one for each of the windows facing on to the в переулок. Помещались эти львиные хари в оконных ключах. street. The faces had been placed at the keystone of each window.

Были па доме еще два украшения, но уже чисто коммерческого There were two other embellishments on the building, though these were характера. С одной стороны висела лазурная вывеска: of a purely commercial nature. On one side hung the radiant sign:

ОДЕССКАЯ ODESSA ROLL BAKERY БУБЛИЧНАЯ артель Московские баранки MOSCOW BUN ARTEL Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru На вывеске был изображен молодой человек в галстуке и The sign depicted a young man wearing a tie and ankle-length French коротких французских брюках. Он держал в одной вывернутой руке trousers. Ift one dislocated hand he held the fabulous cornucopia, from сказочный рог изобилия, из которого лавиной валили охряные which poured an avalanche of ochre-coloured buns;

whenever necessary, these московские баранки, выдававшиеся по нужде и за одесские were passed off as Moscow rolls. The young man had a sexy smile on his face.

бублики. При этом молодой человек сладострастно улыбался. С On the other side, the Fastpack packing office announced itself to другой стороны упаковочная контора "Быстроупак" извещала о себе prospective clients by a black board with round gold lettering.

уважаемых граждан-заказчиков черной вывеской с круглыми Despite the appreciable difference in the signs and also in the capital золотыми буквами. possessed by the two dissimilar enterprises, they both engaged in the same Несмотря на ощутительную разницу в вывесках и величине business, namely, speculation in all types of fabrics: coarse wool, fine оборотного капитала, оба эти разнородные предприятия занимались wool, cotton, and, whenever silk of good colour and design came their way, одним и тем же делом: спекулировали мануфактурой всех silk as well.

видов-грубошерстной, тонкошерстной, хлопчатобумажной, а если Passing through the tunnel-like gateway and turning right into the yard попадался шелк хороших цветов и рисунков, то и шелком. with its cement well, you could see two doorways without porches, giving Пройдя ворота, залитые туннельным мраком и водой, и straight on to the angular flagstones of the yard. A dulled brass plate with свернув направо, во двор с цементным колодцем, можно было a name engraved in script was fixed to the right-hand door:

увидеть две двери без крылец, выходящие прямо на острые камни двора. Дощечки тусклой меди с вырезанной на ней писанными V.M. POLESOV буквами фамилией помещалась на правой двери:

В. М. П О Л Е С О В The left-hand door was fitted with a piece of whitish tin:

Левая была снабжена беленькой жестянкой МОДЫ И ШЛЯПЫ FASHIONS AND MILLINERY Это тоже была одна видимость. Внутри модной и шляпной This was also only for show.

мастерской не было ни спартри, ни отделки, ни безголовых Inside the fashions-and-millinery workroom there was no esparterie, no манекенов с офицерской выправкой, ни головатых болванок для trimmings, no headless dummies with soldierly bearing, nor any large heads изящных дамских шляп. Вместо всей этой мишуры в трехкомнатной for elegant ladies' hats. Instead, the three-room apartment was occupied by квартире жил непорочно белый попугай в красных подштанниках. an immaculately white parrot in red underpants. The parrot was riddled with Попугая одолевали блохи, но пожаловаться он никому не мог, fleas, but could not complain since it was unable to talk. For days on end потому что не говорил человеческим голосом. По целым дням it used to crack sunflower seeds and spit the husks through the bars of its попугай грыз семечки и сплевывал шелуху на ковер сквозь прутья tall, circular cage on to the carpet. It only needed a concertina and new башенной клетки. Ему не хватало только гармоники и новых squeaky Wellingtons to resemble a peasant on a spree. Dark-brown patterned свистящих калош, чтобы походить на подгулявшего curtains flapped at the window. Dark-brown hues predominated in the кустаря-одиночку. На окнах колыхались темные коричневые apartment. Above the piano was a reproduction of Boecklin's занавеси с блямбами. В квартире преобладали темно-коричневые тона. Над пианино висела репродукция с картины Беклина Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru "Остров "Isle of the мертвых" в раме фантази темно-зеленого полированного дуба, под Dead" in a fancy frame of dark-green oak, covered with glass. One corner of стеклом. Один угол стекла давно вылетел, и обнаженная часть the glass had been broken off some time before, and the flies had added so картины была так отделана мухами, что совершенно сливалась с many finishing touches to the picture at this bared section that it merged рамой. Что творилось в этой части острова мертвых-узнать было completely with the frame. What was going on in that section of the уже невозможно. "Isle of В спальне на кровати сидела сама хозяйка и, опираясь the Dead" was quite impossible to say.

локтями на восьмиугольный столик, покрытый нечистой скатертью The owner herself was sitting in the bedroom and laying out cards, ришелье, раскладывала карты. Перед нею сидела вдова Грицацуева resting her arms on an octagonal table covered by a dirty Richelieu в пушистой шали. tablecloth. In front of her sat Widow Gritsatsuyev, in a fluffy shawl.

-- Должна вас предупредить, девушка, что я за сеанс меньше "I should warn you, young lady, that I don't take less than fifty пятидесяти копеек не беру,-сказала хозяйка. kopeks per session,' said the fortune-teller.

Вдова, не знавшая преград в стремлении отыскать нового The widow, whose anxiousness to find a new husband knew no bounds, мужа, согласилась платить установленную цену. agreed to pay the price.

-- Только вы, пожалуйста, и будущее,-- жалобно попросила "But predict the future as well, please," she said plaintively. "You она. will be represented by the Queen of Clubs." "I was always the Queen of -- Вас надо гадать на даму треф. Вдова возразила: Hearts," objected the widow. The fortune-teller consented apathetically and -- Я всегда была червонная дама. Хозяйка равнодушно began manipulating the cards. A rough estimation of the widow's lot was согласилась и начала комбинировать карты. Черновое определение ready in a few minutes. Both major and minor difficulties awaited her, but вдовьей судьбы было дано уже через несколько минут. Вдову ждали near to her heart was the King of Clubs, who had befriended the Queen of большие и мелкие неприятности, а на сердце у нее лежал трефовый Diamonds.

король, с которым дружила бубновая дама. A fair copy of the prediction was made from the widow's hand. The lines Набело гадали по руке. Линии руки вдовы Грицацуевой были of her hand were clean, powerful, and faultless. Her life line stretched so чисты, мощны и безукоризненны. Линия жизни простиралась так far that it ended up at her pulse and, if it told the truth, the widow далеко, что конец ее заехал в пульс, и если линия говорила should have lived till doomsday. The head line and line of brilliancy gave правду, вдова должна была бы дожить до страшного суда. Линия reason to believe that she would give up her grocery business and present ума и искусства давали право надеяться, что вдова бросит mankind with masterpieces in the realm of art, science, and social studies.

торговлю бакалеей и подарит человечеству непревзойденные Her Mounts of Venus resembled Manchurian volcanoes and revealed incredible шедевры в какой угодно области искусства, науки или reserves of love and affection. The fortune-teller explained all this to the обществоведения. Бугры Венеры у вдовы походили на маньчжурские widow, using the words and phrases current among graphologists, palmists, сопки и обнаруживали чудесные запасы любви и нежности. and horse-traders.

Все это гадалка объяснила вдове, употребляя слова и термины, принятые в среде графологов, хиромантов и лошадиных барышников.

-- Вот спасибо вам, мадамочка,-сказала вдова,уж я теперь "Thank you, madame," said the widow. "Now I know who the King of Clubs знаю, кто трефовый король. И бубновая дама мне тоже очень is. And I know who the Queen of Diamonds is, too. But what about the King?

известна. А король-то марьяжный? Does that mean marriage?" "It does, young lady."

-- Марьяжный, девушка.

Окрыленная вдова зашагала домой. А гадалка, сбросив карты The widow went home in a в ящик, зевнула, показала пасть пятидесятилетней женщины и dream, while the fortune-teller threw the cards into a drawer, yawned, пошла в кухню. displaying the mouth of a fifty-year-old woman, and went into the kitchen.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Там она повозилась с обедом, гревшимся на There she busied herself with the meal that was warming on a Graetz stove;

керосинке "Грец", по-кухарочьи вытерла руки о передник, взяла wiping her hands on her apron like a cook, she took a chipped-enamel pail ведро с отколовшейся местами эмалью ч вышла во двор за водой. and went into the yard to fetch water.

Она шла по двору, тяжело передвигаясь на плоских ступнях. She walked across the yard, dragging her flat feet. Her drooping Ее полуразвалившийся бюст вяло прыгал в перекрашенной кофточке. breasts wobbled lazily inside her dyed blouse. Her head was crowned with На голове рос веничек седеющих волос. Она была старухой, была greying hair. She was an old woman, she was dirty, she regarded everyone грязновата, смотрела на всех подозрительно и любила сладкое. with suspicion, and she had a sweet tooth. If Ippolit Matveyevich had seen Если бы Ипполит Матвеевич увидел ее сейчас, то никогда не узнал her now, he would never have recognized Elena Bour, his former mistress, бы Елены Боур, старой своей возлюбленной, о которой секретарь about whom the clerk of the court had once said in verse that "her lips were суда когда-то сказал стихами, что она "к поцелуям зовущая, вся inviting and she was so spritely!" At the well, Mrs. Bour was greeted by her такая воздушная". У колодца мадам Боур была приветствована neighbour, Victor Mikhailovich Polesov, the mechanic-intellectual, who was соседом Виктором Михайловичем Полесовым, collecting water in an empty petrol tin. Polesov had the face of an operatic слесарем-интеллигентом, который набирал году в бидон изпод Mephistopheles who is carefully rubbed with burnt cork just before he goes бензина. У Полесова было лицо оперного дьявола, которого on stage.

тщательно мазали сажей перед тем как выпустить на сцену. As soon as they had exchanged greetings, the neighbours got down to a Обменявшись приветствиями, соседи заговорили о деле, discussion of the affair concerning the whole of Stargorod.

занимавшем весь Старгород. "What times we live in!" said Polesov ironically. "Yesterday I went all -- До чего дожились,-- иронически сказал Полесов,-вчера over the town but couldn't find any three-eighths-inch dies anywhere. There весь город обегал, плашек три восьмых дюйма достать не мог. were none available. And to think-they're going to open a tramline!" Нету. Нет! А трамвай собираются пускать. Elena Stanislavovna, who had as much idea about three-eighths-inch dies Елена Станиславовна, имевшая о плашках в три восьмых дюйма as a student of the Leonardo da Vinci ballet school, who thinks that cream такое же представление, какое имеет о сельском хозяйстве comes from cream tarts, expressed her sympathy.

слушательница хореографических курсов имени Леонардо да Винчи, "The shops we have now! Nothing but long queues. And the names of the предполагающая, что творог добывается из вареников, все же shops are so dreadful. Stargiko!" посочувствовала: "But I'll tell you something else, Elena Stanislavovna. They have four -- Какие теперь магазины! Теперь только очереди, а General Electric engines left. And they just about work, although the bodies магазинов нет. И названия у этих магазинов самые ужасные. are junk. The windows haven't any shock absorbers. I've seen them myself.

Старгико!.. The whole lot rattles. Horrible! And the other engines are from Kharkov.

-- Нет, знаете, Елена Станиславовна, это еще что! У них Made entirely by the State Non-Ferrous Metallurgy Industry."

четыре мотора "Всеобщей Электрической Компании" остались. Ну, эти кое-как пойдут, хотя кузова та-акой хлам!.. Стекла не на резинах. Я сам видел. Дребезжать все будет... Мрак! А остальные моторы - харьковская работа. Сплошной госпромцветмет. Версты не протянут. Я на них смотрел...

Слесарь раздраженно замолк. Его черное лицо блестело на The mechanic stopped talking in irritation. His black face glistened in солнце. Белки глаз были желтоваты. Среди кустарей с мотором, the sun. The whites of his eyes were yellowish. Among the artisans owning которыми изобиловал Старгород, Виктор Михайлович Полесов был cars in Stargorod, of whom there were many, Victor Polesov was the most самым непроворным и чаще других попадавшим впросак. Причиной gauche, and most frequently made an ass of himself. The reason for this was этого служила его чрезмерно кипучая натура. Это был кипучий his over-ebullient nature. He was an ebullient idler. He was forever лентяй. Он постоянно пенился. В собственной его мастерской, effervescing. In his own workshop in the second yard of no.

помещавшейся во втором дворе дома э Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru 7 по Перелешинскому 7 Pereleshinsky переулку, застать его было невозможно. Потухший переносный горн Street, he was never to be found. Extinguished portable furnaces stood сиротливо стоял посреди каменного сарая, по углам которого были deserted in the middle of his stone shed, the corners of which were навалены проколотые камеры, рваные протекторы "Треугольник", cluttered up with punctured tyres, torn Triangle tyre covers, rusty padlocks рыжие замки-такие огромные, что ими можно было запирать (so enormous you could have locked town gates with them), fuel cans with the города,-- мягкие баки для горючего с надписями "Indian" и names "Indian" and "Wanderer", a sprung pram, a useless dynamo, rotted "Wanderer", детская рессорная колясочка, навеки заглохшая rawhide belts, oil-stained rope, worn emery paper, an Austrian bayonet, and динамка, гнилые сыромятные ремни, промасленная пакля, стертая a great deal of other broken, bent and dented junk. Clients could never find наждачная бумага, австрийский штык и множество рваной, гнутой и Victor Mikhailovich. He was always out somewhere giving orders. He had no давленой дряни. Заказчики не находили Виктора Михайловича. time for work. It was impossible for him to stand by and watch a horse. and Виктор Михайлович уже где-то распоряжался. Ему было не до cart drive into his or anyone else's yard. He immediately went out and, работы. Он не мог спокойно видеть въезжающего в свой или чужой clasping his hands behind his back, watched the carter's actions with двор ломовика с кладью. Полесов сейчас же выходил во двор и, contempt. Finally he could bear it no longer.

сложив руки за спиной, презрительно наблюдал действия возчика. "Where do you think you're going?" he used to shout in a horrified Наконец, сердце его не выдерживало. voice. "Move over!" -- Кто же так заезжает?-кричал он ужасаясь.Заворачивай! The startled carter would move the cart over.

Испуганный возчик заворачивал. "Where do you think you're moving to, wretch?" Victor Polesov cried, -- Куда же ты заворачиваешь, морда?-- страдал Виктор rushing up to the horse. "In the old days you would have got a slap for Михайлович, налетая на лошадь.-- Надавали бы тебе в старое that, then you would have moved over."

время пощечин, тогда бы заворачивал.

Покомандовавши так с полчаса. Полесов собирался было уже Having given orders in this way for half an hour or so, Polesov would возвратиться в мастерскую, где ждал его непочиненный be just about to return to his workshop, where a broken bicycle pump awaited велосипедный насос, но тут спокойная жизнь города обычно вновь repair, when the peaceful life of the town would be disturbed by some other нарушалась каким-нибудь недоразумением. То ка улице сцеплялись contretemps. Either two carts entangled their axles in the street and Victor осями телеги, и Виктор Михайлович указывал, как лучше всего и Mikhailovich would show the best and quickest way to separate them, or быстрее их расцепить, то меняли телеграфный столб, и Полесов workmen would be replacing a telegraph pole and Polesov would check that it проверял его перпендикулярность к земле собственным, специально was perpendicular with his own plumb-line brought specially from the вынесенным из мастерской отвесом;

то, наконец, проезжал workshop;

or, finally, the fire-engine would go past and Polesov, excited by пожарный обоз, и Полесов, взволнованный звуками трубы и the noise of the siren and burned up with curiosity, would chase after it.

испепеляемый огнем беспокойства, бежал за колесницами.

Однако временами Виктора Михайловича настигала стихия But from time to time Polesov was seized by a mood of practical реального действия. На несколько дней он скрывался в мастерскую activity. For several days he used to shut himself up in his workshop and и молча работал. Дети свободно бегали по двору и кричали что toil in silence. Children ran freely about the yard and shouted what they хотели, ломовики описывали во дворе какие угодно кривые, телеги liked, carters described circles in the yard, carts completely stopped на улице вообще переставали сцепляться, и пожарные колесницы и entangling their axles and fire-engines and hearses sped to the fire катафалки в одиночестве катили на пожар-Виктор Михайлович unaccompanied-Victor Mikhailovich was working. One day, after a bout of this работал. Однажды, после одного такого запоя, он вывел во двор, kind, he emerged from the workshop with a motor-cycle, pulling it like a ram как барана за рога, мотоцикл, составленный из кусочков by the horns;

the motor-cycle was made up of parts of cars, автомобилей, огнетушителей, велосипедов и пишущих машинок. fire-extinguishers, bicycles and typewriters.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru Мотор в полторы силы был вандереровский, колеса давидсоновские, It had a one-and-a-half а другие существенные части уже давно потеряли фирму. С седла horsepower Wanderer engine and Davidson wheels, while the other essential свисал на шпагатике картонный плакат "Проба". Собралась толпа. parts had lost the name of the original maker. A piece of cardboard with the Не глядя ни на кого, Виктор Михайлович закрутил рукой педаль. words "Trial Run" hung on a cord from the saddle. A crowd gathered. Without Искры не было минут десять. Затем раздалось железное чавканье, looking at anyone, Victor Mikhailovich gave the pedal a twist with his hand.

прибор задрожал и окутался грязным дымом. Виктор Михайлович There was no spark for at least ten minutes, but then came a metallic кинулся в седло, и мотоцикл, забрав безумную скорость, вынес splutter and the contraption shuddered and enveloped itself in a cloud of его через туннель ка середину мостовой и сразу остановился, filthy smoke. Polesov jumped into the saddle, and the motor-cycle, словно срезанный нулей. Виктор Михайлович собрался было уже accelerating madly, carried him through the tunnel into the middle of the слезть и обревизовать свою загадочную машину, но она дала вдруг roadway and stopped dead. Polesov was about to get off and investigate the задний ход и, пронеся своего создателя через тот же туннель, mysterious vehicle when it suddenly reversed and, whisking its creator остановилась на месте отправления-посреди двора, ворчливо through the same tunnel, stopped at its original point of departure in the ахнула и взорвалась. Виктор Михайлович уцелел чудом и из yard, grunted peevishly, and blew up. Victor Mikhailovich escaped by a обломков мотоцикла в следующий запойный период устроил miracle and during the next bout of activity used the bits of the стационарный двигатель, который был очень похож на настоящий, motor-cycle to make a stationary engine, very similar to a real one-except но не работал. that it did not work.

Венцом академической деятельности слесаря-интеллигента The crowning glory of the mechanic-intellectual's academic activity was была эпопея с воротами соседнего дома э 5. Жилтоварищество the epic of the gates of building no. 5, next door. The housing co-operative этого дома заключило с Виктором Михайловичем договор, по that owned the building signed a contract with Victor Polesov under which he которому Полесов обязывался привести железные ворота дома в undertook to repair the iron gates and paint them any colour he liked. For полный порядок и выкрасить их в какой-нибудь экономический its part, the housing co-operative agreed to pay Victor Mikhailovich Polesov цвет, по своему усмотрению. С другой стороны, жилтоварищество the sum of twenty-one roubles, seventy-five kopeks, subject to approval by a обязывалось уплатить В. М. Полесову, по приеме работы special committee. The official stamps were charged to the contractor.

специальной комиссией, двадцать один рубль семьдесят пять копеек. Гербовые марки были отнесены за счет исполнителя работы.

Виктор Михайлович утащил ворота, как Самсон. В мастерской Victor Mikhailovich carried off the gates like Samson. He set to work он с энтузиазмом взялся за работу. Два дня ушло на расклепку in his shop with enthusiasm. It took several days to un-rivet the gates.

ворот. Они были разобраны на составные части. Чугунные They were taken to pieces. Iron curlicues lay in the pram;

iron bars and завитушки лежали в детской колясочке;

железные штанги и копья spikes were piled under the work-bench. It took another few days to inspect были сложены под верстак. Еще несколько дней пошло на осмотр the damage. Then a great disaster occurred in the town. A water main burst повреждений. А потом в городе произошла большая неприятность: on Drovyanaya Street, and Polesov spent the rest of the week at the scene of на Дровяной лопнула магистральная водопроводная труба, и Виктор the misfortune, smiling ironically, shouting at the workmen, and every few Михайлович остаток недели провел на месте аварии, иронически minutes looking into the hole in the ground.

улыбаясь, крича на рабочих и поминутно заглядывая в провал. As soon as his organizational ardour had somewhat abated, Polesov Когда организаторский пыл Виктора Михайловича несколько returned to his gates, but it was too late. The children from the yard were утих, он снова подступил к воротам, но было поздно: дворовые already playing with the iron curlicues and spikes of the gates of no. 5.

дети уже играли чугунными завитушками и копьями ворот дома э 5. Seeing the wrathful mechanic, the children dropped their playthings and Увидав разгневанного слесаря, дети в испуге побросали цацки и fled. Half the curlicues were missing and were never found.

убежали. Половины завитушек не хватало, и найти их не удалось.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru После этого Виктор Михайлович совершенно охладел к воротам. After that А в доме э 5, раскрытом настежь, происходили ужасные Polesov lost interest in the gates.

события. С чердаков крали мокрое белье и однажды вечером унесли But then terrible things began to happen in no. 5, which was now wide даже закипающий во дворе самовар. Виктор Михайлович лично open to all. The wet linen was stolen from the attics, and one evening принимал участие в погоне за вopoм, но вор, хотя и нес в someone even carried off a samovar that was singing in the yard. Polesov вытянутых вперед руках кипящий самовар, из жесткой трубы himself took part in the pursuit, but the thief ran at quite a pace, even которого било пламя, бежал очень резво и, оборачиваясь назад, though he was holding the steaming samovar in front of him, and looking over хулил держащегося впереди всех Виктора Михайловича нечистыми his shoulder, covered Victor Mikhailovich, who was in the lead, with foul словами. Но больше всех пострадал дворник дома э 5. Он потерял abuse. The one who suffered most, however, was the yard-keeper from no. 5.

еженощный заработок: ворот не было, нечего было открывать, и He lost his nightly wage since there were now no gates, there was nothing to загулявшим жильцам не за что было отдавать свои гривенники. open, and residents returning from a spree had no one to give a tip to. At Сперва дворник приходил справляться, скоро ли будут собраны first the yard-keeper kept coming to ask if the gates would soon be ворота, потом молил христомбогом, а под конец стал произносить finished;

then he tried praying, and finally resorted to vague threats. The неопределенные угрозы. Жилтоварищество посылало Виктору housing cooperative sent Polesov written reminders, and there was talk of Михайловичу письменные напоминания. Дело пахло судом. Положение taking the matter to court. The situation had grown more and more tense.

напрягалось все больше и больше. Standing by the well, the fortune-teller and the mechanic-enthusiast Стоя у колодца, гадалка и слесарь-энтузиаст продолжали continued their conversation.

беседу. "Given the absence of seasoned sleepers," cried Victor Mikhailovich for -- При наличии отсутствия пропитанных шпал,кричал Виктор the whole yard to hear, "it won't be a tramway, but sheer misery!" Михайлович на весь двор,-- это будет не трамвай, а одно горе! "When will all this end!" said Elena Stanislavovna. "We live like -- Когда же все это кончится!-сказала Елена savages!" Станиславовна.-- Живем как дикари.

-- Конца этому нет... Да! Знаете, кого я сегодня видел? "There's no end to it.... Yes. Do you know who I saw today?

Воробьянинова. Vorobyaninov."

Елена Станиславовна прислонилась к колодцу, в изумлении In her amazement Elena Stanislavovna leaned against the wall, продолжая держать на весу полное ведро с водой. continuing to hold the full pail of water in mid-air.

-- Прихожу я в коммунхоз продлить договор па аренду "I had gone to the communal-services building to extend my contract for мастерской, иду по коридору. Вдруг подходят ко мне двое. Я the hire of the workshop and was going down the corridor when suddenly two смотрю-что-то знакомое. Как будто воробьяниновское лицо. И people came towards me. One of them seemed familiar;

he looked like спрашивают: "Скажите, что здесь за учреждение раньше было в Vorobyaninov. Then they asked me what the building had been in the old days.

этом здании?" Я говорю, что раньше была здесь женская гимназия, I told them it used to be a girls' secondary school, and later became the а потом жилотдел. "А вам зачем?"-спрашиваю. А они говорят housing division. I asked them why they wanted to know, but they just said, "спасибо" н пошли дальше. Тут я ясно увидел, что это сам Thanks' and went off. Then I saw clearly that it really was Vorobyaninov, Воробьянинов, только без усов. Откуда ему здесь взяться? И тот, only without his moustache. The other one with him was a fine-looking другой, с ним был-красавец мужчина. Явно бывший офицер. И тут я fellow. Obviously a former officer. And then I thought..."

подумал...

В эту минуту Виктор Михайлович заметил нечто неприятное. At that moment Victor Mikhailovich noticed something unpleasant.

Прервав речь, он схватил свой бидон и быстро спрятался за Breaking off what he was saying, he grabbed his can and promptly hid behind мусорный ящик. Во двор медленно вошел дворник дома э 5, the dustbin. Into the yard sauntered the yard-keeper from no. 5. He stopped остановился подле колодца и стал озирать дворовые постройки. Не by the well and began looking round at the buildings. Not seeing Polesov заметив нигде Виктора Михайловича, он загрустил. anywhere, he asked sadly:

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Витьки-слесаря опять нету?-спросил он у Елены "Isn't Vick the mechanic here yet?" Станиславовны. "I really don't know," said the fortune-teller. "I don't know at all."

-- Ах, ничего я не знаю,-сказала гадалка,-ничего я не And with unusual nervousness she hurried off to her apartment, spilling знаю. water from the pail.

И в необыкновенном волнении, выплескивая воду из ведра, The yard-keeper stroked the cement block at the top of the well and торопливо ушла к себе. went over to the workshop. Two paces beyond the sign:

Дворник погладил цементный блок колодца и пошел к мастерской. Через два шага после вывески: ENTRANCE TO METAL WORKSHOP ХОД В СЛЕСАРНУЮ МАСТЕРСКУЮ was another sign:

красовалась вывеска: METAL WORKSHOP СЛЕСАРНАЯ МАСТЕРСКАЯ И ПОЧИНКА ПРИМУСОВ AND PRIMUS STOVE REPAIRS под которой висел тяжелый замок. Дворник ударил ногой в under which there hung a heavy padlock. The yard-keeper kicked the замок и с ненавистью сказал: padlock and said with loathing:

-- У, гангрена! "Ugh, that stinker!" Дворник стоял у мастерской еще минуты три, наливаясь He stood by the workshop for another two or three minutes working up самыми ядовитыми чувствами, потом с грохотом отодрал вывеску, the most venomous feelings, then wrenched off the sign with a crash, took it понес ее на середину двора, к колодцу, и, став на нее обеими to the well in the middle of the yard, and standing on it with both feet, ногами, начал скандалить. began creating an unholy row.

-- Ворюги у вас в доме номер семь живут! -вопил "You have thieves in no. 7!" howled the yard-keeper. "Riffraff of all дворник.-Сволота всякая! Гадюка семибатюшная! Среднее kinds! That seven-sired viper! Secondary education indeed! I don't give a образование имеет!.. Я не посмотрю на среднее образование!.. damn for his secondary education! Damn stinkard!" Гангрена проклятая!.. During this, the seven-sired viper with secondary education was sitting В это время семибатюшная гадюка со средним образованием behind the dustbin and feeling depressed. Window-frames flew open with a сидела за мусорным ящиком на бидоне и тосковала. bang, and amused tenants poked out their heads.

С треском распахивались рамы, и из окон выглядывали People strolled into the yard from outside in curiosity. At the sight веселые жильцы. С улицы во двор, не спеша, входили любопытные. of an audience, the yard-keeper became even more heated.

При виде аудитории дворник разжегся еще больше.

-- Слесарь-механик! -- вскрикивал дворник.-- Аристократ "Fitter-mechanic!" he cried. "Damn aristocrat!" собачий! The yard-keeper's parliamentary expressions were richly interspersed Парламентарные выражения дворник богато перемежал with swear words, to which he gave preference. The members of the fair sex нецензурными словами, которым отдавал предпочтение. Слабое crowding around the windows were very annoyed at the yard-keeper, but stayed женское сословие, густо облепившее подоконники, очень where they were.

негодовало на дворника, но от окон не отходило, "I'll push his face in!" he raged. "Education indeed!" -- Харю разворочу!-неистовствовал дворник.Образованный! While the scene was at its height, a militiaman appeared and quietly Когда скандал был в зените, явился милиционер и молча стал began hauling the fellow off to the police station. He was assisted by Some тащить скандалиста в район. Милиционеру помогали молодцы из young toughs from Fastpack. The yard-keeper put his arms around the "Быстроупака". militiaman's neck and burst into tears. The danger was over.

Дворник покорно обнял милиционера за шею и заплакал.

Опасность миновала.

Тогда из-за мусорного ящика выскочил истомившийся Виктор A weary Victor Mikhailovich jumped out from behind the dustbin. There Михайлович. Аудитория зашумела. was a stir among the audience.

Мультиязыковой проект Ильи Франка www.franklang.ru -- Хам!-закричал Виктор Михайлович вслед шествию.-Хам! Я "Bum!" cried Polesov in the wake of the procession. "I'll show you! You тебе покажу! Мерзавец! louse!" Горько рыдавший дворник ничего этого не услышал. Его несли But the yard-keeper was weeping bitterly and could not hear. He was на руках в отделение. Туда же, в качестве вещественного carried to the police station, and the sign "Metal Workshop and Primus Stove доказательства, потащили вывеску "Слесарная мастерская и Repairs" was also taken along as factual evidence. Victor Mikhailovich починка примусов". Виктор Михайлович еще долго хорохорился. bristled with fury for some time.

-- Сукины сыны,-- говорил он, обращаясь к "Sons of bitches!" he said, turning to the spectators. "Conceited зрителям,-возомнили о себе! Хамы! bums!" -- Будет вам, Виктор Михайлович!-крикнула из окна Елена "That's enough, Victor Mikhailovich," called Elena Stanislavovna from Станиславовна.-Зайдите ко мне на минуточку. the window. "Come in here a moment."

Она поставила перед Виктором Михайловичем блюдечко компота She placed a dish of stewed fruit in front of Polesov and, pacing up и, расхаживая по комнате, принялась расспрашивать. and down the room, began asking him questions.

-- Да говорю же вам, что это он, без усов, но он,по "But I tell you it was him-without his moustache, but definitely him," обыкновению, кричал Виктор Михайлович,-- ну вот, знаю я его said Polesov, shouting as usual. "I know him well. It was the spitting image отлично! Воробьянинов, как вылитый! of Vorobyaninov."

-- Тише вы, господи! Зачем он приехал, как вы думаете? "Not so loud, for heaven's sake! Why do you think he's here?" На черном лице Виктора Михайловича определилась An ironic smile appeared on Polesov's face.

ироническая улыбка. "Well, what do you think? " -- Ну, а вы как думаете? Он усмехнулся с. еще большей He chuckled with even greater irony.

иронией. "At any rate, not to sign a treaty with the Bolsheviks."

-- Уж во всяком случае не договоры с большевиками "Do you think he's in danger? " подписывать. The reserves of irony amassed by Polesov over the ten years since the -- Вы думаете, что он подвергается опасности? revolution were inexhaustible. A series of smiles of varying force and Запасы иронии, накопленные Виктором Михайловичем за десять scepticism lit up his face.

лет революции, были неистощимы. На лице его заиграли серии "Who isn't in danger in Soviet Russia, especially a man in улыбок различной силы и скепсиса. Vorobyaninov's position. Moustaches, Elena Stanislavovna, are not shaved off -- Кто в Советской России не подвергается опасности, тем for nothing."

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.