WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

Юрьева Л.Н.

История.

Культура.

Психические и поведенческие расстройства.

УДК 616.89:572.026(091) Киев «Сфера» 2002 1 Оглавление Введение Глава 1. Влияние исторических и культуральных факторов на психическое здоровье.

1.1 Влияние исторической ситуации на психическое здоровье 1.2. Культура и психическое здоровье 1.2.1. Роль ментальности и национальной мотивации 1 3. Религиозная идеология и психическое здоровье 1.4.Семья и психическое здоровье 1.5. Психосоциальные стрессы и расстройства психического здоровья Глава 2. Проблема психической нормы и патологии, психического здоровья и болезни.

2.1. История вопроса 2.2. Определения и критерии психического здоровья.

2.3. Подходы к определению понятий психической нормы и патологии 2.4. Уровни психического здоровья Глава 3. Историческое поведение личности 3.1. Культурно-исторический персоногенез ( теории,гипотезы, взгляды) 3.1.1. Факторы, влияющие на процесс формирования исторического своеобразия личности 3.2. Стратегии поведения личности в неблагоприятной исторической ситуации 3.3. Динамика личностных изменений в неблагоприятной исторической ситуации.

3.4. Феномен поколения Глава 4. Динамика некоторых социокультурных и социально психологических показателей в Украине 4. 1. Социальное самочувствие и психологическое состояние населения 4.1.1. Уровень тревожности и общая жизненная удовлетворенность 4.2. Повседневные занятия и доминирующие стратегии поведения.

4.3. Изменения в духовной сфере 4.4. Некоторые культуральные характеристики психиатрической службы и ментальности врачей-психиатров.

Глава 5. Историческая динамика психических и поведенческих расстройств 5.1 Динамика психических и поведенческих расстройств в мире и в Украине.

5.2. Историческая динамика психотических расстройств.

5.2.1. Влияние культуральных факторов на бредовые расстройства 5.3. Историческая динамика непсихотических психических расстройств 5.3.1. Влияние социокультурных факторов (теории) 5.3.2. Клинические аспекты исторического патоморфоза неврозов 5.3.3. Исторический невроз 5.4. Историческая динамика аддиктивных форм поведения 5.4.1. Классификация аддикций 5.4.2. Факторы, способствующие развитию аддиктивного поведения 5.4.3. Патологическая склонность к азартным играм 5.4.4. Компьютерная аддикция 5.4.4.1.Формирование компьютерной субкультуры (историко-психологический аспект) 5.4.4.2.Психологические последствия взаимодействие человека и компьютера 5.4.4.3.Классификация, развитие и признаки компьютерной зависимости 5.4.5. Принципы терапии и коррекции гэмблинга и компьютерной зависимости 5.4.6. Химическая аддикция (алкоголизм и наркомании) 5.4.6.1.Социокультуральные особенности наркогенной патологии в Украине 5.4.6.2. Делинквентное поведение и его профилактика 5.4.7. Наркогенная культура – миф или реальность?

Глава 6. Историческая динамика суицидального поведения 6.1. Роль социокультуральных факторов (теории) 6.2. Роль религиозного мировоззрения 6.3. Историогенез осознанного суицидального поведения (гипотеза) 6.4. Динамика самоубийств в странах бывшего СССР и в Украине 6.5. Pro et Contra Глава 7. Историческая динамика интеллектуального развития общества Глава 8. Психолого-психиатрический эффект исторических событий.

8.1. Влияние исторических событий XX века на психическое здоровье их участников.

8.1.1. Первая мировая война и Октябрьская революция 1917 года.

8.1.2.Вторая мировая война 8.1.3. Бомбардировки Хиросимы и Нагасаки 8.1.4. Войны во Вьетнаме и Афганистане 8.1.5 Авария на Чернобыльской АЭС 8.1.6.Политические репрессии и преследования 8.2. Посттравматическое стрессовое расстройство 8.2.1. Факторы, потенцирующие риск развития ПТСР 8.2.2. Диагностические критерии ПТСР 8.2.3. Принципы терапии и коррекции ПТСР Глава 9. Психические эпидемии 9.1. Исторические сведения о массовых психозах 9.2. Признаки массовых психических эпидемий 9.3. Факторы, потенцирующие развитие психических эпидемий Глава 10. Религиозные неокульты и их психодинамика 10.1. Фанатизм и факторы, способствующие его формированию.

10.2. Классификации фанатизма 10.3. Психодинамика сектантских групп 10.4. Религиозный неокульт «Белое братство» 10.5.Основные направления психокоррекционной работы с участниками тоталитарных сект Глава 11. Психоистория 11.1. Определение понятий, основные направления и концепции 11.2. Психобиографические исследования 11.3. Психобиографический подход к психическим и поведенческим расстройствам 11.4. Психотерапевтические стратегии коррекции жизненного пути Заключение Краткий словарь терминов Библиография Введение Конец XX века ознаменовался крупномасштабными историческими преобразованиями, повлекшими за собой изменения уровня не только индивидуального, но и общественного психического здоровья. Изменились, также, представления в отношении психической нормы и патологии. Порой высказывания, которые трактовались психиатрами как болезненные, декларировались как истинные;

люди, которые еще несколько лет назад считались по меньшей мере «странными», «не от мира сего», «психопатами», становились лидерами многочисленных, ранее неведомых политических партий, объединений, сект и довольно успешно адаптировались к новым социально экономическим условиям. И что самое удивительное-множество людей, еще вчера слывших правопослушными, убежденными атеистами, материалистами, устремлялись за этими лидерами, принося на алтарь не только свои многолетние убеждения, но и своих детей, материальные и духовные ценности, социальный престиж.

Мы не были готовы к такому повороту событий, окружающее казалось театром абсурда. На глазах рушились традиционные дифференциально диагностические критерии отграничения психической нормы от патологии, росло количество наркогенных заболеваний и самоубийств, невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств. Все чаще психологам и психиатрам приходилось сталкиваться с лицами, демонстрирующими фанатическое поведение и представителями религиозных неокультов. В Украине наибольшую известность приобрел религиозный неокульт «Белое братство».

Социальные потрясения по времени совпали с техногенной и информационной революцией. Компьютеризация, обеспечивая неограниченный доступ к любой информации, открыла также и возможность нехимического способа изменения реальности, что породило новую для отечественной психиатрии проблему – компьютерную зависимость. Наряду с новыми аддикциями заметно увеличилось и количество старых: патологические игроки, лица с поведенческими девиациями, пациенты, зависимые от психоактивных веществ. Вот далеко не полный перечень проблем, с которыми пришлось столкнуться наркологам и психиатрам в последнее десятилетие.

Кроме того, в постсоветских странах за короткий период времени притерпела существенные изменения ментальность, религиозная идеология и национальная мотивация, то есть произошел культуральный сдвиг, наложивший отпечаток на психологическое самочувствие населения и его психический статус.

В данной монографии отражены результаты многолетней работы автора, посвященной изучению проблемы влияния исторических и социокультуральных факторов на психическое здоровье населения. Проанализирована динамика психических и поведенческих расстройств в Украине за период исторических преобразований. Книга является продолжением исследований, освещенных в моей предыдущей монографии «Кризисные состояния» (1998).

Отдавая себе отчет в глобальности и многогранности разрабатываемой проблемы, я испытываю сильную потребность предварить свою книгу некоторыми раздумьями, позволяющими очертить пространство моих размышлений.

Психиатрия является одной из немногих медицинских дисциплин, которые органически связаны с состоянием развития не только биологической науки, но и психологии, социологии, философии, антропологии, культурологии, истории, теологии соответствующей исторической эпохи. Вне исторического контекста психиатрия немыслима, так как она является частью культурной системы общества.

В течение жизни одного поколения психиатров (к которому отношу себя и я) в отечественной психиатрии произошел мировоззренческий переворот, который можно сравнить со снятием цепей с психически больных Филиппом Пинеллем в год Великой французской революции. Снятие мировоззренческих цепей с профессионального сознания отечественных психиатров по времени тоже совпало с революционным социально-политическим сдвигом - началом перестройки. Именно в этот период активно развивается социодинамическая и социальная психиатрия, историческая и социальная психология, культурология, антропология, появляются психоисторические исследования.

В гештальтпсихологии есть понятие «фигура» и «фон». В зависимости от того, какой предмет (или проблема) занимает передний план, мы и видим общую картину происходящего. При перемене взгляда и перемене позиций изучаемых явлений картина мира меняется, что позволяет с новой точки зрения посмотреть на происходящее. Традиционно в отечественной психиатрии психические и поведенческие расстройства всегда занимали позицию «фигуры», а социокультурный и исторический контекст отодвигался на задний план. Даже не на второй, а именно на задний, так как второй план занимали биологические и микросредовые факторы, на фоне которых и изучался патокинез психических и поведенческих расстройств.

В книге предпринята попытка осмысления проблем психического здоровья в контексте исторических и социокультурных изменений последнего десятилетия.

Результаты проведенных историко-культуральных исследований могут быть использованы в качестве теоретической и методической базы социальной психиатрии. Знание о психологических и психопатологических тенденциях развития личности в неблагоприятной исторической ситуации, а также знание закономерностей исторического персоногенеза позволят прогнозировать стратегии поведения личности в условиях социально-экономического и духовного кризиса, а также разрабатывать профилактические и психокоррекционные программы, включающие методы психологической и социально-исторической коррекции.

Глава 1. Влияние исторических и культуральных факторов на психическое здоровье.

«История психических заболеваний – это особая разновидность истории общества и культуры» (Карл Ясперс) Современное понимание природы психических заболеваний базируется на рассмотрении трех групп факторов: биологических, психологических и социальных. В Советской психиатрии приоритетным было биологически ориентированное направление;

личностно ориентированные и социокультуральные аспекты в генезе психических и поведенческих расстройств изучались единичными школами психиатров.

В настоящее время, когда мы переживаем период исторических преобразований в обществе, все больше внимания уделяется подходам, ориентированным на изучение вклада социокультуральных факторов в развитие психических и поведенческих расстройств. Следует сказать, что в мировой психиатрии психические и поведенческие расстройства всегда рассматривались и изучались в социальном контексте, а психиатрия всегда была включена в контекст культуры.

На различных исторических этапах менялось отношение не только к понятию « психически больной», но и изменялась тактика государства и его граждан в отношении различных проявлений психических расстройств. Рассматривая развитие психиатрии в историческом аспекте мы видим, что она развивается не только как клиническая дисциплина, но и как общественный институт, отражающий изменение идеологии, культуры и права.

В настоящее время интенсивно развивается культуральная психиатрия, которая основывается на принципиально иной научной парадигме, нежели классическая психиатрия, базирующаяся на биомедицинской модели. Культуральная психиатрия изучает влияние культуральных факторов на психическое здоровье населения и на клинические особенности психических и поведенческих расстройств, формирующихся под воздействием этих факторов, то есть основывается на антропологическом подходе к психическим феноменам. Кросс культуральные исследования показали, что изменения в любом секторе культуры ( напр.,экономическом или идеологическом) неминуемо влекут за собой изменения в состоянии психического здоровья популяции.

В настоящее время мы переживаем период исторических преобразований в обществе, повлекших за собой социокультурный сдвиг. Изменились ментальность, религиозная идеология, иерархия потребностей, представления о психической норме и патологии, характер и структура стрессов. По сути, мы живем не только в новом, третьем тысячелетии и XX веке, но и в другой исторической эпохе.

1.1 Влияние исторической ситуации на психическое здоровье.

Влияние исторической ситуации на психическое здоровье населения в настоящее время признается всеми школами, ведущими историко-психологические и психиатрические исследования. Еще К.Ясперс (1913г.) писал, что «нельзя понять человека без рассмотрения его сквозь призму его исторической изменчивости и обусловленности». В разные периоды истории распространенность и заболеваемость психическими и поведенческими расстройствами имеет свою специфику. Следует отметить, что для изучения взаимосвязи исторических событий с состоянием психического здоровья социальные психологи ввели понятие «исторической ситуации».

Историческая ситуация - это такое состояние социальной системы, временные границы которого определены изменением социальных параметров, имеющих психологическую значимость для членов общества с точки зрения их самореализации. Статические характеристики исторической ситуации (социально экономические, политические, культурные институты и отношения) рассматриваются как условия существования человека в обществе с точки зрения их значимости для его жизнедеятельности. Динамические характеристики исторической ситуации (социокультурные, экономические, политические и пр.

изменения) оцениваются с точки зрения их психологического эффекта.

Свойственные периодам исторических событий глубокие эмоциональные потрясения, аномия, экзистенциальный кризис, экономические трудности, переживаемые популяцией в целом, воздействуют на людей совершенно иначе, чем потрясения сугубо личного характера. В главе 8 подробно освещены психолого-психиатрические последствия наиболее значительных исторических событий XX века.

В настоящее время для стран СНГ особую актуальность приобретают исследования, посвященные изучению формирования личности в периоды исторических преобразований в стране, сопровождаемые социокультуральными изменениями, сменой ментальности и национальной мотивации, изменением религиозной идеологии. Изучение исторического персоногенеза позволило обосновать тезис об историческом своеобразии личности.

Историческое своеобразие личности –то есть комплекс психологических свойств, характерный для личности определенной исторической эпохи и сформировавшийся под влиянием конкретно-исторических условий социализации - характеризует личность как историческую индивидуальность или исторический тип личности.

Степень влияния исторических событий на развитие личности определяется также ее исторической чувствительностью.

Историческая чувствительность - это специфическая чувствительность личности к изменениям определенных характеристик исторической ситуации.

Представители разных поколений и социальных групп, лица с различными индивидуально-типологическими особенностям личности обладают различной исторической чувствительностью. В результате исторической социализации в группах риска могут формироваться деформации характера, акцентуации, патохарактерологическое и невротическое развитие личности. Длительное воздействие стрессогенных факторов в неблагоприятной исторической ситуации потенцирует также развитие невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств. Под неблагоприятной исторической ситуацией понимают такую историческую ситуацию, которая препятствует самореализации личности и в которой сохранение социального конформизма неизбежно приводит к нарушению личностной целостности, к ее деформации и разрушению.

Подробно исторический персоногенез будет рассмотрен в главе 3.

Как статические, так и динамические характеристики исторической ситуации включают в себя социокультуральные факторы, религиозную идеологию, ментальность и национальную мотивацию, семейный фактор.

Культуральные факторы, влияющие на психическое здоровье и клиническое оформление психических и поведенческих расстройств, условно подразделяют на две группы: социокультуральные и этнокультуральные.

К социокультуральным факторам относят социально-политические, социально экономические, культуральные и микросоциальные условия, в которых проживает население, то есть особенности исторической ситуации. Влияние этих факторов прослеживается как на индивидуально-личностном, так и на популяционном уровне. При этом популяции могут быть как этнически однородными, так и этнически разнородными.

К этнокультуральным факторам относят: особенности национальной ментальности, религиозных убеждений, традиций, обычаев, мифологии (Б.С.Положий, 1995).

Устанавлена обратная зависимость между тяжестью психического расстройства и вкладом в его развитие культуральных факторов. Так, Международное Пилотажное Исследование Шизофрении, проведенное ВОЗ в 1986 году, выявило, что большие психозы (шизофрения, маниакально-депрессивный психоз) диагностируются практически с одинаковой частотой в различных обществах. (J.

Westermeyer, 1985;

N.Sartorius et al., 1986;

G.A.German, 1987;

). В то же время, распространенность и заболеваемость непсихотическими психическими расстройствами, наркогенной патологией и олигофрениями обнаруживает четкую связь с социокультуральными особенностями. (J. Westermeyer et al., 1989;

L.J.Kirmayer, 1989;

).

1.2. Культура и психическое здоровье.

Существует множество определений культуры, но для рассматриваемой темы наиболее адекватными представляются следующие суждения. Под термином «культура» R.A. D’Andrade (1984) понимает усвоенную систему знаний и представлений, обеспечивающую людей отличительным смыслом реальности, лежащим в основе их эмоциональных реакций и поведения. S.Fernando (1991) считает, что культура характеризуется поведенческими отношениями, выбор которых детерминируется системой воспитания и которые постоянно изменяются.

G.Devereux (1956) полагает, что культура ответственна не только за содержание поведения, но и за его структуру, так как природа конфликтов, стрессовых ситуаций и механизмов психологической защиты культурально детерминирована.

Согласно определению ВОЗ культура - это совокупность всех убеждений, форм поведения и ценностей, передаваемых между членами той или иной группы путем научения;

включает системы идей и значений.

В настоящее время выделяют следующие измерения культур, основанные на оппозициях психологического типа (W.G. Stephan., C.W.Stephan, 1996):

• Индивидуализм/ коллективизм или ориентация на индивидуальные/групповые цели • Степень толерантности к отклонениям от принятых в культуре норм (степень «натяжения поводка» между нормами и индивидом) • Степень избегания неопределенности и, соответственно, потребности в формальных правилах • Маскулинность/фемининность, т.е. оценка в культуре качеств, рассматриваемых стереотипными для мужчин/женщин, и степень поощрения традиционных гендерных ролей • Оценка природы человеческого существа как «хорошей», «дурной» или «смешанной» • Сложность культуры, степень ее дифференциации • Эмоциональный контроль, степень допускаемой эмоциональной экспрессивности • Близость контактов или допустимые во время общения дистанции и прикосновения • Дистанция между индивидом и «властью», степень неравенства между вышестоящими и нижестоящими • Высокая контекстность/низкая контекстность или максими зация/минимизация различий в поведении в зависимости от ситуации • Дихотомия человек/природа или степень господства человека над природой, подчинения природе, жизни в гармонии с природой В настоящее время в культурантропологии принято выделять культуру, основанную на чувстве вины и культуру, основанную на чувстве стыда, при которых используются различные психологические механизмы защиты, способствующие выполнению социального контроля за нормативным поведением человека (И.С. Кон, 1979). А.Г.Асмолов (1990) выделил социотипическое поведение личности, то есть поведение, которое, выражая «типовые программы данной культуры» и регулируя поведение в стандартных для данной общности ситуациях, освобождает человека от принятия индивидуальных решений. Среди регуляторов социального поведения большую роль играют нравственные нормы, то есть системы представлений о правильном и неправильном поведении, санкционирующие выполнения одних действий и лимитирующие выполнение других. В различных культурах психологические механизмы, используемые для социального контроля за поведением различны. Особое внимание социальные психологи обращают на значимость в конкретных культурах чувств страха, стыда и вины.

Страх представляет собой сигнал предупреждения и тревоги для человека, если он нарушит или уже нарушил какое-либо правило. В психиатрии описан даже патологический страх социальных ситуаций – социальная фобия, которая характеризуется наличием постоянного страха перед социальными ситуациями, в процессе которых человека оценивают, за ним наблюдают или с ним взаимодействуют другие люди. Патологический страх отрицательной социальной оценки потенцирует формирование постоянной социальной тревоги, хронического стресса и психосоматических расстройств Как отмечает Ю.М.Лотман (1970), страх присущ не только человеку, но и животным, но только у человека есть сформированные культурой механизмы, способствующие соблюдению нравственных норм. На уровне индивидуального сознания наиболее значимыми являются «стыд как ориентация на внешнюю оценку (что скажут или подумают окружающие?) и вина, как ориентация на самооценку, когда невыполнение какой-то внутренней, интернализованной нормы вызывает у индивида угрызение совести (самообвинение)»( И.С. Кон, 1979).

R.Benedict (1946) рассматривала стыд и вину в качестве основных регуляторов социального поведения человека и по этим параметрам она выделяла культуру вины и культуру стыда. В своей, ставшей хрестоматийной, монографии «Хризантема и меч», она противопоставляла западные культуры вины восточным культурам стыда. Типичной культурой стыда является культура Японии, где стыд - главный регулятор поведения. «Стыд означает тревогу за свою репутацию;

он возникает, когда индивид чувствует, что он в чем-то слабее других» (И.С.Кон, 1979). В этой культуре принадлежность к определенной группе значит больше, чем сохранение собственной индивидуальности. Все действия и поступки соотносятся с моральными оценками окружающих. K.Kitanish, W.S. Tseng (1989) считают, что культура стыда с присущей ей ментальностью населения Японии, способствуют тому, что социальная фобия в этой стране диагностируется чаще, чем в других странах.Чувство стыда перед членами своей группы воспитывается с детства: дети высмеиваются или изгоняются из класса за то, что они действуют, мыслят, одеваются не как все;

поступки личного характера обсуждаются в группе и «виновнику» выносится общественное порицание. С точки зрения культурантропологии советская культура являлась преимущественно культурой стыда. Принадлежность к определенной группе и следование ее законам и коллективным представлениям лежало в основе поведенческих стереотипов советского человека.

В качестве классической культуры вины Р.Бенедикт рассматривает культуру США и Западных стран. Главный регулятор социального поведения в этой культуре – внутреннее чувство вины: перед Богом и перед собой.

Гуманистические психологи называют это чувство совестью. Психология вины рассматривается как эмоция, возникающая на более высокой ступени развития человека.

Принято считать, что культура стыда характерна для Востока, а культура вины – для Запада. Стыд и вина – принципиально разные регуляторы поведения. Исходя из этого, можно предположить, что и механизмы запускающие социально детерминированные заболевания, в этих культурах различны. Наиболее показательно эта закономерность прослеживается при анализе механизмов формирования невротических, связанных со стрессом и соматоформных расстройств, наркогенной патологии, девиантного и суицидального поведения.

Этому вопросу посвящена глава 5.

В настоящее время население стран СНГ переживает этап адаптации к чуждой, западной культуре с ее стандартами поведения и иерархией ценностей. Идет процесс адаптации к инокультурной среде, который получил название «аккультураци».

Аккультурация- это явления, которые имеют место при взаимодействии групп людей, обладающих различными культурами, которые вступают в продолжительный и непосредственный контакт, вследствие чего изменяются первоначальные типы культур одной или обеих групп.

Известный британский социальный антрополог Бронислав Малиновский (1997) активно занимался изучением социально-экономических феноменов, которые сопровождают «культуральную адаптацию» (аналог термина «аккультурация»).

Он описал следующую динамику осуществления транскультуральных контактов:

• восприятие • адаптация • реакция.

Описаны следующие результаты транскультуральных контактов:

(С.Н.Артановский, 1997).

1. Отчуждение – потеря своей культуры под влиянием чужой 2. Новая ориентация – существенные изменения в культуре – восприемнике под влиянием чужой культуры 3. Почвенничество – сознательная, организованная попытка членов общества возродить или увековечить определенные аспекты его культуры 4. Новообразование – возникновение в одной из участвующих в контакте групп черт культуры, норм и учреждений, которых ранее не было ни в одной из соприкасающихся культур.

В периоды исторических потрясений, когда выражены процессы культурной ассимиляции, происходит ломка культурального стереотипа и национальной мотивации, что может способствовать развитию «культурного» шока. Это расстройство нашло свое отражение в классификациях психических и поведенческих расстройств как 9-го, так и 10-го пересмотров. Согласно определению, приведенному в «Лексиконах психиатрии ВОЗ»(2001), культуральный шок – это состояние социальной изоляции, тревоги, депрессии, развивающееся при попадании индивидуума в условия чужой культуры, возвращении в свою культуральную среду после долгого в ней отсутствия либо при сохранении приверженности одновременно к двум и более различным культурам. Чаще всего это расстройство наблюдается у иммигрантов, но может развиваться и в ответ на радикальное изменение условий жизни в обществе.

Мне думается, что результатом аккультурации в психолого-психиатрической субкультуре явился принципиально новый подход к проблеме нормы и патологии в психиатрии, к диагностике, лечению и профилактике психических и поведенческих расстройств, а также переход от культуры зависимостей к культуре партнерских взаимоотношений с больными и их родственниками. То есть, возникла новая ориентация в психиатрии, которая сопровождается целым рядом как структурных, так и диагностических новообразований, которые к сожалению сопровождаются утратой традиций отечественной психиатрической школы.

1.2.1. Роль ментальности и национальной мотивации Говоря о культуральных факторах, невозможно не коснуться вопроса ментальности. Еще П.Л. Лавров (1906) и Э.Дюркгейм на заре XX века говорили об исторической роли мировоззрения, оценивая его как личностную систему, от которой «нити тянутся в прошлое и будущее – в черты литературных произведений, в частную жизнь, в общественные формы и политические события». По мнению французских исследователей, историческую эпоху можно понять только через реконструкцию ментальности, так как именно в переломные периоды истории происходит формирование специфической для данной исторической эпохи личности со специфическими мотивами индивидуального и коллективного поведения.

Начиная с 20-х годов ХХ века, ученые, занимающиеся исторической психологией, начали активно заниматься сравнительно-историческим исследованием обыденного сознания. После работ Л.Леви-Брюля, посвященных психологии первобытного человека, понятие «ментальность» стали трактовать не только как обозначение мышления, но и как систему коллективных представлений, как определенную направленность мыслей, характерную для большинства членов общества.

Л.Февр, характеризуя этические, эстетические и правовые нормы, а также эмоциональные состояния и особенности психического статуса, характерные для определенной исторической эпохи, говорил о «духовном универсуме», а под «ментальностью» подразумевал способ преломления интеллектуальной обработки впечатлений. А.Дюпон под «ментальностью» понимал состояние духовности, манеру думать, воспринимать мир, систему символов и ценностей.

Историк А.Я.Гуревич (1991), проанализировав и обобщив работы французских исследователей, дал характеристику понятию ментальности, которая является наиболее исчерпывающей и отвечающей современным представлениям.

Ментальность-это социально-психологические установки, способы восприятия, манера чувствовать и думать. Ментальность выражает повседневный облик коллективного сознания, не отрефлектированного и не систематизированного посредством целенаправленных умственных усилий мыслителей-теоретиков.

Важным признаком ментальности является неосознанность.

По мнению А.Я.Гуревича, при оценке ментальности необходимо описывать следующие явления, характерные для всех членов общества и для представителей различных групп населения:

• отношение к труду, собственности, богатству и бедности;

• понимание природы права и его значимости как социального регулятора;

• образ природы, методы ее познания и воздействия на нее (рукотворные, технические, магические);

• понимание места человека в общей структуре мироздания;

• оценка возрастных периодов жизни человека и отношение к ним (преимущественно детство и старость);

восприятие смерти и болезней;

• роль брака и семьи, отношение к женщине, сексуальная мораль и практика;

• отношение к миру земному и миру трансцендентному, связь между ними и понимание роли потусторонних сил в жизни человека и коллективов;

• трактовка пространства и времени;

• восприятие истории и ее направленности (прогресс или регресс, повторение или развитие), как профессионалами (историками, философами, теологами, схоластами), так и переживание ее в обыденном сознании;

• психология «людей книги» и психология людей, живущих в условиях господства устного слова;

• социальные страхи и другие негативные эмоции, массовые психозы и напряженные социально-психологические состояния;

• соотношение «культуры вины» и «культуры стыда», то есть психологическая ориентация на внутренний мир или на социум;

• история праздников, календарных обычаев, ритмизирующих жизнь коллективов;

• осознание национальной, племенной, государственной идентичности, национальные противоречия и заложенные в них стереотипы • форма религиозности, присущая «верхам» и «низам», образованным и неграмотным.

Оценив ментальность «советского человека» и человека, живущего в постсоветском периоде по вышеизложенным характеристикам, читатель сам может оценить степень изменения своей ментальности и ментальности населения всего за 10 лет.

Говоря о ментальности, нельзя не остановиться на проблеме национальной мотивации. Изучая этнокультуральные особенности различных популяций во второй половине 80–х годов XX столетия, голландский ученый Хофстид пришел к выводу, что для разных национальностей характерен различный тип мотиваций. (А.Н. Наумов, 1995).

Первую группу составили североамериканцы, австралийцы, британцы и ирландцы. Они “мотивированы на достижения”. Для них характерно стремление к лидерству, богатству, рационализм. Приоритетной проблемой являются деньги.

Вторую группу составили жители Австрии, Бельгии, Италии, Греции, Японии и ряда других стран. Они ориентированы на “защитную мотивацию” и ценят прежде всего стабильность и традиции, тщательно ограждая свой мир от посягательств извне.

Третью группу составили Югославия, Испания, Бразилия, Чили, Израиль, Турция, Россия, Украина. Для жителей этих стран характерен “уравнительный подход”, желание улучшить качество жизни, но при этом “ничего не менять, чтобы не стало хуже”.

Четвертую группу составили жители стран Скандинавии. Они “социально мотивированы”, их приоритетной задачей является постоянное, неуклонное улучшение качества жизни.

Смена или ломка национальной мотивации и ментальности является мощнейшим психосоциальным стрессом, потенцирующим аддиктивные, суицидальные и криминальные формы поведения, а также невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства.

1 3. Религиозная идеология и психическое здоровье.

Со времен Фрейда психиатры и психологи пытались выявить связь между психическим здоровьем и религиозностью. З. Фрейд характеризовал религию как «всеобщий обсессивный невроз» и предполагал, что религия является психологической защитой человека от трех видов тревоги:

• Страха перед действительностью • Нравственной тревоги, то есть чувства вины за содеянное • Невротической тревоги Данные современных исследователей показали, что религия помогает людям найти смысл в жизни, защищает от тревоги и страха смерти и неизвестности, а также помогает справиться со стрессовыми ситуациями. Она может дать человеку сильное чувство защищенности и уверенности в будущем. Религиозные переживания занимают большое место в «психологической реальности» человека. Они тесно связаны с системами и иерархией ценностей, чувствами, субъективным опытом и поведением людей (M.Argyle & B.Beit-Hallahmi, 1975;

B.

Spilka, R.W. Hood, R.L.Gorrsuch, 1985.) Религия, также может служить для удовлетворения когнитивных потребностей.

Социальные психологи выявили, что люди испытывают потребность в когнитивной согласованности. Поэтому человек принимает те убеждения (религиозные и нерелигиозные), которые согласуются с его ценностями, представлениями о мире и своем месте в нем (L. Festinger, 1957;

F.Heider, 1958).

R.M. Ryan et al., (1993) провели исследования, в которых показали, что способы усвоения религиозных убеждений оказывают влияние на психическое здоровье.

Положительно влияет на психическое здоровье способ усвоения религиозных убеждений посредством идентификации, то есть восприятие человеком религиозных ценностей как своих собственных, не навязанных ему извне. Второй способ – способ интернализации, при котором религиозные ценности разделяются и усваиваются лишь частично, не столь благотворен для психического состояния человека. По-видимому, для населения постсоветских стран, где преобладало атеистическое мировоззрение в 3-4 поколениях ( особенно в России, Восточной Украине и Белоруссии), усвоение отвергаемых ранее религиозных убеждений происходит способом интернализации. Такая ассимиляция с чуждым мировоззрением чревата возникновением религиозных неокультов, психодинамика и психолого-психиатрические последствия которых описаны в главе 10.

В странах со стабильной религиозной идеологией религиозное развитие формируется постепенно, что способствует принятию религиозных ценностей без ломки мировоззренческих стереотипов и возникновения невротических механизмов защиты. J.W. Fowler (1981) выделил 6 стадий религиозного развития, для каждой из которых описал специфические характеристики (табл.1.1).

Таблица 1.1 Стадии религиозного развития (J.W. Fowler, 1981) Стадия Характеристики стадии Недифференциро- Это предварительная стадия. В процессе общения с ванная вера родителями и воспитателями ребенок учится доверять (младенчество) людям, быть мужественным, надеяться и любить Стадия 1: Ребенок находится под влиянием веры других людей. Это интуитивно - период фантазирования, когда ценности зависят от проективная вера настроения и формируются на чужих примерах. Активно (от 2 до 6 лет) работает воображение, которое подготавливает почву для религиозного роста и развития Стадия 2: Ребенок способен отличить факты от вымысла. Он мифологически- начинает знакомиться с существующими мифами и буквалистическая верованиями более широкого круга людей и принимать вера (младший эти верования школьный возраст) Стадия 3: Усиливается влияние сверстников и средств массовой синтетически- информации. Вера должна «вписаться» в более сложное конвенциональная мировоззрение и формирует основу личной идентичности вера (отрочество и системы ценностей. Возрастает вероятность конфликтов и юность) с авторитетными фигурами Стадия 4: У человека складывается уникальная идентичность, не индивидуализирова слишком тесно связанная со значимыми другими, и нно -рефлексивная формируется исполнительное эго. Смысл, вкладываемый вера (взрослый человеком в религиозные символы, может измениться возраст) Стадия 5: На этой стадии религиозность выходит за рамки четкой конъюнктивная идентичности, характерной для стадии 4, объединяя в себе вера (середина сознательные убеждения с бессознательными. Происходит жизни) переосмысление собственного прошлого. Человек стремится с помощью веры объяснить свой парадоксальный опыт, но также понимает ограниченный характер символа веры, принятого в его религиозной группе Стадия 6: Люди, достигшие этой стадии (например, Ганди, мать универсализирован Тереза, Мартин Лютер Кинг), стали олицетворением ная вера (в редких человеческой духовности. Они могут изменить мир в случаях) лучшую сторону, но ради этого многим из них приходится страдать или даже пожертвовать своей жизнью Связь между психическим здоровьем и религиозностью неоднократно изучалась зарубежными исследователями. J. Gartner et al. (1991) проанализировал более публикаций на эту тему и пришел к выводу, что связь между психическим здоровьем и религиозностью неоднозначна и представлена следующим образом:

1. Между религиозностью и психическим здоровьем существует положительная связь • Религиозность ассоциируется с долгожительством • Отрицательная связь между религиозностью и суицидальными мыслями • Отрицательная связь между религиозностью и наркоманией • Религиозность связана с низким потреблением алкоголя • Религиозность связана с низкими уровнями делинквентности • Отрицательная связь между регулярным посещением церкви и разводами • Положительная связь между религиозностью и субъективным ощущением благополучия • Религиозность связана с низкими уровнями депрессии 2. Связь между религиозностью и психическим здоровьем неоднозначна • Религиозность и тревожность • Религиозность и психозы • Религиозность и самооценка • Религиозность и предрассудки • Религиозность и уровень интеллекта/образования 3. Религиозность связана с психопатологией • Религиозный консерватизм связан с авторитаризмом • Религиозная ортодоксальность связана с догматизмом и нетерпимостью к неопределенности • Религиозность связана с внушаемостью • Некоторые религиозные переживания могут сопровождаться активностью височной доли головного мозга.

Писатель К. Льюис, размышляя над проблемой взаимоотношения веры и страдания, пришел к следующему выводу: «Бог обращается к человеку шепотом любви, а если он не услышан – то голосом совести;

если человек не слышит и голоса совести – то Бог обращается через рупор страданий».

1.4.Семья и психическое здоровье.

Роль семьи в формировании личности и развитии психических и поведенческих расстройств не оспаривается ни одной психологической или психиатрической школой. Психиатры и медицинские психологи изучают семейную отягощенность психической и наркологической патологией и типы воспитания в семье (В.В.Ковалев, 1979;

А.Е.Личко, 1985;

В.С.Подкорытов, Л.Ф.Шестопалова, 1999 и др.).

С точки зрения культуральной психиатрии семья рассматривается, как основная, первичная социокультурная единица, посредством которой из поколения в поколение передаются традиции, привычки, стереотип отношения с людьми и миром. Они изучают семейный анамнез гораздо глубже и шире, чем ортодоксальные психиатры. Анализу подвернаются внутрисемейные межличностные отношения (между супругами, родителями и детьми, сиблингами), ролевые взаимоотношения в семье, включающие и более старшее поколение (бабушек и дедушек). Исследуется жизненный цикл семьи, обязательным звеном которого является анализ семейных событий (напр., рождение, взросление, стиль воспитания, уход из дома и т.п.).

Обязательному исследованию подвергается взаимодействие семьи с другими социальными группами и институтами. Оценивается поведение семьи в ситуации стресса, стратегии и ресурсы, которые она использует для его преодоления, (психологические и социальные). Обязательно анализируются опыт добрачных связей.То есть, под семьей подразумевается система, все звенья которой связаны с одной стороны друг с другом (включая и старшие поколения), а с другой – с обществом и его гражданами.

Поэтому, с точки зрения социодинимической психиатрии, болезнь одного члена семьи подразумевает болезнь всей системы и при коррекции расстройств обязятельно учитывается феномен созависимости и лечится вся семья. Кроме того, психоисторики, в частности Ллойд Демоз, придают истории детства первостепенное значение даже при объяснении исторических процессов.

«Главная причина всех исторических изменений – психогенез, закономерная смена стилей воспитания детей под давлением поколений» - один из тезисов его психогенной теории истории. По сути, изложенные подходы к проблеме семьи являются лишь продолжением теории З.Фрейда, который усматривал в стилях семейного взаимоотношения и воспитания ребенка корни всех проблем человека и человечества.

Особое место в семейной системе занимает диада муж – жена. С психологической точки зрения, хороший брачный союз обеспечивает чувство безопасности супругов, уменьшает у них чувство напряжения и тревоги, в нем обеспечивается удовлетворение сексуальных, родительских, коммуникативных и прочих актуальных потребностей. В дисфункциональных семьях чаще диагностируются невротические и депрессивные расстройства у супругов. Дети, выросшие в этих семьях достоверно чаще имеют психологические проблемы и проблемы с психическим здоровьем. В периоды исторических преобразований в обществе в первую очередь члены таких семей подвержены социально детерминированным психическим и поведенческим расстройствам, они часто вовлекаются в тоталитарные секты, склонны к аддиктивным формам поведения. Этому вопросу посвящена глава 10.

1.5. Психосоциальные стрессы и расстройства психического здоровья.

Исторические преобразования в обществе всегда сопровождаются увеличением количества психосоциальных стрессов в популяции. Изучение влияния психосоциальных стрессов на человека чрезвычайно важно не только для профилактической, но и для прогностической работы, так как характер, интенсивность, временная протяженность и кратность стрессовых ситуаций, а также частота их распространенности в населении определяют структуру и характер не только психических и поведенческих, но и психосоматических расстройств в данной популяции на многие годы вперед. Кроме того, ретроспективный анализ динамики психических и поведенческих расстройств помогает реконструировать психологическую атмосферу исторической эпохи и некоторые особенности менталитета.

Для более объктивной оценки степени выраженности и характера стрессовых ситуаций, T.H.Holmes & R.H.Rahe (1967) разработали социальную шкалу, определяющую уровень приспособления к различным жизненным стрессовым ситуациям. Они выделили 43 наиболее часто встречающихся в жизни ситуаций и рассчитали, сколько условных «стрессовых единиц» несет с собой каждая из них (табл. 1.2).

Таблица 1.2 Шкала оценки социальной адаптации (T.H. Holmes & R.H. Rahe) Жизненное событие Среднее значение 1. Смерть супруга 2. Развод 3. Раздельное проживание супругов 4. Тюремное заключение 5. Смерть близкого родственника 6. Травма или болезнь 7. Вступление в брак 8. Увольнение с работы 9. Воссоединение с семьей 10. Выход на пенсию 11. Перемена в состоянии здоровья члена семьи 12. Беременность 13. Сексуальные затруднения 14. Появление нового члена семьи 15. Смена места работы 16. Перемена в финансовом положении 17. Смерть близкого друга 18. Смена участка работы 19. Изменение числа супружеских ссор 20. Долг свыше 10 000 $ 21. Просрочка выплаты долга или займа 22. Изменение круга обязанностей на работе 23. Оставление дома сыном или дочерью 24. Осложнение отношений с родственниками супруга 25. Выдающееся личное достижение 26. Устройство или уход жены с работы 27. Поступление или окончание шкоды 28. Смена жилищных условий 29. Пересмотр личных привычек 30. Осложнение отношений с начальством 31. Смена часов или условий работы 32. Смена места жительства 33. Смена школы 34. Смена типа и продолжительности отдыха 35. Резкое изменение в религиозной активности 36. Резкое изменение социальной активности 37. Долг или займ менее 10 000 $ 38. Перемена привычек сна 39. Изменение числа совместно проживающих членов семьи 40. Изменение пищевых привычек 41. Отпуск 42. Рождество 43. Мелкие нарушения закона (напр., безбилетный проезд, переход улицы в неустановленном месте те, нарушение общественного порядка) В соответствие со статистической моделью Holmes T.H. - Rahe R.H. при сумме выше 200 «стрессовых» единиц, характеризующих изменение жизни в течение года, увеличивается число психосоматических расстройств в последующие два года. Сумма выше 300 единиц увеличивает эти шансы почти до 80%.

В американской классификации психических расстройств DSM–III также выделяется ось IV, которая содержит шкалу из 6 пунктов для кодирования психосоциальньх факторов, вызывающих стресс и способствующих развитию психических и поведенческих расстройств (вставка 1.1) Вставка 1.1. Шкала тяжести психосоциальных стрессов для взрослых:

1. Стрессорный фактор отсутствует. Никакие события не могут рассматриваться как острый стресс, способный вызвать заболевание, отсутствуют также устойчивые длительные стрессовые обстоятельства, которые могли бы вызвать заболевание.

2. Стрессорный фактор – слабый. Примером острого слабого стресса может служить ситуация начала или окончания учебы в школе;

примером длительной слабой стрессовой ситуации — конфликты в семье, неудовлетворенность работой, проживание в районе высокой преступности.

3. Стрессорный фактор – умеренный. Примером острого стрессогенного события могут быть брак, разлука с супругом, потеря работы, уход на пенсию, аборт.

Примерами хронических стрессовых ситуаций— разногласие в браке, серьезные финансовые затруднения, плохие отношения с начальником, случай, когда один из родителей исполняет все родительские обязанности (родитель-одиночка).

4. Стрессорный фактор – тяжелый. Примером острого тяжелого стресса может служит развод или рождение ребенка;

примером хронического – безработица, бедность.

5. Чрезмерно тяжелый стрессорный фактор. Острый--смерть одного из супругов, диагностирование серьезного заболевания;

роль жертвы насилия (подвержение насилию);

хронический —наличие серьезного хронического заболевания у субъекта или его ребенка, наличие физической или сексуальной неполноценности.

6. Катастрофический острый стресс: смерть ребенка, самоубийство супруга, разорение в результате стихийного или иного бедствия. Хронический - пленение в качестве заложника, пребывание в концентрационном лагере.

В классификации DSM – III выделяется также и шкала для оценки тяжести психосоциальных стрессов у детей и подростков (вставка 1.2).

Вставка 1.2. Шкала тяжести психосоциальных стрессов для детей и подростков:

1. Отсутствие стресса:

2. Слабый стресс: острый — разрыв с возлюбленным (возлюбленной), переход в другую школу;

хронический — жизнь в условиях перенаселения, конфликты в семье.

3. Умеренный стресс: острый — исключение из школы, рождение братьев и сестер;

хронический — хроническое заболевание с утратой трудоспособности у родителей;

постоянный конфликт с родителями.

4. Тяжелый стресс: острый -развод родителей, нежелательная беременность, арест;

хронический — жестокие родители или их отказ от ребенка: помещение ребенка на воспитание в различные учреждения.

5. Чрезмерно тяжелый стресс: острый — сексуальная или физическая непол ноценность;

смерть родителя;

хронический — устойчивые сексуальные или физические нарушения.

6. Катастрофический стресс: острый—смерть обоих родителей;

хронический — хроническое, угрожающее жизни заболевание.

Анализ всего многообразия стрессов позволил создать автору следующую типологию стрессовых ситуаций.

По длительности :

• Острые, внезапно возникающие, опасные для жизни (войны, природные и техногенные катастрофы и т.п.) стрессы • Хронические, растянутые во времени (социально-экономические трудности, конфликтная ситуация в семье, на работе, экзистенциальная пустота и т.п.) стрессовые ситуации По уровню влияния:

• Микрострессоры • Макрострессоры По кратности возникновения :

• Единичные стрессы • Множественные стрессы • Периодически возникающие стрессовые ситуации По степени управляемости событиями:

• Контролируемые • Неконтролируемые По отношению к ятрогении (от греч.iatros- врач, genes-рождающий) :

• Ятрогенные (острые или хронические заболевания, хирургические и диагностические вмешательства, госпитализация, болезнь членов семьи, новые диагнозы, рецидивы болезни и т.п.) стрессы • Неятрогенные (межличностные кризисы, супружеские ссоры, разводы, трудности в учебе или работе, денежные затруднения, столкновения с законом и т.п.) стрессы По отношению к возрастным периодам:

Для каждого этапа человеческой жизни характерны специфические стрессогенные ситуации: начало посещения детского сада, начало учебы в школе, специализированном учебном заведении, служба в армии, вступление в брак, выход на пенсию и т.п.).

Кроме того, необходимо отметить, что Всемирная организация здравоохранения рубрифицировала в отдельный таксон психосоциальные стрессы, среди которых отдельным пунктом были выделены «стрессы социальных изменений» и «стресс, обусловленный культуральной адаптацией (аккультурационный стресс)».

Стресс социальных изменений - это дистресс, связанный с радикальными и крупномасштабными переменами в жизни общества, способными вызывать дезадаптацию у отдельных людей, определенных социальных групп и даже общества в целом («социальная дезорганизация» общества).

Это может проявляться чувством социальной отверженности и несправедливости, чуждости новым социальным нормам, культуре и системе ценностей, осознанием собственной беспомощности и изолированности.

Стресс, обусловленный культуральной адаптацией (аккультурационный стресс) – это стресс в течение процесса индивидуальной или групповой культуральной адаптации, который может возникать в связи с определенными факторами внутри подвергающейся культуральной адаптации группы (например, затруднение в процессе изменения ее культуральной идентичности) или факторами, возникающими в другой группе (например, противодействие интеграции группы, подвергающейся культуральной адаптации).

Суммируя данные исследований, в которых отраженно влияние социокультуральных факторов на психическое здоровье населения, необходимо отметить, что любые исторические преобразования, влекущие за собой кардинальные социокультуральные изменения, небезразличны для психического здоровья населения. Оценка клинических проявлений психических и поведенческих расстройств, их диагностика, терапия и профилактика обязательно должны включать анализ влияния социокультуральных факторов и текущей исторической ситуации.

Глава 2. Проблема психической нормы и патологии, психического здоровья и болезни «Мы приходим к нашим представлениям о нормальности через одобрение определенных стандартов поведения и чувств внутри определенных групп, которые налагают эти стандарты на своих членов. Но стандарты видоизменяются в зависимости от культуры, эпохи, класса и пола».

(Карен Хорни) 2.1. История вопроса.

Рассматривая вопросы историогенеза психических расстройств, нельзя не коснуться проблемы психиатрической диагностики, которая базируется, по сути, лишь на одном - на отграничении нормативного поведения от ненормативного, проявление которого в свою очередь детерминированы культуральными характеристиками общества и историческим периодом его развития.

Исторический анализ психиатрической науки показал, что в периоды социокультуральных преобразований вопрос отграничения психической нормы от патологии является наиболее дискутабельным и актуальным. Более того, именно в такие исторические периоды само существование психических болезней и психиатрии как науки подвергается ревизии. Новейшая история психиатрии XX века прекрасно иллюстрирует этот тезис. Еще в конце XIX века была четкая и устойчивая грань между психической нормой и патологией. И только в начале XX века в связи с распространением идей психоанализа она начинает размываться.

Первая мировая война послужила толчком для возникновения нового подхода к душевным болезням – экзистенциального. В его основе лежит такой подход к человеку, согласно которому его внутренний мир уникален, а его бытие- в- мире индивидуально и изолировано от общества. По мнению Л.Кинга, психическая болезнь – это условное обозначение иного «способа существования» и поведения человека, и болезнь принципиально не отличается от здоровья. Неврозы трактуются как «индивидуальное существование в иных пространственно временных отношениях», психозы – как иное мировоззрение, отражающее уникальный субъективный мир человека. Шизофренический процесс рассматривается как реакция больной личности на стрессовую ситуацию, «специальная стратегия поведения», «способ жизни», «позиция личности», которая помогает человеку выжить в кризисных ситуациях. Диагноз «шизофрения» с точки зрения экзистенциальной психиатрии рассматривается как «политический ярлык».

Карл Ясперс (1883 – 1969), работая ассистентом в психиатрической клинике медицинского факультета в Гейдельберге, опубликовал свою знаменитую «Общую психопатологию» в 1913 году, в которой впервые использовал феноменологический подход к психическим болезням. Он рассматривал психиатрию не как научную дисциплину, а как своеобразное мистическое искусство, опирающееся на субъективное искусство врача.

В 60-е годы в Англии, Франции, США и др. западных странах на высоте бурных социально-политических протестов и манифестаций возникло антипсихиатрическое движение. Лидеры этого движения Рональд Лэнг (Великобритания) и Томас Шац (США) утверждали, что психические болезни – это «миф», они считали фикцией как нозологические формы, так и психопатологические синдромы. Ученые отстаивали точку зрения, согласно которой психиатрия осуществляет социальные, репрессивные функции.

Согласно их взглядам, психиатрические больницы и применяемые лечебные методы (электрошоковая терапия, лоботомия, транквилизаторы, нейролептики) являются воплощением дегуманизирующего начала в обществе, где «каста» врачей осуществляет насилие над «кастой» больных и изолирует неугодных обществу лиц. Английский психиатр Рональд Лэнг (1927-1994) организовал одну из первых в мире альтернативных клиник для лиц с психическими расстройствами. В своей книге «Расколотое «Я» он описывает внутренний мир больных шизофренией и призывает «учиться у шизофреников», которые являются «проводниками» в другие состояния сознания, недоступные для «человека повседневности».

Французский философ и психолог Мишель Фуко (1926-1984) также считает психически больного невинно страдающей жертвой социальной системы. В книге «История безумия в классическую эпоху» (1961) он обосновывает тезис о том, что современная психиатрия не только по-новому стала изучать психические болезни в XIX веке, но и создала их. М. Фуко убедительно показывает, что безумие является производным истории, и формы его проявления обусловлены этапами исторического процесса.

Социокультурные изменения в нашей стране в последнее десятилетие XX века послужили новым импульсом к ревизии существующих диагностических и организационных принципов психиатрической науки в странах бывшего СССР.

В конце 80-х начале 90-х годов в прессе и среди специалистов в сфере охраны психического здоровья началась многолетняя дискуссия о злоупотреблениях психиатрией в политических целях в СССР. Подвергались сомнению диагностические критерии, используемые в клинической психиатрии, оживились споры вокруг проблемы психической нормы и патологии. Наиболее показательной в этом плане является дискуссия вокруг «вялотекущей шизофрении», неоднократно освещаемая не только в специальных, но и в популярных изданиях. Началось и бурно развивалось антипсихиатрическое движение, ранее не характерное для СССР.

В 1997году впервые на русском языке издаются «Общая психопатология» выдающегося немецкого психиатра и философа Карла Ясперса, являющаяся классикой экзистенциальной психиатрии, в 1998году- «Экзистенциальная психиатрия» известного польского психиатра и философа Антона Кемпински (1918-1972). Феноменологический подход к психическим заболеваниям неоднократно обсуждался и на страницах специальных изданий. Появились публикации об относительности границ между психической нормой и патологией.

2.2. Определения и критерии психического здоровья.

Следует отметить, что неоднократные попытки психиатров и психологов дать определение психической нормы так и не увенчались успехом. Еще П.Б.Ганнушкин в статье «Постановка вопроса о границах душевного здоровья» (1908) писал, что «между здоровьем и болезнью нельзя провести никакой определенной грани, что между нормальными и патологическими явлениями …существуют разнообразные и самые многочисленные ступени».

Сейчас в психиатрии под термином «психическое здоровье» понимают «такое состояние психики индивида, которое характеризуется цельностью и согласованностью всех психический функций организма, обеспечивающих чувство субъективной психической комфортности, способности к целенаправленной осмысленной деятельности, адекватные (с учетом этнокультуральных критериев) формы поведения» (Б.С. Положий, 1998).

Н. Сарториус (1983) психическое здоровье определяет как (цит. По С.М.Громбаху, 1988):

• Отсутствие выраженных психических расстройств • Определенный резерв сил человека, благодаря которому он может преодолеть неожиданные стрессы или затруднения, возникающие в исключительных обстоятельствах • Состояние равновесия между человеком и окружающим миром, гармония между ним и обществом, сосуществование представлений отдельного человека с представлениями других людей об «объективной реальности».

Проблему психического здоровья невозможно обсуждать не коснувшись проблемы общего здоровья. Согласно определения ВОЗ, общее здоровье определяется как состояние человека, которому свойственно не только отсутствие болезней или физических недостатков, но и полное физическое, душевное и социальное благополучие. Основные критерии общего здоровья (по ВОЗ) представлены во вставке 2.1.

Вставка 2.1 Основные критерии общего здоровья(по ВОЗ):

• Структурная и функциональная сохранность органов и систем;

• Свойственная организму индивидуально достаточно высокая приспособляемость к изменениям в типичной для него природной и социальной среде • Сохранность привычного самочувствия Одной из важнейших составляющих общего здоровья является психическое здоровье, критерии которого представлены во вставке 2.2.

Вставка 2.2 Критерии психического здоровья (по ВОЗ) • осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я»;

• чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях;

• критичность к себе и своей собственной психической продукции (деятельности) и ее результатам;

• соответствие психических реакций (адекватность) силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

• способность самоуправления поведением в соответствии с социальными нормами, правилами, законами;

• способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать это;

• способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств.

2.3. Подходы к определению понятий психической нормы и патологии.

Согласно определения ВОЗ, норма - это этический стандарт, модель поведения или модель, которая рассматривается как желательная, приемлемая или типичная для той или иной культуры. Многие исследователи говорят о принципиальной невозможности дать определение «нормальному поведению», так как в разных культурах и при различных исторических ситуациях критерии психической нормы различны. Особенно часто вопрос о нормативности поведения возникает применительно к употреблению алкоголя и других психоактивных веществ, а также при оценке сексуальной ориентации и сексуальных предпочтений. В качестве примера можна привести ситуацию с клинической, этической и правовой оценкой гомосексуализма. Еще недавно он рассматривался как уголовно наказуемое деяние, затем как болезнь, а сегодня признан допустимой аномалией сексуального предпочтения. В настоящее время ряд психиатрических ассоциаций предлагает изъять «гомосексуализм» из всех классификаций и руководств и расценивать его как крайний вариант нормального сексуального поведения.

Подобные ситуации не единичны. В понятийный аппарат культуральной психиатрии даже введено понятие «конфликт норм». В «Лексиконах психиатрии ВОЗ» (2001) конфликт норм определяется как ситуация, в которой идеальные нормы не совпадают с поведенческими нормами.

Анализ многочисленных исследований, посвященных поиску маркеров «нормального поведения», позволяет выделить ряд подходов к решению этого вопроса: (Б.С.Братусь, 1988;

В.М.Павленко, С.О.Таглин, 1999).

1.Статистический подход. Согласно этому подходу, быть психически нормальным - значит быть «как все», либо соответствовать какому-то количественному стандарту.

Такой подход был характерен для советской психиатрии, в которой отклонение от среднестатистических норм поведения (религиозность, инакомыслие, нестандартная прическа, одежда, увлечения и т.д.) расценивалось как неадекватное поведение. По сути, экспериментально-психологический подход к диагностике психических расстройств также базируется на обнаружении отклонений от среднестатистических показателей и трактовке их как доказательства «ненормальности».

Такой подход принят и в классификации МКБ-10. Особенно показательна рубрика F7 (умственная отсталость), где в основу диагностики кладутся показатели коэффициента интеллекта (IQ). IQ ниже 20 свидетельствует о глубокой умственной отсталости;

20 – 34 - о выраженной умственной отсталости;

35-49 - об умеренной;

50-70- о легкой умственной отсталости. IQ в пределах 70 84 свидетельствует о близком к норме коэффициенте интеллекта, 85-115 – норма, 115-124 – выше нормы;

125-134 – высокий уровень интеллекта, более 135 – гений.

У И.В. Гете IQ был равен 200;

У Ньютона и Вольтера IQ = У Г.Галилея IQ = У Леонардо да Винчи IQ = У И.С.Баха и Ч.Дарвина IQ = У Коперника IQ = 130.

В настоящее время самый высокий коэффициент интеллекта среди жителей планеты, зафиксированный в Книге рекордов Гиннесса у 54-летней Мэрилин Вос Саван. Ее IQ был подсчитан еще в возрасте 10 лет и равен 228! Но, несмотря на то, что Мэрилин является самой умной женщиной планеты, она даже не закончила университет и сейчас ведет колонку в журнале и страничку в Интернете, где отвечает на многочисленные вопросы читателей.

Известно, что коэффициент интеллекта крайне вариабелен в различных культурах и его среднестатистическая норма в различных странах различна. Так например, в Германии средний IQ- 125, в Австралии – 130, в Индии – 140.

2.Адаптационный подход. Согласно данному подходу, быть психически нормальным - значит быть социально адаптированным и демонстрировать социально приемлемые и одобряемые стандарты поведения. T. Lidz подчеркивал социокультуральный аспект этого подхода. Он говорил о том, что поведенческие различия в разных социокультурных уловиях и этнических группах отражают эволюцию способов адаптации к ним. Этот подход весьма популярен в американской культуре, где критерий адаптации в обществе играет огромную роль. Ненормальным считается поведение человека, который ничем не выделяется, не хочет быть лучше, зарабатывать больше, придумывать что-то неординарное, шокирующее публику. Именно такой стиль жизни позволяет найти свою нишу в социуме, обеспечивает успех и адаптацию в обществе. Такой подход нашел свое отражение и в диагностических критериях.

В американской психиатрии пользуются классификацией DSM-IV, в которой наравне с психопатологической осью в диагностике выделяется и ось социального функционирования. Например, в этой классификации подчеркивается, что не следует ставить диагноз «расстройство личности» человеку с выраженными нарциссическими и параноическими чертами характера в том случае, когда эти черты способствуют благополучию и процветанию этого человека в обществе.

С таким подходом не согласны многие специалисты, которые отстаивают теорию, рассматривающую болезнь, как форму психической адаптации к изменившимся социальным условиям. Примером могут служить неврозы и алкоголизм.

Немецкий врач и социолог И.Бодамер считает, что научно-техническая революция XX века явилась причиной неуклонного возрастания психических и поведенческих расстройств. Технический прогресс оплачен человеческим регрессом и оскудением его гуманного начала.

Польский психиатр и психолог К. Домбровский (1975) считал, что способность всегда приспосабливаться к меняющимся условиям является признаком аструктурной личности без выраженной иерархии потребностей с признаками моральной и эмоциональной незрелости.

3.Психопатологический подход. В соответствии с этим подходом, быть психически нормальным - значит не иметь выраженных психопатологических симптомов.

Этот подход характерен для европейской культуры, где наличие психопатологического симптома (например, галлюцинаций) расценивается, как признак болезни. Такой подход не приемлем для некоторых культур Востока, где видения и галлюцинации рассматриваются как особый дар и благословение духов. Кроме того, такой подход не всегда применим в периоды исторических преобразований, когда наличие психопатологических феноменов в статусе человека теряет свою патологическую значимость. Например, в психиатрии дезориентировка во времени и месте считается признаком психического нарушения. И если бы 15-20 лет тому назад человек нарядился в мундир царской армии и объявил себя дворянином и потомком царствовавшей династии, то это было бы расценено, как признак психического расстройства. Сейчас в постсоветских странах с успехом функционируют дворянские собрания, где собираются сотни «потомков».

4.Гуманистический подход. В отличие от предыдущих подходов, в которых психическое здоровье определяется через нездоровье, а норма – через аномалию, гуманистический подход основан на изучении здоровых и зрелых людей.

Гуманистически ориентированные психологи (Шарлотта Бюлер, Гордон Олпорт, Абрахам Маслоу, Карл Роджерс, Эрих Фромм) в отличие от бихевиорально – и психоаналитически ориентированных, подчеркивали роль самосознания и стремления к самосовершенствованию в нормальном развитии личности.

Наиболее полно это направление отражено в гуманистической теории личности Абрахама Маслоу (1908 – 1970). А. Маслоу был убежден, что понять психическое заболевание нельзя, пока не понята психика здорового человека. Он считал, что самоусовершенствование является основной темой жизни человека, темой, которую нельзя изучить, основываясь только на анализе лиц с психическими отклонениями. Эталоном психического здоровья он считал самоактуализирующихся людей. Характеристики самоактуализации были выявлены им при изучении биографий личностей, с его точки зрения, представляющих «редкий образец психического здоровья» и достигших вершин самоактуализации в своей сфере деятельности. В этот список вошло 48 человек, среди которых были: Томас Джефферсон, Авраам Линкольн, Джейн Адамс, Альберт Эйнштейн, Элеонора Рузвельт и др. (Л. Хьелл, Д.Зиглер, 1997).

Самоактуализирующиеся люди имеют следующие характеристики:

1. Более эффективное восприятие реальности. Они воспринимают мир и людей беспристрастно, более объективно и менее эмоционально, чем большинство людей. Они более толерантны к противоречивости и неопределенности, не боятся проблем, не имеющих однозначных решений и нехоженых путей для их постижения.

2. Приятие себя, других и природы. Эти люди принимают себя такими, какие они есть. Для них не характерно выраженное чувство вины, стыда и тревоги. Они самодостаточны и получают удовольствие от жизни во всех ее проявлениях (духовных, физиологических и пр.). Они могут переносить слабости других и не боятся их силы.

3. Непосредственность, простота и естественность. В их поведении отсутствует искусственность, они искренны и просты. Но если что-то затрагивает их представления, идеи, мировоззренческие установки, они, не колеблясь, отклоняют социальные нормы реагирования в подобной ситуации.

4. Центрированность на проблеме. Эти люди посвящают себя решению какой-то задачи без остатка. Для них второстепенными кажутся бытовые проблемы. Их интересуют больше вопросы философии и этики. А. Маслоу сравнивал поглощенность работой этих людей с любовным романом:

«работа и человек, кажется, предназначены друг для друга…человек и его работа подходят друг к другу и принадлежат друг другу, как ключ и замок».

5. Независимость: потребность в уединении. Это самодостаточные личности, тщательно оберегающие свой внутренний мир от суеты. Они могут наслаждаться богатством дружбы с такими же самоактуализирующими людьми, которых, как правило, очень мало. Они независимы и любят уединение.

6. Автономия: независимость от культуры и окружения.Эти люди считают только себя ответственными за свою судьбу. Они настолько сильны и уверены, что им не нужны социальные поощрения в виде популярности, наград, почестей. Они считают, что лучше оставаться самим собой.

7. Свежесть восприятия. Они открыты для новых впечатлений и переживаний. Как дети, радуются восходу солнца, радуге, пению птиц, хотя переживают это в сотый раз. Каждый день полон для них не рутиной, а захватывающими и удивительными событиями.

8. Вершинные, или мистические переживания. Эти люди могут испытывать экстатические состояния (подобные кульминационным моментам любви) в периоды творчества, озарения, открытия или слияния с природой.

9. Общественный интерес ко всему происходящему в мире.

10. Глубокие межличностные отношения, особенно с подобными себе людьми.

11. Демократический характер. Они уважают людей вне зависимости от должности, расы, религии и прочих показателей социального статуса.Они не проявляют стремления к превосходству и авторитаризму.

12. Разграничение средств и целей. При достижении целей они придерживаются определенных нравственных и этических норм.

13. Философское чувство юмора.

14. Креативность.Способность к творчеству не только в сфере избранной специальности, но и во всех других областях. Маслоу говорил, что «в первоклассном супе всегда больше творчества, чем во второсортной поэзии».

15. Сопротивление окультуриванию. Самоактуализирующиеся личности обладают автономностью и уверенностью в себе. В связи с этим их мышление и поведение не поддаются социальному и культурному влиянию.Они могут разделять культуральные ценности, связанные с незначительными для них вещами (мода, питание, манера общения и т.д.), но проявляют чрезвычайную независимость суждений при решении вопросов, непосредственно затрагивающих их ценности и правила.

Как в психиатрии, так и в психологии данный подход имеет много оппонентов, прежде всего из-за субъективизма при выборке когорты лиц, признанных А.Маслоу самоактуализирующимися или идеально психически здоровыми людьми. Но несмотря на это, многие исследователи пришли к выводу, что «эти великолепные образцы психически здоровых людей напоминают нам, что потенциал психологического роста человечества гораздо выше, чем тот, которого мы достигли». Cледуя принципам гуманистического подхода, ряд психологов считает эталоном психической нормы французского писателя и летчика Антуана де Сент-Экзюпери (1900-1944).

5.Культурально-релятивистический подход.

С момента издания Р.Бенедикт работы «Антропология и анормальное» (1934) сторонники культурного релятивизма предлагают считать нормальным все то, что соответствует представлениям данной культуры о норме. В культуральной психиатрии выделяются понятия поведенческой и ранговой нормы. Согласно определения ВОЗ поведенческая норма – это актуальное, обычное или модельное поведение, наблюдаемое в культуральной группе. Ранговая норма – это идеальные нормы поведения, ожидаемые от лиц, имеющих особую социальную роль и статус (например, духовенство, педагоги, врачи, судьи);

обычно более строгие и альтруистические, чем нормы, предполагаемые для других людей.

Быть психически здоровым и психически больным в разных культурах означает разный психический статус человека. Более того, даже в одной стране, но в разные исторические периоды, которые сопровождаются сменой менталитета населения, понятие о психической норме и патологии меняется. Такой подход к проблеме способствовал накоплению интересных и зачастую необъяснимых для человека западной культуры фактов из жизни традиционных обществ и созданию этнопсихиатрии.

В настоящее время большинство исследователей склоняются к мнению о том, что бессмысленно рассматривать психопатологию в отрыве от культуры. Но между сторонниками универсалистского и релятивистского подходов ведутся дискуссии о степени влияния культуры на различные аспекты психических и поведенческих расстройств. Транскультуральные исследования, проводимые под эгидой ВОЗ позволили выделить ряд «универсальных психических расстройств», то есть расстройств, которые во всех культурах проявляются одинаковыми симптомами.

Исследования, посвященные этой проблеме более подробно рассмотрены в главе 5.

2.4. Уровни психического здоровья.

В психиатрии особенно четко видно, что понятие «психическое здоровье» и «психическая норма» не идентичны. Так, С.Б.Семичев (1987) выделил пять степеней состояния психического здоровья.

1.Идеальная норма или эталонное здоровье — состояние, при котором вероятность возникновения психических и поведенческих расстройств или психической дезадаптации равна нулю. Теоретически подразумевается, что все многочисленные показатели, характеризующие состояние психического здоровья человека, соответствуют эталонной норме, имеется полная психосоциальная адаптация индивида, личность гармонически развита. Это гипотетическое психическое состояние сродни «идеальному газу» в физике. «Гармонические натуры по большей части есть плод воображения» - писал еще П.Б.Ганнушкин на заре XX века.

Согласно определения ВОЗ идеальная норма – это поведение, поддерживаемое культуральной группой, поскольку оно является желательным или оптимальным.

Это социально предписываемый образец поведения.

2.Среднестатистическое норма — состояние психолого-психиатрических характеристик, отражающих норму для определенной популяции. Эти характеристики выделяются при изучении конкретной популяции (с учетом пола, возраста, социального положения, социокультуральных особенностей региона проживания и т.д.). При этом состоянии есть вероятность возникновения психических и поведенческих расстройств, а также психической дезадаптации, которая резко возрастает во времена исторических преобразований и в кризисные периоды жизни человека и при макросоциальных потрясениях.

Следует отметить тот факт, что то состояние, которое для одной популяции может быть квалифицировано как среднестатистическая норма, для другой является показателем психического или поведенческого расстройства. Например, невыраженные интеллектуально-мнестичечские нарушения у лиц пожилого возраста укладываются в показатели среднестатистической нормы этой возрастной группы и свидетельствуют о расстройстве у лиц молодого возраста.

3.Конституциональная норма. Каждый конституционный тип предрасположен к определенному типу психологического реагирования и к определенному кругу психических и поведенческих расстройств. Для каждого типа существуют специфические патогенные факторы, в отношении которых он наиболее уязвим.

Так, лицам с шизоидной конституцией присущи холодность, рационализм, повышенная чувствительность;

лицам с циклотимической конституцией – смена настроения от веселья к подавленности.

4.Акцентуация — вариант психической нормы, который характеризуется особой выраженностью или заострением некоторых черт характера, что определяет специфику уязвимости человека к определенным психическим и поведенческим расстройствам. Как правило, это расстройства поведения, наркогенные и психогенные расстройства.

5.Предболезнь — это состояние, при котором уже имеются некоторые симптомы психических расстройств (как правило невротический и аффективный уровень), но социальная адаптация еще сохранена или частично нарушена. По данным разных эпидемиологических исследований установлено, что предболезненное состояние в населении достигает 22%-89%. Чаще всего встречаются астенические расстройства (головная боль, расстройства сна, повышенная утомляемость, раздражительность, вспыльчивость) и аффективные расстройства (эмоциональная лабильность, тревога, дисфории). Вероятность болезни в этом случае стремится к 100%.

Следует отметить, что в МКБ – 10 отсутствует понятие «психическая болезнь». В понятийный аппарат современной психиатрии введено определение «психическое расстройство». В МКБ – 10 и DSM-IV под «психическим расстройством» понимают: «болезненное состояние с психопатологическими или поведенческими проявлениями, связанное с нарушением функционирования организма в результате воздействия биологических, социальных, психологических, генетических или химических факторов. Оно определяется степенью отклонения от взятого за основу понятия психического здоровья».

Из определения видно, что наличие или отсутствие психического расстройства определяется в конечном итоге теми представлениями о психическом здоровье, которые существуют в определенный исторический период с присущими ему социокультуральными особенностями, а также доминирующими в данный исторический период концепциями в области психиатрии и смежных с нею дисциплин. Известный психолог и суицидолог Карл Меннингер еще в 1964 году, размышляя над проблемой диагностики в психиатрии, писал: «Диагнозы изменяются потому, что мы меняем наши концепции болезни и расстройства психики». Спустя треть века, в 1990 году президент Королевского колледжа психиатров Великобритании Джим Берли так завершил мысль, выссказанную К.Менингером: «Пациент страдает от болезни, доктор – от концепции».

Глава 3. Историческое поведение личности «Живой человек носит в своем духе, в своем сердце, в своей крови жизнь общества: он болеет его недугами, мучится его страданиями, цветет его здоровьем, блаженствует его счастьем» (В.Г.Белинский) 3.1. Культурно-исторический персоногенез ( теории,гипотезы, взгляды) Роль личностных особенностей в формировании клинического своеобразия психических и поведенческих расстройств неоднократно обсуждалась психиатрами. Но в отечественной психиатрии на периферии анализа оставались культуральные и конкретно-исторические условия персоногенеза. Акцент делался на изучении биологических и микросоциальных факторов (семейных, производственных, партнерских и прочих персональных отношениях), имеющих непосредственное отношение к данной личности. В клинической психиатрии использовались классификации личностных особенностей и типологии характера, в которых не учитывалось историко-культуральное своеобразие эпохи. Например, ставшие хрестоматийными типологии личности (интроверт экстраверт) и характера (истерический, шизоидный, эпилептоидный, психастенический, астенический, паранойяльный).

А между тем, профессор Московского университета М.М.Троицкий еще в году в своем труде “Наука о духе” сделал попытку соотнести психологию личности с конкретно-историческими условиями ее формирования. Он предлагал описывать естественное и культурное развитие личности “как длительный ряд психологических превращений” на фоне социальных преобразований.

“Изменения государственного характера – реформы и перевороты, - писал он, - способны произвести потрясение самих основ личности, изменяя коренным образом личные свойства людей”. При описании исторического своеобразия личности М.М.Троицкий ввел понятие “общественно-исторической культуры личности”.

Особую актуальность проблема психологического эффекта исторических событий и их воздействия на личностную структуру человека приобрела в XX веке. Психолог А.Ф.Лазурский в 1922 году сформулировал концепцию отношений, в которой рассматривал процесс формирования черт характера, как процесс перехода социальных отношений во внутренние.Он показал, что характеристики исторической эпохи существенно влияют на формирование личностных особенностей человека. В дальнейшем, В.Н.Мясищев (1960) и Б.Г.Ананьев (1977) развили эту теорию, а К.К.Платонов среди выделенных им четырех подструктур личности первой назвал социально обусловленную структуру.

С именем Льва Семеновича Выготского ( 1896-1934) и Александра Романовича Лурия (1902 – 1977) связано изучение влияния культурно-исторических событий на формирование психических процессов человека. В основу своей культурно исторической психологии Л.С.Выготский положил данные полевых исследований А.Р. Лурия 1930-1931 годов, проведенные в Киргизии и Узбекистане. Используя экспериментальные методы, он изучал познавательные процессы у местных жителей, за короткий промежуток времени переживших переход к новой исторической формации (неграмотных и овладевших новым пластом культуры, грамотных и получивших хотя бы начальное образование). Л.С. Выготский пришел к выводу, что многочисленные «знаки» истории и культуры (например, языковые, эстетические) изменяют психику человека (познавательные процессы, мышление, память, речь, индивидуальное сознание).

Он творил в самое трудное и трагическое для советского государства время – конец 20-х – начало 30-х годов. «Моцартом в психологии» назовут его историки науки. Он прожил всего 38 лет. В 1926-1927годах в санатории тяжело больной туберкулезом и приговоренный к близкому концу врачами, он написал фундаментальный труд «Исторический смысл психологического кризиса», где в рамках созданной им культурно-исторической теории изложил идею о знаковом характере психических изменений. К сожалению, книга увидит свет только через 56 лет – в 1982 году. Его последователи и ученики А.Н.Леонтьев (1981), А.Р.Лурия (1974), В.П.Зинченко, А.Г.Асмолов развили культурно-исторический подход к психологическим явлениям в советское время, однако в отечественной психиатрии эти идеи не получили развития.

Большой вклад в решение вопроса исторического персоногенеза внесли французские исторические психологи, которые считали, что представление каждой эпохи о личности отличается от простого отражения реальности, так как в его основе лежит идеология, которая определяет взгляды этой эпохи на человека и его место в обществе (I. Meyerson, 1954).

На связь индивидуального психологического развития с социокультурным влиянием указывал и Эрик Эриксон. Он считал, что на развитие личности оказывает решающее влияние социальная среда и что каждая новая стадия развития человека сопровождается психосоциальным кризисом, «который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости и социальных требований, предъявляемых к индивидууму на этой стадии».

Эрик Эриксон выделил 8 стадий психосоциального развития личности, каждая из которых сопровождается как позитивными, так и негативными последствиями. Если кризис преодолен, то личность обогащается новыми, положительными качествами и сильными сторонами, если не преодолен — возникают симптомы и проблемы, которые могут повлечь за собой развитие психических и поведенческих расстройств (E.N.Erikson, 1968). На табл.3. представлены стадии психосоциального развития и результаты их преодоления.

Отражены сильные стороны, а также проблемы и возможные отдаленные последствия неразрешенного кризиса.

Таблица 3.1 Стадии психосоциального развития и их результат (по Э Эриксону).

N Стадия Возраст Психосоциаль Сильные Слабые стороны ный кризис стороны 1. Младенче Рождение Базальное Надежда Страхи, ство –1 год доверие – подозрительность базальное недоверие. Раннее 1–3 года Автономия – Сила воли Стыд, неуверенность, детство стыд и страхи, навязчивости сомнения 3. Возраст 3–6 лет Инициативнос Цель Вина, зависимое игры ть – вина поведение, расстройства личности 4. Школьны 6–12 лет Трудолюбие – Компетент Неполноценность,тру й возраст неполноценно ность дности в общении сть 5. Юность 12–19 лет Эго – Верность Кризис идентичности, идентичность аддиктивное, ауто – – ролевое или агрессивное смешение поведение 6. Ранняя 20–25 лет Интимность – Любовь Одиночество, зрелость изоляция экзистенциальный вакуум 7. Средняя 26–64 года Продуктивнос Забота Эгоизм, чувство зрелость ть– застой безнадежности 8. Поздняя 65 лет – Эго– Мудрость Страх смерти, зрелость смерть интеграция – отчаяние, одиночество отчаяние На первой стадии психосоциального развития уже возможен первый важный психологический кризис, обусловленный недостаточным материнским уходом и отвержением ребенка. Материнская депривация лежит в основе “базального недоверия”, которое в дальнейшем потенцирует развитие страха, подозрительности, аффективных расстройств.

На второй стадии психосоциального развития психологический кризис сопровождается появлением чувства стыда и сомнения, что в дальнейшем потенцирует формирование неуверенности в себе, тревожной мнительности, страхов, обсессивно–компульсивного расстройства.

На третьей стадии психосоциального развития психологический кризис сопровождается формированием чувства вины, покинутости и никчемности, что впоследствии может стать причиной зависимого поведения, импотенции или фригидности, расстройств личности.

На четвертой стадии дети приобретают в школе знания и навыки межличностного общения, определяющие их личную значимость и достоинство.

Кризис этого возрастного периода сопровождается появлением чувства неполноценности или некомпетентности, чаще всего коррелирующей с успеваемостью ребенка. В дальнейшем эти дети могут утратить уверенность в себе, способность эффективно трудиться и поддерживать человеческие контакты.

Пятая стадия психосоциального развития-юность- считается наиболее уязвимой для социально стрессовых ситуаций. Э.Эриксон выделяет этот возрастной период как очень важный в психосоциальном развитии и считает патогномоничным для него развитие кризиса идентичности.

Кризис идентичности - это период времени, в течение которого доминирующими вопросами являются: “Кто Я?”, “Как Я впишусь в мир взрослых?”, “Куда Я иду?”. В этот период молодым людям часто не достает ясного представления о своей собственной социальной роли, и они сами выбирают ту роль, которая им кажется подходящей в данной ситуации.

Происходит ролевое смещение. Как правило, такие подростки не принимают морально-этические ценности, которые близки их родителям и пропагандируются обществом.

В периоды социокультуральных преобразований они с легкостью вступают в различные движения, партии, секты и другие социальные новообразования.

Э.Эриксон пишет, что «ум подростка в поисках вдохновляющего единства идеалов становится умом идеологическим». Он считает кризис идентичности одним из основных психологических механизмов, объясняющих историю человека и человечества. Если период юности совпадает с периодом исторических преобразований, то подростки часто прибегают к аддиктивным формам поведения, агрессии и аутоагрессии. Эти формы поведения позволяют им ослабить эмоциональные стрессы и испытать чувство временного преодоления недостаточной идентичности (E.N.Erikson,1963).

Подростки пытаются выстроить собственную систему ценностей, часто вступая в конфликт со старшим поколением, ниспровергая их ценности. Классическим примером являются движение хиппи.

На шестой стадии психосоциального развития – стадии ранней зрелости, молодые люди ориентированы на получение профессии и создание семьи.

Главной проблемой, которая может возникнуть в этот возрастной период, является поглощенность собой и избегание межличностных отношений, что является психологической основой для возникновения чувства одиночества, экзистенциального вакуума и социальной изоляции. Если кризис успешно преодолен, то у молодых людей формируется способность любить, альтруизм, нравственное чувство.

На седьмой стадии - стадии средней зрелости, основной темой психосоциального развития является забота о близких и о ближних. В этот период возможен «кризис старшего возраста», который выражается в чувстве безнадежности и бессмысленности жизни. В периоды социокультуральных преобразований, такие люди особенно уязвимы.

На восьмой стадии - стадии поздней зрелости, психосоциальное развитие во многом определяется физическим и психическим здоровьем, а также зависит от личностных особенностей человека и от того, как он прожил свою жизнь. Кризис идентичности возможен и на этом, последнем этапе жизни человека. Особенно драматичен он в периоды кардинальных исторических преобразований, когда идеалы, ценности, дело, которому человек отдал всю жизнь обесцениваются или даже признаются вредными обществом. И вновь, как в молодости, актуальными становятся вопросы: «Кто «Я»?», «Куда иду?», «Для чего жил ?».

Влияние культуры и истории на развитие личности на всех этапах ее жизни было убедительно продемонстрировано Э.Эриксоном в клинических наблюдениях, а также при анализе биографий исторических деятелей.

Наиболее выразительно обрисовал социальные детерминанты личности немецкий психолог и философ, представитель гуманистического направления Эрих Фромм (1995). Проанализировав социокультуральные условия существования человека и их влияние на формирование личности с конца Средневековья (конец 15 века) до нашего времени, Э.Фромм пришел к выводу, что социальные, политические, экономические и религиозные факторы играют существенную роль в формировании личности.

Он доказал, что для каждого исторического периода характерны свои специфические личностные особенности. Так, неотъемлемой чертой человеческого существования в современном западном обществе является одиночество, изоляция и отчужденность. Мысли, изложенные Э. Фроммом почти полстолетия тому назад, актуальны и сегодня.

Так, социологи с тревогой отмечают новую проблему, типичную для процветающего современного общества - неуклонный рост числа одиночек – людей, решивших не обзаводиться не только семьей, но и сколько – нибудь постоянным партнером. По данным немецких социологов, с 1990 года начался неуклонный рост этого, прежде немногочисленного, слоя населения. Этот феномен получил название «сингл» (от английского single – единственный, отдельный).Возраст этих людей – от 25 до 50 лет. Они отнюдь не аутичны или чудаковаты. Наоборот: они открыты для общения, мобильны, успешно делают карьеру и нацелены на максимальную самореализацию. Наиболее типичными для них являются следующие личностные черты:

• Высокая самооценка • Честолюбие • Самодостаточность • Индивидуализм • Стремление к личной свободе, праву единолично принимать решение и распоряжаться деньгами • Суверенность личности Чем же вызвано это мощное стремление к новому образу жизни? По мнению немецкого историка и социолога Артура Инхова, естественным ходом истории:

«В Средние века, когда свирепствовали то голод, то война, то чума, лишь большая семья имела шанс на выживание. Теперь человек в состоянии справиться со своими проблемами в одиночку, поэтому меняется и психология общества. Оно позволяет «синглам» жить для себя. Прогресс снимает проблему добывания средств к существованию, а многие функции семьи берет на себя система социального страхования»(А.Волин, 2001). Социологи констатируют характерную для всех стран закономерность: как только благосостояние граждан вырастает до определенного уровня, тут же количество «синглов» резко начинает расти. Психологи считают, что «синглы» - типичное явление процветающего общества.

Но личность в процветающем обществе имеет и ряд других проблем. Например, свобода от жестких социальных, политических, экономических и религиозных ограничений, характерная для современной американской культуры, повлекла за собой утрату чувства полной безопасности и появления ощущения личной незначимости. Эмоциональные трудности, возникающие в свободном обществе, связаны с грузом собственной ответственности, налагаемой этим обществом, вызывает регрессивное желание быть ведомым и подвластным.

Э.Фромм (1947) выделил пять социальных типов характера, типичных для современных обществ.

• Рецептивный тип. Это люди с низкой самооценкой, зависимые, пассивные, доверчивые и сентиментальные. Для них характерна иждивенчески потребительская позиция, они расчитывают не на свои силы, а возлагают надежды на родственников, друзей, государство. Они считают, что от них ничего или мало что зависит, и сценарий своей жизни связывают с внешними обстоятельствами. Они плохо адаптирующиеся к социально политическим изменениям, болезненно на них реагируют, идеализируют прошлое, легко становятся жертвами финансовых афер. Стресс социальных изменений может повлечь за собой клинически оформленные психические и поведенческие расстройства.

• Эксплуатирующий тип. Для этих людей характерна высокая самооценка, уверенность в себе, чувство собственного достоинства, импульсивность, агрессивность, эгоцентризм, склонность к обладанию чужими идеями, эмоциями, плодами труда. Стратегия их поведения в ситуации социально политических перемен деструктивна, часто антисоциальна, ориентирована на присвоение чужих материальных ценностей и идей.

• Накапливающий тип. Ригидны, упрямы, подозрительны, тяготеют к прошлому и сопротивляются социально-политическим изменениям. Вместе с тем, они предусмотрительны, сдержанны, лояльны, стремятся к обладанию материальными благами, властью, любовью и не приемлют никаких поползновений на свои накопления.

• Рыночный тип. Этот тип сформировался в современном капиталистическом обществе и имеет следющие ключевые черты характера: оппортунизм, бесцельность, бестактность, опустошенность, неразборчивость в средствах, открытость, любознательность. Для этих лиц характерно убеждение, что личность оценивается как товар, который можно продать или обменять. Эти личности знакомятся только с нужными людьми, с которыми они обходительны и готовы продемонстрировать нужную им черту характера.

«Я такой, каким вы хотите меня видеть»-вот их девиз.

• Продуктивный характер. Это самодостаточные люди с адекватной самооценкой, зрелой и целостной структурой характера. Они независимы, честны, спокойны, склонны к совершению социально-полезных поступков и творческому самовыражению. Их отличает забота обо всем живом на Земле, ответственность, уважение и компетентность.

Э.Фромм разделил эти типы характера на продуктивные (здоровые) и непродуктивные (нездоровые) типы. К непродуктивным типам он отнес рецепторный, эксплуатирующий, накапливающий и рыночный типы характера.

Однако он подчеркивал, что ни один из этих типов не существует в чистом виде, так как непродуктивные и продуктивные качества сочетаются у разных людей в разных пропорциях.

Исходя из концепции Э.Фромма можно предположить большую значимость для психического здоровья или нездоровья в переломные периоды истории социальных типов характера. Так например, в тоталитарном обществе, характерном для СССР, произошла социально обусловленная деформация характера, где на протяжении 70 лет доминировал субмиссивный тип воспитания детей в коллективный учреждениях и авторитарный стиль руководства, способствующий формированию тоталитарного сознания в популяции. Такой тип людей культивировался в течение четырех поколений. Они хорошо адаптировались, так как отвечали стандартам «психической нормы» этого общества: жить и думать, как все, не выделяться, не претендовать на более высокую социальную ступень, ждать милости от власть придержащих.

В условиях открытого общества с формирующейся рыночной экономикой такой тип личности оказался дезадаптированным и не способным к самостоятельным действиям, требующим риска, долгосрочного прогнозирования и нестандартных решений.

Радикальные и стремительные преобразования исторического масштаба для населения СССР явились сильнейшим стрессовым фактором, Причем, неожиданно обретенная, недоступная раньше свобода от жестких социальных, политических, религиозных и экономических ограничений была мощным психологическим потрясением. Этот феномен был описан Э.Фроммом еще в 1941году в книге «Бегство от свободы», где он писал, что у обезличенного человека с утраченным чувством «Я» неожиданно пришедшая свобода вызывает острое чувство беспомощности, одиночества, тревоги, неизвестности и глубокий внутриличностностный конфликт. «Свободный человек неизбежно лишен безопасности, мыслящий человек неизбежно лишен уверенности».

Конфликт между стремлением к свободе и стремлением к безопасности во многом обусловлен экзистенциальными потребностями человека. Э.Фромм выделяет 5 основных экзистенциальных потребностей человека.

• Потребность в установлении связей.

Для преодоления чувства отчужденности и изоляции от общества людям необходимо о ком-то заботиться, нести ответственность и любить. Если эта потребность не удовлетворена, человек не способен доверять другим и отстаивает только свои эгоистические интересы.

• Потребность в преодолении.

Преодоление себя путем активной творческой деятельности позволяет достичь чувства свободы и собственной значимости, повысить самооценку.

Невозможность удовлетворения этой потребности влечет за собой деструктивность, то есть человек пытается преодолеть чувство неполноценности, уничтожая или покоряя других.

• Потребность в корнях.

На протяжении жизни человек испытывает потребность в родовых корнях и семейных традициях, в чувстве стабильности и прочности, что дает ощущения сходные с чувством безопасности, которое давала связь с матерью в детстве.

• Потребность в идентичности.

Человек нуждается в отчетливом осознании своей индивидуальности, непохожести на других, в самоидентификации. При неудовлетворении этой потребности человек не достигает подлинного чувства самоидентификации, он копирует привычки, стиль жизни и личностную стратегию поведения другого человека. Особенности конформистского сознания особенно явственно проявляются в периоды исторических перемен.

• Потребность в системе взглядов и преданности.

Для преодоления тревоги, изолированности от общества и обретения смысла жизни человеку необходима стабильная система убеждений и взглядов на природу, мораль и общество. Люди также нуждаются в объекте преданности и в возможности посвятить себя служению какой-либо идее, высшей цели или Богу.

Неудовлетворение экзистенциальных потребностей приводит людей к «экзистенциальному вакууму». В ситуации смены исторической эпохи эта категория лиц относится к группе риска по невротическим, связанным со стрессом, соматоформным, наркогенным и аффективным расстройствам. Эти лица склонны также к возникновению индуцированных психозов и фанатизма.

Для продуктивной психолого-психиатрической работы с этими пациентами немаловажным фактором является знание иерархии целей и потребностей этих лиц и механизмов их формирования.

В этой связи особый интерес представляет дифференциально-аналитическая концепция Н.Пезешкиана (1993), в которой он использовал транскультуральный подход при объяснении механизмов формирования личностных качеств, иерархии ценностей и потребностей. Проанализировав ментальность представителей восточной и западной культур, он описал приоритеты, характерные для них.

Согласно концепции дифференциального анализа личностные ценности сосредоточены в четырех областях. На основе культивирования этих ценностей в популяции формируются определенные приоритеты, стремление к которым становится смыслом жизни, а их утрата приводит к личностному кризису.

Ценности каждой из четырех сфер передаются из поколения в поколение, закрепляются в процессе воспитания и обучения и согласно концепции К.Юнга, находят отражение в коллективном бессознательном. Н. Пезешкиан выделяет следующие области, в которых сосредоточены личностные ценности и приоритеты:

1. Тело / ощущения. В эту область включены следующие ценности:

физическое и психическое самочувствие, внешняя привлекательность, сексуальность, удовлетворенность процессом сна и принятия пищи.

2. Деятельность / работа. К этой области относятся карьерные ценности, включающие престижность работы, отношение к труду, авторитет 3. Контакты. Ценностями этой области являются любовь, терпение, доверие.

4. Фантазии / будущее. Ценности этой области включают ценность религии, творчества, интуитивных способов жизни.

Человек западной психологической культуры ориентирован на ценности, сосредоточенные в первых двух областях: здоровье, моложавость, спортивность, сексуальная привлекательность, успех в бизнесе, карьеризм,ориентация на престиж и успех. Для него характерен индивидуализм, эгоцентризм, прагматизм.

Цель жизни заключена в обладании этими ценностями.

Для человека восточной психологической культуры приоритетны ценности третьей и четвертой области: необходимость в эмоциональных контакты с людьми, поиск смысла жизни, творческое самовыражение. Они просоциально направлены, склонны к коллективизму, группоцентричны. Следование традициям, которые выросли из опыта многих поколений, является одной из главных ценностей этой культуры, которая нивилирует проблему «отцов и детей», столь характерную для западной культуры.

В периоды исторических потрясений, когда выражены процессы культурной ассимиляции, происходит ломка культурального стереотипа и национальной мотивации, что может способствовать развитию «культурного» шока. Молодые люди, наоборот, склонны к ассимиляции не свойственных предыдущему поколению ценностей и приоритетов, что приводит к межпоколенческим конфликтам.

3.1.1. Факторы, влияющие на процесс формирования исторического своеобразия личности.

Социально-психологический анализ ментального состояния населения Украины позволил констатировать, что процесс переживания человеком неблагоприятной исторической ситуации и адаптации к ней детерминирован целым рядом факторов. Среди факторов, влияющих на персоногенез и определяющих стратегию поведения личности в переломные исторические периоды/ первостепенными являются следующие:

1. Тип воспитания в детстве • Субмиссивный ( от англ. submission - подчинение, покорность, смирение).

Направлен на подавление инициативы, индивидуального стиля поведения и мышления. Поощряется коллективная, ориентированная на безоговорочное подчинение авторитету (отец, воспитатель, учитель, руководитель) стратегия поведения. Следствием такого воспитания в детстве является формирование конформистского сознания, зависимого поведения и определенного менталитета, который немецкий социолог Phurtner (1991) назвал «авторитарным». Adorno (1973) описал «авторитарный синдром», характеризующийся тем, что человек чувствует себя комфортно только в позиции подчинения и послушания. Другие позиции вызывают у него психологический дискомфорт и тревогу. Клинический вариант такого состояния нашел свое отражение в зависимом расстройстве личности. Этот тип воспитания характерен для тоталитарного общества.

• Ассертивный (от англ. assertive –напористый, самоуверенный). Направлен на формирование инициативной, целеустремленной, самодостаточной личности, способной адекватно оценивать и прогнозировать ситуацию и добиваться цели. Характерен для открытого, демократического общества.

2. Характеристика личностных особенностей • Тип психологической культуры, определяющий ценностную ориентацию и социальные приоритеты • Структурные свойства личности (цельность - расщепленность, последовательность - противоречивость, устойчивость - изменчивость, глубина - поверхностность) • Системные свойства личности (зависимость - независимость, адаптивность - неадаптивность, уравновешенность - неуравновешенность, включенность - невключенность в социальные процессы) • Взаимоотношения в системе «Я» и «Другие» (отношение к людям, к обществу, к социальной деятельности) • Механизмы идентификации (личностной, социальной) • Я-структура личности (образ «Я» реального, идеального, социального ) • Самооценка личности. Люди с низкой самооценкой более чувствительны к историческим потрясениям и склонны к невротическим и соматоформным расстройствам. Как правило, они инфантильны и легковнушаемы, в связи с чем они склонны также к фанатическому поведению и восприимчивы к тоталитарным неокультам.

• Уровень притязаний личности • Иерархия потребностей. Лица с доминирующими потребностями самоуважения и самоактуализации (А.Маслоу, 1987.) в большей степени подвержены социально-стрессовым расстройствам.

• Выражение и удовлетворение экзистенциальных потребностей.

• Способность к формированию зрелых психологических защитных механизмов и умение ослабить фрустрацию. Лица с доминирующими незрелыми (невротическими) механизмами психологической защиты склонны к сектанству, фанатизму, социально-стрессовым расстройствам • Способность к перестройке ценностных ориентаций в неблагоприятной исторической ситуации • Убеждения человека. Более уязвимы для стрессовых ситуаций лица, придерживающиеся иррациональных убеждений в отношении происходящего.(K. Rook et al., 1991).

3. Наличие личностных расстройств.

Наиболее чувствительны к историческим изменениям лица со специфическими расстройствами личности (зависимые, тревожные, нарциссические) и расстройствами привычек и влечений.

4. Тип самоопределения личности и выбор стратегии жизни в период исторических преобразований.

3.2. Стратегии поведения личности в неблагоприятной исторической ситуации.

Выбор стратегии жизни в период исторических преобразований – чрезвычайно важный фактор не только для направления исторических преобразований в стране, но и для психического состояния ее граждан. Так, пассивная жизненная стратегия чревата развитием невротических расстройств и аутоагрессивным поведением (алкоголизм, наркомании, суициды). К.А.Абульханова-Славская, изучавшая психологию советских людей в 70-80-е годы XX века, выявила характерные для популяции формы уходов от действительности (алкоголизация, маскировка личных целей и потребностей под общественно необходимые и одобряемые, двойственность и неоднозначность провозглашаемого и выполняемого в реальности). Результатом этой стратегии поведения, является формирование определенного исторического типа личности, отличающегося характерными психологическими особенностями. Например, описанный социологами и психологами феномен «исключительной терпимости и терпеливости» современных россиян и украинцев.

З.Фрейд в статье «Цивилизация и недовольство ею» (1930) описал следующие варианты «уклонения от неудовольствия» социокультуральной средой:

• уход от людей (достижение счастья покоя) • умерщвление влечений (примером может служить уход от реальности в мир восточных религий, занятие йогой, медитация, то есть обретение счастья покоя в период исторических бурь) • Сублимация влечений (занятие искусством, наслаждение иллюзорным миром и т.п.) • Изменение реальности посредством химических веществ (алкоголизация, наркотизация). К этому могу добавить неизвестную во времена З.Фрейда виртуальную, компьютерную реальность.

• Невроз – как вариант ухода от действительности, психоз – как вариант бунта против действительности.

• Действие вместе со всеми и ради счастья всех.

Проблема выбора поведенческой стратегии в стрессовых ситуациях практически не освещена в отечественной литературе. Обзор современной иностранной литературы по этой теме достаточно полно представлен в работе К. Муздыбаева (1998).

S. Folkman & R.S. Lasarus (1986, 1991) со своими сотрудниками описали 67 видов реакций человека и выделили 8 стратегий поведения в ответ на стрессовые ситуации.

1. Стратегия противостояния. Она выражается в агрессивном поведения, которое проявлдяется как в вербальной, так и в физической агрессии, направленной на объект, создавший фрустрирующую ситуацию или проблему.

2. Стратегия дистанцирования. Характеризуется попытками индивида отделить себя от проблемы и попытаться забыть о ней.

3. Стратегия самоконтроля. Заключается в стремлении к регуляции своих чувств, мыслей и действий.

4. Стратегия поиска социальной поддержки. Характеризуется попытками индивида найти в обществе информационную, материальную и эмоциональную помощь.

5. Стратегия принятия ответственности. Заключается в признании своей роли в порождении проблемы и в попытке не повторять прежних ошибок.

6. Стратегия избегания. Складывается из усилий человека избавиться от проблемной ситуации, уйти из нее.

7. Стратегия планового решения проблемы. Состоит в выработке плана действий и следования ему.

8. Стратегия позитивной переоценки. Выражается в усилиях человека придать позитивное значение происходящему, его попытку справиться с трудностями путем интерпретации обстановки в позитивных терминах.

Следует отметить, что несмотря на то, что использование одной стратегии поведения в стрессовой ситуации затрудняет применение другой, каждый второй человек использует одновременно несколько стратегий совладания с жизненными трудностями. (E.Wethington, R.S.Kessler, 1991). Наиболее продуктивными являются стратегии планового решения проблемы, принятия ответственности, самоконтроля. Малоэффективными являются стратегии избегания и позитивной переоценки ситуации (B.N.Carpenter, 1992;

Ch.J. Holahan, R.H. Moss, 1994;

B. Headey, A. Wearing, 1990).

Люди разных поколений выбирают разные стратегии поведения. Молодые люди чаще используют стратегии активного поведения, пожилые – склонны к избранию пассивных стратегий. Мужчины чаще идут на прямые активные действия либо дистанцируются от проблемы, женщины – предпочитают пассивную стратегию поведения и поиск социальной поддержки(J.Veroff et al.,1981;

A.A.Stone, J.M.Neale, 1984;

K. Rook et al.,1991) Э.Фромм для обозначения приспособления человека к изменившимся социальным условиям ввел понятие «динамическая адаптация».

По признаку «социальная направленность личности» условно можно выделить два варианта самоопределения личности в неблагоприятной исторической ситуации :

1. Пассивная социальная стратегия поведения. Выбор этой стратегии предполагает дистанцирование от ситуации или ее избегание, сужение границ социального взаимодействия, уменьшение уровня притязаний и снижение самооценки. Попытка приспособиться к неблагоприятным историческим условиям таким путем предполагает подавление личностных свойств, что чревато саморазрушением. Э.Фромм считал, что такой вариант адаптации аналогичен неврозу и приводит к неблагоприятным для личности последствиями. Эта стратегия поведения предполагает социальный конформизм или психологический уход от действительности, эскапизм (бегство от жизни), что влечет за собой аутодеструкцию и развитие аддиктивных форм поведения. Н.Пезешкиан (1995) описывает четыре вида «бегства от реальности»:

• «бегство в тело» - переориентация на деятельность, направленную исключительно на собственное здоровье (т.н. бодицентризм), внешность, повышение качества отдыха и секса (т.н. «поиск и ловля оргазма») • «бегство в работу» - работоголизм • «бегство в контакты или одиночество» - чрезмерное общение или одиночество становится единственно желаемым способом удовлетворения потребностей • «бегство в фантазии» -жизнь в мире иллюзий и фантазий, сопровождающаяся размышлениями, прожектерством, философскими и религиозными исканиями без попытки предпринять какое-либо действие.

2. Активная социальная стратегия поведения. Выбор этой стратегии поведения предполагает противостояние ситуации, глобализацию уровня притязаний, повышение самооценки, расширение границ социального действия и сохранение целеустремленности. Если стратегия поведения социально приемлема для данной исторической ситуации, то в конечном итоге это приводит личность к самореализации, если не приемлема (например, девиантное и криминальное поведение), то это ведет ее к деструкции.

Одним из вариантов социально приемлемой стратегии, часто встречающейся в периоды исторических преобразований, является жизненная стратегия, характеризующаяся доминированием политизированных форм поведения с признаками оппозиционности, идеологического радикализма и политического романтизма, а также демократичностью. История полна примеров, когда политически индифферентные люди в периоды исторических потрясений покидают свое профессиональное поле деятельности, изменяют социальное поведение и становятся политическими деятелями.

С точки зрения исторической психологии политическое поведение является результатом аномии, экзистенциальной пустоты, эмоционально негативного отношения человека к социокультуральным переменам. Для него характерны следующие особенности:

• социальная деструктивность, то есть направленность на существующую социокультурную систему • психологический альтруизм, то есть решение не личных психологических проблем, а макросоциальных с отдаленной перспективой для самореализации • ситуативность - политическая активность вызвана не личностными особенностями, а исторической ситуацией.

Массовые проявления аддиктивного поведения (алкоголизация, наркотизация и т.п.),»эпидемия самоубийств», рост социальной деструктивности (агрессия, противоправные деяния), политизация населения являются историко психологическими феноменами. С одной стороны они порождаются неблагоприятными историческими условиями,, а с другой - они могут потенцировать кардинальные социокультуральные изменениями в обществе.

Стратегия исторического поведения личности определяется не только стилем воспитания в детстве и личностными особенностями, но и социально политическими условиями. Например, в стране, выезд из которой затруднен, одним из выходов из неблагоприятной исторической ситуации является «духовная» эмиграция ( стиль поведения Диогена). Человек сознательно отказывается от активной борьбы и погружается в духовные искания смысла жизни.

Схематично пути изменения социального поведения в неблагоприятных исторических условиях представлены в табл.3.2.

Табл. 3.2 Социальное поведения личности в неблагоприятных исторических условиях Социальная Пассивная Активная направленность личности Изменение Уменьшение уровня притязаний Глобализация притязаний и уровня и снижение самооценки повышение самооценки притязаний и самооценки Изменение Уменьшение границ Увеличение границ границ социального действия социального действия социального действия Социальное Аддиктивное, Социальный Эмиграция Делинквентное, поведение суицидальное, конформизм (духовная и криминальное, эскапизм физическая) политическое поведение Стратегия Дистанцирование, Поиск Выход из Противостояние, поведения в избегание социальной ситуации активная отношении поддержки включенность в ситуации ситуацию Результат Аутодеструкция, остановка Путь к самореализации или «динамической процесса самореализации деструкции личности адаптации» 3. 3. Динамика личностных изменений в неблагоприятной исторической ситуации.

Реакция личности на неблагоприятную историческую ситуацию растянута во времени и подразделяется на несколько периодов (Е.Ю.Боброва, 1997) Первый период –«стресс остановленной самореализации». В этот период личность находится в состоянии фрустрации и психической дезадаптации.

Нарушаются интерперсональные коммуникативные связи, доминируют агрессивные или аутоагрессивные стратегии поведения, в психическом статусе преобладают депрессивные расстройства с соматовегетативным компонентом.

Классическим клиническим примером «стресса остановленной самореализации» может служить «невроз безработного». При психолого-психиатрическом обследовании лиц, зарегистрированных в центре занятости и пребывающих в состоянии безработицы от нескольких недель до нескольких месяцев, было выявлено, что только 58,7% среди них психически здоровы, 29,3% имеют астенические и аффективные нарушения, а 12%-психические заболевания (А.В.Гычев, П.П.Балашов, Е.Н.Попова, 1995).

Второй период-период перестройки ценностных ориентаций, восстановления утратившей целостность и понятность картины мира, коррекция самооценки и уровня притязаний. В зависимости от индивидуальных психологических характеристик возможно несколько вариантов объяснения собственной жизненной ситуации. Наиболее часты два психологических варианта объяснения:

«Я плохой»- «Мир плохой». И тот и другой не продуктивны и по сути являются вариантами невротических механизмов психологической защиты. Целостность картины мира восстанавливается лишь на короткий срок, после которого человек оказывается в «состоянии безверия». Клинически в психическом статусе этих лиц доминируют невротические и депрессивные расстройства.

Третий период-нарастание кризиса идентичности и формирование клинически и психологически очерченых его вариантов.

Понятие “ кризис идентичности” в американской психиатрии был введен специально для описания психической дезадаптации, вызванной социальными потрясениями. Под термином “ идентичность” понимают восприятие личностью самое себя, а под “кризисом идентичности” — потерю чувства самое себя как личности, неспособной принять роль, которую ему предписывает общество на данной стадии своей истории, либо приняв ее — адаптироваться к ней.

Б.С. Положий (1994, 1995) выделяет 4 варианта кризиса идентичности.

1. Апатический вариант — составляет около 40% всех выявленных случаев кризиса идентичности. Клинически он проявляется тревожно–депрессивными расстройствами, потерей жизненной перспективы, снижением активности и целеустремленности, уходом в мир своих переживаний, снижением самооценки, замкнутостью, пассивным ожиданием решения своих проблем. Этот стереотип поведения способствует развитию социально–бытовой и профессиональной дезадаптации.

2. Диссоциальный или агрессивно–деструктивный вариант — составляет около 12% от всех выявленных случаев кризиса идентичности. У этих личностей преобладает аффект злобы, дисфоричность, тенденция к разрушительному поведению и бескомпромиссным суждениям. Мышление приобретает сверхценный, а в некоторых случаях и параноидный характер. Следует отметить, что с одной стороны, они легко внушаемы и легко индуцируются лидерами, а с другой стороны, они сами являются мощным индуктором в толпе. В силу этих особенностей, данные личности часто примыкают к экстремистски настроенным группам, являются активными участниками различных акций, придавая им агрессивно–деструктивный характер. Кроме того, их часто можно видеть в криминальной среде.

3. Негативистический или пассивно–агрессивный вариант — составляет около 27%. Эти лица панически боятся всего нового, пессимистически воспринимают любые экономические и социальные новации, они постоянно испытывают чувство неудовлетворенности, не делая при этом ничего для изменения обстановки. Их пассивные протестные реакции заключаются чаще всего в постоянном брюзжании, желчной критике, пассивном противостоянии внедрению нового.

4. Магический вариант — составляет около 21% от всех лиц с кризисом идентичности. У этих личностей преобладает магическое мышление, которое формирует поведение, мировоззрение и весь стиль их жизни. Их отличает повышенный интерес к метафизическим проблемам, ко всему иррациональному и паралогичному. В норме магическое мышление свойственно примитивным культурам и детям, а как психопатологический феномен оно встречается при шизофрении и обсессивно–компульсивных расстройствах.

Исследователи отмечают, что в периоды исторических потрясений обществу в целом свойственна “метафизическая пораженность” (активный интерес к астрологам, экстрасенсам, колдунам, ясновидящим и т.п.), и объясняют это тем, что магический стиль мышления носит характер защитного психологического механизма и снижает уровень тревоги и напряженности. Магический вариант кризиса идентичности может привести к опасным социальным последствиям.

Ярким примером может служить деятельность секты “ Белое братство”, описание которой представлено в главе 10.4.

Проявления “кризиса идентичности” клинически полиморфны, но их объединяет социально–стрессовый механизм возникновения.

После этапа исторического переживания наступает время духовных исканий и исторического самоопределения. Этот период характеризуется появлением и стремительным распространением в обществе не свойственных ему ранее различных религиозных доктрин, философских течений, политических предпочтений. Одним из главных мотивов поведения человека в переломный период истории является стремление к обновлению и поиск новой веры и мировоззренческой позиции. Именно в этот период максимальна потребность в целителях и экстрасенсах, экзотических для данной культуры религиях и новых учениях. Эти мировоззренческие установки становятся массовыми, что влечет за собой изменение в массовом сознании. Именно в этот период отмечается максимальное проявления фанатизма.

3.4. Феномен поколения Психиатрия - одна из немногих медицинских дисциплин, где проблема поколений представляется весьма важной как в диагностическом, так и в лечебно реабилитационном процессе. Дело в том, что крушение сверхдержавы, которой был СССР, сопровождалось кардинальной сменой культуры, идеологии, иерархии ценностей, мировоззренческих установок, остававшихся неизменными на протяжении трех (!) поколений советских людей.

Учет возрастных различий между пациентом, его ближнего окружения и терапевтом всегда являлся важной составляющей лечебного процесса, но, пожалуй, никогда этот параметр не становится столь значимым, как в периоды исторических преобразований. И сегодня, как никогда, актуальны мысли французского психоаналитика Жака Лакана (1901 – 1981) о том, что беседа пациента и терапевта это процесс взаимодействия между их культурно историческими корнями, то есть образно говоря – это беседа ментальностей.

Культурно-историческая база как пациента, так и врача (психотерапевта, психолога) включает в себя пол, возраст, религиозные убеждения и вероисповедание, опыт пережитых исторических событий, национальные особенности, сексуальные предпочтения ориентаций.Для достижения эмпатии и продуктивной работы (особенно психотерапевтической) с пациентом врач должен понять и оценить не только психопатологическую и личностную структуру, но и культурно-историческую неповторимость пациента.

Стремительные изменения в обществе способствовали возникновению интергенерационного расщепления, характеризующегося с одной стороны непониманием между поколениями, а с другой – целым рядом поколенческих различий, которые необходимо учитывать при диагностике и коррекции психических и поведенческих расстройств.

Поколение — возрастная группа людей, формирование характера которых происходит под влиянием определенных исторических событий, экономических и культурных условий, что обусловливает общность и сходство некоторых личностных характеристик в результате сходного для представителей данной возрастной когорты социального опыта( А.Е.Боброва, 1997) Проблема хронологических параметров поколения («длины поколения» по Рюмелину) не нашла своего однозначного решения. Французский юрист Дромель выделяет понятие «политическое поколение» и считает, что его власть длится лет. Испанский философ XX века Х. Ортега – и –Гассет считает продолжительность одного поколения равной 15 годам, русский поэт В.Хлебников – 28 годам, в толковом словаре Владимира Даля на 100 лет считают 3 поколения.

Рассматривая поколения, как историко-психологический феномен, А.Е.Боброва пришла к выводу, что поколенческая принадлежность личности обусловлена ее историческим своеобразием или поколенческой спецификой.

Поколенческая специфика личности- это комплекс личностных свойств, сформированный в определенной исторической ситуации, оптимально соответствующий адаптации личности к данному состоянию социальной системы.

Б.Г.Ананьев считает, что принадлежность к определенному поколению является важнейшей характеристикой личности, лежащей в основе ее поколенческой специфики. «Возрастная изменчивость индивидов одного и того же хронологического возраста, но относящихся к разным поколениям, обусловлена социально-историческими, а не биологическими причинами» - писал он.

Степень влияния исторической ситуации на личностную динамику зависит от возраста, в котором человек переживает историческое событие и его индивидуально-личностных особенностей. Так, на ребенка исторические события, происходящие в обществе оказывают меньшее влияние, чем на молодых людей, переживающих период самоидентификации и активного формирования мировоззрения. Как правило, представители поколения молодых становятся активными участниками всевозможных акций, направленных на социальные изменения.

Исторический психолог Е.Ю.Боброва (1997) выделяет следующие поколения, живущие в настоящее время в постсоветских странах (табл. 3.3 ) Табл. 3.3 Поколения, живущие в настоящее время в постсоветских государствах Условное Годы Эпоха- Время Историческое название рождения историческое юности событие поколения название Поколение 1910-1935 Эпоха 1930- Великая ветеранов сталинизма 1955 Отечественная война Шестидесятники 1935-1945 «Оттепель» 1955- ХХ съезд КПСС, 1965 Целина Потерянное 1945-1960 Эпоха застоя 1965- - поколение Поколение 1960-1965 «Период пышных 1980- - бизнесменов похорон» Нигилисты 1965-1970 Перестройка 1985- - Наблюдатели 1970 и Постперестройка 1991 и Путч, ГКЧП, далее далее распад СССР, образование независимых постсоветских государств Проблемой историко-психологических различий представителей разных поколений занимаются в основном социологи, демографы и исторические психологи. Однако в последнее время данная проблема становится все более актуальной для психиатров и медицинских психологов.

Прежде всего речь идет о различном психологическом состоянии и социальном самочувствии представителей разных поколений в периоды социокультуральных преобразований. Ухудшение социального самочувствия является немаловажным фактором в генезе психических расстройств, особенно непсихотического и поведенческого круга. Поэтому, говоря об исторической динамике психического здоровья населения и профилактиктических программах в сфере охраны психического здоровья, нельзя обойтись без анализа психологического состояния и социального самочувствия представителей разных поколений. Результаты такого анализа будут представлены в главе 4.

Учет феномена поколения немаловажен и при рассмотрении вопроса о социокультуральном патоморфозе психических и поведенческих расстройств.

A. Sadek, проведя транскультуральное исследование эндогенной депрессии пришел к выводу, что тяжесть депрессии положительно коррелирует с жесткостью социальных, моральных и религиозных норм. Взаимосвязь между тяжестью депрессивных фаз и исторической эпохой, в которой формировалась личность, подтверждена в работе Л.С.Драгунской. По ее наблюдениям, у пациентов старшего поколения (старше 60 лет) депрессия протекает в виде тяжелых классических фаз. Психологически эти больные характеризовались прочно усвоенными стабильными стереотипами поведения и ригидной, несколько ретардированной системой ценностей. Эти характеристики отражают единообразие и жесткость социальных норм в отношении мировоззренческих, поведенческих стратегий и иерархии ценностей в эпоху, когда формировались личностные качества этих пациентов. Показательно, что согласно данным анамнеза, депрессивные фазы протекали тяжело у этих лиц и в молодом возрасте.

Знание психологических особенностей различных поколений необходимо также и при диагностике личностных расстройств, которая базируется преимущественно на оценке поведения индивида и степени его адаптивности к социальной среде.

Стиль поведения, адекватный (то есть «нормальный» с психиатрической точки зрения) для недавнего прошлого, становится неадекватным ряду новых социальных условий. Возникающая межпоколенческая нетолерантность вызывает реакцию протеста, оппозиции, уходов, что является почвой для формирования зависимого поведения (чаще алкоголь- и наркозависимого).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.