WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕНГИЗ ГУДАВА РАННЕЕ КНИГА СТИХОВ im WERDEN VERLAG МОСКВА AUGSBURG 2002 РАННЕЕ «Я живу потому что на свете есть ты…»................................................ 3 «Уйти от этого!..»

................................................................................. 3 Поэма о сером....................................................................................... 4 «Мне день не свет…»............................................................................ 6 «Судьба, куда ведешь меня…»............................................................... 7 «День прошел...».................................................................................. 8 «Я в аду…»............................................................................................. 9 Тяжесть...............................................................................................10 «Встань с больной постели…».............................................................11 «Спроси меня и я отвечу…»................................................................. «Огромный мир! Люблю тебя безумно!..»......................................... «Вспоминаю тебя наших первых дней…»............................................ «Я шел один…».................................................................................... «Отгремела гроза и пропала…».......................................................... Мой путь............................................................................................. «У меня только одна жизнь…»............................................................ «Кто был он?».................................................................................... «Я не поэт, я странник…».................................................................... Страна безмолвия............................................................................... Тенгиз Гудава родился в Грузии в 1953 году. Окончил мединститут в Москве. Дважды был осужден за правозащитную деятельность. В совокупности отсидел около 6 лет. Последний срок отбывал в Перми, в политлагере №35, месте заключения Щаранского, Анатолия Марченко, Корягина, Некипелова и др. В году был выслан в США. Жил в Мюнхене, теперь — в Праге. Работает на Радио Свобода © Тенгиз Гудава © «Im Werden Verlag», Мюнхен, info * * * Я живу, потому что на свете есть ты Я дарю тебе сердцу родные цветы Ты во всем и я знаю: лишь ты Одна у меня, как слеза Ничего больше нет… Только нежности снег Только бледности свет Только губ размягченных в истоме след На моих печальных, застывших глазах Уходила ты, ничего не сказав Приходила и вновь, как тысячи раз Восставала заря Твоих сказочных глаз Обретал я покой И весь мир, как одно Прорывался в открытое Настежь окно.

* * * Уйти от этого!

Уйти, уйти от повторения, От дел в себе.

Уйти в зеленую весну, в лето В бушующем спокойствии творения И руку протянуть судьбе.

Обычное — как тление… О, мрак, сгущающийся над незнаньем!

О, дни никчемные Уйти от вас!

И скрыться за дорогами, за зданьями, За деревьями высоченными Пока мой факел не погас.

Пока усталости объятья не сомкнулись И звезды вдалеке пока горят… Уйти туда, за горизонты дикой мысли За чувств бездонные, безбрежные моря!

Прочь, прочь отсюда!

От этих стен, от этой серости, однообразия От этих окон в никуда.

Бежать от этого нечеловеческого люда!

О, ни Европа и ни Азия!

О, вопиющее ничто!..

Одно лишь копошенье Липкие пальцы забот на шее Цепкие руки тревог На мне. Паутина проблем.

А суть одна: опустошение И время как растоптанный цветок У наших ног… Уйти от этого, Уйти насовсем!

Оставить все как есть, все бросить Забрать с собой лишь жизнь!

Уйти в ту белую зиму, в ту осень Что землю утром освятя Мне улыбнется как дитя.

Поэма о сером Пусть тебя укусит зеленое И ты напьешься разноцветных красок Разнарядишься нарядами ярких масок И наешься цветов, Нет, у тебя не хватит ртов Охватить великое серое Смотри: оно во всем засело Все им окрашено, серым Дома, окна и стены Глаза, мысли, движения Старение, и омоложение, Все мысли и чувства И самое высокое искусство — Серо и однообразно.

Серость как клеймо и миазмы Как потухший телеэкран И во всю вселенную рана Во всю душу и тело.

Попытайся от него отделаться!

Небо все и земля вся Умирают от серой грусти Ты руку запусти в его устье И муть подними со дна… Серая грусть одна.

Серое одиночество.

Имя твое и отчество Стерты как на могильном камне Замусолены веками.

Заволокло, затолкло, замарало И не убежать от него никуда Нарост за наростом — слюда Вросла злокачественным минералом.

Подкралось по кошачьи… Рушатся здания, крошатся Кирпичами, известью и бетоном А над кронами Сухих и плоских деревьев Свинца больною ражью твердь — Купол безверия И смерти.

Знай свой диагноз, гражданин муравейника, Будь ты героем труда или бездельником Столбом стоит в венах Мертвящей, дымящейся серою Непобедимое, болотное, геенное — С е р о е!

Нет ничего Слабость и тлен Серое ночь Серое день Под знаменами Под транспарантами Под высоковольтными проводами Мрачным свистящим знамением Мечутся стальные аппараты И падают чугунные башенные краны С неба на асфальт.

По городам турбиной Взвыв адской Шагает всевидящая машина В сером штатском И кричит бессмысленность И ревет бессмысленность Безбожием, бесчеловечностью И стонет бессмысленность:

Краски лишь миг, серое — вечность!

* * * Мне день не свет Мне ночь не тьма Мне все равно куда Плывет моя ладья Мне все равно Куда несет меня Теченье мутное И вечная возня Ни тишина, ни гром, Ни стон мне ни к чему Не знаю все зачем так кружится И почему И в голове так кружится Сегодня и вчера Смешались эти мутные деньки С утра до вечера.

Вокруг куда ни кинь Везде одно и то же Одна смурная дурь Одни слова и рожи Железный бурелом И каменные стены Не для меня, не мне.

Взбиваясь мыльной пеной, Бежит чумная дель И суетятся трупы И мечутся скелеты И дрыгает постель Мне мир не жизнь Мне смерть не рай Я ухожу в безбрежную пустыню И перешагиваю через край Я ухожу в ничто Навеки, навсегда И оставляю позади Дымящиеся города * * * Судьба, куда ведешь меня К каким безумствам, каким краям?

Каким ножам бросаешь жизнь мою Безжалостно ее кроя?

Что хочешь доказать мне, что внушить В чем убедить уставший разум мой?

В каких огнях изжечь его и иссушить Сковать какими льдами лютою зимой?

Уверить в том, что слаб я? Уличить В бессилье изменить огромный этот мир Стремишься ты, судьба? Бросая меня в пир Нечеловеческих терзаний, мук и пыток… Все отнимая у меня, сметая все следы Дерзаний моих робких и попыток.

Иль убедить в том, что я — раб твой Жизнь моя — в руках твоих Тебе одной подвластна А я ничтожен, и ничтожно все К чему иду, к чему стремлюсь так страстно?!

А может смысл непознаваемый, не ведомый никем Преследуешь, — жестокий смысл бытия, — Ведущий к аду или раю?

Но что он мне, когда я глух к нему и нем?

Не знаю я, не знаю я, не знаю… Остекленевшим взором озираю крах Все разлетается:

Пылинки счастья, капли чувств, крупицы знаний Все обращается в бессмысленность и прах Горят, горят сады моих желаний Вдруг рассыпаются града надежд И падают колонны моих зданий Судьба, судьба! Куда ведешь меня?

Какие новые мне даришь испытания?

Какой последний мне готовишь бой?

Как в жутком сне, во тьме неведенья, незнанья Я вновь и вновь все выхожу на поединок Сам с собой.

Бросаешь в пустоте меня, в бреду И терниями посыпаешь мое ложе… Куда я падаю? Куда иду?

Кому кричу я: Боже!

Куда я падаю? Куда иду?..

Да, знаю, слаб я, слаб!

Безумьем растеклась во мне мирская блажь Мгновеньем околдован замер я, застыл И мир в глазах моих мерцает, как мираж.

Душа от ран больна и скована тоской Не встать и не понять Не заслонить рукой Черно кругом! Несется вражья рать Топча любовь и убивая веру, и покой… Но к той душе, пусть слабой и больной Тянулись стебли, листья, шелестя, Склонялись к ней цветы Я в мир жестокости, холодный мрак земной Нес солнце человечности и доброты!

Да, я ищу, мечусь… но счастья лучезарный облик Как драгоценность в сердце я ношу Ловлю неуловимый смысл, Безбрежных истин отблеск Хочу схватить руками, не могу… И я зову, прошу:

Судьба, яви знаменье мне!

Хотя б на миг, лишь вспышкой краткой озари Мой путь Чтоб мог окинуть даль терпения и зла Чтоб было силы встать, и, встав, перешагнуть * * * День прошел Погас зеленый свет И растворился в звездной пыли Звуков нет И шорохи застыли.

День прошел… Мир где?

Вдали огни Во мне?

Там, за черным стеклом… И в безразличии — Во сне.

День прошел… Снова ночь Пустая В оковах железных Словно призрак и неизбежность Ночь! Что сказать мне тебе?

Что прокричать в твою бездну?

Где дней логика И смысл ночей Когда все так пусто и плохо?

Достигла пика Бессмысленность слов и речей Словно блохи На чистой стене Крохи Отдельных мыслей Желания скисли И лежат как мертвые На простыне.

Мысли, мысли!

Зачем вы покинули Меня одного?

В пустыне бреду В бреду одиночества Моего.

* * * Я в аду, я в аду, я в аду Никогда я к тебе не приду Не скажу больше нежных слов И не отведу беду Я в аду и нельзя мне помочь Надо мной безысходная ночь Вижу боль, вот она — боль и боль Как на ране открытой соль.

Вижу боль, вот она — боль во всем Растянулась на мир вечным днем Отойди все прочь от меня!

Пусть один я во власти огня!

Отойди, родная, и ты Видишь, стерты мои черты Видишь, стерты все знаки в лице Я вишу на виселице Я кружусь в зла и мук круговерти Смерть несите мне, красные черти!

Смерти мне не дождаться — я вечен, Этот ад — бесконечен.

Дорогая моя, прощай Укатилась моя суть за край Видишь: моя кровь везде Я распят на красной звезде.

Я в аду, я в бреду, я в огне Нет пощады мне, нет прощения мне Я проклят страной — Сатаной.

Тяжесть Тяжела голова Мысли липнут друг к другу И пружина упруга Тяжела голова Тяжела пустота Свет слабеет и гаснет И чернеет опасность Тяжела пустота Тяжело ожиданье В суете и беде И вокруг не те Тяжело ожиданье Тяжела строка Тяжела как плита И пуля отлита Тяжела строка Тяжелы как пытка Мои смех и улыбка Думы и сны Несносны Тяжелы не в мочь Немота и ночь Судорогой свело Тяжело.

* * * Встань с больной постели Ведь птицы уж пропели Твой последний час Свет дневной погас И бросил нас Скажи ты мне хоть слово Чтоб я услышал снова Голос твой Со мной постой Во тьме пустой.

Увидим мы друг друга И обрету я друга Единственного, преданного мне Приди ко мне во сне… Ушел последний трамвай Ушел, укатил за край И смолк стук его колес Ты слышишь, он унес С собой горечь наших слез И облака наших грез.

Эй, Неопределенность!

Где струны твои?

Где свет?..

...

Твои глаза заволокло легкой дымкой И в голове закружились снежинки Где то из шорохов и капель струилась музыка И было легко, как в сказке В твоем поцелуе.

...

Встань с больной постели Обнимись со мной Заглянем: что там, за той весной?

Что там, за той стеной?

Что там за жизнь?

Жизнь.

* * * Спроси меня и я отвечу Ты жив? Да, жив!

Идут мои года И я иду годам моим навстречу Спроси: когда ты жив?

Я жив тогда, Когда сверкнет в глазах моих Нездешнее сиянье Я жив в своих воспоминаньях Жив в надеждах, В этих строках… А сейчас?

Сейчас — не знаю… Я не могу поспеть за осознаньем Меняющим обличья и одежды… Сейчас я раб лишь рока Чего желаешь ты?

Покоя? Красоты?

Нет! Я желаю страсти!

Хоть и боюсь ее как грозного ненастья Цепляюсь за отжившие мгновенья… Желаю одухотворенья!

Одухотворения и счастья!

Спроси меня, спроси, не уходи Отвечу я на все твои вопросы.

Спроси: что ждет меня?

Что будет впереди?

За этим летом снова будет осень За этой ночью снова будет день Ворвется шаловливая Удача, Бубном звеня и с шапкой набекрень В мою обитель. Все перевернув, Переиначив все на свой мажорный лад И зацветет вдруг хмурой осенью Неистовым цветеньем старый сад.

А может и иначе… Войдет в мой дом старушка тихая Усталость Загасит свечи перед алтарем, Задвинет ставни и задернет шторы И вдруг умолкнут, напоясь бессмысленностью Все мечты и разговоры И некому молиться, некого просить Я руку протянув во тьме, Остановлю часы.

* * * Огромный мир! Люблю тебя безумно!

Все переливы твоих красок и огней Все, что в тебе и глупо и что умно Ночей всех негу, безалаберность всех дней!

Все, все! Поля твои и степи, Леса твои, пески и воды Огромные стальные города.

Гигантские железные заводы.

Люблю лихорадку безумных идей Цвет ярко синий, цвет ярко красный Потоки бегущих куда то людей Потоки машин и очередей, Домов, тротуаров и площадей… Зову этот мир прекрасным!

Зову этот мир жестоким И серым, пустым как бокал.

Пусть нервы шипят и рвутся Не выдержав накал Пустота зазывает и усталость влечет Время медленно течет… Пусть проходит что то без слез Без надрыва и надлома Сегодня, вчера. На работе и дома А ночью небо усыпают бриллианты звезд А в тишине вдруг словно ниоткуда Засеребрятся, заискрятся звуки И сотворится чудо!

И отлетят вдруг шелухой ненужной муки.

И вот я вновь родился И свет увидел Солнца И я — дитя в огромном странном мире И мир зовет меня за утренним оконцем И раздвигает ставни шире шире Люблю тебя, люблю, огромное Творенье!

Ты — мать моя, Земля! Отец мой — Белый свет!

Я побегу в объятья ваши босиком По ручейкам и лужам лет.

Я захлебнусь теплом вашей свежести Я миллионы раз умру от трепета зари Мир бесконечного добра и нежности Сияньем благодати меня озарит… Будь, будь вовек все живое!

Пусть я — ничтожная пылинка бытия — Сгорю, растаю. И меня пусть скроет Высокая зеленая трава и небо голубое голубое Но и тогда я буду петь восторженность Я не умру, лишь обращусь в безликое тепло и ласку Засеребрюсь снежинками игривыми на Рождество Лучами золотыми разольюсь по миру на святую Пасху Какая боль. Какое содроганье!

В тебе вечная Новь — Музыка!

Люблю, люблю, люблю, люблю!

Непреодолимое влечение как блюз Это вечное рождение. Как исцеление Как наркомания и наваждение!

Огромный мир, люблю тебя, люблю!

Твои водовороты и трясины Сумятицу проблем, распутицу забот И тишину над Грузией зеленою и белою Россией И бой колоколов над родиною Геей И гул иных племен и грохот новизны Все принимаю, все зову, во все верю!

И провозглашаю весть любви благую на весь мир.

* * * Вспоминаю тебя наших первых дней В золотистом узоре горящих свечей В розовом дыме и каплях слез Твой взгляд застывал как на иконе И уносили в счастливый мир грез Меня сильные кони.

Просыпался я посреди ночи С мыслями о тебе и со стоном В темноте твои очи Горели мне… С тихим звоном Падали капли дождя Сонно Все замирало и уносилось Ты оставалась бледна и спокойна Все было слабостью, все было силой И мир шел полноводной рекою.

Именем твоим звались в ту пору Земля и небо Город над нами высился крепостною твердыней Мы шли к нему звездной тропою И всего чего с нами не было Не было в помине.

Марина! Волшебное слово Им как ключом открывались двери В смысл. В чудо. Ожидание Наших свиданий было полной суеверий Жалости и содрогания.

Была музыка, ты помнишь?

Just impossible, I am woman sixty four… Вкалывал старый магнитофон Крутилась бобина, а за окном Была чернота. В ней отражались Комната, стены и ты держала В руках журнал Popfoto.

Ссыпались иглы с неистовой елки Того тысяча девятьсот семьдесят пятого года Все изживало себя, умирало и прорастало В сплошной скальной породе И холодном металле.

Летели мгновенья Менялись желания И время ложилось В воспоминания.

* * * Я шел один Печально лил дождь И день уже гас в сером мраке И не было чувств В уставшей душе Позабывшей смеяться и плакать.

Струилась вода по застывшим глазах Я смотрел и протягивал руки Воздух брал их себе Мокрый воздух как сень Избавленья от зла и от муки.

А потом я входил в теплый дом Мне хотелось проснуться и верить Уносить тишину, оставлять пустоту Проходя сквозь открытые двери Тускло лампочка тлела Дождь стучал по окну И в стакане вода холодела И в забытьи душа, крепко скулы сомкнув Отрывалась от бренного тела.

Обезличивались и текли Однообразно серые деньки Проходили так близко, совсем рядом рядом, Уносились и гасли во тьме огоньки За промокшим заброшенным садом А в саду том деревья клонились к земле От усталости и огорченья И в забытьи седом, покорившись судьбе Растворялись в закате вечернем.

* * * Отгремела гроза и пропала В дальней тающей дымке Движение остановилось В причудливом фотоснимке Огонь с костров смыла Не оставив следа Холодная студеная Дождевая вода Этот мир сверху вниз Зелень синь Грянул вдруг болью дикой Нестерпимой красы.

Набухли земля, кора Напряглось в измождении Все сущее… и позвало Начало рождение Отверзлись грани, отделилась Явь ото сна Когда восстала над миром Нагая юность весна.

Мой путь Я шел сквозь мрак ночей Сквозь краски дня И звезды вдалеке Горели для меня Прошедшие года Я оставлял в тоске И исчезал мой след На тающем песке Встречались мне в пути Надежда и печаль Я продолжал идти В неведомую даль Я шел, когда не мог Идти уж более Был вымощен мой путь Кирпичиками боли И проносились мимо Калейдоскопы лиц Ревущие машины Неслись навстречу мне Я вздрагивал во сне И все свершая в срок Тернистою тропой Водил меня злой рок.

Я шел сквозь города Усталости нес бремя И бок о бок со мной Шло время И вот у цели я Сбылась мечта… Зияет впереди П у с т о т а.

* * * У меня только одна жизнь Одна, одна Другой не найду, не встречу Не подниму со дна И нет, не буду я вечен Мой путь пройдет Сквозь огни, бури и смерчи Сквозь зной и лед И будет конец. Бесконечность… На веки веков, навсегда Исчезну я, сольюсь с звездной бездной Не оставив следа.

У меня только одна жизнь Моя, моя В какие вести ее страны Какие края?

И в жертву какому богу Ее отдать Богов в мире много Не сосчитать Что боги! Вон снегом белым Вселенная у моих ног Парю над нею в бездействии Как спящий бог В бездействии и забытьи. В томлении В тлену и печали К чему прикоснуться во времени И разбудить Начало?

В чем изойти? В чем, в чем?

Прокричать дико: это моя высь!

Настигнув, схватить за плечо Какой единственный смысл?

Что выбрать: то или это Раз и навсегда Ринувшись в бездну ответа:

Нет, или Да… У меня только одна жизнь Года, года Сплетена венками надежд Их череда Омыто дождями слез Их естество Пронизано красками грез Как волшебством Жизнь, жизнь моя! Моя боль Зови меня вновь, зови По скалам безумия в Новь Понесу тебя в чаше любви И буду гибнуть, и пить твою силу И снова жить Какою ценой оценить тебя? Скажи мне Скажи, скажи У меня только одна жизнь… * * * Кто был он?

В странности жизнь его текла И эта странность им осознавалась Она все проявлялась В немощи и неудовлетворении Хоть и была порой светла Суть сотворенья Душа кричала:

Мир! Прижмись ко мне, прильни!

Как женщина, как страсть безумия безумней… Но тело было мумией Но мир то этот был нездешний И шелестели безалаберные дни Ручьями вешними Кто был он?

Его разум слаб как во сне Его руки слабы, его дни сочтены Стоял он у времени белой стены А за стеною той хлопьями падали грезы Была синева над ним синей Розовее розы.

Спускалась ночь… Он видел день в таких необычайных красках!

В таких звучаньях открывалась ему тишина!

Ну в чем была его вина?

В чем смысл провалов в пустоту и сон?..

Не мог воспринимать побои лаской Гармонией — стон.

Кто был он?

Его создала соль сумасшедшего века Был глупцом или умником богдыханным?

Падал трупом бездыханным Был как воздух везде, его чувства — реки Он жил среди нас. Один. Как все: был человеком Был человеком Кто был он?

В странности жизнь его текла И эта странность растворила очертанья Добра и зла. Всему лишь вышла мания — Избыться и порукой и гореньем Хоть и была порой светла Суть сотворенья.

* * * Я не поэт, я странник По миру бреду, горя И срываю цветы безумных Наслаждений и горя Чудесные вижу краски, волшебные слышу звуки Неистовство буйных красок! Безумие мира звуков!

Бегу их, бегу к ним навстречу сквозь слабость свою Скуку и муки.

Я не поэт, я губка Впитывающая влагу света Никчемность — удел мой, беспутство… Несу их как имя поэта.

Никчемность… но пусть не смолкают В душе моей буря и шквал О, чувства! В меня, не жалея Вонзайте свой острый кинжал!

И слезы душите и рвитесь Потоки желаний и грез Я жажду вас. Жду с нетерпеньем Как ждут после зноя гроз.

Я не поэт, я слабость Себя не в силах спасти, То возношусь над миром На крыльях своей слабости… То падаю… скорбию белой Мой взор покрывает иней И скорбь та тиха и прекрасна Величественна как богиня.

То снова взвивается пламя Неистовых мыслей и чувств Страстей неизведанных знамя Зовет к горизонтам искусств И образов пестрые стаи В глазах моих снова стоят Нет. Я не поэт. Я не знаю… Всевышний ответь мне: кто я?

Страна безмолвия Войду в страну безмолвия Неторопливо, странно, Оставив позади весь шум и звон, Оглядываться не смогу, не стану, — Огляжу безмолвие со всех сторон.

Безмолвие бело и величаво, Раскинулось на вечность как ковыль;

Я подойду к безбрежности причалу, И отряхну с подошв земную пыль.

Скажи мой шаг, поведай Прощальным поцелуем, Скажи далекий ветер, не молчи, скажи!

Каких безумств нещадно били струи?

Каких страстей в убой секли ножи?

Что было в том биении?

Что отмеряло сроком Сует мольбу и гимн зари?

Где были вы, безумцы рока?

Где были вы, судьбы цари?

Где были вы, где были?

Где было, что пропало?

Ответьте назначенья и очертите круг, Серебряным свеченьем хрустального начала, И камнем, обратившимся живою болью вдруг… Прости, пропащее! Прощай, дорога!

Я что то не сберег, я опоздал, забыл, И руку протянув, – я хладного порога Коснусь… и инеем сойдет сквозная быль.

Застыли тут снегами Жалость и потеха, Остановилась изваянием любая прыть… Страна безмолвия! Былого эхо Простили все, что тщилось жить.

Пойду навстречу снам Забытья и покоя, И все что было мной исчезнет вмиг… Я огляжу безличья белый мир, И в тишину его вольюсь рекою.

Сплелись пути исканий Скорбным строем… Я отстраню последний жар и лед;

И тишь заветная, безмолвие святое, Приблизится. И позовет.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.