WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |

«Онлайн Библиотека Психиатрия В.А. Гиляровский ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ За период, прошедший со времени выхода первого издания, выяснилась еще больше необходимость в пополнении сравнительно ...»

-- [ Страница 14 ] --

Несомненно можно говорить о катестезическом бредообразовании, в котором большую роль приходится приписывать изменению органических ощущений и который можно считать типичным для всех хронических отравлений. Особенно резкое поражение при этом центров вегетативной нервной системы имеет большое значение также для изменения личности. Последнее особенно отчетливо выступает при инфекционных заболеваниях и прежде всего при эпидемическом энцефалите, но в сущности те же явления приходится наблюдать и при отравлениях. Психические изменения после эпидемического энцефалита чрезвычайно близки к известным картинам психопатий, для которых принимается эндогенное происхождение. При эпидемическом энцефалите они объясняются возбуждением подкорковых узлов, вызванным инфекционным процессом, и нарушением контактов с корой, но такой же сдвиг имеет место и при отравлениях, например алкоголизме или кокаинизме, с той только разницей, что хотя акцент и здесь стоит на поражении центров вегетативной нервной системы, но затронута также и кора. Картина психической дегенерации, свойственная алкоголизму и вообще наркоманиям, также характеризуется усилением влечений низшего порядка, в особенности полового, подчеркиванием эгоистических тенденций, эгоистическими установками и ослаблением задержек, допускающим возможность и воровства, и обмана, и насилия. Чем длительнее отравление, тем резче явления психической дегенерации и тем больше разрушения мозга и расстройства его как анализаторных, так и интегрирующих функций, равно как и все меньше возможность образования новых условных рефлексов. При этом дело не ограничивается только одним количественным нарушением, но и наблюдаются общие расстройства функционирования с характером упадка. При исследовании процессов возбуждения нередко оказывается, что сравнительно слабые раздражения дают очень сильный эффект, тогда как сильные остаются совершенно без результата. Изложенная схема действия наркотических средств и в частности алкоголя дает возможность легче усвоить отдельные клинические картины, развивающиеся на почве алкоголизма, именно острого опьянения, хронического алкоголизма, белой горячки и затяжных алкогольных психозов.

Состояние алкогольного опьянения (ebrietas) К тому, что сообщено в предыдущем о действии алкоголя вообще, к характеристике алкогольного опьянения остается прибавить сравнительно немного. Очень большое количество исследований, произведенных как над алкоголиками в собственном смысле, так и над лицами, которым давалось определенное количество алкоголя с целью проследить его действие, дало возможность получить по этому вопросу исчерпывающие данные. В особенности Онлайн Библиотека http://www.koob.ru ценными оказались результаты психологического эксперимента, выяснившего характер интеллектуальных изменений и их зависимость от продолжительности и интенсивности интоксикации. Зрительные восприятия очень много теряют в точности, причем уменьшается и количество воспринятых впечатлений. Усвоение также страдает в смысле замедления, общего затруднения и допущения значительного количества ошибок. При этом усвоенный материал удерживается в памяти сравнительно более короткое время. При чтении отрывков с пропущенными словами и слогами последние вставляются очень часто неверно.

Течение ассоциаций как будто ускорено, но обращает на себя внимание преобладание ассоциаций по внешнему сходству;

можно определенно говорить о большой легкости подыскивания рифм. Возможно появление отдельных галлюцинаций и иллюзий. Характерно повышенное мнение о себе с стремлением к хвастовству и выставлением себя как пример другим. Часто при атом проскальзывает подозрительное отношение к окружающим, иногда прямые обвинения, что они не отдают больному должного, не понимают благородства его намерений. В двигательной сфере можно отметить ослабление задержек, в результате чего больные все время находятся в состоянии известного возбуждения. Они громко и быстро говорят, часто смеются, поют песни, усиленно жестикулируют, не сидят на месте, нередко принимаются плясать, требуют вина, приглашают пить других, иногда заставляют лить жену, детей. Они обычно не склонны оставаться у себя дома, а стремятся в общественные места, в пивные, вообще туда, где они могут найти себе собутыльников и собеседников, которые слушали бы их и понимали. Для уяснения психологии людей в состоянии опьянения помимо облегченного перехода к движению нужно принять во внимание также их эмоциональную сферу, которая находится все время в несколько приподнятом и неустойчивом состоянии. Основным является наклонность к беспричинной веселости, иногда сменяемой довольно большой раздражительностью, изредка плаксивостью.

Характерен своеобразный юмор, наклонность к грубым шуткам, причем предметом их нередко бывает сам больной. На общем фоне известного возбуждения очень обычны аффективные движения, взрывы очень большого возбуждения, иногда с агрессивностью и совершением актов жестокого насилия.

Нападение на других может иметь место и без видимых проявлений аффекта в силу какой-то импульсивности. Помимо нападения на своего противника в споре в состоянии большого раздражения могут быть неожиданные и ничем не вызванные случаи агрессивности, иногда стремление нанести повреждения самому себе или даже покушение на самоубийство.

Сказанным относительно психопатологии опьянения объясняются и социальные установки алкоголика, опасность его как для себя, так и для других, характерные черты совершаемых им преступлений. Большая возбудимость и ослабление задерживающих влияний являются причинами того, что пьяные—самые частые нарушители тишины и порядка. Так как их инстинктивно как раз влечет из дома туда, где больше людей, то обычно оказывается, что громадное большинство случаев буйства и скандалов в общественных местах устраивается именно алкоголиками. Естественно также, что в состоянии опьянения особенно легко совершаются ничем не вызванные оскорбления словами и действиями лиц, часто совершенно незнакомых, нападения, причем нередко пускаются в ход ножи, совершенно не мотивированные убийства, битье стекол и словом все те действия, которые обозначаются именем хулиганства. Статистика разных стран указывает Онлайн Библиотека http://www.koob.ru на определенные корреляции, которые существуют между опьянением и совершением разных преступлений. Весьма характерно, что наибольшее количество последних при прежней неделе совершалось по субботам и воскресеньям, т. о. в дни, когда опьянение бывает особенно сильно и часто.

Следующим по частоте преступлений днем являлся понедельник. Это ясно видно из прилагаемой таблицы (рис. 96).

Рис. 96. Распределение числа хулиганских поступков по дням недели. Данные взяты из сборника «Наркология», под редакцией А. С. Шоломовича.

Аналогичные корреляции существуют между опьянением и такими преступлениями, как растраты, воровство, половое насилие. В зависимости от индивидуальности картина опьянения далеко не всегда одинакова. Чаще всего бывают только что описанные явления возбуждения, иногда довольно близко напоминающие маниакальные состояния;

отличительными пунктами могут служить недостаток продуктивности, расстройство восприятия и усвоения при опьянении, а также дрожание. В некоторых случаях опьянения возбуждение бывает очень интенсивным с резко выраженной агрессивностью и общим оглушением, причем все явления, продолжающиеся несколько часов, обычно заканчиваются сном, а при пробуждении больной оказывается не в состоянии вспомнить, что с ним было во время опьянения. Принято обозначать такие состояния как патологическое опьянение. Иногда оно наступает сравнительно от небольшого количества спиртных напитков, что заставляет думать о наличии особого предрасположения. Опыт показывает, что особенно часто такие состояния бывают у эпилептиков, больных с травматическим неврозом, психопатов разного рода, иногда у лиц, перенесших тяжелую травму головы.

Иногда наступлению такого патологического опьянения способствует сильная жара. В некоторых случаях при опьянении с самого начала появляется оглушение, угнетение всех функций и сравнительно быстро наступает сон.

Опьянение само по себе, если в организме не произошло под влиянием длительного отравления каких-нибудь тяжелых дегенеративных изменений, проходит, в особенности после сна. При наличии изменений со стороны сердца и сосудов, в особенности, если количество выпитого очень велико, может наступить прямая опасность для жизни и даже смерть. Опасность особенно велика для старых субъектов, а также детей. Чрезвычайно также опасны отравления денатуратом (ханжой) и другими суррогатами. Нужно однако заметить, что часто встречаются лица, могущие как будто бы без особенных последствий для себя выпить сразу огромное количество спиртных напитков, несколько литров пива, 2 или 3 бутылки водки. Летальный исход может наступить и не вследствие опьянения как такового, а потому, что пьяный в гораздо большей степени, чем трезвый, подвергается опасности замерзнуть, утонуть, попасть под трамвай или автомобиль, может упасть откуда-нибудь с высоты.

Хронический алкоголизм Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Влияние алкоголя на нервную систему при длительном употреблении носит в общем тот же характер, но отличается стойкостью и неустранимостью наступающих в конце концов изменений. Работоспособность падает все больше во всех отношениях, причем вначале устранение алкоголя дает восстановление прежнего состояния интеллекта, но в дальнейшем и при таких условиях общий уровень его оказывается пониженным. Крепелин по отношению к способности решать арифметические задачи доказал это и экспериментально (рис. 97).

Риг 97 Верхняя кривая показывает повышение продуктивности работы под влиянием упражнения, нижняя—понижение ее благодаря алкоголизации.

Отравление алкоголем, продолжающееся в течение 12 дней (темные столбцы), дает, хотя и не сразу, заметное понижение продуктивности интеллектуальной работы. В течение последующих 5 безалкогольных дней работоспособность восстанавливается, но далеко не до прежнего уровня. Следующий период отравления опять дает ее понижение.

При длительном отравлении алкоголем вследствие наступления в нервной системе деструктивных изменений происходит общее понижение интеллекта, соображения, критики, памяти и изменение всей психической личности. Эта психическая дегенерация алкоголиков характеризуется главным образом общим притуплением нравственного чувства, чрезвычайно резко выраженным эгоизмом с полным безразличием к интересам близких и к выполнению своих обязанностей.

Больной все больше делается рабом своей привычки к вину и не может в конце концов без него обходиться. Чтобы удовлетворить потребность, которая становится непреодолимой, он пропивает все заработанные деньги, не оставляя часто ничего на содержание своей семьи. Очень часто дело не ограничивается этим, и пропивается все имущество, не исключая самых необходимых предметов, обуви и одежды. Доведя благодаря своему пьянству жену и детей до крайней нищеты, больной однако не склонен считать себя алкоголиком и не видит в своем поведении ничего особенного. Характерно в этом отношении, что всем алкоголикам свойственно преуменьшать размеры выпитого.

Типичны такого рода замечания больного, выпивающего громадное количество водки: он пьет, как все, он выпивает не больше того, что требуется для возбуждения аппетита и поддержания сил, он никогда не напивается до бесчувствия, нельзя же не выпивать по рюмочке, перед обедом и ужином или с товарищами. При этом в положении больного всегда оказываются обстоятельства, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru не только оправдывающие употребление спиртных напитков, но даже делающие его необходимым.

Чем бы ни занимался алкоголик, в его профессии всегда найдутся особые причины для того, чтобы пить: литейщик и кочегар должны пить потому, что работают «в самом пекле», ломовой извозчик должен пить, чтобы не замерзнуть, торговец и делец должны пить, чтобы иметь успех у своих клиентов, артист пьет для храбрости перед выходом на сцену, служитель анатомического театра, постоянно находясь среди трупов, должен пить вино, чтобы «промочить свою аорту», наконец и домашняя работница должна выпить «с устатку» свою полбутылочку, так как «только в этом ее утешение». То же самое относится ко времени года и погоде. Каковы бы они ни были, в них всегда найдется что нибудь, делающее питье вина совершенно необходимым. Если же больной должен признаться, что он выпивает все-таки лишнее, то для этого всегда находится объяснение. Виноватыми оказываются или тяжелые обстоятельства, непомерная работа, неприятности, непонимание со стороны близких и прежде всего жены. Большое значение в психологии алкоголика имеют моменты, которые можно рассматривать как психическую реакцию на изменение положения его в трудовом коллективе и семье. Падение работоспособности вместе с частыми прогулами, естественно, ведет к уменьшению заработка, а иногда и к потере его.

Алкоголик утрачивает свое прежнее положение, должен перейти к другим, хуже оплачиваемым видам труда и в конце концов остается без работы.

Вышеуказанные особенности алкогольной психологии мешают больному видеть истинную причину разрушения своего материального благополучия и постепенного опускания на дно;

он склонен винить в своих несчастиях окружающих. Естественные несогласия с женой с неизбежным расстройством прежних отношений часто вызывают озлобленное отношение к ней. При этом, так как обычная у алкоголиков импотентность ведет к нарушению брачных отношений, создается благоприятная почва для развития бреда ревности.

Расхождению с женой способствует все более развивающееся ослабление нравственного чувства, беспорядочное поведение, частые измены, постоянные скандалы, устраиваемые в семье. В результате меняется совершенно весь прежний облик, и вместо уважаемого всеми работника и хорошего семьянина налицо оказывается человек, своим стремлением во что бы то ни стало утолить свою жажду к вину толкаемый на путь обмана, воровства, иногда насилия и грабежа, человек, который вследствие утраты своей связи с коллективом становится нередко нищим, бродягой и правонарушителем.

Очень часто алкоголики являются причиной того, что начинает пить не только жена, но и дети. Здесь прежде всего приходится считаться с влиянием дурного примера: иногда детям, начиная с малых лет, дают спиртные напитки «для здоровья», иногда отец-алкоголик даже заставляет пить детей силой.

В психиатрической клинике II ММИ было трое детей 10, 6 и 3 лет (рис. 98), которые все пили спиртные напитки, причем двое старших обнаружили все явления привыкания;

у девочки 6 лет наблюдались также судорожные припадки.

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 98. Три маленьких алкоголика Картина психических изменений на почве хронического алкоголизма, включая в себе много обязательного для всех случаев, может в значительной мере варьировать в зависимости от того, что на первый план выдвигаются то одни, то другие симптомы. В результате этого в рамках того же хронического алкоголизма могут получиться отдельные формы, представляющие известную самостоятельность. К числу их нужно отнести бред ревности алкоголиков и так называемый алкогольный псевдопаралич. Отдельные идеи ревности высказываются очень часто алкоголиками, но иногда они бывают чрезвычайно обильны, стойки и как бы исчерпывают собой всю картину болезни, отражаясь на всем поведении больного. Бред ревности отчасти питается соответствующими галлюцинациями, но в большей степени стоит в связи с общими изменениями психической личности алкоголиков. У больного на фоне известного ослабления интеллекта и изменения характера понемногу складывается убеждение в том, что жена ему изменяет, пользуясь отсутствием его из дому. Ему кажется, что она стала к нему как-то подозрительно холодна, получает какие-то письма, перешептывается с мужем соседки. На постели он часто находит какие-то странные пятна. Бредовые идеи держатся стойко, несмотря на то, что действительность не дает никаких оснований для каких-либо подозрений, причем от последних не спасает даже и престарелый возраст жены. Больной устанавливает слежку за ней, требует объяснений, грозит и нередко делает нападения. В дальнейшем обычно имеют место стушевывание бреда и успокоение больного параллельно нарастанию явлений слабоумия.

В некоторых случаях больные всего обращают на себя внимание симптомы Онлайн Библиотека http://www.koob.ru дементности вместе с неврологическими признаками, зависящими не столько от алкоголизма, сколько от присоединяющихся артериосклеротических изменений.

При наличии неравномерности зрачков и ослабления световой реакции, расстроенной речи, дрожания языка и рук, повышения сухожильных рефлексов картина болезни может напоминать прогрессивный паралич помешанных. В таких случаях иногда говорят об алкогольном псевдопараличе. Конечно это только одна из разновидностей в течении хронического алкоголизма.

Очень часто дело не ограничивается описанными изменениями в психике, но развиваются различные явления, иногда носящие характер острых реакций, иногда же представляющие длительные психозы. В первую группу нужно отнести прежде всего судорожные припадки, которые развиваются при опьянении у хронических алкоголиков и на которые нужно смотреть как на судорожную форму реакции нервной системы на отравление. По своей форме они вполне соответствуют эпилептическим, так как сопровождаются полной потерей сознания, судорогами всего тела, нередко прикусыванием языка и упусканием мочи. Что это не эпилепсия в собственном смысле, нужно судить по тесной связи, которая существует между опьянением и припадками, последние появляются только при алкогольной интоксикации и вместе с ней исчезают. Сюда не относятся конечно те случаи, когда алкоголь способствует только выявлению эпилепсии, обусловленной в своем существе врожденными моментами и припадки которой могли бы появиться без всякого участия алкоголя. В этих случаях припадки хотя впервые и могут появиться под влиянием алкоголя, с прекращением пьянства не исчезают, а идут своим путем.

Так же нужно смотреть на явления, которые по своей структуре соответствуют истерическим. К этой группе явлений нужно отнести, кроме собственно припадков, приступы психического автоматизма или транса того же характера, что наблюдаются при эпилепсии и истерии. Пьяным свойственно покуражиться, показать всем что-то особенное. Характерно в этом отношении выражение: выпил на грош, а накуролесил на целый рубль. Пьяному свойственно порисоваться, пожаловаться на свою судьбу, пролить слезу или даже дать приступ судорожного плача и смеха. Этот комплекс явлений, который можно назвать пьяной истерией, обыкновенно наблюдается при опьянении у хронических алкоголиков, свидетельствуя о значительных нарушениях в эмоциональной устойчивости и во всем психическом функционировании.

Большое значение имеет белая горячка—delirium tremens, на которую также нужно смотреть как на реакцию, но только более сложную и вызываемую не одним только алкоголем, но и аутоинтоксикацией, свойственной всем хроническим алкоголикам. Так нужно думать потому, что она не развивается у алкоголиков в первые годы, как бы ни было велико количество выпиваемого, а обычно спустя целый ряд лет. Что это так, видно и из результатов некоторых исследовании, которые указывают не только на глубокие расстройства обмена вообще у алкоголиков, но и на то, что именно перед началом белой горячки в нем происходят значительные сдвиги. Бострем показал, что в этом периоде ослабляется так называемая функциональная способность печени, играющей вообще большую роль в обезвреживании ядовитых веществ в организме.

Развитию белой горячки нередко способствуют различные, более или менее случайные моменты, травмы, в особенности травмы конечностей, острые Онлайн Библиотека http://www.koob.ru инфекции, чаще всего пневмония, психическое потрясение. Нередко констатируется, что белая горячка развивается у алкоголика при заключении в тюрьму. Играет ли здесь роль внезапное прекращение алкоголя или психическая травматизация, остается не вполне ясным.

Развитию белой горячки предшествует период предвестников: за 2—3 дня до ее начала изменяется самочувствие, появляется общее беспокойство, неопределенные страхи, расстраивается сон. Развитие самой белой горячки характеризуется появлением массовых галлюцинаций, главным образом зрения.

Больной видит около себя каких-то страшных людей, какие-то фигуры, красные лица, нечистую силу, зверей (рис. 99).

Рис. 99. Алкогольные зрительные галлюцинации. По книге Prinzhorn, Bildnerei der Geisteskranken.

Ему кажется, что около него шмыгают мыши, на постели ползают тараканы или какие-то другие насекомые, в окна заглядывают какие-то люди, в комнату входят все новые лица, иногда кажется, что кругом идет война, вспыхнул пожар и все горит, по воздуху летают аэропланы. Не столь постоянны галлюцинации слуха:

слышатся крики, выстрелы, бранные слова, угрозы;

голоса слышатся снаружи, с улицы, из-за стены, нередко из вентиляционных отверстий, из-под пола;

часто кажется, что голоса идут от кого-либо из окружающих;

характерно, что голоса обычно направлены к самому больному, т. е. говорят не про него, а прямо ему, например: «Эх, ты, скотина, в тюрьму тебя, что ты наделал, убирайся вон, все равно тебе не жить», и т. п. Большую роль играют галлюцинации осязания и общего чувства. Больному кажется, что по нему ползают насекомые, что его кусают собаки, что его хватают за ноги, колют его иглами, режут. Характерно Онлайн Библиотека http://www.koob.ru также, что галлюцинации чаще всего бывают комбинированными, относящимися к различным органам чувств: очень часто больной переживает целые сцены. В связи с этим стоит очень существенный признак белой горячки—это чрезвычайная яркость галлюцинаций, носящих для больного характер полнейшей реальности. Это видно из эмоциональной реакции больного на галлюцинаторные переживания и из всего его поведения. Так как галлюцинации но своему содержанию большею частью носят неприятный для больного характер, то чаще всего приходится наблюдать, что больной со страхом от чего-то отстраняется, убегает от преследующих его зверей, отвечает на чью-то брань, сам кому-то грозит. Иногда больному кажется, что его дразнят;

какая-то рожа показывает ему язык;

ему показывают какие-то смешные картины. Больной весь охвачен галлюцинаторными переживаниями, в чем заставляет убедиться самое беглое наблюдение;

он встряхивает одеяло и простыню, чтобы удалить оттуда воображаемых насекомых, он ловит в воздухе каких-то птиц, отгоняет набрасывающуюся на него собаку. Очень часто бывает притом, что больной в своих галлюцинациях переживает какую-нибудь привычную для него ситуацию.

Говорят об алкогольном профессиональном бреде в таких случаях, когда больному кажется, что он находится в трактире со своими собутыльниками или у себя на работе. Характерны также для галлюцинаций больных белой горячкой разнообразие и сменяемость переживаемых картин и возможность вызвать галлюцинации того или другого содержания путем соответствующего внушения.

Если например, дотронувшись до халата больного, спросить его, что это по нем ползает, то обычно он в испуге отстраняется, точно действительно что-то начинает видеть;

если ему дать рассматривать совершенно чистый лист бумаги и спросить, что он там видит, он называет различных животных или передает содержание картин, которые там видит (прием Рейнхардта). Равным образом, если дать больному телефонную трубку, даже лишенную телефонного шнура, он начинает все-таки разговор по телефону (прием Ашаффенбурга). На повышенной внушаемости отчасти основан также известный признак Липмана: при надавливании на глазные яблоки у больного появляются зрительные галлюцинации, содержание которых путем соответствующих вопросов можно направить в любую сторону.

Настроение больного всецело определяется галлюцинаторными переживаниями и именно поэтому постоянно меняется: оно то боязливое, то раздраженное, иногда повышенное и веселое или же, наоборот, плаксивое. Понятна также очень большая подвижность больных, переходящая нередко в состояние выраженного возбуждения. Все поведение при этом состоит из отдельных актов, является реакцией на то или другое галлюцинаторное переживание. Больной вскакивает с постели, куда-то стремится, перебирает постельные принадлежности, громко поет, хохочет, пляшет, наливает вино из воображаемой бутылки и пьет, производит те или другие действия, свойственные его профессии. К вечеру беспокойство обычно делается больше в ясной связи с усилением галлюцинаций, которые часто принимают особенно устрашающий характер. В таком состоянии возможны агрессивные поступки, разрушения, покушения на самоубийство. Все сказанное делает понятным, что ночь проходит без сна, с резким усилением всех болезненных явлений. К числу характерных признаков белой горячки нужно отнести дрожание рук, языка и всего тела, откуда и происходит латинское название болезни—delirium tremens. Особенно ярко выступает дрожание при попытках письма (рис. 100) или при проведении прямой линии (рис. 101).

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 100. Почерк больного белой горячкой Рис. 101. Особенности дрожания больного белой горячкой. Нижняя линия проведена здоровым.

При соматическом исследовании часто находят расширение сердца, учащенный пульс, белок в моче, иногда индикан и уробилин. Температура тела нередко бывает повышена на несколько десятых, а в некоторых случаях может доходить до 38 и даже до 40° (delirium tremens febrile).

В большинстве случаев болезнь через 3—4 дня, иногда несколько более, оканчивается выздоровлением. Обычно наступает сон, по пробуждении от которого больной оказывается спокойным, сознательным и свободным от галлюцинаций. Такой исход наступает даже в случаях, когда не прекращается употребление вина. Выздоровление может быть ускорено снотворными.

Сравнительно редким, но возможным исходом является смерть, обычно наступающая от ослабления деятельности сердца.

В некоторых случаях, несмотря на прояснение сознания и исчезновение галлюцинаций, довольно долго, в течение нескольких дней или даже нескольких недель, могут высказываться отдельные бредовые идеи, являющиеся отражением галлюцинаторных переживаний. Такой резидуальный бред обычно понемногу стушевывается. Бывают случаи, когда по истечении обычного срока не наступает выздоровления, а галлюцинации, хотя несколько и уменьшаются, но не проходят и продолжаются долгое время. Вместе с тем наступает некоторая перемена в их Онлайн Библиотека http://www.koob.ru характере, причем на первый план начинают выдвигаться галлюцинации слуха. В таких случаях говорят о затяжной белой горячке или применяют более употребительное обозначение— алкогольный галлюциноз (термин «галлюциноз» принадлежит Вернике). Нельзя однако думать, что речь идет только о более длительном течении тех же расстройств, так как имеется разница и в их структуре. Помимо галлюцинаций наблюдаются и бредовые идеи, главным образом преследования, почему Крепелин для этих случаев предлагает название алкогольное галлюцинаторное помешательство. Как и белой горячке, этому заболеванию могут предшествовать отдельные явления из числа тех, что вообще наблюдаются у алкоголиков, именно общее беспокойство, отдельные галлюцинации.

Начало болезни не всегда острое. В картине заболевания на первом плане стоят галлюцинации, главным образом слуха. Больной слышит шум, крики, оружейную стрельбу, какие-то голоса, слышит разговор про себя каких-то лиц;

иногда это диалоги, в которых обсуждаются все действия больного;

большею частью его бранят, приписывают ему различные ошибки, допущенные в жизни;

обвиняют его в различных преступлениях, голоса грозят ему убийством, заключением в тюрьму, иногда голоса обращаются непосредственно к нему: «Выходи, все равно от нас никуда не спрячешься, твой час настал» и т. п. Реже бывают зрительные и обонятельные галлюцинации: видятся какие-то фигуры, какие-то подозрительные лица, которые останавливаются перед окном, слышится неприятный запах. В содержании галлюцинаций преобладают неприятные для больного темы, но иногда он слышит и сочувственные ему голоса;

например он слышит: «Его все таки нужно пожалеть, беднягу, не все же он один виноват, он такой труженик».

Бывает так, что между врагами и его защитниками происходят длинные дебаты;

встречаются такие случаи, когда неприятные голоса слышатся с одной стороны или даже только одним ухом, например левым, а ободряющие—с другой.

Больной, сохраняя ясность сознания и способность ориентировки в окружающем, начинает высказывать бредовые идеи преследования;

он приходит к убеждению, что есть какие-то люди, которые преследуют его, хотят опозорить, обвинить в государственном преступлении, засудить его за воровство, в котором он не виноват. Бред связывается с кем-либо из окружающих или больной высказывает предположение о существовании какой-то шайки злоумышленников, контрреволюционеров, грабителей. Настроение больного часто тревожное, и это несомненно находится в связи с преобладающим характером галлюцинаций;

иногда же оно носит печать того тяжелого грубого юмора, который свойственен вообще алкоголикам. Как при белой горячке, нередко бывает, что галлюцинации, напоминая собой кино, как бы имеют целью подсмеяться над больным, вышутить его, подразнить.

На поведение больного галлюцинаторные переживания оказывают влияние, но далеко не в той степени, как это бывает при белой горячке. В соответствии с этим больные не обнаруживают особенного беспокойства, но к ночи состояние как правило ухудшается, и сон бывает тревожный. Аппетит также расстраивается, в результате чего обычно наступает значительное падение в весе. Длительность алкогольного галлюциноза обычно измеряется неделями, реже—месяцами.

Большею частью наблюдается выздоровление, которое наступает постепенно. В некоторых случаях, хотя острые явления болезни стихают, и галлюцинации становятся менее интенсивны, все же выздоровление не наступает, и все больше развиваются симптомы слабоумия. Иногда говорят при этом о галлюцинаторном Онлайн Библиотека http://www.koob.ru слабоумии пьяниц.

От алкогольного галлюциноза не легко отграничить близко стоящую к нему форму алкогольного расстройства—алкогольную паранойю, или параноидную форму алкогольного помешательства. В этих случаях с самого начала на первый план выдвигаются бредовые идеи преследования, содержание которых черпается главным образом из галлюцинаторных переживаний. Иногда при этом наблюдается наклонность к систематизации, и нередко выступает особая фантастичность бреда. Больного в течение 3 дней мучают всевозможными способами;

в подвале убито несколько миллионов людей, для того чтобы наделать из человечьего мяса колбас;

больному привили сифилис, в пищу кладут ему различные яды;

на него действуют электрическим током. Идеи преследования перемешиваются с бредом величия. Больной назначен первым правителем, он будет управлять пятью земными шарами, должен получить колоссальное наследство, жениться на знаменитой красавице. Сознание и ориентировка более или менее сохраняются. Такое состояние может длиться годами, причем не исключается возможность настолько значительного улучшения, что больной может быть выписан в семью и даже заниматься какой-либо работой. В других случаях все явления остаются стационарными в течение долгого ряда лт, после чего развивается ясно выраженная картина слабоумия. Эти случаи во многих отношениях близко стоят к параноидной форме шизофрении, что впрочем можно сказать относительно хронического алкогольного галлюциноза вообще. В особенности нелегко отграничение от тех случаев шизофрении, которые начинаются картиной белой горячки, причем в дальнейшем вместе со стушевыванием собственно алкогольных симптомов все больше вырисовывается картина шизофрении. Блейлер вообще думает, что приблизительно 10 % всех алкогольных психозов имеют шизофреническую основу. Но несомненно существование затяжных алкогольных психозов, в том числе и со сложным бредом преследования, не имеющих никакого отношения к шизофрении. Все же нужно отметить, что в генезе алкогольных расстройств помимо отравления и самоотравления играют роль и другие моменты. Иначе нечем было бы объяснить, почему в одних случаях, как бы ни было продолжительно злоупотребление спиртными напитками, всю жизнь не наблюдается белой горячки, и дело ограничивается только явлениями хронического алкоголизма. Должны быть также какие-нибудь причины, почему в одних случаях белая горячка, хотя бы повторялась в течение жизни десятки раз, всегда заканчивается выздоровлением, в других же сразу принимает затяжной характер, а в третьих—развивается картина параноидного бреда.

Если возможны комбинированные формы с шизофренией, то, естественно, нужно думать, что может иметь место комбинирование алкогольных симптомов с явлениями, относящимися к какому-нибудь другому заболеванию, причем может измениться и самое течение алкогольного психоза. Шотцен относительно происхождения алкогольного галлюциноза думает об участии особого дегенеративного предрасположения и возможности комбинирования алкогольных расстройств с истерией и артериосклерозом. Гольдштейн большое значение приписывает тому же артериосклерозу и позднему возрасту, Бонгеффер предполагает наличность особого параноидного предрасположения, В частности для объяснения, почему в одних случаях развивается белая горячка, а в других— хронический алкоголизм, он высказывает предположение, что последний развивается у таких алкоголиков, у которых в силу особенностей врожденного Онлайн Библиотека http://www.koob.ru склада преимущественную роль играют слуховые, а не зрительные представления.

Несомненно нужно думать об известном значении конституциональных моментов, но в конце концов вопрос остается невыясненным.

Корсаковский психоз Под именем корсаковского психоза известны психические изменения, описанные в 1887 г. С. С. Корсаковым и наблюдающиеся в сочетании с полиневритом, чаще всего на алкогольной почве. Болезнь развивается как правило в среднем или даже пожилом возрасте обычно на фоне некоторых изменений, вызванных алкоголизмом. Поздний возраст очень многих больных и наличие алкоголизма в анамнезе делают понятным то обстоятельство, что развитию собственно корсаковского психоза предшествуют симптомы церебрального артериосклероза, которые естественно сохраняются и после, перемешиваясь с симптомами вновь возникающего заболевания. Возможны также сочетания корсаковского психоза, как такового, с явлениями других заболеваний также алкогольного происхождения, а именно: с верниковским полиоэнцефалитом, с белой горячкой, судорожными припадками. Все эти явления не относятся конечно, к корсаковскому психозу, а характеризуют собой почву, на которой он развивается.

В некоторых случаях определенную роль в этиологии корсаковского психоза играет не алкоголь, а разного рода инфекции. Чаще всего приходится »иметь дело с брюшным тифом, иногда с рожей, послеродовыми инфекциями. Описаны случаи, в которых болезненные расстройства развились после инфлуенцы, холеры, дизентерии, а также в связи с туберкулезом. Перенесенная в недавнем прошлом эпидемия сыпного тифа показала, что и эта инфекция может иметь большое значение в данном случае. Кроме инфекций, этиологическое значение могут иметь болезни обмена: диабет, желтуха, а также кишечные расстройства, тяжелые запоры и различные отравления, кроме алкоголя, именно отравление мышьяком, свинцом.

Что касается пола, то при инфекционной этиологии развитие корсаковского психоза наблюдается очень часто и у женщин, но несомненно, что более тяжелые формы, в особенности с алкогольной этиологией и с большим или меньшим участием церебрального артериосклероза, преимущественно наблюдаются у мужчин.

Типичные изменения в психической сфере развиваются быстро, иногда сразу, по выражению проф. В. К. Рота—инсультообразно. Самое характерное заключается в своеобразном расстройстве памяти, поражающем только недавние, текущие события, которые забываются почти моментально. Психология таких больных и определяется главным образом этим моментом, а также наличием ретроградной амнезии, выпадением из памяти более или менее значительного периода времени, предшествовавшего началу болезни.

Вследствие указанных расстройств у больного утрачивается связь его прошлым, в его психических переживаниях нет никакой преемственности, и каждое явление, хотя бы и имело место несколько минут назад, представляется совершенно новым. Больной не узнает и не может назвать имен окружающих, хотя бы видел их очень часто в течение дня;

один наш пациент жаловался, что перед глазами у него проходит калейдоскоп, так как являются все новые и новые лица. Больной не помнит ничего из того, что он только что говорил или делал, не говоря уже о том, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru что было накануне или несколько дней назад. Больные помногу раз обращаются с одними и теми же вопросами или замечаниями. Выслушав ответ, они чувствуют на некоторое время удовлетворение, но через несколько минут опять спрашивают о том же. Они могут целыми неделями читать одну и ту же страницу в книге, причем может случиться так, что, прочитав одну строчку и переходя к следующей, забывают уже содержание предыдущей и опять начинают читать ее сначала. Этим дефектом памяти объясняются характерные расстройства ориентировки в пространстве и времени. Сознание личности всегда сохраняется в более или менее полной мере. До известного периода, связанного с началом болезни, сохраняется непрерывность переживаний и точная локализация во времени всех событий в жизни больного. Что касается всего относящегося к периоду болезни и к настоящему, то здесь больной совершенно беспомощен. В окружающем больной ориентируется главным образом по догадке. Если больной помещен в больницу, он обычно быстро догадывается, что имеет дело с врачом и вообще медицинским персоналом. На вопрос, где больнойнаходится, он чаще всего указывает какое-нибудь больничное учреждение, знакомое ему по прежнему опыту. Расстройство ориентировки во времени носит такой же амнестиче-ский характер. Хорошо помня все, что было до начала болезни или до того периода, с которого начинается ретроградная амнезия, больной обычно на вопрос, какой теперь год, указывает год, относящийся к началу этого периода. Что касается времени года, то здесь ориентировка происходит по догадке, по состоянию растительности, наличности снега и пр. Даты для больного представляют больше всего затруднений даже в периоде выздоровления. Сам С. С. Корсаков обратил однако внимание, что больные этого рода поражают своей большой догадливостью. Не имея возможности в точности ответить на вопрос о чем-либо, например об имени кого-либо из окружающих, о каком-либо факте, имевшем место совсем недавно, больные часто робко в виде предположения называют не первое попавшееся имя, а именно то, которое требуется или очень близкое к нему. Это несомненно объясняется тем, что несмотря на видимо моментальное забывание всех новых впечатлений, следы их сохраняются долгое время. С чисто клинической стороны это видно прежде всего из того, что так называемое воспризнание сохраняется сравнительно недурно (Л. М. Розенштейн).

Например если больного просят вспомнить имя лечащего врача или кого-либо из окружающих, он обычно не в состоянии назвать требуемое имя, но если ему при этом перечисляют различные имена и между ними вставят то, которое нужно, больной часто безошибочно его указывает. Это явление становится в своей сущности еще более ясным при освещении его экспериментально психологической стороны. Всякое новое впечатление забывается вообще с очень большой быстротой, но до известной степени возможно заучивание, результаты которого, хотя сохраняются очень короткое время, но все же несомненны. Так путем долгих усилий при многократных повторениях возможно заучивание и безошибочное повторение ряда слов и бессмысленных слогов. Из этого ряда больной не только на следующий день, но уже через час или даже несколько минут обычно не в состоянии воспроизвести ни одного слова или слога. В то же время, как показали исследования А. Грегора и М. А. Захарченко, новое заучивание того же ряда оказывается более легким. Это видно из того, что для безошибочного воспроизведения нужно меньшее количество повторений. Таким путем можно доказать, что следы воспоминаний сохраняются в течение многих месяцев. Отдельные новые впечатления, какие-либо отдельные факты или происшествия иногда сразу и надолго запечатлеваются в памяти, как бы Онлайн Библиотека http://www.koob.ru застревают в ней.

Эта особенность, равно как и вообще неровность в состоянии интеллектуального функционирования и неодинаковые результаты исследования памяти иногда с неожиданно хорошими ответами объясняются тем, что в генезе явлений играет роль не одна только слабость следов впечатления. Грюнталь обратил внимание на одну особенность, свойственную не только корсаковскому психозу, но как раз при нем накладывающую определенный отпечаток на психическое функционирование. Именно он установил понятие расстройства установки. В некоторых случаях с более или менее ясным органическим характером расстройств наблюдается, что больной не сразу может перейти к новому кругу представлений от того, которым было занято его внимание перед этим, и должен как бы сначала приспособиться. Вследствие этого степень расстройства способности репродукции резко колеблется в зависимости от общей ситуации и оттого, на что в данный момент обращено внимание больного, а также от его эмоционального состояния.

Вообще в исследованиях последнего времени, касающихся корсаковского психоза, наблюдается явное стремление уйти от прежних концепций. Раньше основное расстройство видели в области памяти, причем психика в целом считалась не пораженной. Несомненно это стояло в связи с характерными для прежнего времени взглядами на психику как на сумму различных изолированных способностей, тогда как теперь говорят о целостной психической личности, в которой отдельные способности находятся в органической связи со всем остальным достоянием психики. В соответствии с этим самое существенное в корсаковском психозе теперь видят не в памяти как таковой, а в изменениях психики в целом. Как установил Бюргер, при экспериментальном исследовании больные могут восстанавливать в изучаемом материале только простые отношения. Бюргер—Принц и Кайла самое существенное видят в расстройствах мышления именно в расстройствах синтеза, в снижении основного фона, в безличности пациента, в пассивности и параличе витального слоя. Они же говорят о расстройстве чувства протекающего времени. Этому явлению ван-дер Хорст склонен приписывать особенно большое значение. По его мнению содержание переживаний не забывается, и амнезия сводится главным образом к порядку во времени.

Для характеристики психики больных этого рода имеет значение наличность псевдореминисценций и конфабуляций. Вместе с забыванием действительных фактов наблюдается, что больные не-редко рассказывают о каком-нибудь событии, в действительности не имевшем места, как о чем-то бывшем недавно или только что. По существу здесь дело идет обычно о каких-нибудь реальных событиях, случившихся много раньше, но большею частью не совсем в такой форме, как передается больным. Пациент, много месяцев вследствие параличей ног не оставляющий постели, рассказывает, что он накануне уезжал по делам или что у него были посетители, принесли гостинцы, чего в действительности совсем не было. При очень близких к псевдореминисценциям конфабуляциях не удается установить роли воспоминаний, хотя бы и в искаженном виде, так что на них приходится смотреть как на продукты чистой фантазии. Содержание конфабуляции не носит в себе ничего фантастического, невозможного, принимая во внимание условия жизни больного до его болезни, и этим они отличаются от аналогичных расстройств при параличе помешанных и других психозах Онлайн Библиотека http://www.koob.ru органической группы. Вообще же самый феномен ложных воспоминаний и конфабуляций можно рассматривать как инстинктивное стремление восполнить чем-нибудь пробелы памяти, пустые места, ничем не заполненные периоды в воспоминаниях больного. Дело в том, что для самих больных их дефекты памяти не только очень заметны, но нередко, в периоде выздоровления или улучшения, очень тягостны. Они стараются всячески сколько-нибудь оказаться на высоте положения, заучивают имена окружающих, записывают на бумажке, отвечают уклончиво, сами задают наводящие вопросы. При всем том они постоянно чувствуют свою недостаточность, так как и верно отвечая на вопрос, не уверены, не сделали ли они грубой ошибки и не выдали ли окончательно себя и свою беспамятность. При таких условиях психологически понятно заполнение пробелов памяти ложными воспоминаниями и вымыслами, так как оно восстанавливает хотя бы фиктивно преемственность переживаний больного, необходимую для единства и цельности его личности.

Большую роль в возникновении ложных воспоминаний и конфабуляций, которые в конце концов трудно дифференцировать друг от друга, играют некоторые Другие особенности психики такого рода больных, на которые обратил внимание Пик. Ему принадлежит мысль о «неактуализировании противоположного значения», благодаря которому уживаются в сознании, не оказывая влияния, конкурирующие и противоположные представления. У больного нет преемственности переживаний, нет связи с прошлым. Поэтому всплывающие образы прежних переживаний не вступают в связь с другими образами и остаются отрывочными.

Имея в виду условия развития корсаковского психоза, именно то, что он наблюдается обычно у алкоголиков, может быть с артериосклеротическими наслоениями или в связи с инфекциями, нередко оставляющими состояние психической слабости, естественно, что интеллект таких больных не может считаться вполне сохраненным. Известное огрубение психики, некоторое ослабление психического тонуса могут быть констатированы в более или менее ясной форме. Они однако отступают далеко на задний план сравнительно с расстройством памяти. Если в интеллекте и могут быть подмечены известные недочеты, то несомненно, что они носят характер небольшого количественного ослабления;

не наблюдается каких-либо качественных сдвигов личности в целом, или, как говорят, ядро личности не претерпевает изменений. Во многих случаях, где не нужно прибегать к услугам памяти, когда все элементы, необходимые для правильного решения задания, налицо, больные в состоянии вполне справиться с положением;

например они могут делать на бумаге сложные вычисления, играть в шахматы, даже вести несложные дела. В полной мере сохраняются прежние интересы, эмоциональные привязанности, чувство долга по отношению к близким. Всегда налицо, как мы видели выше, сознание своей болезни.

Принимая во внимание этиологию заболевания, вполне понятно, что течение его далеко не всегда благоприятно. Большинство случаев, описанных самим С. С. Корсаковым, хотя сопровождалось более или менее значительной ремиссией, не дало выздоровления в собственном смысле. Кауфман в работе, посвященной вопросу об излечимости корсаковского психоза, высказывается в этом отношении довольно скептически. Улучшение психических симптомов и главным образом памяти идет параллельно улучшению явлений полиневрита. Это лучше всего говорит о том, что в основе изменений того или другого порядка Онлайн Библиотека http://www.koob.ru лежит что-то общее, обозначенное проф. Корсаковым как токсемия. Но могут быть и совсем легкие формы, допускающие полное восстановление прежнего психического уровня.

Соматические и неврологические данные у больных с алкогольными расстройствами Длительное отравление алкоголем ведет к тяжелым изменениям во всех системах органов, из которых более всего страдает печень и сердечно-сосудистая система.

Уже давно известна картина атрофического цирроза печени, развивающаяся на почве хронического алкоголизма, но нередки и явления более острого характера, главным образом в смысле катаральной желтухи. Цирротические изменения нередки также и в почках, равно как и в других железистых, органах. Со стороны сердца постоянное явление—картина миокардита. Также обычными нужно считать более или менее выраженные симптомы склероза сосудов, зависящего по видимому не только от непосредственного действия алкоголя, но и от тех ядовитых продуктов, которые развиваются в результате расстроенного обмена.

Со стороны черепных нервов наиболее тяжелыми изменениями нужно считать перерождение зрительных нервов, развивающееся в особенности при отравлении суррогатами и ведущее к ослаблению зрения. Возможна также неравномерность зрачков, ослабление реакции, равно как аналогичные расстройства со стороны других черепных нервов. Заслуживает внимания возможность развития картины Берниковского полиоэнцефалита. Очень часты вазомоторные расстройства, покраснение лица и в особенности носа, дрожание языка и рук, симптом Кенко.

Большое значение имеют частые изменения периферических нервов;

особенно часто наблюдаются более легкие формы полиневрита, который обычно протекает с более или менее значительными болями. В отдельных случаях, в особенности в сочетании с корсаковским психозом, могут наблюдаться и тяжелые формы с параличами конечностей, особенно нижних, угасанием рефлексов и т. д. Нужно иметь в виду, что у алкоголиков периферические параличи легко наступают от таких механических причин, как связывание или лежание с подвернутой под туловище рукой (рис. 102).

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 102. Паралич левого лучевого нерва после связывания алкоголика.

Распознавание алкогольных расстройств большею частью не представляет затруднений. Картина опьянения диагностируется уже по запаху алкоголя, но в особенности по шумному, беспорядочному поведению, заплетающейся речи, напоминающей иногда паралитические расстройства. Что касается белой горячки, то само по себе делириозное состояние так характерно, что едва ли возможно его вмешать с чем-либо еще, но приходится считаться с тем, что приблизительно одинаковая картина наблюдается при отравлениях разного рода. Если обратить внимание, что имеются особенности, свойственные, с одной стороны, белой горячке, с другой отравлениям—кокаином, хлоралом и другим, то можно сделать верное распознавание, не зная полностью анамнеза. Иногда может встать вопрос об отграничении белой горячки от инфекционных делириев. В случае бреда ревности очень важно точное решение вопроса, не имеется ли налицо какого нибудь другого заболевания (шизофрения, пресенильный психоз), с которым наблюдающиеся бредовые идеи можно поставить в более определенную связь, чем с алкоголизмом. При состоянии слабоумия всегда нужно исключить возможность других органических заболеваний, протекающих в комбинации с алкоголизмом. То же нужно сказать о корсаковском психозе, так как резкое расстройство памяти до известной степени с такими же особенностями наблюдается при целом ряде органических заболеваний, при отравлении окисью углерода и т. д. Во всех этих случаях однако расстройство памяти не так избирательно относится только к текущим событиям, и кроме того всегда налицо различные явления, например слабоумие, не наблюдающиеся при корсаковском психозе.

Патологическая анатомия Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Изменения в нервной системе при хроническом алкоголизме носят частью воспалительный, частью дегенеративный характер. Довольно часта наблюдается лептоменингит, преимущественно выраженный с выпуклой стороны, иногда больше всего вдоль сосудов;

нередки гиперемия и явления отека. Не особенную редкость представляет геморрагический пахименингит. Со стороны самого мозга в случаях большой длительности, особенно ближе к пожилому возрасту, часто можно констатировать уменьшение веса и объема, стоящее в связи с атрофическими процессами. К макроскопической картине относится также склероз сосудов основания и более или менее ограниченные кровоизлияния в различных местах, преимущественно в области основных ганглиев и центрального серого полостного вещества.

Под микроскопом всегда можно отметить более или менее выраженные хронические изменения нервных элементов, склеротические процессы в нервных клетках, увеличение в них количества липофусцина. Часто также можно видеть выпадение известного количества клеток, иногда в виде островков, соответствующих областям наиболее пораженных сосудов. Такая же убыль наблюдается и относительно нервных волокон.

Изменения при белой горячке тесно примыкают к картине хронического алкоголизма, на почве которого она и развивается. В сущности они представляют максимум того, что может быть при алкоголизме, и до известной степени могут быть рассматриваемы как их усиление и обострение. Гиперемия и явления отека здесь более выражены и более постоянны, равно как и мелкие, иногда точечные кровоизлияния. При микроскопическом исследовании в нервных клетках— хроматолиз, разбухание. Изменения нервных волокон носят более острый характер. Бонгеффер наиболее выраженное перерождение констатировал в радиальных пучках центральных извилин, а также в разных местах белого вещества.

Изменения при полиневритическом психозе или корсаковской болезни не представляют ничего принципиально нового сравнительно с только что изложенным.

При этой болезни приходится говорить о распространенной дегенерации и гибели нервной ткани от больших полушарий мозга до периферических нервов. В последних при расщипывании окрашенных в 1 % осмиевой кислоте тонких кусочков констатируются неровность, распадение на глыбки, местами полное исчезновение миелиновых оболочек. Перерождение нервов обычно сильнее выражено в области нижних конечностей и достигает своего максимума в дистальных отделах. Такие изменения в блуждающем и грудобрюшном нервах могут привести к симптомам, угрожающим жизни.

Лечение Состояние опьянения само по себе не требует особого лечения. Однако ввиду опасности для сердца могут иногда быть необходимы такие средства, как нюхание нашатырного спирта, строфант или впрыскивание кофеина или камфоры. Более активное вмешательство требуется при белой горячке, так как здесь налицо явления расширения сердца или другие признаки его слабости, нередко делающие показанным применение дигиталиса. Для купирования самого Онлайн Библиотека http://www.koob.ru делирия очень полезны снотворные, именно веронал, трионал 0,5—1,0, паральдегид (2,0—3,0 с mucilago gummi arabici), хлоралгидрат 2,0—3,0 и даже до 5,0 в растворе в воде или молоке. При лечении хронического алкоголизма проводится укрепляющее лечение, впрыскивание стрихнина, мышьяка, ведется психотерапия в виде гипноза или бесед суггестивного или санпросветительного характера. Очень существенным является, чтобы алкоголик после выписки не только находился под врачебным наблюдением, желательно в диспансерном порядке, но и был объектом постоянного попечения со стороны окружающих. Так как родственники обычно не пользуются авторитетом в глазах алкоголика, необходима помощь со стороны товарищей по работе, фаб- и завкомов. Вообще здесь очень важна роль общественности (организация общественного мнения, товарищеский суд и пр.). Подробное изложение этой проблемы не входит в задачу руководства.

30. МОРФИНИЗМ, КОКАИНИЗМ, Психиатрия В.А. Гиляровский ОПИОФАГИЯ И ДРУГИЕ НАРКОМАНИИ К действию алкоголя может быть приравнено влияние таких веществ, как морфий, опий, кокаин, гашиш и некоторые другие. Их роль в организме и в частности в нервной системе соответствует той схеме, которая была дана для алкоголя, но каждому из перечисленных наркотических веществ соответствуют свои особенности, почему действие каждого из них заслуживает особого описания.

Кокаинизм Влияние кокаина во многих отношениях может быть приравнено к алкоголю.

Впервые он был предложен как лекарственное вещество, могущее помочь при лечении морфинизма. Скоро однако оказалось, что он сам по себе дает картину привыкания и не менее тяжелые изменения в психической сфере. Наиболее обычной формой применения его является нюхание раствора его или порошка.

Легкая степень отравления им повышает самочувствие, вызывает говорливость, оживленную жестикуляцию, суетливость с субъективным ощущением ускорения и оживления течения представлений;

часто при этом окружающие предметы становятся как-то особенно реальны, причем все и в том числе и мысли больного—приобретает в его самочувствии особый интерес и значительность.

Объективно констатируется покраснение лица, расширение зрачков, учащение пульса, дрожание. Через некоторое время эйфория сменяется плохим самочувствием с физической слабостью и чувством страха. При повторном отравлении кокаином быстро развивается привыкание, заставляющее прибегать все к большим дозам, и иногда дело доходит до 8,0—10,0 в день. При этом сравнительно быстро развивается картина большого физического истощения и психическая дегенерация, более тяжелая, чем при алкоголизме: ослабляется питание, расстраивается сон, появляются различные неприятные ощущения, иногда галлюцинации. Особенно характерны своеобразные галлюцинации осязания и общего чувства. Больному кажется, что в коже и подкожной клетчатке есть что-то постороннее. Большею частью кажется, что в коже имеются насекомые или черви, движения которых вызывают сильный зуд. Одна больная не могла отрешиться от мысли, что на голове и в коже головы у нее масса насекомых: ей хотелось расчесывать и расцарапывать свою кожу, чтобы извлечь их оттуда. Иногда ей казалось, что они сыплются у нее из головы. Ощущение зуда в коже и ползание мурашек очень характерный признак кокаинизма, описанный Онлайн Библиотека http://www.koob.ru впервые Маньяном.

Психическая дегенерация кокаинистов характеризуется ослаблением памяти и других интеллектуальных способностей, но в особенности ослаблением задерживающих влияний. Поведение их становится суетливым и беспорядочным.

Они много говорят, много пишут, усиленно жестикулируют. Очень заметно бывает ослабление чувства долга: больные запускают своп дела, не выполняют своих обязанностей, перестают заботиться о своих близких. Для добывания наркотика, который становится все более необходимым, кокаинисты часто тратят все средства, лишают семью самого необходимого, продают самые необходимые вещи, занимают везде где можно деньги, не останавливаются перед воровством и другими преступлениями. У кокаинистов часто развиваются гомосексуальные наклонности. В общем довольно быстро наблюдается опускание больных, психическое огрубение. Они перестают следить даже за своей внешностью, становятся неряшливы. Объективно констатируются падение в весе, физическая утомляемость, сердцебиение. Зрачки обыкновенно бывают расширены и вяло реагируют на свет. Сухожильные рефлексы повышены. Если кокаин вводится нюханием, часто развивается изъязвление хрящевой перегородки носа и прободение ее. Иногда уже вскоре после начала злоупотребления кокаином, в особенности сильными дозами его, чаще при хроническом кокаинизме, развивается картина кокаинного делирия, близкого к алкоголизму. Особенно характерно видение мелких животных. Нередко при этом развиваются бредовые идеи, особенно ревности. Возможны также затяжные психозы, напоминающие аналогичные расстройства при алкоголизме, равно как случаи, очень похожие на шизофрению с параноидными явлениями.

Морфинизм. Опиофагия Особые свойства опия и его алкалоидов устранять чувство бели и давать приятное самочувствие естественно являются причиной нередкого злоупотребления ими, а быстро развивающееся привыкание ведет к тяжелой картине наркомании, более или менее одинаковой, будет ли то морфинизм или опиофагия. Поводом к употреблению наркотиков служат какие-нибудь случайные соматические заболевания, сопровождающиеся болями. Вследствие этого в военное время заметно было увеличение количества морфинистов из числа больных и раненых.

Имеет значение доступность наркотиков и инструмента для введения его— правацевского шприца. Это видно из того, что очень большое количество морфинистов относится к лицам медицинской профессии, врачам и ухаживающему персоналу.

Поводом для развития привычки к опию нередко бывают хронические кишечные расстройства. Для всех наркоманий, не только для морфинизма, имеет значение влияние подражания и среды, в которой живет больной. Не случайно, что наркоманов сравнительно много среди артистов, прибегающих к наркотикам, чтобы не волноваться при выходе на сцену и иметь больший успех.

Очень много наркоманов было в тяжелый пережитый период среди беспризорных и даже в детских домах (рис. 103). Особенно был распространен в этих условиях кокаин, продаваемый в порошке под именем марафета.

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 103. Группа детей-наркоманов в учреждении для беспризорных.

Развитию наркомании способствует то, что привычка укореняется не сразу.

Некоторое время бывает так, что больной по собственному почину может бросить впрыскивание или нюхание кокаина, не чувствуя особенно ощутительно лишения.

Это создает в нем уверенность, что ему не грозит вообще никакой опасности и что дальше он сможет бросить отравлять себя наркотиками, когда захочет, но как раз убеждение в этом оказывается ошибочным, так как в дальнейшем он не может уже отстать от своей привычки.

Аналогичные явления привыкания развиваются и при курении опиума, при курении индийской конопли, называемой в Малой Азии и Египте гашишем, в Средней Азии —анашой, а также при нюхании эфира.

Явления привыкания, равно как и последующие психические изменения и истощение более или менее одинаковы как при морфинизме и опиофагии, так и при гашишизме и эфиромании. Редко бывает так, чтобы наркоман от начала до конца употреблял только один какой-нибудь наркотик, большей частью он переходит от одного средства к другому в зависимости от того, какой легче достать, или потому, что прежнее средство перестало действовать в желательной мере даже при возрастании доз и чувствуется потребность в чем-то ином. Иногда от одной привычки к другой больной переходит, так сказать, из медицинских соображений, например чтобы бросить морфий, больной начинает нюхать кокаин или эфир. Особенно часто с целью отвыкания пользуются снотворными,— вероналом, хлоралгидратом,—к которым также образуется привыкание о такими же последствиями для всего организма и для нервной системы. Нередко одновременно принимается несколько наркотиков, а иногда кроме того налицо и картина алкоголизма. Явления привыкания к наркотикам образуются не всегда одинаково быстро. Бывают случаи, когда несмотря на частое применение того или другого наркотика, вызванное каким-нибудь соматическим заболеванием, сопровождающимся болями, привыкания не образуется. Особенно в этом убеждает опыт последней войны, когда впрыскивания морфия делались очень многим раненым и больным, а наркоманов из них получилось не так много.

Несомненно можно говорить, что явления наркомании развиваются при наличии Онлайн Библиотека http://www.koob.ru особого предрасположения, особой конституции.

По-видимому наркомании особенно часто бывают у лиц с неустойчивой конституцией, чувствительных к боли и ощущающих по особенностям своего склада большую потребность в искусственном возбуждении. Что большую роль играет элемент неустойчивости, видно из того, что в происхождении наркомании особенно часто приходится считаться с дурным влиянием среды, примером других наркоманов и даже с прямым совращением. Опыт показывает, что все эти моменты особенно сильное действие оказывают на людей с неустойчивой психикой.

Опасность от всех наркотиков в смысле возможности развития наркомании более или менее одинакова. Она особенно велика по отношению к кокаину, так как для того, чтобы пользоваться им, не нужно ни шприца, ни приготовления раствора и все необходимое наркоман может носить всегда при себе в жилетном кармане.

Эфир несколько менее опасен, так как техника применения его не так удобна и кроме того эфироманы знают, что запах эфира от них слышен на расстоянии. В смысле психического огрубения, нравственного одичания и опасности пойти по пути преступления на первом месте нужно поставить кокаинизм и смешанные наркомании.

Картина физического истощения более или менее одинакова при всех наркоманиях (рис. 104): ослабляется аппетит, расстраивается пищеварение, и все прогрессирует падение в весе.

Рис. 104. Внешний вид наркоманов (эта фотография как и предыдущая принадлежит д-ру Футеру).

Наблюдается перерождение сердечной мышцы и паренхиматозных органов.

Ослабляется деятельность половых органов, в которых развиваются атрофические изменения. Кожа делается сухой и морщинистой, причем легко развивается экзема. Особенно это бывает выражено при морфинизме. В этих случаях часто приходится наблюдать развитие в коже на месте впрыскивания абсцессов, оставляющих после себя рубцы. Причина частых нагноений сводится к тому, что инъекции обычно делаются без соблюдения правил асептики, часто грязным Онлайн Библиотека http://www.koob.ru шприцем, причем прокол нередко делается сквозь платье. Бывают случаи, что кожа на всех местах, на которых сам больной может делать себе впрыскивание, покрывается рубцами (рис. 105).

Рис. 105. Рубцы от нагноений, развившиеся после подкожных впрыскиваний у морфиниста.

У хлоралистов частое развитие ссадин, гиперемированных пятен объясняется влиянием на вазомоторы. В конце концов у всех наркоманов развиваются картины крайне тяжелого истощения, на почве которого легко могут появиться опасные для жизни осложнения. В смысле возможности развития психозов опасность особенно велика от кокаина.

При неврологическом исследовании явления в значительной мере варьируют в зависимости от характера наркотика. Во всех случаях наблюдается ослабление световой реакции зрачков, причем для морфинизма и опиофагии характерен миоз, для кокаинизма—некоторое расширение зрачков. Речь иногда невнятна, в некоторых случаях, особенно при сильном отравлении, напоминает паралитическую. Обычны явления дрожания в конечностях, понижение кожной чувствительности, повышение сухожильных рефлексов.

Предсказание при наркоманиях всегда очень серьезно. В случаях без тяжелого наследственного отягощения и незапущенных возможно надеяться на полное выздоровление. Чрезвычайно многое зависит от обстановки и близких больного.

Собственными усилиями даже при врачебном воздействии наркоманы едва ли смогут освободиться окончательно от действия яда. Чрезвычайно важно, чтобы они постоянно находились на попечении благожелательно настроенных по отношению к ним лиц и притом ориентированных в характере требуемого для них подхода. Если удается добиться отвыкания, всегда нужно иметь в виду опасность рецидива. Предсказание, очень плохо в запущенных случаях, когда привычка к наркотикам имеет многолетнюю давность, особенно при наличии психопатического склада.

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Лечение О профилактике алкоголизма, отчасти вообще наркомании было сообщено достаточно данных в главе о профилактике в общей части. Что касается профилактики собственно наркоманий, то она в значительной степени в руках врача. Если можно говорить вообще об иатрогенных расстройствах, т. е. таких, в происхождении которых более всего имеют значение ошибочные действия врача, то прежде всего в эту группу должны быть отнесены наркомании. Врач должен крайне осторожно относиться к назначению наркотических средств, помня о возможности развития привыкания. Ни в каком случае морфий и аналогичные средства не должны назначаться при затяжных соматических заболеваниях, так как именно здесь опасность привыкания особенно велика. Равным образом не следует никогда давать шприц в руки самому пациенту. Большое значение имеет и санитарное просвещение, так как широкие круги и даже врачебные массы и медперсонал все же недостаточно ориентированы в вопросах наркологии. Во многих случаях необходимо изменение труда и быта.

Освобождение наркомана от овладевшей им привычки во всех сколько-нибудь выраженных случаях должно производиться в условиях стационара и притом со строгим психиатрическим режимом. Как бы ни было сильно желание наркомана освободиться от своей болезни, воля его так ослаблена, что при начавшихся явлениях морфийного или иного голодания ему чрезвычайно трудно не поддаться все усиливающемуся стремлению к привычному наркотику. Находясь в больнице, куда поступил по собственному желанию, наркоман нередко пускает в ход все средства, чтобы раздобыть наркотик. Он не останавливается перед обманом, подкупом персонала, чтобы как-нибудь достать наркотик. Наркоман, знакомый уже с явлениями абстиненции по прошлому опыту, всегда старается пронести наркотические средства с собой в больницу в складках платья, в каблуке обуви, в волосах, в хлебе, иногда даже подмышкой или во влагалище. Поэтому при поступлении в больницу наркомана необходим тщательный осмотр его тела и платья. Такая же внимательность должна быть проявлена по отношению к посещению больных родственниками и знакомыми. Иногда несознательные родные стараются тайком от врачей передать больным по их просьбе наркотическое средство. Чаще бывает, что у наркомана, находящегося в больнице, оказываются друзья, также наркоманы, которые по-своему стараются помочь своему товарищу в беде.

Через 5—6 часов и во всяком случае не позже суток после прекращения введения наркотика развивается более или менее тяжелая картина абстиненции, которая складывается из дурного самочувствия, тоскливости и беспокойства, страхов, зевоты, чихания, болей в разных местах тела, расстройства сна, сердцебиений, иногда явлений коллапса. Ввиду этого отнятие привычного наркотика должно делать с известной осторожностью. Только у здоровых физически наркоманов и с незапущенными явлениями можно решиться сразу прекратить введение наркотика или сделать это в течение 2—3 дней. В более тяжелых случаях этот процесс, постепенно уменьшая дозы, растягивают на неделю. Для облегчения тягостных явлений абстиненции полезны теплые и даже горячие ванны, вдувание кислорода в количестве 300—400 см3, впрыскивания стрихнина, сердечные средства. В последнее время при лечении абстиненции, следуя указаниям немецкого психиатра Сакеля, применяют лечение инсулином (от 20 до 60 единиц, сначала ежедневно, после через день) и получают от него большую пользу. В Онлайн Библиотека http://www.koob.ru дальнейшем необходимо укрепляющее лечение и соответствующая психотерапия.

Нужно помнить, что процесс отвыкания идет несколько волнообразно, и нередко бывает, что после как будто полного успокоения и прекращения тяги к привычному наркотику неожиданно опять ухудшается самочувствие и вновь появляется стремление к введению яда. В общем наркоман должен оставаться в больнице около 1—1,5 месяцев, в затяжных случаях еще дольше. После выписки он должен находиться под наблюдением диспансера или какого-либо иного специального учреждения. Крепелин рекомендовал всех вылеченных наркоманов через полгода помещать на несколько дней в больницу для того, чтобы выяснить, не наступил ли рецидив.

31. ПСИХОЗЫ ПРИ ТРАВМАТИЧЕСКИХ Психиатрия ПОВРЕЖДЕНИЯХ И ОРГАНИЧЕСКИХ В.А. Гиляровский ЗАБОЛЕВАНИЯХ МОЗГА Травматические повреждения черепа иногда ведут только к сотрясению мозга (коммоции), при котором не нарушается целость черепа, равно как и нет грубых изменений мозга, иногда же сопровождаются более или менее значительными разрушениями последнего—контузия. В том и другом случае механическое воздействие ведет к более или менее продолжительной потере сознания. При коммоции, когда больные приходят в себя, у них отмечаются оглушенность, подавленность, боязливость, иногда беспокойство и стремление куда-то идти, временами галлюцинации, иногда вполне выраженная картина делирия. Очень постоянно отмечается более или менее резкое расстройство памяти, иногда напоминающее картину корсаковского симптомокомплекса. Постепенно состояние улучшается, и может наступить более или менее полное выздоровление. При этом обо всем пережитом больной сохраняет лишь самое смутное воспоминание. Иногда амнезии подвергается и некоторый период времени, предшествовавший травме (ретроградная амнезия). Несмотря на наступившее как будто выздоровление не исключается возможность появления каких-либо расстройств впоследствии, например судорожных припадков.

При контузии в связи с более значительным повреждением мозга кроме потери сознания развиваются симптомы местного поражения, параличи, афазии, судорожные припадки. Более серьезными в этих случаях оказываются последствия для дальнейшего психического функционирования. Естественно, что в связи с разрушениями мозгового вещества, которые обычно бывают множественны, развивается нередко более или менее выраженная картина травматического слабоумия. Оно в общем соответствует типу органических слабоумий, но иногда характеризуется некоторыми симптомами, которые можно поставить в связь именно с травмой. Кровоизлияния и размягчения травматического происхождения особенно сильно поражают серое вещество как более богатое кровеносными сосудами. Особенно ранимым оказывается в этом отношении центральное серое полостное вещество. Нередко бывают симптомы, указывающие на поражения ядер глазодвигательного нерва, именно птоз и косоглазие, а также бульбарные расстройства. При известной комбинации явлений может получиться картина, близкая к полиоэнцефалиту. В других случаях выступают симптомы поражения подкорковой зоны, иногда в форме судорог с характером хореи или атетоза, иногда же напоминающие кататонические, причем некоторые авторы, например Траутман, говорят даже о шизофреноподобном симптомокомплексе как о чем-то характерном именно для Онлайн Библиотека http://www.koob.ru травмы.

В других случаях травматического повреждения мозга на первый план выдвигается не слабоумие как таковое, а своеобразное изменение всей личности с появлением большой раздражительности, с бурными взрывами аффектов, с непереносливостью по отношению к спиртным напиткам, оказывающим сильное действие на больного уже в малых дозах, с наклонностью к различным антисоциальным проявлениям. Говорят в таких случаях о травматической психической дегенерации. Иногда травма действует главным образом как психический фактор, причем развиваются невротические реакции, проявления которых иногда комбинируются с симптомами, зависящими от структурных изменений. О возникающей при этом картине травматического или контузионного невроза будет сообщено в главе о невротических реакциях.

При лечении травматического повреждения в остром периоде показан покой, охлаждение головы, иногда полезно выпускание спинномозговой жидкости для уменьшения внутричерепного давления. В дальнейшем—препараты йода и укрепляющие.

Картина явлений при поражении молнией и электрическим током большого напряжения более или менее напоминает травматические повреждения. В резко выраженных случаях наступает полная потеря сознания с возможностью, что больной умрет, не приходя в себя. По возвращении сознания в более легких случаях наблюдаются оглушение, растерянность, головные боли, головокружение. Все это может сгладиться без всяких следов. Иногда наблюдаются делириозные состояния. При лечении рекомендуются искусственное дыхание, кровопускание, впрыскивание возбуждающих.

Опухоли головного мозга Приблизительно 1—2 % всех поступлений в психиатрические больницы приходится на опухоли мозга. В большинстве случаев заболевание характеризуется определенными симптомами неврологического порядка, дающими возможность невропатологам, которые больше всего имеют опыт в этой области, сравнительно легко определить как самый характер процесса, так и его топическую диагностику. К психиатрам попадают главным образом не вполне типические случаи, в которых благодаря своеобразной локализации опухоли на первый план выдвигаются не симптомы фокусного поражения, а явления психического порядка. Естественно поэтому, что диагноз в таких случаях может представить большие затруднения. Чтобы не впасть в ошибку, необходимо точное знакомство с клиникой рассматриваемых расстройств.

Симптоматика и течение. Клиника опухолей мозга складывается из явлений местного поражения и из того, что известно под именем общемозговых симптомов. Последние зависят прежде всего от повышения внутричерепного давления, к которому ведет уже одно присутствие опухоли в полости черепа, а затем может иметь место и токсическое действие опухоли, обусловленное регенеративными изменениями в ней, а иногда зависящее от вызываемых ею процессов размягчения в прилежащем мозговом веществе.

Развитие болезни идет очень медленно и постепенно. Первым симптомом обычно Онлайн Библиотека http://www.koob.ru является головная боль, которая принадлежит к числу постоянных явлений. Чаще всего больные жалуются на тупую, упорную и глубоко сидящую, настолько интенсивную головную боль, что она вызывает в них отупение, а иногда доводит до бешенства. В других случаях она носит характер мигрени или напоминает собой невралгию. Иногда боли ремитируют;

в общем они не связаны с местом опухоли. При заболеваниях у детей головная боль не представляет такого постоянного явления, так как здесь может иметь место увеличение размеров черепа вследствие расхождения швов. Иногда наблюдаются боли в конечностях, не связанные с какими-либо, местными изменениями, а зависящие только от наличия опухоли в мозгу («центральные боли»). Головокружение не представляет такого постоянного явления. Очень характерным симптомом нужно считать тошноту и рвоту, которые в данном случае не находятся ни в какой связи с приемами пищи и чаще всего наблюдаются натощак, иногда при изменении положения головы. К числу нередких симптомов опухоли мозга относятся судорожные припадки, которые обычно наблюдаются не в начале, а во второй половине болезни;

очень часто они носят характер эпилептических, иногда похожи на petit mal, но очень часто отмечаются преобладание судорог на одной стороне и после-припадочные явления выпадения, которые указывают на органический характер заболевания. Очень постоянно общее оглушение, которое с дальнейшим течением болезни все усиливается и переходит в состояние сонливости или даже спячки. Больной с трудом понимает обращенные к нему вопросы и с трудом на них отвечает. С этим стоит в связи общее замедление психических процессов, расстройство усвоения и способности запоминания.

Расстройство памяти может достигать очень больших размеров, напоминая типические картины амнестического (корсаковского) симптомокомплекса.

Если головные боли и вообще симптомы повышенного внутричерепного давления не особенно выражены, то в некоторых случаях клиническая картина может напоминать паралич помешанных, тем более, что могут наблюдаться и зрачковые симптомы и расстройство речи. Вообще психические изменения в первом периоде болезни представляют своеобразные явления раздражения, к которым нужно отнести и известную грубую шутливость (Witzelsucht), а во втором—все более выдвигаются на первый план симптомы ослабления интеллекта. Так как очень часто речь идет о субъектах среднего возраста или уже пожилых, то в клинической картине могут быть заметны симптомы, зависящие от различных случайных экзогений, например алкоголизма, травм головы, а иногда примешиваются явления артериосклероза.

К числу общемозговых явлений принадлежит набухание сосков зрительного нерва, которое отмечается приблизительно в 50 % всех случаев. С этим находится в связи и более или менее значительное ослабление зрения. Повышенным внутричерепным давлением нужно объяснить и нередко наблюдающийся экзофтальм, иногда только на одной стороне.

Что касается симптомов местного поражения, то характер их определяется локализацией и распространенностью опухоли. Здесь могут быть как явления раздражения определенной зоны, так и параличи тех или других мышечных групп в зависимости от локализации опухоли. Большое диагностическое значение в смысле указания на локализацию ее имеют состояния своеобразной ауры, наблюдаемой перед эпилептическим припадком. При опухолях в передней части нижней поверхности височной доли наблюдается обонятельная аура, при Онлайн Библиотека http://www.koob.ru поражении первой височной извилины—аура слуха;

аура зрения говорит за локализацию в зрительных центрах, а также в gyrus angularis.

Та или другая локализация опухоли может определить характер галлюцинаций, которые нередко наблюдаются при этом заболевании. Иногда галлюцинации, преимущественно зрительные, зависят от токсических и других общих изменений, связанных с опухолью, представляя экзогенную делириозную реакцию.

Течение болезни в данном случае—все прогрессирующее, хотя иногда прерывается остановками и временными улучшениями. Последние иногда могут наблюдаться самопроизвольно, иногда наступлению их как будто способствует ртутное лечение (в особенности при глиомах). Если исключается возможность удаления опухоли оперативным путем, смертельный исход неизбежен;

он наступает обыкновенно через 2—3 года от начала болезни. Своеобразное течение может быть при цистицеркозе мозга, который тоже можно отнести к мозговым опухолям. Соответственно смене фаз в жизни паразита развитие болезни с резко выраженными явлениями повышенного внутричерепного давления может вначале быть очень быстрым и даже бурным, но если больной не погибает в этом периоде, в дальнейшем вместе с уменьшением воспалительной реакции, наблюдающейся вокруг каждого паразита, может установиться до известной степени стационарное состояние. В одном случае, сопровождавшемся полной слепотой, такое относительно стационарное состояние продолжалось несколько лет. В другом, характеризовавшемся резким расстройством памяти, больная пришла в состояние улучшения, которое продолжалось несколько лет вплоть до смерти от случайного осложнения.

Распознавание опухолей мозга Нередко возможно смешение с параличом помешанных, тем более что при опухолях иногда наблюдается положительная р. В. в крови. Если обратить внимание на состояние сосочков зрительного нерва, данные исследования крови и спинномозговой жидкости, дифференциальный диагноз возможен. Нужно иметь в виду при этом, что при подозрении на опухоль поясничный прокол нужно делать с большой осторожностью, так как описаны случаи неожиданного смертельного исхода после пункции. В начале своего развития опухоль мозга может быть принята за эпилепсию (особенно у детей) или за какой-нибудь процесс сосудистого характера. Если подозрение на опухоль уже возникло, то тщательное неврологическое и серологическое исследование, равно как рентген и артериография, помогает выяснить дело. Нередко ошибку делают в том смысле, что опухоль предполагается там, где ее нет. Это обычно бывает в случаях артериосклероза и пресенильных психозов, особенно пиковской болезни.

Нет надобности говорить, какое большое значение имеет своевременное распознавание опухоли мозга. Успехи в этой области таких хирургов, как Кушинг, объясняются именно усовершенствованием методики исследования, дающим возможность раннего распознавания. В условиях современной психиатрической больницы оно редко бывает возможно. Следует всячески добиваться постановки дела исследования на должную высоту, для чего в частности требуется постоянная работа с психиатрами и невропатологами, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru могущими принести большую пользу и в других случаях.

Патологическая анатомия и генез симптомов Из мозговых опухолей характерной и как бы специфической для мозга является глиома, составляющая по Аллену Штарру 1/6 всех новообразований в этой области. Помимо головного и спинного мозга иногда глиомы находили в других органах (надпочечниках, печени), причем исходным пунктом в этих случаях являются элементы симпатической системы. Чаще всего глиома встречается в виде отдельных узлов, реже—диффузных разрастаний. Величина их различна, начиная от маленьких образований, иногда совершенно микроскопических, до больших узлов, охватывающих почти целую долю или даже целое полушарие с наклонностью переходить также и в другое полушарие. Очень часто величину глиомы трудно определить более или менее точно ввиду того, что она не резко отграничена от соседней ткани и как бы инфильтрирует ее. Микроскопическое строение чрезвычайно разнообразно. Отличают различные типы:

олигодендроглиомы, астроцитомы, волокнистые глиомы, мульти-формные глиобластомы (глиосаркомы). Довольно часто в глиомах последнего типа встречаются большие, даже гигантские глиозные клетки с одним или несколькими ядрами, очень близко напоминающие своим сходством с эмбриональными элементами клетки, встречаемые при псевдосклерозе и туберозном склерозе.

Типичен для глиомы инфильтрующий рост: она разрастается, как бы раздвигая нервные элементы и инфицируя собой соседние элементы нормальной глии, которая подвергается в известном смысле глиоматозному перерождению. Внутри опухоли обычно можно видеть в большом количестве сохранившиеся нервные волокна, особенно много их в периферических частях опухоли. В глиоме обычно очень много кровеносных сосудов, стенки которых тонки и часто разрываются, давая повод к кровоизлияниям внутрь опухоли. Часто встречается размягчение опухоли.

Саркома однако самая частая опухоль в этой области. Вернике считал, что саркомы составляют по крайней мере половину всех опухолей мозга. Они встречаются в различных формах: отдельных узлов или в виде диффузной инфильтрации. Диффузная инфильтрация саркоматозными клетками лимфатических пространств в мягкой мозговой оболочке носит название саркоматозного менингита. Саркомы могут исходить из кости и оболочек и из вещества самого мозга. Карцинома принадлежит к более редким опухолям головного мозга и почти всегда развивается здесь метастатическим путем. По статистике Крастинга—одна треть всех опухолей мозга метастатического происхождения, из них 3/4—раки и 1/4—саркомы.

Хорионэпителиома, или децидуома по прежней терминологии, принадлежит к числу очень редких опухолей в мозгу. Клеточные элементы ее происходят из обоих типов эпителия хориона и синцития. В типических случаях опухоль состоит из связанных друг с другом синтициальных масс и светлых многоугольных клеток;

атипические формы очень разнообразны;

часто опухоль состоит из связанных между собой клеток различной формы, обычно с круглыми или продолговатыми ядрами, с митотическими фигурами;

часто клетки тесно прмжаты одна к другой, иногда у них очень большие ядра.

К тератомам должна быть отнесена так называемая холестеатома, обычно Онлайн Библиотека http://www.koob.ru случайно находимая при вскрытиях. Мы констатировали ее как такую неожиданную находку при вскрытии в одном случае прогрессивного паралича.

Она характеризуется своим внешним видом, блестящим цветом, напоминающим перламутр. Чаще всего она констатируется на основании мозга в связи с костями черепа и оболочками, особенно часто ее можно найти в области пирамиды височной кости;

величина таких опухолей обычно от горошины до вишни, редко больше. Ткань опухоли обычно легко распадается, почему трудно бывает сохранить хороший макроскопический препарат. При микроскопическом исследовании она оказывается состоящей главным образом из мелких чешуек, которые в свою очередь составлены из плоских клеток, соответствующих покровному эпителию;

клетки опухоли обычно бывают жирно перерождены;

на расщипанных препаратах характерна наличность кристаллов холестерина. Что опухоль развивается по типу тератом и является дериватом эктодермы, доказывается присутствием в некоторых случаях в ткани ее тонких волос.

К опухолям до известной степени можно отнести и инфекционные гранулемы. В некоторых отношениях к ним приближаются изменения и при цистицеркозе мозга. Цистицерки могут встретиться в мозгу изолированно или в большом количестве. В случае, описанном П. А. Преображенским, весь мозг был пронизан пузырьками или полостями, из которых цистицерки выпали, причем количество паразитов по приблизительному подсчету было около 1 000. Когда их много, диагностика не представляет затруднений даже при одном макроскопическом изучении. Под микроскопом при этом можно ясно различить ткань паразита с ввернутой головкой и с разбросанными в ней характерными округло треугольными ядрами. Но цистицерки, произведя механическое, видимо и химическое раздражение, вызывают и реактивные изменения в окружающей ткани, которые иногда выступают на первый план как с анатомической, так и с клинической стороны. В ближайшем соседстве цистицерков как правило имеет место развитие ткани, носящей все признаки инфекционной грануломы. Помимо лимфоцитов здесь наблюдается скопление плазматических и нередко гигантских клеток;

в последующих стадиях наступает развитие волокнистой соединительной ткани, которая образует кольцо вокруг паразита. Это кольцо превращается в конце концов в капсулу, в которой паразит обычно погибает, и ткань его превращается в аморфную массу. Иногда такие отдельные инкапсулированные цистицерки могут быть открыты в качестве случайной находки при вскрытии или микроскопическом исследовании.

Вопрос о взаимоотношении между изменениями в мозгу, вызываемыми опухолью, и расстройствами в душевной сфере особенно сложен, так как здесь помимо местного влияния опухоли может сказаться общее ее действие как вследствие повышения внутричерепного давления, так и токсическим путем.

Расстройство сознания в форме оглушенности, сонливости и апатии представляет главным образом общемозговой симптом. Сюда же до известной степени нужно отнести и вообще расстройства в психической сфере, хотя для объяснения их могут иметь значение и анатомические изменения. Последние обусловливаются как разрушением опухолью известных участков мозгового вещества, так и размягчением в ближайшей ее окружности. Но опухоль кроме изменений, вызванных ее соседством (Nachbarsymptome), может дать очаговые расстройства, свойственные поражению отделов мозга, очень отдаленных от места, где находится опухоль в данном случае. Последствия для психики зависят далее от величины опухоли и ее локализации. Расстройства вообще более значительны при Онлайн Библиотека http://www.koob.ru большой величине опухоли, хотя они могут быть довольно значительны и при совсем маленьких новообразованиях. Нет прямой зависимости также от степени повышения внутричерепного давления и в частности от более или менее резкой картины застойного соска. По статистике Шустера чаще всего расстройства психики наблюдаются при опухолях мозолистого тела. Это несомненно можно поставить в связь с богатством этой области ассоциационными волокнами.

Несколько реже расстройства психики при локализации в лобных долях. Частота психических изменений при этой локализации опухоли стоит в связи, с одной стороны, с тем, что опухоль в этой области может долго увеличиваться, не давая местных симптомов, почему последствия для психической сферы должны быть более значительны в тот период, когда опухоль диагностируется;

с другой стороны, здесь имеет значение конечно особая роль лобных долей в психическом функционировании. По мнению большинства авторов опухоли лобной доли характеризуются не поражением отдельных способностей психики, но преимущественно общим изменением всей индивидуальности больного, в частности ослаблением инициативы и психической активности. Есть указания, что при опухолях лобных долей особенно часто наблюдается вышеупомянутая шутливость, обозначаемая Ястровицем как moria и Оппенгеймом как Witzelsucht, но несомненно, что ее можно встретить и при другой локализации опухоли.

Картина корсаковского симптомокомплекса также не может быть связана с одной какой-нибудь определенной локализацией, хотя довольно часто ее наблюдали при опухолях в лобных долях. Очень часто наблюдающееся слабоумие является конечно результатом диффузных изменений мозга: нередко по своему характеру оно близко к прогрессивному параличу. Шустер констатировал такую картину в 29 случаях из общего количества 775, но в более новых работах, например Пфейфера, процент этот меньше. Физические симптомы, напоминающие аналогичные расстройства при параличе, являются результатом местного или общего действия опухоли, в частности анизокория может наблюдаться при поражениях лобной доли, независимо от характера процесса. В одном случае глиомы основания мы наблюдали клинические явления, включая расстройство речи и глазные симптомы, так что очень трудно было дифференцировать от прогрессивного паралича. Как и при других органических заболеваниях, могут наблюдаться кататонические симптомы. Иногда опухоль может выявить те или другие черты скрытых конституций. Этим же исключительно можно объяснить появление иногда таких психозов, как маниакально-депрессивный.

Лечение. Радикальное лечение возможно только в смысле удаления опухоли путем операции. Временное улучшение можно видеть от препаратов йода и ртутного лечения. Теоретически имеются показания к рентгенотерапии.

Абсцесс мозга Клиническая картина до известной степени напоминает опухоли мозга, представляя значительные различия в зависимости от локализации абсцеса и его величины. Наличность абсцесса в области тех или других центров движения и чувствительности сказывается в соответствующих симптомах местного поражения. При локализации абсцесса в лобных или теменных долях долгое время дело может ограничиваться такими неопределенными явлениями, как психическое оглушение, рассеянность, нерасположение к труду, забывчивость, подавленность, стоящая в связи с сознанием какой-то тяжелой болезни, раздражительность и недоверчивость, чередующаяся иногда с беспричинной Онлайн Библиотека http://www.koob.ru веселостью. К этому присоединяются иногда головные боли, головокружение, рвота, замедление пульса, застойные соски. Возможны также судорожные припадки. Вместе с распространением абсцеса в мозговой ткани увеличиваются и болезненные расстройства. Выступает на сцену резкая подавленность, спутанность, изредка галлюцинации и делириозные состояния. Иногда наблюдаются припадочные состояния, напоминающие истерические реакции. Все явления очень долгое время могут оставаться в одном положении. С другой стороны, распространение абсцесса до мозговых желудочков или оболочек может сразу дать очень бурную картину.

Источником нагноения чаще всего бывают повреждения черепа, гнойные процессы среднего уха. От лечения можно ожидать много успеха только в смысле оперативного вмешательства.

Солнечный и тепловой удар Явления, которые развиваются иногда при интенсивной инсоляции и при долгом пребывании в очень жарком помещении, более или менее одинаковы и зависят от расстройств кровообращения в черепной полости и перегревания тела, температура которого может доходить до 42 и даже 43°. В тяжелых случаях после стадии предвестников, к которым относятся головокружение, головная боль, тошнота, мелькание искр перед глазами, шум в ушах, сразу теряется сознание, и человек падает. Лицо его при этом бледное о синеватым оттенком, пульс очень слаб и учащен, дыхание поверхностное и иногда носит характер чейн стоксовского. Давление спинномозговой жидкости бывает повышено, причем может быть увеличено в ней и количество клеточных элементов. Иногда наблюдаются отдельные подергивания или приступы общих судорог, которые могут повторяться. В некоторых случаях больные и погибают в состоянии комы, но чаще сознание возвращается. В значительной части случаев у больных перед этим наблюдаются приступы возбуждения делириозного характера, иногда с большой агрессивностью или попытками на самоубийство. В легких случаях возвращение сознания сопровождается более или менее быстрым исчезновением всех болезненных явлений, но очень часто удар оставляет после себя стойкие и иногда тяжелые расстройства, именно параличи конечностей, афазии, понижение работоспособности, причем в дальнейшем может установиться ясная картина слабоумия. Все болезненные явления, в частности последствия удара, особенно серьезны бывают у алкоголиков, а также у людей пожилых и в особенности страдающих артериосклерозом.

Солнечный удар чаще всего бывает во время больших переходов. Имеют в данном случае значение перегревание тела благодаря большой мышечной работе, тяжелая амуниция и неподходящая одежда, затрудняющая отдачу тепла путем потоотделения. Тепловой удар нередко наблюдается у кочегаров и вообще на работе в душном помещении с очень повышенной температурой. С профилактической стороны рекомендуется, если речь идет о красноармейцах, делать переходы преимущественно в утренние и вечерние часы, постепенно приучая к более длительному напряжению. Во избежание большой потери солей с усиленным потоотделением рекомендуется также вводить в организм до перехода и после него по 5,0 поваренной соли. Большое значение имеет легкая, достаточно просторная и подходящего цвета одежда и полное устранение алкоголя. В смысле лечения необходимы освобождение от тесной одежды, охлаждение головы, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru возбуждающие для сердца, иногда полезно произвести поясничный прокол и венесекцию.

32. МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНЫЙ, Психиатрия В.А. Гиляровский ИЛИ ЦИРКУЛЯРНЫЙ ПСИХОЗ Развитие учения о циркулярном психозе и определение его сущности Отдельные состояния, относимые в настоящее время к маниакально депрессивному психозу, были известны еще в глубокой древности. Термины, применявшиеся еще Гиппократом, мания и меланхолия, обозначали приблизительно те же комплексы явлений, которые связываются с ними и теперь.

Интересно отметить, что самое название меланхолия (черная желчь) показывает, что Гиппократ при определении сущности психических изменений как чего-то обусловленного соматическими причинами стоял на верном пути. Во времена Эскироля и Мореля, когда в качестве особых болезней трактовались отдельные признаки или состояния, мания и меланхолия, иными словами маниакальное и депрессивное состояние, естественно также считались самостоятельными заболеваниями. В этот период, характеризовавшийся преобладанием французской психиатрической мысли, очень много было сделано для тщательного описания болезненных состояний и выделения особых форм. К достижениям этого периода относится выделение психиатрами Фальре и Беллярже особого циркулярного психоза (folie circulaire) как периодического возвращения попеременно маниакальной и депрессивной фазы (folie alternante) или повторения через более или менее продолжительные светлые промежутки двойного приступа маниакального состояния, переходящего непосредственно в депрессивное (folie д double forme). Французской же школе принадлежит установление при заболеваниях этого рода тяжелого наследственного отягощения, что вполне естественно ввиду той большой роли, которую приписывали Морель и его соотечественники наследственности и вырождению. Крепелин в своем стремлении уйти от чисто симптоматического изучения и установить особые нозологические единицы обратил внимание и на эту группу заболеваний.

Тождественность картины маниакального или депрессивного состояния, будут ли они наблюдаться в качестве единичного заболевания на протяжении всей жизни или как фазы циркулярного психоза, привела его к постановке вопроса, не являются ли так называемые мания и меланхолия только фазами одного и того же психоза, а не самостоятельными заболеваниями. К положительному ответу на этот вопрос его заставил придти в особенности психологический анализ этих форм, в которых оказалось чрезвычайно много общего несмотря как будто бы на полную противоположность таких состояний, как маниакальное и депрессивное.

В особенности много общего оказывается в психике больных, давших в течение всей жизни только один маниакальный или депрессивный приступ как между собой, так и с случаями собственно циркулярного психоза в светлые промежутки, В этом стремлении объединить различные картины в одну группу маниакально депрессивного психоза Крепелин склонен был зайти слишком далеко, так как в последний период своей деятельности совершенно отрицал существование меланхолии даже как особого заболевания позднего возраста и считал так называемую инволюционную меланхолию приступом маниакально депрессивного психоза, впервые обнаружившимся в позднем возрасте. Со времени Крепелина начинается вообще определенный сдвиг в изучении циркулярного психоза в том отношении, что помимо признака периодичности, повторяемости приступа через более или менее значительные светлые, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru т. е. свободные от проявления психоза как такового промежутки времени, стали большое внимание обращать на структуру самого психоза и всей личности, какой она представляется между приступами и в препсихотическом состоянии, т. е. до обнаружения самого первого приступа. Это дало возможность установить, с одной стороны, не только родство, но и тождество более легких, иногда только намеченных картин с вполне выраженными в смысле существа заболевания приступами психоза, с другой стороны— генетическое родство кардинальных приступов психоза с характерными особенностями препсихотической личности. В первом отношении особого внимания заслуживает установление полного тождества с циркулярным психозом тех случаев, которые уже давно были известны под именем циклотимии. С этим названием связывалось представление о периодически повторяющемся комплексе нервных явлений, не носящих характера собственно психоза. Долгое время эти случаи трактовались как периодическая неврастения, пока работами Оддо не установлена принадлежность их к циркулярному психозу, так что в настоящее время с названием циклотимии связывается представление о более легких, как бы рудиментарных формах психоза того же названия. Такое понимание окончательно утвердилось благодаря генеалогическим исследованиям Рюдина и Гофмана, по которым и совсем легкие случаи, относящиеся к циклотимии и выражающиеся только в периодических колебаниях настроения, и вполне сложившиеся случаи нередко наблюдаются в одних и тех же семьях, имеют одну и ту же наследственность. Те же генеалогические исследования выяснили с полной определенностью, что циркулярный психоз развивается на фоне врожденных особенностей личности, т. е. как бы вырастает на конституциональной основе, представляя по своему существу усиление тех или других черт, входящих в основу личности в ее препсихотическом состоянии. Как выяснилось при этом, этот конституциональный фон не всегда бывает одинаков, причем в зависимости от этого варьирует и клиническая картина психоза. Крепелином было обращено внимание на существование конституциональных изменений настроения, которые он, несколько схематизируя, свел к трем типам: конституциональной депрессии, конституциональной мании и циклотимии. Кречмер своими работами углубил эту конституциональную точку зрения, указав на известные корреляции между психическими конституциями и соматическими типами и существенно дополнив этим уже известные данные генеалогического и клинического изучения. С отнесением к циркулярному психозу легких форм, в частности циклотимии и упомянутых конституциональных состояний, рамки его значительно расширились, причем ввиду большой пестроты и разнообразия отдельных клинических форм, представляющих по своим внешним проявлениям что-то самостоятельное, более целесообразно стало говорить о целой группе заболеваний, относящихся к одному и тому же кругу циркулярного психоза.

Рамки его нужно считать, еще более расширившимися вследствие того, что стало неизбежным относить к нему, с одной стороны, некоторые случаи психопатических личностей из типа возбудимых, с другой стороны—известные формы реактивных состояний. Как известно, психические изменения конституционального характера обычно выявляются сами по себе из внутренних причин без всяких внешних толчков, но иногда во вполне ясной форме развиваются только под влиянием экзогенных моментов. Для того основного психического фона, на котором развиваются приступы циркулярного психоза, характерны не только ничем внешним не вызванные, так сказать аутохтонные, колебания настроения, но и наклонность давать эмоциональные реакции на различные впечатления окружающего. Клейст, равно как Эвальд и другие, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru поэтому и говорит, что циркулярный психоз развивается на почве лабильной конституции, иногда аутохтонно, иногда реактивно. По мнению Эвальда на фоне лабильно-реактивной конституции могут развиться картины, относящиеся к той же группе циркулярного психоза, но характеризующиеся преимущественным развитием паранойяльных моментов. Таким образом можно говорить действительно об особом круге заболеваний циркулярного психоза, в центре которого находятся вполне очерченные случаи, а по периферии располагаются слабо выраженные картины. В структуре последних кроме компонентов конституционального характера всегда можно найти явления, обусловленные экзогенией и в зависимости от ее особенностей меняющие свой характер.

Естественно при этом, что этот круг не является вполне замкнутым и резко отграниченным от других кругов заболеваний;

он не только с ними соприкасается, но иногда в своих периферических частях как бы переплетается, если не прямо переходит. Сказанным обусловливаются и современный подход к пониманию циркулярного психоза и его определение. Это—консти-туциональное заболевание, развивающееся на фоне прирожденных особенностей психики в смысле эмоциональной неустойчивости, обнаруживающее большое родство к пикническому сложению и выражающееся в приступах маниакального или меланхолического состояния, имеющих тенденцию к периодическому повторению и не оставляющих после себя каких-либо изъянов интеллектуального функционирования. Термины—циркулярный, маниакально-депрессивный, маниакально-меланхолический психоз, равно как название, предложенное московским психиатром Ф. Е. Рыбаковым—циклофрения—являются синонимами. Мы лично очень удобным названием считаем «циркулярный психоз», не вкладывая в него однако представления об обязательной смене «циркуляции» противоположных фаз.

Клиника циркулярного психоза Приступы вполне выраженного психоза или более легких психических изменений, носящих все-таки болезненный характер, развиваются обычно на фоне конституциональных особенностей, входящих в понятие так называемой циклоидной личности. Это люди в общем мягкие, добродушные, склонные к общительности, с закругленными душевными движениями, у которых не наблюдается ничего резкого, импульсивного, непонятного. Они очень склонны сливаться с окружающей средой или, как говорит Блейлер, очень синтонны. Все их действия понятны, именно как людей среды;

в связи с этим они редко обнаруживают какие-либо антисоциальные наклонности. Их интеллектуальная одаренность может представлять самые различные степени, начиная с гениальности и кончая большой ограниченностью, но для них в этом отношении характерны некоторые качественные особенности;

им свойственна в большой степени конкретность мышления, определяющая и направление их деятельности, это скорее люди дела, нередко с большими способностями в практической деятельности: если они обнаруживают какое-либо особое дарование, то на нем обычно лежит тот же отпечаток конкретности, реальности;

если это писатель, то он обычно больше всего интересуется бытом, преимущественно описывает людей и явления;

художественным стремлениям циклоидов больше всего соответствует жанр;

циклоиды-ученые—это главным образом эклектики с преимущественным стремлением описывать факты;

синтонность циклоидов делает их приятными в обществе, тем более что они благожелательны к окружающим, при возможности оказывают им услуги. Они обыкновенно очень активны в половом отношении, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru любят ухаживать, легко заводят романы и обычно имеют большое потомство. При большой закругленности душевных движений они недостаточно устойчивы в эмоциональном отношении, легко предаются скоропреходящей грусти или веселости, в особенности под влиянием внешних впечатлений. Их аффективным переживаниям однако не хватает выдержки и силы, равно как и стойкости в привязанностях. Те же черты недостаточной устойчивости и последовательности свойственны и их поведению. К характеристике циклоидных личностей нужно отнести и преобладание пикнического типа строения.

Циклоидные личности характеризуются наличием более или менее выраженных изменений эмоционального фона. В части случаев он является более или менее резко повышенным;

наблюдается не только благодушие, но и веселость, патологический характер которой очевиден не только из ее интенсивности, но главным образом из ее недостаточной мотивированности, иногда полного несоответствия с действительным положением жизненных обстоятельств.

Характерным нужно считать при этом, что различные неблагоприятные впечатления сравнительно мало задевают пациента и не омрачают его веселости.

Вместе с тем обычно отмечается и довольно большая раздражительность и склонность к бурным вспышкам гневливости, а изредка наблюдается и скоропреходящая тоскливость. В волевой сфере для них характерна очень большая энергия, стремление к деятельности и в общем повышенная работоспособность. Они обычно смелы, самоуверенны, верят в свою звезду, быстры в своих решениях, которые не всегда бывают достаточно обоснованы.

Они склонны идти на риск, часто действуют по вдохновению, причем их энергия в связи с достаточной, а иногда и очень высокой одаренностью являются причиной того, что они часто имеют успех. Продуктивности их деятельности нередко мешает недостаток выдержки, устойчивости и планомерности. В то же время они могут быть легкомысленны в исполнении своих обязанностей и, не будучи обладателями антисоциальных тенденций, вследствие распущенности поведения и ослабления задерживающих влияний могут быть причиной больших огорчений для окружающих и прежде всего для своих близких. В особенности к этому может повести половая распущенность больных с склонностью заводить легкие связи, а также наблюдающаяся в связи с общей слабостью задержек наклонность к кутежам, злоупотреблению спиртными напитками, стремление заводить знакомства, доверяться мало известным им людям, с возможностью вовлечения в различные аферы, могущие привести к большим материальным потерям. Описанные особенности в более или менее ясной форме намечаются уже с детства, но в полной мере они выявляются обычно вместе с половым созреванием и полным развитием личности в целом. Они характеризуют тот основной психический фон, который без существенных изменений остается одним и тем же в течение всей жизни. Он обусловлен прирожденными особенностями личности, как бы заложен в основах ее конституции и представляет то, что теперь чаще называется конституциональным возбуждением (конституциональная мания Крепелина). Как об особом типе конституционального предрасположения можно говорить далее о состоянии раздражительности с наклонностью к различного рода конфликтам (erregbare Veranlagung). До известной степени противоположный тип конституционального состояния представляет конституциональная депрессия (konstitutionelle Verstimmung). Не представляя полной противоположности конституциональному возбуждению во всех отношениях, так как и там и здесь налицо мягкость, общительность и другие особенности циклоидной личности, она определяется в Онлайн Библиотека http://www.koob.ru своем существе наличностью стойкого депрессивного фона, окрашивающего все психические переживания. Из впечатлений окружающего действенными оказываются обычно только те, которые соответствуют основному депрессивному фону, все же радостные обыкновенно проходят мимо, не оставляя особенного следа. При этом по отношению к тягостным или просто неприятным переживаниям можно говорить даже об особой ранимости, так как они дают более или менее значительное усиление меланхолических компонентов, выражающееся нередко в довольно настойчивых попытках самоубийства. Мысли этого рода, иногда с стремлением претворить их в действительность, свойственны больным и без таких обострений. Они связаны с общим понижением психического тонуса.

Имеет значение также и увеличение психических задержек, вследствие которого жизнь кажется очень трудной, на этой почве нередко возникают навязчивые мысли неприятного содержания. Благодаря всему этому картина получает большое сходство с психастенией, что может быть объяснено, как думают некоторые авторы, и наличностью между ними генетического родства.

На фоне более или менее выраженных циклоидных особенностей личности, иногда в ясной связи с преобладающим повышенным или депрессивным фоном, развиваются состояния, дающие право говорить о циркулярном психозе в собственном смысле. Как это обычно бывает, все особенности психики, характеризующие ту или иную клиническую картину, особенно ясно выступают на высоте болезни. Поэтому знакомство с симптоматикой и структурой таких вполне выраженных состояний представляет исключительную важность как для понимания сущности самого психоза, так и для отграничения относящихся к нему явлений от других сходных состояний.

Все явления, входящие в картину маниакального состояния, в своей основе имеют возбуждение в сфере чувств с повышением настроения, доходящим до степени полного блаженства—эйфории. Это повышение самочувствия стоит в связи с облегченным течением представлений, с повышенной в общем продуктивностью и ослаблением задержек, делающим очень легким переход к действию. О субъективных переживаниях больных можно судить по их описаниям, которые они дают потом по выздоровлении. Получается впечатление, что их переживания в маниакальном состоянии могут быть исключительно прекрасными, какими они не бывают в обычном состоянии даже при самой благоприятной жизненной ситуации. Притом они отличаются всегда большой яркостью. Особенно отчетливо это получается в тех случаях, когда циркулярным психозом заболевает писатель или художник кисти, вообще лицо, обладающее по свойствам своего дарования большим богатством выразительных средств (рис. 106).

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 106. Галлюцинаторные переживания художника в маниакальном состоянии циркулярного психоза. Из книги П. И. Карпова «Творчество душевнобольных» О необычайно повышенном настроении можно судить и по оживленной мимике больных, по всему их виду и поведению. Они постоянно громко смеются, по тому или другому поводу или без всякой внешней причины дают взрывы бурного веселья. Больные при этом много жестикулируют, причем их экспрессивные движения вполне адекватны переживаниям. Выражением повышенного самочувствия является также склонность к шуткам, танцам, притом нередко в обстановке, совсем не подходящей для такого рода проявлений веселости. Таким особенностям эмоционального состояния соответствует не только субъективное облегчение перехода от одного представления к другому, но и действительное повышение интеллектуальной продуктивности. Об этом можно судить прежде всего по особенностям речи больных. Они вообще очень говорливы, но характерно собственно не то, что они много говорят, а то, что в речи их можно видеть признаки несомненно повышенной продукции. В наличности ее особенно заставляет убедиться сравнение пациента в маниакальном состоянии с тем, что он представлял в своем здоровом состоянии. При этом оказывается несомненное ускорение течения представлений и большое богатство речи отдельными образами и мыслями. Имеются основания говорить и об абсолютном ускорении.

Большой интерес представляют результаты ассоциативного эксперимента, производившегося Ашаффенбургом, Иссерлином, Гутманом, Крепелином и в последнее время Ивановым-Смоленским. Время реакции иногда оказывалось удлиненным, иногда ускоренным. Иванов-Смоленский констатировал, что значительно раньше появления словесной ассоциации можно отметить пантомимическую реакцию в виде смеха, плача или вазомоторных явлений. В Онлайн Библиотека http://www.koob.ru работе Гутмана имеется указание на сходство относительно течения ассоциативных процессов маниакального состояния с меланхолическим. Помимо указанных особенностей установлено много других данных, очень важных для характеристики маниакального мышления. Уже при обычном наблюдении над больными резко бросается в глаза отвлекаемость их речи. Каждое новое впечатление заставляет забыть то, чем было до этого занято внимание больного, и направляет мысли в новую сторону;

так как при этом утрачивается значение целевых представлений, то все явления, как более значительные, так и совсем ничтожные, обладают одинаковой способностью привлекать к себе внимание. Все эти особенности очень отчетливо выступают при исследовании ассоциаций маниакальных больных;

преобладающим типом оказываются ассоциации не по смыслу, а по внешнему сходству, по созвучию, чем объясняется стремление таких больных говорить в рифму. Все же и при этом констатируется способность к повышенной продукции. Ассоциации редко даются одним каким-нибудь словом, а обычно слово-раздражитель дает толчок к целому фонтану слов, каждое из которых является для больного новым раздражителем и ведет за собой новую цепь образов. В случаях особенно сильно выраженного интеллектуального возбуждения можно говорить об особом явлении — вихре или скачке мыслей (fuga idearum), при котором представления следуют друг за другом с такой быстротой, что речь больного при всем ее ускорении не поспевает за ходом мыслей и не может регистрировать их с той полнотой и точностью, которые свойственны нормальному состоянию. Так как для выражения той или другой мысли или даже произнесения отдельного слова требуется гораздо больше времени, чем они занимают в сознании, сменяя друг друга, то больной не успевает полностью высказывать всего, что хочет, не кончает одной мысли, чтобы скорее перейти к другой, иногда выкрикивает только отдельные слова. Иногда благодаря этому получается впечатление бессвязности речи, но это объясняется тем, что выпадает большое количество промежуточных звеньев;

если их удается восстановить путем дополнительных вопросов, то оказывается, что каждое отдельное, как будто и не имеющее связи с остальными слово представляет фрагмент вполне законченной и иногда имеющей глубокий смысл фразы. При этом можно убедиться также, что маниакальная речь не просто фотографическое воспроизведение того, что было услышано, вычитано раньше, а заключает в себе элементы несомненного творчества. Как и во многих других случаях, возбуждение маниакальных больных является результатом торможения задержек;

едва ли можно думать, что в смысле творчества болезнь сама по себе сможет дать что-либо новое, несвойственное данному человеку, но несомненно она может выявить то, что в потенции имелось и без маниакального состояния, но было как бы заторможено и не находило себе выражения. Во всяком случае при наступлении маниакального состояния могут обнаружиться интересы и способности, которых до заболевания не замечал никто из окружающих. То обстоятельство, что больные в таком состоянии начинают иногда писать стихи, тогда как раньше не проявляли никаких признаков подобного творчества, объясняется вышеуказанным расстройством течения представлений, но тем не менее оно говорит о появлении новых способностей. В таком же смысле должно быть оценено появление наклонности к рисованию, интересы к таким областям знания, которые раньше оставались вне поля зрения пациента (рис. 107).

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 107. Образчик творчества больной, никогда не рисовавшей до болезни. Из книги П. И. Карпова «Творчество душевнобольных».

О повышении способности к творчеству в особенности можно говорить по отношению к легким степеням маниакальной экзальтации, когда нет той силы возбуждения, при которой мышление становится беспорядочным, слишком направляясь в сторону случайных, побочных представлений. Естественно творчество особенно интенсивно и действительно продуктивно, когда циркулярным психозом заболевает одаренная личность. Пример такого рода творчества можно видеть в «Красном цветке» Гаршина, страдавшего циркулярным психозом и покончившего самоубийством в приступе депрессии, бросившись в пролет лестницы многоэтажного дома. Не нужно думать конечно, что художественное произведение писателя, заболевшего психозом, представляет простое воспроизведение болезненных переживаний. Художник ставит себе определенную цель, пользуясь для ее достижения теми изобразительными средствами, которые соответствуют особенностям его одаренности. И в данном случае были использованы те переживания, которые открыты художнику вследствие болезни и которые носят яркую печать того, что свойственно маниакальному состоянию. Психиатры, интересовавшиеся психологией творчества, находят, что в случаях очень большой его напряженности можно отметить несомненно болезненные черты, иногда близкие к тому, что наблюдается в маниакальном состоянии. Обострение интеллектуального функционирования можно видеть и в том, что маниакальные больные, обладая очень живым, хотя и склонным к разбрасываемости вниманием, живо все подмечают, не исключая и мелких деталей, быстро делают соответствующие выводы, поражая своей догадливостью и сообразительностью. Правда, выводы их нередко, в особенности при наличии большого возбуждения, слишком поспешны, недостаточно продуманы и не всегда верны, так как основываются не на всех подлежащих рассмотрению данных. С этим стоит в связи нередко наблюдающееся у больных этого рода смешение лиц и вообще недостаточная ориентировка в окружающем. Часто они принимают новых для них людей за Онлайн Библиотека http://www.koob.ru кого-либо из своих прежних знакомых на основании сходства в каком-либо отношении. Притом, как нужно думать, дело происходит таким образом, что, как и у здоровых, каждое новое лицо по ассоциации вызывает представление о ком нибудь из прежних знакомых, если с ним имеется что-либо общее, но в нормальном состоянии возникают представления и о существенных отличиях, благодаря чему становится невозможным отождествление;

у маниакальных же больных дело останавливается на этой предварительной стадии, и частичное сходство оказывается достаточным, чтобы сделать вывод об их тождестве.

Описанные особенности психики маниакальных больных и прежде всего повышенное самочувствие и сознаваемое самими больными повышение продуктивности делают психологически понятным частое появление у них бредовых идей величия. Большею частью речь идет только о болезненном преувеличивании больными своих талантов, красоты, положения. По своему содержанию бредовые идеи относятся вообще к области возможного, но не соответствующего действительному положению пациента. Не встречается совершенно абсурдных и нелепых утверждений со сконструированием такого рода бредовых построений, которые включают в своем содержании элементы абсолютно невозможного. Этим бред величия маниакального больного отличается от бреда паралитиков и вообще слабоумных больных. Маниакальные больные высказывают свои идеи, как бы шутя, фантазируя, и при настойчивых вопросах могут иногда отказаться от них. Для характеристики эмоционального состояния таких больных большое значение имеет одна черта, находящая себе отражение и на всем их поведении, это именно повышенная сексуальность, которая несомненно стоит в связи с усиленной гормональностью половых желез.

Известная активность в этом отношении является несомненным признаком циклоидной личности, но здесь речь идет о чем-то гораздо большем и явно патологическом. В легких случаях дело ограничивается особенной кокетливостью, наклонностью одеваться в яркое платье, украшая его всем, чем можно (рис. 108), в склонности к разговорам на матримониальные или просто легкомысленные и эротические темы;

в особенности характерна способность быстро влюбляться: больные женщины влюбляются как правило в лечащих их врачей.

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 108. Разодевшаяся маниакальная больная.

При большей степени возбуждения повышенный эротизм ведет к легкому завязыванию связей часто с малознакомыми или совершенно незнакомыми людьми;

при наличии вполне выраженного душевного расстройства постоянно наблюдается стремление обнажаться, принимать непристойные позы, онанировать, не стесняясь присутствием других больных и персонала.

Выражением эротизма нужно считать и часто встречающийся у таких больных цинизм. Многие больные, если дело не дошло до очень большого возбуждения, сами сознают болезненность своих сексуальных влечений и нередко мучительно их переживают. О психологии таких больных может дать представление следующий отрывок из письма в котором ясно выступают и другие особенности психологии маниакальных больных, отвлекаемость, стремление говорить в Онлайн Библиотека http://www.koob.ru рифму, как бы стихами.

«Это начало проявляться с весны, как говорят, весной вся молодежь бесится, я тоже сбесилась на почве любви. Я впервые полюбила. Моя любовь так сильна к нему, что я, как девушка, которой отмечается всякое впечатление, все разговоры о подтверждении любви, привели меня снова к вам, милые врачи, чтобы вы дали мне ответ и совет, выйти мне замуж можно или нет? Здорова ли я по всем болезням или нет? У меня кроме обыкновенного возбуждения происходит половое возбуждение, хочется близкою отношения к себе мужчины, любить, спать с мужчиной, начиная жить половой счастливой жизнью, как все здоровые.

Неправда ли пора? Мне ведь 20 лет».

Затем обращается к врачу, которому и передала это письмо:

«Милый, как вы мне нравитесь, для этого и я решила вам написать все, что чувствую и пишу, но если вы меня пожалеете, то еще вам скажу, что половое возбуждение сопровождается сильными выделениями белей, все становится мокро. Ох, как хочется сношений, близкого мужа! Ох, как трудно спать одной ночью! Пожалейте меня в такие трудные минуты.» Описанная картина эмоциональных и интеллектуальных изменений тесным образом переплетается с аналогичными расстройствами и двигательного порядка.

Повышение влечений у них нужно считать одним из самых характерных симптомов. И здесь прежде всего следует указать на большое стремление к деятельности. Больные при сколько-нибудь выраженном возбуждении ни на одну минуту не остаются в покое. Вместе с тем возбуждение не носит характера чего то судорожного, а представляет выполнение ряда каких-нибудь целесообразных актов. Схематически его можно понять так, что при большой экстенсивности внимания больной тотчас стремится осуществить всякую мысль, которая ему приходит в голову, но, начав одно дело, отвлекается в сторону, бросает его и принимается за другое. При небольших степенях экзальтации в результате может наблюдаться повышенная продуктивность, а в случаях очень большого возбуждения оно становится таким же беспорядочным и хаотичным, как и речь больного в том же состоянии. Так же беспорядочны их письма и рисунки (рис.

109).

Онлайн Библиотека http://www.koob.ru Рис. 109. Один из многочисленных портретов пациентов клиники, зарисованный маниакальной художницей.

Характерно при этом, что больные несмотря на то, что непрерывно находятся в движении и в общем очень мало спят, не чувствуют совершенно утомления.

Повышение влечений проявляется также в усилении аппетита. В связи с тем, что у больных нередко бывают приступы раздражения, гнева, возможны нападения на других, нанесение оскорблений и вообще всякие проявления агрессивности.

Маниакальное возбуждение, представляя во всех случаях одну и ту же картину в смысле клинической характеристики, чрезвычайно различно в смысле интенсивности болезненных проявлений. При этом возможны все переходы от легких степеней, непосредственно примыкающих к явлениям гипоманиакальной конституции, до состояния крайнего возбуждения. Еще старые авторы отличали три степени: более легкую, так называемую маниакальную экзальтацию, типическую и тяжелую манию.

Депрессивное, или меланхолическое, состояние является во многих отношениях полной противоположностью предыдущему. Для него характерно общее более или менее резкое заторможение всех сторон психической деятельности, в частности угнетение в эмоциональной сфере. В легких случаях наблюдается дурное самочувствие, тоскливый фон всех переживаний вместе с общим ослаблением влечений, с неохотой делать что бы то ни было. Но иногда эмоциональное угнетение бывает необычайно интенсивным и субъективно очень тягостным для больного, и, как можно думать по заявлениям самих больных, Онлайн Библиотека http://www.koob.ru состояние тоски меланхолика по своей тяжести далеко превышает все, что может испытать человек в нормальном состоянии. Для больных особенно тягостно то, что они как бы утратили способность чувствовать что бы то ни было;

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.