WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Она подождет четверть часа, минут двадцать, не больше

.

Ей было совершенно все равно, вернется он или нет

.

Она дает ему полчаса и ни секунды больше

.

Яхта в самом деле была красивая, вся черная, большая, к тому же непонятно, что она вообще забыла на этом озере

.

Ее как будто пригнали в плен

.

Оказаться бы на такой, да посреди океана, вот был бы номер! Тогда ничего больше и не нужно, и чтобы никого на борту, ни тебе мотора, ни паруса, чтобы вообще незаметно было, что это лодка

.

Вот где по-настоящему можно почувствовать себя дома

.

Он прошел по трапу и спустился в кабину

.

Дверь была открыта

.

Ангел, одетый, лежал на койке, даже шляпа на голове

.

В ногах у него сидела негритянка

.

Араб, негритянка, америка нец

.

Полный компот, эта Женева

.

Девушка держала на коленях мертвую чайку

.

– Она разбилась у нас на причале, – сказала она

.

– В следующий раз стучи, прежде чем войти, – сказал Ангел

.

– Порядок, – сказал Ленни

.

– Я остаюсь у них на ночь

.

Можешь сообщить главному

.

Кстати, кто он?

– Кто главный, Ленни? Странный вопрос

.

Нет никакого главного

.

Только ты да я, вот и всё

.

– Она упала прямо мне под ноги

.

– Я знаю, что ты ее не убивала, – сказал Ленни

.

– Не волнуйся

.

– В следующий раз стучи, прежде чем войти, – повторил Ангел

.

– Я сюда прихожу не только любовью заниматься

.

Может оказаться что-нибудь и поважнее

.

Негритянка расплакалась

.

– Ну же, ну! Это ведь просто чайка, – ободрил ее Ленни

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Не просто, – не унималась она

.

– Это было всё

.

Всё

.

– Ну, тогда еще проще, – сказал Ленни

.

– Если это – всё, то значит всё

.

И тебе наплевать

.

– Даже не знаю, зачем я приехала в Европу, – сказала негритянка

.

– Странно

.

Там, в Чикаго, я думала, что все из-за того, что я черная

.

Но теперь даже не знаю, почему все так

.

В Штатах было лучше

.

По крайней мере, знаешь причину: цвет твоей кожи

.

У вас есть проблема, и вы знаете, что это за проблема

.

Но здесь

.

.

.

здесь гораздо хуже

.

Вы даже не можете себе сказать: «Что ж, это потому, что я – черная»

.

Здесь – не то

.

Здесь что-то более

.

.

.

ну, я не знаю, более общее, что ли

.

Это не зависит от цвета твоей кожи

.

И вот, вы уже ничего не понимаете

.

Нет никакой причины, вы совершенно не знаете, за что

.

Как будто разом отняли все иллюзии

.

– Ты лучше раздевайся, когда это делаешь, – посоветовал Ленни

.

– Будешь чувствовать себя не так мерзко

.

Значительнее, что ли

.

Анжи, в следующий раз, когда вызываешь девушку, дай ей хоть раздеться

.

Так для них лучше

.

– Тебе-то что?

Негритянка, всхлипывая, раскачивалась из стороны в сторону, вцепившись в свою чайку

.

– Она вскрикнула, забила крыльями, и – всё

.

– Знаете, кажется, они провели новый закон в Конгрессе, – сказал Ленни

.

– Теперь черные у нас будут иметь такие же права, как и белые

.

Как и здесь

.

Как и везде

.

– Может, мне лучше вернуться в Чикаго? – не унималась негритянка

.

– Там я хотя бы знаю, о чем речь

.

Я знаю, что это из-за цвета моей кожи

.

– Он под кроватью, – сказал Ангел

.

Ленни достал чемодан

.

– Здесь цвет вашей кожи ничего не значит

.

Вот и не понимаешь

.

Не знаешь, что и думать

.

Понимаете, что я хочу сказать?

Она стала смеяться

.

Пронзительный смех, с застывшим взглядом

.

«Героин», – подумал Ленни

.

– И еще эта чайка, – сказала она

.

– Разбилась прямо у моих ног, вот так, ка-ак шлепнется!

Бум! Бум!

– Ну, пока, – сказал Ленни

.

– Завтра увидимся, – сказал Ангел

.

– Смотри, без глупостей

.

Или окажешься сам знаешь где

.

– Да? И где же?

– На Мадагаскаре

.

– Бум! Вот так, – всхлипывала девушка

.

– Бум!

– Ну, давайте, бум тра-ля-ля! – сказал Ленни

.

Он поднялся по трапу

.

Постоял подышал немного с закрытыми глазами

.

Ну и дурочка все-таки

.

Разве можно так убиваться

.

Однако она была права

.

Цвет кожи тут был ни при чем

.

Здесь что-то другое

.

Да, но что? Наверное, просто кожа, и все

.

Когда не по себе в собственной шкуре

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава VI Как только они сели в машину, она сразу включила радио, в любом случае им не о чем было говорить

.

Он глядел хмуро, обескураженно, как ковбой, на которого накинули лассо

.

Зачем она его пригласила! Это было так унизительно, чудовищно

.

Он не раскрывал рта, смотрел прямо перед собой

.

Ей так и хотелось сказать ему: «Послушайте, старина, Джеймс Дин1 – это устарело, придумайте-ка что-нибудь другое»

.

Пару раз она перехватила его взгляд в зеркале заднего вида: он вынужден был ей улыбнуться, но тут же заперся в себе на два оборота

.

Глаза у него были совсем зеленые, возможно, они достались ему от матери, хотя по его виду не скажешь, чтобы ему была большая разница, кто там его мать

.

Как они быстро уходят, наши матери, они скоро все исчезнут во мраке времени

.

Верно, никакие серьезные мысли не отягощали эту красивую голову

.

Он, казалось, слегка удивился, когда полиция по обе стороны швейцарско-французской границы пропустила их, не требуя документов

.

– Они всегда вас свободно пропускают?

– Международное право

.

Дипломатическая неприкосновенность

.

– И даже в багажник не заглядывают?

– Не имеют права

.

– Вот это да!

Он повторил: «Бот это да!» Она сделала круг через поля

.

Так, низачем

.

Стояла хорошая погода

.

Было такое впечатле ние, что он – педик

.

И чем дальше, тем больше

.

Но нет, это была просто-напросто мужествен ность

.

Мужская застенчивость, если хотите

.

У некоторых это доходит до того, что они сидят зажав колени и ждут, пока девушка сделает первый шаг

.

Он, должно быть, наслушался про матриархат

.

Да чего же он ждет, Господи Боже, чтобы я сама стала шуровать в его курятнике?

– Вам нравится джаз?

– Слушайте, вам совсем не обязательно со мной говорить

.

Все в порядке

.

Я знаю, что это заметно

.

– Что вы еще выдумали?

– Я бросил школу в тринадцать лет

.

Так, о чем вы хотите, чтобы мы с вами говорили

.

Нам нечего сказать друг другу

.

И это очень удобно

.

Я люблю комфорт

.

– Вы пытаетесь во что бы то ни стало сойти за дебила?

– Я просто пытаюсь, вот и все

.

Чем ты тупее, тем легче тебе пройти мимо

.

Я не утверждаю, что я полный идиот

.

У меня есть склонность, вот и все

.

Я защищаюсь

.

Но с такой девушкой, как вы, я не знаю, за что взяться

.

– Я нахожу, что вы очень умны

.

Чем они красивее, тем чаще им надо говорить, что они умные

.

Вы повторяете им это несколько раз, и они падают в ваши объятья

.

Она рассмеялась

.

– Что смешного?

– Вам уже говорили, что вы – настоящий донжуан?

Все это начинало его доставать

.

Эта мамзель совсем его замотала: они в третий раз про езжали через одно и то же место, он уже узнавал тот амбар, вон там

.

Груша с аттестатом Джеймс Дин (1931-1955) – американский актер, его герой – человек, находящийся в драматическом кон фликте с окружающим его миром, ощущающий бесплодность личных устремлений, – оказался чрезвычайно близок умонастроениям молодежи 50-х гг

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

зрелости, только и ждет, чтобы ее сорвали

.

И ко всему прочему вам хочется ее защитить

.

Только этого ему не хватало: взять кого-нибудь под свою защиту

.

Он готов был все бросить, сбагрить Ангелу его чертов чемодан и попытаться выкрутиться как-то иначе

.

Он уже чув ствовал сигнал тревоги, который был ему прекрасно известен: такое впечатление, что у тебя все руки в клею

.

– Остановите, я выйду

.

– Почему? Что я сделала?

– Я не люблю психологию, вот почему

.

Она не остановилась

.

Он не стал настаивать

.

Он больше ничего не мог поделать

.

Это было похоже на то, что есть у них в Греции, «судьба» называется

.

Они свернули с дороги и ехали сейчас среди яблоневых и вишневых деревьев

.

Деревья были розовыми и белыми

.

И вкусно пахли

.

Дом тоже был ничего, старинной постройки

.

На столе лежала записка от отца: он сообщал, что к ужину не вернется

.

На кухне ждал озерный голец, и она поставила его подогреть

.

Она наскоро подкрасилась в ванной и вернулась в гостиную

.

– Кто это?

Он разглядывал портрет, висевший на стене

.

– Никола Ставров

.

Болгарин

.

Его повесили

.

Друг моего отца

.

– За что они его повесили?

– За прогресс

.

– Странный мир

.

Хорошо, что я к нему не принадлежу

.

– У вас нет семьи?

– Не знаю, не задумывался

.

Так почему его повесили, вашего друга? Я что-то не очень понял

.

– Он был демократ

.

– Его республиканцы повесили?

Она рассмеялась

.

Кто бы сказал, что когда-нибудь она будет смеяться из-за смерти Став рова!

– Да нет, коммунисты

.

– А

.

Впрочем, все одно – политика

.

Знаете что?

– Что, Ленни?

– Когда-нибудь я тоже займусь политикой

.

Вместе с друзьями

.

Возьмем не Вьетнам или Корею – это слишком жирно, а, скажем, банк, для начала

.

Она как-то растерялась

.

Голос у него был спокойный, не злобный

.

В зеленых глазах – ни следа возмущения, только взгляд немного пристальнее, вот и все

.

И тем не менее трудно было не почувствовать за этим красивым непроницаемым лицом что-то похожее на дикую, непри миримую враждебность, полный отказ от повиновения, который превращался в настоящий смысл жизни, в благородную страсть

.

Она внимательно посмотрела на него

.

Он, казалось, приобрел иную значимость, будто в самом деле вышел из другого мира

.

Эти его светлые ло коны падшего ангела, которому за неимением крыльев достались лыжи

.

Какое-то достоинство отказа, может быть, чисто инстинктивное, слепое, неосознанное, как инстинкт самосохране ния чести, сброшенной в сточную канаву

.

Но нет, она размечталась, думая о ком-то другом

.

Это невозможно

.

Он был красив, но и только

.

Так просто было наделить это юное муже ственное лицо всяческими другими достоинствами

.

Внутренний мир людей редко совпадает с их внешним обликом

.

Вспомнить хотя бы ее отца

.

Нет, лучше было его не вспоминать

.

Не сейчас

.

Она нервно перебирала крошки на столе, потом резко поднялась:

– Я сделаю вам кофе?

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Нет, спасибо

.

Я вас ничем не обидел?

– Нет

.

Как?

– Ну, я не знаю

.

Вы как-то странно стали на меня смотреть

.

Я хочу сказать, этот человек, на портрете, он ведь ваш друг

.

Он, конечно, очень хороший человек, раз его повесили

.

Я не хотел вас обидеть

.

Она почувствовала, как внезапная волна теплой нежности подступила к ее сердцу, и от вернулась, словно испугавшись, что это станет заметно

.

– Вы меня не обидели, Ленни

.

Кофе?

– Нет, спасибо

.

Честно говоря, у меня сейчас только одно желание

.

.

.

Она чуть не уронила чашку

.

– Какое же?

– Настоящая горячая ванна

.

С паром

.

Знаете, после которой будто заново родился

.

– Идемте, я покажу вам вашу комнату

.

Она взяла его чемодан

.

Пустой

.

«Спорим, у него там одна рубашка

.

Я расстелю ему постель

.

О, он не осмелится

.

Что я распереживалась

.

Мне, можно сказать, повезло

.

Ненавижу подниматься по лестнице впереди парня

.

Нет, нужно сбросить три килограмма, о-бя-за-тель но! Они вечно откладываются на бедрах

.

Он, наверное, слышит, как бьется мое сердце: это же барабан! Просто невозможное дело с этими сердцами

.

Глупые донельзя

.

Воображают себе Бог знает что

.

Паникеры несчастные

.

Сейчас глотнем свежего воздуха, успокоимся

.

Он поймет, что он ошибается

.

Я скажу “нет”, вежливо, но строго, чтобы его не задеть

.

Ненавижу эту сексуальность, одни дурацкие мысли в голове, и больше ничего

.

К тому же я его сковываю

.

Интеллектуалка несчастная

.

Он, наверное, бежит этого, как огня

.

Что он себе вообразил?

Что я в постели о литературе говорю? Так он ошибается

.

Боже мой, скажите же ему, что он ошибается

.

В постели надо жить и дать жить другому, вот

.

Нет, я озабоченная дура

.

Пытаетесь помочь парню и превращаетесь в какую-то нимфоманку

.

Да он даже и не думает об этом

.

Слишком скромный

.

Думает, я отправлю его подальше

.

Господи, уже не знаю, куда себя девать»

.

Она открыла дверь

.

– Ванная – в конце комнаты

.

Спокойной ночи

.

Завтрак в шесть

.

Она побежала к лестнице

.

– Постойте

.

.

.

Она остановилась

.

Чуть жива

.

Схватившись за перила

.

Глаза закрыты

.

«Только бы отец сейчас не вернулся

.

Я никогда больше не смогу

.

фригидная на всю оставшуюся жизнь»

.

– Вы не сердитесь?

– Спокойной ночи

.

Она не двигалась с места

.

«Идиотка, дура набитая, трусиха несчастная

.

.

.

Чертов пуритан ский протестантизм

.

.

.

Да нет, мы же все в нашей семье католики

.

Я уже ничего не знаю»

.

Он стоял на пороге распахнутой двери, снимал рубашку

.

«Девственница, точно, к бабке не ходи

.

Я бы постарался, если бы ты решилась, но ты сейчас не в форме

.

Зажатая

.

Только больно будет, и все

.

Нет, вы посмотрите

.

Застыла вся

.

Дрянь бы вышла, а не дело, свинство одно

.

Иди, ложись-ка ты спать, как послушная девочка

.

Поплачь немножко, это успокаивает

.

Потом разберемся, с чувством, с толком

.

Не горит

.

Господи Иисусе, она уже плачет

.

Ну, и что теперь? Идти, нет? Черт, не знаю, что делать

.

Ладно, попробую

.

Тяжело, неуклюже, как настоящий тюфяк, ты отправишь меня прогуляться, и тебе станет легче

.

Я помогу тебе послать меня подальше

.

Вот

.

Руку на грудь, другую – в промежность, запросто, сейчас все решим

.

Да, оттолкни мою руку

.

Ну что, теперь тебе лучше?

Расслабилась?» Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Она оттолкнула его:

– Нет, Ленни

.

Прошу вас

.

– Почему нет?

Она взглянула на него

.

Он уверенно улыбался

.

Конечно, они все говорят ему «да»

.

– Почему нет, Джесс? В доме мы одни

.

– Это не повод

.

– Ну же, будьте так любезны

.

.

.

– При чем здесь любезность, Ленни?

– Почему нет?

– А потом?

– Что потом? Нет никаких «потом»

.

Потом я ухожу

.

Как воспитанный

.

Вежливо прощаемся

.

Никто ни о чем не жалеет

.

У этого нет продолжения, иначе незачем портить себе кровь

.

– Сожалею

.

Не по адресу, Ленни

.

Не ко мне

.

– Боже мой! Что же вы плачете?

– Что? Почему? Не знаю

.

Уходите

.

– Ладно

.

Я возьму чемодан

.

– Да нет же

.

Останьтесь

.

Я хочу сказать, закройте дверь и идите спать

.

– О’кей

.

Я мог бы жениться на вас прямо сейчас, но не стану подкладывать вам такую свинью

.

Она уже снова улыбалась

.

Дышала ровно

.

Успокоилась

.

Теперь она была готова

.

Совершен но расслабилась

.

В этом весь секрет

.

Раскрепощение

.

Любой горнолыжник вам это подтвердит

.

– Спокойной ночи, Джесс

.

– Спокойной ночи, Ленни

.

– Спокойной ночи

.

– Да

.

Спокойной ночи, Ленни

.

До завтра

.

– Да, Джесс, до завтра

.

Хороших снов

.

– И вам тоже, Ленни

.

Не хотите воды со льдом? Черт возьми, она свалит когда-нибудь или нет? Он уже устал улыбаться

.

– Нет, спасибо, не надо

.

Пойду ложиться

.

– Да, Ленни

.

Если вам что-нибудь понадобится

.

.

.

– Да, да, спасибо

.

Ну, спокойной ночи

.

Она не уходила

.

Хорошо, поможем ей еще раз

.

Он рассмеялся

.

Она тотчас напряглась

.

– Что смешного? Вы надо мной смеетесь?

– Да нет же, я о вас вовсе не думал

.

– Спасибо

.

– Я подумал, что никогда ничему не научусь

.

Я не создан для этого

.

Напрасны любые уроки, не в коня корм

.

– Что вы хотите этим сказать, Ленни?

– Вы знаете, что значит джентльмен?

– Конечно

.

– У меня есть друг, Буг Моран, – вам стоило бы с ним познакомиться как-нибудь – так вот, он говорит, что джентльмен – это такой человек, который не сворачивает с дороги, чтобы всадить нож в спину парню, которого он даже не знает

.

Буг говорит, что он, естественно, ошибается

.

Что всегда следует беспокоиться о других

.

Ну, спокойной ночи

.

Он отступил в комнату и закрыл дверь

.

Он подошел к окну и стал раздеваться, глядя на небо

.

Пустое

.

Ничего и еще немножко

.

Сколько их там, наверху! Брр

.

Зря монетки тратите

.

Им плевать на тебя, малыш Ленни, они все там джентльмены

.

Они не интересуются вами

.

Вот Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

бы сейчас в снега

.

На Шайдег

.

Поближе к ничему

.

А чтобы подобраться еще ближе, пришлось бы загнуться

.

Нужно было бы лишь замерзнуть, как Куки Уоллес

.

Но Куки не любил лыжи по-настоящему, он, бедный, и понятия не имел, что может подарить жизнь

.

Он не должен был допускать ее до чемодана

.

Она, конечно, заметила, что в нем пусто

.

И что дальше?

Над кроватью висели часы с кукушкой

.

Он взял свой башмак и стал ждать

.

Его достали эти ходики

.

Вечно он на них попадал

.

Но ждать оставалось еще минут двадцать

.

Он отложил охоту до завтра и скользнул под одеяло

.

Он с наслаждением потянулся

.

Home, sweet home1

.

И выключил свет

.

«Дом, милый дом» (англ

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава VII Шел дождь

.

Выбивал мелодию на крышах

.

Нет на свете мелодии приятнее, если вы слуша ете ее вдвоем, в ночи, и чувствуете себя вполне уверенно в его руках;

чем сильнее дует ветер и хлещет дождь снаружи, тем надежнее и крепче кажутся его объятья

.

По крайней мере, мне так представляется

.

Всю жизнь я в одиночестве слушала, как дождь стучит по крыше

.

Дождю это не нравится, он нервно выстукивает свое неудовольствие

.

А этот небось дрыхнет себе в обнимку со своими лыжами

.

Он, наверное, думает, что я фригидная

.

Вольф пишет, что семьдесят пять процентов женщин отчасти фригидны: интересно, что он подразумевает под этим «отчасти», непонятно

.

Все эти истории с диафрагмой надоели мне, дальше некуда

.

У ме ня уже три года стоит одна, на полочке в ванной, и что? И ничего

.

Как, интересно, поставить диафрагму, если вы еще, в общем, невинны: ненавижу это слово, отдает какой-то испанской инквизицией

.

Все, чего я хочу, это лежать в его объятьях, в темноте, и слушать дождь

.

Мы растрачиваем зря этот прекрасный дождь, оба

.

Она включила радио

.

Еще одно селение разнесли во Вьетнаме, радиоактивность в штатах Юта и Невада выросла вдвое, в Конго творилось полнейшее безобразие

.

Но это не помогало

.

Впервые ужасы мира, настоящего мира других людей, ничем не могли ей помочь

.

Страшно чувствовать, как у тебя внизу живота все изменилось и стало таким чувствительным, что ты даже не можешь свести колени

.

Жжет

.

Прямо – кошка на раскаленной крыше

.

Вот до чего ты докатилась, Джесс Донахью, к двадцати одному году

.

Наступила краткая пауза, и когда она уже протянула руку, чтобы выключить радио, диктор загробным голосом объявил о кончине папы Иоанна XXIII

.

Эта новость была для нее столь неожиданной, что на какое-то мгновение она застыла, ничего не понимая, никак не реагируя, будто сила удара убила в ней всякую чувствительность

.

Потом она выплыла на поверхность действительности, и необъятность этой личной утраты, которую каждый живой человек должен воспринимать именно как личную, одним махом смела все ее внутренние переживания, всю нелепость ее жалкого «я»

.

Она выпрыгнула из постели

.

Она должна была сообщить ему, он должен был это знать: мир только что лишился своего единственного света

.

Она взлетела вверх по лестнице, без стука распахнула дверь, влетела к нему в комнату, зажгла свет и остановилась с умоляющим взглядом, вся в слезах

.

Он от неожиданности подскочил, протер глаза, сел на кровати – голый торс, рот открыт, взгляд удивленно устремлен на нее

.

– Ленни

.

.

.

Папа

.

.

.

– «Папа, – медленно начал соображать он

.

– Так, я схожу с ума»

.

– Папа, Иоанн Двадцать Третий

.

.

.

Она рыдала

.

Если он чего и боялся на свете, так это сумасшедших

.

Сумасшедшие набиты психологией

.

Из углей прет

.

Он постарался взять себя в руки

.

Так, у нас гости

.

Папа

.

Надо надеть портки

.

– Папа Иоанн умер

.

Титаническим усилием воли он все-таки сжал губы, не дав им расползтись в этой чертовой улыбке

.

Папа Римский умер, а? В жизни не слышал еще такого изысканного предлога! Это, можно сказать, торжественнейший момент, потому что я точно уже никогда не услышу такого оправдания, никогда! Потрясающе: скажу Бугу – не поверит

.

Она присела на край кровати и так умоляюще смотрела на него, она была такая растерян ная, ее плечи вздрагивали в таких надрывных всхлипываниях, и рука, когда он взял ее в свои Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

ладони, была такая ледяная, что ему вовсе расхотелось смеяться;

напротив, это было что-то совершенно противоположное, хотя он и не мог толком сказать, что это было, там, напротив, на другом краю

.

«Жаль все-таки, что это я, – подумал он

.

– Правда, не повезло девчонке»

.

Что сказать, Папа Римский ему скорее нравился

.

Ему нравились многие люди, с которыми он никогда не встречался

.

Это – лучшие

.

– Он был такой участливый, такой добрый человек

.

.

.

Ленни обнял ее, погладил по щеке

.

Она не отстранилась

.

Он спустился ниже талии

.

Она, казалось, даже не заметила

.

– Думаю, что это был самый великий папа нашего времени

.

– Это точно

.

– Единственный, о котором в самом деле можно сказать «святой»

.

«А что, если нам сменить пластинку? – подумал он

.

– А то мне уже как-то не по себе

.

Надо ведь и честь знать»

.

– Вы – католик, Ленни?

«О, Господи, – подумал он, убирая руку

.

– Она, пожалуй, до этого еще и документы у меня потребует, Католик ли я? Верно, я должен быть кем-то в этом роде

.

Только откуда мне знать, куда меня носили, когда мне был всего месяц? Я не знаю, кто я

.

Я есть – и все, и то это уже слишком сложно

.

Я есть

.

Нечто вроде happening1

.

Но мне всегда все это казалось отвратительным, так что, может быть, и хорошо, что я – католик

.

Потому что “я есть”– это самое паршивое

.

Идиотское “событие”

.

Иногда спирали теряются»

.

– Нет, Ленни, нет

.

.

.

Не надо

.

.

.

– Я ничего вам не сделаю, Джесс, клянусь

.

.

.

Так всегда говорят в подобных случаях

.

Правила хорошего тона

.

– Прошу вас, Ленни

.

.

.

Да, да, конечно

.

.

.

– Нет!

Конечно, нет

.

Да где же это, Господи? А, вот

.

– О!

.

.

Вошли

.

Потом, после, он растянулся на спине, она прильнула к нему щекой, и он почувствовал такое спокойствие, нет, не счастье, не мечтайте, – спокойствие

.

Он гладил ей волосы, чтобы не терять с ней связь

.

«В жизни еще не был так влюблен

.

Это, пожалуй, могло бы продлиться целую неделю

.

Жаль, что между нами этот чемодан затесался

.

И еще жаль, что умер старик

.

Папа

.

Честно говоря, все эти папы мне по барабану, но этот, правда, был стоящий, в деле демографии

.

Должно быть, я католик, точно не знаю, надо провериться»

.

Она теперь не шевелилась, в глазах было какое-то отсутствующее выражение, как при приближении сна

.

Природа

.

Во всем есть свои «за» и «против»

.

Ее глаза были где-то совсем далеко

.

В первый раз, если он удачный, это их полностью опустошает

.

Некоторым нужны целые недели, чтобы сорваться, другим же и вовсе не удается, и они становятся нимфоманка ми

.

Сам-то Ленни никогда не встречал нимфоманок, но, кажется, они и правда существуют

.

А должно быть, это красивая смерть

.

Он знал одного парня в Давосе, которому пришлось выпрыгнуть из окна третьего этажа: тот был несказанно счастлив, что отделался сломанной ногой

.

Посреди ночи он проснулся, весь в поту: ему снилось, что ему на шею надели веревку, но это всего-навсего были ее руки

.

Событие (англ

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Ленни

.

.

.

– Что?

– Сколько ты еще здесь пробудешь?

– Не беспокойся

.

Я нигде не задерживаюсь

.

Можешь не волноваться

.

Спи спокойно

.

– Но я не хочу, чтобы ты уходил

.

– Спасибо, конечно

.

Но мне на одном месте нельзя

.

Она взяла его руку

.

Он никак не мог уснуть, что-то его изводило, он все не мог понять, что именно

.

Потом он вдруг сообразил, что это ее рука в его ладони

.

Он сжимал ее слишком сильно

.

«Внешняя Монголия», – подумал он

.

Но он сжал ей руку еще сильнее и все слушал, как стучит дождь по крыше, и все было так спокойно, без конца, без начала, где-то далеко, он не знал где, но не здесь, и как будто сам собой появился ответ, очень простой ответ на очень сложный вопрос

.

Проснувшись, она сразу стала искать его руку и не нашла

.

Он ушел

.

Будильник звенел бесконечно долго, подводя своим холодным металлическим голосом безжалостный счет ре альности

.

Она кинулась в ванную, заглянула в гостиную: никого

.

До сих пор она даже не замечала, как пусто в этом доме

.

Она вернулась в комнату и наскоро застелила постель: она не могла выносить неприкрытый, измятый цинизм подушек и простыней, это неправда, они лгут, это всего лишь жалкая, презренная видимость, которая ничего не доказывала: только поверь своим глазам – они всё сведут к испачканному белью

.

Она всплакнула немножко, но это только из-за простыней

.

На рассвете они выглядели особенно гадко

.

На журнальном столике лежала записка от отца: «Дорогая, я лег спать, приходи завтра пообедать со мной в “Красную шапочку”, у меня для тебя новость

.

Хорошая, для разнообразия

.

.

.

Что это за лыжи у входа?» Она сунула записку в сумку и вскочила в «триумф»

.

Сад в своей девственной белизне, казалось, смеялся над ней: «Ха-ха-ха!» Как в мультфильме, деревья в цвету стыдливо опускали макушки и сыпали лепестки как слезы

.

Она проехала по дороге метров сто и заметила его: он торчал на перекрестке, сидя на чемодане, с лыжами на плече

.

Она решила не останавливаться, проехать мимо, даже не взглянув на него, с высоко поднятой головой: пусть знает! Но, поравнявшись с ним, дала по тормозам и остановилась

.

Он не двинулся с места

.

Как там это называется-то, где все в конце умирают с выколотыми глазами, после того как пытались переспать с собственной матерью? В Греции это на каждом шагу

.

«Судьба», что ли? С утра пораньше он по-тихому смотал, как настоящий джентльмен, он не хотел использовать ее, после того что между ними было

.

Так нет

.

Сначала Ангел приперся, а теперь вот еще и она со своей тачкой «КК» и неприкосновенностью

.

Жаль

.

Счастье, его надо есть на месте, на вынос не дают

.

А когда хочешь его сохранить любой ценой, оно тут же превращается в дерьмо

.

Посмотрите хотя бы на Америку

.

Там полно счастья

.

Девать некуда, по швам уже трещит

.

Оттого и лопается

.

– Почему ты уехал?

– Так

.

– Как это – «так»? Что это значит?

Ну вот, уже объяснения

.

– Никогда не нужно настаивать, Джесс, это уже невежливо

.

– Ты думаешь, что взять и уйти вот так, спасибо и до свиданья, – это значит: уметь жить?

Точно

.

Только этого и не хватало

.

– Джесс, если бы я умел жить, я бы давным-давно уже был во Вьетнаме или продавал бы где-нибудь машины

.

Люди, которые умеют жить, это те, кого научили жить

.

Вот, например, в СССР они умеют жить

.

И в США – тоже

.

И в Китае

.

Сейчас нас везде учат жить

.

Но только Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

не меня, уволь

.

Заявляю тебе со всей откровенностью: Ленни никто не научит жизни

.

Он лучше сдохнет

.

Он был возмущен

.

Всего сутки, как они познакомились, – и уже психология

.

Просто стриптиз

.

Если бы мне захотелось стриптиза, я пошел бы в «Батаклан»

.

– Тебе даже пойти некуда

.

– Вот здесь ты ошибаешься

.

Мне есть куда пойти

.

Но мне негде остаться

.

Это вовсе не одно и то же, Джесс

.

Пойми

.

– Ну, а сейчас куда ты собираешься?

– В Женеву

.

– Садись

.

Он украдкой взглянул на оливковый «бьюик», стоявший у обочины;

за рулем был Ангел

.

Полное доверие, как же! Ну хорошо

.

Сначала лыжи

.

Теперь чемодан

.

.

.

Она смотрела на него

.

Он не мог поднять эту бандуру, пришлось толкать по земле до самого багажника

.

– Вам помочь?

Он не ответил

.

Он не должен был допускать ее вчера до чемодана

.

Теперь ей все было понятно

.

Всё

.

Ну и что? Так, по крайней мере, все ясно

.

Ему наконец удалось затащить чемодан в багажник

.

Она отвела глаза и смотрела сейчас прямо перед собой

.

Бледная

.

Как статуя

.

Он сел рядом

.

Она все выложит полиции на пограничном пропускном пункте, он в этом не сомневался

.

Ну и хорошо

.

Будем квиты

.

– Причина в этом, Ленни?

– В чем?

– Чемодан? Что там внутри? Героин? Оружие? Золото? Да, золото

.

Золото очень тяжелое

.

– И что дальше? Какая разница? Ты понимаешь, что это такое, горнолыжник летом?

Попробуй сама

.

Потом скажешь

.

Летом я становлюсь конформистом

.

– Ты мог бы просто попросить меня

.

Я бы тебе помогла

.

Незачем было спать со мной только из-за этого

.

– Это здесь совсем ни при чем, Джесс

.

Честно

.

– Честно

.

Хорошее слово

.

Она сбросила скорость

.

Они подъезжали к границе

.

С французской стороны

.

Госконтроль валюты, кажется так

.

Ей стоило только сказать им

.

.

.

Он скрестил руки на груди и улыбнулся

.

Он чувствовал себя прекрасно

.

Ей стоило только выдать его, и они были бы квиты

.

И так было бы лучше для его принципов

.

Для его морали

.

Бывали моменты, когда он начинал киснуть, когда его забирало сомнение, и он терял веру в низость этого мира

.

Год тюряги – не слишком дорогая плата за свою веру

.

Есть такие, кто погибает за свои идеи, за то, чтобы в них не разувериться

.

Ну же, Джесс, давай, скажи им

.

Так будет лучше для моего отчуждения

.

Отчуждение должно поддерживаться

.

Тобой самим и окружающими

.

Давай

.

Но она не собиралась ему помогать

.

Она не собиралась его выдавать

.

Эта была правильной девочкой

.

Он в самом деле круто промахнулся

.

Он даже не знал, как туда попасть, в эту Внешнюю Монголию

.

На границе их встречали, как дорогой подарок: французский пост, швейцарский, привет ливые улыбки

.

Просто противно

.

У него даже слезы навернулись

.

Теперь ничему и никому нельзя было доверять

.

Она стиснула зубы

.

«Бьюик» все так же висел на хвосте

.

Да что он себе вообразил, этот Ангел? Думает, он испарится с шестьюдесятью килограммами золота? Вечно какое-нибудь Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

дерьмо к заднице прилипнет

.

– Вы работаете на этого типа?

– Какого типа?

– Того, в «форде»

.

– Джесс

.

.

.

– Да? Вы еще что-то хотите мне сказать?

– Джесс, я не знал, что мне попадетесь именно вы

.

Когда соглашался на эту работу

.

.

.

Я не мог этого знать

.

Я вас не знал

.

– Теперь узнали

.

Так, кажется, в Библии говорится? Где вас высадить?

– Поэтому я и ушел ночью

.

Я не хотел этого делать

.

Вы мне не верите?

– Теперь это, правда, не имеет ни малейшего значения

.

– Высадите меня на пристани

.

Там есть одна черная яхта, «Кипрус»

.

Она самая большая, не ошибетесь

.

Я пробуду там несколько дней

.

Можете зайти, если захотите

.

– Обязательно приду, Ленни

.

Со своей табличкой «КК» я еще могу вам пригодиться

.

– Незачем топтать меня, Джесс

.

Это утомительно

.

Он сказал ей правду, и она ему не поверила

.

К счастью

.

Марка не пострадала

.

Но он против собственной воли продолжал оправдываться:

– Они ждали меня на дороге, с товаром

.

Я сказал им, что выхожу из игры

.

Они сказали:

либо так, либо – в тазу с цементом

.

У меня не было выбора

.

– Вы так дорожите жизнью, Ленни?

– Нет, даже совсем не дорожу

.

Но я предпочитаю знать, куда отправляюсь

.

А смерть – это пока еще темная тропка

.

Как рак

.

Не до конца исследовано

.

Я лучше бы подождал

.

Она сдерживалась, чтобы не улыбнуться

.

– Я знаю одного парня, Зис зовут, он китайский поэт, из Бронкса

.

Он сочиняет стишки, знаете, те, что кладут в рисовые пирожки в китайских ресторанах

.

В Китае это называется fortune cookies

.

Зис написал про это замечательный стишок, про смерть то есть

.

Я всегда ношу его с собой

.

Когда мне хочется повеситься, я просто достаю его и читаю

.

Он достал из кармана затасканный бумажник, перерыл свои бумажки – удостоверение личности, пластинки слюды – и вытащил маленький клочок

.

– Вот, возьмите

.

Читайте

.

Это – моя библия

.

Еще никто не сказал лучше

.

Ей пришлось надеть очки, чтобы разобрать мелкие каракули:

Хайдеггер учил: на свете Нет фигни глупее смерти

.

Понять урок его несложно:

Мрите, только осторожно

.

Она рассмеялась и вернула ему листок

.

– Замечательно, правда? Этим все сказано

.

Вы должны как-нибудь познакомиться с Зисом

.

Стоящий человек

.

Все китайские рестораны за ним гоняются

.

– Вы должны вернуться в Штаты, Ленни

.

Наш фольклор без вас сильно обеднел

.

– Когда-нибудь я вернусь, Джесс, после того как они снимут эти плакаты

.

.

.

ну, вы знаете

.

Это здесь

.

Яхта и правда была большая и вся черная

.

Джесс затормозила

.

– Прощайте, Ленни

.

– Прощайте, Джесс

.

– Смотрите, не потеряйте ваш стишок

.

А то вас ждет таз с цементом

.

Было бы жаль

.

.

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Очень мило с вашей стороны, Джесс

.

.

.

.

Внешняя Монголия много бы потеряла

.

Пока

.

Она отъехала

.

Он со своими лыжами и чемоданом немного постоял, глядя на красную точку удалявшегося «триумфа»

.

Он улыбался

.

В конце концов, он не так уж плохо отделался

.

Всё

.

Если и было что-то, чем он дорожил, так это – ничто

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава VIII Было всего семь часов, и она бесцельно катила по Женеве

.

ОЗЖ было открыто круглые сутки, но они там ничем не могли ей помочь

.

«Триумф» был просто обыкновенной машиной

.

Папа Иоанн XXIII скончался

.

Ее отец, конечно, все поймет, но дело в том, что он был способен понять что угодно

.

И еще он нуждался в своей дочери, этой примерной девочке со строгими принципами, у которой голова крепко сидела на плечах;

правда, незачем было лишать его иллюзий

.

Церкви здесь были на всех углах, только к чему

.

.

.

лучше пойти выпить кофе со сливками: точно так же успокаивает

.

В университете по расписанию стоял курс поэзии, но у нее было смутное впечатление, что поэзии уже предостаточно

.

Она даже не успела помыться

.

Ее все еще переполняла поэзия

.

Она остановила машину у пристани и вышла

.

Утренний свет был мягок и прозрачен, воды озера – тихие, лебеди спокойно спали, засунув голову под крыло, чайки только начинали просыпаться, их крики звучали пока слабо и робко, как пастушья свирель на заре

.

Разбитое сердце, озеро, чайки – чего лучше для плохой литературы

.

К тому же со времен Чехова чайки превратились в такое затасканное клише, что иногда удивляешься, как они вообще еще могут летать

.

Лорд Байрон подгребал к ней с широко открытым клювом, но так как ей нечем было его угостить, он тут же отвалил, как последний хам

.

Я не думаю, чтобы Мэрилин в самом деле покончила с собой

.

Она принимала по двадцать таблеток снотворного, чтобы просто уснуть

.

Потом этот звонок, она просыпается, не может больше заснуть, глотает не задумываясь еще двадцать, и вот результат

.

Размышлять о самоубийстве на берегу озера, любуясь чайками, да, докатились!

– Привет, Джесс, мы тебя в

.

.

.

везде искали

.

Жан кричал ей с моста, держа в руке красно-желто-фиолетовое знамя

.

В центре на полот нище располагался окровавленный меч

.

– Что это за флаг?

– Не знаю

.

Наверное, еще кто-то стал независимым

.

Я его стибрил в сортире гостиницы «Б

.

.

.

Берг»

.

– Они теперь сортиры флагами украшают?

– Д

.

.

.

Джесс, швейцарские гостиницы уже не знают, что с этим делать

.

Идем

.

Мы устро или охоту с

.

.

.

с рогом

.

Идем, п

.

.

.

посмотришь на трофеи

.

Это был серебристый «роллс» с седеющим шофером в серой униформе, из разряда: скром ность и незаметность прежде всего

.

Вид у шофера был какой-то раздосадованный

.

Поль расположился на серых кожаных подушках заднего сиденья в весьма непринужденной позе, как хозяин

.

Галстук на сторону, рубашка помята, лицо – еще больше

.

Да, быть Че Геварой в Швейцарии, конечно, дело не из легких, но сюрреализм и дадаизм, хэппенинг и психодрама, «десакрализация», «разоблачение» и «развенчание» мифов и культов, все это превращалось у него в способ выражения чисто артистический, в жестикуляции в духе Джексона Поллока, только бесталанного

.

Бунт юных буржуа против буржуазии был обречен обратиться грубой шуткой или фашизмом, потому как единственная разница между этими двумя проявлениями состоит в нескольких миллионах трупов

.

Как-то невыносимо противно смотреть на студентов, вышагивающих с распростертыми объятьями навстречу бастующим рабочим, они похожи на разгоряченных самок перед настоящими самцами

.

В Америке было двадцать два миллиона негров и ни сантиметра настенных надписей

.

Вот почему сто восемьдесят миллионов белых американцев умирали со страху, а в Европе настенная живопись мирно перекочевывала в шикарные альбомы, пылившиеся потом по гостиным

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

В «роллсе» находился еще один пассажир, причем до того набравшийся, что оставалось лишь молча восхищаться: вот что значит настоящее искусство

.

На нем была клетчатая па ра, галстук-бабочка, замшевый жилет канареечно-желтого цвета и серый котелок, в каких обыкновенно ездят на скачки

.

На шее у него висел бинокль, словом, можно было подумать, что он только что с ипподрома, где проигрался в пух, поставив все на одну кобылку: лишь одна большая любовь могла довести его до такого состояния

.

Его синие остекленевшие глаза слегка вылезали из орбит, выталкиваемые изнутри алкоголем, переполнившим уже всякую меру

.

Держался он очень прямо, постепенно застывая в этой позе, скрестив руки в перчатках на набалдашнике своей трости

.

– Что это такое?

– Это? Это – барон

.

Мы сняли его с урны перед баром, где он дожидался часа открытия

.

Он уже начинал трезветь, от подобной картины всегда сердце разрывается

.

К счастью, в «роллсе» есть бар

.

Мы спасли ему жизнь

.

Как гласит плакат дорожной безопасности: «Научитесь действию, которое спасает»

.

Не могли же мы позволить человеку протрезветь и оказаться в Швейцарии

.

Заметь, я даже не уверен, что до такого состояния его довел алкоголь

.

Скорее швейцарский нейтралитет

.

Или дипломатическая неприкосновенность

.

Как твой отец?

– Откуда взялся «роллс»?

– Это военный захват

.

«Ролле» в нашем распоряжении на двадцать четыре часа

.

Один тунисец, весь такой хорошенький, изящный, выходил из «Международного Кредит-банка»

.

Я его снял своим «Полароидом», и он оказался очень сговорчивым

.

И очень понятливым

.

Мы берем его «ролле» с шофером на двадцать четыре часа, а потом все возвращаем, в том числе и негативы

.

– Не слишком ли вы заигрались, ребятки? Как же это называется-то, забыла? Шантаж, что-то в этом роде

.

– Обыкновенная студенческая шутка, Джесс, дорогуша

.

Без всяких ухищрений

.

Мы не собираемся менять мир, просто взорвать его к чертям, и все

.

Вот это дело для папеньки ных сынков

.

Пролетариат займется всем остальным

.

Знаешь, какое самое заветное желание каждого уважающего себя папенькиного сынка?

– Знаю: чтобы его отчислили, – сказала Джесс

.

– Точно

.

Южноамериканские банды – не место для наших мальчиков

.

Их место здесь, в своей семье

.

.

.

Жан обратил к ним свою морду очень юного и очень грустного коня:

– Старик, на свете ведь есть еще и буржуазный невроз, т

.

.

.

только ты не обижайся

.

Я, например, слабо п

.

.

.

представляю С

.

.

.

Скотта Фицджеральда в роли революционера

.

– Я, кажется, сказал: обычная студенческая шутка

.

Чего ты привязался?

– Не говоря уже о том, что Weltschmerz, Sehnsucht, зло века, все это накладывает свой отпечаток, как культурная революция

.

Может быть, я рассуждаю слишком по-американски, я не знаю

.

Однако не только золотая молодежь играет в русскую рулетку

.

У каждого негра, там, у нас, есть свой смысл жизни

.

Барон икнул

.

– Смотри-ка, а он, оказывается, живой, – сказала Джесс

.

– Шофер, поехали, – сказал Поль

.

– Куда вас отвезти, месье?

– Не задавайте глупых вопросов

.

Поехали

.

Мы молоды

.

У нас еще есть шанс куда-то прибыть в конце концов

.

– Хорошо, месье

.

Самый высокий уровень жизни в мире дефилировал за окнами в безупречном порядке

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Мне как-то очень неуютно сидеть в «роллсе» с утра пораньше, – сказала Джесс

.

– Слишком парадно

.

В университете в девять часов – курс русской поэзии

.

– Русским стоило бы п

.

.

.

подождать со своей п

.

.

.

поэзией, – сказал Жан

.

– Тут еще одного т

.

.

.

товарища сняли с Берлинской стены

.

Почему бы Евт

.

.

.

тушенко не сочинить нам об этом с

.

.

.

стишок?

– Пипи, – сказал барон

.

– Развезло, – сказал Поль

.

– Шофер!

– Да, месье?

– Остановите

.

Дайте господину отлить

.

Они остановились

.

В разговоре ясно слышались нотки бессонницы, окурков и опрокинутых пустых стаканов

.

Katzenjammer1

.

Башка трещит, как после праздника длиной в двадцать пять лет

.

Завтра газеты запестрят заголовками: «Трагедия пресыщенности», «Швейцарию взрыва ют»

.

Двух тысяч бунтарей в Нидерландах уже недостаточно, Франция и Германия также достигали теперь той степени показного благосостояния, которое превращало западный соци ум в настоящее провокационное общество

.

– Что нас мучает, ребятки?

– Ничего, – сказал Поль

.

– Это – неизлечимо

.

Барон возвращался, поддерживаемый шофером

.

Тот, казалось, еще больше посерел

.

– Ну вот, – сказал Поль

.

– Поехали

.

Замечательный «роллс»

.

А не сбросить ли нам его в озеро?

– Месье!

– Шофер, рулите в озеро

.

– Но, месье

.

.

.

– Не бойтесь, мы вас выпустим

.

Так, «роллс», в озеро марш!

Как реклама нам внушила, «Ролле» – прекрасная машина, Шик, блеск, красота, Три цилиндра, два болта, Мягко стелет, тихо прет, Все удобства и комфорт

.

Мы решили покутить, Тачку в озеро спустить

.

Нечего на нас давить, Мы хотим красиво жить

.

– Превосходно, – заметила Джесс

.

– Достойная настенная мазня

.

Может, на этом и оста новимся, а, друзья?

– Кака, – заявил барон

.

– Шофер, вы слышали? Дайте господину облегчиться

.

– Месье, – возмутился шофер, – я служу тридцать пять лет, и никогда еще

.

.

.

– Вот как раз и начнете

.

Помогите этому господину

.

– Поль, хватит, – сказала Джесс

.

– Спасибо, мадемуазель, – сказал шофер, – от всего сердца: спасибо

.

– Кака, – повторил барон

.

Похмелье (нем

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Давай, старина, давай прямо здесь

.

Развенчаем культ «роллса»

.

– Ну? И скоро это кончится, ваш happening? – спросила Джесс

.

– Ночной клуб, разнузданные клиенты, идеологический джаз, который уже ничего не несет, какой-нибудь Боб Дилан, вцепившийся в свою гитару, и

.

.

.

Бизнесмен вонял в углу:

Вот бы им одну войну!

Оркестрик на террасе Прошелся по классам – Буржуазия, пролетариат

.

.

.

А в Китае, говорят, Испытали атомную бомбу

.

– А ты не заходил в «Крзйзи хорс салун»? – спросила Джесс

.

– Кажется, это – лучшее, что можно найти в этом роде

.

У меня такое впечатление, что твой номер сейчас как раз в тему

.

Поль, твое упадничество – сплошное притворство

.

Плод, может, и созрел, только червяка там нет и в помине

.

– Я неудачник, что ж поделаешь

.

Он достал бутылку виски из бара красного дерева и стал ждать барона, которого вел, поддерживая, шофер

.

У шофера был такой вид, будто он идет по минному полю

.

– Мне проще, П

.

.

.

П

.

.

.

По

.

.

.

Поль

.

.

.

– Я не Пополь, сколько раз тебе повторять!

– Я и не говорю По

.

.

.

Поль, я за

.

.

.

заикаюсь

.

Я могу согласиться с логикой, но не с той, в которой мне нет места

.

– А, фашизм!

Джесс знала одного переводчика в ООН, который совершенно невообразимо заикался в повседневной жизни, но говорил безупречно, когда переводил слова оратора

.

Этот человек испытывал психологические трудности, только когда говорил от своего собственного имени

.

Стоило ему начать передавать мысль другого, как он сразу обретал спокойствие и уверенность в себе

.

Ему нравилось пропускать мысль через себя

.

– Что с тобой, Джесс?

– Ничего

.

Сегодня ночью со мной случилась неприятность

.

– Что? Что произошло?

– Я переспала с одним парнем

.

Надо признать, что они там, в компании «Роллс-Ройс», умели делать бесшумные машины

.

Поль побледнел как мертвец;

у него был такой оскорбленный вид, что она уже готова была признаться Бог знает в каком распутстве

.

Жан отвернулся от нее

.

– Ну?

.

.

Как насчет предрассудков?

– Черт возьми, – огрызнулся Жан, – я не знаю этого парня, но ты правда могла бы выбрать кого-нибудь другого

.

Он больше не заикался

.

Выздоровел

.

Шоковая терапия

.

– Я два года прошу тебя об этом, – начал Поль

.

– Не делай такое лицо, ты становишься похож на своего отца, когда он приходит за тобой в участок

.

– И давно ты его знаешь?

– Co вчерашнего дня

.

– Шофер!

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Да, месье?

– Сто шестьдесят в час

.

Впилитесь в дерево

.

Это приказ

.

Вы имеете право выпрыгнуть на ходу

.

– Прекрасно, месье, только я не стану прыгать

.

Они посмотрели на него с удивлением

.

– Да? И почему же?

– Я больше так не могу, месье

.

– Отвезите нас в Женеву, – сказала Джесс

.

– Спасибо, мадемуазель

.

Барон покачивался за задним стеклом, являя собой фетиш автомобилиста

.

– Мне надоело, – сказала Джесс

.

– Уже наигрались, в тридцатые годы

.

Дадаизм, нетне изм

.

.

.

К черту! Вас в конце концов загребут в Интернациональные бригады

.

Сейчас время летит так быстро

.

Казалось бы, только что был тридцать шестой

.

.

.

Всем пока

.

Я выхожу

.

Она подошла к яхте, но

.

.

.

это было невозможно, нет, правда, не стоило об этом и думать

.

Дневной свет над серой водой тонул в тумане на том конце озера, откуда тянулась струйка дыма, оставляя за собой сиреневатый след, а солнце желтело где-то во влажной взвеси неба, в котором метались невидимые чайки, резко и глупо крича

.

Она спустилась к озеру

.

Нет, это невероятно, как его американская внешность резала глаз

.

Ему никогда в жизни не следовало бы приезжать в Европу

.

Он даже не поднял головы, когда она вошла в каюту

.

Он сидел на койке и натирал мазью свои лыжи

.

«“Розбад”, санки, которые так нравились Гражданину Кейну1, когда он был ребенком, их у него отобрали, и он их потом всю жизнь искал

.

Вот что он мне напоминает своими лыжами»

.

Она вдруг с ужасом обнаружила, что забыла снять очки, хотя надевала их только когда читала

.

«Вот и торчи на этих пришвартованных яхтах в порту», – думал он

.

Она ждала

.

Следовало хоть что-нибудь сказать

.

Из гостеприимства

.

– Ну как дела, Джесс?

– Нормально, Ленни

.

Я тут проходила мимо и

.

.

.

Разумеется

.

Она, вероятно, проскакала километров двадцать галопом

.

Эти кобылки – стоит их один раз пришпорить – понесут, не остановишь

.

Она присела на другую койку

.

Понятное дело

.

Однако он очень удивился: она молчала

.

Никакой психологии, ничего

.

Выждав немного, он в сомнении поднял голову, она улыбнулась, и он улыбнулся ей в ответ

.

Впервые он встречал девушку, с которой они сходились во всем

.

Она пошла приготовить яичницу с ветчиной и кофе, и после, когда они еще раз были вместе, а потом она ушла, он сказал себе, что с двенадцатью штуками баксов – шесть для нее и шесть для него – никто не посмеет сказать, что он плохо с ней обошелся или что он ее использовал

.

Ему и правда крупно повезло встретить девушку, которая так хорошо все понимала и, ко всему прочему, еще и обладала неприкосновенностью

.

Короче, появилась реальная угроза его отчуждению, так что он решил все бросить, сесть на дневной в два сорок на Берн, а там – электричкой до Веллена, пусть даже в шале никого не будет, пусть ему придется помирать с голоду! Он не мог так поступать с этой девчонкой, и что еще серьезнее, он не хотел больше с ней встречаться: это было смертельно опасно для его отчуждения

.

Не мог же он допустить, чтобы его лишили самого дорогого

.

Даже деньги его пугали

.

Деньги – это ловушка

.

Сначала ты их получаешь, а потом они – тебя, со всеми потрохами

.

Он оделся и собирался уже подняться, когда услышал чьи-то шаги по трапу

.

Он поставил лыжи и стал ждать

.

Ангел приперся, кому ж еще

.

И не один

.

Он притащил «Гражданин Кейн» – один из лучших фильмов О

.

Уэлса, в котором он сам играл главную роль

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

с собой какого-то белобрысого, стриженного бобриком парня, который как две капли воды походил на того типа, которого вам меньше всего хочется видеть, где бы и когда бы то ни было

.

Невероятно, как таких еще пускают свободно ходить по улице

.

Во-первых, он был весь перебит, а если что еще и оставалось не раздавленным, то торчало как-то совсем не на своем месте

.

Чудовищно, чего только не насмотришься в жизни

.

– Ты что, Ангел, совсем умом тронулся? Привести сюда такую рожу! Сразу бы уж тогда полицию звал

.

– Она согласилась повторить?

– Конечно

.

Мы как раз только что повторили

.

– Ленни, я тебе уже говорил: желай я поразвлечься, я бы в Швейцарию не поехал

.

Так она согласилась?

Ему лишь стоило сказать: «Нет, она не согласилась»

.

Даже следовало это сказать

.

Она от казалась еще раз в это ввязываться, вот, так что платите мне за первую ходку, и я сматываюсь

.

Но что-то в нем переменилось

.

Что-то сломалось

.

Это все из-за высоты, из-за недостаточной высоты над уровнем

.

.

.

Он не знал ни что вдруг его взяло, ни откуда свалилась на него подоб ная глупость

.

Верно, от его «предков первопроходцев», от тех предков, за которых отец драл ему уши в детстве

.

Эти предки-пионеры, ну чем тут гордиться, Господи, помилуй, – сначала эти идиоты выгнали индейцев – мало показалось, решили еще и Америку построить

.

Или же здесь все дело было в психологии: он просто впал в детство, такое с ним уже случалось, когда он вздумал написать письмо Гари Куперу, рассказав ему, что он тоже хочет стать ковбоем, У Буга для этого было специальное слово, он как-то назвал им одного парня, которого толь ко что наградили медалью за героизм в Белом Доме: «незрелость» или что-то в этом роде

.

Словом, он сделал такую глупость, за которую только и оставалось, что наградить медалью

.

– Девчонка сказала «да»

.

Впрочем, это неважно

.

Потому что «нет» говорю я

.

Он тут же понял, что сделал глупость, потому что эти ходячие отбросы, кажется, удиви лись

.

Вот чего не стоит делать никогда, так это удивлять таких типов, как Ангел

.

Когда вы их удивляете, они начинают думать, что вы можете их удивить

.

А они этого не любят

.

– Что ж, ладно

.

– Ленни взял свои лыжи

.

– Все, привет

.

– Что ж, ладно

.

Потому что если это ты говоришь «нет», это не так уж важно

.

Потому что ты скажешь «да»

.

Как, мистер Джонс, он нам скажет «да»?

Ленни очнулся

.

Да, он очнулся, по-другому это не назовешь

.

Ему приснился сон, ему при снилось, что он был не он, а кто-то другой

.

Кто-то, кто идет на смерть ради чего-то, против чего-то

.

Герой, одним словом

.

Вот и таскай фотокарточку у себя в кармане – получишь инте ресное кино

.

Эту фотографию Купера, выбросить ее в первый же мусорный бачок! А девчонку бросить к черту вместе со всем прочим, не станет же он жертвовать своими принципами ради какой-то юбки

.

Она была опасная, эта тихоня

.

Она могла стереть в порошок весь ваш стои цизм, и останется вам: «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спросите, что вы можете сделать для своей страны»

.

Чуть не попался! Он рассмеялся:

– Ты слышал об «американской мечте», Анжи? Честность, хороший всегда в конце выиг рывает, ты любишь своего ближнего? Все эти

.

.

.

как же их? «Антиконформистские» штучки

.

Ну, ты знаешь, Анжи, о чем мы говорим! Ты это видел в кино, в цвете

.

– Так да или нет, Ленни? Тебя никто не заставляет

.

Хочешь загнуться – пожалуйста

.

– Я же тебе говорю

.

Я спал, когда вы пришли, замечтался

.

Я был где-то в другом месте

.

– Ну, теперь-то получше стало? Проснулся?

– Я проснулся, Анжи

.

Даже странно, как трудно избавиться от всех этих фокусов, которые ты видел в кино, когда был ребенком

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава IX «Красная шапочка» считалась лучшим рестораном в городе, здесь бывали завсегдатаи еще 1928 года – вот такие дела

.

Стоит войти, как сразу погружаешься в атмосферу уверенности, что «мушкетеры» сохранят Кубок Дэвиса для Франции, а картины Ван Донгена дышали со стен спокойствием тех добрых времен, когда далеко еще было до всяких инфляции, девальва ций и войн

.

Непередаваемая атмосфера защищенности, слегка потревоженная волнениями в Германии и на Балканах, – немного раздражения, чтобы не забывать, что мы все-таки живые

.

Солнце никогда не заходило над Британской империей, а самым читаемым автором был Пит тигрилльи1, который в своем «Кокаине» живописал историю безутешной, но ветреной вдовы, хранившей у себя на секретере урну с прахом любовника и сушившей чернила посланий к новой любви своей жизни, посыпая их пеплом прежней

.

Сегодня эту историю рассказывали иначе: женщина приносила прах своего любовника и ссыпала его в песочницу, приговари вая: «А теперь поработай, голубчик»

.

История успела зарасти паутиной

.

Мадемуазель Эльза у Шницлера2 покончила с собой, потому что ей пришлось предстать в одеянии Евы перед банкирами, чтобы спасти отца от разорения

.

Сегодня она просто-напросто переспала бы с ними, не раздеваясь

.

Туберкулез не был еще болезнью недоедания, но признаком душевного томления

.

Уже лечили сифилис, но еще не вылечивали;

сегодня его вылечивали в два счета, но никто его не лечил, статистика шибала ужасающими цифрами

.

Демографии тогда не су ществовало, американские негры были просто хорошими джазовыми музыкантами, они были веселы, счастливы и беззаботны и отвечали вам: «Yeah, boss»3

.

В Берлине декадентство цвело столь пышным цветом, что мужчина и женщина могли заниматься любовью, даже не разбира ясь, кто у них в партнерах, мужчина или женщина

.

Социум плавал где-то между «Кабинетом доктора Калигари»4 и «Завещанием доктора Мабузе»5, но всем казалось, что это всего лишь кино

.

В Аушвице в «Бристоле» подавали отменные закуски

.

Детей еще пугали тем, что от мастурбации сходят с ума или умирают, они все равно мастурбировали, но удовольствие бы ло испорчено

.

Де Голль читал Морраса6 и готовил «блицкриг» немецких генералов против Франции

.

Грузинские князья брали в приданое самые большие состояния Соединенных Шта тов

.

Пикассо еще наводил на всех ужас

.

Путеводитель «Мишлен» рекомендовал уютное кафе, две звездочки, в Орадуре7, рядом с церковью

.

Война в Испании не зажгла еще воображение своими чудесными пейзажами и атмосферой трагической фиесты, пока еще мир не знал рас стрелянного поэта, Гарсиа Лорки, который еще здравствовал

.

О золотой английской молодежи, Питтигрилльи, Дино Серхио (1902-1978) – итальянский писатель, автор нескольких романов, самый извест ный из которых «Кокаин»

.

«Барышня Эльза» (1924) – роман австрийского драматурга и прозаика Л

.

Шницлера

.

Да, босс (англ

.

)

.

«Кабинет доктора Калигари» – фильм немецкого режиссера Роберта Вине (1919)

.

Обычно его герои – люди с болезненной психикой, изолированные от общества

.

«Завещание доктора Мабузе» – фильм Фрица Ланга (1933), который полон предчувствия надвигающейся на Германию катастрофы фашизма, был запрещен цензурой и конфискован

.

Шарль Моррас (1868-1952) – французский писатель и политик, пропагандировал национально монархические идеи, превосходство «латинской расы»;

во время Второй мировой войны – идеолог правительства А

.

Ф

.

Петена

.

Орадур-сюр-Глан – поселок в департаменте Верхней Вьенны, Франция, полностью уничтоженный вместе с жителями в 1944 г

.

немецко-фашистскими оккупантами

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

героях будущей «Битвы за Англию»1, говорили, что она совершенно испорчена

.

Народ не был еще чем-то стоящим с точки зрения буржуазной интеллигенции

.

Морис Декобра приходил первым на своей «Мадонне спальных вагонов», подгоняемый Пьером Фронде на его «испао сюизе»

.

Да, здесь все жило прошлым, в этой «Красной шапочке», и каждый раз, когда Джесс приходила сюда, готовя свой доклад по истории о довоенном времени, у нее складывалось впечатление, что она встречает здесь призраков, которые не собирались уступать реальности ни пяди своих владений и стойко держались, сменив за эти годы разве что портного

.

Норко вые манто говорили об удалении матки и о калориях, пугая наштукатуренными лицами без морщин и подведенными дугой бровями – маски, хранящие след былой роскоши от лучших косметологов: Елены Рубинштейн или Элизабет Арден

.

Кого тут только не было: и представи тели Общего рынка, и швейцарские банкиры, и американские дипломаты, и даже несколько девиц по вызову, лучшие из Женевы и Милана

.

Меню были размером с большой ватманский лист, не меньше, чтобы дамам, рассматривая их без очков, не пришлось ненароком разобла чить себя

.

Цены были заоблачные, но в меню не фигурировали, оставляя место для названий блюд, каллиграфически выведенных знаменитым Ансельмом, обладателем красивейшего по черка в Европе

.

Дипломаты народных демократий никогда сюда не заглядывали: должно быть, картина того, чего им еще предстояло достичь, грозила им полной деморализацией

.

Джесс, которая сгорала от ненависти к своему костюму от Шанель двухлетней давности, поздоро валась с некоторыми из присутствующих, которые неизбежно попадались везде и всюду, и быстрым шагом, чтобы избежать этих обычных пустых разговоров, элегантно придерживая сумочку у запястья, направилась следом за метрдотелем-итальянцем, о котором рассказыва ли, что он служил у Муссолини, или Муссолини у него, сейчас это не имело уже никакого исторического значения

.

– Как поживаете, мадемуазель Донахью? Что-то мы вас теперь редко видим

.

– Мы совершенно на мели, Альберто

.

Вы должны были бы это знать

.

Это было большим шиком – сказать нечто подобное в таком месте: нужно было заслужить возможность позволить себе это

.

Вот что значит уровень

.

Метрдотель вежливо улыбнулся

.

Он вынужден был ответить, иначе ему пришлось бы показать, что он поверил, что это правда

.

К тому же он прекрасно знал, что это правда

.

Но на этот раз Альберто ее удивил

.

Он окинул публику сердечным взглядом, в котором читались все законы земного притяжения

.

– Мадемуазель Донахью, все здешние посетители буквально раздавлены долгами

.

.

.

ко торые неизмеримо больше ваших

.

И знаете

.

.

.

– Он улыбнулся ей

.

– Боюсь, мадемуазель Донахью, как бы им всем не пришлось платить

.

Помните маленького Тапу-Хана, мадемуазель Донахью? Сказочные дворцы из «Тысячи и одной ночи», многомиллиардное состояние

.

.

.

Так вот, он расплатился сполна, бедняга

.

Даже тело его не смогли опознать

.

Сюда, пожалуйста, Отец поднялся ей навстречу: несомненно, самый красивый мужчина из всех здесь присут ствующих

.

Впрочем, как и везде

.

– Я уже начал сомневаться, нашла ли ты мою записку

.

– Что нового?

Он аккуратно сложил «Журналь де Женев» и снял очки

.

– Совершенно ничего плохого, дорогая

.

Сюзанна Ленглен2 выиграла финал Уимблдона, а «Битва за Англию» – воздушная борьба над Британскими островами в августе-октябре 1940 г

.

, которую вели германские ВВС против Англии, пытаясь добиться ее капитуляции и тем самым обеспечить себе надежный тыл перед нападением на СССР

.

Сюзанна Ленглен (1899-1938) – французская теннисистка, многократная победительница международных турниров, в том числе и Уимблдона (последний раз – в 1925-м)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Бриан1 выступил с прекрасной речью в Лиге Наций

.

– О Муссолини можно говорить все что угодно, но народ его просто обожает, в конечном счете только это и имеет значение – народная любовь

.

– Во всяком случае, германский милитаризм больше уже не поднимется

.

– Эдуар Эррио2 прав

.

Настоящая угроза миру – это американский изоляционизм

.

То, как США отворачиваются от мировых проблем, это самый обыкновенный эгоизм

.

Именно поэтому весь мир настроен против них

.

– Троцкий – полный хозяин в Москве

.

Все посольства выражают это мнение

.

У Сталина никаких шансов

.

И это жаль

.

Троцкий – опасный интеллектуал, а Сталин – грузинский крестьянин, осторожный и хитрый

.

При нем по крайней мере будет верное направление

.

.

.

Ну, а если серьезно?

.

.

Мне предложили новое место

.

Это было настолько поразительно, что они оба рассмеялись

.

За соседним столиком бывший посол Бразилии при Жетулиу Варгасе3 говорил тому вечному женевскому румыну, который вообще-то каждый раз был новым, но его все равно все узнавали:

– Нет, мой дорогой, вам никогда не удастся меня переубедить

.

Германия не была готова в тридцать восьмом

.

У меня были на этот счет сведения из первых рук, и я передал их своему правительству

.

Раздался треск, за которым последовало шипение сладкого ликера: Альберто исполнял свой номер с блинами «Сюзетт»

.

– Какое место?

.

.

.

Я согласился

.

– Тебе не кажется, что это слишком

.

.

.

смело? Я хочу сказать, ты ведь только что попра вился

.

Какое место?

– Импорт-экспорт, конечно

.

Просто торговля

.

Для инициативных

.

Оплата всех расходов

.

– И что же ты будешь продавать?

– Замороженные овощи

.

Она посмотрела на него с недоверием:

– Овощи

.

.

.

– Да, замороженные овощи

.

Большие партии салатного цикория

.

Зеленый горошек, есте ственно

.

Еще, полагаю, морковь

.

.

.

Ах да, и испанский козелец

.

– Козелец?

Он взял салфетку и вытер лоб

.

– Честно говоря, я немного робею

.

Никогда еще не приходилось иметь дело с заморо женными овощами

.

Конечно, я умею делать салат с цикорием

.

У меня даже есть один очень хороший рецепт

.

Что меня больше всего беспокоит, так это разморозка

.

Что я должен делать, по-твоему? Вынуть из упаковки и положить в печь, так?

Ей было совсем не смешно

.

– Ты конечно же откажешься

.

В темных глазах пропал насмешливый блеск

.

Аристид Бриан (1862-1932) – неоднократно, в 1909 – 1931 гг

.

, премьер-министр Франции и министр ино странных дел, один из инициаторов создания блока «Пан-Европа», лауреат Нобелевской премии мира ( г

.

) Эдуар Эррио (1872-1957) – лидер французской партии радикалов, с 1916 г

.

неоднократно министр, премьер министр в 1924-1926, 1932 гг

.

Правительство Эррио установило дипломатические отношения (1924) и подписало договор о ненападении (1932) с СССР

.

Жетулиу Варгас (1883-1954) – бразильский политический деятель, президент (1930-1945)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Не может быть и речи, Джесс

.

Я должен смотреть в лицо реальности, даже если она оборачивается замороженными овощами

.

И ты сможешь окончить здесь свою учебу

.

– Ты откажешься

.

Он, казалось, смутился

.

Может быть, она произнесла это слишком жестко

.

У нее был сейчас такой же голос, как у ее матери

.

– Прости

.

– Джесси, ты стала снобом, так? Я могу быть хорошим торговцем овощами

.

Во всяком случае, когда оттаю

.

– Это швейцарская фирма?

– Очень

.

«Каспер и Бенн»

.

Она застыла

.

– Они производят напалм

.

Он, казалось, был искренне удивлен:

– Что ты говоришь?

– «Каспер и Бенн» производят напалм

.

Это швейцарская вывеска

.

Мы используем ее во Вьетнаме

.

Твои замороженные овощи – это напалм

.

– Джесс, уверяю тебя, напалм, который мы используем во Вьетнаме, чисто американского производства

.

На сто процентов

.

Можешь спать спокойно

.

Позже, гораздо позже, она будет спрашивать себя, почему он выдал именно это название – «Каспер и Бенн»

.

Должно быть, прижатый ее вопросами, он сказал первое, что пришло в голову

.

Он не умел врать правдоподобно

.

– Аллан

.

.

.

Она всегда звала его «Аллан», почти не называя его «отец»

.

.

.

.

Аллан, что это еще за истории?

– Наверное, я перепутал название

.

У меня столько предложений

.

.

.

Постой

.

.

.

Он порылся в кармане

.

– Мне дали визитку

.

Вот

.

«Карл Блюхе» и номер телефона

.

Это директор их здешнего филиала

.

– Торговля оружием, да?

– Вовсе нет

.

Замороженные овощи

.

Совершенно замороженные

.

Не взорвутся

.

– Как бы там ни было, надо отказаться

.

Это занятие недостойно тебя

.

Да, да, знаю, снобизм

.

.

.

Я не хочу, чтобы ты кончил зеленым горошком

.

У тебя есть время, поищи чего нибудь

.

.

.

Я, кстати, тоже нашла работу

.

Он удивленно вскинул брови:

– Мой ход

.

Какую?

Контрабанда золота и валюты из Франции в Швейцарию

.

У них во Франции есть что-то вроде контроля над валютными операциями и оттока капитала

.

Капиталы, они картезианские

.

Я мыслю – значит я утекаю

.

Она пожала плечами, теребя виноградную гроздь:

– Импорт-экспорт, конечно

.

Меня Бекендорф порекомендовал

.

Платят прилично

.

Работа сдельная

.

Мы должны прямо сейчас вернуть номерные знаки в Протокольный отдел?

– Нет, не раньше, чем поступит официальное уведомление

.

На это уйдут целые недели!

«Пять, десять заездов, – думала она, – столько, за сколько они заплатят

.

Хватит тихого и молчаливого бунта

.

Немного конформизма

.

Сыграем по их правилам, в их игру

.

У нас – всего несколько дней, чтобы оплатить счета, некогда менять мир

.

К тому же мир возмущает меня только потому, что возмущение позволяет мне быть частью этого мира, не чувствуя себя скомпрометированной

.

Когда чувствуешь себя совершенно неспособным жить в каком-либо Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

другом обществе, нежели это, которое выработало твои потребности и потому лишь оно од но может их удовлетворить, хорошо бы для начала суметь отказаться от себя самого, что, кажется, мне не подходит

.

“Экспресс”, “Elle”, “Новый обозреватель”, потребительское обще ство и дизайн интерьеров, самый высокий уровень жизни и материального благосостояния» бесимся с жиру и едем в Гавану очистить совесть

.

Протест как вид искусства

.

Некоторые идеи не могут без сложностей

.

Посмотрим на вещи прямо

.

Я – обыкновенный американский буржуа, мелкая обывательница с сильной склонностью к матриархату и совершенно неспо собная облиться бензином и поджечь себя на центральной площади, как сделали недавно два американских студента, и которая подумает прежде, какое платье ей следовало бы надеть для самопожертвования

.

В двадцать лет это, может быть, не так важно, но по крайней мере сто ило бы попытаться открыть глаза и перестать притворяться

.

Я даже не уверена, влюблена ли я в этого парня: скорее всего, просто переспала с ним, и мое американское пуританство ищет себе оправдания

.

И даже хуже

.

Он – несчастный, которого я пытаюсь использовать, чтобы вытащить Аллана и Джесс Донахью, парочку банкротов, отца и дочь

.

Какая прелесть! Ну, да вай еще разревись

.

Нашла место

.

При полном аншлаге

.

К тому же заниматься самокритикой в “Красной шапочке”– это как раз по мне

.

Только меня уже слишком много, слишком»

.

Он взял ее за руку

.

– Аллан, Аллан, что же делать, когда все настоящие проблемы – чужие?

– Мой ответ давно известен, девочка

.

Я только что прошел курс дезинтоксикации

.

– Интересно, существует ли трагедия ничтожности?

– Как-то на днях ты вспоминала Чехова

.

.

.

– Мы в ловушке, в плену у системы, и совершенно неспособны существовать вне того, что нас как раз и угнетает

.

.

.

Ты ведь не станешь мне говорить, что есть социальное предназначе ние? Тогда что? Вал информации, драма информатики? Знаешь, когда целый мир превращают в свое внутреннее переживание, это начинает напоминать ложную беременность

.

.

.

Что может быть унизительнее, чем сознавать, что Вьетнам и положение негров, бомбы и остальные ужа сы, что обо всем этом вы думаете лишь для того, чтобы отвлечься? Прямо мисс Блэндиш со своими орхидеями

.

Аллан, иногда харакири затягиваются до бесконечности

.

Она отняла руку

.

На них смотрели

.

Не следовало забывать, что здесь они лет на тридцать переместились в прошлое и эдипов комплекс не приобрел пока неоспоримой ценности для отца семейства

.

Все постоянно говорили ей на коктейлях: «Джесс, вы влюблены в своего отца, это бросается в глаза»

.

Произносилось это непринужденным тоном, который давным давно был введен в обращение Ноэлом Коуардом2, с целью свести враждебную реальность к пустякам

.

Большая разница между американцами и англичанами состоит в том, что для американца его чувство собственной ничтожности является источником постоянной тревоги, а для англичанина – источником интеллектуального комфорта

.

Но это ничего не меняло

.

Очень красивый мужчина с проседью на висках и с темными смеющимися глазами смотрел на нее и прекрасно понимал, что она говорила сама с собой и с ним делиться не собирается

.

– Что с тобой, Джесс? Что с тобой на самом деле?

– Ничего

.

Пустяки

.

Я переспала с одним парнем

.

Он положил нож и вилку

.

Мир взорвался, не иначе

.

– И кто он?

– Горнолыжник летом

.

Ski bum, неприкаянный

.

Мисс Блэндиш, главная героиня первого детективного романа Д

.

X

.

Чейза «Нет орхидей для мисс Блэн диш» (1939): дочь миллионера, она становится заложницей банды гангстеров;

эти ужасные несколько месяцев, проведенные в заточении, девушка расценивает как наказание «за бесполезную красивую жизнь»

.

Ноэл Коуард (1899-1973) – английский драматург, автор остросатирических комедий

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– А, один из этих?

– Да, один из этих

.

Американец

.

Красив как бог, чтобы не выходить из границ банально сти

.

Бродяга

.

Я здесь ни при чем

.

Так вышло

.

– Да, конечно, выходит как выходит

.

– Да, действительно

.

.

.

как выходит

.

– И ты

.

.

.

давно его знаешь?

– Двадцать четыре часа

.

Ну, не смотри так

.

В конце концов, всегда бывает момент, когда знаешь человека двадцать четыре часа, иначе никак

.

– У него есть семья?

– Не знаю

.

Я абсолютно ничего не знаю

.

– Ты хотя бы спросила, как его зовут?

– Знаешь что

.

.

.

Ленни

.

– Ленни

.

Ленни, и всё?

Она тряхнула головой

.

– Так, кажется, это – серьезно

.

– Прошу тебя

.

.

.

– Я не шучу, Джесс

.

Если ты не подумала даже спросить его фамилию, значит, это в самом деле было что-то из ряда вон выходящее

.

Не из-за чего было плакать, нет, правда, не из-за чего, настоящие причины были у других

.

Стоило только послушать радио

.

Она попыталась ему улыбнуться, уткнувшись носом в свой платок

.

– Надеюсь, между нами не все кончено

.

.

.

– Напротив, я сожалею лишь об одном, Джесси

.

.

.

Он наклонился и поцеловал ей руку

.

– О чем же?

– Я сожалею, что не встретил тебя раньше него

.

Вот и все

.

Ее охватил такой порыв любви и нежности, что она удивилась, внезапно обнаружив, что думает о Ленни со злобой, как будто он ей мешает

.

– Ты, наверное, должна мне представить этого молодого человека, Джесс

.

– Внешняя Монголия

.

– Что?

– Если я предложу представить его моему папочке, он, пожалуй, слиняет во Внешнюю Монголию

.

Он думает, что такая страна существует

.

– Внешняя Монголия? Но никуда не надо ехать: это же здесь

.

Оркестр играл «Ich ksse Ihre Hand, Madame»1

.

Кто-то вспоминал о короле Кароле и госпоже Лупеску, под фотографией короля Албании Зогу, при входе в зал заседаний Лиги Наций» где его встречает Титу-леску

.

Бессменный румын говорил, что лучшего ресторана Парижа больше не существует и что есть что-то вечное и внушающее доверие в шипении блинов «Сюзетт»

.

– Аллан, что это за проныра, немецкий авантюрист, о котором сейчас так много говорят?

– Адольф Гитлер

.

Еще тот комик

.

Последнее средство, которое германские промышленники вытащили на свет Божий, чтобы попугать красных агитаторов

.

Через полгода о нем и думать забудут

.

Во всех посольствах так говорят

.

– В любом случае Аристид Бриан прав

.

Современное оружие массового уничтожения сде лало войну невозможной

.

«Позвольте вашу ручку, Мадам» (нем

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– К тому же народ отказался бы идти

.

– Следует также признать, что писатели сыграли в этом не последнюю роль

.

«Огонь», «На Западном фронте без перемен», «Четыре пехотинца» развенчали войну раз и навсегда

.

Тем самым литература выполнила огромную историческую миссию

.

В золотой книге «Красной шапочки» эта старая кляча, маркиза де Суонси, написала когда то: «Мы будем приходить сюда как можно чаще

.

Замечательно открыть для себя, что в мире есть еще что-то, кроме войн и голода»

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава X В стекло иллюминатора было видно, как метались чайки в молочно-сером тумане утра, которое все никак не хотело наступать, и слышались их пронзительные глупые крики: кажется всегда, что у них, у чаек, тяжело на сердце, тогда как крики эти вовсе ничего не значат, а эти ваши впечатления создаются исключительно вашей же психологией

.

Повсюду вам видится то, что на самом деле не существует, это все происходит внутри вас, вы становитесь чем-то вроде чревовещателя, который заставляет говорить окружающие предметы, чаек, небо, ветер, словом – всё

.

Вы слышите, как кричит осел, он совершенно счастлив, как могут быть счастливы только ослы, но вы почему-то говорите себе: «Боже, какой он грустный», они разбивают вам сердце, эти ослиные крики, но лишь потому, что настоящий осел – это вы

.

Теперь же вы цепляетесь к чайкам

.

Единственное, что означают их душераздирающие крики, это то, что где то открылся сток отбросов, они просто сообщают друг другу хорошую новость

.

Все это лишь обман зрения

.

То есть не зрения, в общем, вы понимаете, что я хочу сказать

.

Вы поднимаетесь на вершину Шайдегга, ночью, смотрите на звезды и чувствуете себя на седьмом небе, совсем рядом к чему-то или кому-то;

но звезды, они даже не здесь, это какие-то почтовые открытки, которые приходят к вам неизвестно откуда, свет пришпилил их миллионы лет назад, и для вас они существуют только благодаря научному прогрессу

.

Вы восхищаетесь, стоя на своих лыжах, опершись на палки, но там, наверху, ничего нет, это все опять-таки внутри вас

.

Наука – опасная игрушка

.

Она заряжается всем, чем попало

.

Пиф-паф! И ничего не осталось

.

Тогда вы будите своего чревовещателя и заставляете все вокруг говорить: тишину, небо, чаек

.

Он лежал, растянувшись на койке, скрестив руки на затылке

.

Койка была очень узкая, места хватало едва на одного – очень удобно

.

Девчонка прижалась к нему вплотную

.

Хорошая койка

.

Девчонка была совершенно голая и совершенно отсутствующая – она была там, где хорошо, – так всегда происходит, когда по-настоящему занимаешься любовью

.

Они были так близки друг к другу, что уже не различали, кто – где

.

Их было двое, то есть каждый был другим: ее груди были твоими, а твой живот – ее

.

Каждый был на месте другого

.

И вдвойне хорошо было оттого, что она молчала, эта девчонка умела с тобой разговаривать

.

Очень трудно бывает вместе молчать, надо, чтобы у вас и правда было что сказать друг другу

.

Тогда все говорится само собой, без вашего участия

.

Когда дышишь словами себе в лицо, получается как с чайками: все это означает лишь, что где-то есть сток, спасибо за информацию

.

Впервые девушка так замечательно говорила с ним, не раскрывая рта, он понимал всё

.

Он гладил ее волосы, тихонько, чтобы передать, что он все слышит, все понимает

.

И ее волосы – это невероятно – были чем-то таким естественным, сами по себе, как будто и не на человеческой голове

.

Она еще сильнее прижалась к нему, прильнув щекой к его плечу: от этого вам хочется послать все к черту, все остальное, я хочу сказать, ничего лучше и не придумаешь

.

Я этого не забуду, Джесс

.

Даже зимой, когда повсюду будет снег, настоящий, я не забуду

.

Жаль, что мы не встретились где-нибудь в другом месте, я и ты

.

Где-то совсем далеко отсюда, ты понимаешь? Где все могло бы сложиться иначе

.

Не так, как здесь

.

– Как они кричат, эти чайки, – сказала она

.

– Когда я был маленьким, у нас был осел, который кричал точно так же

.

Грустно, я хочу сказать

.

В конце концов я понял, что это я сам грустно кричал, а не он

.

– Ты любишь животных?

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Люблю – это сильно сказано

.

Но что-то похожее, да

.

– Как это «что-то похожее»?

– Как будто это ты, а не кто-то другой

.

Особенно собаки: глядя на них, думаешь, что это на всю жизнь

.

Но только не кошки

.

Был у меня один котяра, форменная свинья

.

Каждый раз, как ты пытался его погладить, он начинал царапаться

.

Он не любил, чтобы подходили слишком близко

.

– Его случайно не Ленни звали, кота твоего?

– Я так никогда и не узнал, как его звали

.

А между прочим, он у меня появился, когда еще на лапах не держался

.

Я пробовал звать его Чарли, и Питером, и Бадом, но он никогда не откликался

.

Он выгибал спину, хвост трубой, и удирал, только его и видели

.

Ты никогда не знаешь их настоящего имени

.

Просто так они не даются

.

– Ленни?

– Да?

– Кто тебе это сделал?

– Что? Как? Я не понимаю, что ты хочешь сказать

.

– Целая часть тебя была убита

.

Черт, а нам так хорошо было вместе

.

– Никто ничего мне не делал, Джесс

.

Я никого никогда так близко не подпускал

.

И я никогда нигде долго не задерживаюсь

.

Если только вокруг никого нет

.

– Понятно

.

– Я знаю одного парня в Церматте, который говорит: «Здесь все не так

.

Нужно изменить мир

.

Нужно собраться всем вместе и изменить мир»

.

Но если бы мы могли собраться все вместе, то и мир не нужно было бы менять

.

Он стал бы тогда совершенно другим

.

Когда ты один, ты можешь что-то сделать

.

Ты можешь изменить свой собственный мир, но не мир других

.

За всем этим проходила невидимая граница

.

Разжечь огонь, оседлать своего коня, забить свою дичь, построить свой дом

.

Нечего уже было решать

.

Все решения были приняты рань ше

.

Не было ничего своего

.

Вы занимали какое-то место и входили в оборот

.

Ваша жизнь становилась просто жетоном, вы были жетоном, который катился в разменный автомат

.

Ну, давайте, вставьте монетку

.

Insert one

.

Он был так красив

.

Тонкие черты, блестящие волосы, сильный подбородок и темно-зеленые глаза в обрамлении длинных ресниц, похожие на загадочные пруды

.

А когда он улыбался, это было таким откровением, будто его чертов кот сам говорил вам свое имя

.

– Нужно, чтобы дальше что-то было

.

Как в горах

.

Ты смотришь вдаль, а видишь что-то другое

.

Здесь же ты смотришь вдаль: ничего нет

.

Вечно один и тот же мир, даже если он говорит тебе, что он другой

.

– Нет другого мира

.

– Именно, другого мира нет

.

.

.

– Он засомневался

.

– Нет

.

Все-таки есть один парень, которому это удалось

.

Чарли Паркер

.

Однажды он сказал себе: «Я построю другой мир», взял трубу и стал играть

.

Она сдерживалась, стараясь не погладить его по волосам

.

По-матерински

.

У нее была предрасположенность к матриархату, она это прекрасно знала

.

– Ленни, у тебя есть семья?

– Нет, спасибо

.

– Никого-никого?

– Я бы так не сказал

.

Уверен, если бы я нанял частного детектива, он в конце концов все-таки отыскал бы где-нибудь мою мамочку

.

Отец погиб в одной из тех стран, которые Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

даже не существуют

.

То есть я имею в виду, что они появляются, только когда там погибают люди

.

География, одним словом

.

Мой отец погиб за географию

.

– Он рассмеялся

.

– Возьми, к примеру, Вьетнам

.

Раньше мы даже не знали, что есть такой

.

А теперь Америка в нем утонула

.

А Корея? В один прекрасный день получаешь какую-нибудь вшивую бумажку: ваш отец или сын погиб в Корее

.

Бежишь смотреть карту

.

.

.

В Америке именно так изучают географию

.

Раньше она никому и не нужна была

.

Когда они каждый день с экрана телевизора начинают клеить тебе новую марку какой-нибудь страны, это значит, что не нужно покупать, ни в коем случае, и лучше даже слинять куда подальше оттуда

.

Но мой отец был в армии

.

Сам полез на рожон

.

– Его убили во Вьетнаме?

– Нет, он нашел кое-что получше

.

Говорю тебе, раньше этого даже не существовало

.

Хаос

.

Таос

.

Что-то в этом роде

.

– Лаос?

– Точно

.

Ты знаешь?

– Нет

.

– Я тоже не знал

.

А теперь вот знаю

.

Да, Лаос

.

Как-то я пытался сам вспомнить и не смог

.

А у тебя, думаю, есть отец

.

– Да

.

– И

.

.

.

как?

– Ничего

.

Он замолчал, уставившись в потолок

.

– Он подорвался на мине

.

Все эти страны заминированы

.

– Она крепко обняла его, и он напрягся

.

– Поделим пополам

.

Шесть тысяч – тебе, шесть – мне

.

Потом разбежимся в разные стороны

.

Не беспокойся

.

Я не из тех, что липнут как банный лист

.

Ты больше меня не увидишь

.

– Я еще не совсем готова, Ленни

.

– Насчет этого дела?

– Нет

.

Больше тебя не увидеть

.

Он тихонько рассмеялся

.

– Что ты смеешься?

– Я не могу

.

– Что?

– Бывают моменты, когда я хочу сказать: «Джесс, я люблю тебя», но я не могу

.

Мне начинает казаться, что они все здесь и врут, кто во что горазд

.

Как будто раздаешь обещания избирателям

.

– О, нет, только не говори мне «я тебя люблю», Ленни

.

– Не бойся

.

Странная ловушка, эти слова

.

Всегда как будто кто-то другой говорит, даже когда это ты сам

.

– Знаешь, есть даже такая теория, по которой мы все не можем говорить то, что сами думаем, кажется, что все уже продумано за нас

.

Он приложил палец к губам: «Тсс!» – Только этого не хватало

.

Они всегда стараются заполучить тебя целиком

.

Думают за меня, каково? Хорошо еще, что я умею защищаться

.

У меня получается не думать вообще

.

Я не даюсь

.

– Это нигилизм, Ленни

.

– А это еще что такое? Нет, не говори, ничего не хочу знать

.

У меня нет ни малейше го желания, как же это?

.

.

чтобы за меня думали, вот

.

– Он откинул голову назад, широко Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

раскрыв неподвижные глаза

.

– Пропала американская мечта хорошая жизнь Бог семья сво бода индивидуализм

.

Голосовать против возмещения, и лучше целинными землями Запада

.

Революционерам – воздержаться

.

– Что ты говоришь?

– Ничего

.

Пересказываю небольшое объявление из «Геральд Трибюн»

.

Я люблю тебя, Ленни

.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.