WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Они смотрели на меня, и это напоминало им, что они раньше спали вместе

.

Буг побледнел как мертвец

.

Еще и с этой его экземой сверху – просто жуть

.

Друзья бродяги уже стали за него беспокоиться

.

– Слушай, Буг, оставь ты ее в покое, – сказал Ленни

.

– Это все старо как мир

.

Мы сами удрали сюда по той же причине

.

Брось

.

Ты же видишь: пропащая душа

.

Ну так и пусть остается такой, какая есть

.

Только представь, начнет она соображать, что к чему

.

.

.

– Адрес твоих родителей, быстро! – Буг вышел из себя

.

– Сейчас я им все распишу черным по белому

.

.

.

Девчонка теперь слегка забеспокоилась

.

Должно быть, до нее стало доходить, что разговор то идет о ней

.

Если этот поганец Буг разбудит в ней дремлющее сознание, понадобится лет семь плотного психоанализа, чтобы привести ее в себя

.

– У меня нет их адреса, вы что!

– А теткин?

– Она умерла

.

– Ну, хоть что-то

.

Хоть одно полезное дело сделано

.

Ты что-нибудь умеешь?

Она молчала

.

И хлопала ресницами

.

Накладными

.

Подведенными где следует

.

По крайней мере, краситься она умела

.

– Я спросил тебя, умеешь ли ты что-нибудь делать

.

Ты прекрасно поняла

.

И нечего тут стыдиться

.

Папа пока еще далеко

.

– Хватит, Буг, оставь ее в покое, – завопил Зис

.

– Ты же видишь, она умеет краситься

.

Наводить красоту

.

Соблюдать гигиену

.

У нее наманикюренные ногти

.

Чего тебе еще, Господи ты Боже мой! Цивилизованная, и ладно

.

– Я была в лифте, – сказала девчонка

.

У нее были слезы на глазах

.

Мы все вдруг резко забеспокоились, стало как-то не по себе

.

Казалось, что она сейчас как скажет что-нибудь

.

.

.

– Ты запускала лифт вверх и вниз? Где ты этому научилась?

– Я закончила курсы в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, заочно

.

– В Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, как вам это нравится? Банда своло чей

.

А как же ты оплачивала свои курсы лифтеров?

Доигрались

.

Она плакала

.

Настоящими слезами, сознательными

.

Слезы – это всегда со знательность

.

Это – от понимания

.

– Не плачь

.

Ты это делала по телефону?

Несчастная уже и не думала защищаться

.

Напротив

.

Теперь она хотела рассказать все

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Нет, так

.

В разных местах

.

В барах, на улице

.

Я хотела накопить немного денег

.

– Чтобы поехать посмотреть папу?

– Буг, – взвился Зис

.

– Ты понимаешь, что ты делаешь? У тебя приступ педерастии

.

– Весьма возможно

.

Зато я не разбрасываюсь сперматозоидами где попало

.

Я выбираю для них место, которое как раз им под стать

.

Не плачь

.

Я куплю тебе билет к этому твоему папе, туда и обратно, и еще я дам тебе чек на две тысячи долларов, которые ты получишь в Штатах

.

Ты пойдешь к моему отцу, у которого лифты повсюду, даже в Африке

.

Выберешь себе один, по душе

.

Тебе станут показывать фотографии

.

Смотри хорошенько, потому что ты на всю жизнь останешься с тем, что выберешь

.

Бывают даже с кондиционерами

.

Всю жизнь в лифте, черт возьми, и это называется цивилизация

.

Мы не имеем права обрекать на такое свои сперматозоиды

.

Таблетки, скорее! Если Церковь не справляется, всех – в педерасты

.

Малышка вытирала слезы

.

Иззи бен Цви уже готов был жениться на ней

.

Они все герои, эти израильтяне

.

Остальные приумолкли в раздумье

.

Естественно, речь не шла о том, чтобы браться за что ни попадя

.

Все они были против бомбы, потому что, в любом случае, она находилась во вражеских руках, у американцев, у русских, у китайцев

.

И они были против революции, потому что когда революция удается, это значит, что она провалилась

.

– Прежде чем выпустить свои сперматозоиды погулять, нужно подготовить для них при емкомиссии! – гремел Буг

.

– А я против, – заявил Аль Капоне

.

.

.

– Против на сто процентов

.

Никаких приемкомиссий

.

Я – за конец света

.

Такие речи тут же на них подействовали

.

Воцарилась тишина

.

Какое там! Даже Буга проняло

.

– Как это, конец света? Это фашизм

.

– А мне плевать

.

Конец света и точка

.

Всё

.

А потом у нас появится замечательная поэзия

.

– Что? – взревел Буг

.

– Ты что, спятил? Конец света, и потом поэзия? Какая поэзия? Как?

– Не мое дело

.

Конец света – это всегда чудесно сказывается на искусстве

.

Каждый раз, как приходил конец света, потом всегда наступало возрождение архаических форм

.

– Ну, тогда ладно, – согласился Буг, которому очень нравились водители грузовиков

.

– Нам нужен новый конец света, это первое, что необходимо сделать

.

Кто «за», поднимите руку

.

Никто не поднял, кроме самого Капоне

.

Они все думали о своих лыжах, боялись отпустить

.

– Что ж, раз так, тогда я ухожу, – обиделся Аль Капоне

.

– Если вы не за конец света, вы все – реакционеры

.

– Погоди, – удержал его Буг

.

– Может быть, еще договоримся

.

– Буг, – сказал Ленни, – не мог бы ты одолжить мне пятьдесят франков, раз уж ты уезжаешь? Мне придется спускаться в Женеву

.

– С ума сошел? В это болото! Там же нечем дышать

.

Ноль метров над уровнем дерьма

.

– Надо же что-то есть

.

Лето ведь

.

А так как ты точно загремишь месяца на три в больницу со своей психологией, после встречи с отцом, нам все равно придется что-нибудь подыскивать

.

– Да что ты в Женеве-то забыл, дурачина? Водные лыжи?

– О нет, только не это

.

Но мне сказали, что там для меня есть кое-что подходящее

.

– Что именно?

– Откуда я знаю? Был там один парень, Ангелом звать

.

Он оставил для меня сообщение у «Мюллера»

.

– Что это еще за Ангел? С такой кликухой только банки грабить

.

– Именно

.

А ты чего хотел?

– Он ничего тебе не объяснил?

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Ничего

.

Сказал только, что это как раз для меня

.

– А! Так ты у нас что-то умеешь, оказывается? Ну-ка, ну-ка, расскажи

.

Позабавь меня

.

– Оставь меня в покое, Буг

.

Ты нас спасаешь, так что у тебя нет права измываться над нами

.

Или это уже авторитарный режим

.

– Ладно

.

Но что ты умеешь делать, Ленни?

– На необитаемом острове и я произведу сенсацию, Буг

.

Найди мне какой-нибудь, сам увидишь

.

Буг строго смотрел на Ленни, посасывая свою трубку:

– Хорошо

.

Получишь свои пятьдесят франков

.

Но сначала ты дашь мне ответ на одну из больших философских загадок

.

– Вот дерьмо

.

– Нет, не это

.

Это был ответ Эдипа Сфинксу

.

«Рождение трагедии

.

.

.

», Ницше

.

– Это еще кто такой?

– Слушай мой вопрос, Ленни

.

Кто, скажи, стянул из формочки пирог? Who took the cookie from the cookie jar?

– Слушай, тебе, пожалуй, опять стоит наведаться в тот сортир в Цюрихе, Буг

.

Явно невмоготу

.

– Вспомни, Ленни, как вы играли в детстве

.

Все берутся за руки, водят хоровод и спра шивают

.

Кто, скажи, стянул из формочки пирог, Ленни?

Who took the cookie from the cookie jar?

Not I took the cookie from the cookie jar

.

Then who took the cookie from the cookie jar?

He took the cookie from the cookie jar

.

Not I took the cookie from the cookie jar

.

Then who took the cookie from the cookie jar? – Да мне плевать, Буг

.

Честное слово

.

Мне совершенно плевать

.

Если хочешь знать, я думаю, что его вообще там не было, пирога твоего

.

Они забыли его туда положить, в эту их вонючую американскую формочку

.

– Who took the cookie from the cookie jar, Ленни? Кажется, это был самый вкусный пирог в мире

.

– Еще бы

.

Самые вкусные пироги, Буг, это те, которых не существует

.

Бог

.

Коммунизм

.

Братство

.

Человек с большой буквы «Ч», вот такенной!

– Кто стянул замечательнейшую Американскую Мечту, Ленни? Who took the cookie from the cookie jar?

– Да подавись ты своими бабками

.

Но Буг все-таки дал ему денег, и Ленни спустился в Женеву

.

Кто, скажи, стянул из формочки пирог? / Я не брал из формочки пирог

.

/ Кто тогда стянул из формочки пирог? / Он стянул из формочки пирог

.

/ Я не брал из формочки пирог

.

/ Кто тогда стянул из формочки пирог?

(англ

.

) Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава II Селезня звали Лорд Байрон, потому что он тоже хромал

.

У него было замечательное оперение с оранжевым отливом, и каждый раз, когда она брала его на руки, он крякал по французски: «Quoi? Quoi?»1, затем прятал голову под крыло и засыпал, и ей приходилось целыми часами стоять там и держать его

.

У нее были прекрасные отношения со всеми хро мыми утками, это было ее призвание в жизни

.

Еще там были чайки, на том озере, и лебеди, белизной своих перьев напоминавшие взбитые сливки, и другие, черные, птицы, чем-то сма хивавшие на пролетариат;

она часто приходила кормить их;

и потом, в Женеве, это был ее самый любимый уголок

.

Она также работала два дня в неделю в Обществе защиты животных

.

Невозможно решить все мировые проблемы разом;

всегда с чего-то нужно начинать

.

Через час она должна была быть в клинике, чтобы забрать своего отца, а у нее еще не было денег на оплату больничного счета;

ко всему прочему, бензин в баке ее «триумфа» был на нуле

.

Кто бы поверил, что дочь консула США в Женеве сегодня не обедала, потому что у нее не было денег! Впрочем, именно это и требовалось: никто не должен был ничего за подозрить

.

Для этого Штаты и платят своим консулам: чтобы поддержать престиж

.

Ее отец так усердно работал на престиж своей страны, что дослужился до алкоголика, не помогла и дипломатическая неприкосновенность

.

Все-таки странная это вещь, дипломатическая непри косновенность

.

Она так хорошо скрывает вас от всего окружающего, что в конце концов разрушает вас изнутри

.

Стеклянный колпак, который оберегает, в конце концов ломает вас

.

Идеалистам не следовало бы давать право представлять свою страну за границей: они могут принимать лишь весьма ограниченные дозы реальности, и то запивая их джином

.

Карьера ее отца, в прошлом – многообещающая, теперь, в течение этих последних лет, медленно, но вер но катилась под гору, стаскивая его с одного незначительного поста на другой

.

Он был одним из тех редких дипломатов, которые неспособны слушать ружейные залпы на расстрелах, а по том, переодевшись в смокинг, присутствовать на официальном приеме вместе с палачами

.

Это роковое слабое место американского представителя было занесено в регистрационные записи Управления личного состава Госдепартамента как «слабохарактерность, неуравновешенность»

.

Он был еще довольно красив в свои пятьдесят три: люди живут сегодня до глубокой старости, благодаря антибиотикам

.

Глаза темные, что очень подходило ему с его чувством юмора, пото му что так озорной бесенок в его зрачках заметнее, нежели на голубом фоне

.

Он был очень элегантен, необыкновенно проницателен, но слаб

.

Какой смысл это отрицать? Она и любила его так именно потому, что он был слабым

.

Хватит того, что сильные люди построили этот мир

.

Она спустила увечного селезня на воду, поднялась по ступенькам и села за руль

.

«Три умф» соизволил завестись и тронуться с места, но на одной доброй воле далеко не уедешь

.

Хорошо бы еще и бензин

.

Она включила «Мессию» Генделя, в смутной надежде заставить «триумф» забыть о его насущной проблеме

.

Она знала, что если машина заглохнет в центре города, она не выдержит и расплачется

.

Всему есть предел, даже решимости смотреть в лицо неприятностям

.

Ничего, они, неприятности, найдут, с кем в гляделки поиграть

.

Кое-как ока добралась до кафе

.

Она всегда подозревала, что «триумф» пойдет на все что угодно, лишь бы послушать немного хорошей музыки, это у них семейное

.

Искусство

.

Концерты

.

Музы

.

Что? Что? (фр

.

) Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Культура: говорите, что хотите, но во всем этом было достаточно живительной силы, чтобы заставить человечество забыть о проблемах с горючим

.

В тот момент, когда она выходила из машины, какой-то парень, которого она никогда рань ше не видела, высокий, очень загорелый, с золотистыми непослушными вихрами («полными солнца», как сказали бы в журнале «Elle») и с лыжами на плече, улыбнулся ей

.

Она никогда не видела зебру, но эту улыбку узнала бы с закрытыми глазами

.

Здесь и ирония, потому что эти парни суровы, и робость, потому что они немного трусят, и мужественность, потому что им необходимо подбодрить себя

.

И потом, стоило только взглянуть на ноги, на бедра, и сразу станет ясно: американец

.

Американцы, в том, что касается ляжек, вне конкуренции

.

Какое удовольствие смотреть, как они ходят

.

Она невозмутимо стала разглядывать его ноги, чтобы вогнать его в краску

.

– Что это значит, «КК»? Номерной знак на вашей машине?

– Консульский корпус

.

У вас красивые ноги

.

– И что это означает?

– Это означает, что у меня дипломатическая неприкосновенность

.

О’кей?

Он рассмеялся, но она уже скрылась за дверью кафе

.

Дипломатическая неприкосновен ность, как же

.

Одета-то она, конечно, ничего себе

.

А вот насчет неприкосновенности это мы еще посмотрим

.

Ленни почувствовал себя немного лучше

.

С красивой девчонкой всегда лег че

.

Дурнушки вечно заставляют себя упрашивать, чтобы показать, что поклонники за ними толпами ходят

.

Он заметил, как Ангел вышел из большого «форда», припаркованного у противоположного тротуара, и направился к нему, закуривая на ходу сигарету

.

Золотая зажигалка, не фунт изюма

.

Знак конфессиональной принадлежности

.

Лицо с оливковой желтизной, неудачник

.

Вязаная шапочка, непонятно из чего, черные кожаные ботинки, черная чесуча, черные очки

.

Богатая фантазия, ничего не скажешь

.

– Что? Пролетел? Она на тебя даже не взглянула

.

– Инстинкт самосохранения, Анжи

.

Парень сунул в карман золотую зажигалку и сразу потерял процентов девяносто своей значимости

.

Весь в черном, даже галстук

.

Как будто к себе на похороны собрался

.

Когда два дня назад Ленни обнаружил появление на горизонте этого желтоватого лица, он сразу же подтянулся

.

Ему нравились люди, которых он на дух не переносил

.

Это не давало ему раскиснуть

.

Мало иметь собственное мнение, нужно еще видеть, как оно подтверждается

.

Ленни воротило ото всех, кого он находил симпатичными

.

Из-за них начинаешь сомневаться в собственных убеждениях

.

Они трогают вас за живое

.

А это пагубно для стоицизма

.

Они так и норовят взорвать созданный вами мир

.

Революционеры

.

Буг говорил, что нужно иметь какие-то верные ориентиры в жизни, что-то, на что всегда можно положиться, И этот парень, Ангел, представлял собой одну из таких точек опоры

.

– Ты когда-нибудь стоял на лыжах, Анжи?

– Нет

.

А что?

– Да так

.

От тебя всего можно ожидать

.

Тот улыбнулся

.

Создалось такое впечатление, будто он держал во рту вторую зажигалку

.

Сплошное золото, ни одного живого места

.

– Да, Ленни

.

Вы, американцы, любите пошутить

.

, Так и доигрались до Вьетнама

.

Шутка за шуткой

.

.

.

Ленни был под впечатлением

.

Говорите что хотите, а настроение у него взлетело выше некуда

.

Даже такие отбросы, как Ангел, попрекают вас Вьетнамом

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Он обошел «триумф» кругом, нагнулся и стал рассматривать табличку с буквами «КК»

.

Неприкосновенность

.

Как же

.

Никогда еще не встречал девчонки, более уязвимой, чем эта

.

Следовало бы серьезно поостеречься

.

Эти уязвимые девушки, им ничего не стоит разрушить вас до основания

.

Он стал приглядываться, выискивая ее за стеклами кафе, но увидел только игроков на бильярде

.

– Иди, поговори с ней

.

Неприкосновенность

.

Хорошо сознавать, что такое в принципе существует

.

Должно быть, это прививают лошадиными дозами в задницу, с самого младенчества

.

– Иди же, я говорю

.

– Я умею водить, Анжи

.

Нечего меня учить

.

Я на этой дорожке пораньше твоего оказался

.

Скажи, пожалуйста, что это ты все время в черном? «Черный Ангел»

.

Был такой кечист, так же звали

.

Случаем, не родственник?

– Даю тебе двадцать четыре часа

.

Потом возьму кого-нибудь другого

.

– Двадцать четыре часа? Это слишком

.

Я верну тебе сдачу

.

Отброс пожал плечами и направился к своему «форду»

.

Этот тип был Ленни настолько отвратителен, что он едва удержался, чтобы не окликнуть его

.

Ему так необходимо было человеческое присутствие рядом

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава III «Луидор» был центром интеллектуальной жизни Женевы, здесь собирались все умники, которым удалось заполучить стипендию

.

Сюда же в это место паломничества стекались про чие студенты, чтобы оценить силы противника

.

На стенах красовались портреты кое-кого из кофейных знаменитостей

.

Карл Маркс, не велогонщик, а тот, первый, Кропоткин, Падерев ский, было даже фото Ленина, на котором он был запечатлен читающим газету за тем же столиком, где сейчас сидел Чак, погрузившись в «красную книжечку» Мао, которую недавно ввели в программу выпускных на филологическом

.

Чак был афро-американец хрупкого тело сложения, младший, одиннадцатый, ребенок в семье таксиста из Бирмингема, штат Алабама

.

Он учился на том же курсе, что и Джесс, и всегда смотрел на нее поверх своих очков с тем безразличным видом, с каким черные обычно смотрят на красивую белую девушку

.

Отец Чака был приговорен к пяти годам тюрьмы в 1957-м за то, что имел неосторожность «смотреть на белую женщину с вожделением»

.

С тех пор закон нисколько не изменился, но устарел

.

Со ставитель этого закона не предусмотрел того случая, когда черные смотрят на белых женщин так, словно их сейчас стошнит

.

– Чак, не одолжишь мне двести франков?

– А что это ты ко мне обратилась? Хочешь показать свою толерантность к цветным?

– Чак, на меня насели все разом

.

За квартиру надо платить

.

За гараж

.

Мяснику

.

В клинике

.

Просто кошмар

.

– Попроси у Поля

.

У него деньги из ушей торчат

.

– Я не могу просить у него взаймы

.

Вопрос этики

.

Ты должен был бы это знать

.

Этика

.

Ну, помнишь

.

.

.

Программа второго курса

.

– Я только одного не понимаю, как дочь консула США может оказаться на такой мели

.

Я полагал, мы платим достаточно налогов, чтобы содержать достойно вас обоих, и твоего отца, и тебя

.

Чак тщательнейшим образом избегал жаргонизмов

.

И это была единственная черта, остав шаяся от его комплекса неполноценности

.

Джесс давно уже заметила, что негры-франкофоны говорили на столь изысканном французском и проделывали такие головокружительные трюки со всеми этими оборотами в прежде-прошедшем сослагательного, да к тому же с инверсией, что постоянно приходилось опасаться, как бы они не навернулись, – Не знаю, па что уходят кровные налогоплательщиков, но могу тебя уверить, что за полгода я не купила себе ни одного нового платья

.

Что же касается белья

.

.

.

– Замолчи, ты хочешь, чтобы меня посадили? На, держи, здесь сто франков

.

Это все, чем я могу помочь соотечественнице в данный момент

.

Мои десять сестер и братьев исходят потом и кровью, чтобы дать мне возможность учиться в Швейцарии

.

– Ничего, Чак, я на них за это не сержусь

.

– Все равно, спасибо, что обратилась ко мне, Джесс

.

Ты настоящая либералка

.

Он опять взялся за свою книжку

.

– Смотри-ка, а этот новый папа – ничего

.

Ты видела газеты? Он прервал мессу и заставил кюре убрать этот пассаж насчет «предателей евреев»1

.

Сдается мне, он стоящий человек

.

Понтифик, ратовавший за мирное сосуществование государств с различным общественным строем, настоял на изъятии из мессы в страстную пятницу отрывка, в котором (вероятно, вследствие неправильных переводов Библии) евреи назывались «неверными», предавшими Христа

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Церковь все никак не придет в себя

.

Знаешь что, Джесс? Я бы хотел, чтобы меня тоже однажды выбрали папой

.

Она взглянула на это простое негритянское лицо и глубоко вздохнула

.

– Нужно быть итальянцем, чтобы тебя выбрали папой, – тактично заметила она

.

Она опустила монетку в проигрыватель

.

– Думаю, я скоро брошу учебу, – сказал Чак

.

– Мне кажется, я начинаю белеть

.

В сущ ности, здесь опять начался гон, все стараются куда-нибудь сбежать

.

Как, например, наши друзья, которые собираются ехать работать в киббуц, в Израиль

.

Это сейчас самое то

.

Нынче летом все рвутся в киббуц

.

В прошлом году был Фестиваль Мира в Москве

.

В позапрошлом – Молодежные бригады в Югославии, и небольшой заезд в Англию: марш-бросок выступающих за ядерное разоружение

.

Прямо путеводитель по Европе образцового юного идеалиста

.

Спо рим, в следующем году настанет очередь красной книжечки Мао, после уик-энда у Че Гевары, на Кубе

.

Новая тусовка элиты

.

Крестовый поход за свежим воздухом

.

Две недели на море

.

Мне хочется вернуться в Бирмингем, чтобы снова окунуться в дерьмо

.

Нужно подзарядить аккумуляторы

.

Она слушала фугу Баха в исполнении «Крефти Дед»

.

Партия тромбона просто неподража ема

.

Потом кто-то вмешался: поставили Вагнера

.

Она поморщилась

.

Вагнер в симфонической музыке – тот же Пуччини в опере

.

– «Крафти Дед» бесподобны, ты не находишь? Особенно тромбон

.

Никогда не слышала ничего подобного

.

– Ты видела? Они еще троих наших убили, в штате Миссисипи

.

И убийц даже поймали

.

Надеюсь, их заставят за это заплатить

.

Возмущение никогда не прекратится

.

В конце концов от возмущения все и взорвется к чертям

.

Какое-то время она с нежностью смотрела на него, продолжая улыбаться, а потом вдруг глаза ее наполнились слезами и улыбка превратилась в дрожащую гримасу

.

– Хочешь, я тебе скажу кое-что, Чак? Иногда я мечтаю забеременеть, только для того, чтобы начать наконец заботиться и о себе тоже

.

Ну, пока

.

Встретимся на занятиях

.

И спасибо тебе

.

Она направилась к бару

.

Ей оставалось раздобыть где-нибудь еще триста франков, что бы заплатить за клинику, но там не было никого из знакомых, разве что только бывший испанский дипломат, еще доисторических времен, до Франко, он вечно грузил вас со своей гражданской войной в Испании, будто с тех пор никто так и не сделал ничего лучше

.

Он спорил о чем-то с бывшим лидером польского Сопротивления

.

Должно быть, они мерялись числом своих погибших

.

Еще там был один румын, тоже бывший неизвестно кто какой-то бывшей партии, давно бесследно исчезнувшей

.

В Женеве было полно бывших, всяких раз ных

.

Молодой человек за фортепиано играл арию из «Моей прекрасной леди», но с такой публикой «Соната призраков» Стриндберга пользовалась бы большим успехом

.

Все активные участники прежних режимов съезжались в Швейцарию, сменяя на посту туберкулезников

.

Ее отца назначили на этот пост в Женеве, потому что это был способ вежливо препроводить его туда, где находились лучшие специалисты по нервной депрессии

.

Все началось в Болгарии, в 1948-м, с повешения либерала Ставрова

.

Ее отец заверил Аграрную партию, что Соединенные Штаты, которые состояли тогда в Союзной комиссии по контролю, никогда не допустят лик видации демократической оппозиции

.

Однако Госдепартамент никакой такой инструкции ему не давал

.

Он действовал по своей собственной инициативе, руководствуясь своим идеализи рованным представлением о родной стране

.

Ему тут же промыли мозги и отозвали обратно в Вашингтон

.

И все же он успел надеть смокинг и явиться на официальный ужин в компании убийц Ставрова

.

Протокол, сами понимаете

.

Он никогда не позволял себе нарушать правила

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Она успела уже пожить в разных странах и знала слишком мало о слишком многом

.

Кроме того, у нее было такое тело, о котором ее отец говорил, что оно «все наружу», и поэтому она не осмеливалась даже носить свитера

.

Она свободно говорила на пяти языках, немного знала иврит и суахили;

последние полгода работала над романом под названием «Нежность камней»;

был один издатель, который им заинтересовался, но он хотел, чтобы она сама приходила читать его к нему домой, и ее тело стриптизерши из клуба «Батаклан» весьма способствовало их обоюдному смущению

.

У нее всегда были лучшие отметки в университете, но на улицах, как правило, обращали внимание совсем на другое

.

Джесс иногда ощущала, что ее было слишком много, слишком много Джесс со всех точек зрения

.

Собственная сексуальность постоянно была для нее проблемой номер раз

.

Никому и никогда не удавалось ее разрешить

.

Ее мать ушла от них, когда они были на дипломатическом посту в Саудовской Аравии:

лучше для этого страны не найти, в том смысле, что нет лучше страны, чтобы бросать все, включая мужа с дочерью

.

Потом она еще раз вышла замуж, за «кадиллак» последней модели

.

В День Матери Джесс всегда с почтением вспоминала о ней

.

О последней модели, разумеется

.

Мы все оставляем в душе небольшой уголок для нежности

.

Она заказала «Кровавую Мэри», которую терпеть не могла, но зато к ней в придачу полага лась всякая вкусная мелочь, выставленная около кассы

.

Надо заметить, что с позавчерашнего обеда у генерального консула Италии ей не представилось возможности нормально поесть

.

После обеда он настоял на том, чтобы проводить ее до машины, а потом, в лифте, как набро сится на нее: настоящее вооруженное нападение, ни больше ни меньше

.

Ко всему прочему, его резиденция находилась на третьем

.

Он собирался успеть за два этажа

.

Он, верно, спутал ее с растворимым «Нескафе» в пакетиках

.

Ей очень хотелось попросить стакан молока, но тут такого не подавали

.

У них в Швейцарии был самый высокий процент самоубийств

.

Впрочем, этот процент са моубийств у всех был самым высоким: в Швейцарии, в Дании, в Швеции, в Сан-Франциско

.

.

.

Показатель благосостояния

.

Одну вещь ей все-таки никак не удавалось постичь

.

Хорошо, она была согласна на спираль

.

Но если вы, скажем, еще ни разу, как же тогда поставить эту спираль? Прямо квадратура круга какая-то

.

Она взяла свой стакан и подошла к пианисту: Эдди Вейс, из Лос-Анджелеса

.

Молодые американцы заполонили Европу

.

Weltschmerz

.

Sehnsucht1

.

Вьетнам

.

Они удирали, как молодые разъяренные бычки бегут у Бласко Ибаньеса, в его «Крови и песке»

.

– Как дела, Эд?

– Не знаю, Джесс

.

Я стараюсь не всматриваться

.

Этот парень за стойкой сам не свой до твоего зада

.

Ему только электродрели не хватает

.

В Америке, там грудь, а в Европе всегда почему-то ляжки

.

Почему?

– В Европе – другая цивилизация, Эд

.

У них несколько иные ценности, чем у нас

.

Она скрылась в туалете, чтобы исчезнуть из поля зрения, а вернувшись, обнаружила, что судьба наконец-то ей улыбнулась

.

У бара стоял, облокотившись на стойку, Франсуа, и она была почти уверена, что в прошлый раз вернула ему долг

.

– Франсуа, я очень тороплюсь, не одолжишь мне триста франков?

Он поднес палец к губам: тсс! Он слушал, как какой-то тип возмущается в телефонную трубку

.

Умник из разряда «чего не хватает нашей молодежи, месье, так это войны»

.

Есте ственно, он говорил об искусстве:

– Нет, я умываю руки

.

Я не доверяю рынку

.

Слишком высоко, это долго не продержится

.

Всемирная скорбь

.

Тоска (нем

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Продавайте всё

.

Не торгуйтесь, старина

.

Я сказал: продавайте

.

Сплавляйте всех этих Пикассо, Браков, Хартунгов и Сулажей

.

Дюбюффе тоже

.

Знаю, знаю, он поднимается очень быстро, но скоро он свернет себе шею

.

Купите мне что-нибудь восемнадцатого

.

Рисунки, неважно

.

.

.

И редкие книги

.

Какие? Редкие, я вам говорю

.

Пора залечь на дно

.

Наступает время надежных ценностей

.

Он повесил трубку

.

Франсуа смотрел на этого друга

.

Будто примерялся к его скальпу

.

– Сколько ты сказала, Джесс?

– Четыреста

.

Я верну

.

– Можешь ничего не возвращать, но и не бегай от меня

.

Вот, держи, здесь пятьсот

.

Ты ведь знаешь, я по-прежнему без ума от тебя

.

– Не говори так, иначе мне обязательно придется вернуть тебе их

.

– Ты сегодня газеты открывала? Жозетт Лонье арестована как девушка по вызову

.

Одна из самых богатых семей в Швейцарии

.

Ты можешь это понять?

– Думаю, она хочет быть независимой

.

Так, я побежала

.

Спасибо

.

– Я тебя люблю

.

– Франсуа!

– Ладно, ладно, беги

.

Она, как всегда, столкнулась с вращающейся дверью, выскочила наконец на улицу и остановилась в некотором замешательстве

.

«Белые зубы, свежее дыхание» все еще был здесь, и волосы у него были еще светлее, чем прежде, если такое возможно

.

В общем, совсем блондин

.

– Только подумать, вы уже полчаса улыбаетесь

.

У вас что, судорога?

Он вдруг стал очень серьезен

.

– Послушайте, это вы здесь консул США, да? Я имею в виду эту табличку «КК»? Что вас так насмешило? У меня авария

.

Настоящая катастрофа, если хотите

.

Я на мели и никого здесь не знаю

.

Вы не могли бы меня репатриировать? Бог мой, и нет тут ничего смешного!

Мне сказали, что консулы, в общем, могут репатриировать

.

– Нужно обратиться в консульство и доказать им, что у вас нет средств к существованию

.

– Доказать? Да им стоит только заглянуть в мой бурдюк

.

Там уже три дня как ни крошки не было

.

Я не просто голоден, я возмущен

.

Они рассмеялись

.

Бедняга, он и в самом деле был симпатичный малый

.

Она достала пятьдесят франков

.

– Возьмите

.

Она уже направилась к своему «триумфу», а он остался стоять там, где был, с деньгами в руке, и все летело к чертям

.

Он чувствовал Ангела у себя за спиной, как если бы тот и правда был здесь и чиркал ногтем о свою зажигалку: такие нервные, эти арабы, не то что их верблюды

.

Он отпустил ее еще на несколько шагов – тридцать метров, подходящее расстояние для стрельбы по мишени;

девчонки, которые умеют твердо говорить «нет», как эта, от них ведь потом не отвяжешься

.

– Эй!

Она остановилась как вкопанная

.

Только этого и ждала

.

Он подошел

.

Сейчас, стреляя в упор, он при всем желании не мог промахнуться

.

Настоя щая бойня

.

– Зачем вы это делаете?

– Что?

Она не оборачивалась

.

Затылком чувствовала опасность, бедняжка

.

А хуже всего, что он тоже чувствовал опасность, и, кажется, ту же самую

.

Сердце бешено колотилось о стенки Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

аорты

.

Он приготовил свою шикарную идиотскую улыбку, но никак не мог ее нацепить

.

Внезапно он понял, что это было

.

Нехватка высоты

.

Он отвык

.

Он спустился слишком низко

.

Вот и результат

.

– Зачем вы дали мне эти деньги? Я не это просил

.

Идите вы на фиг

.

Я вас еще не целовал, так что не за что меня благодарить

.

Он не узнавал собственный голос

.

Он-то думал, что ломка уже прошла

.

Что ж, значит, он все еще мог разреветься только потому, что папа не пускает его гулять во двор и по телику нет ничего интересного?

Она обернулась:

– Не сердитесь

.

Вы мне их как-нибудь потом отдадите

.

– Она посмотрела на его лыжи и улыбнулась

.

– Вьетнам, значит?

– Не совсем

.

Скорее – объявление

.

– Какое объявление?

– Ну, знаете, то, которое Кеннеди развешивал на каждом углу: «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спросите, что вы можете сделать для своей страны»

.

Когда в один прекрасный день, в семь тридцать утра, я прочитал это на стене, я тут же смотал

.

Так быстро и далеко, как только было возможно

.

Она смеялась

.

– Не знаю, догадываетесь ли вы, но это очень по-американски, ваша реакция

.

Индивиду алистическая, как раньше говорили

.

– Да, раньше

.

Но сейчас с этим покончено

.

У меня есть один приятель, который даже написал про это песню: «Прощай, Гари Купер»

.

Помните, тот парень, что идет всегда один, никто ему не нужен, и в конце он всегда побеждает плохих

.

Она внимательно смотрела на него

.

– Да, правда, – сказала она

.

– Нам следовало бы сделать ее нашим новым государственным гимном

.

Что ж, прощай, Гари Купер!

Ока хлопнула его по плечу и села в машину

.

Нельзя не признать, что некоторые из этих юных американцев были чертовски красивыми парнями

.

Кажется, данный феномен следовало отнести на счет нового способа их кормления в младенчестве

.

Она научилась некоторым правилам по уходу за грудными детьми и даже работала в одних яслях в Конго, когда они с отцом были там в консулах

.

Она искала ключи, которые держала в руке

.

– Я скоро верну вам эти деньги

.

Где вас можно увидеть?

– Забудьте

.

Я богата до противного

.

Но если вам так необходимо, можете найти меня на озере, вон там

.

Я бываю там каждый день

.

На пристани, где собираются птицы

.

Приходите, если уж так хочется

.

У нее сегодня днем должен был быть урок древнееврейского с израильским студентом, но это можно было перенести

.

Как бы там ни было, она больше не собиралась ехать работать в киббуц, куда рвалась в прошлом году

.

Не собиралась она и торчать каждый день под мостом, ожидая его

.

Он все равно не пришел бы, да это теперь и не важно

.

Бедный мальчик, такой потерянный

.

Куда смотрит ОЗЖ1? Нет, надо ехать, сейчас же, а то он Бог знает что может подумать

.

Она еще немного помедлила, но – нет, ничего: слишком робкий оказался

.

Она решилась наконец найти ключи и отчалила, дружески махнув ему рукой

.

Бедный, он в самом деле был очень похож на птенца, вывалившегося из гнезда

.

ОЗЖ – Общество защиты животных

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Ленни сел на тротуар

.

Ангел вылезал из «форда»

.

«Форд», надо заметить, был вовсе не черный

.

Зеленый

.

Не его тачка, это точно

.

– Здорово провернул

.

Ленни попробовал заговорить прежним голосом

.

Сначала – осторожно

.

С такими типами, как этот, нужно общаться по-мужски

.

– Видел, да?

До басов немного не дотягивало, но все же работало

.

Он взял предложенную сигарету, добравшись тем самым до зажигалки

.

– Должно получиться, Ленни

.

– Получится

.

– Иншалла, дай Бог

.

Ленни обалдел

.

Он не знал, что этот друг, оказывается, еврей

.

– Ты кто вообще-то? То есть откуда, из какой страны?

– Алжирец

.

– Алжирец?

У него вдруг появилось сомнение

.

Предчувствие

.

Они всегда плохие, эти предчувствия, даже странно

.

Ни у кого никогда не было хорошего предчувствия

.

«Гороскоп, – вспомнил он

.

– Ну вот, приехали»

.

– Надо же

.

.

.

а вот Мадагаскар, слышал про такой? Это, случаем, не в Алжире, нет?

– Нет, зачем тебе?

– Низачем

.

Ты уверен? Потому что если Мадагаскар – это в Алжире, то я – пас, с девчонкой будешь разбираться сам

.

– Да что тебе дался этот Мадагаскар?

– Скажем, мне там отказано в визе

.

– Расслабься, это не в Алжире

.

– Уверен?

– Черт, иди вон спроси у легавого, он тебе скажет, где этот твой Мадагаскар

.

Ладно, хоть одной заботой меньше

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава IV Шапка из серого барашка, длиннющие черные усы, вощеные, с острыми концами, словом, таракан в горах, лицо, поражающее своей болезненностью, рябое (успокаивало хотя бы то, что оспой он уже переболел), грудная клетка бенгальского улана, все это вместе – в объективе «Полароида», с ореолом «Независимого швейцарского банка» над серым барашком

.

Пли!

– Ты его сделал, бвана?

– Прямо между глаз, старик

.

Точно

.

– Метко стреляешь, бвана

.

Им давно бы уже следовало завести в Швейцарии охоту на крупного зверя

.

Даже не ради трофеев, просто мелкая дичь ему противна

.

Отец Поля как раз и был охотником на крупного зверя в Швейцарии, но с другой стороны, он был банкиром

.

– Смотри-ка, еще один

.

Египтянин? Тунисец? Мех, во всяком случае, что надо

.

Давай

.

Потом разберемся, что за птица

.

– Хорошо, бвана

.

Полароид обессмертил невысокого человека, с бархатными глазами, который очень бес покоился, когда устремился под благодатный банковский кров, зажав под мышкой толстый портфель

.

Десять минут спустя двое фотоснайперов уже доставали из «Полароида» дымящийся тро фей: левантинец с бархатными глазами, ужасный Гунга Ден, индиец в розовом тюрбане, потом еще трое арабов истинно женевского вида

.

Поль решил засунуть арабов подальше, они ему уже надоели:

Жил-был хранитель в Баальбеке, Хранил он верно яйца шейха

.

Одно, что поглаже, Без всяких плюмажей Берег в швейцарском банке

.

Но вот незадача, Для шейха тем паче:

Другое, рябое, осталось в Мекке

.

.

.

– Предлагаю Гунгу Дена

.

– Естественно, бвана

.

.

.

Привет, Джесс!

– Я ищу вас с самого утра, голубчики, – сказала Джесс

.

– Ты совершила сегодня хороший поступок, девочка?

– Да

.

Я пообедала как следует

.

Что нового?

Поль открыл дверцу машины:

– Залезай

.

Ты приглашена принять участие в Движении Сопротивления швейцарского народа

.

Партизаны

.

Герилья

.

Видишь того здорового зверя, что выходит сейчас из банка? Мы его только что завалили

.

Осталось шкуру снять

.

Идем

.

– Что это еще за игру вы придумали?

– Это называется «оспаривание»

.

Совсем новое изобретение

.

Сама увидишь

.

Этот патан, гуркх, короче, наш Гунга Ден шел себе спокойно вдоль тротуара, а машина скромно пристроилась в нескольких метрах за ним

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Не понимаю

.

Кстати, лучше всего заставляет думать именно непонимание

.

– Это как раз то, что делает жизнь такой интересной

.

Смотри!

Гунга Ден только что вошел в кафе

.

Они поспешили занять соседний столик и заказали три стакана молока

.

– Я иногда спрашиваю себя, что с нашим поколением: мы становимся ужасными пури танами, – сказал Поль

.

– Вот, например, ты, Джесс, ты даже не даешь мне переспать с тобой

.

– Я неприспособленная

.

– Это становится патологией

.

Дозволь посвятить тебе этот лимерик1:

Девчонка с факультета Была чуть-чуть с приветом

.

Все хотели ее снять

.

Только станут подгребать – У нее один ответ:

И не думай! Нет, нет, нет!

– Идиот

.

И тем обиднее, что это была правда

.

– Встали

.

Они подошли к Гунга Дену

.

Жан держал в руке еще влажный снимок

.

– Извините, месье

.

– Пожалуйста

.

– Не интересуетесь ли фотопорнографией?

Глаза почтенного господина полезли на лоб, усы возмущенно топорщились

.

«Бедный ма лый, – подумала Джесс

.

– Какой он забавный! Обожаю экзотику

.

Это, должно быть, патан

.

Они там все патаны

.

Если только не гуркхи

.

Как же там было, в этом стихотворении? “

.

.

.

воин отважный на том берегу, зад его нежен, как бархатный персик

.

.

.

”Кажется, это из Киплинга

.

Это всегда из Киплинга»

.

– Простите, я ничего не понимаю

.

– У нас здесь одна замечательная фотография с вами: вы входите в частный швейцарский банк

.

Естественно, нет ничего плохого в том, чтобы иметь секретный счет в швейцарском банке

.

Разве что, это карается смертной казнью у вас в стране

.

Через повешение, если не ошибаюсь

.

Его вдруг раздуло в один момент, глазки стали узкими, как плоскодонные суденышки

.

Усы все так же браво топорщились, как два штыка, но теперь уже этим никого нельзя было ввести в заблуждение

.

– Эта фотография ничего не доказывает

.

– Браво! Мораль – прежде всего

.

Никогда не признавайтесь

.

Даже когда этот снимок опубликуют в газетах вашей страны

.

В «Таимо, если быть точным

.

Это был рискованный шаг, но у них там вечно одни «Таймсы»: «Бомбей тайме», «Карачи тайме», «Багдад таймс»

.

Бедняга был напуган до смерти

.

На висках у него выступили капли пота

.

Нет, это явно был не патан

.

Или же, с тех пор как они потеряли Англию и Киплинга, они наплевали заодно и на героизм

.

– Полагаю, вас генерал Хаким подослал?

Лимерик – шуточное стихотворение в английской литературе

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Это г

.

.

.

г

.

.

.

гораздо серьезнее, – сказал Жан

.

Джесс нравилось его заикание

.

Люди, которые заикаются, почти всегда очень мягкие по натуре

.

– Мы участвуем в Швейцарском национальном освободительном фронте, первая пуритан ская дивизия, под к

.

.

.

к

.

.

.

командованием генерала К

.

.

.

Кальвина

.

Несчастный весь взмок от волнения

.

Странно, однако, видеть, Гунга Дена, потеющего в центре Женевы

.

Джесс пришла в голову гениальная мысль

.

– Генерал Кальвин, вы же знаете

.

Этот знаменитый еврей

.

– Еврей?

Он сглотнул

.

– Я хочу купить у вас эту фотографию

.

– Прекрасно

.

Вы отдаете нам все наличные, которые у вас при себе, и ваши часы

.

Да, и ру бин тоже

.

Вот вам фотография и негатив, с наилучшими пожеланиями от генерала Кальвина

.

Так, теперь вы свободны

.

– Он встал

.

– А кто это, генерал Кальвин?

– Моисей Кальвин

.

Наш духовный наставник

.

Главный муфтий Женевы

.

Это наш Ганди, вот

.

Че Гевара, если хотите

.

Короче, Даян1

.

У вас двадцать четыре часа, чтобы покинуть Женеву, в противном случае вас ждет Тель-Авив

.

Она вдруг заметила, что Поль уже приложился

.

Лицо у него было бледное, как у ярого фанатика, нос кверху

.

В один прекрасный день он точно что-нибудь взорвет: не голова, а пластиковая бомба

.

Он только об этом и говорил

.

И все – из-за того, что ненавидел папулю

.

Однажды он нашел в рисовом пироге, одном из тех fortune cookies2, которых навалом в китай ских ресторанах, один афоризм, который весьма его позабавил, потому что это доказывало, что даже китайские рестораны были теперь не те, что прежде

.

В нем говорилось следующее:

«Ты не должен убивать отца своего, если только это не будет добрым делом»

.

Она передала Полю клочок бумаги

.

Несчастный багдадец уже ничего не понимал

.

Она потянула Поля за руку: он сжимал кулаки

.

Гунга Ден был здесь совершенно ни при чем

.

Оставалось признать, что старые доб рые отношения между причиной и следствием приказали долго жить

.

Родителям повезло, у них были Гитлер и Сталин, на которых можно было все свалить, но сегодня уже не было ни Гитлера, ни Сталина, и виноватым оказывался практически каждый первый

.

Если вы бы ли негром в Соединенных Штатах или парией в Индии, вы хотя бы четко представляли, о чем, собственно, речь, но если вы были молодыми белыми, заваленными дипломами и пре красно информированными, все значительно усложнялось

.

Поль говорил, что «перманентная революция» представляла собой нечто вроде воздействия живописи Джексона Поллока3 и «непосредственных», непрерывное творчество

.

Да, но что они создавали? Сделать что-либо, чтобы потом это переделать, с тем, чтобы создавать и тут же перевоплотить созданное в нечто новое, таково было эстетическое видение мира современного общества

.

Может быть, как писал Хо Ши Мин, анархия и искусство двигались по направлению к полному слиянию, но это ставило ребром вопрос о смерти

.

Они вышли из кафе и даже помогли подуставшему Гунга Дену сесть в такси

.

Моше Даян (1915-1981) – израильский политик, генерал

.

Пирожок счастья (англ

.

)

.

Джексон Поллок (1912-1956) – американский живописец, глава «абстрактного экспрессионизма», пропа гандировавшего интуитивное, не контролируемое разумом творчество;

покрывал большие полотна узором из красочных пятен

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Приятный человек, – сказала Джесс

.

– Я видела напечатанные в «Тан» фотографии детей, которые умирают от голода в его стране

.

– Осторожно, Джесс

.

Не трогай святое

.

Это был всего лишь студенческий розыгрыш, ничего больше

.

Никакой общественной цели

.

Просто игра

.

Во всех сумасшедших домах игра рассматривается как рекомендуемое средство терапии

.

– Вспомни, что они там, в Праге, говорили, реабилитировав Сланского1, после его пове шения?

– Они говорили: «Что за идиотские игры!» Если так говорить, фашизм никогда не ис чезнет

.

Они всегда найдут что-нибудь еще более отвратительное

.

Фашистский романтизм, это как соцреализм: обыкновенная демонстрация самой мощной духовной силы всех времен

.

Идиотизм

.

Из кафе выбежал официант и уставился на них, как теленок, которого внезапно осенило, и он вдруг с ужасом осознал, что его мать – корова

.

– Извините

.

.

.

Вы кое-что забыли

.

.

.

Он держал в руках доллары, часы с платиновым браслетом и рубин

.

Поль поморщился:

– Ну и что? Бросьте это в помойку

.

Швейцарец был уничтожен

.

На лице у него появилось странное выражение, как будто он считал падающие на пол блюдца

.

– Что с

.

.

.

с вами? – забеспокоился Жан

.

– Давно известно, что в других Солнечных системах есть мыслящие существа

.

А для мусора – мусорные бачки

.

– Вы не можете это сделать, – сказал примерный гражданин с сильным водуазским ак центом

.

– Здесь же целое состояние

.

– Он прав, это отдает атеизмом, – согласилась Джесс

.

– Мадемуазель, – сказал официант, – я мог бы быть вашим отцом

.

.

.

– Вот свинья, – возмутилась Джесс

.

– Вы хотите, чтобы я позвала полицию?

– Вы не можете делать подобные вещи в Швейцарии

.

– Отчего же? Это «Моральное перевооружение»2

.

«Моральное перевооружение» в Швей царии

.

Они сели в «порше» и медленно тронулись к озеру

.

– Зато с

.

.

.

сделали что-то п

.

.

.

полезное

.

.

.

– заметил Жан

.

– Ну, хватит, – процедил сквозь зубы Поль

.

– Забавы богатеньких сынков

.

Расстреливать таких надо

.

К сожалению, если, скажем, мне позволено было бы выбирать, я не вижу вокруг ни одного человека, которому хотел бы поручить собственный расстрел

.

Вы не могли не заметить, что все мои речи звучат напыщенно и вычурно до отвращения

.

По крайней мере, в одном деле марксизм преуспел: мы все обречены кончать в одиночестве

.

Это то, что называется «абсурдом»

.

Альбер Камю, пророк абсурда, погиб в абсурдной автомобильной аварии, и это, кажет ся, доказывает, что он ошибался и что в жизни все-таки есть определенная логика

.

В конце концов, «Смутное отчаяние» в качестве названия – лучше, чем «Нежность камней»

.

Джесс Донахью, лауреат Нобелевской премии за стремление к чему-то

.

В общем, все это уже было задолго до нас

.

Раскольников, например, мучившийся «болезнью века», потом Weltschmerz3, Рудольф Сланский (1901-1952) – чехословацкий политик, генеральный секретарь компартии, был обвинен в антигосударственном заговоре и казнен;

реабилитирован в 1968 г

.

«Моральное перевооружение» – христианское движение, проповедующее преобразование мира через преоб разование личной жизни

.

Всемирная скорбь (нем

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

или «нигилизм», путешествие словаря сквозь века

.

Даже в сонетах Шекспира не было сле да надежды

.

Правда, они тогда все поголовно болели сифилисом

.

.

.

Глубокая грусть сонетов Шекспира и всей лирической поэзии современной ему эпохи связана с тем, что любовь в то время почти всегда сопровождалась сифилисом

.

Семеро из десяти разносили эту гнилостную заразу

.

Вот почему стихи о любви звучат так грустно

.

От этого теряли разум или зрение, и не было никакого средства его вылечить

.

Поэтому любовь становилась чем-то ужасно важным:

вопросом жизни и смерти, буквально

.

Сегодня любовь бесследно исчезла из современной лите ратуры

.

Она потеряла свою важность и трагический характер, когда избавилась от сифилиса

.

Кстати, это могло послужить неплохим сюжетом для статьи в «Швейцарском ветеринарном журнале», где Джесс вела литературную страничку

.

Над ней посмеивались, потому что она писала для этого журнала: мужчины не любят интеллектуалок

.

Еще она умела махнуть на себя рукой, что являлось необходимым условием психологи ческого выживания

.

Французы не понимали юмора: у них всегда складывалось впечатление, что все шутки метят в де Голля

.

– Я не говорю, что де Голль – антисемит

.

Нет, совсем наоборот

.

Для него все люди равны

.

Он не антисемит, но он хочет, чтобы евреи были ему за это благодарны

.

А это и есть антисемитизм

.

Она уже готова была переспать с Полем, тогда, в самом начале, но они вместе принимали участие в «долгом марше» протеста против бомбы, в Англии, в 1962-м, они оба состояли в женевском Комитете по борьбе с расовой дискриминацией, они испробовали полицейских ду бинок, выступая бок о бок с Карлом Бёмом1 во время операции «Иерихон» против Берлинской стены;

все это не могло не отразиться на их личных отношениях, которые тоже стали чисто платоническими

.

Теперь уже сложно было вот так, вдруг, сбросить с себя одежды и перейти непосредственно к действию

.

Ко всему прочему примешивалась еще и мужская пропаганда

.

Они старались сорвать с любви покров таинственности, охаивая ее «буржуазной сентимен тальностью», только затем, чтобы снять ее без лишних хлопот

.

Стоило ополчиться на потре бительское общество, когда любой ценой пытаются превратить сексуальное удовлетворение в продукт ширпотреба! Словом, озабоченное поколение

.

– И что самое гнусное, так это то, как они стараются замутить воду, – говорил Поль

.

– Дубасят прово2 в Амстердаме? – прекрасно

.

Но этот их отеческий тон, когда они толкают тебе фуфло типа: «Нужно понимать молодежь, нужно доверять молодым», это же просто смешно

.

Они пытаются создать новый класс: «молодежь»

.

С какой целью? Чтобы внести элемент раз нообразия в настоящую классовую борьбу, которую одну только и можно считать настоящей

.

Изобретают себе класс молодежи, внутри которого пролетариат и буржуазия должны, по идее, объединиться в братском союзе

.

Короче, нейтрализация

.

С Полем она познакомилась в Университете, а с Жаном – в Саудовской Аравии, где ее отец находился в качестве поверенного в делах Швейцарии

.

В Саудовской Аравии был один из самых трудных дипломатических постов, которые им с отцом приходилось занимать: мухи, знаете ли, и потом, вас даже не пускают в мечети

.

У детей дипломатов жизнь была какая-то совершенно нереальная: играли в теннис на посольских кортах и разговаривали о повешенных и голоде так, будто это происходило на другой планете;

история жужжала, жужжала вокруг вашего теннисного корта, но входить ей запрещалось;

так, закупоренные в экстерриториаль ной зоне, вы начинаете чувствовать себя внеземным существом

.

Вам не дают проникнуться несчастьями той страны, где вы находитесь: это было против хорошего тона в дипломатии

.

Вы Карл Бём (1894-1981) – австрийский дирижер, руководитель Дрезденского и Венского оперных театров

.

Прово – молодежь, выступавшая против существующих порядков в Нидерландах в 60-е гг

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

пребывали в каком-то состоянии невесомости;

вам запрещалось возмущаться, выражать свое мнение;

следовало быть вежливым с последней сволочью, которая сегодня захватила власть, нужно было принимать национализм как «необходимую ступень», приветствовать «священное право каждого народа на самоопределение», которое, в сущности, было не чем иным, как правом подставлять свой народ, подтасовывая результаты выборов

.

Маккарти, помнится, по имел в свое время и красных «коммунистов», и «голубых» Госдепартамента, но даже он не трогал алкоголиков

.

Странно все-таки

.

.

.

Самыми уязвимыми оказывались те, кто хуже всего переносил неприкосновенность

.

Они проводили ее до «триумфа», она села за руль и отправилась в клинику за отцом

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Глава V Парк был красивый, с тихими деревьями и кустами роз, желтых и белых;

овцы спокойно пощипывали себе травку на зеленых лужайках, которые были ничуть не хуже вергилиевских, и, наконец, во всем мире трудно было найти другое такое место, где шизофреника кормили бы лучше

.

Очевидно, главная и единственная цель состояла в том, чтобы всевозможными во енными хитростями вызвать у пациентов интерес к реальности

.

В прошлый раз, например, ей довелось услышать беседу больного, страдающего маниакальной депрессией, с параноиком, обсуждавших достоинства морского языка в заварном тесте по-королевски и осетра фарши рованного а-ля Ватель1

.

Забавно

.

Администраторша, сухопарый седеющий стручок в костюме от Шанель, уже подготовила счет, лежавший сейчас у нее на столе, но это было такое заве дение, где не принято удерживать ваш багаж, даже если вам нечем расплатиться

.

Слишком респектабельное

.

Во всяком случае, они принимали дипломатов, даже нищих, это был вопрос престижа

.

Она уже продала старинный золотой портсигар русской работы, которым ее отец очень дорожил, но у них оставалось еще несколько роскошных ковров

.

К тому же в Госде партаменте обещали повысить выплаты на размещение

.

В любом случае надо было на что-то жить и хорошо выглядеть, мы – Дипломатический корпус или кто?

– Не могли бы вы отправить счет в Консульство? Я не уверена, что у отца чековая книжка сейчас при себе

.

Как он?

– Очевидное улучшение, мисс Донахью

.

Честно говоря, хотя мы здесь стараемся избегать подобных утверждений, ко мы считаем, что он совершенно выздоровел

.

– В прошлый раз вы говорили то же самое

.

Мне двадцать один год, и я никогда еще не видела хронического алкоголика, который бы совершенно выздоровел

.

Все, чего можно добиться в таких случаях, это научиться с этим жить

.

Улыбку дамочки немного скривило

.

– Конечно, следует подождать еще какое-то время, прежде чем вынести заключение

.

Одно из самых идиотских клише в психиатрии – это утверждение, что алкоголики пьют, потому что не могут приспособиться к реальности

.

Ведь человек, который умеет приспосо биться к реальности, – обыкновенный сукин сын, вот и все

.

Отец спускался по лестнице: довольно красивый еще мужчина, моложавый, со смеющимся взглядом;

при его появлении на вас веяло спокойной силой и уверенностью, исходившими от него, он распространял какую-то внутреннюю дисциплину, абсолютное самообладание;

всем своим видом он, казалось, говорил: «Итак, поделитесь с нами, полагаю, я смогу решить все ваши проблемы»

.

Он, как никто другой, заслуживал первого приза в искусстве показывать товар лицом на улице Фобур-Сент-Оноре2

.

Досадно только, что на складе не оказалось до стойного товара, который мог бы произвести надлежащий эффект, когда его так мастерски выставляют в витрине

.

Эта улыбающаяся уверенность помогала ему лишь в методическом саморазрушении

.

Может, у него были для того какие-то глубоко лежащие причины, коих она не могла постичь, однако Джесс не верила в эти тайные пропасти, в которых психоанализ Ватель – метрдотель принца Конде;

умер трагической смертью, о чем повествует мадам де Севилье: на званом обеде, который давал принц в честь Людовика XIV, рыба не была подана вовремя, Ватель счел себя обесчещенным и покончил с собой

.

Улица в одном из центральных округов Парижа, местонахождение нескольких посольств, здесь же находится бывший особняк Э

.

Ротшильда, приобретенный правительством США

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

ищет собственные фантазии

.

И что вообще это значит – «глубина»? Чрезмерно раздутая ба нальность гомосексуализма и эдипова комплекса? Это – ваша пропасть? Не удивительно, что подрастающее поколение уже не может слушать о Фрейде без смеха

.

Ее отец мог бы получить самых богатых невест, самые лучшие дипломатические посты, самых красивых любовниц: к счастью, он был слабым, уязвимым и обожаемым, и у него была только она

.

Он обнял ее за плечи и поцеловал в щеку:

– Пойдем скорее, Джесс, ужасно хочется пить

.

Она рассмеялась, но прогресс и в самом деле был: руки его перестали дрожать

.

Так, в обнимку, они и дошли до машины

.

Он спешил как ненормальный, и что замечательно, старая лесбиянка ни словом не обмолвилась о выписанном счете

.

Все-таки, надо признать, учреждение было высокого класса

.

Мы, пожалуй, опять сюда придем

.

Он ждал, пока она положит его чемодан на заднее сиденье

.

Чтобы он позволил ей таскать его чемоданы? Если он даже не попытался помочь ей, значит, физических сил у него просто не было

.

Нет, не из-за плохого ухода – ему мучительно не хватало алкоголя

.

Когда-нибудь она еще напишет кое-что по этому поводу

.

Они медленно покатили под аркадой старых цветущих каштанов

.

– Ну, Джесс, я слушаю

.

С какой скоростью мы идем ко дну?

– Сейчас пока ничего серьезного

.

Поставщики невнятно угрожали пожаловаться в Прото кольный отдел, но они все время так делают

.

Швейцарцы терпеть не могут дипломатические привилегии, так что, когда им удается наложить лапу на одного из нас, начинается травля

.

Нет, правда, эти деньги, они у меня уже вот где

.

.

.

В общем, понимаешь, что я хочу сказать

.

Он рассмеялся

.

Она обожала эти морщинки, которые расходились вокруг его глаз, когда он смеялся

.

Все вокруг говорили, что она влюблена в своего отца

.

И что он влюблен в свою дочь

.

Что с них взять – это составляло неотъемлемую часть интеллектуального багажа среднего дебила

.

Однако они не постигали всей серьезности положения

.

Она любила его, как любят своего ребенка

.

– Знаешь, я иногда жалею, что ты такой, какой ты есть

.

Он собрался рассердиться

.

– Джесс!

– Да, я жалею, что ты – не мерзавец

.

Нам было бы гораздо спокойнее

.

И моя мать тебя бы не бросила

.

– Может быть, я им когда-нибудь и стану

.

У меня, ты знаешь, тоже есть свои великие мечты

.

– Ну и до чего ты домечтался?

– До полного выздоровления! Иногда я просыпаюсь посреди ночи и ничего не чувствую

.

Абсолютно ничего

.

Настоящий триумф

.

Какое-то волшебное отсутствие всего и вся

.

Словом, могу сказать, что я тоже познал счастье

.

Или вот еще, снится мне, что я сижу на берегу озера прекрасной лунной ночью, и – не чувствую ничегошеньки

.

Да, думаю, я выздоровел

.

– Чехов, – сказала она

.

– Может быть, и Чехов

.

Конец чего-то

.

Но одна ласточка весны не делает

.

Я хочу сказать:

если один споткнулся – это еще не упадничество

.

Над этим нужно много работать

.

А ты?

– Всё то же

.

Приятели потихоньку тупеют

.

Мне за них просто страшно становится, бедные швейцарцы, они защищены буквально от всего

.

Они постепенно превратились в огромный ди пломатический корпус

.

Неприкосновенность

.

Под колпаком, ни щелочки

.

Колпак – прочный, на все случаи жизни, но они там, внутри, загибаются

.

Карл Бём приехал из Берлина

.

Он ищет фондов на их новые оргкомитеты

.

Клянется, что там, в Германии, студенты уже готовы Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

взорвать всё и вся

.

Поль Жамме переходит от анархизма к нигилизму, останавливаясь пере кусить у Кастеля и в Сен-Тропезе

.

Он пытается изменить мир и переспать со мной, его так и тянет на неудачи

.

– Ничего нового

.

.

.

на этом фронте?

Она задумалась на секунду

.

Он все еще торчал у нее в голове, со своими лыжами, улы бающийся, красивый, какими могут быть американцы, если захотят

.

Но не станет же она заливать о том, чего нет

.

С теми пятьюдесятью франками, которые она ему дала, он сейчас, наверное, уже опять умахнул в свои горы

.

– Ничего

.

– Ну, а кроме этого?

– В одной газете написали, что то, чего нам не хватает – молодежи, я имею в виду, – так это войны;

собственно, они не сообщили ничего нового о молодых, скорее – о стариках, и порядочно

.

Твоя дочь становится ужасно утонченной, с изысканными стремлениями, с ду шевной тканью такого отменного качества и Weltschmerz столь хрупкой и деликатной, что в путеводителе «Мишлен» мне должны были бы навесить три звездочки, не меньше1

.

Вместе с тем французы не сдают своих позиций, они уже не первый век декаденты, так что я не очень переживаю

.

.

.

Как твоя бессонница?

– Я становлюсь более находчивым

.

Раньше я просто лежал без сна

.

А теперь я отпускаю веревочку, засыпаю, но тут же спохватываюсь и просыпаюсь

.

Юмор не скрывает правды

.

И тем не менее даже если он не убедил Ставрова в том, что «правительство Соединенных Штатов никогда не допустило бы, чтобы сталинский кулак поло жил конец демократическим устоям», Ставрова бы все равно повесили, как и Трайчо, Костова, Райка и Сланского

.

Угрызения совести были заложены где-то очень глубоко и так просто, как загар, не сходили

.

Человек, достойный носить это гордое имя, всегда будет чувствовать себя виноватым, именно по этому признаку и определяется человек, достойный своего имени

.

– Как на этот раз прошло твое рабство? Ужасно?

– Меньше чем обычно

.

Они устроили переходный этап

.

Уколы гепатизированным алкого лем

.

.

.

Предотвращает галлюцинации

.

– Он рассмеялся

.

– Забавно

.

Первый синдром рабства, когда они вырубают вам живую воду, – это галлюцинации

.

.

.

Первое соприкосновение с ре альностью

.

Это должно о многом говорить, только не знаю, о чем

.

Я встретил там нескольких друзей

.

И среди прочих – Арбуа, бывшего посла Швейцарии в Москве

.

Тридцать лет карьеры

.

Он все время листает ежегодный телефонный справочник, чтобы наладить контакт с реаль ностью и живыми людьми

.

У него уже накопилась приличная подборка этих справочников, со всего мира, в том числе и из Москвы

.

Он считает, что это – одна из лучших книг, которые когда-либо были написаны, насыщенная правдой и переполненная людьми, которые в самом деле существуют

.

Он даже прочел мне вслух несколько замечательных страниц из ньюй оркского, и иногда он заказывает телефонные переговоры с Буэнос-Айресом или с Чикаго, пытается убедиться, что книга не обманывает, что всё это – не мифология и эти люди дей ствительно существуют

.

Что ты хочешь, тридцать лет быть дипломатом

.

.

.

Время от времени, чаще всего посреди ночи, он вызывает к телефону сам себя, чтобы удостовериться, что и он реально существует, что это не самообман

.

Очень недоверчивый господин

.

Зеркалам он тоже категорически не доверяет, по его мнению, они совершенно ничего не доказывают: обман зре ния

.

Вот так

.

Вы видите вокруг слишком жестокую реальность, которая, однако, не может вас коснуться, вы – вне всего, под стеклянным колпаком дипломатической неприкосновенности, а Во французском путеводителе «Мишлен» тремя звездами отмечаются главные архитектурные ансамбли и крупнейшие исторические памятники, как, например, Лувр, площадь Согласия и пр

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

кончается все тем, что посреди ночи вы зовете самого себя к телефону, чтобы убедиться, что вы еще существуете реально, что вы еще здесь

.

Я думаю подать в отставку

.

Листая журналы, я тут решил, что мог бы неплохо зарабатывать манекенщиком, кажется, им нужны зрелые респектабельные мужчины, знаешь, в духе «седеющие виски»

.

«Швепс», «Кэмел», «Бурбон» и все такое прочее

.

Может быть, я просто пытаюсь доказать, что Аллан Донахью все еще способен удивлять

.

Ты не находишь, что я слишком самоуверен

.

.

.

– И когда ты перестанешь наконец пытаться избавиться от себя самого, дорогой мой папочка?

.

.

Мне кажется, что юмор, он, как и все остальное: в основном сходит на нет

.

– Тем временем я принял важное решение

.

Я несколько подотстал на профессиональном поприще

.

В последнее время я не предпринимал решительных действий для достижения целей нашей внешней политики

.

Так что теперь мы дадим большой коктейль, как обычно в подобных случаях

.

Если мне не изменяет память, последний коктейль у нас быль в честь Берлинской стены

.

То есть против, я хочу сказать

.

Никакого шика, сотни приглашенных будет достаточ но

.

Чтобы совсем уж не забывали

.

Можем продать наш императорский золотой портсигар

.

Это помогло бы нам продержаться на плаву еще какое-то время

.

– Золотой портсигар уже уплыл

.

– И все же меня весьма интересует, собирается ли американская дипломатия что-либо предпринять, чтобы положить конец этой ужасной Берлинской стене

.

– Она не станет приглашать русских на наш коктейль, вот что она собирается предпринять

.

– Студенческий кружок увешан фотографиями этого мальчика, которого они послали уми рать на то минное поле

.

– Дети должны оставаться детьми

.

Таково мнение русских, насколько я могу судить

.

– А потом нужно идти на занятия по литературе и изучать Малларме!

– Да, нужно иметь сильный характер

.

– Неужели Америка правда ничего не может сделать?

– Я обещал врачам больше не прикасаться к алкоголю

.

Это – единственное заявление, которое я готов сделать в данный момент

.

Он теребил рекламную брошюрку, которую достал из бардачка

.

– «Самсон Далила со своими кошечками»

.

.

.

Что это еще такое? Джесс, почему ты пла чешь? Если из-за Берлинской стены, то, право же

.

.

.

– Я продала твой портсигар неделю назад

.

Бакалейщик серьезно угрожал подать жалобу в протокольный отдел

.

.

.

Но у нас еще остался персидский ковер

.

.

.

Ах, это

.

.

.

это – новая рок-группа, знаешь, как «Черные носки» или «Крафти Дед»

.

.

.

Это такая прорва, такая

.

.

.

Я больше не могу

.

Одна спасательная операция за другой

.

.

.

невыносимо!

– Самсон Далила со своими «Черными носками»

.

.

.

то есть со своими кошечками

.

.

.

Да!

Но кто знает, может быть, они и правы, в конце-то концов

.

Они стойко принимают вызов, брошенный молодым вселенской нелепостью

.

.

.

Думаю, нам стоит сходить послушать этих кошечек

.

Кажется, у них в самом деле есть что сказать

.

– Полный ноль

.

Рэй Чарльз приезжает на следующей неделе, и Поль обещал достать билеты

.

Одни только негры чего-то еще стоят, несмотря на конкуренцию

.

– Знаешь, улыбка у них кажется шире, потому что губы у них толще

.

Мои иллюзии южанина насчет черной расы испарились

.

Я-то надеялся, что между нами и правда есть какая-то разница, а теперь

.

.

.

даже не знаю

.

– Ты никогда не принимаешь меня всерьез, да? В твоих глазах всегда такое веселье, когда ты на меня смотришь

.

Знаю, на меня смешно смотреть

.

Да только это – твоя шутка

.

Это ты так пошутил

.

И глупо смеяться над собственными шутками

.

По-французски сказали бы:

«Zut!» Черт! (фр

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Есть кое-что, Джесс, чего я никак не могу понять

.

Мы находимся по другую сторону границы, во Франции

.

Двадцать минут на машине – и ты уже в Женеве

.

Получается, у нас – две страны, две возможности делать долги, вместо одной, которой обычно располагает дипломат

.

Идеальная ситуация

.

Как же тогда получается, что мы так быстро исчерпали наши фонды сразу в двух местах?

– Объединение Швейцарии и Франции, хуже ничего и быть не может

.

Им нельзя доверять

.

Их уже не проведешь

.

Ты можешь щеголять в костюме от Балансиаги, они все равно знают, что ты на мели

.

Эти два народа самые чувствительные и восприимчивые в мире, если речь идет о деньгах

.

Очень старая цивилизация, этим все и объясняется

.

– Как пожелаю им всем «Самсона Далилы с его кошечками»! Ты выкарабкаешься, Джесс

.

Я в тебя верю

.

Что с этого персидского ковра, так он только глаза мозолит

.

Пусть лучше летит нам на помощь

.

Весь путь от Женевы до границы был усыпан розовым снегом цветущих вишен и яблонь, к тому же как раз сейчас наступил сезон бабочек: тысячи и тысячи бело-желтых воздуш ных созданий кружили в вихре брачного танца;

ей было страшно и противно смотреть, как они разбиваются о лобовое стекло, как их маленькие тельца расплющиваются, прилипая с другой стороны, однако не станет же она переживать еще и из-за бабочек, нужно все-таки меру знать

.

Да, она становилась более черствой

.

Хватит строить из себя Марию Башкирце ву, размазывать сопли конца века, «ту вазу, где цветок ты сберегала нежный, ударом веера толкнула ты небрежно»1, все эти телячьи нежности Сюлли-Прюдома, к черту эту чувстви тельную сумеречную размазню, подайте нам «Крафти Дед» и «Черные носки»

.

Таможенники встретили их обычным приветствием: «Здравствуйте, мадемуазель Донахью, здравствуйте, господин консул», и они проехали без очереди, сопровождаемые яростным взглядом швейцар ских автомобилистов, которые совершенно справедливо полагали, что привилегии дипломатов принадлежали к прошедшей эпохе, как и сами дипломаты

.

Дом находился в глубине сада, в сотне метров от дороги, и запах сирени и роз тянулся за Джесс до самой кухни, куда она пошла отнести корзину с провизией и озерного гольца от Монье, лучшего кулинара в Женеве;

так или иначе, все постепенно устраивалось

.

.

.

но когда она вошла в гостиную и увидела его сгорбленные плечи – он стоял к ней спиной, читая письмо в желтом полумраке штор, – сердце ее упало, и она выкрикнула, злобно, с той визгливой, почти истерической ноткой, которая появлялась в ее голосе, когда ей было страшно:

– Что еще, Господи? Что опять случилось?

Он медленно обернулся

.

Однако прочесть что-либо по его лицу было невозможно

.

Лицо – это единственное, что он еще был в силах контролировать

.

Ироничное выражение скрывало все: это было одно из тех типично американских лиц, с сильными чертами: люди с такими лицами умеют притворяться до конца, что бы ни случилось

.

.

.

Может, это всего лишь было письмо, в котором сообщалось, что ее мать умерла

.

.

.

Нет: желтая бумага официальных сооб щений

.

Может, их отправляли в Конго или еще что-нибудь в этом роде

.

.

.

Что ж, она станет собирать африканские маски

.

Она отчаянно пыталась сторговаться с судьбой

.

– Ну, что за катастрофа на этот раз?

– Сожалею, Джесс

.

Меня отзывают

.

Точнее – досрочная отставка

.

Они стараются быть вежливыми

.

Она опустилась в кресло

.

– Боже мой, вечно это мелкое пакостничество

.

.

.

Всего два дня назад я ужинала с Хоб бардом, и он ничего мне не сказал

.

Перевод А

.

Апухтина

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Он тактичный человек

.

– Да, знаю

.

Все мерзавцы провоняли этим тактом

.

– Справедливости ради надо сказать, что я был не слишком полезен на этом посту

.

– Ты еще будешь заступаться за Госдепартамент? Ну знаешь, это уже мазохизм какой-то

.

– А почему ты считаешь, что добросовестный американский налогоплательщик должен платить за хронического алкоголика?

– Потому что он – американский налогоплательщик, вот почему

.

За все остальное он уже заплатил, разве нет?

Он рассмеялся

.

Слава Богу

.

Это было единственное, что ей оставалось, – юмор

.

Она откинулась на спинку кресла, размышляя, откуда ждать следующую шутку

.

Даже если эта шутка окажется уморительной до коликов, она не расплачется

.

Сейчас они улыбались друг другу весьма убедительно

.

– С этого момента мы более не несем ответственности за американскую внешнюю поли тику, Джесс

.

Мир может пойти прахом, нас это больше не касается

.

– Свобода! Наконец-то

.

Это надо отметить

.

Она отправилась на кухню за бутылкой сидра и заметила записку, оставленную горничной на столе, на самом видном месте: «Мадмазель, я хочу, чтобы мне заплотили или я ухожу»

.

Две ошибки, точка, вот и все

.

Она вернулась с подносом в гостиную

.

– Знаешь, что сказал Наполеон, когда вернулся из похода на Россию, после полного раз грома, уложив там миллион своих солдат, и застал жену в постели с другим?

– Нет, Джесс, не знаю

.

– Он сказал: «Ну вот, наконец-то личная проблема, для разнообразия!» Так написано у Таллера

.

Так что вам остается только изучать жизнь Наполеона, чтобы не допускать тех же ошибок

.

Cheers! Черт побери, сильных и твердых людей полно

.

Но они все как ты – добрые, щедрые, не изворотливые, не способные делать больно и, скажем прямо, слабые, это те люди, которые спасают честь

.

Это герои разбитых горшков

.

Они расплачиваются

.

Она собрала стаканы и поставила их на поднос

.

– Я возвращаюсь в Женеву

.

Ты знаешь такого графа фон Альтенберга? С моноклем и замком в Лихтенштейне

.

Он предложил мне работу, Я сперва отказалась, но, кажется, он вовсе не плейбой, а крупный делец, так что, может быть, это серьезно

.

Схожу к Хоббарду

.

Надо сказать ему пару слов

.

– Он здесь ни при чем

.

– Я знаю

.

Но мне нужно выплеснуть все, что накопилось

.

Самая банальная агрессивность, ничего больше

.

– Это естественно

.

.

.

для моей дочери

.

Да, я знаю, конечно, можно смеяться над самим собой, делать вид, что тебе все равно, и в то же время постоянно тянуться к виски, выцеживая по две бутылки за день

.

В машине она разрыдалась, а потом, выплакавшись, стала сочинять, что наговорит генеральному консу лу;

но, остановив машину у входа в консульство, она не стала выходить: к чему это все, он просто-напросто заведет свою шарманку «Консула» Менотти2: очень сожалею, но распоряже ние поступило из Вашингтона, меня они даже не спрашивали

.

.

.

Будем здоровы! (англ

.

)

.

Джан Карло Менотти – американский композитор;

«Консул» (1950) – одна из его опер в духе веризма, написанных им на собственное либретто

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

« – Не могут же они просто так уволить человека, после тридцати лет службы, на семна дцати постах

.

.

.

– Аллена не уволили, а отправили в отставку

.

Нас всех это ожидает

.

– Он должен был работать еще восемь лет и

.

.

.

– Джесс, вы же знаете причины не хуже меня

.

– Хорошо, он пьет

.

А другие?

– За последние несколько лет Аллену пришлось провести в различных клиниках в общей сложности полгода

.

Подобные вещи в конце концов начинают бросаться в глаза

.

В Госдепар таменте были вынуждены переводить его с одного поста на другой

.

.

.

» Сидя за рулем своего «триумфа», она сводила счеты с Хоббардом, с Госдепартаментом, с Карьерой:

« – Джим, назовите мне хоть одного посла Соединенных Штатов, у которого не было бы этой drinking problem1

.

Они все пьют

.

Иначе эта работа была бы просто невыносимой

.

Хотите имена?

– Джесс, прошу вас

.

Это смотря как пить

.

.

.

– Сколько у вас уже было инфарктов, Джим? Два, если не ошибаюсь

.

Почему ваша жена никогда не сопровождает вас в ваших назначениях? Даже в Карачи? Как же его звали, этого посла США в Токио, – выдающаяся личность, кстати, и имя у него было такое известное – он еще время от времени покушался на самоубийство? Вы прекрасно знаете, что это такое:

неприкосновенность

.

Вы сидите под своим стеклянным колпаком и смотрите, как вокруг под нимается море крови;

а иногда вы пересекаете это море в своем «кадиллаке», чтобы нанести официальный визит дуайену дипломатического корпуса или передать убийцам «вербальную ноту», в которой «правительство Соединенных Штатов имеет честь сообщить правительству Ирака, что

.

.

.

»

.

Вы вернулись как раз вовремя, чтобы успеть на прием, который вы даете в честь коммерческой делегации, прибывшей, чтобы делать дела с палачами

.

.

.

– Знаю, Джесс, я все прекрасно понимаю

.

Но мы здесь только наблюдатели

.

.

.

– Зрители

.

.

.

– Если хотите

.

– До свидания, Джим

.

– До свидания, Джесс

.

Надеюсь, вы придете на ужин на следующей неделе

.

– Спасибо

.

– Если я могу быть вам хоть чем-то полезен, только скажите»

.

Какой он все-таки подлец

.

Незачем было даже идти с ним разговаривать

.

Она отъехала и бесцельно покатила вдоль озера

.

Единственное, что ей сейчас оставалось, это пойти покормить птиц

.

Она остановила машину и вышла

.

Лорд Байрон тут же направился к ней

.

Рефлекс Павлова, ничего больше

.

Она взяла его на руки и стала кидать ему в клюз хлебные крошки, по одной

.

Рано или поздно, все равно придется признать очевидное, моя дорогая

.

Выражаясь словами Виктора Гюго, «мой отец, этот герой с доброй улыбкой» оставил одну улыбку

.

За ней уже нет человека

.

– Откуда, интересно, в Швейцарии берутся чайки?

Она не ожидала встретить его здесь

.

Была какая-то смутная надежда, скорее даже – любопытство

.

Придет, не придет? Он подошел и сел на корточки рядом с ней

.

Эта его белая челка на глазах

.

.

.

– Я хочу сказать, так далеко от моря? И опять же горы! Они не могут летать так высоко

.

Во всяком случае, не чайки

.

Алкогольная зависимость (англ

.

)

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Сюда, в Швейцарию, всякие странные птицы прилетают

.

– Спасибо

.

Кстати, меня зовут Ленни

.

Нет, серьезно, я даже видел альбатросов

.

Альбат росу-то здесь вообще нечего делать

.

Даже не осмеливается со мной заговорить

.

В горле пересохло

.

Лучше бы она все-таки что-нибудь сказала, черт побери, сейчас ее очередь, я уже выложился

.

– Кажется, чайки даже спят на воде

.

Вот настоящая жизнь

.

Отдаешься на волю волн и на землю – ни ногой

.

.

.

Что ж, если я не выдерживаю конкуренции даже с какими-то утками, незачем и наста ивать

.

Может, вообще не стоило с ней заговаривать

.

Помолчали бы вместе

.

Молчание на двоих

.

Сразу сближает

.

К тому же ему жуть как хотелось помолчать вместе с ней

.

Ему было так хорошо просто быть рядом, смотреть на нее

.

Красивая девчонка

.

Жаль, что это я

.

Она заслуживает лучшего

.

Не везет

.

Потом, может быть, я свожу ее покататься на лыжах, так хоть будет чем разбавить, не всухую проиграет со мной

.

Бывали моменты, когда ему хотелось повеситься

.

– Вы что, никогда со своими лыжами не расстаетесь?

– Никогда

.

Это не шутки

.

Она улыбнулась:

– Все-таки в вашем возрасте это странно

.

– Что вы хотите сказать?

– Я хочу сказать, что в вашем возрасте это странно – повсюду таскать за собой мишку

.

– Мишку? Не знаю такого

.

Что это еще за тип? Но вот насчет лыж я вам кое-что объясню

.

Когда у вас с собой лыжи, легавые вас не трогают

.

Далее если вы спите на скамейке или под мостом

.

Они видят лыжи и понимают, что вас ни в чем нельзя обвинить

.

Почему? Не могу сказать

.

Но это так

.

Это защищает

.

– Вы ищете работу?

– Нет

.

Я так просто не сдаюсь

.

– Странный все-таки образ жизни

.

– А я говорю себе то же самое, когда вижу, как какой-нибудь парень идет утром на работу и вечером – с работы

.

Каждый развлекается как умеет

.

– И вы не хотите вернуться домой?

– Домой? Куда это?

– Ну, домой, я не знаю

.

Должен же у вас кто-нибудь быть в Штатах

.

– Вы что, газет не читаете? Их там двести миллионов, в этих Штатах

.

Вот вам и «домой»

.

Лучше повеситься

.

Здесь, в Европе, у них по крайней мере нет «проблем»

.

– Как это, нет проблем?

– Вьетнам далеко, негров тоже нет

.

– У них полно других проблем

.

– Не спорю, но так как они не говорят по-английски, терпеть можно

.

Я знаю три слова по-французски, так что у них еще есть шанс

.

Она рассмеялась

.

У него перехватило дыхание

.

Когда она смеялась, тебя будто поднимало наверх, сразу на две тысячи метров над уровнем дерьма

.

– Значит, вы нашли себе занятие?

– Зимой – да

.

А летом все начинает разваливаться

.

– И тогда вы спускаетесь?

– Нужно что-то есть

.

Этим они вас и держат

.

Знаете, в коммунистических странах, ка жется, везде висят таблички с надписью: «Кто не работает, тот не ест»

.

Это, вероятно, аме риканское влияние

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Значит, вы все-таки ищете работу, нет?

– Несколько дней я могу продержаться с ножом у горла, но это отвратительно, заставлять человека

.

.

.

Он вспомнил об Ангеле: верно, грызет ногти, наблюдая за ними сверху

.

Он побаивался этого типа: вечно в черном, как если бы он носил траур по своей мамочке, которую только что прирезал

.

– Смейтесь, смейтесь

.

Работать ради куска хлеба – это такая мерзость

.

Хуже не придума ешь

.

Вот так они в конце концов и построили свой мир, эти сволочи

.

Она изумленно смотрела на него

.

Он и не думал шутить, У него даже немного дрожал голос

.

– Посмотрите вокруг

.

Я уже посмотрел

.

Все это дала работа

.

Я хочу сказать, люди, которые работают, чтобы есть и так далее, им ведь наплевать

.

Они сыты, им больше ничего не надо

.

Они будут выполнять что угодно, лишь бы и дальше можно было есть вдоволь, а результат – у вас перед глазами

.

Вот что она делает, работа

.

– Ну надо же, настоящий бунтарь

.

– Вовсе нет

.

Чего в самом деле не хочу, так это менять мир

.

Вы не можете сделать другой мир из этого же мира

.

Вот я и нашел себе занятие, как вы говорите

.

– Лыжи? Однако

.

.

.

– Отчуждение

.

Это единственное их изобретение, которое еще выдерживает критику

.

Ка жется, это даже прописано в Декларации Прав Независимости, отчуждение, но до сих пор им пользовались только негры

.

Я, например, даже не знал, что такое существует

.

Я имею в виду это слово

.

У меня со словарным запасом вообще

.

.

.

Словарь – это враг народа номер один:

слишком много всевозможных комбинаций, как в шахматах

.

Они называют это идеАлогией

.

– ИдеОлогией

.

– Спасибо

.

Один приятель, оттуда, сверху, Буг Моран его зовут, так вот, это он мне объяснил, что то, что я делаю, называется отчуждением

.

Золотая медаль Зимних олимпийских игр по отчуждению – моя, так думает Буг

.

Хорошо бы как-нибудь вам с ним познакомиться

.

Он голубой насквозь, что твой ночной горшок, но со всех других точек зрения он – парень что надо

.

А так как он извращенец, хочешь не хочешь, надо быть сообразительным – вопрос идеологии

.

Он здорово во всем этом сечет, говорит, что здесь даже больше всяких позиций, чем в этой книжке, как ее там

.

.

.

Не Библия, другая

.

– «Камасутра»

.

– Да, что-то в этом роде

.

Они внимательно смотрели на Лорда Байрона, оба, но никогда еще селезню не перепадало так мало внимания

.

– Вы обращались в Консульство?

– Нет

.

Мне что-то неловко

.

– Почему? Это ведь их работа, помогать американским гражданам, попавшим в затрудни тельное положение

.

– Я не считаю себя гражданином

.

У меня еще осталось немного самолюбия

.

Помните, я вам уже говорил, что никогда не забуду этого лозунга, который Кеннеди распихал везде, где только можно: «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спросите, что вы можете сделать для своей страны

.

.

.

» Я до сих пор еще боюсь обернуться

.

– Да не съедят же они вас

.

– Съедят

.

У них там, в Консульстве, кое-что на меня есть

.

– Что именно?

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

– Бумаги

.

Армия и все такое

.

Они хотят отобрать мой паспорт

.

Они всегда стараются что нибудь забрать у вас или забрать вас самого

.

Как-то спускаюсь я по склону Кирхен, ничего плохого не ожидаю, и вдруг – на тебе, какой-то тип с секундомером в руках останавливает меня: «Я вас знаю?» Я ему клянусь, что нет, что это не я

.

«Что ж, следует познакомиться

.

Вы проехали этот спуск быстрее, чем сам Кид»

.

– «Я не специально, – убеждаю его я, – передайте мои извинения господину Киду»

.

Мне не понравилось, как он на меня смотрел

.

Мечтательно так

.

Ну, вы понимаете

.

«Вы американец?» – «В общем, да»

.

– «Зайдите ко мне

.

Ваше место в нашей олимпийской сборной

.

Вот моя визитка»

.

Это был Майк Джонс, ну, вы знаете, тренер

.

Я ему сказал: «Послушайте, я против сборных

.

Я не представляю себя в команде

.

Нечего мне там делать

.

При одной мысли об этом мне уже делается дурно»

.

Говорю вам, они всегда стараются прибрать вас к рукам

.

Они не соблюдают даже швейцарский нейтралитет, пытаясь вас завербовать

.

Есть такая страна, называется Внешняя Монголия

.

«Внешняя», вот что мне больше всего нравится

.

Кажется, это что-то интересное

.

Нет, ему правда нравилось, как она смеется

.

– Ну, и что же вы собираетесь делать?

– Наверное, пойду, сдамся

.

Год назад меня уже задерживала полиция в Гстаде, и семья полицейского две недели держала меня у себя: кормили, ухаживали

.

Им ведь в Европе не часто выпадает кормить американца

.

Это им льстит

.

А потом, у меня и внешность подходящая

.

Этакий несчастный ковбой

.

Вы не поверите, как-то в Дорфе ребятишки прибежали просить у меня автограф

.

Я спросил, знают ли они, кто я такой

.

Они сказали, что нет, но что они меня уже видели в кино

.

Они, в Европе, обожают американцев

.

А вы, что вы делаете в Женеве?

– Учусь

.

– Учитесь на кого?

– Просто учусь

.

Она не хотела его пугать

.

И вообще, пошел он к черту

.

Что, мне здесь целый день торчать с этой дурацкой уткой на руках?

– Курс литературы

.

Немного социологии

.

– Социологии?

– Успокойтесь

.

Я не сочиняла эти объявления для Кеннеди

.

Ну вот

.

Теперь он смотрел на нее с подозрительностью:

– И психология тоже?

– Нет

.

Он облегченно вздохнул:

– Уф! А то я уже испугался

.

– А что вы имеете против психологии?

– Ничего

.

Я никогда никого не выдавал

.

Это не по мне

.

Но когда я вижу, что навстречу идет психология, я перехожу на другую сторону, вот и все

.

Она отпустила селезня на воду:

– Мне пора

.

Удачи

.

Безнадежно

.

Предложить ему кофе, сандвич? О, черт, и что дальше? Ему негде было жить

.

Ну что он стоит столбом, сделал бы хоть малейшее усилие, шаг навстречу, я не знаю

.

.

.

– Вы ведь собираетесь возвращаться, так? Почему бы вам не остановиться у нас на несколь ко дней, пока все не уладится

.

Отец будет рад

.

Он медлил

.

Он прямо видел, как эта сволочь Ангел умоляюще складывает ладони, готовый броситься на колени, просить Аллаха, чтобы Ленни сказал «да»

.

– А что за отец? Они обычно выводят меня из себя

.

– Этот не из тех

.

Ромен Гари Прощай, Гари Купер!

Он совершенно не понимал, отчего он так нервничает

.

Он ведь даже не обязан был с ней спать

.

Все могло бы и так прекрасно устроиться

.

И потом, она быстро оправится

.

Через пару дней и думать забудет

.

Сегодня люди за три дня вокруг света объезжают: Индия, Африка, так что

.

.

.

– Хорошо

.

Можете не беспокоиться

.

Я не из тех, кого потом не выгонишь, нигде надолго не задерживаюсь

.

Стоит только где-нибудь задержаться хоть на день, и уже хлопот не оберешься

.

– Что? Каких хлопот?

– Ну, не знаю

.

Оказываешься загнанным в угол

.

Знал я одного парня, который зашел как-то в канцтовары, за карандашом, и попался;

так там теперь и сидит

.

Отец семейства

.

Мы встретились с ним недели две назад, и он плакал

.

Все эти семейные трагедии, они разбивают сердце

.

Чему вы смеетесь?

– Вы ничем не рискуете, можете не волноваться

.

В любом случае, возможно, нас самих в скором времени выставят за дверь

.

Нам надо до среды внести плату за жилье, а у нас – ни гроша

.

– Что, правда, что ли? Как же так? Я думал, вы – важные птицы

.

– Как-нибудь потом объясню

.

Что она хотела сказать этим «как-нибудь потом»? Она строит планы на будущее или что?

– Вы идете?

Но нужно было еще захватить чемодан

.

– Вы можете подождать меня минут десять? Я оставил свой чемодан в кафе, здесь непо далеку, у причала

.

.

.

Да, если я вернусь, а вы уехали, это ничего, все о’кей

.

Я понимаю

.

– Я жду вас в «триумфе»

.

Она никогда еще не встречала такого недоверчивого человека: он не осмелился даже оста вить свои лыжи в машине

.

А может, он и не собирался возвращаться

.

Она его напугала

.

Он, наверное, почувствовал, что она совсем растеряна, что она тонет, схватил свои лыжи и бро сился наутек

.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.