WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«. ...»

-- [ Страница 4 ] --

само же оно, не прекращая победоносного появления все новых видов и форм, проникнет под землю, в глубины вод, взлетит в небеса, заберется на деревья, где его встретят передовые представители, – тогда, впрочем, может сложиться ситуация, опасная для Запада, поскольку традиционные виды вооружения окажутся совершенно непригодны

.

Газе ты писали, что китайцы уже работают не покладая рук, чтобы приспособить свою военную технику к новым биологическим формам

.

Все ждали, что Президент затронет этот вопрос в своей напутственной речи

.

Хорас Мак-Клар вздохнул

.

Все было очень непросто

.

Он прило жил все силы к решению этой проблемы, когда был министром обороны, и все же многие его критиковали, обвиняя в медлительности, хотя теперь никто не мог бы сказать, что его преемник преуспел больше него

.

Бесспорно, эволюция ставила перед США тяжелейшие про блемы, которые давали о себе знать мгновенно, не оставляя времени для адаптации, – так эволюция неумолимо толкала страну вперед

.

А теперь, когда возникли еще и сложности с биологическими различиями, в самом деле было от чего прийти в замешательство

.

И ладно бы еще, каждая семья развивалась в одном темпе и в одном направлении, тогда, несмотря на все изменения, можно было бы сохранить хотя бы первостепенные американские ценности, ведь привычного образа жизни, обреченного самим ходом исторического прогресса, в любом случае не сохранишь

.

Однако с каждым днем становилось все очевиднее, что различия безжалостно проникали внутрь семьи, хотя не стоило придавать значения паническим слухам, которые, во преки усилиям цензуры, стали достоянием общественности, что многие пары не могут больше вести нормальную сексуальную жизнь и вынуждены выбирать себе самых невероятных парт неров, чтобы только не препятствовать эволюции и обеспечить выживание человеческого рода хоть в какой-то форме

.

Хорас Мак-Клар сам был свидетелем трагического конфликта отцов и детей в семье своей двоюродной сестры Берты: дети иногда целыми неделями не желали слезать с дерева и шокировали всю округу, отказываясь прикрыть некоторые непристойные части тела, которые в процессе эволюции приобрели ярко-алый цвет, а пастор запретил им Ромен Гари Слава нашим доблестным первопроходцам появляться в церкви, потому что они упорно хватали молитвенники хвостом, что оскорбляло чувства других прихожан, хотя некоторые совершенно справедливо замечали, что не так уж важно, как они держат молитвенник, если они все равно берут его с собой на дерево

.

Пока Хорас Мак-Клар оставался на своем посту, он всячески предостерегал население против ви тающих повсюду лживых ободряющих слухов, он стремился помешать обществу погрузиться в блаженное бездействие и забыть о нависшей над ним опасности

.

Поговаривали, например, что в Советской России процесс эволюции идет быстрее, чем в странах свободного мира, что добрая треть русских солдат уже превратилась во что-то вроде раков и потому не может ис пользовать существующее вооружение, а новые виды оружия, учитывающие эти изменения, еще не разработаны, так что у демократического лагеря есть время перевести дух и приспо собить свой военный потенциал к новым биологическим структурам, не опасаясь внешней угрозы, на свежую голову

.

– Пап, я хочу еще мух, – сказал Билли

.

– Тебе уже хватит

.

Если съешь еще, тебе станет плохо

.

Дай мне послушать

.

Это очень важно

.

И действительно, Президент как раз подошел к самому главному моменту своей речи

.

Есть все основания ожидать, говорил он, что нынешний год станет решающим

.

Безусловно, американская военная мощь ничуть не ослаблена и ни в чем не уступает советской

.

Но не следует закрывать глаза на то, что под усиливающимся день ото дня воздействием факторов эволюции наши вооружения рискуют оказаться бесполезными, поскольку людские ресурсы стремительно выходят из строя

.

Средства уничтожения достигли в наши дни небывалого со вершенства, но те, кто должен ими управлять, столь стремительно меняют свои физические характеристики, что гарантии национальной безопасности становятся все более эфемерными

.

Необходимо признать, что многие из нас выступали за то, чтобы нанести удар сразу, пока человечество в большинстве своем еще сохраняет привычный облик, пока у людей есть руки, способные управлять современной техникой, а также интеллект, позволяющий спланировать, начать и довести до конца подобную военную операцию, но в то же время высказывались и надежды на то, что, когда у людей исчезнут руки и интеллект, конфликта, возможно, удастся избежать

.

Хорас Мак-Клар испытывал странное чувство: ему показалось, что все это больше не имеет к нему отношения

.

Речь Президента, которую он поначалу слушал с таким вни манием, отвечавшая его собственным раздумьям и заботам, распадалась теперь в цепочку каких-то звуков, явно знакомых, но, что они значили вместе, ему было трудно понять

.

Может быть, он слишком долго оставался на воздухе: вновь подступило удушье, а вместе с ним – нарастающая тревога, похожая на панику

.

По сути, ему сейчас хотелось лишь одного – чтобы его оставили в покое, позволили отдыхать на дне домашнего бассейна, в окружении близких, ведь, в конце концов, следить за неприкосновенностью новых рубежей свободного мира – дело правительства, а ответственность за то, чтобы американская молодежь, до того как полностью покроется чешуей, успела усвоить принципы, необходимые для выживания демократических институтов в новой среде обитания, несут педагоги

.

Хорас Мак-Клар угрюмо спрашивал себя, какой же будет его новая среда обитания

.

Ему по-прежнему нравились цветы, свет и воздух, в окружении которых жили его предки

.

С другой стороны, он не чувствовал себя абсолютно спокойно, если под животом у него не было некоторого количества свежего ила, к тому же он обожал плавать

.

Его психотерапевт делал все возможное, чтобы помочь ему приспособиться, но неоднозначность его предпочтений со временем лишь усиливалась, и временами он впа дал в полную растерянность

.

Когда он возглавлял Министерство обороны, под его началом работали крупнейшие авторитеты в области генетических последствий воздействия радиации, и теперь бывшие сослуживцы часто навещали его в центре переподготовки, где первопроход Ромен Гари Слава нашим доблестным первопроходцам цам предлагали интенсивный психологический тренинг;

все его коллеги утверждали, что он переживает переходный период, и, как только минует кризис, который они называли «биоло гической растерянностью», он начнет чувствовать себя в новой среде обитания совершенно естественно

.

Но сам он не был до конца в этом уверен

.

С ним случались настоящие присту пы ужаса, когда его заставляли выйти из бассейна и он оказывался на воздухе, но ничуть не меньший ужас он испытывал, если его слишком надолго оставляли под водой

.

Еще он впадал в ярость, когда его психотерапевт или друзья начинали ему доказывать, что в его облике нет ничего неприятного;

уж он-то знал, как обстоит дело

.

Он стыдился своей мор щинистой головы, круглых неподвижных глазок настолько, что порой втягивал голову под панцирь и отказывался от еды и питья

.

Больше всего он нервничал, когда о нем говорили как о мученике науки, что как раз сейчас и прозвучало в президентской речи: он услышал, как Президент отчетливо произнес его имя, назвав его «мой дорогой друг Хорас Мак-Клар, верный сын Отечества»

.

А он ведь просил только об одном – забыть о нем, оставить его в покое, не привлекать к нему внимания

.

Сначала он даже побаивался, как бы из-за его нового облика ему не пришлось предстать перед комиссией по расследованию антиамериканской дея тельности;

он хорошо запомнил, как в первый раз поговорил об этом с женой, и она всю ночь плакала, а наутро начались сложности

.

Как бы там ни было, он счел своим долгом срочно подать в отставку и настоял, чтобы его незамедлительно приняли в Белом доме

.

Президент был, вероятно, предупрежден заранее, поскольку не выразил никакого удивления по поводу его вида

.

Хорас Мак-Клар спокойно и с достоинством объяснил сложившуюся ситуацию: он не может теперь оставаться в правительстве, поскольку больше не считает себя полномочным представителем американского народа на его сегодняшней стадии эволюции, и потому просит принять его отставку

.

Он не собирается оставлять никаких указаний политического характера, поскольку не хочет ничем связывать своего преемника и полностью полагается на Президен та

.

И все же он позволит себе высказать одно пожелание: учитывая устрашающую скорость, с которой выходят из строя человеческие ресурсы в их привычном понимании, необходимо принять кардинальный меры, чтобы избежать катастрофического и необратимого изменения силового баланса в пользу русских

.

Они, конечно, развиваются в том же направлении, что и мы, но, пока их человеческий потенциал еще соответствует требованиям существующих вооружений, они, без сомнения, способны совершить неожиданное нападение

.

.

.

Он хотел бы, чтобы его правильно поняли: он ни в коей мере не настаивает на упреждающем ударе, он просто призывает учесть худший вариант развития событий и усилить безопасность государ ства, пока человеческий интеллект, руки и головы еще позволяют это сделать

.

.

.

Президент выглядел очень взволнованным;

дрожащей рукой он схватил телефонную трубку и вызвал своих советников, а когда они явились, предупредил их о конфиденциальности разговора и попросил министра обороны повторить им то, что было только что сказано

.

Хорас Мак-Клар еще раз очень спокойно изложил свою точку зрения

.

Советники слушали молча, разглядывая его в растерянности, которую даже не пытались скрывать

.

– В любом случае, господин Президент, – заключил Хорас Мак-Клар, – к моему большому сожалению, я считаю своим долгом подать в отставку и прошу вас принять ее немедленно

.

В моем нынешнем виде я не могу считать себя полномочным представителем американского народа с присущей ему решительностью и динамизмом

.

Черепаха, господин Президент, – нет, нет, прошу вас, давайте смотреть фактам в лицо, – не может возглавлять Министерство обороны Соединенных Штатов Америки в нынешний критический для страны момент, когда все силы должны быть направлены на то, чтобы одержать верх в гонке вооружений и защитить наши демократические свободы

.

Еще два слова, господин Президент

.

В знаменитой речи, произнесенной вами при вступлении на этот пост, вы говорили о новых американских рубежах, Ромен Гари Слава нашим доблестным первопроходцам которые ждут своих первопроходцев

.

Судьба, как видно, предназначила мне быть одним из них, и я должен вас заверить: чем бы ни были покрыты наши тела – чешуей, шерстью или перьями, – наши воздушные, наземные и военно-морские силы будут повсюду охранять новые рубежи с неколебимой стойкостью

.

Важнее всего, чтобы Соединенным Штатам удалось освоить новую среду обитания раньше русских, а не вытеснять их оттуда задним числом

.

.

.

Президент и советники слушали его молча, а когда он встал, чтобы откланяться, окружили его со слезами на глазах, долго жали ему руку, а Президент назвал его великим сыном Отечества, выдающимся американцем и попросил его беречь силы, не переутомляться и не нервничать, ведь у русских тоже большие проблемы

.

.

.

– Не знаю, известно ли вам, – сказал тогда Хорас Мак-Клар, – что у побережья Флориды появились колонии розовых креветок протяженностью несколько километров?

Президент выглядел озадаченным

.

Нет, нет, он этого не знал, спецслужбы ничего ему не сообщили, но он непременно выяснит

.

.

.

И что вчера у берегов Калифорнии – ну да, прямо в территориальных водах Америки, – выловили рыбу никогда не встречавшегося ранее вида? Необходимо, чтобы ее немедленно допросили в ФБР

.

.

.

Внезапно у Хораса Мак-Клара возникло ощущение, что он уже сказал достаточно и Пре зидент искренне озабочен, – он очень побледнел, – и Мак-Клар с гордо поднятой головой направился к двери

.

Ему удалось не опуститься на четвереньки и удалиться вертикально, с достоинством и даже некоторой небрежностью, несмотря на чудовищный вес, который он волок на спине, – теперь дело не ограничивалось грузом ответственности

.

Президент про водил его до лестницы и отдал указание доставить его домой в своем личном автомобиле

.

Дома Хорас Мак-Клар обнаружил заплаканную Эдну – ей было явно трудно свыкнуться с происходящим

.

С тех пор он прошел в специальном центре тренинг, предназначенный для первопроходцев новых американских рубежей, и теперь находился на стартовой полосе вме сте с другими участниками, слушая Президента, который как раз завершал свою речь о блестящем прорыве

.

– Когда ваши предки сошли с борта «Мэйфлауэра» и ступили на землю Американского континента, даже самые отважные из них не могли предположить, в какой необыкновенный этап своей истории вступает человечество, какая эпоха открытий, побед и великих свершений открывается перед ними

.

.

.

Так вот, начинание, в котором участвуете вы, – еще более необык новенно

.

.

.

Вы обеспечите сохранение, неизменность и окончательную победу в водных глуби нах тех моральных и духовных ценностей, которые завещали нам наши предки

.

Вперед, герои новых рубежей человечества! СЛАВА НАШИМ ДОБЛЕСТНЫМ ПЕРВОПРОХОДЦАМ!

В толпе поднялся гул одобрения, зазвучал государственный гимн, а Президент тем вре менем шагнул вперед и перерезал ленту, натянутую поперек Триумфальной аллеи

.

Волнение прошло по рядам первопроходцев;

одновременно задвигались лапы, клешни, усики, щупаль ца, хвосты, плавники, и Хорас Мак-Клар, которого толкали со всех сторон одновременно, инстинктивно втянул голову под панцирь, а потом вытянул шею и дал последние наставления Билли:

– Держись рядом со мной, Билли

.

И когда будем в воде, не уплывай далеко

.

А главное, не зарывайся в ил

.

Оставайся там, где дно песчаное

.

Вспомни, мой мальчик, чему тебя учили в Аквариуме

.

И будь осторожен, поначалу все может оказаться не так просто

.

– Вперед и помните, что именно на вас надеется страна! Мы в вас верим! Мужайтесь!

Прочь сомнения! Не забывайте – каждый наш шаг направляют ученые, поэтому человеческий «Мэйфлауэр» – корабль, доставивший первых английских поселенцев в Америку в 1620 году

.

Ромен Гари Слава нашим доблестным первопроходцам род выйдет из нынешних суровых испытаний с честью, как и раньше, а враги обнаружат, что и в океанских глубинах мы столь же решительны и верны бессмертным идеалам! Вперед, к новым мирным завоеваниям! СЛАВА НАШИМ ДОБЛЕСТНЫМ ПЕРВОПРОХОДЦАМ!

Тут Хораса Мак-Клара сильно ударили по голове, и он возмущенно обернулся к соседу

.

– Эй вы, нельзя ли поосторожнее? – завопил он, внезапно выплескивая все раздражение, которое так долго сдерживал, и растерянность от всего, что с ним произошло

.

– И что вы, кретин несчастный, собираетесь делать с этой чертовой клюшкой для гольфа в вашем-то виде, да еще под водой, а?

Стэнли Кубалик, который упрямо сжимал клешнями клюшку для гольфа, бросил на него злобный взгляд:

– Мой психоаналитик посоветовал мне взять с собой в новую среду обитания какой-нибудь привычный предмет, хотя бы на первое время, чтобы спокойнее себя чувствовать

.

А вам что, жалко? Считайте, что я взял с собой клюшку для гольфа из сентиментальности

.

Вот и Прези дент только что сказал, что мы должны хранить верность традиционным ценностям, слышали?

Надо иметь рядом что-то надежное

.

И я не виноват, что вы всем дорогу загораживаете, старая вы черепаха!

– Господа, господа, не ссорьтесь! – воскликнул пастор Бикфорд, который пробегал мимо прихрамывая, потому что две лапы у него были заняты двумя томиками Библии, отпечатанны ми на пластике, специально для первопроходцев

.

– Останемся друзьями, господа, останемся друзьями! У нас ведь у всех по-прежнему одинаковый мозг! И какой бы странный вид ни приняли наши конечности, это ведь все те же руки, верно? И наши голосовые связки никуда не исчезли! Какие тут еще нужны доказательства того, что нас хранит Святое Провидение?

На нас возложен священный долг, и мы

.

.

.

– Прекратите вы когда-нибудь, пастор, тыкать мне в глаз вашим пищеводом? – проревел Хорас Мак-Клар

.

– О, прошу прощения!

– Кстати, руки, а точнее, пальцы, у нового поколения уже исчезают, – заметило существо вроде паука, бегущее рядом с Хорасом Мак-Кларом, в котором тот с трудом узнал своего бывшего научного консультанта Майка Капровица

.

– Это вредные и беспочвенные слухи! – воскликнул пастор Бикфорд

.

– Главное – сохранить в целости нашу веру в человека

.

.

.

Важна не внешность, какой бы она ни была, а душа, ведь это в нее Бог вдохнул жизнь

.

.

.

– Кстати, еще никто не доказал, что исчезновение рук и интеллекта положит конец свобод ному миру, – заявил розовый краб, который, зажав клешнями портрет Линкольна из нержа вейки, пробивал себе дорогу между другими первопроходцами, расталкивая всех подряд без всякого почтения к ближним

.

– Мы еще и не такое видали!

Хорас Мак-Клар уже собрался угостить его в ответ какой-нибудь колкостью, но вдруг по чувствовал под брюшком приятную прохладу, которая его мгновенно успокоила: он добрался до воды

.

Для начала он лениво поплыл

.

Билли, естественно, исчез

.

Хорас Мак-Клар взгля нул вокруг с некоторой опаской: тут было множество странных и довольно подозрительных существ

.

Передовые представители русских могли спокойно похитить малыша, чтобы под вергнуть идеологической обработке

.

С другой стороны, было все же маловероятно, что им удалось бы подобраться так близко к американскому побережью

.

Он вынырнул на поверх ность и рассеянно сглотнул пару мух

.

В голове у него разлилась блаженная легкость;

он медленно погрузился в ил и поддался приятной и целительной истоме

.

Ромен Гари Слава нашим доблестным первопроходцам – И в любом случае не позволяйте ему есть мух, – сказал доктор, выходя из комнаты больного

.

– Вряд ли это ему полезно

.

И не оставляйте его в ванне больше чем на десять минут

.

Если вы его там оставите, он уже никогда не захочет выходить

.

Если позвонят из Белого дома, объясните, что у пациента кризис и что сейчас невозможно предсказать, к каким последствиям это приведет и когда

.

.

.

– Такой выдающийся человек! – вздохнула медсестра

.

– И занимал такой ответственный пост

.

.

.

Что мы скажем его жене?

– Скажите, что его организм переживает тяжелый кризис, но у нас есть надежда

.

Ему может стать лучше самое раннее дней через пятнадцать

.

Эти внезапные трансформации по чти всегда тяжело сказываются на психике

.

Кстати, попросите доктора Стайна уделить мне сегодня минутку

.

У меня снова пробивается чешуя на левом боку, и, я думаю, надо принять какие-то меры

.

Еще скажите ему, что у номера пятьдесят шесть очень тяжело идет линь ка: смещение плавников и преждевременное, на мой взгляд, отвердение панциря – очевидно, потребуется операция

.

– Ну и времена! – прошептала сестра

.

– Да уж, – ответил доктор, – у папочки кончилось терпение

.

Ромен Гари Я ем ботинок Я ем ботинок Передо мной расстилалась Аризонская пустыня со своими терновниками и колючками – жалкая растительность и иссохшая земля

.

Такой ландшафт вполне соответствует моему возрасту, душевному состоянию и настроению

.

Но как раз под влиянием этого скудного и бесплодного ландшафта я имел неосторожность рассказать жене случай из своего далекого прошлого

.

Одним словом, я дал волю ностальгии и, быть может, определенному возмущению против признаков старости на моих висках и в моем сердце

.

Короче говоря, я принялся рассказывать жене историю своей первой любви

.

Я заявляю, право же не хвастая, что в девятилетнем возрасте, подобно самым великим влюбленным всех времен, совершил ради своей возлюбленной поступок, которому, насколько мне известно, не было равного

.

Я съел, чтобы доказать ей свою любовь, ботинок на резиновой подошве

.

Уже не первый раз я съедал ради нее всякие предметы

.

За неделю до того я съел целую серию баварских марок, которые с этой целью украл у дедушки, а за две недели до того, в день нашей первой встречи, я съел дюжину земляных червей и шесть бабочек

.

Теперь следует объясниться

.

Я знаю, когда речь заходит о любовных подвигах, мужчины всегда склонны к бахвальству

.

Послушать их, так их отвага не знала границ

.

И попробуйте усомниться – они не поступятся ни единой мелочью

.

Вот почему я и не прошу верить тому, что помимо этого я съел ради своей возлюбленной японский веер, пять метров шерстяной нитки, фунт вишневых косточек (она ела вишни, а мне протягивала косточки), а также трех редких рыбок, которых мы поймали в аквариуме ее учителя музыки

.

Моей маленькой подруге было только восемь лет, но требовательность ее была огромна

.

Она бежала передо мной по аллеям парка и указывала пальцем то на кучу листьев, то на гравий, то на клочок газеты, валявшийся под ногами, и я безропотно повиновался

.

Помнится, она вдруг стала собирать маргаритки, и я с ужасом смотрел, как букет рос у нее в руках;

но я съел и маргаритки под ее неусыпным взором, в котором тщетно пытался обнаружить огонек восхищения

.

Никак не проявив благодарности, она убежала вприпрыжку, а через некоторое время вернулась с полудюжиной улиток и протянула их мне повелительным жестом

.

Тогда мы спрятались в кустах, чтобы нас не увидели гувернантки, и мне пришлось повиноваться – улитки проследовали положенным путем;

все это я проделал под ее недоверчивым взглядом, так что о мошенничестве не могло быть и речи

.

В то время детей еще не посвящали а тайны любви, и я был уверен, что поступаю как принято

.

Впрочем, я и сегодня еще не убежден, что был не прав

.

Ведь я старался как мог

.

И, наверное, именно этой восхитительной Мессалине я обязан своим воспитанием чувств

.

Самое грустное заключалось в том, что я ничем не мог ее удивить

.

Едва я покончил с маргаритками и улитками, как она проговорила задумчиво:

– Жан-Пьер съел для меня пятьдесят мух и остановился только потому, что мама позвала его к чаю

.

Я содрогнулся

.

©В

.

Козовой, перевод, 1965 Ромен Гари Я ем ботинок Я чувствовал, что готов съесть для Валентины – именно так ее звали – пятьдесят мух, но я не мог вынести мысли, что, стоит мне отвернуться, как она обманывает меня с моим лучшим другом

.

Однако я проглотил и это

.

Я начинал привыкать

.

– Можно, я поцелую тебя?

– Ладно

.

Но не слюнявь мне щеку, я этого не люблю

.

Я поцеловал ее, стараясь не слюнявить щеку

.

Мы стали на колени за кустами, и я целовал ее еще и еще

.

А она крутила серсо вокруг пальца

.

– Сколько уже?

– Восемьдесят семь

.

Можно поцеловать тебя тысячу раз?

– Ладно

.

Только поскорее

.

Это сколько – тысяча?

– Я не знаю

.

Можно, я тебя и в плечо поцелую?

– Ладно

.

Я поцеловал ее и в плечо

.

Но все это было не то

.

Я чувствовал, что должно быть еще что-то, мне неизвестное, но самое главное

.

Сердце у меня отчаянно колотилось, я целовал ее в нос и волосы и чувствовал, что этого недостаточно, что нужно что-то большее;

наконец, потеряв голову от любви, я сел в траву и снял ботинок

.

– Я могу съесть его ради тебя, если хочешь

.

Она положила серсо на землю и присела на корточки

.

Я заметил в ее глазах огонек восхищения

.

Большего я не желал

.

Я взял перочинный ножик и начал резать ботинок

.

Она глядела на меня

.

– Ты будешь есть его сырым?

– Да

.

Я проглотил кусок, за ним другой

.

Под ее восхищенным взглядом я чувствовал себя насто ящим мужчиной

.

Отрезав следующий кусок, я глубоко вздохнул и проглотил его;

я продолжал это занятие до тех пор, пока сзади не раздался крик моей гувернантки и она не вырвала бо тинок у меня из рук

.

Мне было очень плохо в ту ночь, и, поскольку пришлось выкачивать содержимое моего желудка, все доказательства моейлюбви, одно за другим, предстали перед родительским взором

.

Вот какими воспоминаниями я поделился с женой, сидя на террасе нашего дома в Аризоне и глядя на скудный ландшафт пустыни, словно с приближением шестого десятка я ощутил вдруг неодолимую потребность оживить в памяти свежесть давно минувшей юности

.

Жена выслушала мой рассказ молча, но я заметил на ее лице мечтательное выражение, показавше еся мне странным

.

С тех пор она почему-то резко переменила отношение ко мне

.

Она почти со мной не разговаривала

.

Быть может, я поступил нетактично, рассказав ей о своих про шлых увлечениях, но на склоне дней, после тридцати лет совместной жизни, мне кажется, я заслуживал снисхождения

.

Встречая ее взгляд, я читал в нем упрек и даже страдание, а порою глаза ее наполнялись слезами

.

Через несколько дней после нашего разговора она слегла

.

Она отказалась от врача и лишь смотрела на меня негодующим взором

.

Она лежала у себя в комнате, с большой грелкой, свернувшись в клубок;

когда я входил, она бросала на меня оскорбленный взгляд и поворачивалась спиной, так что мне оставалось лишь смотреть на седые завитки у нее над ухом

.

К тому времени обе наши дочери уже вышли замуж и мы жили вдвоем

.

Я, как призрак, бродил из комнаты в комнату

.

Я позвонил старшей дочери в надежде хоть от нее узнать, в чем же я провинился, – дело в том, что моя жена и старшая дочь ежедневно целый час обсуждали по телефону мои недостатки

.

Но на этот раз дочь не была в курсе дела

.

По этому поводу она слышала от матери лишь ничем не примечательную на первый взгляд фразу:

Ромен Гари Я ем ботинок – Твой отец никогда меня по-настоящему не любил

.

Я сошел на террасу, тяжело опустился в кресло и принялся размышлять

.

Я глядел на расстилавшийся передо мною ландшафт, с его кактусами, бесплодной землей и потухшими вулканами, и не спеша, тщательно проверял свою совесть

.

Потом я вздохнул

.

Поднялся, пошел в гараж и сел в машину

.

Я отправился в Скоттсдейл и вошел в магазин «Джон и К»

.

– Мне нужна, – сказал я, – пара ботинок на резиновой подошве

.

Что-нибудь полегче

.

Для мальчика девяти лет

.

Я взял сверток и поехал домой

.

Затем прошел на кухню и добрых полчаса кипятил бо тинки

.

Затем я поставил их на тарелку и решительным шагом вошел в комнату жены

.

Она бросила на меня печальный взгляд, в котором вдруг зажглось удивление

.

Она приподнялась на постели

.

Глаза ее засверкали надеждой

.

Торжественным жестом я вынул из кармана пе рочинный ножик и сел у нее в ногах

.

Потом взял ботинок и принялся за него

.

Проглотив кусок, я бросил патетический взгляд на жену: в конце концов, мой желудок был уже не тот, что в те, давние времена

.

В ее взоре я прочел лишь величайшее удовлетворение

.

Я закрыл глаза и продолжал жевать с мрачной решимостью по поддаваться бегу времени, седине и старческой помощи

.

Я говорил себе, что, собственно, нет никаких оснований склонять голову перед недомоганиями, слабостью сердца и всем прочим, что связано с возрастом

.

Я проглотил еще кусок

.

Я не заметил, как жена взяла у меня из рук перочинный нож

.

Но открыв глаза, я увидел, что в руках у нее второй ботинок и она принимается уже за второй кусок

.

Она улыбнулась мне сквозь слезы

.

Я взял ее руку, и мы долго сидели так в сумерках, глядя на пару детских ботинок, которые стояли перед нами на тарелке

.

Ромен Гари Письмо к моей соседке по столу Письмо к моей соседке по столу Мадам!

Я в свете новичок

.

Однако несколько раз я оказывался за столом рядом с Вами

.

Вы молоды, красивы, неизменно восхитительно одеты, и Ваши драгоценности делают честь Вашему мужу

.

В первое же наше знакомство – на этапе семги – Вы сообщили мне без обиняков:

– Я вас ничего не читала

.

Я сказал себе: вот так рождается чистая дружба

.

Ко мне вернулась надежда, а я вернулся к семге

.

Едва только появился омар, Вы обронили многообещающую улыбку:

– Теперь я стану покупать Ваши книги

.

Я был счастлив, что всего за несколько движений вилкой сумел Вас заинтересовать

.

Но Вы продолжали:

– Скажите, как это к вам приходят все ваши мысли?

Омар, скажу Вам, был великолепен

.

Свежайший омар: хозяйка дома – жена министра

.

Так вот, едва Вы задали мне свой вопрос, омар стал тухнуть прямо у меня в тарелке

.

На глазах

.

Нельзя так поступать с женой министра

.

Все же я дотянул до конца ужина

.

Хотя и не смог объяснить Вам, как мне приходят в голову мысли: кто ж их знает

.

Назавтра я узнал от нашей общей знакомой, принцессы Диди, что я Вас «очень разочаровал»

.

Неделю спустя я снова попал в Вашу компанию

.

Вы молниеносно пошли в наступление:

– Почему вы всегда такой мрачный? Как будто вам все опротивело

.

У вас неприятности?

«Всегда» после двух встреч, мне кажется, слегка чересчур

.

Однако хотелось бы на этот предмет объясниться

.

Начнем с того, что у меня такая физиономия, я тут ни при чем

.

Она от рождения

.

Она снаружи и необязательно отражает глубину натуры

.

Вид у меня, как Вы правильно заметили, и правда иной раз такой, будто я мучаюсь зубами

.

Видите ли, у меня нервная работа

.

Легко понять: в романе десять, двадцать, пятьдесят героев

.

Если я выгляжу озабоченным, это означает, что я думаю о своих персонажах

.

Когда я думаю о себе, я, как правило, помираю от хохота

.

Третьего дня в «Жокей-клубе» я имел беседу с одной из Ваших приятельниц, графиней Биби

.

Поболтав чуток, она прямодушно сообщила мне:

– А вы совсем не похожи на то, что про вас говорят

.

Я побледнел: я и не подозревал, что это всем известно

.

Я полагал, что спрятал труп, который предварительно разрубил на куски, в надежном месте

.

Ан нет, речь-то, оказалось, о другом:

– Вы скорее милы

.

Это был один из чудовищнейших моментов в моей жизни

.

Сколько вульгарности, дурных манер и вдобавок семнадцать лет дипломатической службы, и за пятнадцать минут беседы с таким трудом заработанная репутация – коту под хвост! Что я мог сделать? На миг я подумал, не укусить ли мне ее за ухо, но решил, что она может неправильно это истолковать

.

Еще одно

.

Вышло так, что я женат на киноактрисе, да еще и восхитительной красоты

.

Позавчера у маркизы Рокепин Вы на миг оторвались от ванильного мороженого:

– Скажите, вы ревнуете, когда на экране кто-то целует вашу жену?

©С

.

Козицкий, перевод, 1990 Ромен Гари Письмо к моей соседке по столу – Ну что вы, мадам, вовсе нет

.

Не более чем ваш муж, когда вы отправляетесь на осмотр к врачу

.

Мне показалось, что Вы хотели залепить мне пощечину

.

За что, Бог мой? Вы задали мне конкретный вопрос, я дал Вам конкретный ответ

.

Почему же на следующий день Вы сказали виконтессе Зизи, что я невежа?

Зизи, кстати, меня защищала

.

Если я правильно понял, она ответила Вам, что я никакой не невежа

.

А просто свинья

.

Мадам, я не свинья

.

Я не открываюсь людям, с которыми едва знаком, вот и все

.

Вы покупаете мои книги, прекрасно

.

Но разрешите мне, мадам, остаться по крайней мере в бюстгальтере

.

Чтение моих книг не дает Вам никакого права раздевать меня, да еще наспех

.

«В душе вы романтик, да?», «В душе вы нигилист, да?», «В душе вы разочарованный, да?» И все это между сыром и фруктами

.

Мадам, если бы все это было у меня в душе, я бы давно лег на операцию

.

Вчера я нарвался на Вас у Базилеусов

.

Вы только что прочли мой новый роман

.

.

.

Там героиня – американка, которая пьет, травится наркотиками и вообще ничем не брезгует

.

Я едва успел поцеловать Вам руку, как Вы уже встали в боевую стойку:

– Эту американку вы писали с вашей жены, да?

Сообщаю, что героиня моего следующего романа – нимфоманка

.

Давайте, мадам

.

Поста райтесь

.

«Прыгайте к выводам», как говорят в Англии

.

Но если моя жена на этот раз даст Вам пару оплеух, то не ограничивайтесь тем, что обзовете меня невежей

.

Потребуйте у своего мужа, чтобы он вызвал меня на дуэль

.

Я выберу оружие, которое, мне кажется, стало сегодня оружием «большого света», – кухонный нож!

Мне не хотелось бы закончить это письмо, не ответив на последний вопрос, который Вы задали мне на другой день у графини Бизи, чей муж кто-то там по свекле

.

Вы упомянули один из моих романов, где все происходит на парижском дне

.

– Как же получается, что вы, профессиональный дипломат, так хорошо знакомы со средой сутенеров, девиц легкого поведения и преступников?

Мадам, откроюсь Вам

.

Прежде чем стать профессиональным дипломатом, я был сутенером, девицей легкого поведения и преступником

.

Единственное, что меня удивляет: как, идя такими темпами, Вы не обвинили Достоевского в убийстве старухи процентщицы при помощи топора, а Микеланджело – в соучастии в распятии Христа?

Примите, мадам, уверения в моей совершеннейшей искренности

.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.