WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

.

РОМЕН ГАРИ Цвета дня im WERDEN VERLAG DALLAS AUGSBURG 2003 Ромен Гари Romain Gary Цвета дня Les couleurs du jour Перевод с французского The book may not be copied in whole or in part

.

Commercial use of the book is strictly prohibited

.

.

The book should be removed from server imme diately upon © request

.

©Издательство Симпозиум, 2000 ©Л

.

Бондаренко, перевод, 2000 ©«Im Werden Verlag», 2003 http://www

.

imwerden

.

de info@imwerden

.

de OCR, SpellCheck & Design by Anatoly Eydelzon books@tumana

.

net A Generated by LTEX 2

.

Первая часть СИНИЙ: ЗАЛИВ АНГЕЛОВ Ромен Гари Цвета дня I Ренье думал о фразе своего наблюдателя Деспьо, убитого во время боевого задания, на бре ющем полете, в окрестностях Парижа: «Я считаю, что после войны Америка будет медленно эволюционировать к либеральному социализму, а СССР будет двигаться в том же направле нии через обратную эволюцию;

местом же их встречи станет самая прекрасная цивилизация, которую когда-либо знал мир»

.

С той поры прошло время, Ренье стал добровольцем француз ского батальона, отправляющегося в Корею, Деспьо наверняка в раю, а третий член экипажа, пулеметчик Мегар, стал генеральным секретарем коммунистической молодежи департамента Эр или кем-то в этом роде

.

Ренье повернулся к хозяину бара:

– Педро, еще виски

.

– А мне водку с вишней, – сказал Ла Марн

.

Ренье нередко мысленно возвращался к этой навязчивой идее малыша Деспьо, выпускника педагогического института, но это был просто способ вспомнить друга: так воскрешают в памяти какую-нибудь особенность его физиономии, глаз или смеха

.

А также еще и способ вспомнить экипаж

.

«Я считаю, что

.

.

.

Америка

.

.

.

» За этими словами он попросту стремился вновь услышать голос товарища

.

Ничего больше

.

Лично он во всем этом не разбирался

.

Он, слава Богу, никогда не был интеллектуалом

.

И тем более борцом за обреченные идеи

.

Он был простым искателем приключений – с ударением на слове «простой»

.

Терпеть не мог усложнять

.

Любил корриду, бокс, женщин, приятелей

.

А еще любил драку – вот почему он теперь уезжал

.

В общем-то, он был человеком своего времени, а значит, крутым парнем

.

Ни следа иллюзий в отношении чего бы то ни было, и мужественность во всем

.

Ноздри всегда настороже, как у хищного зверя, нигде ни миллиметра жира, сердце – один сплошной мускул, твердый взгляд, грудь колесом и волосатый торс, всюду тестостерон

.

Ему почти удалось убедить себя в этом, и он ощутил на какое-то мгновение очень приятное чувство легкости и превосходства, своего рода равнодушный дендизм: он вышел из своего внутреннего мира с ощущением, будто вышел из стен Итона

.

Изысканно оттопырив мизинец, он попробовал виски и небрежно выпил, хотя виски, бесспорно, воняло клопами

.

Виски не принадлежало к числу любимых им простых вещей

.

Но среди всех его товарищей по Королевским военно-воздушным силам не было ни одного, кто не любил бы виски, а он пил не затем, чтобы забыть, а затем, чтобы вспомнить

.

Каждый возвращает своих друзей как может

.

Особенно когда из двухсот человек, а столько вас, было в военно-воздушных силах «Свободной Франции»1 в 1940 году, в живых сейчас осталось лишь пять – один из них ты сам

.

Что до сентиментальной стороны этого дела

.

.

.

ну что ж, да, совершенно верно, и только в этом и есть правда

.

Вы позволите?

Валяйте

.

Заметьте, если вы предпочитаете мужскою сдержанность – когда не пускают слезу, когда благородно сжимают зубы, когда и бровью не ведут, – для которой слово «нежность», слово «человечный», слово «лелеять», слово «верность» стали неслыханными непристойностями, публичными развратными действиями, ну что ж, мне очень жаль: я проявляю свои чувства открыто

.

По крайней мере, в глубине души, как сейчас

.

Хе-хе, – впрочем, без особой радости

.

Хе-хе – не очень-то весело

.

«Свободная Франция» – антифашистское и патриотическое движение, возникшее летом 1940 году по ини циативе генерала де Голля

.

Ромен Гари Цвета дня Все это для того, чтобы сказать вам, что малыш Деспьо ошибся адресом: свой идеал ему следовало бы искать не на поле боя, а в объятиях женщины

.

Именно там находится этот идеал

.

Мир, справедливость, свобода – у женщин ими полны руки

.

Только женщины могут вам его дать

.

Им только и нужно, что исправить мир для вас, дать вам построить его у себя па груди и на губах

.

Одна встреча – и справедливость торжествует

.

Одно объятие – и нет больше рабства

.

Это довольно точно передает то, что Ленин называл революцией, и если он никогда этого внятно не произнес, то лишь исключительно из мужской стыдливости

.

Но он сумел вложить это в свое молчание

.

Весь свой гений он направил на то, чтобы чтить лю бовь своим потрясающим молчанием

.

Он молчаливо посвятил свои творения прославлению женщины, нежности ее груди, сладости губ, и то, чего он сам так никогда и не говорит, со всей присущей ему выразительной мощью, в конце концов осеняет вас своей очевидностью

.

Его трогательная скрытность лишь подчеркивает то, что она столь внимательно избегает упо минать

.

.

.

То отсутствие, что исходит от его произведений, – один из самых знаменательных вакуумов, который когда-либо поражал человеческое ухо, и то, что Ленин никогда не произ носит, дойдет до самого сердца народов

.

Именно в этом заключается его самое прекрасное, самое красноречивое послание

.

Но осторожно

.

Еще немного – и заговорят о свободе нравов

.

О том, что они называют свободой нравов, то есть о праве поставить любовь к женщине выше всего – туда, куда по ошибке ставят иногда солнце

.

Скажут, что я отправляюсь в Корею защищать свободу нравов, то есть право каждого человека выбирать свое собственное солнце и называть темнотой все остальное

.

Скажут, что я отправляюсь защищать Солнечную систему, где нищета еще заключается и в том, чтобы быть нелюбимым, где из одиночества выходят не массами, а благодаря встрече с одним-единственным человеческим существом, где созидание заключается еще и в том, чтобы зарыться лицом в чьих-нибудь волосах, и братство – не рабское сообщество, а любовь – не особое братство

.

Всё это скажут – и как они будут правы

.

.

.

Удивительно все же, в чем только мы иногда не признаемся себе в мыслях

.

Удивительно

.

Постыдно

.

Упадочно

.

Непристойно

.

Неудивительно, что у Ла Марна смущенный вид

.

Ла Марн, он стыдлив

.

Наверняка думает то же самое, что и я, – что еще, по-вашему, может думать один человек левых взглядов о другом в 1951 году? И наверняка не знает, куда ему приткнуться

.

Жажда любви, вы же понимаете

.

Вы сами, возможно

.

.

.

Нет?

Прошу прощения

.

Видите: я даже покраснел

.

Я еще на это способен

.

Но что вы хотите, я всегда забываю про эту пресловутую стыдливость и пресловутую му жественность, которыми у вас всех полон рот

.

И куда, по-вашему, может сегодня приткнуться интеллектуал левых взглядов, идеалист в поисках терпимости и братства, если не на грудь женщины? У кого, по-вашему, он просит все это?

Знаю, знаю

.

Знаю, что с этим надо покончить раз и навсегда, оставить это навязчивое желание нежно сти педерастам

.

Ромен Гари Цвета дня Если бы вы, буржуа, работали по девять часов в день на дне шахты, вы бы о любви не думали

.

Это правда

.

Это даже самый суровый приговор работе в шахте, который я знаю

.

Правда, эту эксплуатацию можно прекратить: достаточно немного братства

.

А вот дру гую

.

.

.

С отсутствием любви поделать ничего нельзя

.

Ничего

.

Никогда на земле не будет достаточно братства, чтобы вытащить вас оттуда

.

А братство без любви – это особое братство, это значит, продолжается эксплуатация человека человеком

.

Тогда можно лишь направить свое вдохновение на защиту культуры, которая, начиная с Девы, Данте, Петрарки и трубадуров, Шекспира и Расина, «Тристана и Изольды» до «Манон», «Дамы с камелиями», Шопена, Чаплина, Пушкина, Ганса Андерсена и до самого ничтожного из наших фильмов, самого глупого из наших сериалов, до самой плоской из наших песен, всегда прославляла культ женщины и женственности, – о вы, кто обращается со своими женами как с равными

.

.

.

это ли не один из самых подлых способов принизить их?

Вот

.

Я высказался

.

Или, по крайней мере, поразмыслил

.

Делайте со мной что хотите

.

Вот тема для вдохновения, вот свобода культа, которую я защищал еще от Гитлера, от всех этих сверхлюдей с судорожно, по-мужски сжатыми сфинктерами, немалое число которых я сбил, начиная с неба над Англией и до Ливийской пустыни: именно это и дает мне право сказать вам, что человек всегда был жив и всегда будет жить некой неясностью, которая просачивается, – некой женственностью

.

Что до остального

.

.

.

Она встретится или не встретится

.

Никакое мироустройство не может мне ее дать

.

Ни одна система не может спасти меня от нищеты

.

Я ничего не могу с этим поделать

.

Я могу лишь защищать свободу культа и надеяться

.

Пытаясь представить себе ее при помощи всех женщин, которых я знал

.

Ибо наступает такой момент в жизни, когда все женщины, которые вам повстречались, в конце концов выстраива ются для вас в один очень ясный образ той, которой вам недостает

.

Именно это оставляют они вам, уходя

.

Это та благодать, которую они вам творят

.

Они служат эскизами, они работают над ее портретом

.

В конечном счете вы ее отчетливо видите, и ей не хватает лишь одного – материализоваться

.

Открыть дверь бара «У Педро» и войти

.

Я немедленно се узнаю: ее так недоставало в других! Как тут ошибиться, после стольких эскизов, после стольких лиц, разглядывавшихся с упреком, и этих слов, которые всякий раз обязательно произносились:

«Почему ты так на меня смотришь?» Почему?

Желание ухватиться несмотря ни на что, не ждать больше, паническое желание надеяться вопреки очевидному, и в то же время тревога ощутить в очередной раз, что это не то

.

.

.

Как же мне еще смотреть на вас? Впрочем, мне следовало бы обратить внимание на свои глаза

.

Никакого эксгибиционизма

.

Чего мне недостает, так это скромной страсти, страсти практичной, в человеческом мас штабе, как бой быков или лошадиные скачки, – бокс, например: если бы мне удалось найти себе пристанище в свите Сахарного Рэя Робинсона1, я мог бы, возможно, носить его губку, Рэй Робинсон – американский боксер-профессионал, троекратный чемпион мира

.

Ромен Гари Цвета дня или что-нибудь в этом роде, что-нибудь полезное, ограниченное, земное, далекое от великих идей, без следа идеализма

.

Он закурил

.

Он должен был присоединиться к французскому батальону в Корее у Монклара, сев на следующий пароход, который выходил из Марселя через десять дней

.

А пока он облокотился о стойку бара рядом с Ла Марном, который уезжал вместе с ним – не из-за идеализма, уточнял он, а просто по дружбе, чтобы последовать за товарищем, – он остановился в Ницце, якобы посмотреть на карнавальное шествие, но также немного и для того, чтобы попрощаться с Пе дро, который в данный момент мыл бокалы по другую сторону стойки

.

У Педро была голова боксера – лысый, бритый и седеющий череп, – и он совсем не походил на ваше представление об испанском интеллектуале в изгнании, бывшем преподавателе этнографии в университете в Саламанке

.

Ренье познакомился с ним во время Гражданской войны в эскадрилье «Испа ния», где тот был у него наблюдателем на Потезе-540 вплоть до разгрома

.

Педро был тогда коммунистом и оставался им до сих пор – в целом он сильно изменился

.

Ренье никогда не был коммунистом, и, следовательно, ему не нужно было меняться

.

Удивительно все-таки, до какой степени справедливости и свободе не хватает последовательности в идеях

.

Легка, как пушинка, и вечно в полете, с цветка на цветок, с одного на другое

.

Они не могут оставаться на месте

.

Им нужно побыть немного там, немного здесь, here today and gone tomorrow1, напо ловину там, на три четверти здесь, они никогда ничему не отдают предпочтения, постоянный вальс колебаний, никогда не удается загнать их раз и навсегда в какой-нибудь один уголок мира, зажать в кулаке;

то они с вами, то вдруг вас покидают, направляясь к вашим противни кам, и смотрят на вас из их лагеря, и вы вынуждены прыгнуть в объятия своих противников, и когда вы уже там – бум! – вы внезапно попадаете в настоящий концентрационный лагерь, справедливость и свобода уже в другом месте, и вы, тут же сменив убеждения, скачете и скачете за ними, с сачком в руке, и догоняете их, и какой-то отрезок пути преодолеваете в их обществе, униженно за них цепляясь;

вы начинаете уже переводить дыхание, как – бум!

– справедливость и свобода в один миг, без предупреждения, покидают вас и направляются в другое место, как правило, в лагерь, который вы только что оставили, и вам уже в который раз приходится выбирать между своими идеями и своими друзьями, и, как круглый дурак, вы выбираете свои идеи и бежите, семеня, среди людей, чьи физиономии вам не нравятся, и с мрачным видом остаетесь сидеть среди них, тревожно уставившись на справедливость и свободу, не сводя с них глаз – надо быть уверенным, что они все еще здесь, – надеясь в глубине души, что они вернутся к вашим вчерашним друзьям, и затем – бум! – они перед самым вашим носом делают потрясающий прыжок, и вы бросаетесь вслед за ними, с сачком в руке;

но вот вы потеряли их из виду, их нигде нет – ни там, где они только что были, ни там, где они были вчера, ни справа, ни слева, ни позади, ни впереди, ни у ваших вче рашних противников, ни у сегодняшних – ибо друзей-то у вас больше нет, – и вы с жалким видом бегаете по кругу, с сачком в руке, вглядываясь в горизонт, задрав голову, совершенно ошеломленный, неспособный сориентироваться, рыщете по горам и по долам, переворачивая каждый камень, чтобы увидеть, не спрятались ли они там, и затем, внезапно, находите их в совершенно недоступном, недосягаемом для всех месте, ни во вчерашнем, ни в сегодняшнем, ни у ваших противников, ни у ваших друзей;

и вы с трудом карабкаетесь к ним, берете их за руки и остаетесь уныло подле них сидеть, дожидаясь, пока кто-нибудь не доберется до вас, и, чтобы привлечь внимание, вы жалобно повышаете голос, и тогда вас замечают, и забрасыва ют камнями и гнилыми помидорами, чтобы заставить вас спуститься оттуда, но вы остаетесь Сегодня здесь, завтра там (англ

.

)

.

Ромен Гари Цвета дня один, вперившись взглядом в справедливость и братство, желая окончательно увериться, что они по-прежнему там, и вы не уступаете ни пяди;

обремененный хитростью и опытом, вы быстренько умираете за них, пока они никуда не делись

.

– Еще раз то же самое, Педро, – сказал он

.

– Вы приедете в Корею пьяным, – сказал Педро

.

Нас неверно поняли, подумал Ренье

.

Но он ничего не сказал и взял стакан

.

Сдержанность и мужественность

.

Крайне трудно порвать с самим собой, то есть с потребностью справед ливости и свободы для других

.

Быть наконец счастливым для себя самого

.

Так больше не делается

.

У меня в кармане листок, вырванный из вечерней газеты

.

С одной стороны на нем пара титек – если его у меня найдут, подумают, что в них вся причина: честь будет сохранена

.

Но с другой стороны имеется отрывок из американской Конституции, в котором говорится о праве каждого человека стремиться к счастью

.

Пугающая ответственность

.

Непосильная и беспощадная Конституция: стремление к счастью, вы отдаете себе отчет?

Почему не пожизненные принудительные работы, пока вы не убрались на тот свет? Никто не вправе требовать такого

.

Никто не вправе забивать им головы подобными идеями начиная с самого раннего возраста, начиная со школы

.

Конституция, которая поощряет каждого человека к погоне за счастьем, это не демокра тическая Конституция

.

Это Конституция развратная и похотливая, явно реакционная

.

Pursuit of Happiness

.

.

.

Это слишком, слишком

.

Это даже противоестественно

.

По-моему, все это нужно переделать, черт возьми

.

Скажите просто: каждый должен искать счастье для других людей

.

Каждый найдет свое счастье в счастье других людей

.

Тогда – порядок

.

Такое можно

.

Так – это дело, достойное похвалы

.

Не говоря уже о том, что это все же немного легче, чем быть счастливым самому

.

Незаметно уклониться от того обязательства перед самим собой

.

которое при рождении получает от природы каждый, от той чести быть человеком, которая состоит в том, чтобы быть счастливым, чтобы размахивать знаменем человеческого счастья, сознавая тот тяжкий удел, который нам уготован

.

.

.

Сломать железный закон, быть счастливым

.

Впрочем, я серьезно подумываю об этом

.

В один из этих дней

.

.

.

Если бы только я тебя повстречал, дорогая, – хоть так и не принято говорить с незна комкой, но ты меня простишь, – если бы только я тебя повстречал, я бы увез тебя к себе домой, в Рокбрюн – сорок минут езды на автобусе, – и мы бы уж сумели воздать почести американской Конституции

.

Мы бы повесили ее над нашей кроватью

.

.

.

Уверен, что в Америке так поступают все любовники

.

Pursuit of Happiness

.

.

.

Что за наглецы! Записать такое прямо в Конституцию, это уже что-то запредельное

.

Словно пота и крови, и самоотверженности, и преданности, и труда, и производительности, словно всего этого было недостаточно

.

Словно, вдобавок ко всему прочему, нужно было еще сражаться за честь, защищать свою человеческую честь – понятие, смысл которого заключается в том, чтобы быть счастливым

.

Словно счастье вдвоем может быть чем-то иным, а не выходом из подчинения, отказом от верноподданнической клятвы, Поиски счастья (англ

.

)

.

Ромен Гари Цвета дня горстью воды, похищенной у всеобщей жажды, своего рода пиратством, разбоем вдвоем, Pursuit of Happiness

.

.

.

Вот свиньи!

Он стоял у стойки бара, улыбаясь той чуть насмешливой, едва проступавшей на губах улыбкой, которая была единственным знаком близости со своими мыслями, который он мог себе позволить

.

Он был высок, худощав, светло-каштановые седеющие волосы, а под ними – лицо, которому не без труда давалась суровость

.

Левый рукав заправлен в карман пиджака

.

В течение полугода он возглавлял сыскную полицию Ниццы

.

Он поступил на службу в полицию после Освобождения, чтобы попытаться пройти курс дезинтоксикации

.

Им двигало желание порвать – усилие одновременно и радикальное, и наивное: что-то похожее происходит, когда закоренелый алкоголик в один прекрасный день решает больше не пить и запирается подальше от всякой выпивки

.

После пятнадцати лет борьбы политической и просто борьбы – от дворца Компании взаимного страхования до Испании, от Лиги защиты прав человека до Королевских военно-воздушных сил и партизанского отряда – он поступил на службу в полицию, чтобы порвать с самим собой

.

Однако не получилось

.

По истечении нескольких недель исполнения своих обязанностей его начальству а довольно быстро и самому Ренье – стало :ясно, что он не изменился, что он продолжает в том же духе: он пытается реформировать полицию

.

Пыта ется сделать из нее нечто человечное и чистое, великодушно-рыцарское, нечто, что летит на помощь справедливости, вдовам и сиротам

.

Это и вправду было тем, что называется закорене лым идеализмом

.

Осознав это, он тут же подал в отставку, и все вернулось на круги своя

.

Он уединился в своем доме в Рокбрюне, где стал писать книги для детей и искусствоведческие рецензии, отважно борясь со всеми организациями, которые непрерывно пытались подцепить его, со всеми комитетами, ассоциациями, партиями, союзами, лигами, движениями, фронта ми, группировками, а также с письмами товарищей, по уши увязших в новых боях за то же дело, – товарищами, которые и вправду не умели жить не дыша

.

Пребывая в одиночестве в своей деревне, он боролся со всем, что уводило его в сторону от главного, – и он ждал

.

Но ничего не происходило

.

Впрочем, может, место было выбрано неудачно: Рокбрюн был в какой-то мере изолирован, чуть в стороне от больших дорог, нужно было делать крюк, сюда приезжали все меньше и меньше

.

И случалось, его неотвязно преследовала мысль, что, быть может, она приехала и обосновалась в Эзе или Ла-Тюрби;

он даже подумывал о том, чтобы перебраться в Мексику: своего рода предчувствие

.

.

.

– Я думал, что шествие начинается в два часа, – проговорил он очень громко, с огромным достоинством

.

– У тебя есть время, – сказал Педро

.

– Корабль отплывает только через десять дней, разве нет?

За бутылками бара, в зеркале, Ренье увидел свое лицо с пресловутыми седыми маяками на висках и отвернулся

.

В конце концов, мне уже не двадцать

.

В двадцать еще позволительно думать, что любовь – это стиль жизни

.

Но мне стукнуло сорок, и я поседел, правда, я родился в мае – и это все, что у меня осталось общего с весной

.

Я, что называется, зрелый мужчина

.

Я, в конце концов, имею право на зрелость ума, ту столь хваленную зрелость, которая неумолимо наводит на мысль о хорошо выдержанном сыре

.

Мне уже непозволительно – иначе я рискую показаться смешным и неприличным – ска зать, что все, что я сделал стоящего в жизни, я сделал под взглядом любви и что Лига защиты прав человека, война в Испании, Королевские военно-воздушные силы и т

.

д

.

– все это было для меня лишь способом ухаживания

.

Если бы мне все еще было двадцать, я мог бы вам сказать, например, что в эскадрилье, при вылете, на рассвете, есть свой способ надевать Ромен Гари Цвета дня шлем, очки, складывать парашют и пролетать в трех метрах от земли, – это оттого, что перед глазами у вас женщина

.

Есть свой способ выгуливать крылья под пулеметным дождем, пики ровать на противника и поливать его огнем, пока он не взорвется, – это небо, брошенное к ее ногам

.

А еще есть свой способ вылезать из кабины, снимать перчатки и шагать по земле в оглушительной тишине – это уже как прикосновение рук, обвивающих вас

.

Но о таких вещах не говорят

.

Мужество – это тоже представление, которое складывается у нас о любви

.

Но о таких вещах не говорят

.

Он повернулся и бросил на остальных холодный и равнодушный взгляд – так одеваются, готовясь к выходу

.

Ла Марн допил водку и разглядывал вишню на дне бокала

.

Они ничем не могли помочь друг другу: они были среди мужчин

.

Единственная женщина, которая там была, – девица легкого поведения: она сидела за стойкой бара, в своем гнезде из чернобурок

.

Шлюха, подумал Ла Марн, то есть unisex

.

И он с отвращением отвернулся

.

Ромен Гари Цвета дня II Ла Марн был человеком невысокого роста, худощавым, маленьким, смуглолицым, с тща тельно подкрашенными волосами – очень черными и блестящими;

ого лицо отличала некая экзотичная, латиноамериканская миловидность;

в действительности же он был польского про исхождения – сын скорняка из Лодзи

.

У пего еще были длинные и трепещущие ресницы и глаза лани, карие и нежные, с той как бы приятной на ощупь бархатистостью, которую куда приятнее встретить в перчатке от «Гермеса», чем в мужском взгляде

.

Унаследовав этот при липчивый женский взгляд от своих родителей, прадедушек и прабабушек, он так и не сумел от него избавиться, несмотря на пять лет, которые специально для этого провел в Иностран ном легионе, объяснял он – лукаво, конечно, всегда лукаво

.

Ни один из его двоюродных братьев так никогда и не понял, зачем он отправился в Иностранный легион, никому из них даже в голову не пришло, что дело в его глазах и что это была попытка десенсибилизации

.

Он уволился оттуда, старшим сержантом и, похоже, был единственным человеком с таким взглядом, который дослужился в Иностранном легионе до старшего сержанта

.

Он вернулся затем во Францию, страну, за которой всегда упорно наблюдали его глаза из глубины Польши, из-за того, что детям в гетто рассказывали о Франции

.

Им говорили о свободе, равенстве и братстве, учили держаться прямо, вместо того чтобы заставлять делать зарядку и научить их глубоко дышать с широко распахнутыми окнами

.

Все сводилось к одному и тому же

.

Оказа лось, что Ла Марн, вероятно из-за своих глаз, был особо чувствителен к этим дыхательным упражнениям

.

Он возвращался после них с блестящими глазами, порозовевшими щеками, с грудью, наполненной чистым воздухом, и, когда его польским товарищам случалось обхо диться с ним не совсем по правилам хорошего тона на какой-нибудь пустынной аллее в парке Агрикола, куда он иногда забредал, он не сердился на них по-настоящему, потому что они не были французами

.

Случалось также, что его товарищи насмехались над ним и, чтобы вывести его из себя, говорили, что французы были разбиты немцами в 1870 году

.

Ла Марн, которому было тогда тринадцать, кидался с палкой на лгунов или в слезах убегал;

вот почему он был единственным учеником в школе, в присутствии которого старый учитель, отлично понимавший, в чем дело, ни разу не осмелился провести урок по войне 1870 года

.

Oн знал, что такое чувствительность

.

Он знал, что важно, а что нет

.

Ла Марн в то время не го ворил по-французски и не решался учить его вплоть до шестнадцати лет, как не решаешься обратиться к женщине, которой восхищаешься и которую любишь издали

.

В семнадцать он пережил парочку небольших любовных приключений, что позволило ему победить свою ро бость, а в восемнадцать приехал во Францию, где сначала заболел от перевозбуждения, затем стал работать у одного портного на улице Лафайетт, учась по ночам

.

Но он не чувствовал себя в полном согласии с законом

.

Он запирался у себя в комнате и даже не осмеливался пойти посмотреть достопримечательности

.

В конце концов в девятнадцать лет он записался в Леги он, участвовал в военной кампании Рифа, был ранен и представлен к награде

.

Затем вернулся в Париж и открыл на свое выходное пособие магазинчик по продаже одежды, продолжая учиться на юридическом

.

Он вызвал к себе мать и натурализовался

.

Его жизнь, наверно бы, так и протекала, потихоньку, между парадами 14 июля, которые он никогда не пропускал, и собраниями Лиги защиты прав человека, в Компании взаимного страхования, если бы не случилась война

.

Июнь 1940 года превратил его в жалкого, опустившегося человека, но он еще цеплялся, он еще верил, что это не серьезно, что это были только танки

.

Перемирие Ромен Гари Цвета дня и Виши добили его

.

Ему потребовалось некоторое время, чтобы все осознать

.

И в этом он был не одинок

.

Никто вокруг не понимал

.

Но он, несомненно, понимал меньше всех

.

Это было вполне естественно

.

Начав изучать Францию по книгам, он в течение долгого времени слышал ее лишь издалека, как звук охотничьего рога из глубины леса

.

Впрочем, даже натура лизовавшись, даже живя в центре Парижа, он продолжал ее слышать как нечто доносившееся извне

.

Но звук рога внезапно смолк, и из глубины опечаленных лесов исходила лишь тишина

.

Тогда он не понимал

.

Он пребывал в полной растерянности

.

Он внимательно вглядывался в лица французов – они тоже, судя по их виду, ничего больше не слышали;

однако полной уверенности не было, возможно, рог звучал в них по-прежнему внутри, но он не знал

.

Он пребывал в полной растерянности и не понимал

.

Он проводил время, с религиозным рвением слушая радио Виши, неистово аплодируя имени маршала Петена, проклиная англичан из-за Мерс-Эль-Кебира

.

По-настоящему он понял, когда очутился на одной парижской улице с жел той звездой на груди

.

Вот тут-то он понял

.

Он вернулся к себе домой, провел ночь, сидя на кровати, зубоскаля и рыдая до тех пор, пока в нем не осталось одна лишь икота

.

Следующую ночь он провел в борделе, впервые в жизни

.

Затем он сбежал в Марсель и начал копить по крышки, воздушные камеры и продовольственные консервы

.

Но этого было недостаточно

.

Ему случалось еще порой слышать далекий звук – по крайней мере, он в это верил

.

Быть может, это было попросту наваждением

.

Он укрылся в Ницце и поступил на службу в полицию, в бригаду нравов, – один из способов заткнуть себе уши

.

Но тогда ему это еще не удалось

.

Ему решительно не удавалось твердо стоять на земле

.

Ему не удавалось излечиться

.

В Лондоне был де Голль, который не оставлял его в покое

.

В 1943-м с ним приключился новый кризис идеализма, и он поспешил присоединиться к партизанам Савойи

.

Среди всех партизан ему, возможно, больше других требовалось фальшивое имя, так стыдно было ему находиться там, так стыдно было еще раз уступить

.

Он назвался Ла Марном

.

Теперь ему уже сорок семь, и у него один из тех носов, которые, кажется, удлиняются по прошествии лет

.

Он стоял у стойки бара, рядом с Ренье – единственным его другом на всем белом свете, – и смотрел на вишню на дне своего бокала

.

Они нарочито поджидали карнаваль ную процессию, но, впрочем, кто угодно, как говорится, даже слабая женщина могла пройти здесь

.

Это могло произойти где угодно

.

Определенного места не было

.

Он ждал ее не для себя, конечно

.

Он ждал ее для Ренье: он жил полностью по доверенности, предоставляя другому действовать вместо себя

.

Он даже не мог бы уже с уверенностью сказать, было ли это брат ством или паразитизмом

.

Но, впрочем, братство – это немного специфический способ жить за счет других

.

На авеню Победы подвешенные на платанах громкоговорители обрушивали на толпу официальную мелодию карнавала этого года, в точности походившую на мелодию предыдущих лет

.

Тра-ля-ля-ля, мрачно размышлял Ла Марн, тра-ля-ля-ля

.

.

.

В толпе он чув ствовал себя неуютно

.

Правда, он нигде не чувствовал себя так уютно, как у себя дома

.

На свою беду, он постоянно стремился всюду чувствовать себя как дома, стремился, чтобы чужие люди принимали его как старого приятеля и брата

.

Поначалу он относил эту ностальгию на счет антисемитских гонений – ибо только они могли объяснить такую потребность человека в братстве, – вплоть до того дня, когда он познакомился с арийским бакалейщиком, который признался ему, что страдает тем же ужасным желанием, а именно: иметь возможность войти в любой дом и чтобы тебя тут же приняли как самого близкого родственника, обняли, облас кали и уложили с грелкой в постель

.

Ла Марна всегда охватывало сильное волнение, когда он вот так обнаруживал у себя некий общечеловеческий знак

.

Он был очень впечатлителен, и на него существенно повлияла антисемитская пропаганда 40-х годов

.

И ничего в этом не было странного

.

Он был похож на других и не отличался от остального человечества ничем Ромен Гари Цвета дня существенным;

так что вполне естественно, что его задела за живое ежедневная пропаганда, твердившая, что евреи не такие, как все;

так задела, что во время оккупации он радовался настигавшим его под желтой звездой острой зубной боли, коликам или гонорее – как друже скому знаку свыше, назначением которого было успокоить его относительно его человеческого характера

.

Все это, конечно, с усмешкой, все с усмешкой: в конечном счете он доводил свой юмор до своего рода настоящего зубоскальства

.

Ренье тоже страдал – он в этом довольно быстро убедился – от острого желания быть принятым в жилище чужака как брат, а ведь Ренье был чистокровным французом и, казалось бы, не должен нуждаться ни в ком;

как странно, думал Ла Марн с некоторой настороженностью

.

Инстинктивно Ла Марну казалось, что когда ты француз, братство тебе ни к чему, что это словечко из обихода лиц без граж данства

.

Он далее был немного разочарован, когда обнаружил эту потребность у человека, утверждавшего, что он французский патриот, и дошел даже до того, что провел несколько быстрых расследований, дабы убедиться, к примеру, что настоящее имя Ренье не Райнер, оно могло быть именем, распространенным в Центральной Европе, и это бы тогда все объяснило

.

Впрочем, он бы, разумеется, предпочел, чтобы Ренье был ярым националистом, шовинистом и даже слегка антисемитом, без крайностей, разумеется, – ото придало бы больше ценности, больше веса дружбе, которую Ренье выказывал к Ла Марну, – это и вправду сделало бы из этой дружбы что-то личное

.

А так

.

.

.

Это ничего не доказывало

.

Не говоря уже о том, что француз, стремящийся ко всеобщему братству, все же смахивает на тряпку

.

Это, в конечном счете, слегка принижало Ренье в глазах Ла Марна

.

Он даже немного сердился на него за это

.

Он не мог избавиться от ощущения, что у француза, облагодетельствованного историей Фран ции и имевшего право на Жанну д’Арк, Наполеона, де Голля и маршала Петена, стремление ко всеобщему братству, к Европе, к отмене границ было признаком сумасшедшинки

.

Лично он, Ла Марн, никогда бы не уступил ни пяди Империи, запретил бы массовую натурализацию, доступ натурализованных к постам в администрации

.

Но это чувство, переходившее порой в ярость, наполняло его настоящим стыдом и приводило в растерянность, потому что это было не французское чувство

.

Есть в этом, признавался он себе, экстремизм души, проявляющийся еще в том, что он не чувствует себя как дома на берегах Луары

.

Но это не страшно, подумал ок

.

Тот, у кого нет ни Луары, ни Дюранс, тот, кто выучил басни Лафонтена не на коленях своего отца, тот, кто всю свою жизнь покупал вино у торговцев, одним словом, тот, кто нико гда не бежал полями с ранцем под мышкой, в черном фартучке и с беретом на голове, может обрести все это во вздохе, возвращаясь из леса, после любви

.

С такой, как у меня, рожей сделать это нелегко, попробовал он притормозить себя

.

Но достаточно дружеского прикосно вения чьих-нибудь волос, чьей-то шеи у ваших губ, что подобно ожившему счастью, и в вас уже ничего не осталось от лица без гражданства и

.

.

.

пусть все вам воздается

.

.

.

Он поймал себя на месте преступления – его глаза увлажнились, – и он попытался заскрежетать зубами, по, не найдя никакого тона, соответствовавшего высоте своей репутации разорителя святых земель, высморкался, чтобы перевести недозволенное из глаз в нос

.

Остались только генерал де Голль да я, подумал он

.

– Педро, еще один рог в лесной чаще

.

Со льдом

.

– Вы опоздаете на корабль, – сказал Педро

.

Обычное отношение Ла Марна к жизни сводилось к беспрерывной пародии: так он пытал ся обезоружить ее прежде, чем она доберется до него

.

Вероятно, у юмора нет иных истоков, кроме этого желания смягчить удары, возобладать над тем, что причиняет вам боль

.

.

.

Но доведенный до определенного предела юмор в конечном счете становится настоящей священ ной пляской, и именно так Ла Марн мало-помалу превратился в настоящего вертящегося дервиша, который уже не мог больше остановиться из страха пасть перед лицом реальности

.

Ромен Гари Цвета дня Первый разговор, который состоялся у Ренье со своим будущим другом, произошел сразу после Освобождения, спустя несколько недель после того, как он приступил к своим эфемер ным обязанностям шефа сыскной полиции Ниццы, на улице Джоффредо: его первая работа состояла в глубоком изучения личных дел сотрудников, поставленных непосредственно под его начало, – он вызвал Ла Марна

.

– Я заглянул в ваше личное дело

.

Ла Марн ждал, все его лицо расплылось в выражении угодливой предупредительности

.

Позднее Ренье немедленно бы раскусил эту игру: Ла Марн изображал иерархические отно шения между полицейским и его начальником, а это уже было способом изобличения

.

– Я здесь нашел вынесенный вам приговор от 30 июня тысяча девятьсот сорокового года за публичные развратные действия

.

Ла Марн быстро кивнул, и на его лице открыто нарисовалось выражение исполненного долга

.

– Совершенно верно

.

– Я буду вынужден потребовать вашего увольнения

.

– Жаль, – сказал Ла Марн

.

– Я всегда лишь исполнял свой долг

.

– И в этом случае тоже?

– В этом случае нет, господин директор, но это был трагический час, и со мной случил ся приступ

.

.

.

гм

.

.

.

приступ солидарности

.

Видите ли, я воздерживался всю свою жизнь

.

Но когда Франция пала, в этом уже не было необходимости

.

Я тоже дал себе волю

.

Мне захо телось как-то отметить это, в некотором роде тоже пасть

.

Я не мог оставаться единственным незапятнанным, не дрогнувшим посреди всего этого

.

Мне захотелось каким-то ощутимым образом приобщиться ко всеобщему поражению, к апокалипсису

.

.

.

– Малышке было четырнадцать лет

.

– Мои моральные устои внезапно рухнули, – сказал Ла Марн

.

– И с тех пор не поднимались? – спросил Ренье

.

Ла Марн заморгал своими длинными ресницами и с нежным упреком взглянул на Ре нье

.

Но Ренье еще не знал тогда этого лирического клоуна и ничего не понял в этом зове, приглашавшем его спуститься на арену и поиграть

.

– Мой поступок, естественно, был высоко символичен и бескорыстен, – сказал Ла Марн, – но он оказался весьма полезным

.

Во время своего ареста я совершенно естественно обзавелся некоторыми знакомствами

.

Ничего нет лучше хорошего прямого контакта

.

Именно так я смог попасть в бригаду нравов

.

Он снова взглянул на Ренье – но ничего не происходило

.

Он вздохнул, поправил свои длинные волосы жестом виртуоза – как какой-нибудь Паганини пережитого

.

– Вы, разумеется, можете ходатайствовать о своей реабилитации, – сказал Ренье сквозь зубы

.

– Ваша деятельность в Сопротивлении дает на это право

.

Этот

.

.

.

это пятно исчезло бы из вашего дела

.

Ла Марн бросил на него торжествующий взгляд:

– С вашего позволения, я ничего не стану с этим делать, господин директор

.

Надо так надо, вот мой принцип

.

Мы с матерью скромные люди, без больших перспектив

.

Этим маленьким делом в моем досье

.

.

.

– Он доверительно понизил голос: – Понимаете

.

.

.

я подставляю себя под удар

.

Я предоставляю гарантии: известно, в чем мой грех

.

Так что я внушаю доверие

.

Я даю начальству возможность ощутить свое могущество надо мной

.

Они меня держат на крючке

.

.

.

Понимаете: я даю повод

.

Я в их власти

.

С этим казусом в моем личном деле мы с матерью переживем все политические режимы

.

Мы спокойно будем продолжать наш славный путь

.

Возможно, даже получим повышение

.

Я уже проходил через такое при режиме Виши

.

Ромен Гари Цвета дня Если бы в моем личном деле ничего не было, меня бы уже давно вышвырнули, потому что я еврей

.

А так благодаря этой истории меня оставили в покое, потому что я переставал быть евреем, превращаясь в обычного мерзавца

.

Я становился пригодным

.

Ренье вдруг осенило

.

Слишком уж он свыкся со всем тем, что может послужить защите сверхранимой чувствительности, чтобы не понять этого голоса

.

Ла Марн стоял перед ним, вытянув руки по швам, с опущенными ресницами, стараясь добиться понимания на этом вывернутом наизнанку языке от находившегося перед ним человека, который потерял руку, сражаясь, за спра

.

.

.

и за бра

.

.

.

за непроизносимое

.

Он подавал ему ля: ему нужно было лишь настроить скрипку

.

Бессмысленной была даже попытка добиться понимания иначе

.

Он был неспособен говорить прямо: это казалось ему чем-то непристойным

.

Он мог лишь пере давать зашифрованные послания, строжайшим образом заглушенные, в надежде быть поня тым кем-то, чья чувствительность была бы настроена на ту же волну

.

В общем, это и есть бра

.

.

.

непроизносимое

.

В ту минуту у Ренье мелькнула догадка

.

Но по-настоящему он понял, лишь когда во время следствия выяснилось, что фигурировавший в личном деле Ла Марна приговор был фальшивкой, которую он же сам и сфабриковал

.

Ла Марна все же выгнали из полиции за недостаток серьезности

.

Тогда-то они и сдружи лись

.

– Педро, я попросил еще один рог в лесной чаще

.

Неразбавленный

.

– Вы прибудете в Корею пьяными, – заметил Педро

.

– А как еще, по-твоему, я могу туда прибыть? – спросил Ла Марн

.

– Вы прибудете в Корею пьяными, – повторил Педро

.

– Специально

.

Чтобы выглядело так, будто это не так

.

– Туда едет мой друг, – сказал Ла Марн

.

– У меня нет выбора

.

– Чтобы выглядело так, будто это не так, – сказал Педро

.

– Всюду интеллектуалы, – простонал Ла Марн

.

– Тебе следовало остаться в университете Саламанки, а ты приехал за этим во Францию

.

Я вот и говорю – иностранцы, возвращайтесь домой

.

Мы уже больше не у себя дома

.

– И это говорит человек левых взглядов, – вздохнул Педро

.

– Простите, – возразил Ла Марн

.

– Не я

.

Я не придерживаюсь никаких взглядов

.

Я даже не существую, если уж вам так хочется знать

.

Не я, – он показал пальцем на Ренье: – Он

.

– У меня есть друг – и все

.

Этого мне достаточно

.

– Ты уверен, что остался человеком левых взглядов, Ренье? – спросил Педро

.

– Уверен, – ответил Ренье

.

Доказательство тому – то, что я мечтаю о любви

.

– Я не шучу, – сказал Педро

.

– Я тоже

.

– Фашист тоже может мечтать о любви, – сказал Педро

.

– Я говорю тебе о любви, а не о траханье, – сказал Ренье

.

– Да вы что! – запротестовала девица

.

– Речь не о вас, – сказал Педро

.

Дюжина туристов явно английского вида вошла и расположилась вокруг одного столи ка, хотя они могли бы на законных основаниях занять два или три;

вероятно, привычка все экономить, подумал Ла Марн

.

Не выношу англичан: они нанесли нам удар в спину при Мера эль-Кебире1

.

В действительности же он ревновал

.

Он знал, что Ренье не мог сдержать всплеска симпатии всякий раз, когда видел англичанина, из-за Королевских военно-воздушных сил и 3 июля 1940 года английский адмирал Сомервил потребовал от Французского адмирала Жансуля взять курс на Мартинику

.

Когда же тот отказался, Сомервил уничтожил три из четырех боевых французских крейсеров

.

Ромен Гари Цвета дня битвы за Англию

.

Он сразу вспоминал Ричарда Хиллари, Гал Гибсона, Пиккара, Файолля, Ла бушера, Шлезинга

.

.

.

Достаточно было появиться любому болвану из Манчестера, стоящему на задних лапах

.

Гуменк, Мушотт, Пижо

.

.

.

Он часто произносил эти фамилии

.

Во времена мужской стыдливости, молчаливой сдержанности и вымученной беспристрастности это был единственно возможный способ говорить о чести

.

Это была, по сути, простая игра в синони мы

.

Они часто в нее играли, всякий раз, когда не хватало цинизма

.

Всякий раз, когда волна низости и предательства, в которых увязала эпоха, доходила до самых ноздрей и грозила накрыть их

.

У Ренье было для этого название: он называл это борьбой за честь

.

– Букийар, – говорил, к примеру, Ренье, – Кем был Букийар? – спрашивал Ла Марн, говоривший от имени эпохи

.

– Свободным французом

.

Он принял участие на «Харрикане» в битве за Англию

.

Сорок лет, пять побед

.

Сбит

.

Попытался прыгнуть с парашютом

.

Крышу заклинило

.

Тогда он запел Марсельезу и пел ее до самого конца

.

– Не выношу непристойных историй, – говорил Ла Марн, – Откуда вам известно, что он пел

.

.

.

непроизносимое?

– Он оставил включенным свой микрофон

.

– Не выношу непристойных историй, – пробурчал Ла Мари

.

– Впрочем, я куплю вам словарь арго

.

Он научит вас думать по-мужски

.

– Робер Колькана, – говорил Ренье

.

– Немножко стыдливости

.

– говорил Ла Марн

.

– Застегните пуговицы

.

Немного выдержки

.

Луи-Фердинан Селин или вот, Марсель Эме

.

– Ну да, ну да

.

– Или уж тогда, знаете, что вам следовало бы сделать? Вам следовало бы отправиться в Мексику» основать Свободную Францию

.

Не нужно думать, что от генерала де Голля не было никакого проку

.

В следующим раз игра будет заключаться в том, кто первый запрыгнет на микрофон

.

Ах, но

.

.

.

– Я подумываю над этим, подумываю

.

– Отправиться основать настоящую Францию где-нибудь в дебрях мексиканского леса

.

Вы сможете тогда заполучить ее полностью для себя одного, чистую и девственную, такую, какой вы ее захотите

.

Чем не сокровище Сьерра Мадре

.

– Робер Колькана, – говорил Ренье

.

– В сороковом ему было шестнадцать с половиной

.

Он надевает свой костюм бойскаута, пересекает в лодке Ла-Манш

.

Хочет сражаться за честь и свободу: бойскаут, говорю я вам

.

Де Голль определяет его в лицей

.

В сорок третьим он вступает в дивизию «Лотарингия» и гибнет, пытаясь увести свой поврежденный самолет от поля, на котором играли в футбол мальчишки

.

– Постыдились бы, – говорил Ла Марн

.

– Вас ведь слушают

.

Будьте мужиком, говорите о траханье

.

Я куплю вам словарь арго

.

– Чем раньше, тем лучше, – Это правда, что вы сбрасывали бомбы на Францию?

– Правда

.

– Зачем?

– Затем, чтобы не убивать французов

.

– Вы никогда не убивали французов?

– Никогда

.

Даже во сне

.

– Нужно все-таки время от времени давать себе волю, – говорил Ла Марн

.

– Что испы тываешь, когда сбрасываешь бомбы на Фракцию?

– Эффект Кармен

.

Ромен Гари Цвета дня – Не понимаю

.

– Спойте Кармен, тогда поймете

.

Ла Марн прикладывал руку к сердцу и начинал выводить, хоть и очень фальшиво, но с чувством:

Любовь – дитя, дитя свободы, Она законов всех сильней, Меня не любишь ты, зато тебя люблю я

.

.

.

Так берегись любви моей!

– Вот что испытываешь, когда сбрасываешь бомбы на Францию, – говорил Ренье

.

Но теперь они были у Педро и ждали карнавального шествия или чего-то еще, Бог знает чего;

да они об этом совершенно и не думали, они не думали ни о чем таком и смотрели из окна кафе на толпу людей, которые несли свои лица как усталые лозунги

.

Английские тури сты в углу жадно участвовали в карнавальных увеселениях

.

Но и тут тоже они оставались островитянами

.

Сидя кружочком в своем углу, они со смущенным видом бросались время от времени серпантином и горстями конфетти, со своего рода автоматизмом, в котором не было и следа удовольствия и непосредственности

.

За их столиком – в белой фуражке и со знач ком на отвороте – сидел гид, не уделяя им ни малейшего внимания, с полным безразличием профессионала, привыкшего к страданиям других

.

Ренье подумал о целых жизнях доброволь ного внутреннего заточения, которые потребовались для того, чтобы дойти до такой степени фригидности

.

А между тем он видел, как они, в своих белых свитерах и с шарфами на ше ях, уходили на рассвете на свидания, туда, где действительно требовалось умение отдаваться полностью, видел, как порой их самолеты вспыхивали в небе рядом с ним, как мгновенные солнца, – и это было еще одним проявлением любви и способом ухаживания

.

– О чем вы думаете? – спросил с подозрением Ла Марн, поймав дружелюбный взгляд Ренье, наблюдавшего за группкой

.

– Гай Гибсон, – проговорил Ренье

.

– Пэдди Файнакейн, «Моряк» Мэлейн, Мушотт, Дю перрье, Зирнхельд

.

– Я куплю вам словарь арго, – сказал Ла Марн

.

– Твердо стоять ногами на земле, вот о чем я говорю

.

– На четвереньках – еще вернее

.

– Ну ладно, – сказал Ла Марн

.

– Немного выдержки

.

Педро, у тебя не найдется словаря арго?

– Нет, но у меня есть телефонный справочник

.

– Де Месмон, Рокэр, Ле Калвез, Сент-Перез, Ла Пойп, Альбер, Эдзанно

.

– Держите себя в руках, черт возьми, – взмолился Ла Марн

.

– Застегнитесь на все пуговицы

.

Одерните юбки

.

Немного стыдливости

.

Здесь дама

.

– Он галантно повернулся к девице: – Извините его, мадемуазель

.

Он не умеет жить

.

Свинья

.

– Ну и расшумелись эти двое, – сказала девица

.

Педро наблюдал за ними своими серьезными печальными глазами

.

– Зачем вы туда едете? – спросил он

.

– Это не я, это он, – стал защищаться Ла Марн

.

– Я отправляюсь туда не по убеждениям

.

Я отправляюсь туда по дружбе

.

Я не верю в идеи

.

– Зачем это тебе нужно, Ренье?

– Зачем мне нужно – что?

– Корея

.

Ромен Гари Цвета дня – Франция, – уточнил Ренье

.

– Прошу вас, – молил Ла Марн

.

– Не надо таких слов

.

Нельзя употреблять такие слова

.

Это слишком грубо

.

Вы заставляете меня краснеть

.

.

.

Здесь дама

.

Простите его, мадемуазель

.

– О! Я, знаете ли

.

.

.

– Франция, – сказал Педро, – ты даже забыл уже, что это такое

.

– Это кровь, которую отдают за что-то иное, а не за Францию

.

Ла Марн не на шутку разозлился

.

– Еще одно такое слово – и кому-то не поздоровится, – объявил он

.

– Первый, кто еще раз произнесет «Франция», получит в морду

.

Я не хочу больше слышать это, ясно? Я джентльмен, черт возьми

.

Говорите о траханье и будьте вежливы

.

– Да вы что! – запротестовала девица

.

– Я говорю не о вас, – сказал Ла Марн

.

– Я говорю вообще

.

– Ирлеманн, Бекар, Флюри Эрар, де Тюизи, – пошел в наступление Ренье

.

– Бельмонте, Манолете, Луис Домииген, – прокричал Ла Марн

.

– Они будут участвовать в корриде на аренах Симьеза, – сказала девица

.

– Жаль, что она проститутка, – буркнул Ла Марн

.

– Да вы что! – завопила девица

.

– Выбирайте выражения

.

– Извините меня, мадемуазель, – испугался Ла Марн

.

– Я говорил о человеческой расе

.

Я не имел в виду вас, поверьте мне

.

– Тогда ладно, – сказала девица

.

– Все же мне не по себе оттого, что вы направляетесь в Корею, – сказал Педро

.

– Морис Гуэдж, Букийяр, Морле, Лоран, – сказал Ренье

.

– Да ладно уж, – проговорил Ла Марн

.

– Почему не Сид Кампеадор?

– Почему бы и нет?

– Они как раз устроят корриду на аренах Симьеза, – сказала девица

.

– Что ж, отлично, – сказал Ла Марн

.

– Закажете что-нибудь еще?

– То же самое, – сказал Ренье, – всегда одно и то же

.

– Педро, – сказал Ла Марн

.

– Еще один Пармский Бурбон и один Орленско-Брагантский

.

Раз уж мы такие благородные

.

Педро наполнил бокалы

.

– Шествие! – закричал кто-то

.

Все встали

.

Ромен Гари Цвета дня III Через застекленный дверной проем отеля «Негреско» Вилли Боше смотрел, как справляют полдень солнце и море – в полном равновесии, со спокойной уверенностью танцевальной па ры, гастролирующей на провинциальной сцене

.

Отлично исполнено, подумал он, разглядывая позу с видом знатока

.

Он терпеть не мог полдень – этот бездарный час, когда все предметы и лица теряют свою глубину, когда все рядится в ризу подлинности и очевидности;

своего рода солнечная пошлость, псевдоуспокаивающая атмосфера ничтожности и банальности

.

Тягост ный для всех момент, когда реальность творит над вами настоящее насилие

.

Вы оказываетесь носом к носу со всем, что обычно отказываетесь видеть, и любые искусные ухищрения бес полезны: вы вынуждены общаться

.

Ничто больше не скрыто от вас – ни внутри, ни снаружи

.

Вы вынуждены признать очевидность, вынуждены согласиться с тем, что лицо Энн – самое прекрасное в мире и что оно потрясает всякий раз, когда вы на него смотрите, и это несмотря на ваш всем хорошо известный цинизм и вполне заслуженную вами репутацию законченного мерзавца

.

Вы также вынуждены признать, что по-прежнему влюблены в нее, влюблены пошло, глупо, смиренно, что вы превращаетесь в блеющее, мокрое, писклявое существо, которому, похоже, всегда требуется сапог, чтобы его лизать, – и это несмотря на все ваши решения быть безразличным и отстраненным, принимаемые в самый пик перевозбуждения, между тре мя и четырьмя часами ночи, когда у вас уже практически не остается необгрызенных когтей

.

Порой, вы еще, конечно, убеждали всех и себя самого, что вы – исключительно ее импреса рио, импресарио звезды, – положение, которое вы попросту закрепили и упрочили брачным контрактом: впрочем, амплуа мужа-сутенера довольно распространено в Голливуде, как и а других местах

.

Вы привязаны к ней лишь шестьюдесятью процентами, которые получаете с ее контрактов, и единственное, о чем вы жалеете, так это о невозможности пойти до конца и вести учет ее походов с докерами в какую-нибудь злачную гостиницу

.

Это было бы единствен ным более-менее удовлетворительным способом продемонстрировать себе свое безразличие и в то же время спасти свою честь, доказав, что она тут никоим образом не затронута

.

Но в этом тут же узнавалось нечто очень нежное и чистое, чувство, абсолютно несовместимое с вашим персонажем

.

И так вы жили не один год уже, полностью отрезанный от нее этой неразделенной любовью, вы улыбались рядом с ней в объектив, – «настоящая пара», «идеаль ная супружеская чета», «вечные новобрачные», – и единственным не вызывавшим сомнений удовольствием, которое вы из этого извлекали, было осознание того, что вы заставляли до рогой предмет своих желаний сносить цену этой рекламы: это было оговорено в контракте

.

Впрочем, чувствуя, как рядом с вами год от года растет это другое, все более отчаянное, все более огромное, одиночество, вы испытывали болезненное ощущение скоротечного счастья – выходит, у вас все же было что-то общее

.

Вы были согласны довольствоваться и этим

.

В то же время чувство тревоги не покидало вас, и вы понимали, что рискуете потерять и это, понима ли, что она может освободиться далее от той общности со знаком минус, которая была вашим единственным достоянием: достаточно какой-нибудь встречи, вечеринки у друзей, открытой двери – ваша судьба всегда зависела от случая

.

Поэтому с вами случались приступы астмы, – ведь, будучи чувствительной натурой, вы смотрели на окружавших вас мужчин с заведомой злобой, отлично зная, что они готовят вам пакость

.

Вы также всегда старались их растоп тать первым, что хотя и было всего лишь справедливым возмездием, но все же наделало вам немало врагов

.

Мысль, что любовь, подобная вашей, может остаться безответной, казалось Ромен Гари Цвета дня вам, заведомо оправдывает все мерзости, которые вы можете совершить – и не только вы:

люди вообще

.

В какой-то степени это доказывало такое отсутствие логики, такую глупость и несправедливость, что, право, не стоило больше стесняться

.

То, что могли сделать вы, было ничто рядом с тем, что могли сделать с вами

.

Все равно в Солнечной системе произошел сбой

.

В общем, вы жили с доказательством в себе, что дважды два не четыре

.

Вначале, когда вам еще случалось принимать Гарантье всерьез, вы как-то сказали ему, что первый мужчина или первая женщина, полюбившие вот так безответно на заре человечества, уже столкнулись с заблуждением, которое закралось во «всю эту подлую штуку» и которое с тех пор лишь росло

.

Вы не уточнили, что подразумеваете под «этой подлой штукой», но Гарантье не требовалось объяснений

.

Он знал

.

Вилли исполнилось тридцать пять, у него были губы гурмана, а на подбородке из-за дет ской гримасы иногда появлялись ямочки

.

Он был высок, широк в плечах и в груди – но это скорее наводило на мысль о физическом недостатке, чем о силе, – большеголовый, с чуть при плюснутым лицом, с втянутыми чертами, тонкими и в то же время округлыми, чем-то напоми навшими негритянскую красоту на лице белого;

рот, нос обладали изяществом, которое всегда придает выражению лица что-то детское;

черные волосы вились

.

Случалось, он отпускал ма ленькие усики, которые голливудские гримеры называют французскими, из-за их изящества и четкости

.

Обычно он утверждал, что является выходцем из Нового Орлеана, родился в глуши, в семье, имеющей давние французские корни, – что до конца не объясняло ни его француз ский, на котором он говорил свободно, ни, впрочем, его английский, на котором он говорил, скорее, с оксфордским акцентом

.

О нем, однако, судачили, что вся его культура сводилась к выученным ролям;

его считали одновременно простым и порочным, необразованным и умным

.

Объясняя его успех, говорили, что он наделен «талантом китча»

.

В двадцать пять лет он снял два фильма, выступив в них в качестве сценариста, режиссера и исполнителя главной роли одновременно, и эти его творения на какое-то время пленили критиков и продюсеров – столь ко же времени широкая публика не разделяла их мнение

.

Сборы оказались катастрофически жалкими, и отныне ни одна студия не соглашалась предоставить Вилли новую возможность проявить себя в качестве «универсального гения»

.

После периода бунта и возмущения, после комбинаций, распавшихся так же быстро, как и разрабатывавшихся, после нескольких снятых в Европе авангардистских фильмов он ограничился тем, что стал жить за счет своего агента, который платил по его счетам и давал карманные деньги

.

Так он вошел в мужской и женский гарем Вайдмана и стал жить в роскоши, хотя и при этом не имел ни гроша за душой, его одалживали продюсеры для ролей, которые презирал, но не нуждался он ни в чем

.

У Вилли эта высшая форма сутенерства немедленно вызвала восхищение: став пристально наблюдать за Вайдманом и его методами работы, он быстро понял, что тот действует без риска: у него была своя доля в большой сети кинозалов, и он мог навязывать кинокомпаниям своих звезд и свои цены или же отказываться от их фильмов

.

В сущности, это было банальное могущество, происходившее от денег, которые там вращались

.

Ему недоставало того порочного и цинич ного душка, который Вилли мог прекрасно придать предприятию такого рода

.

В общем, ему недоставало элемента искусства

.

Вилли тут же потерял всякий интерес к Вайдману и делал все, чтобы обходиться ему как можно дороже

.

Более того, всю свою репутацию гения – кото рая после финансового краха его фильмов даже укрепилась и в некотором роде утвердилась через него в глазах всех тех, кто в силу привычки отождествлять гениальность «с непони манием толпы» стали рассматривать искусство как форму неудачи, – направил на то, чтобы «пристроиться», как он сам об этом говорил, к нескольким утвердившимся дивам Голливуда, с большой деликатностью и ловкостью превратив эти творческие и любовные связи в крепкие эксклюзивные контракты в сфере кино и радио: женщины легко доверялись Вилли, тем более Ромен Гари Цвета дня что он действительно умел, держа их в своих объятиях, говорить им об искусстве, да так, будто они сами толкали его на это

.

Впрочем, он доставлял им и более полное наслаждение с легкостью, которую они приписывали либо его французской крови, либо старицам Нового Орлеана, в зависимости от того, относили ли они себя к утонченным иителлектуалкам или простым земным девушкам с горячей кровью

.

Как правило, они стояли на пороге сорокалетия и уже начинали испытывать ту потребность в ласке, которая так часто приводит к алкоголиз му;

они говорили также, что хотят полностью отдаться искусству, а поскольку Вилли пылко, страстно поощрял их к этому, у них возникало ощущение, будто они общаются с кем-то, кто их до конца понимает;

в то же время он успокаивал их относительно будущего, призывая надлежащим образом оценить то, что им наконец-то посчастливилось освободиться от уловок юности – поры, говорил он, которая из-за глупости своих порывов является противницей глу бины;

им станет доступна драматическая мощь, они вырвутся наконец из темницы задниц, бедер и грудей, так долго мешавших им показать лучшее, что в них есть, – словом, смогут наконец-то претендовать на нечто иное – и он раз-другой произносил имя Шекспира, нежно похлопывая их по руке

.

Таким образом он довольно легко собрал капитал, необходимый для того, чтобы полностью избавиться от Вайдмана и организовать свое дело;

в то же время он решил, что так он открыл для себя свое истинное призвание, – в жизни это встречается так же редко, как настоящий гений

.

Его новая известность росла как снежный ком – если так можно выразиться, – и очень скоро в его «конюшне» оказались самые высокооплачиваемые имена Голливуда;

неодолимая сила толкала их в кильватер того, кто пользовался репутацией акулы в среде акул

.

Возобновив свою карьеру «универсального гения», он мог выбирать ро ли, навязывать продюсерам сюжеты, попросту угрожая забрать у них своих звезд, – он мог даже позволить себе роскошь иметь левые взгляды и выставлять их напоказ

.

Но искусства ему уже было недостаточно

.

Приходилось увеличить дозу – без чего реальность вновь быст ро одерживала вверх

.

Он постоянно нуждался в беспрерывном творческом процессе – он не мог больше довольствоваться искусством, которое в лучшем случае было лишь интермедией, вклинивавшейся в непрерывность реального

.

Он твердо решил творить жизнь

.

Его любимыми персонажами втайне всегда были Кот в сапогах, Микки Маус, граф Монте-Кристо, Калио стро, граф Фоско из «Женщины в белом» – и он был преисполнен решимости обращаться с жизнью с присущим им высокомерным презрением

.

Он твердо решил возвысить свою жизнь до журнального романа с продолжением

.

Это было нелегко – и его усилия в этом направлении стоили ему жесточайших приступов астмы и крапивницы: реальный мир одерживал верх

.

Но ему все же весьма удачно удалось скомпоновать свой персонаж Вилли Боше, собранный из цинизма, наркотиков – впрочем, к ним он никогда не притрагивался, но его репутации бы ло достаточно, – побед над женщинами и почти единодушной ненависти всех тех, кто с ним сталкивался

.

Он уже чуть было не забыл про маленького Микки Мауса, жившего внутри него и громко требовавшего свою ежедневную дозу чудесного, – Микки Мауса, которого нужно было любой ценой прятать от глаз женщин, с которыми он спал, и от взрослых вообще, – как вдруг один из тех подлых ударов, на которые порой способна судьба, подкосил его и швырнул, головой вперед, в самую гущу реальности

.

Он повстречал Энн Гарантье в Нью-Йорке в конце войны на приеме в центре пропаган ды Свободной Франции

.

Эту встречу он помнил так ясно, что порой ему чудилось, будто у него всегда будет стоять перед глазами эта картина, которую оказались не в силах стереть ни время, ни горечь неудачи

.

Раздавая автографы направо и налево, он стоял в окружении «своих» звезд, улыбаясь «своей» улыбкой, как вдруг она направилась прямо к нему;

произо шло это внезапно и в точности так, как если он бы исчез в своих собственных глазах

.

Пока она с ним говорила – позднее он узнал, что речь шла о благотворительной ярмарке, – он Ромен Гари Цвета дня слушал лишь звучание ее голоса: это был хрипловатый, чуть пустой голос, который не мог исчерпаться первой пришедшей на ум банальностью

.

Голос не отдавался полностью первому встречному, не наполнялся при первой же возможности, и слова не управляли им по свое му усмотрению;

он всегда оставался наполовину спрятанным, подернутым неким ожиданием, сдержанностью, которая для голоса является тем же, чем целомудрие для тела;

легко было представить, что он бережет свой тайный акцент и всю свою полноту для чего-то или кого то – крика или шепота, человека или идеи, неизвестно, – но чье невыявленное присутствие как бы угадывалось в странном тоскующем акценте

.

Это был один из тех голосов, что все гда разжигают желание обладать, потому что они позволяют предугадывать глубину души, о которой каждому нравится воображать, будто он единственный в состоянии наполнить ее эхом

.

Время от времени, как последний отзвук смеха из детства, в нем также проскальзывали неожиданные нотки веселья и беззаботности, которые неминуемо пробуждают в мужчинах ту пресловутую потребность защищать и создают у них иллюзию, будто они отдают, когда берут, будто они защищают, тогда как они лишь захватывают

.

Этот странный женский голос, похожий порой на зов, невыразительный, тщетный, далекий, доносится до вас как из поки нутого сада – его неодолимая притягательность такова, что вас охватывает желание заселить это уединенное место, и вы охотно воображаете себе, будто чем больше это одиночество, тем больше места будет вам в нем отведено

.

В пору их встречи Энн было двадцать два;

сегодня, после восьми лет совместной жизни, ее голос если и изменился, то лишь в том, что стал еще более отсутствующим, более неуступчивым, отчего Вилли при каждом слове осознавал всю меру своего провала;

а теперь же к этому прибавлялась ежедневная пытка по-прежнему слы шать этот далекий зов, эту пустоту, которую отныне мог заполнить лишь кто-то другой, но не он

.

Она была дочерью преподавателя французского языка в Нью-Йоркском университете, училась в Сорбонне и вернулась в Штаты с началом войны

.

Ее отец – человек утонченный, абстрактно мыслящий – не смог приспособиться ни к Америке, которая была его страной, ни к Франции, где он прожил всю свою жизнь: она неизменно заставляла его страдать, пото му что никогда не была на высоте его чаяний и его строгой влюбленности

.

В конце концов он нашел успокоение в своих двух часах занятий, которые должен был проводить каждую неделю, чтобы жить и «иметь покой», тот покой, которого, впрочем, он был не в состоянии достигнуть, вероятно потому, что глубокая любовь к искусству и художественному творчеству соседствовала в нем с полной неспособностью творить

.

Он довольствовался тем, что перевел несколько поэм Малларме и Валери и переделал для авангардистской сцены некоторые вещи Жироду, которые ему нравилось записывать герметическим английским языком, чтобы поме шать, как он говорил, «топанью аплодисментов»;

впоследствии он получал глубокое и полное удовлетворение от совершеннейшего непонимания соотечественниками этих произведений и их автора;

и это делалось, вероятно, не столько для того, чтобы внушить самому себе мысль о принадлежности к какой-то элите, сколько для того, чтобы еще острее ощутить себя изгоем, испытать боль от чувства одиночества и терпкую сладость быть непонятым обществом гени ем

.

Он вместе с дочерью жил в крохотной квартирке в Манхэттене среди нескольких картин Клее – впрочем, выносил он их с трудом, находя их излишне фигуративными, приближаю щимися чересчур близко к тем человеческим формам, лицам и предметам, от которых он уже слишком натерпелся в реальной жизни

.

Война вызвала у него глубокую депрессию

.

Он так жутко боялся крови, что охотнее согласился бы узнать об исчезновении всего человечества, чем присутствовать при переливании крови

.

В войне он, главным образом, видел полное от сутствие художественного творчества, грубость в исполнении и в средствах, напоминавшую все самое помпезное в искусстве греков и Микеланджело;

его чувствительность, привык шая реагировать на простое колебание воздуха, щетиниться при малейшем прикосновении, Ромен Гари Цвета дня сохраняла полнейшую невозмутимость при столкновении с рушащимся миром и миллиона ми жертв – эти эмоции были слишком сильны, чтобы затронуть его, они проходили мимо и сквозь него, как высокочастотные электрические разряды, которые не причинят вам никакого вреда, тогда как разряд в двадцать вольт заставит подпрыгнуть на месте

.

Войну он провел в сетованиях о судьбе собраний абстрактного искусства во Франции, которые подвергались гонению со стороны немцев, пытаясь угадать, даст ли упадок Западной Европы, которому он радовался, рождение новому искусству;

он опубликовал в одном литературном журнале Свободной Франции, который выходил тогда в Нью-Йорке на французском языке, длинную статью об «оплодотворении смертью», которую многие немецкие журналы сочли за признак смятения в рядах англо-саксонских демократий

.

Похоже, единственным следом страсти всей его жизни было невероятное количество кактусов всех форм и размеров, – они заполняли квартиру, вставая вокруг него ощетинившейся и бдительной стражей

.

В его доме не было ни одного мало-мальски яркого, шумного пятна, цвета были нейтральными, углы точными, лишь изредка кое-где на стенах проступал склоненный силуэт кактуса, серый арабеск рисунка Гар тунга, походивший на насекомое;

да и сама мебель, бесплотная из-за своей геометрически сухой современности и напоминавшая едва заметный след жизни, вроде скелета в пустыне, составляла обстановку, единственной целью которой было едва существовать, проявляться лишь вокруг человека, делавшего все возможное, чтобы свести свою жизнь к ее призрачному изображению, тысячу раз профильтрованному, вероятно, освобожденному таким образом от всего, что может поразить или ранить, – и эта обстановка могла свидетельствовать как о чрез мерной чувствительности, так и о полном ее отсутствии

.

Было еще несколько вполне лунных пейзажей в аквариумах, состоявших из песка и скал, над которыми возвышался лишь силуэт кактуса с поднятой рукой

.

Рыбы не было – или, во всяком случае, она была, как говорил Вилли, не в аквариумах

.

Но обстановка, в которой протекает жизнь человека, не слишком много говорит о нем самом, тем более если она была подобрана с такой явной тщательностью:

она не столько раскрывает, сколько прячет человека

.

Гарантье в ту пору исполнилось сорок два года;

он был сухощав и носил всегда тщательно выглаженные твидовые костюмы, совсем на нем не мявшиеся;

прядь подернутых сединой и коротко подстриженных, как у японца, волос спадала на лоб над поразительно черными глазами;

впрочем, глаза отбрасывали тень и на морщины, и на темные круги вокруг орбит, и немного даже преображали все это лицо с аккуратными выразительными чертами, правильным носом над седыми усами а-ля Валери

.

За несколько дней до своей свадьбы с Энн Вилли нанес ему в некотором роде визит вежли вости, во время которого, впрочем, речь шла совсем о другом, – Гарантье горько сетовал на пошлость, в которой погряз кинематограф: на его взгляд, он слишком много внимания уделял существам из плоти и недостаточно – предметам, неодушевленному миру

.

– Все это, по сути дела, вина Шекспира, который запустил в литературу страсти, как же ребцов с кобылами в пору спаривания, и с тех пор они буйствуют, никогда не прекращая своих утех

.

Разумеется, кино пока еще не опустилось до лирического бесстыдства какого-нибудь там Ромео или, прости меня, Господи, Гамлета, но мы уже недалеки и от этого, если судить по нескольким последним фильмам

.

Заметьте, я не враг природы – я очень ценю, к примеру, цветы, – а ведь цветы еще не достигли высшей точки, как и многие вещи, в которые еще не смог вмешаться разум, в них есть буйная сила, они как бы цепляются за вас

.

.

.

Я терплю вокруг себя лишь самые красивые, те, что обладают странной формой, напоминающей грима су или, если угодно, улыбку, но мне не нужен ни цвет, ни запах

.

Мы живем в эпоху, когда наша чувствительность расплачивается за наши преступления, о наши преступления зовутся Рембрандт, Шекспир и этот ужасный Рабле

.

Это искусство сырого мяса, животного лиризма поколебало чувствительность в направлении, которое находит сегодня свое естественное за Ромен Гари Цвета дня вершение в нацизме

.

И я говорю даже не о любви, этой другой разновидности сыроедства

.

Подлинное искусство родится лишь тогда, когда человечество научится созерцать себя в кап ле росы и сумеет наконец отвернуться от лиризма и страсти, от бурных потоков и морей

.

Я считаю, что такова миссия художника: подарить миру каплю росы

.

Сегодня наше кинема тографическое искусство еще находится в разгаре шекспировского периода, который можно характеризовать как искусство быков-производителей

.

Шекспир мне отвратителен, и главным образом потому, что он обрушил на поэзию бурные потоки лирической спермы

.

.

.

– Спермы, – повторил он, видя, что Вилли не понимает

.

В устах уже немолодого, деликат ного, сухого, безупречного господина это слово прозвучало с огромной горечью и презрением, наверное из-за слишком хорошо поставленного произношения

.

– Спер-мы, – настаивал он, – что по-французски значит, как вам прекрасно известно, мужское семя

.

Седая прядь задрожала у него на лбу, он смотрел на Вилли своими черными глубокими глазами, стоя рядом с кособоким кактусом

.

Перед уходом Вилли вскользь упомянул о свадьбе, хотя почувствовал, с некоторым недоумением, что выбрал не самый удачный момент и не самое удачное место

.

Гарантье со скучающим видом посмотрел в сторону

.

– Моя дочь работает в театре, – сказал он

.

– Быть может, вы найдете в

.

.

.

в нынешнем ви де этого искусства некое общее удовлетворение

.

Естественно, я желаю вам большого счастья, – заключил он без всякого перехода

.

И слегка почесал усы кончиком пальца

.

Он вежливо проводил своего будущего зятя до дверей

.

– Простите, если меня не будет на свадьбе

.

Завтра я уезжаю на Запад читать лекции

.

Так что, так что

.

.

.

вот и все

.

Рад был встретиться с ва ми

.

.

.

Надеюсь, вы оба найдете в искусстве достаточное удовлетворение и

.

.

.

– как бы получше выразиться? – оправдание вашего союза

.

В качестве свадебного подарка он прислал им один из своих рисунков, этакую одинокую серую запятую на белом фоне, – именно такой вполне могла ему представляться собственная жизнь

.

Он был недалек от истины, подумал Вилли, укрывшись за сладострастной гримасой своих губ, за капризными ямочками избалованного ребенка, запахнувшись в свой маскарад ный голливудский плащ, – он был недалек от истины, этот немолодой человек, ибо одино чество – это не то, когда живешь один, а когда любишь один: никогда не повстречать ту, которая вас никогда не полюбит, – вот, быть может, самое верное определение человеческого счастья, В отношениях мужчины и женщины жалость непременно убивает то, что пытается спасти, и он мог надеяться со стороны Энн лишь на малую толику ненависти – но она была так равнодушна по отношению к нему, что не могла даже возненавидеть

.

Они были женаты уже восемь лет, но Энн исполнилось лишь тридцать, и Вилли с нетерпением ждал, когда все закончится, когда возраст милостью пятидесятилетия обезопасит ее от встречи;

тогда платья, белье и чулки женщины начинают таинственным образом стареть в глазах ее любовника, и он вынужден цепляться за нее всей своею любовью, чтобы не сбежать от нее

.

.

.

Внезапно он, поверх чашки с кофе, бросил на Энн быстрый и полный симпатии взгляд

.

Ей оставалось еще пять-шесть лет молодости, затем шесть-семь лет красоты, а затем ее лицо будет только умным;

оно станет лишь следом чего-то, что уже было, пробуждая в умах молодых людей ощущение упущенной встречи, которое заставит их поверить в некую ошибку в датах их судьбы

.

Какое-то мгновение, посасывая кусочек сахара, который он обмакнул в кофе, он с наслаждением воображал на лице Энн будущие морщины, заранее размещал их, распределял с мастерством знатока

.

Больше всего его привлекала шея, прямо под подбородком: там есть местечко, которое всегда первым покрывается складочками, как подкисшее молоко;

возраст хватает женщин за горло, и тогда все, что составляет нежность шеи, исчезает, уступая место реальности

.

С сигарой во рту, прикрыв из-за дыма один глаз, он влюбленно смотрел на шею жены: еще немного терпения, десять, от силы двенадцать лет, – и Энн точно знала, что он Ромен Гари Цвета дня думает, потому что однажды он выложил ей все это в избытке чувств

.

Он допил кофе и, довольно вздохнув, поставил чашку

.

Глаза, разумеется, никогда не стареют, однако это лишь усугубляет положение

.

Ничто порой не смущает молодого человека так, как пойманный на себе женский взгляд, один из тех, что пылают молодостью и мечтой, но тут же обнаружить вокруг глаз лишь карикатуру на то, что они, казалось бы, обещают

.

Вилли затянулся и тихо выдохнул дым

.

На щеках после еды станет выступать та краснота, что так плохо скрывается пудрой, кото рой их тут же начнут щедро покрывать, а ноги – да, ноги, – он на какое-то время задумался, стараясь вспомнить, – так вот, ноги, по-прежнему сохраняя свой породистый вид, никуда уже не будут вести и, вместо того чтобы тянуться вверх, будут все больше опускаться к земле

.

Вилли хорошо разбирался в этом вопросе: в начале карьеры у него была, как он ее назы вал, «очень хорошая дружба» с одной зрелой голливудской дамой, которая уже в возрасте двенадцати лет добилась главы и богатства как восхитительный чудо-ребенок экрана

.

В ту пору, когда он встретил ее, это была маленькая пухленькая женщина;

в сорок восемь лет она сохранила свои детские локоны, а лицо ее приобрело тот кукольный и в то же время морщинистый вид, который так хорошо сочетается с любовью к пекинесам и сластям

.

Вил ли страстно ненавидел эту женщину из-за ее локонов, но особенно, быть может, из-за того, что она сохранила неодолимую тоску по любви чистой и бесплотной, которая усиливалась по мере того, как она старела;

так что на пороге пятидесятилетия она начала по-настоящему верить в прекрасного принца, делая из вечной молодости сердца нечто вроде влюбленного мяуканья дряхлости;

много раз Вилли в грубой форме предлагал ей физиологические услуги, – естественно, только так можно было бы избежать непристойности

.

Но она ни за что не хотела этого, довольствуясь тем, что на детском языке шептала ему слова любви, отчего ему делалось худо;

свое отвращение и возмущение он скрывал под одной из тех улыбок, о которых журналисты говорили, что, они, похоже, вытерпели все

.

Он уже серьезно подумывал о том, чтобы прибегнуть к эвтаназии, когда эффект разорвавшейся бомбы, произведенный его пер вым фильмом, избавил его от этого

.

И вот он – великий знаток – разглядывал лицо Энн, не зная даже, то ли он испытывает такое острое наслаждение от своей сигары, то ли от того, что заглядывает в то восхитительное будущее

.

Следовало, однако, признать, что до этого было еще далеко

.

Десять лет как минимум, быть может, чуть больше, подумал он, молящим обшаривая это лицо в поисках морщинки, начинающейся одутловатости, седого волоска

.

Шея особенно отличалась несравненной чистотой линий, а то место под подбородком, с которого начинают стареть женщины, обладало всей грацией и свежестью ветки сирени

.

.

.

Это было совершенно отвратительно

.

Вилли почувствовал комок в горле

.

Абсолютно непристойная, вызывающая шея, в которой разом уместилось все что ни есть хрупкого на земле, смехотворная шея, при взгляде на которую у вас словно отнимались руки

.

Каштановые волосы – банальное сочетание света и тени, – довольно безучастные, за исключением тех моментов, когда к ним прикаса лись

.

Глаза того светло-коричневого и как бы прозрачного оттенка, который напоминал Вилли сверкание осенних листьев в аллеях парка, где он провел свое детство

.

Все его предки были садовниками у графов д’Ильри в Турени;

его отец умер с горя, проклиная Вилли, когда тот объявил ему о своем намерении эмигрировать в Америку;

парка больше не было, теперь его превратили в картофельное поле, и Вилли помог последнему из графов д’Ильри обосноваться в Америке, где тот имел

.

.

.

где тот занимался

.

.

.

в общем, где он давал уроки верховой езды

.

Он частенько вот так выдумывал себе целые несуразные биографии

.

Поговаривали, что он немного с приветом

.

На пороге сорокалетия у него было лицо подростка, который, казалось, никогда не постареет

.

«Наверно, что-то с железами, – охотно объяснял он друзьям, – раз Ромен Гари Цвета дня новидность кретинизма»

.

Через всю столовую он бросил долгий взгляд на огромное зеркало, целиком закрывавшее стену

.

«С серьгой в ухе и хорошим гримом я бы ничем не отличался от берберского пирата

.

Это то, что есть во мне от Отелло

.

Забавно, что никто на студии до этого так и не додумался»

.

Кровь, что текла в его жилах, была на четверть негритянской, и он это тщательно скрывал

.

Волосы слегка вились, а черты лица отличались некой округлостью – как бы воспоминание об африканских масках, – но никто об этом не догадывался

.

Вероятно, именно этим можно было объяснить его мифоманию: потребность постоянно что-то прятать, путать следы

.

Впрочем, никакой негритянской крови в нем, конечно же, не было, это он тоже выдумал

.

Он вынул изо рта сигару

.

– Вы и правда не хотите провести день-другой в Париже, дорогая? Смешно уезжать без весеннего туалета в самый разгар показа коллекций

.

Не так ли, Гарантье?

Через застекленную дверь Гарантье наблюдал за чайками, которые метались над пляжем;

он старался забыть, что перед ним живые существа, и видел в них лишь движущиеся геомет рические знаки, серо-белые, сравнимые с мобилями Колдера1

.

– Я бы лучше задержалась на несколько дней здесь, – сказала Энн

.

– Я ничего не видела, кроме студии

.

– Знаю, дорогая

.

Это весьма, весьма заманчиво

.

.

.

Но в понедельник у вас начинаются съемки

.

Мы еще вернемся сюда

.

Энн вышла за него замуж из-за своего отца, хотя и не осознавала это ясно в момент принятия решения

.

Но она всю жизнь прожила рядом с человеком, которого несчастливая любовь ожесточила сверх всякой меры, до такой степени, что все, что волновало сердце, ста ло в конце концов казаться ему чем-то омерзительным

.

Постоянно видя перед собой этот призрак, Энн в восемнадцать лет приняла торжественное, окончательное и абсолютно необра тимое решение никогда не иметь никаких дел с любовью – ни вблизи, ни издали

.

Правда, уже в то время она испытывала крайне невнятное, не поддающееся определению влечение, однако довольствовалась тем, что пошла на курсы драматического искусства, приняв за призвание это смутное, поселившееся в ней ощущение отсутствия чего-то важного

.

С самого начала она предупредила Вилли: любить она неспособна, их союз может быть лишь творческим партнер ством, она намеревается целиком посвятить себя искусству, ничто другое ее не интересует;

и Вилли, который где-то уже слышал нечто подобное, с серьезным видом согласился, с трудом удерживаясь от желания поцеловать эту девчушку в берете, туфлях без каблуков и с не по возрасту серьезными глазами

.

Добиваясь для нее главных ролей, навязывая ее продюсерам, он проявил такую страсть и ловкость, что меньше чем за два года она стала звездой, но это поссорило его с прежними протеже, к которым он потерял всякий интерес

.

В то же время он привязал ее к себе нерасторжимыми контрактами, цифрами, подписями и столь тщательно проработанными сделками, что брак в конечном счете показался ей всего лишь очередной подписью на документе, где на сей раз помимо даты не фигурировало никакой другой циф ры

.

Накануне церемонии она отправилась в Нью-Йорк повидаться с отцом;

тот принял ее со всей обходительностью, обычной в отношении человека, которого довольно плохо знаешь и не жаждешь узнать получше

.

Стоял погожий сентябрьский день, и он заставил ее любоваться арабесками, которые вычерчивало солнце, отражаясь в стеклянных ящиках с кактусами и на белой, абсолютной голой стене комнаты

.

«Я очень люблю стекло, – сказал он ей, – за его прозрачность и за то, что оно никогда не бывает назойливым

.

Впрочем, приятно, когда тебя окружают предметы, ничего не задерживающие и позволяющие просто пройти сквозь себя

.

Александр Колдер (1898-1976) – американский скульптор, создатель мобилей – подвижных конструкций из железной проволоки и раскрашенных металлических пластин

.

Ромен Гари Цвета дня В этом есть бесспорный урок мудрости

.

Но всего забавнее видеть порой, как кусок хрусталя принимается внезапно сверкать сотней ярких цветов – красных, синих, желтых, фиолетовых, – да, забавно смотреть на хрусталь, у которого тоже бывают свои моменты слабости, стра сти

.

Что иногда вызывает во мне легкое чувство превосходства»

.

Он прошел на кухню, чтобы приготовить чай, поспешно оставив ее одну

.

Она осталась сидеть с закрытыми глазами в этой пустоте, где даже не тикали часы – Гарантье питал отвращение ко всему, что бывает назой ливым

.

Возможно ли, чтобы одиночество, достигнув определенной степени интенсивности, не перешло в свою противоположность, возможно ли, чтобы одиночество так и не состоялось, а ведь о чем больше когда-либо молил человек любовь – только об одиночестве

.

Есть такие, кто верит в чудо, и они живут молитвой, есть такие, кто верит в любовь, и вот они-то живут одиночеством

.

Жена Гарантье бросила его спустя полгода после рождения Энн, она убежала с мексиканским тореадором, с которым была знакома лишь двое суток, и так никогда и не вернулась

.

В этом внезапном бегстве Энн находила сегодня самое веское основание для своих надежд

.

Двое суток, не раз повторяла она про себя в минуты сомнений, это произошло за двое суток, и каждая минута становилась для нее соучастницей, дружеским подмигиванием

.

Страдание отца – которое внешне выдавало себя лишь этим нарочитым, выставленным на показ отсутствием человеческих чувств, – крушение его жизни сегодня она уже объясняла не жестокостью женщины, а тем неотвратимым ударом, который нанесла ему подлинность

.

Это было нечто абсолютно безупречное

.

Страдание того, кто за этим стоял, бремя той жизни, что он продолжал нести, – все это вполне законно могло считаться чувством, однако любовь становится человеческим чувством, лишь когда она заканчивается

.

Всякий раз, навещая отца, Энн убеждала себя, что делает это для того, чтобы «он помог ей своим сломленным присут ствием удержаться на пути “искусство, и ничего кроме искусства”», но истинной причиной этого всегда было желание услышать его молчаливый рассказ о прекрасной истории любви

.

Она хотела, чтобы своим присутствием он доказал: страсть существует, она длится и может даже сделать из вас куклу, которую бросил кукловод

.

А прекрасное в этом то, думала Энн, что никто еще ничего не сказал о любви, ничего не написал, – это чувство еще требует изучения

.

.

.

К счастью, для меня этот вопрос уже решенный, подумала она благоразумно

.

А между тем она навещала отца, чтобы успокоиться, чтобы еще раз увидеть этого свидетеля

.

Она приходила не за советом – ее решение уже было принято, – она хотела быть женщи ной, живущей головой, в ее жизни место было лишь для искусства и, разумеется, никак не для тореадоров

.

На в этой тщательно убранной квартире, где все укрывалось за идеальным порядком, где всякий лежащий не на своем месте предмет выглядел непристойно, она немед ленно ощущала присутствие другого полюса – полюса страсти: именно за этим она сюда и приходила

.

Ей необходимо было повидаться с отцом, улыбнуться ему, поговорить с ним, что бы успокоиться, чтобы ей вновь было обещано то, что он когда-то разрушил

.

Впрочем, вот он уже возвращается, толкая перед собой столик на колесиках с чаем

.

Он выглядит слегка встревоженным и входит со словами, как бы уже перехватывая инициативу:

– Газеты много говорят о твоем браке, я счастлив, что ты делаешь прекрасную карьеру

.

Когда вижу вас обоих на всех этих снимках, и после всех этих радост

.

.

.

чудесных вещей, которые рассказывают о полноте вашего счастья, я чувствую, вам самим приходится затем прилагать меньше усилий

.

Что крайне опасно для обыкновенных людей – к которым принад лежал и я в твоем возрасте, – так это расход воображения, на который им приходится идти, чтобы выдумать свою любовь

.

Эта ставка так высока, что они всегда стараются возместить ее в виде счастья

.

Но рекламные агенты неплохо за вас поработали, и вам не придется ничего привносить самим

.

– Энн разливала чай с детской, чуть виноватой улыбкой, которая появлялась на ее лице Ромен Гари Цвета дня всегда, когда отец так рассказывал ей о своем разбитом сердце

.

В его отрицании, в его выборе пустоты звучал отголосок страшной силы и человеческого самопожертвования

.

В сущности, подумала Энн, мой отец – шекспировский персонаж, и это отсутствие страсти, которое он сделал правилом жизни, было не чем иным, как победой самой страсти, знаком того, что она была

.

Подглядеть за патетическим свидетельством этого – вот зачем она сюда приходила

.

Он держался очень прямо в своем кресле, попивая чай, – манеры старой девы, прямая японская прядь через весь лоб, взгляд, как бы застывший в одной точке, чтобы не встретиться глазами с Энн

.

Он был не таким уж дураком

.

Он знал, что после ухода жены выжил лишь как от голосок своей любви

.

Его отрицание было комичным, ибо оно лишь подчеркивало силу того, что отрицалось

.

Впрочем, мы восстаем лишь против того, что держит нас пленниками, и, в конечном счете, жизнь мятежника – это прежде всего жизнь в услужении

.

Все это он знал, но продолжал упорствовать в своем отрицании крика, потому что таков был его способ кричать

.

Этим выбором теплого, размеренного, окрашенного в полутона существования, этой филосо фией абажура целая жизнь попросту отдавала дань уважения страсти, вне которой остается лишь раствориться в серости

.

Слишком чувствительные натуры порой одолевает такая тоска и такой силы идеализм, что вся их жизнь, обращенная к людям, становится лишь обманчи вой мимикой;

так они изображают своей жизнью отсутствие того, чего желают больше всего на свете, выбирая смешное и эксцентричное, пустоту или даже деградацию с упорством и самоотверженностью, которые, быть может, являются самой великолепной – и часто един ственной – данью уважения, которое человек может отдать своему неуловимому солнцу

.

При взгляде извне эти жизни кажутся непонятными или даже абсурдными;

внутри же они обре тают смысл редкого призвания, дара ценить каждое мгновение

.

Вот почему люди, алчущие только Бога, выбирают себе жизни, громким эхом провозглашающие полную ничтожность человеческого приключения, которое они таким, несколько извращенным, способом пытают ся узаконить

.

Гарантье уже двадцать пять лет изображал невозможность жить без любви

.

По-своему он был фанатиком – плоскостной характер выбранного им существования был ему необходим: он намекал на глубину того, что он потерял, сведя мир к двум измерениям, и все вокруг него громко пело во славу потерянного третьего измерения жизни

.

Уже двадцать пять лет он обозначал отсутствие одного измерения – измерения любви, – и он изображал это отсутствие даже в самых интимных мелочах своей жизни: его манера одеваться, гово рить, курить трубку, писать, а также сухость его голоса и его лица, сухость его губ, – все это восславляло неистовость страсти и молодость сердца – именно то, что они, казалось, отрицали

.

Чрезвычайно трудно судить о людях по их лицам, которые так послушны, и если физиономии чего-то недостает, то это должно истолковывать не как знак отсутствия, а порой как знак желания, вот почему встречаются люди, которые по этой причине походят на то, чего их лица начисто лишены

.

Энн, не слушая, смотрела на отца, все усилия которого быть отстранение вежливой куклой вызывали в ней приступ нежности и в то же время желание все кому-то отдать

.

Но это, естественно, было ребячеством, – ведь стоит ей выйти замуж, как она перестанет об этом и думать

.

Поколение реалистов, к которому она принадлежала, не получало уже удовольствия от сумрачных состояний души, и ее отец был здесь для того, чтобы преподать ей урок

.

Он изящно пил чай, глядя на черно-белую фотографию мобиля Кальдера на стене, – он восхищался Кальдером, но только на репродукциях, находя, что его мобили слишком насыщены красками и что в них всегда есть одно лишнее измерение – они производили впечатление присутствия

.

«В том, что вы воспитали своего ребенка более-менее правильно, – сказал он, – есть свои плюсы: в нужный момент он не приходит к вам за сове том

.

И у вас возникает чувство, что вы были неплохим отцом»

.

Энн улыбнулась ему и едва сдержалась, чтобы не взять его за руку: этот жест был бы ему неприятен

.

На нем был голу Ромен Гари Цвета дня бой твидовый костюм, серый в белый горошек галстук-бабочка, а его юные, посреди морщин, глаза под стальной прядью смотрели на нее с серьезностью, которая, казалось, исключала юмор – юмор тоже был болезненным чувством

.

Позади него возвышалась целая гора книг, отобранных им с особым тщанием, большинство которых – она это знала – являлось не чем иным, как торжеством печатного дела над содержанием

.

Взгляд с удовольствием скользил по страницам редкой бумаги, где буквы имели своей целью лишь одно – весело играть с полями: типографическое искусство спасало взгляд от чтения, которое могло лишь тягостно нарушить ощущение душевного покоя и эстетического наслаждения читателя

.

В современной полиграфии и китайской каллиграфии он видел высшие формы искусства и мог часами сидеть в кресле под абажуром, медленно просматривая книгу, где каждое слово тщательно молчало и где – он был уверен – он избежит встречи с бесконечной вульгарностью слова «любовь» и его эпитета, разделяющего этот позор

.

Это было одно из тех мгновений, когда Энн испы тывала к отцу нежность, переворачивавшую ей душу и являвшуюся в куда большей степени женским пониманием, чем дочерней любовью: молчание, которое установилось тогда между ними, прочно связывало их

.

Он знал: она здесь затем, чтобы смотреть на него, чтобы безо всякой жалости черпать из всегда свежего источника его одиночества новые надежды

.

Втайне он всегда оправдывал эту благородную жестокость;

в ней он узнавал – наивный человек – испанскую кровь своей дочери, наивный, ибо то, что он приписывал таким образом Испании, было не чем иным, как свойством женского сердца

.

– Я видел твои последние фильмы, – сказал он, – и нашел в твоей игре много искренности

.

Похоже, ты вкладываешь много от себя самой в сцены любви

.

Они, видимо, служат тебе кана лизационной системой

.

Вероятно, тут потребность очиститься, изгнать из себя злых духов

.

– Он набил трубку и зажег ее: он перешел на курение трубки в один особенно тоскливый день, потому что это было самое нехарактерное для тореадора из всего, что ему удалось найти

.

– Что меня забавляет в твоих фильмах, – сказал он, – так это легкость любви: словно судьбе больше нечем было заняться на земле, как только составлять подобные интриги

.

.

.

Драма, трагедия – самые наивные формы оптимизма и вульгарности;

подлинная драма, подлинная трагедия – во всем том, что не наступает

.

Признаю, что чрезвычайно трудно драматически выразить судьбу, которая отказывает интриге: подлинная трагедия всегда была белой страни цей

.

Но когда я вижу, как в фильме встречаются двое и влюбляются друг в друга, я встаю и выхожу из зала, это сильнее меня, мне все-таки нужно хоть какое-то правдоподобие, логика;

это у меня от французов

.

Хотелось бы, конечно, верить, что есть люди, которые действительно любят друг друга, но тогда они никогда не встречаются

.

– Он вытряхнул табак из трубки в пепельницу несколькими резкими движениями

.

– Ужасное влияние этой шекспировской или голливудской эпохи – что одно и то же – заключается в том, что миллионы людей разгулива ют по миру, внимательно поглядывая по сторонам, потому что они кого-то ждут, – они ищут друг друга, вместо того чтобы мирно предаваться своим занятиям

.

Большие любови, если мне будет позволено так выразиться, конечно же, существуют, конечно, – да вот только на ма нер параллельных линий, которые никогда не встречаются

.

Навещают друг друга маленькие любови

.

Я верю, что есть предназначенные друг другу натуры, что каждый мужчина должен встретить в жизни свою предназначенную ему женщину: в этом и вся беда

.

Предназначенные встречи всегда маленькие встречи, других же не бывает

.

.

.

– Он вынул трубку изо рта, чтобы лучше произносить слова

.

– Не бывает никогда

.

– Он сделал легкий жест рукой

.

– Я признаю, искусством трудно выразить эту драму отсутствия

.

Одной лишь живописи это порой удается, когда она изображает неспособный принять форму мир, который смутно мечтает о форме, как человек – о любви

.

В литературе, в театре мы еще ждем того, кто раскроет всю трагедию параллельных линий

.

В конечном счете, достаточно знать о невозможности любви» чтобы Ромен Гари Цвета дня быть абсолютно счастливым

.

Человек перестал бы тогда жить с этим чувством панического страха в себе, что он состарится, но так и не найдет своей судьбы

.

Случись такое, мы были бы мудрецами уже в двадцать лет

.

– Энн показалось все же, что в этой последней фразе она различила легкий ужас

.

– Но я полагаю, ты пришла навестить меня, потому что выходишь замуж и чтобы я рассказал тебе о твоей матери, – произнес он бесцветным голосом, как если бы он никогда и не переставал о ней говорить

.

– Она убежала с мексиканским тореадором, и они прожили вместе полгода

.

После чего он был убит быком

.

Быком, – повторил он с легкой усмешкой, – как видишь, я тут действительно ни при чем

.

– Он замолк на мгновенье, при нялся созерцать свою трубку

.

Затем поднял глаза – они были полны нежности;

он улыбался

.

– Скажи мне, Энн

.

.

.

ты представляешь такое? Ты можешь представить себе женщину, броса ющую меня ради тореадора? Я говорю это не из тщеславия, напротив

.

Но как же она могла до такой степени ошибиться? Я хочу сказать: как она могла выйти за меня замуж? – Никогда прежде он не говорил об этом столь прямо – без всякой помощи, без всякого маскарада

.

– У вас так никогда и не было другой женщины?

– Никогда, – сказал он

.

– Живешь только один раз

.

Ромен Гари Цвета дня IV Среди тихого позвякиванья ножей и посуды три итальянских музыканта – с покатыми пле чами и неаполитанскими жестами и внешностью – идеально справлялись со своей задачей, заключавшейся в том, чтобы воссоздать – от «Santa Lucia» до «Sole Mio», не забыв при этом и «На притихшем море», – приятно убаюкивающую атмосферу начала века с ее зонтиками, великими русскими князьями и ощущением полной безопасности

.

Так и есть, думал Гарантье, поглаживая длинными пальцами бокал с коньяком и с симпатией поглядывая на оркестр, они лишь добавляют миру недостающие песчинки, чтобы он спрятал голову в песок, как страус

.

Какой-то крейсер медленно пересекал залив, направляясь в Вильфранш, и казалось, что его держат в синем фартуке две руки горизонта;

от побережья поднималась колонна чаек, непо движная и оживленная одновременно;

прямо у оконного стекла – воробей, походивший в этой грандиозной рамке на некую небрежность, этакую простую забывчивость

.

Энн улыбнулась ему

.

Ну разумеется, со злобой подумал Вилли

.

Совсем простая знаменитость и маленький воробышек

.

Он уже давно не мог выносить этих, на его взгляд, рекламных пошлостей: воро бьи, цветущие яблони, добрые псы, крестьяне, разламывающие хлеб на обочине дороги, «все эти избитые штампы реальности», как метко высказался Гарантье;

все это Вилли особенно ненавидел, потому что всегда казалось, будто эта реальность устанавливает между собой и Энн подозрительные связи

.

Они всегда ей что-то обещали, о ком-то говорили, передавали послание: Вилли был почти уверен в этом

.

Он не знал, в чем именно может состоять такое послание, и совершенно не горел желанием это узнать, но все же смутно предчувствовал его, и этого было достаточно, чтобы у него немедленно начинались приступы астмы и крапивни цы, которыми он страдал всякий раз, когда ему перечили

.

Он потому и попросил Гарантье сопровождать их в этой поездке, что, рассчитывая на его влияние, надеялся отвлечь Энн от эксгибиционистской стороны природы, от привычки этой старой сводни постоянно совать ей под нос неприличные открытки

.

Вилли и вправду хотелось бы, чтобы Энн скромно опускала глаза перед всеми предназначавшимися ей подмигиваниями, перед всеми этими тысячелетни ми знаками, такими, как кувшин с водой, который несут на плече, разломанный надвое хлеб, вино, выпитое из горлышка залитой солнцем бутылки, травинка, которую подносят к губам, внезапно прерывающийся смех, старые, покрытые трещинами стены;

он ощущал – и его ко лоссально раздражала собственная догадливость, – что все это успокаивало Энн в отношении какого-то главного неотвратимого события;

и не представляло большого труда сообразить, о чем шла речь

.

Гарантье, казалось, старался изо всех сил, не упуская случая выказать свое отвращение ко всему, что представляется чересчур сырым или чересчур фамильярным, что цепляется, навязывается или заявляет о себе;

пора потребовать от вещей немного такта и деликатности, говорил он, умения держаться в некотором отдалении, пора потребовать у при роды нечто отличное от извечного стука кастаньет и извечной показухи

.

Но Энн до того привыкла расшифровывать речь отца, выпрямлять ее – он был уже неспособен говорить пря мо, а только шиворот-навыворот, всегда становясь в оппозицию себе самому, что уже двадцать пять лет являлось его способом тихо вопить, – что она в конце концов составила своеобраз ный личный словарь эквивалентов;

так, когда он, к примеру, рассуждал о пейзаже, который обладал «всей гнусностью почтовой открытки», она знала, что он увидел пейзаж, который глубоко его тронул;

когда он рассуждал о литературе «сырого мяса» – речь шла о любви;

«воистину вульгарной женщиной» была женщина, которая поделилась с ним сентиментальны ми откровениями, взволновавшими его;

«пещерным искусством» было искусство, гармонично Ромен Гари Цвета дня воссоздававшее мир, вместо того чтобы дробить его, а «интеллектуал в полном значении этого слова» всегда оказывался еще одним беженцем, как и он, спасающимся от вечного

.

Так что Вилли, который рассчитывал на помощь Гарантье, чтобы незаметно отвлечь его дочь от всего, что является столь же простым, как пшеничное поле, птица в небе, влюбленные на скамейке, и от всех других «избитых штампов реальности» – как он это называл, – полагая, что она унесется вместе с отцом в те высшие сферы одинокого духа и абстракции, где будет ограж дена от всего «скотства земли», теперь, напротив, постоянно находился в обществе человека, каждый жест которого, каждое слово, да и весь сломленный вид, казалось, подбадривали Энн, призывали не отчаиваться, ждать, как если бы сам Гарантье был живым свидетельством всемогущества любви

.

Вилли не был до конца в этом уверен, но предчувствия оказалось достаточно, чтобы вывести его из себя, и он наблюдал сейчас за ними обоими, ожидая зуда или сенной лихорадки и почти призывая их, чтобы доказать себе, как они жестоки с ним, – он наблюдал за ними насмешливо, с сигарой во рту, с той капризной гримасой вундеркинда, которую все от него ждали

.

Он знал, что с той поры, как Энн достигла тридцатилетия, ей часто случалось терять мужество и метаться

.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.