WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«П А М Я Т Н И К И Л И Т Е Р А Т У Р Ы П А М Я Т Н И К И Л И Т Е Р А Т У Р Ы. М. Достоевскій. ...»

-- [ Страница 4 ] --

— Нтъ, Яковъ Петровичъ;

я, видите ли, я бы лучше сдлалъ... Мн бы лучше домой пойдти, Яковъ Петровичъ... гово рилъ нашъ герой, горя на мелкомъ огн и замерзая отъ стыда и ужаса, все въ одно время.

— Ни-ни-ни-ни! защебеталъ отвратительный человкъ. — Ни-ни-ни, ни за что! Идемъ! сказалъ онъ ршительно и потащилъ къ крыльцу господина Голядкина-старшаго. Господинъ Голядкинъ старшiй хотлъ-было вовсе не йдти;

но такъ-какъ смотрли вс и сопротивляться и упираться было бы глупо, то герой нашъ пошелъ, — впрочемъ, нельзя сказать, чтобъ пошелъ, потому-что ршительно самъ не зналъ, что съ нимъ длается. Да ужь такъ ни чего, за одно!

Прежде, нежели герой нашъ усплъ кое-какъ оправиться и опомниться, очутился онъ въ зал. Онъ былъ блденъ, растрепанъ, растерзанъ;

мутными глазами окинулъ онъ всю толпу — ужасъ! За ла, вс комнаты, — все, все было полнымъ-полнехонько. Людей бы ло бездна, дамъ цлая оранжерея;

все это тснилось около господи на Голядкина, все это стремилось къ господину Голядкину, все это выносило на плечахъ своихъ господина Голядкина, весьма-ясно замтившаго, что его упираютъ въ какую-то сторону. "Вдь не къ дверямъ", пронеслось въ голов господина Голядкина.

Дйствительно, упирали его не къ дверямъ, а прямо къ покойнымъ кресламъ Олсуфiя Ивановича. Возл креселъ, съ одной стороны стояла Клара Олсуфьевна, блдная, томная, грустная, впрочемъ, пышно-убранная. Особенно бросились въ глаза господину Голядки ну маленькiе бленькiе цвточки въ ея черныхъ волосахъ, что со ставляло превосходный эффектъ. Съ другой стороны креселъ, дер жался Владимiръ Семеновичъ, въ черномъ фрак, съ новымъ сво имъ орденомъ въ петличк. Господина Голядкина вели подъ-руки, и, какъ сказано было выше, прямо на Олсуфiя Ивановича — съ од ной стороны господинъ Голядкинъ-младшiй, принявшiй на себя видъ чрезвычайно-благопристойный и благонамренный, чему нашъ герой до-нельзя обрадовался, съ другой же стороны руково дилъ его Андрей Филипповичъ съ самой торжественной миной въ лиц. "Что бы это?" подумалъ господинъ Голядкинъ. Когда же онъ увидалъ, что ведутъ его къ Олсуфiю Ивановичу, то его вдругъ какъ-будто молнiей озарило. Мысль о перехваченномъ письм мелькнула въ голов его... Въ неистощимой агонiи предсталъ нашъ герой передъ кресла Олсуфiя Ивановича. "Какъ мн теперь?" поду малъ онъ про себя. "Разумется, этакъ все на смлую ногу, то-есть, съ откровенностью, нелишенною благородства;

де-скать, такъ и такъ и т. д." Но чего боялся, по-видимому, герой нашъ, то и не слу чилось. Олсуфiй Ивановичъ принялъ, кажется, весьма-хорошо гос подина Голядкина, и хотя не протянулъ ему руки своей, но по крайней-мр, смотря на него, покачалъ своею сдовласою и вну шающею всякое уваженiе головою, — покачалъ съ какимъ-то тор жественно-печальнымъ, но вмст съ тмъ благосклоннымъ ви домъ. Такъ, по-крайней-мр, показалось господину Голядкину.

Ему показалось даже, что слеза блеснула въ тусклыхъ взорахъ Олсуфiя Ивановича;

онъ поднялъ глаза и увидлъ, что и на рсницахъ Клары Олсуфьевны, тутъ же стоявшей, тоже какъ будто-бы блеснула слезинка, — что и въ глазахъ Владимiра Семе новича тоже какъ-будто-бы было что-то подобное, — что, наконецъ, ненарушимое и спокойное достоинство Андрея Филипповича тоже стоило общаго, слезящагося участiя, — что, наконецъ, юноша, ко гда-то весьма походившiй на важнаго совтника, уже горько ры далъ, пользуясь настоящей минутой... Или это все, можетъ-быть, только такъ показалось господину Голядкину, потому-что онъ самъ весьма прослезился, и ясно слышалъ, какъ текли его горячiя слезы по его холоднымъ щекамъ... Голосомъ полнымъ рыданiй, примирен ный съ людьми и судьбою, и крайне любя въ настоящее мгновенiе не только Олсуфiя Ивановича, не только всхъ гостей, взятыхъ вмст, но даже и зловреднаго близнеца своего, который теперь, по-видимому, вовсе былъ не зловреднымъ и даже не близнецомъ господину Голядкину, но совершенно-постороннимъ и крайне любезнымъ самимъ-по-себ человкомъ, обратился-было герой нашъ къ Олсуфiю Ивановичу съ трогательнымъ излiянiемъ души своей, но отъ полноты всего въ немъ накопившагося не могъ ровно ничего объяснить, а только весьма-краснорчивымъ жестомъ, мол ча, указалъ на свое сердце... Наконецъ, Андрей Филипповичъ, вроятно, желая пощадить чувствительность сдовласаго старца, отвелъ господина Голядкина немного въ сторону и оставилъ его, впрочемъ, кажется, въ совершенно-независимомъ положенiи. Улы баясь, что-то бормоча себ подъ носъ, немного недоумвая, но во всякомъ случа почти совершенно-примиренный съ людьми и судь бою, началъ пробираться герой нашъ куда-то сквозь густую массу гостей Олсуфiя Ивановича. Вс ему давали дорогу, вс смотрли на него съ какимъ-то страннымъ любопытствомъ и съ какимъ-то не объяснимымъ, загадочнымъ участiемъ. Герой нашъ прошелъ въ другую комнату: — то же вниманiе везд;

онъ глухо слышалъ, какъ цлая толпа тснилась по слдамъ его, какъ замчали его каждый шагъ, какъ въ-тихомолку вс между собою толковали о чемъ-то весьма-занимательномъ, качали головами, говорили, судили, рядили и шептались. Господину Голядкину весьма бы хотлось узнать, о чемъ они вс такъ судятъ и рядятъ и шепчутся. Онъ, впрочемъ, зналъ очень-хорошо о чемъ. Оглянувшись, герой нашъ замтилъ подл себя господина Голядкина-младшаго. Почувствовавъ необхо димость схватить его руку и отвести его въ сторону, господинъ Го лядкинъ убдительнйше попросилъ другаго Якова Петровича содйствовать ему при всхъ будущихъ начинанiяхъ и не оставлять его въ критическомъ случа. Господинъ Голядкинъ-младшiй важно кивнулъ головою и крпко сжалъ руку господина Голядкина старшаго. Сердце затрепетало отъ избытка чувствъ въ груди героя нашего. Впрочемъ, онъ задыхался, онъ чувствовалъ, что его такъ тснитъ-тснитъ;

что вс эти глаза, на него обращенные, какъ-то гнетутъ и давятъ его... Господинъ Голядкинъ увидалъ мимоходомъ того совтника, который носилъ парикъ на голов. Совтникъ глядлъ на него строгимъ, испытующимъ взглядомъ, вовсе несмяг ченнымъ отъ всеобщаго участiя... Герой нашъ ршился-было идти къ нему прямо, чтобъ улыбнуться ему и немедленно съ нимъ объяс ниться;

но дло какъ-то не удалось. На одно мгновенiе господинъ Голядкинъ почти забылся совсмъ, потерялъ и память и чувства...

Очнувшись, замтилъ онъ, что вертится въ широкомъ кругу его об ступившихъ гостей. Кое-какъ выбрался нашъ герой изъ широкаго круга и сталъ-было пробираться къ дверямъ. Вдругъ изъ другой комнаты крикнули господина Голядкина;

крикъ разомъ пронесся по всей толп. Все заволновалось, все зашумло, вс ринулись къ две рямъ первой залы;

героя нашего почти вынесли на рукахъ, при чемъ твердосердый совтникъ въ парик очутился бокъ-о-бокъ съ господиномъ Голядкинымъ. Наконецъ, онъ взялъ его за руку и по садилъ возл себя, напротивъ сдалища Олсуфiя Ивановича, въ до вольно-значительномъ, впрочемъ, отъ него разстоянiи. Вс, кто ни были въ комнатахъ, вс услись въ нсколькихъ рядахъ кругомъ господина Голядкина и Олсуфiя Ивановича. Все затихло и при смирло, вс наблюдали торжественное молчанiе, вс взглядывали на Олсуфiя Ивановича, очевидно ожидая чего-то не совсмъ обыкновеннаго. Господинъ Голядкинъ замтилъ, что возл креселъ Олсуфiя Ивановича, и тоже прямо противъ совтника, помстился другой господинъ Голядкинъ съ Андреемъ Филипповичемъ.

Молчанiе длилось;

чего-то дйствительно ожидали. "Точь въ точь, какъ въ семь какой-нибудь при отъзд кого-нибудь изъ членовъ этой семьи въ дальнiй путь;

стоитъ только встать да помолиться те перь", подумалъ герой нашъ. Вдругъ обнаружилось необыкновенное движенiе и прервало вс размышленiя господина Голядкина. Слу чилось что-то давно ожидаемое. "детъ, детъ!" пронеслось по толп. "Кто это детъ?" пронеслось въ голов господина Голядки на, и онъ вздрогнулъ отъ какого-то страннаго ощущенiя. "Пора!" сказалъ совтникъ, внимательно посмотрвъ на Андрея Филиппо вича. Андрей Филипповичъ съ своей стороны взглянулъ на Олсуфiя Ивановича. Важно и торжественно кивнулъ головой Олсуфiй Ива новичъ. "Встанемъ", проговорилъ совтникъ, подымая господина Голядкина. Вс встали. Тогда совтникъ взялъ за руку господина Голядкина-старшаго, а Андрей Филипповичъ господина Голядки на-младшаго, и оба торжественно свели двухъ совершенно подобныхъ среди обставшей ихъ кругомъ и устремившейся въ ожиданiе толпы. Герой нашъ съ недоумнiемъ осмотрлся кругомъ, но его тотчасъ остановили и указали ему на господина Голядкина младшаго, который протянулъ ему руку. "Это мирить насъ хотятъ", подумалъ герой нашъ и съ умиленiемъ протянулъ свою руку госпо дину Голядкину-младшему;

потомъ, потомъ протянулъ къ нему свою голову. То же сдлалъ и другой господинъ Голядкинъ... Тутъ господину Голядкину-старшему показалось, что вроломный другъ его улыбается, что онъ бгло и плутовски мигнулъ всей окружав шей ихъ толп, что есть что-то зловщее въ лиц неблагопристой наго господина Голядкина-младшаго, что даже онъ отпустилъ гри маску какую-то въ минуту iудина своего поцалуя... Въ голов за звонило у господина Голядкина, въ глазахъ потемнло;

ему показа лось, что бездна, цлая вереница совершенно-подобныхъ Голядки ныхъ съ шумомъ вламывается во вс двери комнаты;

но было позд но... Звонкiй, предательскiй поцалуй раздался, и...

Тутъ случилось совсмъ-неожиданное обстоятельство... Две ри въ залу растворились съ шумомъ, и на порог показался человкъ, котораго одинъ видъ оледенилъ господина Голядкина.

Ноги его приросли къ земл. Крикъ замеръ въ его стсненной гру ди. Впрочемъ, господинъ Голядкинъ зналъ все заран и давно уже предчувствовалъ что-то подобное. Незнакомецъ важно и торжест венно приближался къ господину Голядкину... Господинъ Голяд кинъ эту фигуру очень-хорошо зналъ. Онъ ее видлъ, очень-часто видалъ, еще сегодня видалъ... Незнакомецъ былъ высокiй, плотный человкъ, въ черномъ фрак, съ значительнымъ крестомъ на ше, и одаренный густыми, весьма-черными бакенбардами;

не доставало только сигарки во рту для дальнйшаго сходства... За то взглядъ незнакомца, какъ уже сказано, было оледенилъ ужасомъ господина Голядкина. Съ важной и торжественной миной подошелъ страшный человкъ къ плачевному герою повсти нашей... Герой нашъ про тянулъ ему руку;

незнакомецъ взялъ его руку и потащилъ за со бою... Съ потеряннымъ, съ убитымъ лицомъ оглянулся кругомъ нашъ герой...

— Это, это Крестьянъ Ивановичъ Рутеншпицъ, докторъ ме дицины и хирургiи, вашъ давнишнiй знакомецъ, Яковъ Петровичъ!

защебеталъ чей-то противный голосъ подъ самымъ ухомъ господина Голядкина. Онъ оглянулся: то былъ отвратительный подлыми каче ствами души своей близнецъ господина Голядкина. Неблагопри стойная, зловщая радость сiяла въ лиц его;

съ восторгомъ онъ теръ свои руки, съ восторгомъ повертывалъ кругомъ свою голову, съ восторгомъ семенилъ кругомъ всхъ и каждаго;

казалось, готовъ былъ тутъ же начать танцовать отъ восторга;

наконецъ, онъ прыг нулъ впередъ, выхватилъ свчку у одного изъ слугъ и пошелъ впе редъ, освщая дорогу господину Голядкину и Крестьяну Иванови чу. Господинъ Голядкинъ слышалъ ясно, какъ все, что ни было въ зал, ринулось вслдъ за нимъ, какъ вс забгали впередъ, тсни лись, давили другъ друга и вс вмст въ голосъ начинали повто рять за господиномъ Голядкинымъ: что это ничего;

что не бойтесь, Яковъ Петровичъ, что это вдь старинный другъ и знакомецъ вашъ, Крестьянъ Ивановичъ Рутеншпицъ... Наконецъ вышли на парадную, ярко-освщенную лстницу;

на лстниц была тоже ку ча народа;

съ шумомъ растворились двери на крыльцо, и господинъ Голядкинъ очутился на крыльц вмст съ Крестьяномъ Иванови чемъ. У подъзда стояла карета, запряженная четверней лошадей, которыя фыркали отъ нетерпнiя. Злорадственный господинъ Го лядкинъ-младшiй въ три прыжка сбжалъ съ лстницы и самъ от ворилъ карету. Крестьянъ Ивановичъ увщательнымъ жестомъ по просилъ садиться господина Голядкина. Впрочемъ, увщательнаго жеста было вовсе ненужно;

было довольно народу подсаживать...

Замирая отъ ужаса, оглянулся господинъ Голядкинъ назадъ: вся ярко-освщенная лстница была унизана народомъ;

любопытные глаза глядли на него отвсюду;

самъ Олсуфiй Ивановичъ предсдалъ на самой верхней площадк лстницы, въ своихъ по койныхъ креслахъ, и внимательно, съ сильнымъ участiемъ, смотрлъ на все совершавшееся. Вс ждали. Ропотъ нетерпнiя пробжалъ по толп, когда господинъ Голядкинъ оглянулся на задъ.

— Я надюсь, что здсь нтъ ничего... ничего предосудитель наго... или могущаго возбудить строгость... и вниманiе всхъ, каса тельно оффицiальныхъ отношенiй моихъ? проговорилъ потеряв шись герой нашъ. Говоръ и шумъ поднялся кругомъ;

вс отрица тельно закивали головами своими. Слезы брызнули изъ глазъ гос подина Голядкина.

— Въ такомъ случа, я готовъ, я ввряюсь, я ввряюсь вполн... такъ и такъ, дескать, самъ отступаюсь отъ длъ и вручаю судьбу мою Крестьяну Ивановичу...

Только-что проговорилъ господинъ Голядкинъ, что онъ вру чаетъ вполн свою судьбу Крестьяну Ивановичу, какъ страшный, оглушительный, радостный крикъ вырвался у всхъ окружавшихъ его и самымъ зловщимъ откликомъ прокатился по всей ожидавшей толп. Тутъ Крестьянъ Ивановичъ съ одной стороны, а съ другой Андрей Филипповичъ, взяли подъ руки господина Голядкина и ста ли сажать въ карету;

двойникъ же, по подленькому обыкновенiю своему, хлопоталъ и подсаживалъ сзади. Несчастный господинъ Голядкинъ-старшiй бросилъ свой послднiй, мутный взглядъ на всхъ и на все, и дрожа какъ котенокъ, котораго окатили холодной водой, — если позволятъ сравненiе, — влзъ въ карету;

за нимъ тотчасъ же слъ и Крестьянъ Ивановичъ. Карета захлопнулась:

послышался ударъ бича по лошадямъ;

лошади рванули экипажъ съ мста... все ринулось вслдъ за господиномъ Голядкинымъ;

пронзи тельные, неистовые крики всхъ враговъ его покатились ему вслдъ, въ вид напутствiя. Нкоторое время еще мелькали кое какiя лица кругомъ кареты, уносившей господина Голядкина;

но наконецъ и они стали отставать-отставать, и наконецъ исчезли совсмъ. Доле всхъ оставался неблагопристойный близнецъ гос подина Голядкина;

заложа руки въ боковые карманы своихъ фор менныхъ зеленыхъ панталонъ, бжалъ онъ съ довольнымъ видомъ, подпрыгивая то съ одной, то съ другой стороны экипажа, иногда забгалъ и впередъ лошадей;

иногда же, схватившись за рамку окна и повиснувъ всмъ тломъ своимъ, просовывалъ въ окно свою голо ву и умильно поглядывалъ на господина Голядкина-старшаго, улы баясь ему, прощаясь съ нимъ, кивалъ ему головою и поминутно по сылалъ ему рукой поцалуйчики... Наконецъ и онъ какъ-будто ус талъ, рже и рже сталъ появляться по сторонамъ кареты и нако нецъ исчезъ совершенно. Глухо занывало сердце въ груди господи на Голядкина, кровь горячимъ ключомъ била ему въ голову;

ему было душно, ему хотлось разстегнуть свою одежду, обнажить свою грудь, обсыпать всю ее снгомъ и облить холодной водой... Онъ впалъ наконецъ въ забытье... Когда же очнулся, то увидлъ, что лошади несутъ его по какой-то ему почти-незнакомой дорог;

на право и налво чернлись какiе-то лса;

было глухо и пусто. Кру гомъ ни души живой. Пошелъ снгъ. Тоска давила кошмаромъ грудь господина Голядкина-старшаго. Ему стало страшно... Весь въ изнеможенiи, въ тоск, въ агонiи, весь оробвшiй, убитый прижался онъ плечомъ своимъ къ плечу молчаливаго Крестьяна Ивановича...

Но вдругъ въ ужас отъ него отшатнулся и прижался въ другой уголъ кареты. Волосы его поднялись дыбомъ. Холодный потъ ка тился по его вискамъ. Онъ взглянулъ — и обмеръ отъ ужаса... Два огненные глаза смотрли на него въ темнот, и зловщею, адскою радостiю блистали эти два глаза... Глаза эти близились-близились къ господину Голядкину... Онъ уже слышалъ чье-то прикосновенiе къ себ, чье-то жгучее дыханiе на лиц своемъ, чьи-то распростер тыя надъ нимъ и готовыя схватить его руки. Это не Крестьянъ Ивановичъ! Кто это?.. Или это онъ?.. онъ! это Крестьянъ Ивано вичъ, но только не прежнiй, это другой Крестьянъ Ивановичъ.

"Нужно бутылки врагомъ не бывать" пронеслось въ голов госпо дина Голядкина... Впрочемъ, онъ ничего ужь не думалъ. Медленно, трепетно закрылъ онъ глаза свои. Омертввъ, онъ ждалъ чего-то ужаснаго — ждалъ... онъ уже слышалъ, чувствовалъ, и — нако нецъ...

Но здсь, господа, кончается исторiя приключенiй господина Голядкина.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.