WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«ПАМЯТНИКИ ЛИТЕРАТУРЫ АНТОН АНТОНОВИЧ ДЕ Л Ь В И Г ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЙ im WERDEN VERLAG МОСКВА AUGSBURG 2002 Портрет Дельвига работы В. П. Лангера. 1829. Рисован карандашом. Хранится в ИРЛИ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Я горько долы и леса И милый взгляд забыл, — Зачем же ваши голоса Мне слух мой сохранил!

Не возвратите счастья мне, Хоть дышит в вас оно, С ним в промелькнувшей старине Простился я давно.

Не нарушайте ж, я молю, Вы сна души моей И слова страшного: люблю Не повторяйте ей!

1821 или РОМАНС Одинок месяц плыл, зыбляся в тумане, Одинок воздыхал витязь на кургане.

Свежих трав не щипал конь его унылый, «Конь мой, конь, верный конь, понесемся к милой!» Не к добру грудь моя тяжко вздыхает, Не к добру сердце мое что то предвещает;

Не к добру без еды ты стоишь унылый!

Конь мой, конь, верный конь, понесемся к милой!» Конь вздрогнул, и сильней витязь возмутился, В милый край, в страшный край как стрела пустился.

Ночь прошла, все светло: виден храм с дубровой, Конь заржал, конь взвился над могилой новой.

1821 или * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * В АЛЬБОМ Б.

У нас, у небольших певцов, Рука и сердце в вечной ссоре:

Одной тебе, без лишних слов, Давно бы несколько стихов Сердечных молвило, на горе Моих воинственных врагов;

Другая ж лето все чертила В стихах тяжелых вялый вздор, А между тем и воды с гор И из чернильницы чернила Рок увлекал с толпой часов.

О, твой альбом очарователь!

С ним замечтаться я готов.

В теченьи стольких вечеров Он, как старинный мой приятель, Мне о былом воспоминал!

С ним о тебе я толковал, Его любезный обладатель!

И на листках его встречал Черты людей, тобой любимых И у меня в душе хранимых По доброте, по ласкам их И образованному чувству К свободно сладкому искусству Сестер бессмертно молодых.

1821 или ПЕТЕРБУРГСКИМ ЦЕНЗОРАМ Перед вами нуль Тимковский!

В вашей славе он погас;

Вы по совести поповской, Цензируя, жмете нас.

Славьтесь, Бируков, Красовский!

Вам дивится даже князь!

Член тюремный и Библейский Цензор, мистик и срамец, Он с душонкою еврейской, Наш гонитель, князя льстец.

Славься, славься, дух лакейский, Славься, доблестный подлец!

Вас и дух святый робеет;

Он, как мы у вас в когтях;

Появиться он не смеет Даже в Глинкиных стихах.

Вот как семя злое зреет!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Вот как всё у нас в тисках!

Ни угрозою, ни лаской, Видно, вас не уломать;

Олин и Григорий Спасский Подозренья в вас родят.

Славьтесь цензорской указкой!

Таски вам не миновать.

Между 1821 и ЗАСТОЛЬНАЯ ПЕСНЯ ES KANN SCHON NICHT IMMER SO BLEIBEN* (Посвящена Баратынскому и Коншину) Ничто не бессмертно, не прочно Под вечно изменной луной, И все расцветает и вянет, Рожденное бедной землей.

И прежде нас много, веселых, Полюбят любовь и вино, И в честь нам напенят бокалы, Любившим и пившим давно.

Теперь мы доверчиво, дружно И тесно за чашей сидим.

О дружба, да вечно пылаем Огнем мы бессмертным твоим!

1822 Роченсальм, в Финляндии (19 ОКТЯБРЯ 1822 ГОДА) Что Иличевский не в Сибири, С шампанским кажет нам бокал, Ура, друзья! В его квартире Для нас воскрес лицейский зал.

Как песни петь не позабыли Лицейского мы мудреца, Дай бог, чтоб так же сохранили Мы скотобратские сердца.

* Это уже не может всегда так оставаться (Нем. Прим. «ImWerden») * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * ВДОХНОВЕНИЕ (Сонет) Не часто к нам слетает вдохновенье, И в краткий миг в душе оно горит;

Но этот миг любимец муз ценит, Как мученик с землею разлученье.

В друзьях обман, в любви разуверенье И яд во всем, чем сердце дорожит, Забыты им: восторженный пиит Уж прочитал свое предназначенье.

И пре зренный, гонимый от людей, Блуждающий один под небесами, Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех частей, Он клевете мстит славою своей И делится бессмертием с богами.

Н. М. ЯЗЫКОВУ (Сонет) Младой певец, дорогою прекрасной Тебе идти к парнасским высотам, Тебе венок (поверь моим словам) Плетет амур с каменой сладкострастной.

От ранних лет я пламень не напрасный Храню в душе, благодаря богам, И им влеком к возвышенным певцам К какою то любовию пристрастной.

Я Пушкина младенцем полюбил, С ним разделял и грусть и наслажденье, И первый я его услышал пенье И за себя богов благословил, Певца Пиров я с музой подружил И славой их горжусь в вознагражденье.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * СОНЕТ Златых кудрей приятная небрежность, Небесных глаз мечтательный привет, Звук сладкий уст при слове даже нет Во мне родят любовь и безнадежность.

На то ли мне послали боги нежность, Чтоб изнемог я в раннем цвете лет?

Но я готов, я выпью чашу бед:

Мне не страшна грядущего безбрежность!

Не возвратить уже покоя вновь, Я позабыл свободной жизни сладость, Душа горит, но смолкла в сердце радость, Во мне кипит и холодеет кровь:

Печаль ли ты, веселье ль ты, любовь?

На смерть иль жизнь тебе я вверил младость?

СОНЕТ Я плыл один с прекрасною в гондоле, Я не сводил с нее моих очей;

Я говорил в раздумьи сладком с ней Лишь о любви, лишь о моей неволе.

Брега цвели, пестрело жатвой поле, С лугов бежал лепечущий ручей, Все нежилось. — Почто ж в душе моей Не радости, унынья было боле?

Что мне шептал ревнивый сердца глас?

Чего еще душе моей страшиться?

Иль всем моим надеждам не свершиться?

Иль и любовь польстила мне на час?

И мой удел, не осушая глаз, Как сей поток, с роптанием сокрыться?

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * * * * София, вам свои сонеты Поэт с весельем отдает:

Он знает, от печальной Леты Альбом ваш верно их спасет!

1822 или РОЗА Роза ль ты, розочка, роза душистая!

Всем ты, красавица, роза цветок!

Вейся, плетися с лилией и ландышем, Вейся, плетися в мой пышный венок.

Нынче я встречу красавицу девицу, Нынче я встречу пастушку мою:

«Здравствуй, красавица, красная девица!» Ах!.. и промолвлюся, молвлю: люблю!

Вдруг зарумянится красная девица, Вспыхнет младая, как роза цветок.

Взглянь в ручеек, пастушка стыдливая, Взглянь: пред тобою ничто мой венок!

1822 или ЖАЛОБА Воспламенить вас — труд напрасный, Узнал по опыту я сам;

Вас боги создали прекрасной — Хвала и честь за то богам.

Но вместе с прелестью опасной Они холо дность дали вам.

Я таю в грусти сладострастной, А вы, назло моим мечтам, Улыбкой платите неясной Любви моей простым мольбам.

1822 или * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * К А. Е. И.

Мой по каменам старший брат, Твоим я басням цену знаю, Люблю тебя, но виноват:

В тебе не все я одобряю.

К чему за несколько стихов, За плод невинного веселья, Ты стаю воружил певцов, Бранящих все в чаду похмелья?

Твои кулачные бойцы Меня не выманят на драку, Они, не спорю, молодцы, Я в каждом вижу забияку, Во всех их взор мой узнает Литературных карбонаров, Но, друг мой, я не Дон Кишот — Не посрамлю своих ударов.

1822 или * * * До рассвета поднявшись, извозчика взял Александр Ефимыч с Песков И без отдыха гнал от Песков чрез канал В желтый дом, где живет Бирюков;

Не с Цертелевым он совокупно спешил На журнальную битву вдвоем, Не с романтиками переведаться мнил За баллады, сонеты путем.

Но во фраке был он, был тот фрак запылен, Какой цветом — нельзя распознать;

Оттопырен карман: в нем торчит, как чурбан, Двадцатифунтовая тетрадь.

Вот к обеду домой возвращается он В трехэтажный Моденова дом, Его конь опенен, его Ванька хмелен, И согласно хмелен с седоком.

Бирюкова он дома в тот день не застал, — Он с Красовским в цензуре сидел, Где на Олина грозно вдвоем напирал, Где фон Поль улыбаясь глядел.

Но изорван был фрак, на манишке табак, Ерофеичем весь он облит.

Не в парнасском бою, знать в питейном дому Был квартальными больно побит.

Соскочивши у Конной с саней у столба, Притаясь у будки стоял;

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * И три раза он крикнул Бориса раба, Из харчевни Борис прибежал.

«Пойди ты, мой Борька, мой трагик смешной, И присядь ты на брюхо мое;

Ты скотина, но, право, скотина лихой, И скотство по нутру мне твое».

(Продолжение когда нибудь).

Между 1822 и К МОРФЕЮ Увы! ты изменил мне, Нескромный друг, Морфей!

Один ты был свидетель Моих сокрытых чувств, И вздохов одиноких, И тайных сердца дум.

Зачем же, как предатель, В видении ночном Святую тайну сердца Безмолвно ты открыл?

Зачем, меня явивши Красавице в мечтах, Безмолвными устами Принудил все сказать?

О! будь же, Бог жестокий, Будь боле справедлив:

Открой и мне взаимно, Хотя в одной мечте, О тайных чувствах сердца, Сокрытой для меня.

О! дай мне образ милый Хоть в призраке узреть;

И пылкими устами Прильнуть к ее руке...

Когда увижу розы На девственном челе, Когда услышу трепет Стыдливой красоты, Довольно — и, счастливец, Я богу сей мечты И жертвы благовонны, И пурпурные маки С Авророй принесу!

<1823> * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * К СОФИИ За ваше нежное участье Больной певец благодарит:

Оно его животворит;

Он молвит: боже, дай ей счастье В сопутники грядущих дней!

Болезни мне, здоровье ей!

Пусть я по жизненной дороге Пройду и в муках, и в тревоге;

Ее ж пускай ведут с собой Довольство, радость и покой!

Вчера я был в дверях могилы;

Я таял в медленном огне;

Я видел: жизнь, поднявши крылы, Прощальный взор бросала мне;

О жизни сладостного чувства В недужном сердце не храня, Терял невольно веру я Врачей печальные искусства:

Свой одр в мечтах я окружал Судьбой отнятыми друзьями, В последний раз им руки жал, Мой бедный гроб не провожать, Не орошать его слезами, Но чаще с лучшими мечтами Мечту о друге съединять...

И весть об вас, как весть спасенья, Надежду в сердце пролила;

В душе проснулися волненья;

И в вашем образе пришла Ко мне порою усыпленья Игея с чашей исцеленья...

Февраль * * * Анахорет по принужденью И злой болезни, и врачей, Привык бы я к уединенью, Привык бы к супу из костей, Не дав исполнить сожаленью Физиономии своей;

Когда бы непонятной силой * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Очаровательниц и фей На миг из комнаты моей, И молчаливой, и унылой, Я уносим был каждый день В ваш кабинет, каменам милый.

Пусть, как испуганная тень Певца предутреннего пеньем, Послушав вас, взглянув на вас, С немым, безропотным терпеньем И к небесам с благодареньем Я б улетал к себе тотчас!

Я услаждал бы сим мгновеньем Часы медлительного дня, Отнятого у бытия Недугом злым и для меня Приправленного скукой тяжкой.

Февраль К ОШЕЙНИКУ СОБАЧКИ ДОМИНГО Ты на Доминго вечно будь, Моя надежда остальная, И обо мне когда нибудь Она вздохнет, его лаская.

К ПТИЧКЕ, ВЫПУЩЕННОЙ НА ВОЛЮ Во имя Делии прекрасной, Во имя пламенной любви, Тебе, летунье сладкогласной, Дарю свободу я. — Лети!

И я равно счастливой долей От милой наделен моей:

Как ей обязана ты волей, Так я неволею своей.

РОМАНС Вчера вакхических друзей Я посетил кружок веселый;

Взошел — и слышу: «Здравствуй, пей!» — Нет, — молвил я с тоской тяжелой, — * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Не пить, беспечные друзья, Пришел к вам друг ваш одичалый:

Хочу на миг забыться я, От жизни и любви усталый.

Стучите чашами громчей;

Дружней гетер и Вакха пойте!

Волнение души моей Хоть на минуту успокойте!

Мне помогите освежить Воспоминанья жизни вольной И вопли сердца заглушить Напевом радости застольной.

РОМАНС Не говори: любовь пройдет, О том забыть твой друг желает;

В ее он вечность уповает, Ей в жертву счастье отдает.

Зачем гасить душе моей Едва блеснувшие желанья?

Хоть миг позволь мне без роптанья Предаться нежности твоей.

За что страдать? Что мне в любви Досталось от небес жестоких Без горьких слез, без ран глубоких, Без утомительной тоски?

Любви дни краткие даны, Но мне не зреть ее остылой;

Я с ней умру, как звук унылый Внезапно порванной струны.

РОМАНС Прекрасный день, счастливый день:

И солнце, и любовь!

С нагих полей сбежала тень — Светлеет сердце вновь.

Проснитесь рощи и поля;

Пусть жизнью все кипит:

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Она моя, она моя!

Мне сердце говорит.

Что вьешься, ласточка, к окну, Что, вольная, поешь?

Иль ты щебечешь про весну И с ней любовь зовешь?

Но не ко мне, — и без тебя В певце любовь горит:

Она моя, она моя!

Мне сердце говорит.

РОМАНС Только узнал я тебя — И трепетом сладким впервые Сердце забилось во мне.

Сжала ты руку мою — И жизнь, и все радости жизни В жертву тебе я принес.

Ты мне сказала «люблю» — И чистая радость слетела В мрачную душу мою.

Молча гляжу на тебя, — Нет слова все муки, все счастье Выразить страсти моей.

Каждую светлую мысль, Высокое каждое чувство Ты зарождаешь в душе.

С. Д. П ОЙ (ПРИ ПОСЫЛКЕ КНИГИ «ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ИСПАНИИ», СОЧ. БУЛГАРИНА) (Сонет) В Испании Амур не чужестранец, Он там не гость, но родственник и свой, Под кастаньет с веселой красотой Поет романс и пляшет, как испанец.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Его огнем в щеках блестит румянец, Пылает грудь, сверкает взор живой, Горят уста испанки молодой;

И веет мирт, и дышит померанец.

Но он и к нам, всесильный, не суров, И к северу мы зрим его вниманье:

Не он ли дал очам твоим блистанье, Устам коралл, жемчужный ряд зубов, И в кудри свил сей мягкий шелк власов, И всю тебя одел в очарованье!

РУССКАЯ ПЕСНЯ Голова ль моя, головушка, Голова ли молодецкая, Что болишь ты, что ты клонишься Ко груди, к плечу могучему?

Ты не то была, удалая, В прежни годы, в дни разгульные, В русых кудрях, в красоте твоей, В той ли шапке, шапке бархатной, Соболями отороченной.

Днем ли в те поры я выеду, В очи солнце — ты не хмуришься;

В темном лесе в ночь ненастную Ты найдешь тропу заглохшую;

Красна ль девица приглянется — И без слов ей все повыскажешь;

Повстречаются ль недобрые — Только взглянут и вспокаются.

Что ж теперь ты думу думаешь, Думу крепкую, тяжелую?

Иль ты с сердцем перемолвилась, Иль одно вы с ним задумали?

Иль прилука молодецкая Ни из сердца, ни с ума нейдет?

Уж не вырваться из клеточки Певчей птичке конопляночке, Знать, и вам не видеть более Прежней воли с прежней радостью.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * РУССКАЯ ПЕСНЯ Что, красотка молодая, Что ты, светик, плачешь?

Что головушку, вздыхая, К белой ручке клонишь?

Или словом, или взором Я тебя обидел?

Иль нескромным разговором Ввел при людях в краску?

Нет, лежит тоска иная У тебя на сердце!

Нет, кручинушку другую Ты вложила в мысли!

Ты не хочешь, не желаешь Молодцу открыться, Ты боишься милу другу Заповедать тайну!

Не слыхали ль злые люди Наших разговоров?

Не спросили ль злые люди У отца родного;

Не спросили ль супостаты У твоей родимой:

«Чей у ней на ручке перстень?

Чья в повязке лента?

Лента, ленточка цветная, С золотой каймою;

Перстень с чернью расписною, С чистым изумрудом?» Не томи, открой причину Слез твоих горючих!

Перелей в мое ты сердце Всю тоску кручину, Перелей тоску кручину Сладким поцелуем:

Мы вдвоем тоску кручину Легче растолкуем.

РУССКАЯ ПЕСНЯ Скучно, девушки, весною жить одной:

Не с кем сладко побеседовать младой.

Сиротинушка, на всей земле одна, Подгорюнясь ли присядешь у окна — * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Под окошком все так весело глядит, И мне душу то веселие томит.

То веселье — не веселье, а любовь, От любви той замирает в сердце кровь.

И я выду во широкие поля — С них ли негой так и веет для тебя;

Свежий запах каждой травки полевой Вреден девице весеннею порой, Хочешь с кем то этим запахом дышать И другим устам его передавать;

Белой груди чем то сладким тяжело, Голубым очам при солнце не светло.

Больно, безнадежной тосковать!

И я кинусь на тесовую кровать, К изголовью правой щечкою прижмусь И горючими слезами обольюсь.

Как при солнце летом дождик пошумит, Травку вспрыснет, но ее не освежит, Так и звезды не свежат меня, младой;

Скучно, девушки, весною жить одной!

РУССКАЯ ПЕСНЯ Пела, пела пташечка И затихла;

Знало сердце радости И забыло.

Что, певунья пташечка, Замолчала?

Как ты сердце, сведалось С черным горем?

Ах! убили пташечку Злые вьюги;

Погубили молодца Злые толки!

Полететь бы пташечке К синю морю;

Убежать бы молодцу В лес дремучий!

На море волы шумят, А не вьюги, В лесе звери лютые, Да не люди!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * ПЕСНЯ Наяву и в сладком сне Всё мечтаетесь вы мне:

Кудри, кудри шелковые, Юных прелестей красота, Прелесть — очи и уста, И лобзания живые.

И я в раннюю зарю Темным кудрям говорю:

Кудри, кудри что вы вьетесь?

Мне уж вами не играть, Мне уж вас не целовать, Вы другому достаетесь.

И я утром золотым Молвлю персиям младым:

Пух лебяжий, негой страстной Не дыши по старине — Уж не быть счастливым мне На груди моей прекрасной.

Я твержу по вечерам Светлым взорам и устам:

Замолчите, замолчите!

С лютой долей я знаком, О веселом, о былом Вы с душой не говорите!

Ночью сплю ли я, не сплю — Всё устами вас ловлю, Сердцу сладкие лобзанья!

Сердце бьется, сердце ждет, — Но уж милая нейдет В час условленный свиданья.

РОМАНС Друзья, друзья! я Нестор между вами, По опыту веселый человек;

Я пью давно;

пил с вашими отцами В златые дни, в Екатеринин век.

И в нас душа кипела в ваши лета Как вы, за честь мы проливали кровь, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Вино, войну нам славили поэты, Нам сладко пел Мелецкий про любовь!

Не кончен пир — а гости разошлися, Допировать один остался я.

И что ж? ко мне вы, други, собралися, Весельчаков бывалых сыновья!

Гляжу на вас: их лица с их улыбкой, И тот же спор про жизнь и про вино;

И мниться мне, я полагал ошибкой, Что и любовь забыта мной давно.

РАЗОЧАРОВАНИЕ Протекших дней очарованья, Мне вас душе не возвратить!

В любви узнав одни страдания, Она желаньяутратила И вновь не просится любить.

К ней сны младые не забродят, Опять с надеждой не мирят, В странах волшебных с ней не ходят, Веселых песен не заводят И сладких слов не говорят.

Ее один удел печальный:

Года бесчувственно провесть, И в край, для горестных не дальный, Под глас молитвы погребальной, Одни молитвы перенесть.

* * * Твой друг ушел, презрев земные дни, Но ты его, он молит, вспомяни.

С одним тобой он сердцем говорил, И ты один его не отравил.

Он не познал науки чудной жить:

Всех обнимать, всех тешить и хвалить, Чтоб каждого удобней подстеречь И в грудь ловчей втолкнуть холодный меч.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Но он не мог людей и пренебречь:

Меж ними ты, старик отец и мать.

МЫ Бедный мы! что наш ум? — сквозь туман озаряющий факел Бурей гонимый наш челн по морю бедствий и слез;

Счастье наше в неведеньи жалком, в мечтах и безумстве:

Свечку хватает дитя, юноша ищет любви.

ЭПИТАФИЯ Жизнью земною играла она, как младенец игрушкой.

Скоро разбила ее: верно, утешилась там.

КУПАЛЬНИЦЫ (Идиллия) «Как! ты расплакался! слушать не хочешь и старого друга!

Страшное дело: Дафна тебе ни полслова не скажет, Песен с тобой не поет, не пляшет, почти лишь не плачет, Только что встретит насмешливый взор Ликорисы, и обе Мигом краснеют, краснее вечерней зари перед вихрем!

Взрослый ребенок, стыдись! иль не знаешь седого сатира?

Кто же младенца тебя баловал? день целый, бывало, Бедный на холме сидишь ты один и смотришь за стадом:

Сердцем и сжалюсь я, старый, приду посмеяться с тобою, В кости играя поспорить, попеть на свирели. Что ж вышло?

Кто же, как ты, свирелью владеет и в кости играет?

Сам ты знаешь никто. Из чьих ты корзинок плоды ел?

Всё из моих: я, жимолость тонкую сам выбирая, Плел из нее их узорами с легкой, цветною соломой.

Пил молоко из моих же ты чаш и кувшинов: тыквы Полные, словно широкие щеки младого сатира, Я и сушил, и долбил, и на коже резал искусно Грозды, цветы и образы сильных богов и героев.

Тоже никто не имел (могу похвалиться) подобных Чаш и кувшинов и легких корзинок. Часто, бывало, После оргий вакхальных другие сатиры спешили Либо в пещеры свои отдохнуть на душистых постелях, Либо к рощам пугать и преследовать юных пастушек;

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Я же к тебе приходил, и покой и любовь забывая;

Пьяный, под песню твою плясал я с ученым козленком;

Резвый, на задних ногах выступал и прыгал неловко, Тряс головой, и на роги мои и на бороду злился.

Ты задыхался от смеха веселого, слезы блестели В ямках щек надутых — и все забывалось горе.

Горе ж когда у тебя, у младенца, бывало?

Тыкву мою разобьешь, изломаешь свирель, да и только.

Нынче ль тебя я утешу ? нынче оставлю? поверь мне, Слезы утри! успокойся и старого друга послушай». — Так престарелый сатир говорил молодому Микону, В грусти безмолвной лежащему в темной каштановой роще.

К Дафне юной пастух разгорался в младенческом сердце Пламенем первым и чистым: любил, и любил не напрасно.

Все до вчерашнего вечера счастье ему предвещало:

Дафна охотно плясала и пела с ним, даже однажды Руку пожала ему и что то такое шепнула Тихо, но сладко, когда он сказал ей : «Люби меня Дафна!» Что же два вечера Дафна не та, не прежняя Дафна?

Только он к ней — она от него. Понятные взгляды, Ласково детские речи, улыбка сих уст пурпуровых, Негой пылающих, — все, как весенней водою, уплыло!

Что случилось с прекрасной пастушкой? Не знает ли, полно, Старый сатир наш об этом? не просто твердит он: «Послушай!

Ночь же прекрасная: тихо, на небе ни облака! Если С каждым лучем богиня Диана шлет по лобзанью Эндимиону счастливцу, то был ли на свете кто смертный Столько, так страстно лобзаем и в пору любови!

Нет и не будет! лучи так и блещут, земля утопает В их обаятельном свете;

Иллис из урны прохладной Льет серебро;

соловьи рассыпаются в сладостных песнях;

Берег дышит томительным запахом трав ароматных;

Сердце полнее живет и душа упивается негой».

Бедный Микон сатира прослушался, медленно поднял Голову, сел, прислонился к каштану высокому, руки Молча сложил и взор устремил на сатира, а старый Локтем налегся на длинную ветвь и, качаясь, так начал:

«Ранней зарею вчера просыпаюсь я: холодно что то!

Разве с вечера я не прикрылся? где теплая кожа?

Как под себя не постлал я трав ароматных и свежих?

Глядь, и зажмурился! свет ослепительный утра, не слитый, С мраком ленивым пещеры! Что это? дергнул ногами:

Ноги привязаны к дереву! Руку за кружкой: о боги!

Кружка разбита, разбита моя драгоценная кружка!

Ах, я хотел закричать: ты усерден по прежнему, старый, Лишь не по прежнему силен, мой друг, на вакхических битвах!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Ты не дошел до пещеры своей, на дороге ты, верно, Пал, побежденный вином, и насмешникам в руки попался! — Но плесканье воды, но веселые женские клики Мысли в уме, а слова в растворенных устах удержали.

Вот, не смея дышать, чуть чуть я привстал;

предо мною Частый кустарник;

легко листы раздвигаю;

подвинул Голову в листья, гляжу: там синеют, там искрятся волны;

Далее двинулся, вижу: в волнах Ликориса и Дафна, Обе прекрасны, как девы хариты, и наги, как нимфы;

С ними два лебедя. Знаешь, любимые лебеди: бедных Прошлой весною ты спас;

их матерь клевала жестоко, — Мать отогнал ты, поймал их и в дар принес Ликорисе:

Дафну тогда уж любил ты, но ей подарить побоялся.

Первые чувства любви, я помню, застенчивы, робки:

Любишь и милой страшишься наскучить и лаской излишней.

Белые шеи двух лебедей обхватив, Ликориса Вдруг поплыла, а Дафна нырнула в кристальные воды.

Дафна явилась, и смех ее встретил: «Дафна, я Леда, Новая Леда». — А я Аматузия! видишь, не так ли Я родилася теперь, как она, из пены блестящей? — «Правда;

но прежняя Леда ничто перед новой! мне служат Два Зевеса. Чем же похвалишься ты пред Кипридой»?

— Мужем не будет моим Ифест хромоногий и старый! — «Правда и то, моя милая Дафна, еще скажу: правда!

Твой прекрасен Микон;

не сыскать пастуха, его лучше!

Кудри его в три ряда;

глаза небесного цвета;

Взгляды их к сердцу доходят;

как персик, в пору созревший, Юный, он свеж и румян и пухом блестящим украшен;

Что ж за уста у него? Душистые, алые розы, Полные звуков и слов, сладчайших всех песен воздушных.

Дафна, мой друг, поцелуй же меня! ты скоро не будешь Часто твою целовать Ликорису охотно;

ты скажешь:

“Слаще в лобзаньях уста пастуха, молодого Микона!”» — Все ты смеешься, подруга лукавая! все понапрасну В краску вводишь меня! и что мне Микон твой? хорош он — Лучше ему! я к нему равнодушна. — «Зачем же краснеешь?» — Я поневоле краснею: зачем все ко мне пристаешь ты?

Все говоришь про Микона! Микон, да Микон;

а он что мне? — «Что ж ты трепещешься и грудью ко мне прижимаешься? что так Пламенно, что так неровно дышит она? Послушай:

Если б (пошлюсь на бессмертных богов, я того не желаю), — Если б, гонясь за заблудшей овцою, Микон очутился Здесь вот, на береге, — что бы ты сделала?» — Я б? утопилась! — «Точно, и я б утопилась! Но отчего? Что за странность?

Разве хуже мы так? смотри, я плыву: не прекрасны ль В золоте струй эти волны власов, эти нежные перси?

Вот и ты поплыла;

вот ножка в воде забелелась, Словно наш снег, украшение гор! А вся так бела ты!

Шея же, руки — вглядися, скажи — из кости слоновой * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Мастер большой их отделал, а Зевс наполнил с избытком Сладко пленящею жизнью. Дафна, чего ж мы стыдимся!» — Друг Лакориса, не знаю;

но стыдно: стыдиться прекрасно! — «Правда;

но все непонятного много тут скрыто! Подумай:

Что же мужчины такое? не точно ль как мы, они люди?

То же творенье прекрасное дивного Зевса Кронида.

Как же мужчин мы стыдимся, с другим же, нам чуждым созданьем, С лебедем шутим свободно: то длинную шею лаская, Клёв его клоним к устам и целуем;

то с нежностью треплем Белые крылья и персями жмемся к груди пуховой.

Нет ли во взоре их силы ужасной, Медузиной силы, В камень нас обращающей? что ты мне скажешь?» — Не знаю!

Только Ледой и я была бы охотно! и так же Друга ласкать и лобзать не устала б я в образе скромном, В сей белизне ослепительной! Дерзкого ж, боги, (Кого бы он ни был) молю, обратите рогатым оленем, Словно ловца Актеона, жертву Дианина гнева!

Ах, Ликориса, рога — «Что, рога?» — Рога за кустами! — «Дафна, Миконов сатир!» — Уплывем, уплывем! — «Всё он слышал, Всё он расскажет Микону! бедные мы!» — Мы погибли! — Так, осторожный, как юноша пылкий, я разговор их Кончил внезапно! и все был доволен: Дафна, ты видишь, Любит тебя, и невинная доли прекрасной достойна:

Сердцем Микона владеть на земле и в обителях Орка!

Что ж ты не плачешь по прежнему, взрослый ребенок! сатира Старого, видно, слушать полезно? поди же в шалаш свой!

Сладким веленьям Морфея покорствуй! поди же в шалаш свой!

Дела прекрасного! верь мне, спокойся: он кончит, как начал».

19 ОКТЯБРЯ 1824 ГОДА Семь лет пролетело, но, дружба, Ты та же у старых друзей:

Все любишь лицейские песни, Все сердцу твердишь про Лицей.

Останься ж век нашей хозяйкой И долго в сей день собирай Друзей, не стареющих сердцем, И им старину вспоминай.

Наш милый начальник! ты с нами, Ты любишь и нас, и Лицей, Мы пьем за твое все здоровье, А ты пей за нас, за друзей.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * * * * Федорова Борьки Мадригалы горьки, Комедии тупы, Трагедии глупы, Эпиграммы сладки И, как он, всем гадки.

В АЛЬБОМ С. Г. К ОЙ Во имя Феба и харит Я твой альбом благословляю И, по внушенью аонид, Его судьбу предвозвещаю:

В нем перескажет дружба вновь Все уверенья, все мечтанья, И без намеренья любовь Свои откроет ожиданья.

1824 или ДВЕ ЗВЕЗДОЧКИ Со мною мать прощалася (С полком я шел в далекий край);

Весь день лила родимая Потоки слез горючие, А вечером свела меня К сестре своей кудеснице.

В дверь стукнула, нет отклика, А за дверью шелохнулось;

Еще стучит, огонь секут;

В окно глядим, там светится.

Вот в третий раз стучит, кричит:

— Ты скажешься ль, откликнешься ль, Ото прешься ль? — Нет отзыва!

Мы час стоим, другой стоим:

А за дверью огонь горит, Ворчат, поют нерусское.

Но полночь бьет, все смолкнуло, Все смолкнуло, погаснул Мы ждать пождать, дверь скрыпнула, Идет, поет кудесница:

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * «Туман, туман! В тумане свет!

То, дитятко, звезда твоя!

Туман тебе: немилый край;

Туманный свет: туманно жить.

Молись, молись! туман пройдет, Туман пройдет, звезда блеснет, Звезда блеснет приветнее, Приветнее, прилучнее!» Ах, с той поры в краю чужом Давным давно я ведаю Тоску печаль, злодейку грусть;

Злодейка грусть в душе живет.

Так, старая кудесница, Туман, туман — немилый край!

В нем тошно жить мне, молодцу!

Но та звезда, та ль звездочка, Свети иль нет, мне дела нет!

В краю чужом у молодца Другие есть две звездочки Приветные, прилучные — Глаза ль моей красавицы!

1824 или 19 ОКТЯБРЯ В третий раз, мои друзья, Вам спою куплеты я На пиру лицейском.

О, моя, поверьте, тень Огласит сей братский день В царстве Елисейском.

Хоть немного было нас, Но застал нас первый час Дружных и веселых.

От вина мы не пьяны, Лишь бы не были хмельны От стихов тяжелых.

И в четвертый раз, друзья, Воспою охотно я Вам лицейский праздник.

Лейся, жженка, через край, Ты ж под голос наш играй, Яковлев проказник.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * РУССКАЯ ПЕСНЯ Соловей мой, соловей, Голосистый соловей!

Ты куда, куда летишь, Где всю ночку пропоешь?

Кто то бедная, как я, Ночь прослушает тебя, Не смыкаючи очей, Утопаючи в слезах?

Ты лети мой, мой соловей, Хоть за тридевять земель, Хоть за синие моря, На чужие берега;

Побывай во всех странах, В деревнях и в городах:

Не найти тебе нигде Горемышнее меня.

У меня ли у младой Жар колечко на руке, У меня ли у младой В сердце миленький дружок.

В день осенний на груди Крупный жемчуг потускнел, В зимню ночьку на руке Рапаялося кольцо, А как нынешней весной Разлюбил меня милой.

ДРУЗЬЯ (Идиллия) Е.А. Баратынскому Вечер осенний сходил на Аркадию. — Юноши, старцы, Резвые дети и девы прекрасные, с раннего утра Жавшие сок виноградный из гроздий златых, благовонных, Все собралися вокруг двух старцев, друзей знаменитых.

Славны вы были, друзья Палемон и Дамет! счастливцы!

Знали про вас и в Сицилии дальней, средь моря цветущей;

Там, на пастушьих боях хорошо искусившийся в песнях, Часто противников дерзких сражал неответным вопросом:

Кто Палемона с Даметом славнее по дружбе примерной?

Кто их славнее по чудному дару испытывать вина?

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Так и теперь перед ними, под тенью ветвистых платанов, В чашах резных и глубоких вино молодое стояло, Брали они по порядку каждую чашу — и молча К свету смотрели на цвет, обоняли и думали долго, Пили, и суд непреложный вместе вину изрекали:

Это пить молодое, а это на долгие годы Впрок положить, чтобы внуки, когда соизволит Кронион Век их счастливо продлить, под старость, за трапезой шумной Пивши, хвалилися им, рассказам пришельца внимая.

Только ж над винами суд два старца, два друга скончали, Вакх, языков разрешитель, сидел уж близ них и, незримый, К дружеской тихой беседе настроил седого Дамета:

«Друг Палемон, — с улыбкою старец промолвил, — дай руку!

Вспомни, старик, еще я говаривал, юношей бывши:

Здесь проходчиво все, одна не проходчива дружба!

Что же, слово мое не сбылось ли? как думаешь, милый?

Что, кроме дружбы, в душе сохранил ты? — но я не жалею, Вот Геркулес! не жалею о том, что прошло;

твоей дружбой Сердце довольно вполне, и веду я не к этому слово.

Нет, но хочу я — кто знает? — мы стары! хочу я, быть может Ныне впоследнее, все рассказать, что от самого детства В сердце ношу, о чем много говаривал, небо за что я Рано и поздно молил, Палемон, о чем буду с тобою Часто беседовать даже за Стиксом и Летой туманной.

Как мне счастливым не быть, Палемона другом имея?

Матери наши, как мы, друг друга с детства любили, Вместе познали любовь к двум юношам милым и дружным, Вместе плоды понесли Гименея;

друг другу, младые, Новые тайны вверяя, священный обет положили:

Если боги мольбы их услышат, пошлют одной дочерь, Сына другой, то сердца их, невинных, невинной любовью Крепко связать и молить Гименея и бога Эрота, Да уподобят их жизнь двум источникам, вместе текущим, Иль виноградной лозе и сошке прямой и высокой.

Верной опорою служит одна, украшеньем другая;

Если ж две дочери или два сына родятся, весь пламень Дружбы своей перелить в их младые, невинные души.

Мы родилися: нами матери часто менялись, Каждая сына другой сладкомлечною грудью питала;

Впили мы дружбу, и первое, что лишь запомнил я, — ты был;

С первым чувством во мне развилася любовь к Палемону.

Выросли мы — и в жизни много опытов тяжких Боги на нас посылали, мы дружбою всё усладили.

Скор и пылок я смолоду был, меня все поражало, Все увлекало;

ты кроток, тих и с терпеньем чудесным, Свойственным только богам, милосердым к Япетовым детям.

Часто тебя оскорблял я, — смиренно сносил ты, мне даже, Мне не давая заметить, что я поразил твое сердце.

Помню, как ныне, прощенья просил я и плакал, ты ж, друг мой, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Вдвое рыдал моего, и, крепко меня обнимая, Ты виноватым казался, не я. — Вот каков ты душою!

Ежели все меня любят, любят меня по тебе же:

Ты сокрывал мои слабости;

малое доброе дело Ты выставлял и хвалил;

ты был все для меня, и с тобою Долгая жизнь пролетела, как вечер веселый в рассказах.

Счастлив я был! не боюсь умереть! предчувствует сердце — Мы ненадолго расстанемся: скоро мы будем, обнявшись, Вместе гулять по садам Елисейским, и, с новою тенью Встретясь, мы спросим: «Что на земле? всё так ли, как прежде?

Други так ли там любят, как в старые годы любили?» Что же услышим в ответ: по старому родина наша С новой весною цветет и под осень плодами пестреет, Но друзей уже нет, подобных бывалым;

нередко Слушал я, старцы, за полною чашей веселые речи:

«Это вино дорогое! — Его молодое хвалили Славные други, Дамет с Палемоном;

прошли, пролетели Те времена! хоть ищи, не найдешь здесь людей, им подобных, Славных и дружбой, и даром чудесным испытывать вина».

<1826> В АЛЬБОМ А. Н. В Ф В судьбу я верю с юных лет.

Ее внушениям покорный, Не выбрал я стези придворной, Не полюбил я эполет (Наряда юности задорной), Но увлечен был мыслью вздорной, Мне объявившей: ты поэт.

Всегда в пути моем тяжелом Судьба мне спутницей была, Она мне душу отвела В приюте дружества веселом, Где вас узнал я, где ясней Моя душа заговорила И блеск Гименовых свечей Пророчественно полюбила.

Так при уходе зимних дней, Как солнце взглянет взором вешним, Еще до зелени полей Весны певица в крае здешнем Пленяет песнию своей.

20 января * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * * * * Снова, други, в братский круг Со брал нас отец похмелья, Поднимите ж кубки вдруг В честь и дружбы, и веселья.

Но на время омрачим Мы веселье наше, братья, Что мы двух друзей не зрим И не ждем в свои объятья.

Нет их с нами, но в сей час В их сердцах пылает пламень.

Верьте. Внятен им наш глас, Он проникнет твердый камень.

Выпьем, други, в память их!

Выпьем полные стаканы За далеких, за родных, Будем ныне вдвое пьяны.

19 октября УТЕШЕНИЕ Смертный, гонимый людьми и судьбой! расставайся с миром, Злобу людей и судьбы сердцем прости и забудь.

К солнцу впоследнее взор обрати, как Руссо, и утешься:

В тернах заснувшие здесь, в миртах пробудятся там.

1826 или СМЕРТЬ Мы не смерти боимся, но с телом расстаться нам жалко:

Так не с охотой мы старый сменяем халат.

1826 или ЭПИГРАММА Свиток истлевший с трудом развернули. Напрасны усилья:

В старом свитке прочли книгу, известную всем.

Юноша! к Лиде ласкаясь, ты старого тоже добьешься:

Лида подчас и тебе вымолвит слово: люблю.

1826 или * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * А. Н. КАРЕЛИНОЙ ПРИ ПОСЫЛКЕ «СЕВЕРНЫХ ЦВЕТОВ» НА 1827 ГОД От вас бы нам, с краев Востока, Ждать должно песен и цветов:

В соседстве вашем дух пророка Волшебной свежестью стихов Живит поклонников Корана;

Близ вас поют певцы Ирана, Гафиз и Сади — соловьи!

Но вы, упорствуя, молчите, Так в наказание примите Цветы замерзшие мои.

Начало НА СМЕРТЬ В...ВА Д е в а Юноша милый! на миг ты в наши игры вмешался!

Розе подобный красой, как Филомела ты пел.

Сколько любовь потеряла в тебе поцелуев и песен, Сколько желаний и ласк новых, прекрасных, как ты.

Р о з а Дева, не плачь! я на прахе его в красоте расцветаю.

Сладость он жизни вкусив, горечь оставил другим;

Ах! и любовь бы изменою душу певца отравила!

Счастлив, кто прожил, как он, век соловьиный и мой!

Март СОНЕТ Что вдали блеснуло и дымится?

Что за гром раздался по заливу?

Подо мной конь вздрогнул, поднял гриву, Звонко ржет, грызет узду, бодрится.

Снова блеск... гром, грянув, долго длится, Отданный прибрежному отзыву...

Зевс ли то, гремя, летит на ниву И она, роскошная, роскошная, плодится?

Нет, то флот. Вот выплыли ветрилы, Притекли громада за громадой;

Наш орел над русскою армадой * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Распростал блистательные крилы И гласит: «С кем испытать мне силы?

Кто дерзнет, и станет мне преградой?» Июль 1827, Ревель ИДИЛЛИЯ Некогда Титир и Зоя, под тенью двух юных платанов, Первые чувства познали любви и, полные счастья, Острым кремнем на коре сих дерев имена начертали:

Титир — Зои, а Титира — Зоя, богу Эроту Шумных свидетелей страсти своей посвятивши. Под старость К двум заветным платанам они прибрели и видят Чудо: пни их, друг к другу склонясь, именами срослися.

Нимфы дерев сих, тайною силой имен сочетавшись, Ныне в древе двойном вожделеньем на путника веют;

Ныне в тени их могила, в могиле той Титир и Зоя.

* * * Хвостова кипа тут лежала, А Беранже не уцелел!

За то его собака съела, Что в песнях он собаку съел!

* * * Друг Пушкин, хочешь ли отведать Дурного масла, яйц гнилых?

Так приходи со мной обедать Сегодня у своих родных.

Между 1827 и 183!

* * * Я в Курске, милые друзья, И в Полтарацкого таверне Живее вспоминаю я О деве Лизе, даме Керне!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * ХОР ДЛЯ ВЫПУСКА ВОСПИТАНИЦ ХАРЬКОВСКОГО ИНСТИТУТА Т р и и л и ч е т ы р е г о л о с а Подруги, скорбное прощанье И нам досталось на удел!

Как сновиденье, как мечтанье Златой наш возраст пролетел!

Простите... Жизненное море Уже принять готово нас;

На нем что встретим? Счастье ль, горе? — Еще судьбы безмолвен глас!

О д и н г о л о с Но не безмолвен голос сердца!

Он громко мне благовестит:

Кто здесь призрел меня, младенца, Меня и там приосенит.

И наша матерь, наше счастье, Отрада стороны родной, Нам будет в жизненно ненастье Путеводительной звездой.

Х о р Свети, свети, звезда России, Свети бескровных благодать!

Пусть долго с именем Марии Мы будем радость сочетать.

А ты, святое провиденье, Внемли молению детей:

Она всех бедных утешенье, За их воздателем будь ей!

В АЛЬБОМ Е. П. ЩЕРБИНИНОЙ (В ДЕНЬ ЕЕ РОЖДЕНИЯ) Как в день рождения (хоть это вам забавно) Я вас спешу поздравить, подарить!

Для сердца моего вы родились недавно, Но вечно будите в нем жить.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * КОНЕЦ ЗОЛОТОГО ВЕКА (Идилия) П у т е ш е с т в е н н и к Нет, не в Аркадии я! Пастуха заунывную песню Слышать бы должно в Египте иль в Азии Средней, где рабство Грустною песней привыкло существенность тяжкую тешить.

Нет, я не в области Реи! о боги веселья и счастья!

Может ли в сердце, исполненном вами, найтися начало Звуку единому скорби мятежной, крику напасти?

Где же и как ты, аркадский пастух, воспевать научился Песню, противную вашим богам, посылающим радость?

П а с т у х Песню, противную нашим богам! Путешественник, прав ты!

Точно, мы счастливы были, и боги любили счастливых:

Я еще помню одно светлое время! но счастье (После узнали мы) гость на земле, а не житель обычный.

Песню же эту я выучил здесь, а с нею впервые Мы услыхали и голос несчастья и, бедные дети, Думали мы, от него земля развалится и солнце, Светлое солнце погаснет! Так первое горе ужасно!

П у т е ш е с т в е н н и к Боги, так вот где последнее счастье у смертных гостило!

Здесь его след не пропал еще. Старец, пастух сей печальный, Был на проводах гостя, которого тщетно искал я В дивной Колхиде, в странах атлантидов, гипербореев, Даже у края земли, где обильное розами лето Кратче зимы африканской, где солнце с весною проглянет, Сном непробудным, в звериных укрывшись мехах, засыпают.

Чем же, скажи мне, пастух, вы прогневали бога Зевеса?

Горе раздел услаждает;

поведай мне горькую повесть Песни твоей заунывной! Несчастье меня научило Живо несчастью других сострадать! Жестокие люди С детства гонят меня далеко от родимого града.

П а с т у х Вечная ночь поглотила города! Из вашего града Вышла беда и на нашу Аркадию! сядем, Здесь, на сем береге, против платана, которого ветви Долго тенью кроют реку и до нас досягают. — Слушай же, песня моя тебе показалась унылой?

П у т е ш е с т в е н н и к * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Грустной, как ночь!

П а с т у х А ее Амарилла прекрасная пела.

Юноша, к нам приходивший из города, эту песню Выучил петь Амариллу, и мы, незнакомые с горем, Звукам незнаемым весело, сладко внимали. И кто бы Сладко и весело ей не внимал? Амарилла, пастушка Пышноволосая, стройная, счастье родителей старых, Радость подружек, любовь пастухов, была удивленье, Редкое Зевса творенье, чудная дева, которой Зависть не смела коснуться и злобно, зажмурясь, бежала.

Сами пастушки с ней не ровнялись и ей уступали Первое место с прекраснейшим юношей в плясках вечерних.

Но хариты богини живут с красотой неразлучно, И Амарилла всегда отклонялась от чести излишней.

Скромность взамен предподчтенья любовь ото всех получала.

Старцы от радости плакали ею любуясь, покорно Юноши ждали, кого Амарилла сердцем заметит?

Кто из прекрасных младых пастухов назовется счастливцем?

Выбор упал не на них! Клянусь богом Эротом, Юноша, к нам приходивший из города, нежный Мелетий, Голосом Пана искусней! Его полюбила пастушка.

Мы не роптали! мы не винили ее! мы в забвеньи Даже думали, глядя на них: «Вот Арей и Киприда Ходят по нашим полям и холмам;

он в шлеме блестящем, В мантии пурпурной, длинной, небрежно спустившейся сзади, Сжатой камнем драгим на плече белоснежном. Она же В легкой одежде пастушки простой, но не кровь, а бессмертье, Видно, не менее в ней протекает по членам нетленным».

Кто ж бы дерзнул и помыслить из нас, что душой он коварен, Что в городах и образ прекрасный, и клятвы преступны.

Я был младенцем тогда. Бывало, обнявшись руками Белые, нежные ноги Мелетия, смирно сижу я, Слушая клятвы его Амарилле, ужасные клятвы Всеми богами: любить Амариллу одну и с нею Жить неразлучно у наших ручьев и на наших долинах.

Клятвам свидетелем я был;

Эротовым сладостным тайнам Гамадриады присутственны были. Но что ж? и весны он С нею не прожил, ушел невозвратно! Сердце простое Черной измены не умело. Его Амарилла День, другой, и третий ждет — все напрасно! О всем ей Грустные мысли приходят, кроме измены: не вепрь ли, Как Адони са, его растерзал;

не ранен ли в споре Он за игру, всех ловче тяжелые круги метая?

«В городе, слышала я, обитают болезни! он болен!» Утром четвертым вскричала она, обливаясь слезами:

«В город к нему побежим, мой младенец!» И сильно схватила * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Руку мою и рванула, и с ней мы как вихрь побежали.

Я не успел, мне казалось, дохнуть, и уж город пред нами Каменный, многообразный, с садами, столпами открылся;

Так облака перед завтрашней бурей на небе вечернем Разные виды с отливами красок чудесных приемлют.

Дива такого я не видывал! Но удивленью Было не время. Мы в город вбежали, и громкое пенье Нас поразило — мы стали. Видим: толпой перед нами Стройные жены проходят в белых как снег покрывалах.

Зеркало, чаши златые, ларцы из кости слоновой Женщины чинно за ними несут. А младые рабыни Резвые, громкоголосые, с персей по пояс нагие, Около блещут очами лукавыми в пляске веселой, Скачут, кто с бубном, кто с тирсом, одна ж головою кудрявой Длинную вазу несет и под песню тарелками плещет.

Ах, путешественник добрый, что нам рабыни сказали!

Стройные жены вели из купальни младую супругу Злого Мелетия. — Сгибли желанья, исчезли надежды!

Долго в толпу Амарилла смотрела и вдруг, зашатавшись, Пала. Холод в руках и ногах, и грудь без дыханья!

Слабый ребенок, не знал я, что делать. От мысли ужасной (Страшно и ныне воспомнить),что более нет Амариллы — Я не плакал, а чувствовал: слезы, сгустившися в камень, Жали внутри мне глаза и горячую голову гнули.

Но еще жизнь в Амарилле, к несчастью ее, пламенела:

Грудь у нее поднялась и забилась, лицо загорелось Темным румянцем, глаза, на меня проглянув, помутились.

Вот вскочила, вот побежала из города, будто Гнали ее эвмениды, суровые девы Айдеса!

Был ли, младенец, я в силах догнать злополучную деву!

Нет... Я нашел уж ее в сей роще, за этой рекою, Где искони возвышается жертвенник богу Эроту, Где для священных венков и цветник разведен благовонный (Встарь, четою счастливой!), и где ты не раз, Амарилла, С верою сердца невинного, клятвам преступным внимала.

Зевс милосердный! с визгом каким и с какою улыбкой В роще сей песню она выводила! сколько с корнями Разных цветов в цветнике нарвала и как быстро плела их!

Скоро страшный наряд изготовила. Целые ветви, Розами пышно облитые, словно роги, торчали Дико из вязей венка многоцветного, чуднобольшого;

Плющ же широкий цепями с венка по плечам и по персям Длинный спадал и, шумя, по земле волочился за нею.

Так, разодетая, важно, с поступью Иры богини, К хижинам нашим пошла Амарилла. Приходит, и что же?

Мать и отец ее не узнали;

запела, и в старых Трепетом новым забились сердца, предвещателем горя.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Смолкла — и в хижину с хохотом диким вбежала, и с видом Грустным стала просить удивленную матерь: «Родная, Пой, если любишь ты дочь, и пляши: я счастли ва, счастли ва!» Мать и отец, не поняв, но услышав ее, зарыдали.

«Разве была ты когда несчастли ва, дитя дорогое?» — Дряхлая мать, с напряжением слезы уняв, вопросила.

«Друг мой здоров! я невеста! из города пышного выйдут Стройные жены, резвые девы навстречу невесте!

Там, где он молвил впервые «люблю» Амарилле пастушке, Там из под тени заветного древа, счастливица, вскрикну:

Здесь я, здесь я! Вы, стройные жены, вы, резвые девы!

Пойте: Гимен, Гименей! И ведите невесту в купальню.

Что ж не поете вы, что ж вы не пляшете! Пойте, пляшите!» Скорбные старцы, глядя на дочь, без движенья сидели, Словно мрамор, обильно обрызганный хладной росою.

Если б не дочь, но иную пастушку привел Жизнедавец Видеть и слышать такой, пораженной небесною карой, То и тогда б превратились злосчастные в томностенящий, Слезный источник — ныне ж, тихо склоняся друг к другу, Сном последним заснули они. Амарилла запела, Гордым взором наряд свой окинув, и к древу свиданья, К древу любви изменившей пошла. Пастухи и пастушки, Песней ее привлеченные, весело, шумно сбежались С нежною ласкою к ней, ненаглядной, любимой подруге.

Но — наряд ее, голос и взгляд... Пастухи и пастушки Робко назад отшатнулись и молча в кусты разбежались.

Бедная наша Аркадия! Ты ли тогда изменилась, Наши ль глаза, в первый раз увидавшие близко несчастье, Мрачным туманом подернулись? Вечно зеленые сени, Воды кристальные, все красоты твои страшно поблекли.

Дорого боги ценят дары свои! Нам уж не видеть Снова веселья! Если б и Рея с милостью прежней К нам возвратилась, все было б напрасно! Веселье и счастье Схожи с первой любовью. Смертный единожды в жизни Может упиться их полною, девственной сладостью! Знал ты Счастье, любовь и веселье? Так понял и смолкнем об оном.

Страшно поющая дева стояла уже у платана, Плющ и цветы с наряда рвала и ими прилежно Древо свое украшала. Когда же нагнулася с брега, Смело за прут молодой ухватившись, чтоб цепью цветочной Эту ветвь обвязать, до нас достающую тенью, Прут, затрещав, обломился, и с брега она полетела В волны несчастные. Нимфы ли вод, красоту сожалея Юной пастушки, спасти ее думали, платье ль сухое, Кругом широким поверхность воды обхватив, не давало Ей утонуть? Не знаю, но долго, подобно Наяде, Зримая только по грудь, Амарилла стремленьем неслася, Песню свою распевая, не чувствуя гибели близкой, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Словно во влаге рожденная древним отцом Океаном.

Грустную песню свою не окончив — она потонула.

Ах, путешественник, горько! ты плачешь! беги же отсюда!

В землях иных ищи ты веселья и счастья! Ужели В мире их нет и от нас от последних их позвали боги!

Примечание:

Читатели заметят, что в конце сей идиллии близкое подражание Шекспирову описанию смерти Офелии. Сочинитель, благоговея к поэтическому дару великого британского трагика, радуется, что мог повторить одно из прелестнейших его созданий.

РУССКАЯ ПЕСНЯ И я выйду ль на крылечко, На крылечко погулять, И я стану ль у колечка О любезном горевать;

Как у этого ль колечка Он в последнее стоял И печальное словечко Мне, прощаючись, сказал:

«За турецкой за границей, В басурманской стороне По тебе лишь по девице Слезы лить досталось мне...».......................................................

.................................................

РУССКАЯ ПЕСНЯ Как за реченькой слободушка стоит, По слободке той дороженька бежит, Путь дорожка широка, да не длинна, Разбегается в две стороны она:

Как на лево на кладбище к мертвецам, А направо к закавказским молодцам.

Грустно было провожать мне, молодой, Двух родимых и по той и по другой:

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Обручальника по левой проводя, С плачем матерью землей покрыла я;

А налетный друг уехал по другой, На прощанье мне кивнувши головой.

СОН «Мой суженый, мой ряженый, Услышь меня, спаси меня!

Я в третью ночь, в последнюю, Я в вещем сне пришла к тебе, Забыла стыд девический!

Не волком я похищена, Не Волгою утоплена, Не злым врагом утрачена:

По засекам гуляючи, Я обошла лесничего Косматого, рогатого;

Я сбилася с тропы с пути, С тропы с пути, с дороженьки И встретилась я с ведьмою, С заклятою завистницей Красы моей — любви твоей.

Мой суженый, мой ряженый, Я в вещем сне впоследнее К тебе пришла: спаси меня!

С зарей проснись, росой всплеснись, С крестом в руке пойди к реке, Благословясь, пустися вплавь И к берегу заволжскому Тебя волна прибьет сама.

Во всей красе на береге Растет, цветет шиповничек;

В шиповничке — душа моя:

Тоска шипы, любовь цветы, Из слез моих роса на них.

Росу сбери, цветы сорви, И буду я опять твоя».

— Обманчив сон, не вещий он!

По гроб грустить мне, молодцу!

Не Волгой плыть, а слезы лить!

По Волге брод — саженный лед, По берегу заволжскому Метет, гудет метелица!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * РУССКАЯ ПЕСНЯ Сиротинушка девушка, Полюби меня, молодца, Полюбя, приголубливай, Мои кудри расчесывай.

Хорошо цветку на поле, Любо пташечке на небе, — Сиротинушке девушке Веселей того с молодцем.

У меня в дому волюшка, От беды оборонушка, Что от дождичка кровелька, От жары дневной ставенки, От лихой же разлучницы, От лукавой указчицы На воротах замо к висит, В подворотенку пес глядит.

ЭПИЛОГ Так певал без принужденья, Как на ветке соловей, Я живые впечатленья Полной юности моей.

Счастлив другом, милой девы Все искал душою я, И любви моей напевы Долго кликали тебя.

РУССКАЯ ПЕСНЯ По небу Тучи громо вые ходят;

По полю Пули турецкие свищут.

Молодцу ль Грома и пули бояться?

Что же он Голову клонит да плачет?

Бедному Жаль не себя, горемыки, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Жаль ему Душечку красной девицы!

Девушку Грозный отец принуждает, Красную Жалобно матушка молит:

«Дитятко!

Выдь за богатого замуж!

Милое, Верь, и не вспомнишь солдата!» 1828 или ОТСТАВНОЙ СОЛДАТ (Русская идилия) С о л д а т Нет, не звезда мне из лесу светила:

Как звездочка, манил меня час целый Огонь ваш, братцы! Кашицу себе Для ужина варите! Хлеб да соль!

П а с т у х и Спасибо, служба! Хлеба кушать.

С о л д а т Быть так, Благодарю вас. Я устал порядком!

Ну, костыли мои, вам роздых! Рядом Я на траву вас положу и подле Присяду сам. Да, верст пятнадцать Ушел я в вечер.

1 ы й п а с т у х А идешь откуда?

С о л д а т А из Литвы, из Виленской больницы.

Вот так из матушки России ладно Мы выгнали гостей незванных, — я На первой заграничной перестрелке, Беда такая, без ноги остался!

Товарищи меня стащили в Вильну;

С год лекаря и тем и сем лечили * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * И вот таким, злодеи, отпустили.

Теперь на костылях бреду кой как На родину, за Курск, к жене и сестрам.

2 й п а с т у х На руку, обопрись! Да не сюда, А на тулуп раскинутый ложися!

С о л д а т Спасибо, друг, господь тебе заплатит! — Ах, братцы! Что за рай земной у вас Под Курском! В этот вечер словно чудом Помолодел я, вволю надышавшись Теплом и запахом целебным! Любо, Легко мне в воздухе родном, как рыбке В реке студеной! В царствах многих был я!

Попробовал везде весны и лета!

В иных краях земля благоухает, Как в светлый праздник ручка генеральши — И дорого, и чудно, да не мило, Не так, как тут! Здесь целым телом дышишь, Здесь все суставчики в себя впивают Простой, но сладкий, теплый воздух;

словом, Здесь нежишься, как в бане старый бар!

И спать не хочется! Играл бы все До солнышка в девичьем хороводе.

3 й п а с т у х И мы б, земляк играть не отказались!

Да лих нельзя! Село далеко! Стадо ж Покинуть без присмотра, положившись Лишь на собак, опасно, сам ты знаешь!

Как быть! Но вот и кашица поспела!

Перекрестяся, примемся за ужин.

А после, если спать тебя не клонит, То расскажи нам (говоришь ты складно) Про старое свое житье бытье!

Я чай, везде бывал ты, все видал!

И домовых, и водяных, и леших, И маленьких людей, живущих там, Где край земли сошелся с краем неба, Где можно в облако любое вбить Крючок иль гвоздь и свой кафтан повесить.

С о л д а т Вздор мелишь, малый! Уши вянут! Полно!

Старухи врут вам, греясь на печи, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * А вы им верите! Какие черти Крещеному солдату захотят Представиться? Да ныне человек Лукавей беса! Нет, другое чудо Я видел, и не в ночь до петухов, Но днем оно пред нами совершилось!

Вы слышали ль, как заступился Бог За православную державу нашу, Как сжалился он над Москвой горящей, Над бедною землею, не посевом, А вражьими ватагами покрытой — И раннюю зиму послал нам в помощь, Зиму с морозами, какие только В Николин день да около Крещенья Трещат и за щеки и уши щиплют?

Свежо нам стало, а французам туго!

И жалко и смешно их даже вспомнить!

Окутались от стужи чем могли, Кто шитой душегрейкой, кто лохмотьем, Кто ризою поповской, кто рогожей, Убрались все, как святочные хари, И ну бежать скорее от Москвы!

Недалеко ушли же. На дороге Мороз схватил их и заставил ждать Дня судного на месте преступленья:

У Божьей церкви, ими оскверненной, В разграбленном амбаре, у села, Сожженного их буйством! — Мы, бывало, Окончив трудный переход, сидим, Как здесь, вокруг огня и варим щи, А около лежат, как это стадо, Замерзлые французы. Как лежат!

Когда б не лица их и не молчанье, Подумал бы, живые на биваке Комедию ломают. Тот уткнулся В костер горящий головой, тот лошадь Взвалил, как шубу на себя, другой Ее копыта гложет;

те ж, как братья, Обняли крепко и друг в друга зубы Вонзили, как враги!

П а с т у х и Ух! Страшно, страшно!

С о л д а т А между тем курьерский колокольчик, Вот как теперь, и там гремит, и там Прозвякнет на морозе;

отовсюду * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Везут известья о победах в Питер И в обгорелую Москву.

1 й п а с т у х Э, братцы, Смотрите, вот и к нам тележка скачет, И офицер про что то ямщику Кричит, ямщик уж держит лошадей;

Не спросят ли о чем нас?

С о л д а т Помоги Мне встать: солдату вытянуться надо...

О ф и ц е р (подъехав) Огня, ребята, закурить мне трубку!

С о л д а т В минуту, ваше благородье!

О ф и ц е р Ба!

Товарищ, как ты здесь?

С о л д а т К жене и сестрам Домой тащутся, ваше благородие!

За рану в чистую уволен!

О ф и ц е р С богом!

Снеси ж к своим хорошее известье:

Мы кончили войну в столице вражьей, В Париже русские отмстили честно Пожар московский! Ну, прости, товарищ!

С о л д а т Прощенья просим, ваше благородье!

Офицер уезжает.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Благословение Господне с нами Отныне и вовеки буди! Вот как Господь утешил матушку Россию!

Молитесь, братцы, Божьи чудеса Не совершаются ль пред нами явно!

<1829> ИЗОБРЕТЕНИЕ ВАЯНИЯ (Идиллия) (Посвящается В. И. Григоровичу) «В кущу ко мне, пастухи и пастушки, в кущу скорее, Старцы и жены, годами согбенные, к чуду вас кличу!

Боги благие меня, презренного девой жестокой, Дивно возвысили! Слабые взоры мои усладились Светлым небесным виденьем! Персты мои совершили, Смертные, дело бессмертное! Зов мой услышав, бегите В кущу ко мне, пастухи и пастушки! В кущу скорее, Старцы и жены, годами согбенные! К чуду вас кличу!» Так по холмам и долинам бегал и голосом звонким Кликал мирно пасущих стада пастухов ионийских Ликидас юный, из розовой глины творивший искусно Чаши, амфоры и урны печальные, именем славный, Пламенным сердцем несчастный! Любовь без раздела — несчастье!

Ликидас, всеми любимый, был презрен единой пастушкой, Злою Харитой, которою он безрассудно пленился!

— Образ Хариты! Харита живая! Харита из глины! — Разом вскричали вбежавшие в кущу. Крики слилися В радостный вой, восходящий до неба, и в узкие двери, Словно река, пастухи потекли, толпа за толпою.

«Други, раздайтесь! — им Ликидас молвил. — Так, образ Хариты, Девы жестокой, вы видите! Боги сей подвиг великий Мне помогли совершить и глину простую в небесный Облик одели, но в прочности ей отказали. Раздайтесь, Други, молю вас! Может иной, в тесноте продираясь, Вдруг без намеренья ринуться прямо на лик сей и глину Смять и меня еще в злейшую долю повергнуть! Садитесь, Крайние, вы же все замолчите, вам чудо скажу я!

Много дней и ночей, томим безнадежной любовью, Сна не знал я, пищи не брал и дела не делал.

Словно призрак печальный, людей убегая, блуждал я Вдоль по пустынному брегу морскому;

слушал стенанье Волн и им отвечал неутешным рыданьем. Нынче Ночью — как и когда, не припомню — упал на песок я, * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Кто то плечо мое тронул, и будит меня и приятно На ухо шепчет: «Ликидас, встань! Подкрепи себя пищей, В кущу иди и за дело примися! Что сотворишь ты, Вечной Киприде в дар принеси: уврачует богиня Сердце недужное!» Взоры я поднял — напрасно. Поднялся — Нет никого ни вблизи, ни вдали. Но советы благие В сердце запали послушное: в кущу иду я и глину Мну и, мягкий кусок отделивши, на круг повергаю;

Сел я, не зная, что делать;

по глыбе послушной без мыслей Пальцы блуждают, глаза не смотрят за ними, а сердце — Сердце далеко, на гордость Хариты, несчастное, ропщет!

Вдруг, как лучом неожиданным в бурю, меня поразило Что то знакомое, я встрепенулся, и сердце забилось.

Боги! на глине вижу я очерк прямой и чудесный Лба и носа прекрасной Хариты, дивно похожий!

Вижу: и кудри густые, кругом завиваясь, повисли;

Место для глаз уж назначено, пальцы ж трудятся добраться В мякоти чудной до уст говорливых! С этого мига Я не знаю, что было со мною! Пламя, не сердце, Билось во мне, и не в персях, а в целом разлитое теле, С темя до ног! И руки мои, и тело, и куща, Дивно блистая, вертелись! Лишь помню: прекрасный младенец Стрелкой златою по глине сверкал, предавая то гордость Светлому лбу, то понятливость взгляду, то роскошь ланитам.

Кончил улыбкой, улыбкой заманчиво сладкой! Свершилось!

С места восстал я, закрыл рукою глаза, а другою Кудри свои захватил и подернул: хотел я скорее Боль почувствовать, все ли живу я, узнать! — «Совершилось Смертным бессмертное! — голос священный внезапно раздался. — Эрмий, раскуй Промефея! Старец, утешься меж славных Тен‘ей! Небесный огонь не вотще похищен был тобою!

Пользой твое святотатство изгладилось! Ты же, мгновенной, Бренной красе даровавший бессмертье, взгляни, как потомкам Поздним твоим представятся боги в нетленном сияньи, Камень простой искусством твоим оживить в их подобьи, Смертных красой восхищать и о Зевсе глаголать!» Где я? Стрела прорезала небо. Олимп предо мною!

Феб Апполон, это ты, это ты! Тетива еще стонет, Взор за стрелой еще следует, славой чело и ланиты Блещут;

лишь длань успокоилась, смерть со стрелою пустивши!

Мне ли пред вами стоять, о бессмертные боги! Колени Гнутся, паду! Тебе я свой лик подношу, Киферея, Дивно из моря исшедшая в радость бессмертным и смертным!

Слепну! Узрел я Зевса с Горгоной на длани могучей!

Кудри, как полные грозды, венчают главу золотую, В легком наклоне покрывшую вечный Олимп и всю землю!» <1829> * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * К П*** ПРИ ПОСЫЛКЕ ТЕТРАДИ СТИХОВ Броженье юности унялось, Остепенился твой поэт, И вот ему что отстоялось От прежних дел, от прошлых лет.

Тут все, знакомое субботам, Когда мы жили жизнью всей И расходились на шесть дней:

Я — снова к лени, ты — к заботам.

* * * Увижу ль вас когда нибудь С моею нежной половиной, Увижу ль вас когда нибудь, О милый свадрик с плоховиной!

ЧЕТЫРЕ ВОЗРАСТА ФАНТАЗИИ Вместе с няней фантазия тешит игрушкой младенцев, Даже во сне их уста сладкой улыбкой живит;

Вместе с любовницей юношу мучит, маня непрестанно В лучший и лучший мир, новой и новой красой;

Мужа степенного лавром иль веткой дубовой прельщает, Бедному ж старцу она тщетным ничем не блестит!

Нет! на земле опустевшей кажет печальную урну С прахом потерянных благ, с надписью: в небе найдешь.

* * * Не осенний частый дождичек Брызжет, брызжет сквозь туман:

Слезы горькие льет молодец На свой бархатный кафтан.

«Полно, брат молодец!

Ты ведь не девица:

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Пей, тоска пройдет;

Пей, пей, тоска пройдет!» Не тоска, друзья товарищи, В грудь запала глубоко, Дни веселия, дни радости Отлетели далеко.

«Полно, брат молодец!

Ты ведь не девица:

Пей, тоска пройдет;

Пей, пей, тоска пройдет!» И как русский любит родину, Так люблю я вспоминать Дни веселия, дни радости, Как пришлось мне горевать.

«Полно, брат молодец!

Ты ведь не девица:

Пей, тоска пройдет;

Пей, пей, тоска пройдет!» ГРУСТЬ Счастлив, здоров я! Что ж сердце грустит? Грустит не о прежнем;

Нет! не грядущего страх жмет и волнует его.

Что же? Иль в миг сей родная душа расстается с землею?

Иль мой оплаканный друг вспомнил на небе меня?

МАЛОРОССИЙСКАЯ ПЕСНЯ Я ль от старого бежала, В полночь травы собирала, Травы с росами мешала, Все о воле чаровала.

Птичке волю, сердцу волю!

Скоро ль буду я вдовою?..

Дайте, дайте погуляю, Как та рыбка по Дунаю, Как та рыбка с окунями, Я, молодка, с молодцами, Как та рыбка со плотвою, Я с прилукой красотою!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * РУССКАЯ ПЕСНЯ Как у нас ли на кровельке, Как у нас ли на крашенной, Собиралися пташечки, Мелки пташечки, ласточки, Щебетали, чиликали, Не собравшихся кликали:

«Вы слетайтесь, не медлите, В путь дороженьку пустимся!

Красны дни миновалися, Вдоволь мы наигралися, Здесь не ждать же вам гибели От мороза трескучего!» Государь ты мой, батюшка, Государыня матушка!

Меня суженый сватает, Меня ряженый сватает;

Поспешите, не мешкайте, Меня поезду выдайте, С хлебом солию, с образом, С красотой проходящею!

Мне не век вековать у вас, Не сидеть же все девицей Без любви и без радости До ворчуньи, до старости.

СЛЕЗЫ ЛЮБВИ Сладкие слезы первой любви, как роса, вы иссохли!

— Нет! на бессмертных цветах в светлом раю мы блестим!

УДЕЛ ПОЭТА Ю н о ш а Сладко! Еще перечту! О слава тебе, песнопевец!

Дивно глубокую мысль в звучную ткань ты облек!

В чьих ты, счастливец, роскошных садах надышался весною?

Где нажурчали ручьи говор любовный тебе?

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Г е н и й п о э т а Где? Я нашел песнопевца на ложе недуга, беднее Старца Гомера, грустней Тасса, страдальца любви!

Но я таким заставал и Камоэнса в дикой пещере, Так и Сервантес со мной скорбь и тюрьму забывал!

* * * За что, за что ты отравила Неисцелимо жизнь мою?

Ты как дитя мне говорила:

«Верь сердцу, я тебя люблю!» И мне ль не верить? Я так много, Так долго с пламенной душой Страдал, гонимый жизнью строгой, Далекий от семьи родной.

Мне ль хладным быть к любви прекрасной?

О, я давно нуждался в ней!

Уж помнил я, как сон неясный, И ласки матери моей.

И много ль жертв мне нужно было?

Будь непорочна, я просил, Чтоб вечно я душой унылой Тебя без ропота любил.

1829 или ПОЭТ Долго на сердце хранит он глубокие чувства и мысли:

Мнится, с нами, людьми, их он не хочет делить!

Изредка — так ли, по воле ль небесной — вдруг запоет он, — Боги! в песнях его — счастье, и жизнь, и любовь, Все, как в вине вековом, початом для гостя родного, Чувства ласкают равно: цвет, благовонье и вкус.

<1830> * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * * * * Смерть, души успокоенье!

Наяву или во сне С милой жизнью разлученье Объявить слетишь ко мне?

Днем ли, ночью ли задуешь Бренный пламенник ты мой И в обмен его даруешь Мне твой светоч неземной?

Утром вечного союза Ты со мной не заключай!

По утрам со мною муза, С ней пишу я — не мешай!

И к обеду не зову я:

Что пугать друзей моих;

Их люблю, как есть люблю я, Иль как свой счастливый стих.

Вечер тоже отдан мною Музам, Вакху и друзьям;

Но ночною тишиною Съединиться можно нам:

На одре один в молчаньи О любви тоскую я, И в напрасном ожиданьи Протекает ночь моя.

1830 или * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * НАБРОСКИ, ОТРЫВКИ И СТИХИ РАЗНЫХ ЛЕТ РУССКАЯ ПЕСНЯ Я вечор в саду, младешенька, гуляла, И я белую капусту поливала, Со пр‘авой руки колечко потеряла;

Залилася я горючими слезами, И за это меня матушка бранила:

«Стыдно плакать об колечке! — говорила. — Я куплю тебе колечко золотое, Я куплю тебе колечко с изумрудом».

— Нет, нет, матушка, не надо никакого!

То колечко было друга дорогого;

Милый друг дал мне его на память.

Любовь милого дороже изумруда, Любовь милого дороже всего света.

1820 е годы * * * Пусть нам даны не навсегда И жизнь, и жизни наслажденье, Пусть как падучая звезда Краса блестит одно мгновенье, Да будет так! Закон богов Без ропота благословляю, А все на путь мой я цветов, Как жизнь минутных, рассыпаю.

* * * Т а с с о Удались, ты также все сияешь И в стране призраков и теней, Ты и здесь, царица, всех пленяешь Красотой могущею своей, Ты опять в Торквато разжигаешь Страшный огнь, всю ревность прежних дней!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Удались, хотя из состраданья, Мне страдать нет силы, ни желанья!

Е л е о н о р а Бедный друг, божественный Торквато!

Прежним я и здесь тебя нашла.

Так, была царицей я когда то, Но венец как бремя я несла, И в душе, любовию объятой, Мысль одна отрадная жила, Что тобой, певец Ерусалима, Я славна и пламенно любима.

Т а с с о Замолчи, молю, Елеонора!

Здесь, как там, мы будем розно жить.

Но сей скиптр, венец и блеск убора Там должны ль нас были разлучить!

Устыдись сердечного укора:

Никогда не знала ты любить.

Ах, любовь все с верой переносит, Терпит все, одной любви лишь просит.

* * * От души ль ты, господин служивый, Песни, ходя на часах, поешь, Вспоминаешь ли отца и матерь, О девице ль горько слезы льешь, Иль в забаву речи так выводишь, Как весною соловьи поют.

* * * На теплых крыльях летней тьмы Чрез запах роз промчались мы И по лучам ночных светил Тебя спустили средь могил.

Гляди смелей: кладбище здесь;

Плакучих ив печальный лес Над урной мраморной шумит.

Вблизи ее седой гранит Едва виднеет меж цветов;

Кругом кресты, и без крестов Лишь две могилы.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * * * * Мы весело свои кончали дни!

Что до чужих? Пускай летят они, В двух сторонах экватор рассекая, Но мы б, друзей под вечер оставляя, Фортуне вслед не думали бежать.

* * * И вещего баяна опустили Сквозь запах роз и песни соловьев Под тень олив, на ложе из цветов.

* * * Когда крылам воображенья Ты вдохновенный миг отдашь, Прости земные обольщенья, Схвати, художник, карандаш.

Богами на сие мгновенье Весь озаряется дух наш, Ты вскрикнешь: в тайне я творенья Постигнул смысл, боги, ваш.

* * * Певец Онегина один Вас прославлять достоин, Ольга, Его стихи блестят, как злато, как рубин, Мои ж — как мишура и фольга.

* * * Нет, я не ваш, веселые друзья, Мне беззаботность изменила.

Любовь, любовь к молчанию меня И к тяжким думам приучила.

Нет, не сорву с себя ее оков!

В ее восторгах неделимых О, сколько мук! О, сколько сладких снов!

О, сколько чар неодолимых.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * КОЛЛЕКТИВНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ * * * Там, где Семеновский полк, в пятой роте, в домике низком, Жил поэт Баратынский с Дельвигом, тоже поэтом.

Тихо жили они, за квартиру платили не много, В лавочку были должны, дома обедали редко.

Часто, когда покрывалось небо осеннею тучей, Шли они в дождик пешком, в панталонах трикотовых тонких, Руки спрятав в карман (перчаток они не имели!), Шли и твердили, шутя: «Какое в россиянах чувство!» 1819 Совместно с Боратынским ПЕВЦЫ 15 ГО КЛАССА Князь Шаховский согнал с Парнаса И мелодраму, и журнал;

Но жаль, что только не согнал Певца 15 го класса.

Но я бы не согнал с Парнаса Ни мелодраму, ни журнал, А хорошенько б откатал Певца 15 го класса.

Не мог он оседлать Пегаса;

Зато Хвостова оседлал, И вот за что я не согнал Певца 15 го класса.

(Теперь певцы поют сами) Хотя и согнан я с Парнаса, Всё на Песках я молодец:

Я председатель и отец Певцов 15 го класса.

Я перевел по русски Тасса, Хотя его не понимал, И по достоинству попал В певцы 15 го класса.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Во сне я не видал Парнаса, Но я идиллии писал И через то уже попал В певцы 15 го класса.

Поймав в Париже Сен Томаса, Я с ним историю скропал И общим голосом попал В певцы 15 го класса.

Я конюхом был у Пегаса, Навоз Расинов подгребал, И по Федоре я попал В певцы 15 го класса.

Я сам, Княжевич, от Пегаса Толчки лихие получал И за терпение попал В певцы 15 го класса.

Хотел достигнуть я Парнаса, Но Феб мне оплеуху дал, И уж за деньги я попал В певцы 15 го класса*.

Кой что от русского Парнаса, Я не прозаик, не певец, Я не 15 го класса, Я цензор — сиречь — я подлец.

1822 Сочинил унтер офицер Евгений Баратынский с артелью ЭЛЕГИЯ НА СМЕРТЬ АННЫ ЛЬВОВНЫ Ох, тетенька! ох, Анна Львовна, Василья Львовича сестра!

Была ты к маменьке любовна, Была ты к папеньке добра, Была ты Лизаветой Львовной Любима больше серебра;

Матвей Михайлович как кровный Тебя встречал среди двора.

Давно ли с Ольгою Сергевной, Со Львом Сергеичем давно ль, * В сенате — третьего я класса, А здесь — в 15 й попал.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Как бы на смех судьбине гневной, Ты разделяла хлеб да соль.

Увы! Зачем Василий Львович Твой гроб стихами обмочил, Или зачем подлец попович Его Красовский пропустил!

1825 Совместно с А. Пушкиным * * * Наш приятель, Пушкин Лёв, Не лишен рассудка:

И с шампанским жирный плов, И с груздями утка Нам докажут лучше слов, Что он более здоров Силою желудка.

Федор Глинка молодец — Псалмы сочиняет, Его хвалит Бог отец, Бог сын потакает;

Дух святой, известный лжец, Говорит, что он певец...

Болтает, болтает.

1826 или 1827 Совместно с Боратынским * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * CТИХОТВОРЕНИЕ, ПРИПИСЫВАЕМОЕ ДЕЛЬВИГУ НА ИГРУ АРТИСТКИ ГОСПОЖИ КОЛОСОВОЙ М<ЛАДШЕЙ> Ты дочь любимая и важной Мельпомены И резвой Талии, ты создана пленять И прелестью игры их храм одушевлять, Как Амфион немые стены.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * ДРАМАТИЧЕСКИЕ ОТРЫВКИ МЕДЕЯ Трагедия в пяти действиях в стихах, переделанная с французского из театра Лонжпьера Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А:

М е д е я, дочь Аэта, царя Колхиды, супруга Язона.

Я з о н, вождь Фессалийский.

К р е о н, царь Коринфский.

К р е у з а, дочь Креона.

Д е т и М е д е и.

Р о д о п а, наперсница Медеи.

И ф и т, наперсник Язона.

С и д и п п а, наперсница Креузы.

С в и т а К р е о н а.

Д Е Й С Т В И Е I I Я В Л Е Н И Е I М е д е я (одна) Где я, несчастная? Весь дух мой возмущен!

Что зрела, слышала? то истина иль сон?

Не узнаю себя, бегу и цепенею.

Не слышатся ль мне шум и песни Гименею?

Так, торжеством Коринф гремит в своих стенах, Отверсты храмы все, все алтари в цветах!

Пир, ненавистный мне, спеша, приготовляют;

Все, все неверного с Креузой прославляют.

Язон — кто б думать мог? — Язон мне изменил;

От ложа он жену позорно удалил!

Что говорю — жену? Несчастная Медея!

Нет для тебя надежд! нет боле Гименея!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Неверный, разорвал он узы брака сам.

О боги мстители, я прибегаю к вам!

Вы слышали его обеты, уверенье, Карайте дерзкого, отмстите оскорбленье.

О солнце, ты ль меня оставишь в бедстве сем?

Тебе родитель мой обязан бытием;

Ты видишь от небес бесчестие Медеи И светишь на Коринф? и зрят тебя злодеи?

Перемени свой путь, ты отврати свой зрак И погрузи весь мир в смятение и мрак!

Или — твоих коней вручи мне с колесницей:

В прах все я превращу под мстительной десницей, С их пламенем на Истм Медея упадет, И разгромит Коринф и дерзкий с ним народ.

И страшный гнев ее, с самой природой споря, Облегшие Коринф соединит два моря.

Но тщетные мольбы! и мне ль в моих бедах, Мне ль помощи искать теперь на небесах?

Нет, вы, подземные богини эвмениды!

Придите вы опять Медеины обиды!

Всю к человечеству мы жалость умертвим;

Всю черноту волшебств здесь к трепету явим.

Пусть кровь дымящая, пусть мертвых бледны виды На Истме то явят, что зрели средь Колхиды.

Нет! в злодеянии и то мы превзойдем;

Тогда, от младости неопытная в нем, Душою чистою, невинной я любила, Тогда длань робкую одна любовь водила, Теперь и ненависть, и горесть, и любовь Неистовым огнем мою волнуют кровь.

Чего сей лютый огнь, чего не предвещает?

Злодейство съединив, пусть нас и разлучает.

Я В Л Е Н И Е I I М е д е я, Р о д о п а.

М е д е я Ты знаешь, за любовь чем платит мне Язон?

И до чего, увы! простер измену он?

Креузу он избрал;

их брак уготовлют;

А мне позор и смерть! — Когда сей брак свершают?

Р о д о п а Царица! завтра брак желают совершить.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * М е д е я Как, завтра? краток миг! мне должно поспешить;

Воспользуемся им.

Р о д о п а Жестокою судьбою Вдруг столько горестей излито над тобою.

М е д е я Но что сравняется с сей горестью одной?

Язон, кто б думать мог? Язон убийца мой!

Неверный, в торжестве с надменною царицей Меня он, как рабу, влачит за колесницей, Меня, которая пожертвовала всем:

Отчизной, счастьем, и троном, и отцом;

Все с пламенной душой я в жертву приносила, И от него за все одной любви просила;

Бесчеловечный! он и в ней мне отказал!

Но мало этого: Язон меня изгнал — Под чуждым небом сим, в стране иноплеменной Оставил преданной, бесславною, презренной, Где за злодейства я жду мщенья одного, А я злодейства те свершила для него.

Р о д о п а За недостойное любви твое забвенье Оставь неверного, питай к нему презренье, И духа торжество ты над судьбой яви.

М е д е я Но как торжествовать над властию любви?

Несчастная! я все смущаю заклинаньем;

Мой всемогущий глас колеблет всем созданьем:

Над всем я властвую, все в силах побеждать, Из сердца нет лишь сил неверного изгнать!

Любовь сильней меня, не внемлет заклинаньям, Смеется чарам и всем моим терзаньям!

Она в душе с изменником моим.

Люблю, что говорю? я вся пылаю им;

Вновь для него предать отечество готова, Вновь для него пошла б скитаться без покрова...

Р о д о п а Но вспомни — для кого? К кому питаешь страсть?

О! гибельной любви мучительная власть!

Медея, о тебе нельзя не сокрушиться...

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * М е д е я Родопа, но меня нельзя не страшиться!

Без кар никто не делал мне обид.

Но где теперь Язон? и что он говорит?

Р о д о п а Увы! Креузы он колени обнимает, Лишь с нею говорит и с нею лишь пылает.

М е д е я Кровь вероломного Медея отомстит.

Умрет мой враг! и что за страх меня томит?

Давно ль и от чего Медея робкой стала?

Иль брата лишь убить рука ее дерзала?

Невинных поражать нетрудно было ей, Так пощажу ль того, кто смертный мой злодей.

Пусть гибнет!.. но увы, какое ослепленье!

Чтоб он погиб, герой, любовь, мое творенье, Предмет моих трудов, забот, злодейств самих.

Нет, нет, он не умрет, он мука дней моих!

Его Креон склонил на брак, мне не стерпимый, В Креона обратим мы гнев неумолимый:

Тиран лишил меня супруга моего, И месть ужасная да поразит его!

Р о д о п а Умерь, царица, ты жестокое мученье;

Ах, удержись, иль скрой души твоей волненье!

Я слышу шум. Идут, сей нервный гнев сокрой.

Царица, вот Креон, враг ненавистный твой!

Я В Л Е Н И Е I I I Медея, Родопа, Креон.

К р е о н Язон и дочь моя уже судьбу свершили, И граду торжество их брака известили.

Медея! как твоя судьбина не грустна, Язона и меня оставить ты должна.

Здесь радости твое лишь сердце потревожат;

Оставь сии места, пусть мук они не множат.

Покорствуя судьбе, оставь ты мой народ, Пусть в пристань верную тебя судьба ведет.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Того Акаст, Коринф и просят, и желают, И мир ценою сей друг другу обещают, Сей мир положишь ты обытием твоим.

Вотще противился б я подданым моим;

К тебе их ненависть с днем каждым возрастает, Их злобы и моя вся власть не обуздает.

Какой ярем народ в пылу не сокрушит?

Сей яростный поток чей остановит щит?

Ты, необузданных страшася исступленья, В одном изгнании ищи себе спасенья.

То рок тебе велит, покой наш, жизнь твоя.

Вот что, для польз твоих, открыть счел нужным я.

М е д е я За дивное твое благодарю старанье!

Супруга отнял ты, и на конец изгнанье Ты ж назначаешь мне;

скажи мне, за какой Проступок мой у вас так милосерд со мной?

К р е о н Медея ли своих не знает преступлений?

М е д е я Но кто тебе вручил права для угнетений?

Тираны подданных насилием разят;

Коль сам судить меня ты хочешь унижаться, То осуждай, или — позволь мне оправдаться.

Не знаю, что меня бесславит пред тобой, Но вот мои вины: будь судия ты мой.

Я сих вождей спасла, бессмертью обреченных.

Цвет лучший Греции, богами порожденных.

Добыл ли без меня руно златое он, Сей образец вождей, сей славимый Язон?

Иль славу он мою сокрыл перед тобою?

Коль он на то дерзнул, так я сама открою:

В дубраве мрачной, где луч дневный не светил, Ужаснейший дракон руно сие хранил.

Оно — священное Арея достоянье, И исполнял дракон небесных завещанье.

Он сладким никогда не наслаждался сном, И нестерпимым взор его горел огнем.

Равно и день и ночь он, гибелью грозящий, Бродил неистовый и ужас разносящий.

Два яростных вола, созданье злых небес, Оберегали вход в таинственный сей лес.

Дыханье их огнем окрестность заливало;

И необузданных, смирить их надлежало;

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * И должно было зреть — вдруг из змеи зубов, Рождаемых землей, сонм яростных бойцов, И, кровью дышащих, их победить ужасных!

Кто, смертный или бог, героев спас несчастных?

Я, победив судьбу, героев сих спасла, Я сохранила их, я славой обрекла.

И, забывая всё: отечество, державу, И собственный покой, и собственную славу, В награду — я из них искала одного;

Владейте всем, а мне оставьте вы его!

К е р о н Итак, по сим словам невинна ты душою.

Ужасных дел твоих — одна любовь виною.

Медея, чтоб спасти любви своей предмет, Злодейством рук своих наполнила весь свет.

Но мы не чувствуем признательности правой.

Мы ей обязаны и жизнею и славой, Эллада целая...

М е д е я Обязана мне всем!

И подвигов моих не наградит ничем.

И что в притворной мне, бесчувственной к награде?

Я жертвовала всем Язону, не Элладе, И слишком дорого купила я его.

За что ж меня лишать супруга моего?

Почто его, Креон, со мной не изгоняешь?

Виновны оба мы, за что ж его караешь?

К р е о н Медея, воздержись невинных обвинять И именем своим героя унижать.

Язон не разделял преступных замышлений.

М е д е я Нет! — он пожал плоды с злодейств и преступлений, Которых всех виной единственно был он.

Коль я преступница, преступник и Язон!

Почто ж, тиран меня одну ты обвиняешь?

К р е о н Медея! ты мой гнев невольно возбуждаешь.

Страшись!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * М е д е я И ты, Креон, давно мой возбудил.

Иди, не помышляй, чтобы меня склонил Вымаливать твое презренное жаленье.

Мое ты отнял все, но мне осталось мщенье К р е о н Ах! долго гневу я противиться хотел.

Оставь, скиталица, немедля свой предел, Избавь собой ты нас ужасного созданья;

Здесь воздух заражен от твоего дыханья.

Очисти ты Коринф, и в варварских странах С злодейством выдвори ты Божий гнев и страх.

В Колхиде рассевай и ужасы и чары, Там ускоряй небес медлительные кары.

Беги — и навсегда оставь ты мой предел, Чтоб с утренней зарей я здесь тебя не зрел.

Или — останься здесь, презри мои веленья, И завтра здесь падешь ты жертвою мученья!

Решись и избирай.

(Уходит.) Я В Л Е Н И Е I V Медея, Родопа М е д е я Тиран, решилась я!

Так, завтра не узрит меня земля твоя;

Но не гордись еще, я удалюсь со славой.

Воздвигну я себе здесь памятник кровавый, Который с трепетом народ узрит:

В прах мстительный мой гром град сей обратит.

Но как? ужель и он, и сам Язон коварный, С Креоном согласясь?..

Р о д о п а Вот он, неблагодарный.

М е д е я О ты, которая зришь скорбь души моей, Любовь, что чары все пред властию твой!

Ах, умягчи его, наполни грудь Язону, Или — дай власть твою моим слезам и стону!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Я В Л Е Н И Е V Те же и Язон.

М е д е я Итак, все кончено: супруг — врагом мне стал, С Креоном согласясь, он сам меня изгнал.

Изгнание, Язон, ты помнишь, мне не ново.

И прежде на него твое решило слово.

С тобой бежала я, сражалася с судьбой, Всё для тебя, Язон, — и изгнана тобой!

Нет нужды! Ты велишь — мне должно покориться:

Тебя оставлю я! — Но где, скажи, мне скрыться?

В Европе, в Азии ль пристанище найду?

Не за тебя ль весь мир ведет со мной вражду?

Везде закрыт мне путь, везде найду гоненье За страсть мою к тебе и за твое спасенье.

Ты помнишь — для тебя я жертвовала всем;

Ты помнишь то, и вот благодаришь мне чем!

Я з о н Не укоряй меня несчастьем непременным;

Повергнуты в него мы небом раздраженным.

Делю все горести, все бедствия с тобой, Но отвратить я их могу лишь сей ценой;

С богами мощными бороться нам напрасно.

Судьба твоя, детей тягчит меня ужасно;

Коль не Креуза бы и благостный Креон, То я...

М е д е я И смеет так мне говорить Язон?

Неблагодарный! Чем себя ты извиняешь?

Креона с дочерью ты мне предпочитаешь?

Каким они добром, ценою дел каких Купили над тобой прав более моих?

Я честь тебе и жизнь один ли раз спасала, Как на тебя судьба всей злобой восставала, Когда, летя в Колхос с дружиною своей, Ты был игралищем и рока и морей?

Воспомни о бедах, главе твоей грозивших, О чудах яростных, о тучах, огнь дождивших.

Кто все их укрощал, дракона усыпил?

Кто наконец руно сие вручил?

Все мало! Для тебя, Медея, без возврата * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Покинула отца, исторгла жизнь у брата;

И все то делала, чтоб счастлив был Язон.

Что ж боле для тебя соделал сей Креон?

Креузе ль боле ждать твоих благодарений, Коль жизнь твоя есть цепь моих благодарений.

Я з о н Их память глубоко в душе моей живет Язон ее с собой в могилу понесет.

Когда бы в сей душе твои читали взоры, Ты б ужаснулася, оставила б укоры.

Но слаб тебя, судьбу разящу, одолеть, Я что бы для тебя мог сделать?

М е д е я Умереть!

Иль славы сей тебе еще казалось мало?

Пример тебе подать мне б мужество достало.

Бестрепетной рукой пронзив сама себя, Еще б я славы путь открыла для тебя.

Чего ты стоишь мне, о том не вспоминаю.

Нет, к сердцу твоему я путь вернейший знаю.

Забудь, бесчувственный о жертвах жизни всей, Но вспомни, вспомни ты хоть о любви моей.

Паду к ногам твоим, у ног твоих рыдаю...

Ах, именем любви, которою пылаю, Которая дала тебя душе моей И даровала нам хвалу семейств, детей, Их именем молю, твоими сыновьями;

Тронися;

нет, не мной, тронися ты детями;

Не покидай ты мать, коль любишь чад своих;

Все узнают тебя в чертах младенцев сих.

Увы! Какой удел их, сирых, ожидает!..

При виде их тоска мне сердце раздирает.

В них вижу я свой дух, твою в них вижу кровь;

И тем бесценнее твоя ко мне любовь!

Спаси со мной детей, тронися их судьбою.

Представь, когда пойдут в изгнание со мною;

Что ждет их?

Я з о н Не страшись об участи ты их.

Я б умер с горести, изгнав детей своих.

И взора и души они мне утешенье;

И перенес ли б я столь горькое лишенье?

Ничто не разлучит их с нежностью моей!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * М е д е я Как? хочешь ты лишить меня детей?

Моих детей — предать ты мачехе дерзаешь?

Я з о н Напрасно ты себя сей мыслию смущаешь.

Я счастья им хочу и знаю, что их род Честь, им приличную, в Коринфе обретет Под кровом царственным и под моей защитой, Всю славу сохранит их крови знаменитой.

Своими милостьми Креон их наградит, И с ними собственных он внуков съединит.

М е д е я Нет, лучше во сто крат им смерть, чем униженье!

Как? кровь мою обречь на рабское служенье!

И, посмеваяся над отраслью богов, С Сизифа пламенем — зреть Солнцевых сынов?

Я з о н Но не имею сил я с ними разлучиться, Отдать их — все равно, что жизни мне лишиться.

Нет, не решуся я... и без детей моих...

М е д е я Довольно! кончено! оставим речь о них.

Но вспомни, рассуди, что ты предпринимаешь, Меня лишая их, чего себя лишаешь?

Один их вид мой гнев против тебя смирял.

Отняв их, свой покров последний ты отнял.

Я з о н Желал я облегчить души твоей печали, Не мысля, чтоб слова мои их умножали.

Тебе я тягостен. Но время, может быть, Успеет истину очам твоим открыть;

И за поступок мой признательностью вечной Сама ты мне воздашь.

(Уходит.) * Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * Я В Л Е Н И Е VI Медея, Родопа.

М е д е я Воздам, бесчеловечный, Воздам за все тебе ужасною ценой.

Позором отягчив несчастный жребий мой, Меня ты счастия последнего лишаешь, У матери детей, безбожный, отнимаешь...

Всё кончено: страшись! И завтра, о злодей, Ты позавидуешь мне в участи моей!

Конец второго действия МАККАВЕИ Трагедия Гиро А К Т I I I Я В Л Е Н И Е I Саломия, пять братьев, Елиодор.

С а л о м и я Как! Сын мой! Ефраим богов иноплеменных Дерзнет почтить в местах, их игом оскверненных!

Е л и о д о р Ты в том уверишься! взгляни, уж твой народ, Мной созванный, сюда со всех сторон течет И сей чертог толпой несметной окружает.

С а л о м и я Мой сын, ты говоришь, корону принимает?

Е л и о д о р Так, здесь ее и честь он примет от царя.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * С а л о м и я Не верьте сим словам, о дети, о друзья!

Тень Ааронова его не постыдится, И чистою на нем тиара сохранится, Иль, как Елеазар пример преподал нам, Уступит он ее одним лишь палачам.

Е л и о д о р Верь, скоро ты в словах моих не усомнишься.

Сама их истиной в сем месте убедишься, В его покорности уверен государь.

С а л о м и я О, сына более мать знает, чем твой царь:

Мой сын — хранить отцов святыню не престанет, Он братьев, он меня, он Бога не обманет, Что Ефраим готов богам сим честь воздать, Меня б вотще пришел сам царь твой уверять.

Как мыслишь ты, Нептал, ты, с ранних лет за братом Летавший на врагов с губительным булатом?

(Забулону) И ты, его делам дивившийся в боях, Что он изменит нам, ты чувствуешь ли страх?

Н е п т а л.........................................................................

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * ПРИЛОЖЕНИЕ РОЖДЕНИЕ ЛЕЛЯ ПЕСНИ МОЛОДОГО БАЯНА Я ходил молиться богам, сперва небесным, там земным, а там подземным и просил их научить меня сладостно петь. Но сколько жрецам ни раздарил я овечек и коз, всё ж надо мной смеялись пастушки. Глупец, мне давно бы пойти к Лелю. Он услышал мои молитвы и кинул несколько искр в мою чашу, мед закипел, и я с тех пор воспеваю Леля и чаще пляшущим девушкам пою под лад его рождение, они улыбаются и хвалят Баяна.

Что б мы были без вас, прелестные, с вами и пустынная природа теряет свою дикость, и птички поют сладостнее, и мы дышим дыханьем бессмертных. Послушайте повесть мою. Проно выучил внучку свою Ладу волшебству, сим волшебством она отвлекала богов от богинь, перед всяким летала призраком и мучила пустыми желаниями, а в богинь поселяла ревнивость. Только поцелуй мог разрушить очарование, и гонимая Лада тайно ниспустилась на землю. Около горящего дуба лежали дикие обитатели земли, ужасные песни прославляли убийство, и победители пили кровь из черепа вражеского. Лада явилась пред ними, и они устыдились своей жестокости и познали благость бессмертных в нежных объятиях дев.

Поверьте мне, милые, ясное зеркало вод опаснее шумящего потока, одно устрашает нас, другое привлекает. Никто из богов, лежа на пуховом облаке, не знал, куда скрылась Лада, и летучий Догода, от которого она не скрылася и даже позволяла дитяте завивать падущие на груди ее кудри, о всем рассказал им, и боги и богини полетели на землю. Боги — похитить поцелуй, а богини — из ревности запрятать волшебницу Ладу.

Резвитесь, пасту шки и пастушки, кружитесь, схватившись руками. Без резвости и красота не красота. Мерцана из небесных чертогов привела за полную ручку летуна Догоду: «Вот тебе, прелестная Зимцерла, — сказала она, — вот любовник твой, забавляйтесь, а под вечер я приду за ним». Но прелестная Зимцерла и не глядит на него. «Ты изменил сестре моей Ладе, изменишь и мне! Поди, ветреник, не тронь моих цветов. Я и без тебя буду забавляться пестренькими бабочками. Поди, ветреник, не тронь цветов моих». Он вздохнул и понесся, а ее цветы стали завядать от жару солнечного. Зимцерла вздохнула, и в кусточке что то вздохнуло. Она уронила слезку, а Догода унес ее на розу и с улыбкой обнялся с Зимцерлой.

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * О властолюбие, что не делают для тебя и бессмертные и смертные! На просвещенный Ладою народ кидается Лед с мечом обоюдуострым. Неизвестный воин, весь покрытый железом, защищает его. Лед ударяет по забралу, забрало поднимается вверх и лицо Лады блеснуло под закрывающимся железом. Исступленный бог схватывает за узду Ладиного коня и обнимает латы, пустые латы на него падают, и молоденький кролик скрывается в кустарнике.

Послушайте, молодые любовники, послушайте, что вам молодой Баян поет. Обманчиво время, а женщины обманчивее и времени. Наши деды, певал Святославов Баян, называли их колдуньями, которые устрашают вас в длинные вечера на посиделках, о девы и юноши. Ужасный Лед хотел похитить у Лады поцелуй, уж она находилась в его объятиях, как, превращенная в белого кролика, сокрылась она в кустарнике. Лед наклонился к кустарнику и выгнал уж не белого, а черного кролика. «Не укроешься!» — кричал он и загнал его в темную пещеру, где вместо кролика кто то обнял его. «Это ты», — прошептал он и ловил уста ее;

но это была Яга, жена его. Тщетно вырывался он из объятий ее;

она держала его и осыпала его укоризнами.

Не беги меня, Людмила, я более не буду принуждать тебя сказать мне «люблю». Быть насильно милым нельзя, говорит старинная песня.

Святовид хотел поцеловать Ладу, она убегала его. Лада превратилася в пастушку, он в пастушка;

из его объятий она улетела бабочкою, а он пестреньким мотыльком хотел свиться с нею;

но хитрая замочила ему крылья, превратяся росою, и он упал меж колючим шиповником.

С тех пор Святовид перестал превращаться и улетел в свое солнце.

..........................................................................................................................................................................

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * НОЧЬ НА 24 ИЮНЯ Есть многое в природе, друг Горацио, Что и не снилось нашим мудрецам.

Шекспир С ц е н а 1 я Деревенское кладбище с двумя или тремя каменными памятниками.

Подле одного памятника разрыта могила, около нее летает бледное пламя.

В ногах могилы пламя останавливается, разгорается и освещает темную человеческую фигуру.

О н Встань, старый грех! Пора! Разоспалась ты и позабыла клятвы! Им исполненье наступило!

вставай! Иль как уж раз заснешь сном человеческим, последним и невольным, то и не хочется проснуться? Так не давала бы заране слова! вставай и пойди за мною.

М е р т в а я Ой, ой, ой! Кто будит жизнь в умерших членах? Его слова дыханья смерти холоднее! Пред ними сырость гроба сладка, как для живых младенцев теплота родимой груди. Встаю, могучий!

Движуся всем телом, как живая, разделяю с усилием запекшиеся веки и гляжу. Кто ты?

О н Я черный барин, как меня зовут о Масляной паясы. Иль, проще, будочник кладбищный.

Да, впрочем, тебе какое дело до меня?

М е р т в а я Я ж кто была? За какие клятвы ты меня тревожишь, страшный!

О н Вот это иное дело! Я расскажу, послушай! Да не прими рассказа моего за сказку и не засни опять! Не для того тебя я разбудил, нет, вспоминай, чтоб знать что делать. На всякий случай выдь ка из могилы, не ленися!

М е р т в а я Ох, говори, не мучь меня, проклятый!

О н Ты была не чудо! Просто нянчила в соседстве с сим кладбищем ты злую дочь помещицы княгини Пронской! Дочь вышла замуж, и ты с ней отправилася жить в поместье князя Серебренова, ее мужа, а там и умерла!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * М е р т в а я Помню, помню!

О н А помнишь ли, воспитывалась с нею вместе подкидыш девушка, которую они как барышню учили и как служанку презирали?

М е р т в а я Марию? помню.

О н Как приехал, окончив заграничное ученье, князь молодой и влюбился в прекрасную Марию?

М е р т в а я Святые души! им бы жить и царствовать и нас своим примером умудрять.

О н Да немцы помогли нам! в нем ум и душу настроили высоко, не по земному ладу! Он обольстил смиренницу и матушку княгиню поздравил с надеждою быть бабушкой!

М е р т в а я Ох, грешница! Злой демон, что ты мне вспоминаешь?

О н Дослушай, не тревожься! Матушка княгиня в тот же вечер тихонько посадила невестку будущую в бричку и отослала к вам на попеченье. Нрав дочери любезной вполне она ценила!

Сына же в бреду горячки отвезла в столицу и записала в службу.

М е р т в а я Ох!

О н Не говори и не мешай мне досказывать! Княжна дочка невестку приняла, как добрая родня!

Не правда ль? Ей отвела богатые покои — в людской, заставила работой княжеской заняться — мыть полы и грязную посуду, а поутру и ввечеру ее в разлуке с другом утешала побоями с колкими словами.

М е р т в а я И, бедная, как чистый дух, сносила, улыбаясь, и огорченья и труды, страдала только за душу его и за невинный плод любви их!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * О н Хорошо! Так помнишь ли, как чистый дух твой потерял терпенье? Как на смертном ложе, с младенцем мертвым на руках, она твою княгиню просила перестать ругаться над ее несчастьем и в исступленье наконец пришла.

М е р т в а я За нее я, грешница, молила тоже!

О н «Не женщина, а изверг! — воскликнула Мария. — На краю могилы я клянусь, и клятву умирающей услышит небо. Дотоле с телом мертвым не расстанусь и не уйду в жилище душ, пока тебя рождающую не увижу, пока руками мертвыми младенца твоего я не приму и в моей могиле не постелю тебе постели!» Сказав, упала на войлочное изголовье и, как говорите вы, преставилась.

М е р т в а я Злодейка, погубила душу бедной Марьи! Я ж грешная!

О н А, а! ты помнишь!

М е р т в а я Я упала целовать у мертвой руки и поклялась ей про себя помочь ей до кладбища дотащить змею, взлелеянную мною, и мертвым голосом ее в могиле убаюкать! Ах, грешная! увы мне!

О н И час настал! Доселе каждый вечер землей не принятое тело из могилы тисками ведьмы на гору лысую и только месяц бледным светом жизнь сонную в нем пробуждал, они огнь мщенья питали в нем, и разжигали, и берегли. Там и теперь мы их найдем! Твою княгиню взбесившись, лошади теперь несут, слуга упал и колесом раздавлен, кучер, в вожжах запутанный, тащился долго по ручью и захлебнулся, у кладбища в щепы карета раз летится! Пойдем, ты видишь — надобно спешить нам!

М е р т в а я Лукавый! Ах, грешница, увы мне!

* Антон Антонович ДЕЛЬВИГ * Полное Собрание Стихотворений * С ц е н а 2 я Лысая гора близ Киева, на вершине ее лежит мертвое тело Марии по горе толпятся старые и молодые ведьмы, в половине сцены показывается полный месяц.

(Они поют) Разлилися воды На четыре броды:

Как на первом броде Pоща зацветает, Соловей щелкает;

На втором то броде Лето весну гонит, А кукушка стонет.

Как на третьем броде Кони легконожки Полетят с дорожки.

На четвертом броде Свет девица плачет, За неровню идучи, Сердцем лихо чуючи.

1. Здорово, кумушка! 2. Здорово, сватья! 3. Откудова, сестрица? 1. Ох, я устала, я устала!

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.