WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ЕВГЕНИЙ АБРАМОВИЧ БОРАТЫНСКИЙ ТОМ 1 СТИХОТВОРЕНИЯ IM WERDEN VERLAG МОСКВА AUGSBURG 2000 ОТ ИЗДАТЕЛЯ Предлагаемое Вашему вниманию электронное издание Евгения Боратынского

станет самым полным на сегодняшний день изданием Боратынского вообще, и в распечатанном виде станет книгой для Вашей библиотеки.

Приуроченные к 200 летию со дня рождения великого поэта до конца 2000 года выходят два тома: том 1 — все стихотворения и том 2 — все поэмы.

Мы постарались по возможности сделать это издание безошибочным (как и все другие публикации нашего издательства).

Наша работа не закончена, следующим этапом нашего издания является проза, статьи и письма поэта (том 3).

Основным источником для нашего издания являются: Е. А. Боратынский.

Полное собрание стихотворений, Большая серия Библиотеки поэта, Л., 1989;

Летопись жизни и творчества Е. А. Боратынского. Составитель А. М. Песков, М., 1998.

В электронной версии книги название стихотворения в Содержании является ссылкой на страницу, где оно расположено и номер страницы на каждой странице книги является кнопкой возврата к Содержанию.

Мы будем рады Вашим отзывам и предложениям.

С уважением, Андрей Никитин Перенский 25 декабря 2000 года © «Im Werden Verlag», http://www.imwerden.de info@imwerden.de Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том СОДЕРЖАНИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ, НАПЕЧАТАННЫЕ ПРИ ЖИЗНИ БОРАТЫНСКОГО 1. „Взгляните: свежестью младой...“............................................................ 2. „Вчера ненастливая ночь...“..................................................................... 3. К Алине..................................................................................................... 4. Любовь и дружба (В альбом).................................................................. 5. Эпиграмма („Дамон! Ты начал продолжай...“........................................ 6. Прощание................................................................................................. 7. К Креницыну............................................................................................. 8. „Тебя ль изобразить и ты ль изобразима?................................................. 9. Дельвигу („Так любезный мой Гораций...“).............................................. 10. Отрывки из поэмы „Воспоминания“........................................................ 11. „Тебе на память в книге сей...“................................................................. 12. „Итак, мой милый, не шутя...“................................................................. 13. „Он близок, близок, день свиданья...“..................................................... 14. „Поэт Писцов в стихах тяжеловат...“....................................................... 15. „Незнаю? Милая Незнаю!..“.................................................................... 16. „Расстались мы;

на миг очарованьем...“.................................................. 17. К<рыло>ву („Любви весёлый проповедник...“)...................................... 18. „Где ты, беспечный друг? Где ты, о Дельвиг мой...“................................. 19. К Кюхельбекеру....................................................................................... 20. Подражание Лафару................................................................................ 21. Весна (Элегия).......................................................................................... 22. Финляндия................................................................................................ 23. Финским красавицам (Мадригал)............................................................ 24. „Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам...“................................. 25. „Когда неопытен я был...“........................................................................ 26. Лагерь...................................................................................................... 27. „Я возвращуся к вам, поля моих отцов...“................................................ 28. „В своих стихах он скукой дышит...“........................................................ 29. „Напрасно мы, Дельвиг, мечтаем найти...“.............................................. 30. Элегия („Нет, не бывать тому, что было прежде!..“)................................ 31. Разуверение............................................................................................. 32. Больной.................................................................................................... 33. „Твой детский вызов мне приятен...“........................................................ 34. Песня („Страшно воет, завывает...“)....................................................... 35. „Приятель строгий, ты не прав...“............................................................ 36. „Живи смелей, товарищ мой...“............................................................... 37. „Один, и пасмурный душою...“................................................................. 38. В альбом („Вы слишком многими любимы...“)........................................ 39. „Приманкой ласковых речей...“............................................................... Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 40. „Шуми, шуми с крутой вершины...“......................................................... 41. „Прощай, отчизна непогоды...“................................................................ 42. „Пора покинуть, милый друг...“................................................................ 43. Цветок...................................................................................................... 44. „Ты был ли, гордый Рим, земли самовластитель...“................................. 45. „Чтоб очаровывать сердца...“................................................................... 46. „Так! отставного шалуна...“...................................................................... 47. Дельвигу („Дай руку мне, товарищ добрый мой...“)................................. 48. Элизийские поля...................................................................................... 49. „Любви приметы...“................................................................................. 50. „Сей поцелуй, дарованный тобой...“........................................................ 51. „На кровы ближнего селенья...“.............................................................. 52. „Зачем, о Делия! сердца младые ты...“..................................................... 53. „На звук цевницы голосистой...“.............................................................. 54. Сестре...................................................................................................... 55. Эпиграмма („Везде бранит поэт Клеон...“).............................................. 56. „Неизвинительной ошибкой...“................................................................ 57. Падение листьев....................................................................................... 58. „Чувствительны мне дружеские пени...“.................................................. 59. Лета.......................................................................................................... 60. „Дало две доли провидение...“.................................................................. 61. Размолвка................................................................................................ 62. „Желанье счастия в меня вдохнули боги...“............................................. 63. Н.И.Гнедичу („Нет! в одиночестве душой изнемогая...“)......................... 64. „О счастии с младенчества тоскуя...“....................................................... 65. „О своенравная София!..“........................................................................ 66. Лутковскому............................................................................................. 67. „Притворной нежности не требуй от меня...“.......................................... 68. Г<неди>чу („Враг суетных утех и враг утех позорных...“)....................... 69. „Мы пьём в любви отраву сладкую...“...................................................... 70. Авроре Ш<ернваль>................................................................................ 71. „Я безрассуден и не диво...“.................................................................... 72. „В глуши лесов счастлив один...“............................................................. 73. Череп........................................................................................................ 74. „Решительно печальных строк моих...“.................................................... 75. Богдановичу.............................................................................................. 76. „Мне с упоением заметным...“................................................................. 77. „Взгляни на звёзды: много звёзд...“......................................................... 78. Невесте.................................................................................................... 79. „Завыла буря;

хлябь морская...“.............................................................. 80. Леда.......................................................................................................... 81. „Мила, как грация, скромна...“................................................................ 82. Эпиграмма („Свои стишки Тощёв пиит...“)............................................. 83. „Как много ты в немного дней...“............................................................. 84. „Очарованье красоты...“.......................................................................... Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 85. „Когда взойдёт денница золотая...“........................................................ 86. „Идиллик новый на искус...“................................................................... 87. „Рука с рукою Веселье, Горе...“.............................................................. 88. Запрос М<ухано>ву............................................................................... 89. „В дорогу жизни снаряжая...“................................................................. 90. „В борьбе с тяжёлою судьбой...“............................................................ 91. „Она придёт! К её устам...“..................................................................... 92. „Взгляни на лик холодный сей...“........................................................... 93. К Д<ельвигу> (На другой день после его женидьбы)............................ 94. Д. Давыдову............................................................................................ 95. К Аннете................................................................................................. 96. „Поверь, мой милый! твой поэт...“......................................................... 97. Эпиграмма („Что ни болтай, а я великий муж...“).................................. 98. „Тебе я младость шаловливу...“.............................................................. 99. „Ты ропщешь, важный журналист...“..................................................... 100. Эпиграмма („И ты поэт, и он поэт...“).................................................... 101. „Когда, печалью вдохновенный...“......................................................... 102. „Не трогайте парнасского пера...“......................................................... 103. „Есть грот: наяда там в полдневные часы...“.......................................... 104. Она......................................................................................................... 105. „Не бойся едких осуждений...“............................................................... 106. „Окогчённая летунья...“......................................................................... 107. „Перелетай к веселью от веселья...“...................................................... 108. „Как сладить с глупостью глупца?..“...................................................... 109. „Когда б избрать возможно было мне...“............................................... 110. Последняя смерть................................................................................... 111. „Судьбой наложенные цепи...“.............................................................. 112. Смерть.................................................................................................... 113. Из А. Шенье........................................................................................... 114. „Люблю деревню я и лето...“................................................................. 115. Старик.................................................................................................... 116. „Как ревностно ты сам себя дурачишь...“.............................................. 117. „Старательно мы наблюдаем свет...“..................................................... 118. „Мой дар убог, и голос мой не громок...“............................................... 119. „Глупцы не чужды вдохновенья...“......................................................... 120. „Не подражай: своеобразен гений...“..................................................... 121. „Слыхал я, добрые друзья...“................................................................. 122. „Нет, обманула вас молва...“................................................................. 123. При посылке „Бала“ С. Э<нгельгардт>................................................ 124. „Хвала, маститый наш Зоил!..“.............................................................. 125. „Чудный град порой сольётся...“............................................................ 126. В альбом („Альбом походит на кладбище...“)......................................... 127. „Сердечным нежным языком...“............................................................ 128. К<нягине> З. А. Волконской................................................................. 129. Эпиграмма („Поверьте мне, Фиглярин моралист...“)............................ Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 130. Эпиргамма („В восторженном невежестве своём...“).............................. 131. „Не ослеплён я музою моею...“................................................................ 132. К. А. Свербеевой...................................................................................... 133. „Что пользы вам от шумных ваших прений?..“........................................ 134. „Порою ласковую фею...“........................................................................ 135. Отрывок................................................................................................... 136. „Люблю я красавицу...“............................................................................ 137. Эпиграмма („Он вам знаком. Скажите кстати...“)................................... 138. Эпиграмма („Писачка в Фебов двор явился...“)...................................... 139. „Хотя ты малый молодой...“..................................................................... 140. „Бывало, отрок, звонким кликом...“...................................................... 141. „Не славь, обманутый Орфей...“............................................................ 142. „В дни безграничных увлечений...“........................................................ 143. „Где сладкий шёпот...“............................................................................ 144. Н. М. Языкову („Языков, буйства молодого...“).................................... 145. Языкову („Бывало, свет позабывая...“)................................................. 146. „Мой неискусный карандаш...“.............................................................. 147. „Дитя моё, она сказала...“.................................................................... 148. „К чему невольнику мечтания свободы?..“............................................. 149. „Наслаждайтесь: всё проходит...“.......................................................... 150. „Храни своё неопасенье...“..................................................................... 151. „Когда исчезнет омраченье...“................................................................ 152. „Я не любил её, я знал...“....................................................................... 153. „Болящий дух врачует песнопенье...“..................................................... 154. „О мысль! Тебе удел цветка...“............................................................... 155. „О, верь: ты, нежная, дороже славы мне...“........................................... 156. „Есть милая страна, есть угол на земле...“............................................. 157. К. А. Тимашёвой..................................................................................... 158. „Своенравное прозвание...“................................................................... 159. Эпиграмма („Кто непременный мой ругатель?..“)................................. 160. Мадона................................................................................................... 161. „Весна, весна! Как воздух чист!..“.......................................................... 162. На смерть Гёте....................................................................................... 163. А. А. Ф<уксов>ой................................................................................... 164. Запустение............................................................................................. 165. Князю Петру Андреевичу Вяземскому................................................... 166. Последний поэт...................................................................................... 167. Недоносок.............................................................................................. 168. Бокал...................................................................................................... 169. Алкивиад................................................................................................ 170. „Там, где парил орёл двуглавый...“......................................................... 171. Осень...................................................................................................... 172. „Сначала мысль, воплощена...“............................................................. 173. „Увы! Творец непервых сил...“............................................................... 174. „Филида с каждою зимою...“.................................................................. Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 175. Приметы................................................................................................. 176. Обеды..................................................................................................... 177. „Мою звезду я знаю, знаю...“................................................................. 178. „Толпе тревожный день приветен, но страшна...“.................................. 179. „Благословен святое возвестивший!..“.................................................. 180. „Были бури, непогоды...“....................................................................... 181. „Ещё как патриарх, не древен я;

моей...“............................................... 182. „На что вы, дни! Юдольный мир явленья...“.......................................... 183. „Всегда и в пурпуре и в злате...“............................................................. 184. Мудрецу................................................................................................. 185. „Всё мысль да мысль! Художник бедный слова!..“................................. 186. Рифма..................................................................................................... 187. Новинское.............................................................................................. 188. „Предрассудок! он обломок...“............................................................... 189. „Что за звуки? Мимоходом...“................................................................ 190. Ропот...................................................................................................... 191. Ахилл...................................................................................................... 192. Скульптор............................................................................................... 193. „Здравствуй, отрок сладкогласный!..“.................................................... 194. С книгою „Сумерки“ С. Н. К<арамзиной>............................................ 195. „Когда твой голос, о поэт...“................................................................... 196. Пироскаф............................................................................................... 197. Дядьке итальянцу................................................................................... СТИХОТВОРЕНИЯ, НЕ ПЕЧАТАВШИЕСЯ ПРИ ЖИЗНИ БОРАТЫНСКОГО 198. Хор, петый в день именин дяденьки Б<огдана> Андр<еевича Боратынского> его маленькими племянницами Панчулидзевыми........ 199. Моя жизнь.............................................................................................. 200. „Полуразрушенный, я сам себе не нужен...“.......................................... 201. „Мы будем пить вино по гроб...“............................................................ 202. „Здесь погребён армейский капитан...“................................................. 203. „В пустых расчётах, в грубом сне...“...................................................... 204. „Так, он ленивец, он негодник...“........................................................... 205. Я унтер, други! точно так...“................................................................. 206. В альбом („Когда б вы менее прекрасной...“)........................................ 207. „Младые грации сплели себе венок...“................................................... 208. „Когда придётся как нибудь...“.............................................................. 209. „Отчизны враг, слуга царя...“................................................................. 210. „Войной журнальною бесчестит без причины...“................................... 211. „Я был любим, твердила ты...“............................................................... 212. „Простите, спорю невпопад...“............................................................... 213. „В своих листах душонкой ты кривишь...“.............................................. Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 214. Ода......................................................................................................... 215. „Откуда взял Василий непотешный...“................................................... 216. „Хотите ль знать все таинства любви...“................................................ 217. С. Л. Энгельгардт................................................................................... 218. „Мой старый пёс! Ты псом окончил век!..“............................................. 219. „Убог умом, но не убог задором...“......................................................... 220. „Грузинский князь, газетчик русский...“................................................. 221. „Прости, мой милый! Так создать...“...................................................... 222. „Не растравляй моей души...“................................................................ 223. Н. Е. Б.................................................................................................... 224. „Вот верный список впечатлений...“...................................................... 225. На *** („В руках у этого педанта...“)..................................................... 226. „На всё свой ход, на всё свои законы...“................................................ 227. Коттерии................................................................................................. 228. „Спасибо злобе хлопотливой...“............................................................. 229. Молитва................................................................................................. 230. На посев леса......................................................................................... 231. „Люблю я вас, богини пенья...“............................................................. 232. Небо Италии, небо Торквата...“............................................................. 233. „Когда, дитя и страсти и сомненья...“..................................................... ПРИЛОЖЕНИЯ I. СТИХОТВОРЕНИЯ, НАПИСАННЫЕ В СОАВТОРСТВЕ С ДРУГИМИ ПОЭТАМИ 234. „Там, где Семёновский полк...“.............................................................. 235. Певцы 15 го класса................................................................................ 236. „Наш приятель, Пушкин Лёв...“............................................................ 237. Быль....................................................................................................... 238. „Князь Шаликов, газетчик наш печальный...“....................................... 239. Журналист Фиглярин и Истина.............................................................. 240. Куплеты на день рождения Зинаиды Волконской................................... II. D U B I A 241. „С неба чистая...“................................................................................... 242. „Приют, от светских посещений...“........................................................ III. СТИХОТВОРЕНИЕ НА ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ 243 (70). „Oh, qu’il te sied ce nom d’Aurore...“............................................... Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Взгляните: свежестью младой И в осень лет она пленяет, И у неё летун седой Ланитных роз не похищает;

Сам побеждённый красотой, Глядит — и путь не продолжает!

1818?

Вчера ненастливая ночь Меня застала у Лилеты.

Остаться ль мне, идти ли прочь, Меж нами долго шли советы.

Но, в чашу светлого вина Налив с улыбкою лукавой, «Послушай,— молвила она,— Вино советник самый здравый».

Я пил;

на что ж решился я Благим внушеньем полной чаши?

Побрёл по слякоти, друзья, И до зари сидел у Паши.

1818 или Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 3. К АЛИНЕ Тебя я некогда любил, И ты любить не запрещала;

Но я дитя в то время был, Ты в утро дней едва вступала.

Тогда любим я был тобой, И в дни невинности беспечной Алине с детской простотой Я клятву дал уж в страсти вечной.

Тебя ль, Алина, вижу вновь?

Твой голос стал ещё приятней;

Сильнее взор волнует кровь;

Улыбка, ласки сердцу внятней;

Блестящих на груди лилей Все прелести соединились, И чувства прежние живей В душе моей возобновились.

Алина! чрез двенадцать лет, Всё тот же сердцем, ныне снова Я повторяю свой обет.

Ужель не скажешь ты полслова?

Прелестный друг! чему ни быть, Обет сей будет свято чтимым.

Ах! я могу ещё любить, Хотя не льщусь уж быть любимым.

{1819} 4. ЛЮБОВЬ И ДРУЖБА (В альбом) Любовь и дружбу различают, Но как же различить хотят?

Их приобресть равно желают, Лишь нам скрывать одну велят.

Пустая мысль! Обман напрасный!

Бывает дружба нежной, страстной Стесняет сердце, движет кровь, И хоть таит свой огнь опасный, Но с девушкой она прекрасной Всегда похожа на любовь.

{1819} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 5. ЭПИГРАММА Дамон! ты начал — продолжай, Кропай экспромты на досуге;

Возьмись за гений свой: пиши, черти, марай;

У пола нежного в бессменной будь услуге;

Наполни вздохами растерзанную грудь;

Ни вкусу не давай, ни разуму потачки — И в награждение любимцем куклы будь Или соперником собачки.

{1819} 6. ПРОЩАНЬЕ Простите, милые досуги Разгульной юности моей, Любви и радости подруги, Простите! Вяну в утро дней!

Не мне стезёю потаённой, В ночь молчаливую, тишком, Младую деву под плащом Вести в альков уединённый.

Бежит изменница любовь!

Светильник дней моих бледнеет, Её дыханье не согреет Мою хладеющую кровь.

Следы печалей, изнуренья Приметит в страждущем она.

Не смейтесь, девы наслажденья, И ваша скроется весна, И вам пленять недолго взоры Младою пышной красотой;

За что ж в болезни роковой Я слышу горькие укоры?

Я прежде бодр и весел был, Зачем печального бежите?

Подруги милые! вздохните:

Он сколько мог любви служил.

{1819} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 7. К КРЕНИЦЫНУ Товарищ радостей младых, Которые для нас безвременно увяли, Я свиделся с тобой! В объятиях твоих Мне дни минувшие, как смутный сон, предстали!

О милый! я с тобой когда то счастлив был!

Где время прежнее, где прежние мечтанья?

И живость детских чувств и сладость упованья?

Всё хладный опыт истребил.

Узнал ли друга ты? Болезни и печали Его состарили во цвете юных лет;

Уж много слабостей, тебе знакомых, нет, Уж многие мечты ему чужими стали!

Рассудок твёрже и верней, Поступки, разговор скромнее;

Он осторожней стал, быть может, стал умнее, Но, верно, счастием теперь стократ бедней.

Не подражай ему! Иди своей тропою!

Живи для радости, для дружбы, для любви!

Цветок нашел — скорей сорви!

Цветы прелестны лишь весною!

Когда рассеянно, с унынием внимать Я буду снам твоим о будущем, о счастье, Когда в мечтах твоих не буду принимать, Как прежде, пылкое, сердечное участье, Не сетуй на меня, о друге пожалей:

Всё можно возвратить — мечтанья невозвратны!

Так! были некогда и мне они приятны, Но быстро скрылись от очей!

Я легковерен был: надежда, наслажденье Меня с улыбкою манили в тёмну даль, Я встретить радость мнил — нашёл одну печаль, И сердцу милое исчезло заблужденье.

Но для чего грустить? Мой друг ещё со мной!

Я не всего лишён судьбой ожесточённой!

О дружба нежная! останься неизменной!

Пусть будет прочее мечтой!

{1819} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 8. ПОРТРЕТ В...

Тебя ль изобразить и ты ль изобразима?

Вчера задумчива, я помню, ты была, Сегодня ветрена, забавна, весела, Понятна сердцу ты, уму непостижима.

Не все ль противности в характере твоём?

В тебе чувствительность с холодностью совместна, Непостоянна ты во всём, И постоянно ты прелестна.

{1819}, 1823— 9. ДЕЛЬВИГУ Так, любезный мой Гораций, Так, хоть рад, хотя не рад, Но теперь я муз и граций Променял на вахтпарад;

Сыну милому Венеры, Рощам Пафоса, Цитеры, Приуныв, прости сказал;

Гордый лавр и мирт весёлый Кивер воина тяжёлый На главе моей измял.

Строю нет в забытой лире, Хладно день за днём идет, И теперь меня в мундире Гений мой не узнаёт!

Мне ли думать о куплетах?

За свирель... а тут беды!

Марс затянутый, в штиблетах Обегает уж ряды, Кличет ратников по свойски...

О судьбы переворот!

Твой поэт летит геройски Вместо Пинда — на развод.

Вам, свободные пииты, Петь, любить;

меня же вряд Иль камены, иль хариты В карауле навестят.

Вольный баловень забавы, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Ты, которому дают Говорливые дубравы Поэтический приют, Для кого в долине злачной, Извиваясь, ключ прозрачный Вдохновительно журчит, Ты, кого зовут к свирели Соловья живые трели, Пой, любимец аонид!

В тихой, сладостной кручине Слушать буду голос твой, Как внимают на чужбине Языку страны родной.

1819, {1826} 10. ОТРЫВКИ ИЗ ПОЭМЫ «ВОСПОМИНАНИЯ» Посланница небес, бессмертных дар счастливый, Подруга тихая печали молчаливой, О память! ты одна беседуешь со мной, Ты возвращаешь мне отъятое судьбой;

Тобою счастия мгновенья легкокрылы, Давно протёкшие, в мечтах мне снова милы.

Ещё в забвении дышу отрадой их;

Люблю, задумавшись, минувших дней моих Воспоминать мечты, надежды, наслажденья, Минуты радости, минуты огорченья.

Не раз, волшебною взлелеянный мечтой, Я в ночь безмолвную беседовал с тобой;

И, в дни счастливые на час перенесённый, Дремал утешенный и с жизнью примирённый.

Так, всем обязан я твоим приветным снам.

Тебя я петь хочу;

дай жизнь моим струнам, Цевнице вторь моей;

твой голос сердцу внятен, И резвой радости, и грусти он приятен.

Ах! кто о прежних днях порой не вспоминал?

Кто жизнь печальную мечтой не украшал?

Смотрите: вот старик седой, изнеможенный, На ветхих костылях, под ношей лет согбенный, Он с жизнью сопряжён страданием одним;

Уже могилы дверь отверста перед ним, Но он живет ещё! Он помнит дни златые!

Он помнит резвости и радости младые!

С товарищем седым, за чашей круговой, Мечтает о былом и вновь цветёт душой;

Светлеет взор его, весельем дух пылает, И руку друга он с восторгом пожимает.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том........................

........................

Наскучив странствием и жизни суетою, Усталый труженик под кровлею родною Вкушает сладостный бездействия покой;

Благодарит богов за мирный угол свой;

Забытый от людей, блажит уединенье, Где от забот мирских нашёл отдохновенье;

Но любит вспоминать он были прежних лет, И море бурное, и столь же бурный свет, Мечтанья юности, восторги сладострастья, Обманы радости и ветреного счастья;

Милее кажется ему родная сень, Покой отраднее, приятней рощи тень, Уединённая роскошнее природа, И тихо шепчет он: «Всего милей свобода!» О дети памяти! О Фебовы сыны!

Певцы бессмертные! Кому одолжены Вы силой творческой небесных вдохновений?

— Отзыву прежних чувств и прежних впечатлений.

Они неопытный развить умели ум, Зажгли, питали в нём, хранили пламень дум.

Образовала вас природа — не искусство:

Так чувство выражать одно лишь может чувство.

Когда вы кистию волшебною своей Порывы бурные, волнение страстей Прелестно, пламенно и верно выражали, Вы отголоску их в самих себе внимали.

Ах, скольких стоит слёз бессмертия венец!

........................

........................

........................

Но всё покоится в безмолвии ночном, И вежды томные сомкнулись тихим сном.

Воспоминания небесный, светлый гений К нам ниспускается на крыльях сновидений.

В пленительных мечтах, одушевлённых им, И к играм и к трудам обычным мы спешим:

Пастух берёт свирель, владелец — багряницу, Художник — кисть свою, поэт — свою цевницу Потомок рыцарей, взлелеянный войной, Сверкающим мечом махает над главой.

........................

........................

Доколе памяти животворящий свет Ещё не озарил туманной бездны лет, Текли в безвестности века и поколенья;

Всё было жертвою безгласного забвенья:

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Дела великие не славились молвой, Под камнем гробовым незнаем тлел герой.

Преданья свет блеснул — и камни глас прияли, Века минувшие из тьмы своей восстали;

Народы поздние урокам внемлют их, Как гласу мудрому наставников седых.

Рассказы дивные! Волшебные картины!

Свободный, гордый Рим! Блестящие Афины!

Великолепный ряд триумфов и честей!

С каким волнением внимал я с юных дней Бессмертным повестям Плутарха, Фукидида!

Я персов поражал с дружиной Леонида;

С отцом Виргинии отмщением пылал, Казалось, грудь мою пронзил его кинжал;

И, подданный царя, защитник верный трона, В восторге трепетал при имени Катона.

........................

........................

Но любопытный ум в одной ли тьме преданий Найдёт источники уроков и познаний?

Нет;

всё вокруг меня гласит о прежних днях.

Блуждая странником в незнаемых краях, Я всюду шествую, минувшим окруженный.

Я вопрошаю прах дряхлеющей вселенной:

И грады, и поля, и сей безмолвный ряд Рукою времени набросанных громад.

Событий прежних лет свидетель молчаливый, Со мной беседует их прах красноречивый.

Здесь отвечают мне оракулы времен:

Смотрите — видите ль, дымится Карфаген!

Полнеба Африки пожарами пылает!

С протяжным грохотом Пальмира упадает!

Как волны дымные бегущих облаков, Мелькают предо мной события веков.

Печать минувшего повсюду мною зрима...

Поля Авзонии! Державный пепел Рима!

Глашатаи чудес и славы прежних лет!

С благословеньем вас приветствует поэт.

Смотрите, как века, незримо пролетая, Твердыни древние и горы подавляя, Бросая гроб на гроб, свергая храм на храм, Остатки гордые являют Рима нам.

Великолепные, бессмертные громады!

Вот здесь висящих рек шумели водопады, Вот здесь входили в Рим когорты плебеян, Обременённые богатством дальних стран;

Чертогов, портиков везде я зрю обломки, Где начертал резец римлян деянья громки.

Не смела времени разрушить их рука, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том И возлегли на них усталые века.

Всё, всё вещает здесь уму, воображенью.

Внимайте времени немому поученью!

Познайте тления незыблемый закон!

Из под развалин сих вещает глухо он:

«Всё гибнет, всё падёт — и грады, и державы..

О колыбель наук, величия и славы!

Отчизна светлая героев и богов!

Святая Греция! Теперь толпы рабов Блуждают на брегах божественной Эллады;

Ко храму ветхому Дианы иль Паллады Шалаш пристроил свой ленивый рыболов!

Ты б не узнал, Солон, страну своих отцов:

Под чуждым скипетром главой она поникла;

Никто не слышит там о подвигах Перикла;

Всё губит, всё мертвит невежества ярем.

Но неужель для нас язык развалин нем?

Нет, нет, лишь понимать умейте их молчанье И новый мир для вас создаст воспоминанье.

........................

........................

Счастлив, счастлив и тот, кому дано судьбою От странствий отдохнуть под кровлею родною, Увидеть милую, священную страну, Где жизни он провёл прекрасную весну, Провёл невинное, безоблачное детство.

О край моих отцов! О мирное наследство!

Всегда присутственны вы в памяти моей:

И в берегах крутых сверкающий ручей, И светлые луга, и тёмные дубравы, И сельских жителей приветливые нравы.

Приятно вспоминать младенческие дни...

........................

........................

Когда, едва вздохнув для жизни неизвестной, Я с тихой радостью взглянул на мир прелестный,— С каким восторгом я природу обнимал!

Как свет прекрасен был! Увы! тогда не знал Я буйственных страстей в беспечности невинной:

Дитя, взлелеянный природою пустынной, Её одну лишь зрел, внимал одной лишь ей;

Сиянье солнечных, торжественных лучей Веселье тихое мне в сердце проливало;

Оно с природою в ненастье унывало;

Не знал я радостей, не знал я мук других, За мигом не умел другой предвидеть миг;

Я слишком счастлив был спокойствием незнанья;

Блаженства чуждые и чуждые страданья, Часы невидимо мелькали надо мной...

О, суждено ли мне увидеть край родной, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Друзей оставленных, друзей всегда любимых, И сердцем отдохнуть в тени дерев родимых?..

Там счастье я найду в отрадной тишине.

Не нужны почести, не нужно злато мне;

Отдайте прадедов мне скромную обитель.

Забытый от людей, дубрав безвестных житель, Не позавидую надменным богачам;

Нет, нет, за тщетный блеск я счастья не отдам;

Не стану жертвовать фортуне своевольной.

Спокойный совестью, судьбой своей довольный, И песни нежные, и мирный фимиам Я буду посвящать отеческим богам.

Так, перешедши жизнь незнаемой тропою, Свой подвиг совершив, усталою главою Склонюсь я наконец ко смертному одру;

Для дружбы, для любви, для памяти умру;

И всё умрет со мной! Но вы, любимцы Феба Вы, вместе с жизнию принявшие от неба И дум возвышенных и сладких песней дар!

Враждующей судьбы не страшен вам удар:

Свой век опередив, заране слышит гений Рукоплескания грядущих поколений.

........................

........................

Тебе на память в книге сей Стихи пишу я с думой смутной.

Увы! в обители твоей Я, может статься, гость минутный!

С изнемогающей душой, На неизвестную разлуку Не раз трепещущей рукой Друзьям своим сжимал я руку.

Ты помнишь милую страну, Где жизнь и радость мы узнали, Где зрели первую весну, Где первой страстию пылали?

Покинул я предел родной!

Так и с тобою, друг мой милый, Здесь проведу я день другой, И — как узнать? — в стране чужой Окончу я мой век унылый;

А ты прибудешь в дом отцов, А ты узришь поля родные Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том И прошлых счастливых годов Вспомянешь были золотые.

Но где товарищ, где поэт, Тобой с младенчества любимый?

Он совершил судьбы завет, Судьбы, враждебной с юных лет И до конца непримиримой!

Когда ж стихи мои найдёшь, Где складу нет, но чувство живо, Глаза потупишь молчаливо...

И тихо лист перевернёшь.

1819, {1826} Итак, мой милый, не шутя, Сказав прости домашней неге, Ты, ус мечтательный крутя, На шибко скачущей телеге От нас, увы! далеко прочь, О нас, увы! не сожалея, Летишь курьером день и ночь Туда, туда, к шатрам Арея!

Итак, в мундире щегольском Ты скоро станешь в ратном строе Меж удальцами удальцом!

О милый мой! Согласен в том:

Завидно счастие такое!

Не приобщуся невпопад Я к мудрецам, чрез меру важным.

Иди! Воинственный наряд Приличен юношам отважным.

Люблю я бранные шатры, Люблю беспечность полковую, Люблю красивые смотры, Люблю тревогу боевую, Люблю я храбрых, воин мой, Люблю их видеть, в битве шумной Летящих в пламень роковой Толпой весёлой и безумной!

Священный долг за ними вслед Тебя зовёт, любовник брани;

Ступай, служи богине бед, И к ней трепещущие длани С мольбой подымет твой поэт.

1819, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Он близок, близок, день свиданья, Тебя, мой друг, увижу я!

Скажи: восторгом ожиданья Что ж не трепещет грудь моя?

Не мне роптать, но дни печали, Быть может, поздно миновали:

С тоской на радость я гляжу, Не для меня её сиянье, И я напрасно упованье В больной душе моей бужу.

Судьбы ласкающей улыбкой Я наслаждаюсь не вполне:

Всё мнится, счастлив я ошибкой И не к лицу веселье мне.

1819, {1826} Поэт Писцов в стихах тяжеловат, Но я люблю незлобного собрата:

Ей ей! не он пред светом виноват, А перед ним природа виновата.

1819, {1826} Незнаю? Милая Незнаю!

Краса пленительна твоя:

Незнаю я предпочитаю Всем тем, которых знаю я.

{1820} Расстались мы;

на миг очарованьем, На краткий миг была мне жизнь моя, Словам любви внимать не буду я, Не буду я дышать любви дыханьем!

Я всё имел, лишился вдруг всего;

Лишь начал сон... исчезло сновиденье!

Одно теперь унылое смущенье Осталось мне от счастья моего.

{1820}, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 17. К<РЫЛО>ВУ Любви весёлый проповедник, Всегда любезный говорун, Глубокомысленный шалун, Назона правнук и наследник!

Дана на время юность нам;

До рокового новоселья Пожить не худо для веселья.

Товарищ милый, по рукам!

Наука счастья нам знакома, Часы летят! Скорей зови Богиню милую любви!

Скорее ветреного Мома!

Альков уютный приготовь!

Наполни чаши золотые!

Изменят скоро дни младые, Изменит скоро нам любовь!

Летящий миг лови украдкой — И Гея, Вакх ещё с тобой!

Ещё полна, друг милый мой, Пред нами чаша жизни сладкой;

Но смерть, быть может, сей же час Её с насмешкой опрокинет — И мигом в сердце кровь остынет, И дом подземный скроет нас!

1—15 января Где ты, беспечный друг? Где ты, о Дельвиг мой, Товарищ радостей минувших, Товарищ ясных дней, недавно надо мной Мечтой весёлою мелькнувших?

Ужель душе твоей так скоро чуждым стал Друг отлучённый, друг далёкий, На финских берегах между пустынных скал Бродящий с грустью одинокой?

Где ты, о Дельвиг мой! Ужель минувших дней Лишь мне чувствительна утрата, Ужель не ищешь ты в кругу своих друзей Судьбой отторженного брата?

Ты помнишь ли те дни, когда рука с рукой, Пылая жаждой сладострастья, Мы жизни вверились и общею тропой Помчались за мечтою счастья?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том «Что в славе? Что в молве? На время жизнь дана!» За полной чашей мы твердили И весело в струях блестящего вина Забвенье сладостное пили.

И вот сгустилась ночь — и всё в глубоком сне, Лишь дышит влажная прохлада;

На стогнах тишина! Сияют при луне Дворцы и башни Петрограда.

К знакомцу доброму стучится Купидон — Пусть дремлет труженик усталый!

«Проснися, юноша, отвергни,— шепчет он,— Покой бесчувственный и вялый.

Взгляни! Ты видишь ли: покинув ложе сна, Перед окном, полуодета, Томленья страстного в душе своей полна, Счастливца ждёт моя Лилета?» Толпа безумная! Напрасно ропщешь ты!

Блажен, кто лёгкою рукою Весной умел срывать весенние цветы И в мире жил с самим собою;

Кто без уныния глубоко жизнь постиг И, равнодушием богатый, За царство не отдаст покоя сладкий миг И наслажденья миг крылатый!

Давно румяный Феб прогнал ночную тень, Давно проснулися заботы, А баловня забав ещё покоит лень На ложе неги и дремоты.

И Лила спит ещё;

любовию горят Младые свежие ланиты, И, мнится, поцелуй сквозь тонкий сон манят Её уста полуоткрыты.

И где ж брега Невы? Где чаш весёлый стук?

Забыт друзьями друг заочный, Исчезли радости, как в вихре слабый звук, Как блеск зарницы полуночной!

И я, певец утех, пою утрату их, И вкруг меня скалы суровы, И воды чуждые шумят у ног моих, И на ногах моих оковы.

10—15 января 1820, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 19. К КЮХЕЛЬБЕКЕРУ Прости, поэт! Судьбина вновь Мне посох странника вручила, Но к музам чистая любовь Уж нас навек соединила!

Прости! Бог весть когда опять, Желанный друг в гостях у друга, Я счастье буду воспевать И негу праздного досуга!

О милый мой! Всё в дар тебе — И грусть, и сладость упованья!

Молись невидимой судьбе:

Она приближит час свиданья.

И я, с пустынных финских гор, В отчизне бранного Одена, К ней возведу молящий взор, Упав смиренно на колена.

Строга ль богиня будет к нам, Пошлёт ли весть соединенья?

Пускай пред ней сольются там Друзей согласные моленья!

18 января 20. ПОДРАЖАНИЕ ЛАФАРУ Свободу дав тоске моей, Уединённый, я недавно О наслажденьях прежних дней Жалел и плакал своенравно.

«Всё обмануло,— думал я,— Чем сердце пламенное жило, Что восхищало, что томило, Что было цветом бытия!

Наставлен истиной угрюмой, Отныне с праздною душой Живых восторгов лёгкий рой Я заменю холодной думой И сердца мёртвой тишиной!» Тогда с улыбкою коварной Предстал внезапно Купидон.

«О чём вздыхаешь,— молвил он,— О чём грустишь, неблагодарный?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Забудь печальные мечты:

Я вечно юн и я с тобою!

Воскреснуть сердцем можешь ты;

Не веришь мне? Взгляни на Хлою!» 15 марта 21. ВЕСНА (Элегия) Мечты волшебные, вы скрылись от очей!

Сбылися времени угрозы!

Хладеет в сердце жизнь, и юности моей Поблекли утренние розы!

Благоуханный май воскреснул на лугах, И пробудилась Филомела, И Флора милая на радужных крылах К нам обновленная слетела.

Вотще! Не для меня долины и леса Одушевились красотою И светлой радостью сияют небеса!

Я вяну,— вянет всё со мною!

О, где вы, призраки невозвратимых лет, Богатство жизни — вера в счастье?

Где ты, младого дня пленительный рассвет?

Где ты, живое сладострастье?

В дыхании весны всё жизнь младую пьёт И негу тайного желанья!

Всё дышит радостью и, мнится, с кем то ждёт Обетованного свиданья!

Лишь я как будто чужд природе и весне:

Часы крылатые мелькают;

Но радости принесть они не могут мне И, мнится, мимо пролетают.

1—20 марта Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 22. ФИНЛЯНДИЯ В свои расселины вы приняли певца, Граниты финские, граниты вековые, Земли ледяного венца Богатыри сторожевые.

Он с лирой между вас. Поклон его, поклон Громадам, миру современным;

Подобно им, да будет он Во все годины неизменным!

Как всё вокруг меня пленяет чудно взор!

Там необъятными водами Слилося море с небесами;

Тут с каменной горы к нему дремучий бор Сошёл тяжёлыми стопами, Сошёл — и смотрится в зерцале гладких вод!

Уж поздно, день погас, но ясен неба свод;

На скалы финские без мрака ночь нисходит, И только что себе в убор Алмазных звезд ненужный хор На небосклон она выводит!

Так вот отечество Одиновых детей, Грозы народов отдалённых!

Так это колыбель их беспокойных дней, Разбоям громким посвящённых!

Умолк призывный щит, не слышен скальда глас, Воспламенённый дуб угас, Развеял буйный ветр торжественные клики;

Сыны не ведают о подвигах отцов;

И в дольном прахе их богов Лежат низверженные лики!

И всё вокруг меня в глубокой тишине!

О вы, носившие от брега к брегу бои, Куда вы скрылися, полночные герои?

Ваш след исчез в родной стране.

Вы ль, на скалы её вперив скорбящи очи, Плывёте в облаках туманною толпой?

Вы ль? Дайте мне ответ, услышьте голос мой, Зовущий к вам среди молчанья ночи.

Сыны могучие сих грозных вечных скал!

Как отделились вы от каменной отчизны?

Зачем печальны вы? Зачем я прочитал На лицах сумрачных улыбку укоризны?

И вы сокрылися в обители теней!

И ваши имена не пощадило время!

Что ж наши подвиги, что ж слава наших дней, Что наше ветреное племя?

О, всё своей чредой исчезнет в бездне лет!

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Для всех один закон — закон уничтоженья, Во всём мне слышится таинственный привет Обетованного забвенья!

Но я, в безвестности, для жизни жизнь любя, Я, беззаботливый душою, Вострепещу ль перед судьбою?

Не вечный для времён, я вечен для себя:

Не одному ль воображенью Гроза их что то говорит?

Мгновенье мне принадлежит, Как я принадлежу мгновенью!

Что нужды для былых иль будущих племён?

Я не для них бренчу незвонкими струнами;

Я, невнимаемый, довольно награждён За звуки звуками, а за мечты мечтами.

Март—первая половина апреля 1820 {1826} 23. ФИНСКИМ КРАСАВИЦАМ (Мадригал) Так, ваш язык ещё мне нов, Но взоры милых сердцу внятны И звуки незнакомых слов Давно душе моей понятны.

Я не умел ещё любить — Опасны сердцу ваши взгляды!

И сын Фрегеи, может быть, Сильнее будет сына Лады!

Март — первая половина апреля Поверь, мой милый друг, страданье нужно нам;

Не испытав его, нельзя понять и счастья:

Живой источник сладострастья Дарован в нём его сынам.

Одни ли радости отрадны и прелестны?

Одно ль веселье веселит?

Бездейственность души счастливцев тяготит;

Им силы жизни неизвестны.

Не нам завидовать ленивым чувствам их:

Что в дружбе ветреной, в любви однообразной И в ощущениях слепых Души рассеянной и праздной?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Счастливцы мнимые, способны ль вы понять Участья нежного сердечную услугу?

Способны ль чувствовать, как сладко поверять Печаль души своей внимательному другу?

Способны ль чувствовать, как дорог верный друг?

Но кто постигнут роком гневным, Чью душу тяготит мучительный недуг, Тот дорожит врачом душевным.

Что, что даёт любовь весёлым шалунам?

Забаву лёгкую, минутное забвенье;

В ней благо лучшее дано богами нам И нужд живейших утоленье!

Как будет сладко, милый мой, Поверить нежности чувствительной подруги — Скажу ль? — все раны, все недуги, Всё расслабление души твоей больной, Забыв и свет, и рок суровый, Желанья смутные в одно желанье слить И на устах её, в её дыханье пить Целебный воздух жизни новой!

Хвала всевидящим богам!

Пусть мнимым счастием для света мы убоги, Счастливцы нас бедней, и праведные боги Им дали чувственность, а чувство дали нам.

Когда неопытен я был, У красоты самолюбивой, Мечтатель слишком прихотливый, Я за любовь любви молил;

Я трепетал в тоске желанья У ног волшебниц молодых, Но тщетно взор во взорах их Искал ответа и узнанья!

Огонь утих в моей крови;

Покинув службу Купидона, Я променял сады любви На верх бесплодный Геликона.

Но светлый мир уныл и пуст, Когда душе ничто не мило:

Руки пожатье заменило Мне поцелуй прекрасных уст.

1820 или Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 26. ЛАГЕРЬ Рассеивает грусть пиров весёлый шум.

Вчера, за чашей круговою, Средь братьев полковых, в ней утопив мой ум, Хотел воскреснуть я душою.

Туман полуночный на холмы возлегал;

Шатры над озером дремали, Лишь мы не знали сна — и пенистый бокал С весельем буйным осушали.

Но что же? Вне себя я тщетно жить хотел:

Вино и Вакха мы хвалили, Но я безрадостно с друзьями радость пел — Восторги их мне чужды были.

Того не приобресть, что сердцем не дано.

Рок злобный к нам ревниво злобен:

Одну печаль свою, уныние одно Унылый чувствовать способен!

{1821} Я возвращуся к вам, поля моих отцов, Дубравы мирные, священный сердцу кров!

Я возвращуся к вам, домашние иконы!

Пускай другие чтут приличия законы;

Пускай другие чтут ревнивый суд невежд;

Свободный наконец от суетных надежд, От беспокойных снов, от ветреных желаний, Испив безвременно всю чашу испытаний, Не призрак счастия, но счастье нужно мне.

Усталый труженик, спешу к родной стране Заснуть желанным сном под кровлею родимой.

О дом отеческий! О край, всегда любимый!

Родные небеса! Незвучный голос мой В стихах задумчивых вас пел в стране чужой, Вы мне повеете спокойствием и счастьем.

Как в пристани пловец, испытанный ненастьем, С улыбкой слушает, над бездною воссев, И бури грозный свист, и волн мятежный рев, Так, небо не моля о почестях и злате, Спокойный домосед, в моей безвестной хате, Укрывшись от толпы взыскательных судей, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том В кругу друзей своих, в кругу семьи своей, Я буду издали глядеть на бури света.

Нет, нет, не отменю священного обета!

Пускай летит к шатрам бестрепетный герой;

Пускай кровавых битв любовник молодой С волненьем учится, губя часы златые, Науке размерять окопы боевые — Я с детства полюбил сладчайшие труды.

Прилежный, мирный плуг, взрывающий бразды, Почтеннее меча;

полезный в скромной доле, Хочу возделывать отеческое поле.

Оратай, ветхих дней достигший над сохой, В заботах сладостных наставник будет мой;

Мне дряхлого отца сыны трудолюбивы Помогут утучнять наследственные нивы.

А ты, мой старый друг, мой верный доброхот, Усердный пестун мой, ты, первый огород На отческих полях разведший в дни былые!

Ты поведёшь меня в сады свои густые, Деревьев и цветов расскажешь имена;

Я сам, когда с небес роскошная весна Повеет негою воскреснувшей природе, С тяжёлым заступом явлюся в огороде, Приду с тобой садить коренья и цветы.

О подвиг благостный! Не тщетен будешь ты:

Богиня пажитей признательней Фортуны!

Для них безвестный век, для них свирель и струны;

Они доступны всем и мне за лёгкий труд Плодами сочными обильно воздадут.

От гряд и заступа спешу к полям и плугу;

А там, где ручеёк по бархатному лугу Катит задумчиво пустынные струи, В весенний ясный день я сам, друзья мои, У брега насажу лесок уединённый, И липу свежую, и тополь осребрённый;

В тени их отдохнёт мой правнук молодой;

Там дружба некогда сокроет пепел мой И вместо мрамора положит на гробницу И мирный заступ мой, и мирную цевницу.

{1821} В своих стихах он скукой дышит, Жужжаньем их наводит сон.

Не говорю: зачем он пишет, Но для чего читает он?

{1821} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Напрасно мы, Дельвиг, мечтаем найти В сей жизни блаженство прямое:

Небесные боги не делятся им С земными детьми Прометея.

Похищенной искрой созданье своё Дерзнул оживить безрассудный;

Бессмертных он презрел — и страшная казнь Постигнула чад святотатства.

Наш тягостный жребий: положенный срок Питаться болезненной жизнью, Любить и лелеять недуг бытия И смерти отрадной страшиться.

Нужды непреклонной слепые рабы, Рабы самовластного рока!

Земным ощущеньям насильственно нас Случайная жизнь покоряет.

Но в искре небесной прияли мы жизнь, Нам памятно небо родное, В желании счастья мы вечно к нему Стремимся неясным желаньем!..

Вотще! Мы надолго отвержены им!

Сияет красою над нами, На бренную землю беспечно оно Торжественный свод опирает...

Но нам недоступно! Как алчный Тантал Сгорает средь влаги прохладной, Так, сердцем постигнув блаженнейший мир, Томимся мы жаждою счастья.

{1821} 30. ЭЛЕГИЯ Нет, не бывать тому, что было прежде!

Что в счастье мне? Мертва душа моя!

«Надейся, друг!» — сказали мне друзья.

Не поздно ли вверяться мне надежде, Когда желать почти не в силах я?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Я бременюсь нескромным их участьем, И с каждым днем я верой к ним бедней.

Что в пустоте несвязных их речей?

Давным давно простился я со счастьем, Желательным слепой душе моей!

Лишь вслед ему с унылым сладострастьем Гляжу я в даль моих минувших дней.

Так нежный друг, в бесчувственном забвенье, Ещё глядит на зыби синих волн, На влажный путь, где в тёмном отдаленье Давно исчез отбывший дружний челн.

{1821} 31. РАЗУВЕРЕНИЕ Не искушай меня без нужды Возвратом нежности твоей:

Разочарованному чужды Все обольщенья прежних дней!

Уж я не верю увереньям, Уж я не верую в любовь И не могу предаться вновь Раз изменившим сновиденьям!

Слепой тоски моей не множь, Не заводи о прежнем слова И, друг заботливый, больного В его дремоте не тревожь!

Я сплю, мне сладко усыпленье;

Забудь бывалые мечты:

В душе моей одно волненье, А не любовь пробудишь ты.

{1821} 32. БОЛЬНОЙ Други! радость изменила, Предо мною мрачен путь, И болезнь мне положила Руку хладную на грудь.

Други! станьте вкруг постели.

Где утех златые дни?

Быстро, быстро пролетели Тенью лёгкою они.

Всё прошло;

ваш друг печальный Вянет в жизни молодой, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том С новым утром погребальный, Может быть, раздастся вой,— И раздвинется могила, И заснёт, недвижный, он, И твоё лобзанье, Лила, Не прервёт холодный сон.

Что нужды! До новоселья Поживём и пошалим, В память прежнего веселья Шумный кубок осушим.

Нам судьба велит разлуку...

Как же быть, друзья? — Вздохнуть, На распутье сжать мне руку И сказать: счастливый путь!

{1821} Твой детский вызов мне приятен, Но не желай моих стихов:

Не многим избранным понятен Язык поэтов и богов.

Когда под звонкие напевы, Под звук свирели плясовой, Среди полей, рука с рукой, Кружатся юноши и девы, Вмешавшись в резвый хоровод, Хариты, ветреный Эрот, Дриады, фавны пляшут с ними И гонят прочь толпу забот Воскликновеньями своими.

Поодаль музы между тем, Таяся в сумраке дубравы, Глядят, не зримые никем, На их невинные забавы, Но их собор в то время нем.

Певцу ли ветрено бесславить Плоды возвышенных трудов И легкомыслие забавить Игрою гордою стихов?

И той нередко, чьё воззренье Дарует лире вдохновенье, Не поверяет он его:

Поёт один, подобный в этом Пчеле, которая со цветом Не делит мёда своего.

{1821}, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 34. ПЕСНЯ Страшно воет, завывает Ветр осенний;

По поднебесью далече Тучи гонит.

На часах стоит печален Юный ратник;

Он уносится за ними Грустной думой.

«О, куда, куда вас, тучи, Ветер гонит?

О, куда ведёт судьбина Горемыку?

Тошно жить мне: мать родную Я покинул!

Тошно жить мне: с милой сердцу Я расстался!» «Не грусти! — душа девица Мне сказала.— За тебя молиться будет Друг твой верный».

«Что в молитвах? я в чужбине Дни скончаю.

Возвращусь ли? взор твой друга Не признает.

Не видать в лицо мне счастья;

Жить на что мне?

Дай приют, земля сырая, Расступися!» Он поёт, никто не слышит Слов печальных...

Их разносит, заглушает Ветер бурный.

{1821} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Приятель строгий, ты не прав, Несправедливы толки злые;

Друзья веселья и забав, Мы не повесы записные!

По своеволию страстей Себе мы правил не слагали, Но пылкой жизнью юных дней, Пока дышалося, дышали;

Любили шумные пиры;

Гостей весёлых той поры, Забавы, шалости любили И за роскошные дары Младую жизнь благодарили.

Во имя лучших из богов, Во имя Вакха и Киприды, Мы пели счастье шалунов, Сердечно презря крикунов И их ревнивые обиды.

Мы пели счастье дней младых, Меж тем летела наша младость;

Порой задумывалась радость В кругу поклонников своих;

В душе больной от пищи многой, В душе усталой пламень гас, И за стаканом в добрый час Застал нас как то опыт строгой.

Наперсниц наших, страстных дев Мы поцелуи позабыли И, пред суровым оробев, Утехи крылья опустили.

С тех пор, любезный, не поём Мы безрассудные забавы, Смиренно дни свои ведём И ждём от света доброй славы.

Теперь вопрос я отдаю Тебе на суд. Подумай, мы ли Переменили жизнь свою Иль годы нас переменили?

{1821} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Живи смелей, товарищ мой, Разнообразь досуг шутливый!

Люби, мечтай, пируй и пой, Пренебреги молвы болтливой И порицаньем и хвалой!

О, как безумна жажда славы!

Равно исчезнут в бездне лет И годы шумные побед И миг незнаемый забавы!

Всех смертных ждёт судьба одна, Всех чередом поглотит Лета:

И философа болтуна, И длинноусого корнета, И в молдаванке шалуна, И в рубище анахорета.

Познай же цену срочных дней, Лови пролётное мгновенье!

Исчезнет жизни сновиденье:

Кто был счастливей, кто умней.

Будь дружен с музою моею, Оставим мудрость мудрецам,— На что чиниться с жизнью нам, Когда шутить мы можем с нею?

{1821} Один, и пасмурный душою, Я пред окном сидел;

Свистела буря надо мною, И глухо дождь шумел.

Уж поздно было, ночь спустилась, Но сон бежал очей.

О днях минувших пробудилась Тоска в душе моей.

«Увижу ль вас, поля родные, Увижу ль вас, друзья?

Губя печалью дни младые, Приметно вяну я!

Дни пролетают, годы тоже;

Меж тем беднеет свет!

Давно ль покинул вас — и что же?

Двоих уж в мире нет!

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том И мне назначена могила!

Умру в чужой стране, Умру, и ветреная Лила Не вспомнит обо мне!» Душа стеснилася тоскою;

Я грустно онемел, Склонился на руку главою, В окно не зря глядел.

Очнулся я;

румян и светел, Уж новый день сиял, И громкой песнью ранний петел Мне утро возвещал.

Январь — февраль 38. В АЛЬБОМ Вы слишком многими любимы, Чтобы возможно было вам Знать, помнить всех по именам;

Сии листки необходимы;

Они не нужны были встарь:

Тогда не знали дружбы модной, Тогда, Бог весть! иной дикарь Сердечный адрес календарь Почёл бы выдумкой негодной.

Что толковать о старине!

Стихи готовы. Может статься, Они для справки обо мне Вам очень скоро пригодятся.

Январь — февраль Приманкой ласковых речей Вам не лишить меня рассудка!

Конечно, многих вы милей, Но вас любить — плохая шутка!

Вам не нужна любовь моя, Не слишком заняты вы мною, Не нежность — прихоть вашу я Признаньем страстным успокою.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Вам дорог я, твердите вы, Но лишний пленник вам дороже.

Вам очень мил я, но, увы!

Вам и другие милы тоже.

С толпой соперников моих Я состязаться не дерзаю И превосходной силе их Без битвы поле уступаю.

Январь — февраль Шуми, шуми с крутой вершины, Не умолкай, поток седой!

Соединяй протяжный вой С протяжным отзывом долины!

Я слышу: свищет аквилон, Качает елию скрипучей, И с непогодою ревучей Твой рёв мятежный соглашён.

Зачем с безумным ожиданьем К тебе прислушиваюсь я?

Зачем трепещет грудь моя Каким то вещим трепетаньем?

Как очарованный стою Над дымной бездною твоею И, мнится, сердцем разумею Речь безглагольную твою.

Шуми, шуми с крутой вершины, Не умолкай, поток седой!

Соединяй протяжный вой С протяжным отзывом долины!

Апрель – начало мая Прощай, отчизна непогоды, Печальная страна, Где, дочь любимая природы, Безжизненна весна;

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Где солнце нехотя сияет, Где сосен вечный шум, И моря рёв, и всё питает Безумье мрачных дум;

Где, отлучённый от отчизны Враждебною судьбой, Изнемогал без укоризны Изгнанник молодой;

Где, позабыт молвой гремучей, Но всё душой пиит, Своею музою летучей Он не был позабыт!

Теперь для сладкого свиданья Спешу к стране родной;

В воображенье край изгнанья Последует за мной:

И камней мшистые громады, И вид полей нагих, И вековые водопады, И шум угрюмый их!

Я вспомню с тайным сладострастьем Пустынную страну, Где я в размолвке с тихим счастьем Провёл мою весну, Но где порою, житель неба, Наперекор судьбе, Не изменил питомец Феба Ни музам, ни себе.

Между I и 15 мая Пора покинуть, милый друг, Знамёна ветреной Киприды И неизбежные обиды Предупредить, пока досуг.

Чьих ожидать увещеваний!

Мы лишены старинных прав На своеволие забав, На своеволие желаний.

Уж отлетает век младой, Уж сердце опытнее стало:

Теперь ни в чём, любезный мой, Нам исступленье не пристало!

Оставим юным шалунам Слепую жажду сладострастья;

Не упоения, а счастья Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Искать для сердца должно нам.

Пресытясь буйным наслажденьем, Пресытясь ласками цирцей, Шепчу я часто с умиленьем В тоске задумчивой моей:

Нельзя ль найти любви надежной?

Нельзя ль найти подруги нежной, С кем мог бы в счастливой глуши Предаться неге безмятежной И чистым радостям души;

В чьё неизменное участье Беспечно веровал бы я, Случится ль вёдро иль ненастье На перепутье бытия?

Где ж обречённая судьбою?

На чьей груди я успокою Свою усталую главу?

Или с волненьем и тоскою Её напрасно я зову?

Или в печали одинокой Я проведу остаток дней И тихий свет её очей Не озарит их тьмы глубокой, Не озарит души моей!..

Май? 43. ЦВЕТОК С восходом солнечным Людмила, Сорвав себе цветок, Куда то шла и говорила:

«Кому отдам цветок?

Что торопиться? Мне ль наскучит Лелеять свой цветок?

Нет! недостойный не получит Душистый мой цветок».

И говорил ей каждый встречный:

«Прекрасен твой цветок!

Мой милый друг, мой друг сердечный, Отдай мне твой цветок».

Она в ответ: «Сама я знаю, Прекрасен мой цветок, Но не тебе, и это знаю, Другому мой цветок».

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Красою яркой день сияет,— У девушки цветок;

Вот полдень, вечер наступает,— У девушки цветок!

Идёт. Услада повстречала, Он прелестью цветок.

«Ты мил! — она ему сказала.— Возьми же мой цветок!» Он что же деве? Он спесиво:

«На что мне твой цветок?

Ты даришь мне его — не диво:

Увянул твой цветок».

Июнь — июль? Ты был ли, гордый Рим, земли самовластитель, Ты был ли, о свободный Рим?

К немым развалинам твоим Подходит с грустию их чуждый навеститель.

За что утратил ты величье прежних дней?

За что, державный Рим, тебя забыли боги?

Град пышный, где твои чертоги?

Где сильные твои, о родина мужей?

Тебе ли изменил победы мощный гений?

Ты ль на распутии времён Стоишь в позорище племён, Как пышный саркофаг погибших поколений?

Кому ещё грозишь с твоих семи холмов?

Судьбы ли всех держав ты грозный возвеститель?

Или, как призрак обвинитель, Печальный предстоишь очам твоих сынов?

Июль — первая половина августа Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Чтоб очаровывать сердца, Чтоб возбуждать рукоплесканья, Я слышал, будто для певца Всего нужнее дарованья.

Путей к Парнасу много есть:

Зевоту можно произвесть Поэмой длинной, громкой одой, И ввек того не приобресть, Чего нам не дано природой.

Когда старик Анакреон, Сын верный неги и прохлады, Весёлый пел амфоров звон И сердцу памятные взгляды, Вслед за толпой младых забав, Богини песней, миновав Певцов усерднейших Эллады, Ему внимать исподтишка С вершины Пинда поспешали И балагура старика Венком бессмертья увенчали.

Так своенравно Аполлон Нам раздает свои награды;

Другому богу Геликон Отдать хотелось бы с досады!

Напрасно до поту лица О славе Фофанов хлопочет:

Ему отказан дар певца, Трудится он, а Феб хохочет.

Меж тем, даря веселью дни, Едва ли Батюшков, Парни О прихотливой вспоминали, И что ж? нечаянно они Её в Цитере повстречали.

Пленён ли Хлоей, Дафной ты, Возьми Тибуллову цевницу, Воспой победы красоты, Воспой души своей царицу;

Когда же любишь стук мечей, С высокой музою Омира Пускай поёт вражды царей Твоя воинственная лира.

Равны все музы красотой, Несходство их в одной одежде.

Старайся нравиться любой, Но помолися Фебу прежде.

1821?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Так! отставного шалуна Вы вновь шалить не убеждайте Иль золотые времена Младых затей ему отдайте!

Переменяют годы нас И с нами вместе наши нравы:

От всей души люблю я вас, Но ваши чужды мне забавы.

Уж Вакх, увенчанный плющом, Со мной по улицам не бродит И к вашим нимфам вечерком Меня, шатаясь, не заводит.

Весельчакам я запер дверь, Я пресыщён их буйным счастьем И заменил его теперь Пристойным, тихим сладострастьем.

В пылу начальном дней младых Неодолимы наши страсти:

Проказим мы, но мы у них, Не у себя тогда во власти.

В своей отваге молодой Товарищ ваш блажил довольно;

Не видит он нужды большой Вновь сумасбродить добровольно.

1821?

47. ДЕЛЬВИГУ Дай руку мне, товарищ добрый мой, Путём одним пойдём до двери гроба, И тщетно нам за грозною бедой Беду грозней пошлет судьбины злоба.

Ты помнишь ли, в какой печальный срок Впервые ты узнал мой уголок?

Ты помнишь ли, с какой судьбой суровой Боролся я, почти лишённый сил?

Я погибал — ты дух мой оживил Надеждою возвышенной и новой.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Ты ввёл меня в семейство добрых муз;

Деля досуг меж ими и тобою, Я ль чувствовал её свинцовый груз И перед ней унизился душою?

Ты сам порой глубокую печаль В душе носил, но что? Не мне ли вверить Спешил её? И дружба не всегда ль Хоть несколько могла её умерить?

Забытые фортуною слепой, Мы ей назло друг в друге всё имели И, дружества твердя обет святой, Бестрепетно в глаза судьбе глядели.

О! верь мне в том: чем жребий ни грозит, Упорствуя в старинной неприязни, Душа моя не ведает боязни, Души моей ничто не изменит!

Так, милый друг! позволят ли мне боги Ярмо забот сложить когда нибудь И весело на светлый мир взглянуть, По прежнему ль ко мне пребудут строги — Всегда я твой. Судьёй души моей Ты должен быть и в вёдро и в ненастье, Удвоишь ты моих счастливых дней Неполное без разделенья счастье;

В дни бедствия я знаю, где найти Участие в судьбе своей тяжёлой;

Чего ж робеть на жизненном пути?

Иду вперёд с надеждою весёлой.

Ещё позволь желание одно Мне произнесть: молюся я судьбине, Чтоб для тебя я стал хотя отныне, Чем для меня ты стал уже давно.

1821?

48. ЭЛИЗИЙСКИЕ ПОЛЯ Бежит неверное здоровье, И каждый час готовлюсь я Свершить последнее условье, Закон последний бытия;

Ты не спасёшь меня, Киприда!

Пробьют урочные часы, И низойдёт к брегам Аида Певец веселья и красы.

Простите, ветреные други, С кем беззаботно в жизни сей Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Делил я шумные досуги Разгульной юности моей!

Я не страшуся новоселья;

Где ни жил я, мне всё равно:

Там тоже славить от безделья Я стану дружбу и вино.

Не изменясь в подземном мире, И там на шаловливой лире Превозносить я буду вновь Покойной Дафне и Темире Неприхотливую любовь.

О Дельвиг! слезы мне не нужны;

Верь, в закоцитной стороне Приём радушный будет мне:

Со мною музы были дружны!

Там, в очарованной тени, Где благоденствуют поэты, Прочту Катуллу и Парни Мои небрежные куплеты, И улыбнутся мне они.

Когда из таинственной сени, От тёмных Орковых полей, Здесь навещать своих друзей Порою могут наши тени, Я навещу, о други, вас, Сыны забавы и веселья!

Когда для шумного похмелья Вы соберётесь в праздный час, Приду я с вами Вакха славить;

А к вам молитва об одном:

Прибор покойнику оставить Не позабудьте за столом.

Меж тем за тайными брегами Друзей вина, друзей пиров, Веселых, добрых мертвецов Я подружу заочно с вами.

И вам, чрез день или другой, Закон губительный Зевеса Велит покинуть мир земной;

Мы встретим вас у врат Айдеса Знакомой дружеской толпой;

Наполним радостные чаши, Хвала свиданью возгремит, И огласят приветы наши Весь необъемлемый Аид!

1821?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Любви приметы Я не забыл, Я ей служил В былые леты!

В ней говорит И жар ланит, И вздох случайный...

О! я знаком С сим языком Любови тайной!

В душе твоей Уж нет покоя;

Давным давно я Читаю в ней:

Любви приметы Я не забыл, Я ей служил В былые леты!

{1822} Сей поцелуй, дарованный тобой, Преследует моё воображенье:

И в шуме дня, и в тишине ночной Я чувствую его напечатленье!

Сойдёт ли сон и взор сомкнёт ли мой, Мне снишься ты, мне снится наслажденье;

Обман исчез, нет счастья! и со мной Одна любовь, одно изнеможенье.

{1822} На кровы ближнего селенья Нисходит вечер, день погас.

Покинем рощу, где для нас Часы летели как мгновенья!

Лель, улыбнись, когда из ней Случится девице моей Унесть во взорах пламень томный, Мечту любви в душе своей И в волосах листок нескромный.

{1822} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Зачем, о Делия! сердца младые ты Игрой любви и сладострастья Исполнить силишься мучительной мечты Недосягаемого счастья?

Я видел вкруг тебя поклонников твоих, Полуиссохших в страсти жадной:

Достигнув их любви, любовным клятвам их Внимаешь ты с улыбкой хладной.

Обманывай слепцов и смейся их судьбе;

Теперь душа твоя в покое;

Придётся некогда изведать и тебе Очарованье роковое!

Не опасаяся насмешливых сетей, Быть может, избранный тобою Уже не вверится огню любви твоей, Не тронется её тоскою.

Когда ж пора придёт и розы красоты, Вседневно свежестью беднея, Погибнут, отвечай: к чему прибегнешь ты, К чему, бесчарная Цирцея?

Искусством округлишь ты высохшую грудь, Худые щёки нарумянишь, Дитя крылатое захочешь как нибудь Вновь приманить... но не приманишь!

Взамену снов младых тебе не обрести Покоя, поздних лет отрады;

Куда бы ни пошла, взроятся на пути Самолюбивые досады!

Немирного душой на мирном ложе сна Так убегает усыпленье, И где для каждого доступна тишина, Страдальца ждёт одно волненье.

{1822}, {1826} На звук цевницы голосистой, Толпой забав окружена, Летит прекрасная весна;

Благоухает воздух чистый, Земля воздвиглась ото сна.

Утихли вьюги и метели, Текут потоками снега;

Опять в горах трубят рога, Опять зефиры налетели На обновлённые луга.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Над урной мшистою наяда Проснулась в сумраке ветвей, Стрясает иней с кудрей, И, разломав оковы хлада, Заговорил её ручей.

Восторги дух мой пробудили!

Звучат и блещут небеса;

Певцов пернатых голоса, Пастушьи песни огласили Долины, горы и леса.

Лишь ты, увядшая Климена, Лишь ты, в печаль облечена, Весны не празднуешь одна!

Тобою младости измена Ещё судьбе не прощена!

Унынье в грудь к тебе теснится, Не видишь ты красы лугов.

О, если б щедростью богов Могла ко смертным возвратиться Пора любви с порой цветов!

Март – первая половина апреля 54. СЕСТРЕ И ты покинула семейный мирный круг!

Ни степи, ни леса тебя не задержали;

И ты летишь ко мне на глас моей печали – О милая сестра, о мой вернейший друг!

Я узнаю тебя, мой ангел утешитель, Наперсница души от колыбельных дней;

Не тщетно нежности я веровал твоей, Тогда ещё, тогда достойный их ценитель!..

Приди ж — и радость призови В приют мой, радостью забытый;

Повей отрадою душе моей убитой И сердце мне согрей дыханием любви!

Как чистая роса живит своей прохладой Среди нагих степей,— спасительной усладой Так оживишь мне чувства ты.

Июль Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 55. ЭПИГРАММА Везде бранит поэт Клеон Мою хорошенькую музу;

Всё обернуть умеет он В бесславье нашему союзу.

Морочит добрых он людей, А слыть красоточке моей У них негодницей обидно.

Поэт Клеон смешной злодей;

Ему же после будет стыдно.

1822?

Неизвинительной ошибкой, Скажите, долго ль будет вам Внимать с холодною улыбкой Любви укорам и мольбам?

Одни победы вам известны;

Любовь нечаянно узнав, Каких лишитеся вы прав И меньше ль будете прелестны?

Ко мне, примерно, нежной став, Вы наслажденья лишены ли Дурачить пленников других И гордой быть, как прежде были, К толпе соперников моих?

Ещё же нужно размышленье!

Любви простое упоенье Вас не довольствует вполне;

Но с упоеньем поклоненье Соединить не трудно мне;

И, ваш угодник постоянный, Попеременно я бы мог — Быть с вами запросто в диванной, В гостиной быть у ваших ног.

1822 или Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 57. ПАДЕНИЕ ЛИСТЬЕВ Желтел печально злак полей, Брега взрывал источник мутный, И голосистый соловей Умолкнул в роще бесприютной.

На преждевременный конец Суровым роком обреченный, Прощался так младой певец С дубравой, сердцу драгоценной:

«Судьба исполнилась моя, Прости, убежище драгое!

О прорицанье роковое!

Твой страшный голос помню я:

“Готовься, юноша несчастный!

Во мраке осени ненастной Глубокий мрак тебе грозит;

Уж он сияет из Эрева, Последний лист падёт со древа, Твой час последний прозвучит!“ И вяну я: лучи дневные Вседневно тягче для очей;

Вы улетели, сны златые Минутной юности моей!

Покину всё, что сердцу мило.

Уж мглою небо обложило, Уж поздних ветров слышен свист!

Что медлить? время наступило:

Вались, вались, поблёклый лист!

Судьбе противиться бессильный, Я жажду ночи гробовой.

Вались, вались! мой холм могильный От грустной матери сокрой!

Когда ж вечернею порою К нему пустынною тропою, Вдоль незабвенного ручья, Придёт поплакать надо мною Подруга нежная моя, Твой лёгкий шорох в чуткой сени, На берегах Стигийских вод, Моей обрадованной тени Да возвестит её приход!» Сбылось! Увы! судьбины гнева Покорством бедный не смягчил, Последний лист упал со древа, Последний час его пробил.

Близ рощи той его могила!

С кручиной тяжкою своей К ней часто матерь приходила...

Не приходила дева к ней!

{1823}, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Чувствительны мне дружеские пени, Но искренне забыл я Геликон И признаюсь: неприхотливой лени Мне нравится приманчивый закон;

Охота петь уж не владеет мною:

Она прошла, погасла, как любовь.

Опять любить, играть струнами вновь Желал бы я, но утомлён душою.

Иль жить нельзя отрадою иною?

С бездействием любезен мне союз;

Лелеемый счастливым усыпленьем, Я не хочу притворным исступленьем Обманывать ни юных дев, ни муз.

{1823} 59. ЛЕТА Душ холодных упованье, Неприязненный ручей, Чьё докучное журчанье Усыпляет Элизей!

Так! достоин ты укора:

Для чего в твоих водах Погибает без разбора Память горестей и благ?

Прочь с нещадным утешеньем!

Я минувшее люблю И вовек утех забвеньем Мук забвенья не куплю.

{1823} Дало две доли провидение На выбор мудрости людской:

Или надежду и волнение, Иль безнадёжность и покой.

Верь тот надежде обольщающей, Кто бодр неопытным умом, Лишь по молве разновещающей С судьбой насмешливой знаком.

Надейтесь, юноши кипящие!

Летите, крылья вам даны;

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Для вас и замыслы блестящие, И сердца пламенные сны!

Но вы, судьбину испытавшие, Тщету утех, печали власть, Вы, знанье бытия приявшие Себе на тягостную часть!

Гоните прочь их рой прельстительный:

Так! доживайте жизнь в тиши И берегите хлад спасительный Своей бездейственной души.

Своим бесчувствием блаженные, Как трупы мёртвых из гробов, Волхвы словами пробужденные, Встают со скрежетом зубов,— Так вы, согрев в душе желания, Безумно вдавшись в их обман, Проснётесь только для страдания, Для боли новой прежних ран.

{1823} 61.РАЗМОЛВКА Мне о любви твердила ты шутя И холодно сознаться можешь в этом.

Я исцелён;

нет, нет, я не дитя!

Прости, я сам теперь знаком со светом.

Кого жалеть? Печальней доля чья?

Кто отягчён утратою прямою?

Легко решить: любимым не был я;

Ты, может быть, была любима мною.

{1823}, {1826} Желанье счастия в меня вдохнули боги:

Я требовал его от неба и земли И вслед за призраком, манящим издали, Жизнь перешёл до полдороги;

Но прихотям судьбы я боле не служу:

Счастливый отдыхом, на счастие похожим, Отныне с рубежа на поприще гляжу И скромно кланяюсь прохожим.

{1823} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 63. Н. И. ГНЕДИЧУ Нет! в одиночестве душой изнемогая Средь каменных пустынь противного мне края, Для лучших чувств души ещё я не погиб, Я не забыл тебя, почтенный Аристипп, И дружбу нежную, и русские Афины!

Не Вакховых пиров, не лобызаний Фрины, В нескромной юности нескромно петых мной, Не шумной суеты, прославленной толпой,— Лишенье тяжко мне в краю, где финну нищую Отчизна мёртвая едва дарует пищу.

Нет, нет! мне тягостно отсутствие друзей, Лишенье тягостно беседы мне твоей, То наставительной, то сладостно отрадной:

В ней, сердцем жадный чувств, умом познаний жадный, И сердцу и уму я пищу находил.

Счастливец! дни свои ты музам посвятил И бодро действуешь прекрасные полвека На поле умственных усилий человека;

Искусства нежные и деятельный труд Твой независимый украсили приют.

Податель сердца — труд, искусства — наслажденья Ещё не породив прямого просвещенья, Избыток породил бездейственную лень.

На мир снотворную она нагнала тень, И чадам роскоши, обременённым скукой, Довольство бедности тягчайшей стало мукой;

Искусства низошли на помощь к ним тогда;

Уже отвыкнувших от грубого труда К трудам возвышенным они воспламенили И праздность упражнять роскошно научили;

Быть может, счастием обязаны мы им.

Как беден, кто больной бездействием своим!

Занятья бодрого цены не постигает, За часом час другой глазами провожает, Скучает в городе и бедствует в глуши, Употребления не ведая души, И плачет, сонных дней снося насилу бремя, Что жизни краткое в них слишком длится время.

Они в углу моём не длятся для меня.

Судьбу младенчески за строгость не виня И взяв тебя в пример, поэзию, ученье Призвал я украшать моё уединенье.

Леса угрюмые, громады мшистых гор, Пришельца нового пугающие взор, Свинцовых моря вод безбрежная равнина, Напев томительный протяжных песен финна — Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Не долго, помню я, в печальной стороне Печаль холодную вливали в душу мне.

Я победил её и не убит неволей, Ещё я бытия владею лучшей долей, Я мыслю, чувствую: для духа нет оков;

То вопрошаю я предания веков, Паденья, славы царств читаю в них причины, Наставлен давнею превратностью судьбины, Учусь покорствовать судьбине я моей;

То занят свойствами и нравами людей, В их своевольные вникаю побужденья, Слежу я сердца их сокрытые движенья И разуму отчёт стараюсь в сердце дать!

То вдохновение, Парнаса благодать, Мне душу радует восторгами своими;

На миг обворожён, на миг обманут ими, Дышу свободно я и, лиру взяв свою, И дружбу, и любовь, и негу я пою.

Осмеливаясь петь, я помню преткновенья Самолюбивого искусства песнопенья;

Но всякому своё, и мать племён людских, Усердья полная ко благу чад своих, Природа, каждого даря особой страстью, Нам разные пути прокладывает к счастью:

Кто блеском почестей пленён в душе своей;

Кто создан для войны и любит стук мечей;

Любезны песни мне. Когда то для забавы Я, праздный, посетил Парнасские дубравы И воды светлые Кастальского ручья;

Там к хорам чистых дев прислушивался я, Там, очарованный, влюбился я в искусство Другим передавать в согласных звуках чувство, И, не страшась толпы взыскательных судей, Я умереть хочу с любовию моей.

Так, скуку для себя считая бедством главным, Я духа предаюсь порывам своенравным;

Так, без усилия ведёт меня мой ум От чувства к шалости, к мечтам от важных дум!

Но ни души моей восторги одиноки, Ни любомудрия полезные уроки, Ни песни мирные, ни лёгкие мечты, Воображения случайные цветы, Среди глухих лесов и скал моих унылых Не заменяют мне людей, для сердца милых, И часто, грустию невольною объят, Увидеть бы желал я пышный Петроград, Вести желал бы вновь свой век непринуждённый Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том В кругу детей искусств и неги просвещённой, Апелла, Фидия желал бы навещать, С тобой желал бы я беседовать опять, Муж, дарованьями, душою превосходный, В стихах возвышенный и в сердце благородный!

За то не в первый раз взываю я к богам:

Свободу дайте мне — найду я счастье сам!

{1823} О счастии с младенчества тоскуя, Всё счастьем беден я, Или вовек его не обрету я В пустыне бытия?

Младые сны от сердца отлетели, Не узнаю я свет;

Надежд своих лишён я прежней цели, А новой цели нет.

«Безумен ты и все твои желанья»,— Мне тайный голос рек;

И лучшие мечты моей созданья Отвергнул я навек.

Но для чего души разуверенье Свершилось не вполне?

Зачем же в ней слепое сожаленье Живёт о старине?

Так некогда обдумывал с роптаньем Я тяжкий жребий свой, Вдруг Истину (то было не мечтаньем) Узрел перед собой.

«Светильник мой укажет путь ко счастью! — Вещала.— Захочу — И, страстного, отрадному бесстрастью Тебя я научу.

Пускай со мной ты сердца жар погубишь, Пускай, узнав людей, Ты, может быть, испуганный, разлюбишь И ближних и друзей.

Я бытия все прелести разрушу, Но ум наставлю твой;

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Я оболью суровым хладом душу, Но дам душе покой».

Я трепетал, словам её внимая, И горестно в ответ Промолвил ей: «О гостья неземная!

Печален твой привет.

Светильник твой — светильник погребальный Последних благ моих!

Твой мир, увы! могилы мир печальный И страшен для живых.

Нет, я не твой! В твоей науке строгой Я счастья не найду;

Покинь меня: кой как моей дорогой Один я побреду.

Прости! иль нет: когда моё светило Во звездной вышине Начнёт бледнеть и всё, что сердцу мило, Забыть придётся мне, Явись тогда! Раскрой тогда мне очи, Мой разум просвети, Чтоб, жизнь презрев, я мог в обитель ночи Безропотно сойти».

{1823} О своенравная София!

От всей души я вас люблю, Хотя и реже, чем другие, И неискусней вас хвалю.

На ваших ужинах весёлых, Где любят смех и даже шум, Где не кладут оков тяжёлых Ни на уменье, ни на ум;

Где, для холопа иль невежды Не притворяясь, часто мы Браним указы и псалмы, Я основал свои надежды И счастье нынешней зимы.

Ни в чём не следуя пристрастью, Даёте цену вы всему:

Рассудку, шалости, уму, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том И удовольствию, и счастью;

Свет пренебрегши в добрый час И утеснительную моду, Всему и всем забавить вас Вы дали полную свободу;

И потому далёко прочь От вас бежит причудниц мука, Жеманства пасмурная дочь, Всегда зевающая скука.

Иной порою, знаю сам, Я вас браню по пустякам,— Простите мне мои укоры:

Не ум один дивится вам, Опасны сердцу ваши взоры...

Они лукавы, я слыхал, И, всё предвидя осторожно, От власти их, когда возможно, Спасти рассудок я желал.

Я в нём теперь едва ли волен, И часто, пасмурный душой, За то я вами недоволен, Что недоволен сам собой.

{1823} 66. ЛУТКОВСКОМУ Влюбился я, полковник мой, В твои военные рассказы:

Проказы жизни боевой — Никак, весёлые проказы!

Не презрю я в душе моей Судьбою мирного лентяя;

Но мне война ещё милей, И я люблю, тебе внимая, Жужжанье пуль и звук мечей.

Как сердце жаждет бранной славы, Как дух кипит, когда порой Мне хвалит ратные забавы Мой беззаботливый герой!

Прекрасный вид! В веселье диком Вы мчитесь грозно... дым и гром!

Бегущий враг покрыт стыдом, И страшный бой с победным кликом Вы запиваете вином!

А епендорфские трофеи?

Проказник, счастливый вполне, С весёлым сыном Цитереи Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Ты дружно жил и на войне!

Стоят враги толпою жадной Кругом окопов городских;

Ты, воин мой, защитник их;

С тобой семьёю безотрадной Толпа красавиц молодых.

Ты сна не знаешь;

чуть проглянул День лучезарный сквозь туман, Уж рыцарь мой на вражий стан С дружиной быстрою нагрянул:

Врагам иль смерть, иль строгий плен!

Меж тем красавицы младые Пришли толпой с высоких стен Глядеть на игры боевые;

Сраженья вид ужасен им, Дивятся подвигам твоим, Шлют к небу тёплые молитвы:

Да возвратится невредим Любезный воин с лютой битвы!

О! кто бы жадно не купил Молитвы сей покоем, кровью!

Но ты не раз увенчан был И бранной славой, и любовью.

Когда ж певцу дозволит рок Узнать, как ты, веселье боя И заслужить хотя листок Из лавров милого героя?

{1823} Притворной нежности не требуй от меня:

Я сердца моего не скрою хлад печальный.

Ты права, в нем уж нет прекрасного огня Моей любви первоначальной.

Напрасно я себе на память приводил И милый образ твой, и прежние мечтанья:

Безжизненны мои воспоминанья, Я клятвы дал, но дал их свыше сил.

Я не пленён красавицей другою, Мечты ревнивые от сердца удали;

Но годы долгие в разлуке протекли, Но в бурях жизненных развлёкся я душою.

Уж ты жила неверной тенью в ней;

Уже к тебе взывал я редко, принужденно, И пламень мой, слабея постепенно, Собою сам погас в душе моей.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Верь, жалок я один. Душа любви желает, Но я любить не буду вновь, Вновь не забудусь я: вполне упоевает Нас только первая любовь.

Грущу я, но и грусть минует, знаменуя Судьбины полную победу надо мной.

Кто знает? Мнением сольюся я с толпой;

Подругу без любви — кто знает? — изберу я.

На брак обдуманный я руку ей подам И в храме стану рядом с нею, Невинной, преданной, быть может, лучшим снам, И назову её моею;

И весть к тебе придёт, но не завидуй нам:

Обмена тайных дум не будет между нами, Душевным прихотям мы воли не дадим, Мы не сердца под брачными венцами, Мы жребии свои соединим.

Прощай! Мы долго шли дорогою одною;

Путь новый я избрал, путь новый избери;

Печаль бесплодную рассудком усмири И не вступай, молю, в напрасный суд со мною.

Не властны мы в самих себе И, в молодые наши леты, Даём поспешные обеты, Смешные, может быть, всевидящей судьбе.

{1823}, {1832} 68. Г<НЕДИ>ЧУ Враг суетных утех и враг утех позорных, Не уважаешь ты безделок стихотворных;

Не угодит тебе сладчайший из певцов Развратной прелестью изнеженных стихов:

Возвышенную цель поэт избрать обязан.

К блестящим шалостям, как прежде, не привязан, Я правилам твоим последовать бы мог, Но ты ли мне велишь оставить мирный слог И, едкой желчию напитывая строки, Сатирою восстать на глупость и пороки?

Миролюбивый нрав дала судьбина мне, И счастья моего искал я в тишине;

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Зачем я удалюсь от столь разумной цели?

И, звуки лёгкие затейливой свирели В неугомонный лай неловко превратя, Зачем себе врагов наделаю шутя?

Страшусь их множества и злобы их опасной.

Полезен обществу сатирик беспристрастный;

Дыша любовию к согражданам своим, На их дурачества он жалуется им:

То, укоризнами восстав на злодеянье, Его приводит он в благое содроганье, То едкой силою забавного словца Смиряет попыхи надутого глупца;

Он нравов опекун и вместе правды воин.

Всё так;

но кто владеть пером его достоин?

Острот затейливых, насмешек едких дар, Язвительных стихов какой то злобный жар И их старательно подобранные звуки — За беспристрастие забавные поруки!

Но если полную свободу мне дадут, Того ль я устрашу, кому не страшен суд, Кто в сердце должного укора не находит, Кого и божий гнев в заботу не приводит, Кого не оскорбит язвительный язык!

Он совесть усыпил, к позору он привык.

Но слушай: человек, всегда корысти жадный, Берётся ли за труд, наверно безнаградный?

Купец расчётливый из добрых барышей Вверяет корабли случайности морей;

Из платы, отогнав сладчайшую дремоту, Подёнщик до зари выходит на работу;

На славу громкую надеждою согрет, В трудах возвышенных возвышенный поэт.

Но рвенью моему что будет воздаяньем:

Не слава ль громкая? Я беден дарованьем.

Стараясь в некий ум соотчичей привесть, Я благодарность их мечтал бы приобресть, Но, право, смысла нет во слове «благодарность», Хоть нам и нравится его высокопарность.

Когда сей редкий муж, вельможа гражданин, От века сих вельмож оставшийся один, Но смело дух его хранивший в веке новом, Обширный разумом и сильный, громкий словом, Любовью к истине и к родине горя, В советах не робел оспоривать царя;

Когда, к прекрасному влечению послушный, Внимать ему любил монарх великодушный, Из благодарности о нём у тех и тех Какие толки шли? — «Кричит он громче всех, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том О благе общества как будто бы хлопочет, А, право, риторством похвастать больше хочет;

Катоном смотрит он, но тонкого льстеца От нас не утаит под строгостью лица».

Так лучшим подвигам людское развращенье Придумать силится дурное побужденье;

Так, исключительно посредственность любя, Спешит высокое унизить до себя;

Так самых доблестей завистливо трепещет И, чтоб не верить им, на оные клевешет!

.........................

.........................

Нет, нет! разумный муж идёт путем иным И, снисходительный к дурачествам людским, Не выставляет их, но сносит благонравно;

Он не пытается, уверенный забавно Во всемогуществе болтанья своего, Им в людях изменить людское естество.

Из нас, я думаю, не скажет ни единый Осине: дубом будь, иль дубу — будь осиной;

Меж тем как странны мы! Меж тем любой из нас Переиначить свет задумывал не раз.

1823, {1826} Мы пьём в любви отраву сладкую, Но всё отраву пьём мы в ней, И платим мы за радость краткую Ей безвесельем долгих дней.

Огонь любви, огонь живительный,— Все говорят,— но что мы зрим?

Опустошает, разрушительный, Он душу, объятую им!

Кто заглушит воспоминания О днях блаженства и страдания, О чудных днях твоих, любовь?

Тогда я ожил бы для радости, Для снов златых цветущей младости Тебе открыл бы душу вновь.

{1824} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 70. АВРОРЕ Ш<ЕРНВАЛЬ> Выдь, дохни нам упоеньем, Сименница зари;

Всех румяным появленьем Оживи и озари!

Пылкий юноша не сводит Взоров с милой и порой Мыслит с тихою тоской:

«Для кого она выводит Солнце счастья за собой?» {1824} Я безрассуден — и не диво!

Но рассудителен ли ты, Всегда преследуя ревниво Мои любимые мечты?

«Не для неё прямое чувство:

Одно коварное искусство Я вижу в Делии твоей;

Не верь прелестнице лукавой!

Самолюбивою забавой Твои восторги служат ей».

Не обнаружу я досады, И проницательность твоя Хвалы достойна, верю я, Но не находит в ней отрады Душа смятенная моя.

Я вспоминаю голос нежный Шалуньи ласковой моей, Речей открытых склад небрежный, Огонь ланит, огонь очей;

Я вспоминаю день разлуки, Последний долгий разговор И, полный неги, полный муки, На мне покоившийся взор;

Я перечитываю строки, Где, увлечения полна, В любви счастливые уроки Мне самому даёт она, И говорю в тоске глубокой:

«Ужель обманут я жестокой?

Или всё, всё в безумном сне Безумно чудилося мне?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том О, страшно мне разуверенье, И об одном мольба моя:

Да вечным будет заблужденье, Да век безумцем буду я...» Когда же с верою напрасной Взываю я к судьбе глухой И вскоре опыт роковой Очам доставит свет ужасный, Пойду я странником тогда На край земли, туда, туда, Где вечный холод обитает, Где поневоле стынет кровь, Где, может быть, сама любовь В озяблом сердце потухает...

Иль нет: подумавши путём, Останусь я в углу своём, Скажу, вздохнув: «Горюн неловкой!

Грусть простодушная смешна;

Не лучше ль плутом быть с плутовкой, Шутить любовью, как она?

Я об обманщице тоскую.

Как здравым смыслом я убог!

Ужель обманщицу другую Мне не пошлёт в отраду Бог?» {1824} В глуши лесов счастлив один, Другой страдает на престоле;

На высоте земных судьбин И в незаметной, низкой доле Всех благ возможных тот достиг, Кто дух судьбы своей постиг.

Мы все блаженствуем равно, Но все блаженствуем различно;

Уделом нашим решено, Как наслаждаться им прилично, И кто нам лучший дал совет — Иль Эпикур, иль Эпиктет?

Меня тягчил печалей груз, Но не упал я перед роком, Нашёл отраду в песнях муз И в равнодушии высоком, И светом презренный удел Облагородить я умел.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Хвала вам, боги! Предо мной Вы оправдалися отныне!

Готов я с бодрою душой На всё угодное судьбине, И никогда сей лиры глас Не оскорбит роптаньем вас!

{1824} 73. ЧЕРЕП Усопший брат! кто сон твой возмутил?

Кто пренебрёг святынею могильной?

В разрытый дом к тебе я нисходил, Я в руки брал твой череп жёлтый, пыльный!

Ещё носил волос остатки он;

Я зрел на нём ход постепенный тленья.

Ужасный вид! Как сильно поражён Им мыслящий наследник разрушенья!

Со мной толпа безумцев молодых Над ямою безумно хохотала;

Когда б тогда, когда б в руках моих Глава твоя внезапно провещала!

Когда б она цветущим, пылким нам И каждый час грозимым смертным часом Все истины, известные гробам, Произнесла своим бесстрастным гласом!

Что говорю? Стократно благ закон, Молчаньем ей уста запечатлевший;

Обычай прав, усопших важный сон Нам почитать издревле повелевший, Живи живой, спокойно тлей мертвец!

Всесильного ничтожное созданье, О человек! Уверься наконец:

Не для тебя ни мудрость, ни всезнанье!

Нам надобны и страсти и мечты, В них бытия условие и пища:

Не подчинишь одним законам ты И света шум и тишину кладбища!

Природных чувств мудрец не заглушит И от гробов ответа не получит:

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Пусть радости живущим жизнь дарит, А смерть сама их умереть научит.

{1824}, {1826} Решительно печальных строк моих Не хочешь ты ответом удостоить;

Не тронулась ты нежным чувством их И презрела мне сердце успокоить!

Не оживу я в памяти твоей, Не вымолю прощенья у жестокой!

Виновен я: я был неверен ей;

Нет жалости к тоске моей глубокой!

Виновен я: я славил жён других...

Так! но когда их слух предубеждённый Я обольщал игрою струн моих, К тебе летел я думой умилённой, Тебя я пел под именами их.

Виновен я: на балах городских, Среди толпы, весельем оживлённой, При гуле струн, в безумном вальсе мча То Делию, то Дафну, то Лилету И всем троим готовый сгоряча Произнести по страстному обету, Касаяся душистых их кудрей Лицом моим, объемля жадной дланью Их стройный стан,— так! в памяти моей Уж не было подруги прежних дней, И предан был я новому мечтанью!

Но к ним ли я любовию пылал?

Нет, милая! когда в уединенье Себя потом я тихо поверял, Их находя в моём воображенье, Тебя одну я в сердце обретал!

Приветливых, послушных без ужимок, Улыбчивых для шалости младой, Из за угла пафосских пилигримок Я сторожил вечернею порой;

На миг один их своевольный пленник, Я только был шалун, а не изменник.

Нет! более надменна, чем нежна, Ты всё ещё обид своих полна...

Прости ж навек! Но знай, что двух виновных, Не одного, найдутся имена В стихах моих, в преданиях любовных.

{1824}, {1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 75. БОГДАНОВИЧУ В садах Элизия, у вод счастливой Леты, Где благоденствуют отжившие поэты, О Душенькин поэт, прими мои стихи!

Никак в писатели попал я за грехи И, надоев живым посланьями своими, Несчастным мертвецам скучать решаюсь ими.

Нет нужды до того! Хочу в досужный час С тобой поговорить про русский наш Парнас, С тобой, поэт живой, затейливый и нежный, Всегда пленительный, хоть несколько небрежный, Чертам заметнейшим лукавой остроты Дающий милый вид сердечной простоты И часто, наготу рисуя нам бесчинно, Почти бесстыдным быть умеющий невинно.

Не хладной шалостью, но сердцем внушена, Весёлость ясная в стихах твоих видна;

Мечты игривые тобою были петы.

В печаль влюбились мы. Новейшие поэты Не улыбаются в творениях своих, И на лице земли всё как то не по них.

Ну что ж? Поклон, да вон! Увы, не в этом дело:

Ни жить им, ни писать ещё не надоело, И правду без затей сказать тебе пора:

Пристала к музам их немецких муз хандра.

Жуковский виноват: он первый между нами Вошёл в содружество с германскими певцами И стал передавать, забывши божий страх, Жизнехуленья их в пленительных стихах.

Прости ему господь! Но что же! все мараки Ударились потом в задумчивые враки, У всех унынием оделося чело, Душа увянула и сердце отцвело.

«Как терпит публика безумие такое?» — Ты спросишь? Публике наскучило простое, Мудреное теперь любезно для неё:

У века дряхлого испортилось чутьё.

Ты в лучшем веке жил. Не столько просвещённый, Являл он бодрый ум и вкус неразвращённый, Венцы свои дарил, без вычур толковит, Он только истинным любимцам Аонид.

Но нет явления без творческой причины:

Сей благодатный век был век Екатерины!

Она любила муз, и ты ли позабыл, Кто «Душеньку» твою всех прежде оценил?

Я думаю, в садах, где свет бессмертья блещет, Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Поныне тень твоя от радости трепещет, Воспоминая день, сей день, когда певца, Ещё за милый труд не ждавшего венца, Она, друзья её достойно наградили И, скромного, его так лестно изумили, Страницы «Душеньки» читая наизусть.

Сердца завистников стеснила злая грусть, И на другой же день расспросы о поэте И похвалы ему жужжали в модном свете.

Кто вкуса божеством служил теперь бы нам?

Кто в наши времена, и прозе и стихам Провозглашая суд разборчивый и правый, Заведовать бы мог парнасскою управой?

О, добрый наш народ имеет для того Особенных судей, которые его В листах условленных и в цену приведенных Снабжают мнением о книгах современных!

Дарует между нас и славу и позор Торговой логики смышлёный приговор.

О наших судиях не смею молвить слова, Но слушай, как честят они один другого:

Товарищ каждого — глупец, невежда, враль;

Поверить надо им, хотя поверить жаль.

Как быть писателю? В пустыне благодатной, Забывши модный свет, забывши свет печатный, Как ты, философ мой, таиться без греха, Избрать в советники кота и петуха И, в тишине трудясь для собственного чувства, В искусстве находить возмездие искусства!

Так, веку вопреки, в сей самый век у нас Сладко поющих лир порою слышен глас, Благоуханный дым от жертвы бескорыстной!

Так нежный Батюшков, Жуковский живописный, Неподражаемый, и целую орду Злых подражателей родивший на беду, Так Пушкин молодой, сей ветреник блестящий, Всё под пером своим шутя животворящий (Тебе, я думаю, знаком довольно он:

Недавно от него товарищ твой Назон Посланье получил), любимцы вдохновенья, Не могут поделить сердечного влеченья И между нас поют, как некогда Орфей Между мохнатых пел, по вере старых дней.

Бессмертие в веках им будет воздаяньем!

А я, владеющий убогим дарованьем, Но рвением горя полезным быть и им.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Я правды красоту даю стихам моим, Желаю доказать людских сует ничтожность И хладной мудрости высокую возможность.

Что мыслю, то пишу. Когда то веселей Я славил на заре своих цветущих дней Законы сладкие любви и наслажденья.

Другие времена, другие вдохновенья;

Теперь важней мой ум, зрелее мысль моя.

Опять, когда умру, повеселею я;

Тогда беспечных муз беспечного питомца Прими, философ мой, как старого знакомца.

Между январем и июнем Мне с упоением заметным Глаза поднять на вас беда:

Вы их встречаете всегда С лицом сердитым, неприветным.

Я полон страстною тоской, Но нет! рассудка не забуду И на нескромный пламень мой Ответа требовать не буду.

Не терпит бог младых проказ Ланит увядших, впалых глаз.

Надежды были бы напрасны, И к вам не ими я влеком.

Любуюсь вами, как цветком, И счастлив тем, что вы прекрасны.

Когда я в очи вам гляжу, Предавшись нежному томленью, Слегка о прошлом я тужу, Но рад, что сердце нахожу Ещё способным к упоенью.

Меж мудрецами был чудак:

«Я мыслю,— пишет он,— итак, Я, несомненно, существую».

Нет! любишь ты, и потому Ты существуешь,— я пойму Скорее истину такую.

Огнём, похищенным с небес, Япетов сын (гласит преданье) Одушевил своё созданье, И наказал его Зевес Неумолимый, Прометея К скалам Кавказа приковал, И сердце вран ему клевал;

Но, дерзость жертвы разумея, Кто приговор не осуждал?

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том В огне волшебных ваших взоров Я занял сердца бытие:

Ваш гнев достойнее укоров, Чем преступление мое, Но не сержусь я, шутка водит Моим догадливым пером.

Я захожу в ваш милый дом, Как вольнодумец в храм заходит.

Душою праздный с давних пор, Ещё твержу любовный вздор, Ещё беру прельщенья меры, Как по привычке прежних дней Он ароматы жжёт без веры Богам, чужим душе своей.

Между январем и июнем Взгляни на звезды: много звезд В безмолвии ночном Горит, блестит кругом луны На небе голубом.

Взгляни на звезды: между них Милее всех одна!

За что же? Ранее встает, Ярчей горит она?

Нет! утешает свет её Расставшихся друзей:

Их взоры, в синей вышине, Встречаются на ней.

Она на небе чуть видна, Но с думою глядит, Но взору шлёт ответный взор И нежностью горит.

С неё в лазоревую ночь Не сводим мы очес, И провожаем мы её На небо и с небес.

Себе звезду избрал ли ты?

В безмолвии ночном Их много блещет и горит На небе голубом.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Не первой вставшей сердце вверь И, суетный в любви, Не лучезарнейшую всех Своею назови.

Ту назови своей звездой, Что с думою глядит, И взору шлёт ответный взор, И нежностью горит.

Июль — начало августа 78. НЕВЕСТЕ А. Я. Васильевой Не раз Гимена клеветали:

Его бездушным торговцем, Брюзгой, ленивцем и глупцом Попеременно называли.

Как свет его ни назови, У вас он будет, без сомненья, Достойным сыном уваженья И братом пламенной любви!

1824 Роченсальм Завыла буря;

хлябь морская Клокочет и ревёт, и чёрные валы Идут, до неба восставая, Бьют, гневно пеняся, в прибрежные скалы.

Чья неприязненная сила, Чья своевольная рука Сгустила в тучи облака И на краю небес ненастье зародила?

Кто, возмутив природы чин, Горами влажными на землю гонит море?

Не тот ли злобный дух, геенны властелин, Что по вселенной розлил горе, Что человека подчинил Желаньям, немощи, страстям и разрушенью И на творенье ополчил Все силы, данные творенью?

Земля трепещет перед ним:

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Он небо заслонил огромными крылами И двигает ревущими водами, Бунтующим могуществом своим.

Когда придёт желанное мгновенье?

Когда волнам твоим я вверюсь, океан?

Но знай: красой далеких стран Не очаровано моё воображенье.

Под небом лучшим обрести Я лучшей доли не сумею;

Вновь не смогу душой моею В краю цветущем расцвести.

Меж тем от прихоти судьбины, Меж тем от медленной отравы бытия, В покое раболепном я Ждать не хочу своей кончины;

На яростных волнах, в борьбе со гневом их Она отраднее гордыне человека!

Как жаждал радостей младых Я на заре младого века, Так ныне, океан, я жажду бурь твоих!

Волнуйся, восставай на каменные грани;

Он веселит меня, твой грозный, дикий рев, Как зов к давно желанной брани, Как мощного врага мне чем то лестный гнев 80. ЛЕДА В стране роскошной, благодатной, Где Евротейский древний ток Среди долины ароматной Катится светел и широк, Вдоль брега Леда молодая, Ещё не мысля, но мечтая, Стопами тихими брела.

Уж близок полдень;

небо знойно;

Кругом всё пусто, всё спокойно;

Река прохладна и светла;

Брега стрегут кусты густые...

Покровы пали на цветы, И Леды прелести нагие Прозрачной влагой приняты.

Легко возлегшая на волны, Легко скользит по ним она;

Роскошно пенясь, перси полны Лобзает жадная волна.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Но зашумел тростник прибрежный, И лебедь стройный, белоснежный Из за него явился ей.

Сначала он, чуть зримый оком, Блуждает в оплыве широком Кругом возлюбленной своей, В пучине часто исчезает, Но, сокрываяся от глаз, Из вод глубоких выплывает Всё ближе к милой каждый раз.

И вот плывёт он рядом с нею.

Ей смелость лебедя мила, Рукою нежною своею Его осанистую шею Младая дева обняла;

Он жмется к деве, он украдкой Ей перси нежные клюёт;

Он в песне радостной и сладкой Как бы красы её поёт, Как бы поёт живую негу!

Меж тем влечёт её ко брегу.

Выходит на берег она;

Устав, в тени густого древа На мураву ложится дева, На длань главою склонена.

Меж тем не дремлет лебедь страстный;

Он на коленях у прекрасной Нашёл убежище своё;

Он сладкозвучно воздыхает, Он важным клёвом вопрошает Уста невинные её...

В изнемогающую деву Огонь желания проник:

Уста раскрылись;

томно клеву Уже ответствует язык;

Уж на глаза с живым томленьем Набросив пышные власы, Она нечаянным движеньем Раскрыла все свои красы...

Приют свой прежний покидает Тогда нескромный лебедь мой;

Он томно шею обвивает Вкруг шеи девы молодой:

Его напрасно отклоняет Она дрожащею рукой:

Он завладел — Затрепетал крылами он,— И вырывается у Леды И детства крик, и неги стон.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Мила, как грация, скромна, Как Сандрильона;

Подобно ей, красой она Достойна трона.

Приятна лира ей моя;

Но что мне в этом?

Быть королём желал бы я, А не поэтом.

82. ЭПИГРАММА Свои стишки Тощёв пиит Покроем Пушкина кроит, Но славы громкой не получит, И я котёнка вижу в нём, Который, право, не путём На голос лебедя мяучит.

1824?

Как много ты в немного дней Прожить, прочувствовать успела!

В мятежном пламени страстей Как страшно ты перегорела!

Раба томительной мечты!

В тоске душевной пустоты, Чего ещё душою хочешь?

Как Магдалина, плачешь ты, И, как русалка, ты хохочешь!

Конец 1824 — начало Очарованье красоты В тебе не страшно нам:

Не будишь нас, как солнце, ты К мятежным суетам;

От дольней жизни, как луна, Манишь за край земной, И при тебе душа полна Священной тишиной.

1824 или Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Когда взойдёт денница золотая, Горит эфир, И ото сна встает, благоухая, Цветущий мир, И славит всё существованья сладость,— С душой твоей Что в пору ту, скажи: живая радость, Тоска ли в ней?

Когда на дев цветущих и приветных, Перед тобой Мелькающих в одеждах разноцветных, Глядишь порой, Глядишь и пьёшь их томных взоров сладость,— С душой твоей Что в пору ту, скажи: живая радость, Тоска ли в ней?

Страдаю я! Из за дубравы дальней Взойдёт заря, Мир озарит, души моей печальной Не озаря.

Будь новый день любимцу счастья в сладость!

Душе моей Противен он! Что прежде было в радость, То в муку ей.

Что красоты, почти всегда лукавой, Мне долгий взор?

Обманчив он! Знаком с его отравой Я с давних пор.

Обманчив он! Его живая сладость Душе моей Страшна теперь! Что прежде было в радость, То в муку ей.

1824 или Идиллик новый на искус Представлен был пред Аполлона, «Как пишет он? — спросил у муз Бог беспристрастный Геликона.— Никак, негодный он поэт?» — «Нельзя сказать».—«С талантом?»— «Нет:

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Ошибок важных, правда, мало, Да пишет он довольно вяло».

— «Я понял вас — в суде моём Не озабочусь я нисколько;

Вперед ни слова мне о нём.

Из списков выключить — и только».

1824 или Рука с рукой Веселье, Горе Пошли дорогой бытия;

Но что? Поссорилися вскоре Во всём несходные друзья!

Лишь перекрёсток улучили, Друг другу молвили: «Прости!», Недолго розно побродили, Чрез день сошлись — в конце пути!

{1825} 88. ЗАПРОС М<УХАНО>ВУ Что скажет другу своему Любовник пламенный Авроры?

Сияли ль счастием ему Её застенчивые взоры?

Любви заботою полна, Огнём очей, ланит пыланьем И персей томных волнованьем Была ль прямой зарёй она Иль только северным сияньем?

{1825} В дорогу жизни снаряжая Своих сынов, безумцев нас, Снов золотых судьба благая Даёт известный нам запас:

Нас быстро годы почтовые С корчмы довозят до корчмы, И снами теми путевые Прогоны жизни платим мы.

{1825} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том В борьбе с тяжелою судьбой Я только пел мои печали:

Стихи холодные дышали Души холодною тоской.

Когда б тогда вы мне предстали, Быть может, грустный мой удел Вы облегчили б. Нет! едва ли!

Но я бы пламеннее пел.

{1825} Она придёт! К её устам Прижмусь устами я моими;

Приют укромный будет нам Под сими вязами густыми!

Волненьем страстным я томим, Но близ любезной укротим Желаний пылких нетерпенье:

Мы ими счастию вредим И сокращаем наслажденье.

{1825} Взгляни на лик холодный сей, Взгляни: в нём жизни нет;

Но как на нём былых страстей Ещё заметен след!

Так ярый ток, оледенев, Над бездною висит, Утратив прежний грозный рев, Храня движенья вид.

Январь ? Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 93. К Д<ЕЛЬВИГУ> НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО ЖЕНИТЬБЫ Ты распрощался с братством шумным Бесстыдных, бешеных, но добрых шалунов, С бесчинством дружеским весёлых их пиров И с нашим счастьем вольнодумным Благовоспитанный, степенный Гименей Пристойно заменил проказника Амура, И ветреных подруг, и ветреных друзей, И сластолюбца Эпикура.

Теперь для двух коварных глаз Воздержным будешь ты, смешным и постоянным;

Спасайся, милый!.. Но подчас Не позавидуй окаянным!

31 октября 94. Д. ДАВЫДОВУ Пока с восторгом я умею Внимать рассказу славных дел, Любовью к чести пламенею И к песням муз не охладел, Покуда русский я душою, Забуду ль о счастливом дне, Когда приятельской рукою Пожал Давыдов руку мне!

О ты, который в пыл сражений Полки лихие бурно мчал И гласом бранных песнопений Сердца бесстрашных волновал!

Так, так! покуда сердце живо И трепетать ему не лень, В воспоминанье горделиво Хранить я буду оный день!

Клянусь, Давыдов благородный, Я в том отчизною свободной, Твоею лирой боевой И в славный год войны народной В народе славной бородой!

Ноябрь Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 95. К АННЕТЕ Когда Климена подарила На память это мне кольцо, Её умильное лицо, Её улыбка говорила:

«Оно твоё;

когда нибудь Сама и вся твоей я буду;

Лишь ты меня не позабудь, А я тебя не позабуду!» И через день я был забыт.

Теперь кольцо её, Аннета, Твой вечный друг тебе дарит.

Увы, недобрая примета Тебя, быть может, поразит!

Но неспособен я к измене,— Носи его и не тужи, А в оправдание Климене Её обеты мне сдержи!

Поверь, мой милый! твой поэт Тебе соперник не опасный!

Он на закате юных лет, На утренней заре ты юности прекрасной.

Живого чувства полный взгляд, Уста цветущие, румяные ланиты Влюблённых песенок сильнее говорят С душой догадливой Хариты.

Когда с тобой наедине Порой красавица стихи мои похвалит, Тебя напрасно опечалит Её внимание ко мне:

Она торопит пробужденье Младого сердца твоего И вынуждает у него Свидетельство любви, ревнивое мученье.

Что доброго в моей судьбе И что я приобрел, красавиц воспевая?

Одно: моим стихом Харита молодая, Быть может, выразит любовь свою к тебе!

Счастливый баловень Киприды!

Знай сердце женское, о! знай его верней И за притворные обиды Лишь плату требовать умей!

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том А мне, мне предоставь таить огонь бесплодный, Рождённый иногда воззреньем красоты, Умом оспоривать сердечные мечты И чувство прикрывать улыбкою холодной.

97. ЭПИГРАММА «Что ни болтай, а я великий муж!

Был воином, носил недаром шпагу;

Как секретарь, судебную бумагу Вам начерню, перебелю;

к тому ж, Я знаю свет,— держусь Христа и беса, С ханжой ханжа, с повесою повеса;

В одном лице могу все лица я Представить вам!» — «Хотя под старость века, Фаддей, мой друг, Фаддей, душа моя, Представь лицо честного человека».

{1826} Тебе я младость шаловливу, О сын Венеры! посвятил;

Меня ты плохо наградил — Дал мало сердцу на разживу!

Подобно мне любил ли кто?

И что ж я вспомню, не тоскуя?

Два, три, четыре поцелуя!..

Быть так;

спасибо и за то.

{1826} Ты ропщешь, важный журналист, На наше модное маранье:

«Всё та же песня: ветра свист, Листов древесных увяданье...» Понятно нам твоё страданье:

И без того освистан ты, И так, подвалов достоянье, Родясь, гниют твои листы.

{1826} Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том 100. ЭПИГРАММА И ты поэт, и он поэт;

Но меж тобой и им различие находят:

Твои стихи в печать выходят, Его стихи — выходят в свет.

{1826} Когда, печалью вдохновенный, Певец печаль свою поёт, Скажите: отзыв умиленный В каком он сердце не найдёт?

Кто, вековых проклятий жаден, Дерзнёт осмеивать её?

Но для притворства всякий хладен, Плач подражательный досаден, Смешно жеманное вытьё!

Не напряжённого мечтанья Огнём услужливым согрет, Постигнул таинства страданья Душемутительный поэт.

В борьбе с тяжёлою судьбою Познал он меру вышних сил, Сердечных судорог ценою Он выраженье их купил.

И вот нетленными лучами Лик песнопевца окружён И чтим земными племенами, Подобно мученику, он.

А ваша муза площадная, Тоской заёмною мечтая Родить участие в сердцах, Подобна нищей развращённой, Молящей лепты незаконной С чужим ребёнком на руках.

{1826} Не трогайте парнасского пера, Не трогайте, пригожие вострушки!

Красавицам не много в нём добра, И им Амур другие дал игрушки.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Любовь ли вам оставить в забытьи Для жалких рифм? Над рифмами смеются, Уносят их летейские струи — На пальчиках чернила остаются.

Январь Есть грот: наяда там в полдневные часы Дремоте предает усталые красы, И часто вижу я, как нимфа молодая На ложе лиственном покоится нагая, На руку белую, под говор ключевой, Склоняяся челом, венчанным осокой.

Конец, 104. ОНА Есть что то в ней, что красоты прекрасней, Что говорит не с чувствами — с душой;

Есть что то в ней над сердцем самовластней Земной любви и прелести земной.

Как сладкое душе воспоминанье, Как милый свет родной звезды твоей, Какое то влечёт очарованье К её ногам и под защиту к ней.

Когда ты с ней, мечты твоей неясной Неясною владычицей она:

Не мыслишь ты — и только лишь прекрасной Присутствием душа твоя полна.

Бредёшь ли ты дорогою возвратной, С ней разлучась, в пустынный угол твой — Ты полон весь мечтою необъятной, Ты полон весь таинственной тоской.

{1827} Не бойся едких осуждений, Но упоительных похвал:

Не раз в чаду их мощный гений Сном расслабленья засыпал.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Когда, доверясь их измене, Уже готов у моды ты Взять на венок своей Камене Её тафтяные цветы, Прости, я громко негодую;

Прости, наставник и пророк,— Я с укоризной указую Тебе на лавровый венок.

Когда по рёбрам крепко стиснут Пегас удалым седоком, Не горе, ежели прихлыстнут Его критическим пером.

{1827} Окогчённая летунья, Эпиграмма хохотунья, Эпиграмма егоза Трётся, вьётся средь народа И завидит лишь урода — Разом вцепится в глаза.

{1827} Перелетай к веселью от веселья, Как от цветка бежит к цветку дитя;

Не успевай, за суетой безделья, Задуматься, подумать и шутя.

Пускай тебя к Кориннам не причислят, Играй, мой друг, играй и верь мне в том, Что многие о милой Лизе мыслят, Когда она не мыслит ни о чём.

{1827} Как сладить с глупостью глупца?

Ему впопад не скажешь слова;

Другого проще он с лица, Но мудрёней в житье другого.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Он всем превратно поражён, И всё навыворот он видит;

И бестолково любит он, И бестолково ненавидит.

{1827} Когда б избрать возможно было мне Любой удел, любое счастье в мире, Я б не хотел быть славным на войне, Я б не хотел играть на громкой лире, Я злата бы себе не пожелал;

Но блага все единым именуя, То дайте мне, богам бы я сказал, Чем Д....... понравиться могу я.

{1827} 110. ПОСЛЕДНЯЯ СМЕРТЬ Есть бытие;

но именем каким Его назвать? Ни сон оно, ни бденье:

Меж них оно, и в человеке им С безумием граничит разуменье.

Он в полноте понятья своего, А между тем, как волны, на него, Одни других мятежней, своенравней, Видения бегут со всех сторон:

Как будто бы своей отчизны давней Стихийному смятенью отдан он.

Но иногда, мечтой воспламененный, Он видит свет, другим не откровенный.

Созданье ли болезненной мечты Иль дерзкого ума соображенье, Во глубине полночной темноты Представшее очам моим виденье?

Не ведаю;

но предо мной тогда Раскрылися грядущие года;

События вставали, развивались, Волнуяся, подобно облакам, И полными эпохами являлись От времени до времени очам, И наконец я видел без покрова Последнюю судьбу всего живого.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Сначала мир явил мне дивный сад;

Везде искусств, обилия приметы;

Близ веси весь и подле града град, Везде дворцы, театры, водометы, Везде народ, и хитрый свой закон Стихии все признать заставил он.

Уж он морей мятежные пучины На островах искусственных селил, Уж рассекал небесные равнины По прихоти им вымышленных крил;

Всё на земле движением дышало, Всё на земле как будто ликовало.

Исчезнули бесплодные года, Оратаи по воле призывали Ветра, дожди, жары и холода, И верною сторицей воздавали Посевы им, и хищный зверь исчез Во тьме лесов, и в высоте небес, И в бездне вод, сражённый человеком, И царствовал повсюду светлый мир.

Вот, мыслил я, прельщённый дивным веком, Вот разума великолепный пир!

Врагам его и в стыд и в поученье, Вот до чего достигло просвещенье!

Прошли века. Яснеть очам моим Видение другое начинало:

Что человек? Что вновь открыто им?

Я гордо мнил, и что же мне предстало?

Наставшую эпоху я с трудом Постигнуть мог смутившимся умом.

Глаза мои людей не узнавали;

Привыкшие к обилью дольных благ, На всё они спокойные взирали, Что суеты рождало в их отцах, Что мысли их, что страсти их, бывало, Влечением всесильным увлекало.

Желания земные позабыв, Чуждаяся их грубого влеченья, Душевных снов, высоких снов призыв Им заменил другие побужденья, И в полное владение свое Фантазия взяла их бытие, И умственной природе уступила Телесная природа между них:

Их в эмпирей и хаос уносила Живая мысль на крылиях своих, Но по земле с трудом они ступали, И браки их бесплодны пребывали.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Прошли века, и тут моим очам Открылася ужасная картина:

Ходила смерть по суше, по водам, Свершалася живущего судьбина.

Где люди? где? Скрывалися в гробах!

Как древние столпы на рубежах, Последние семейства истлевали;

В развалинах стояли города, По пажитям заглохнувшим блуждали Без пастырей безумные стада;

С людьми для них исчезло пропитанье;

Мне слышалось их гладное блеянье.

И тишина глубокая вослед Торжественно повсюду воцарилась, И в дикую порфиру древних лет Державная природа облачилась.

Величествен и грустен был позор Пустынных вод, лесов, долин и гор.

По прежнему животворя природу, На небосклон светило дня взошло, Но на земле ничто его восходу Произнести привета не могло.

Один туман над ней, синея, вился И жертвою чистительной дымился.

{1827} Судьбой наложенные цепи Упали с рук моих, и вновь Я вижу вас, родные степи, Моя начальная любовь.

Степного неба свод желанный, Степного воздуха струи, На вас я в неге бездыханной Остановил глаза мои.

Но мне увидеть было слаще Лес на покате двух холмов И скромный дом в садовой чаще — Приют младенческих годов.

Промчалось ты, златое время!

С тех пор по свету я бродил И наблюдал людское племя И, наблюдая, восскорбил.

Евгений Абрамович БОРАТЫНСКИЙ * Полное собрание сочинений * Том Ко благу пылкое стремленье От неба было мне дано;

Но обрело ли разделенье, Но принесло ли плод оно?..

Я братьев знал;

но сны младые Соединили нас на миг:

Далече бедствуют иные И в мире нет уже других.

Я твой, родимая дуброва!

Но от насильственных судьбин Молить хранительного крова К тебе пришёл я не один.

Привёл под сень твою святую Я соучастницу в мольбах:

Мою супругу молодую С младенцем тихим на руках.

Пускай, пускай в глуши смиренной, С ней, милой, быт мой утая, Других урочищей вселенной Не буду помнить бытия.

Пускай, о свете не тоскуя, Предав забвению людей, Кумиры сердца сберегу я Одни, одни в любви моей.

Весна 112. СМЕРТЬ Смерть дщерью тьмы не назову я И, раболепною мечтой Гробовый остов ей даруя, Не ополчу её косой.

О дочь верховного Эфира!

О светозарная краса!

В руке твоей олива мира, А не губящая коса.

Когда возникнул мир цветущий Из равновесья диких сил, В твоё храненье всемогущий Его устройство поручил.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.