WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«Учебная литература для студентов медицинских вузов Т.Т.Березов, Б.Ф.Коровкин Биологическая химия Издание третье, переработанное и дополненное Рекомендован Управлением научных и образовательных ...»

-- [ Страница 6 ] --

В свою очередь активная тирозинкиназа -цепей запускает каскад фосфо рилирования–дефосфорилирования протеинкиназ, в частности мембран ных или цитозольных серин- или треонинкиназ, т.е. протеинкиназ и белков мишеней, фосфорилирование в которых осуществляется за счет ОН-групп серина и треонина. Соответственно имеют место изменения клеточной активности, в частности активация и ингибирование ферментов, транспорт глюкозы, синтез полимерных молекул нуклеиновых кислот и белков и т.д *.

Следует подчеркнуть, однако, что тонкие молекулярные механизмы путей передачи сигнала от инсулинрецепторного комплекса на множество внутриклеточных процессов пока не раскрыты. Вполне возможно участие в подобных процессах ряда внутриклеточных вторичных мессенджеров, в частности циклических нуклеотидов, производных фосфатидилинозитолов и др. Нельзя исключить, кроме того, возможности существования внутри клеточного посредника или медиатора действия инсулина (особого внутри клеточного рецептора), контролирующего транскрипцию генов и соответст венно синтез мРНК. Предполагают, что действием инсулина и участием в регуляции экспрессии генов или в транскрипции специфических мРНК может быть объяснена его роль в таких фундаментальных процессах жизнедеятельности, как эмбриогенез и дифференцировка клеток высших организмов.

Глюкагон Глюкагон впервые был обнаружен в коммерческих препаратах инсулина еще в 1923 г., однако только в 1953 г. венгерский биохимик Ф. Штрауб получил этот гормон в гомогенном состоянии. Глюкагон синтезируется в основном в -клетках панкреатических островков поджелудочной железы, а также в ряде клеток кишечника (см. далее). Он представлен одной линейно расположенной полипептидной цепью, в состав которой входит 29 амино кислотных остатков в следующей последовательности:

Н–Гис–Сер–Глн–Гли–Тре–Фен–Тре–Сер–Асп–Тир–Сер–Лиз–Тир–Лей– –Асп–Сер–Aрг–Aрг–Ала–Глн–Асп–Фен–Вал–Глн–Трп–Лей–Мет–Асн– –Тре–ОН Первичная структура глюкагонов человека и животных оказалась иден тичной;

исключение составляет только глюкагон индюка, у которого вместо аспарагина в положении 28 содержится серин. Особенностью струк туры глюкагона является отсутствие дисульфидных связей и цистеина.

Глюкагон образуется из своего предшественника проглюкагона, содер жащего на С-конце полипептида дополнительный октапептид (8 остатков), отщепляемый в процессе постсинтетического протеолиза. Имеются данные, что у проглюкагона, так же как и у проинсулина, существует предшествен ник – препроглюкагон (мол. масса 9000), структура которого пока не рас шифрована.

По биологическому действию глюкагон, как и адреналин, относятся к гипергликемическим факторам, вызывает увеличение концентрации глю козы в крови главным образом за счет распада гликогена в печени.

Органами-мишенями для глюкагона являются печень, миокард, жировая * Следует указать, что у инсулинрезистентных больных сахарным диабетом синтез инсулина не нарушен, однако организм больных не реагирует ни на свой, ни на инъецирован ный инсулин. Оказалось, что у части этих больных имеет место мутация в тирозинкиназном домене рецептора и, хотя инсулин связывается нормально с этим мутантным рецептором, дальнейшей передачи сигнала не происходит, так как тирозинкиназа инактивирована. Поэтому лечение больных этой формой диабета инсулином оказывается неэффективным.

ткань, но не скелетные мышцы. Биосинтез и секреция глюкагона контро лируются главным образом концентрацией глюкозы по принципу обратной связи. Таким же свойством обладают аминокислоты и свободные жирные кислоты. На секрецию глюкагона оказывают влияние также инсулин и инсулиноподобные факторы роста.

В механизме действия глюкагона первичным является связывание со специфическими рецепторами мембраны клеток *, образовавшийся глю кагонрецепторный комплекс активирует аденилатциклазу и соответственно образование цАМФ. Последний, являясь универсальным эффектором внут риклеточных ферментов, активирует протеинкиназу, которая в свою оче редь фосфорилирует киназу фосфорилазы и гликогенсинтазу. Фосфорили рование первого фермента способствует формированию активной гликоген фосфорилазы и соответственно распаду гликогена с образованием глюкозо -1-фосфата (см. главу 10), в то время как фосфорилирование гликогенсинта зы сопровождается переходом ее в неактивную форму и соответственно блокированием синтеза гликогена. Общим итогом действия глюкагона являются ускорение распада гликогена и торможение его синтеза в печени, что приводит к увеличению концентрации глюкозы в крови.

Гипергликемический эффект глюкагона обусловлен, однако, не только распадом гликогена. Имеются бесспорные доказательства существования глюконеогенетического механизма гипергликемии, вызванной глюкагоном.

Установлено, что глюкагон способствует образованию глюкозы из проме жуточных продуктов обмена белков и жиров. Глюкагон стимулирует образование глюкозы из аминокислот путем индукции синтеза ферментов глюконеогенеза при участии цАМФ, в частности фосфоенолпируваткарбок сикиназы – ключевого фермента этого процесса. Глюкагон в отличие от адреналина тормозит гликолитический распад глюкозы до молочной кислоты, способствуя тем самым гипергликемии. Он активирует опосредованно через цАМФ липазу тканей, оказывая мощный липолитический эффект. Существуют и различия в физиологическом дей ствии: в отличие от адреналина глюкагон не повышает кровя ного давления и не увеличивает частоту сердечных сокращений. Следует отметить, что, помимо панкреатического глюкагона, в последнее время доказано существование кишечного глюкагона, синтезирующегося по всему пищеварительному тракту и поступающего в кровь. Первичная структура кишечного глюкагона пока точно не расшифрована, однако в его молекуле открыты идентичные N-концевому и среднему участкам панкреатического глюкагона аминокислотные последовательности, но разная С-концевая последовательность аминокислот.

Таким образом, панкреатические островки, синтезирующие два проти воположного действия гормона – инсулин и глюкагон, выполняют ключе вую роль в регуляции обмена веществ на молекулярном уровне.

ГОРМОНЫ НАДПОЧЕЧНИКОВ Надпочечники состоят из двух индивидуальных в морфологическом и функ циональном отношениях частей – мозгового и коркового вещества. Мозго вое вещество относится к хромаффинной, или адреналовой, системе и выра * Это так называемые глюкагонсвязывающие белки, которые избирательно взаимодейст вуют только с глюкагоном.

батывает гормоны, которые по приведенной ранее классификации считают ся производными аминокислот. Корковое вещество состоит из эпителиаль ной ткани и секретирует гормоны стероидной природы.

Гормоны мозгового вещества надпочечников О способности экстрактов из надпочечников повышать кровяное давление было известно еще в XIX в., однако только в 1901 г. Дж. Такамине и сотр.

выделили из мозгового слоя надпочечников активное начало, идентифици рованное с адреналином. Это был первый гормон, полученный в чистом кристаллическом виде. Спустя более 40 лет, в 1946 г., из мозгового вещества был выделен еще один гормон – норадреналин, который до этого был синтезирован химическим путем. Помимо этих двух главных гормо нов, в надпочечниках в следовых количествах синтезируется еще один гормон – изопропиладреналин. Все указанные гормоны имеют сходное строение.

Адреналин Норадреналин Изопропиладреналин Эти гормоны по строению напоминают аминокислоту тирозин, от которого они отличаются наличием дополнительных ОН-групп в кольце и у -углеродного атома боковой цепи и отсутствием карбоксильной группы. Действительно, получены экспериментальные доказательства, что предшественником гормонов мозгового вещества надпочечников является тирозин, подвергающийся в процессе обмена реакциям гидроксилирования, декарбоксилирования и метилирования с участием соответствующих фер ментов (см. главу 12). Биосинтез катехоламинов (адреналин и норадрена лин) может быть представлен в виде следующей упрощенной схемы:

О СО Диоксифенилаланин Тирозин (ДОФА) О2 СН Диоксифенилэтиламин Норадреналин (дофамин) Адреналин В мозговом веществе надпочечников человека массой 10 г содержится около 5 мг адреналина и 0,5 мг норадреналина. Содержание их в крови составляет соответственно 1,9 и 5,2 нмоль/л. В плазме крови оба гормона присутствуют как в свободном, так и в связанном, в частности, с альбуми нами состоянии. Небольшие количества обоих гормонов откладываются в виде соли с АТФ в нервных окончаниях, освобождаясь в ответ на их раздражение. Адреналин и норадреналин, как и дофамин (см. структуру), относятся к катехоламинам, т.е. к классу органических веществ, оказы вающих сильное биологическое действие. Кроме того, все они оказывают мощное сосудосуживающее действие, вызывая повышение артериального давления, и в этом отношении действие их сходно с действием симпатиче ской нервной системы. Известно мощное регулирующее влияние этих гормонов на обмен углеводов в организме. Так, в частности, адреналин вызывает резкое повышение уровня глюкозы в крови, что обусловлено ускорением распада гликогена в печени под действием фермента фосфори лазы (см. главу 10). Адреналин, как и глюкагон, активирует фосфорилазу не прямо, а через систему аденилатциклаза-цАМФ-протеинкиназа (см. да лее). Гипергликемическйй эффект норадреналина значительно ниже – при мерно 5% от действия адреналина. Параллельно отмечаются накопление гексозофосфатов в тканях, в частности в мышцах, уменьшение концентра ции неорганического фосфата и повышение уровня ненасыщенных жирных кислот в плазме крови. Имеются данные о торможении окисления глюкозы в тканях под влиянием адреналина. Это действие некоторые авторы связывают с уменьшением скорости проникновения (транспорта) глюкозы внутрь клетки. Механизм действия катехоламинов, включающий - и адренергические рецепторы, аденилатциклазную систему и другие факторы, рассмотрен в конце данной главы.

Известно, что и адреналин, и норадреналин быстро разрушаются в орга низме;

с мочой выделяются неактивные продукты их обмена, главным образом в виде 3-метокси-4-оксиминдальной кислоты, оксоадренохрома, метоксинорадреналина и метоксиадреналина. Эти метаболиты содержатся в моче преимущественно в связанной с глюкуроновой кислотой форме.

Ферменты, катализирующие указанные превращения катехоламинов, выде лены из многих тканей и достаточно хорошо изучены, в частности моно аминоксидаза (МАО), определяющая скорость биосинтеза и распада кате холаминов, и катехолметилтрансфераза, катализирующая главный путь превращения адреналина, т.е. о-метилирование за счет S-аденозилметиони на. Приводим структуру двух конечных продуктов распада катехоламинов:

3-Метокси-4-оксиминдальная Оксоадренохром кислота Гормоны коркового вещества надпочечников Со второй половины XIX в. известно заболевание, названное бронзовой болезнью, или болезнью Аддисона, по имени автора, впервые описавшего его. Заболевание характеризуется усиленной пигментацией кожи, мышечной слабостью, расстройством функции пищеварительного тракта, резким на рушением водно-солевого обмена и обмена белков и углеводов. Как установлено, в основе заболевания лежит туберкулезное поражение надпо чечников, которое приводит к недостаточности или отсутствию синтеза гормонов в корковом веществе.

При болезни Аддисона расстройства обмена выражаются резким сниже нием концентрации ионов натрия и хлора и повышением уровня ионов калия в крови и мышцах, потерей воды организмом и снижением уровня глюкозы в крови. Нарушения белкового обмена проявляются снижением синтеза белков из аминокислот и увеличением уровня остаточного азота в крови.

Раньше заболевание считалось неизлечимым и больные, как правило, умирали. После установления этиологии болезни и внедрения в медицин скую практику антибиотиков и специфических средств терапии туберкулеза болезнь поддается лечению.

Химическое строение, биосинтез и биологическое действие кортикостероидов К настоящему времени из коркового вещества надпочечников человека, свиньи и быка выделено около 50 различных соединений, которым дано общее название «кортикоиды», или «кортикостероиды». Общее число всех стероидов, которые синтезируются в надпочечниках многих животных, приближается к 100, однако биологической активностью наделены не все кортикостероиды.

В зависимости от характера биологического эффекта гормоны корково го вещества надпочечников условно делят на глюкокортикоиды (корти костероиды, оказывающие влияние на обмен углеводов, белков, жиров и нуклеиновых кислот) и минералокортикоиды (кортикостероиды, оказывающие преимущественное влияние на обмен солей и воды) *. К пер вым относятся кортикостерон, кортизон, гидрокортизон (кортизол), 11 дезоксикортизол и 11-дегидрокортикостерон, ко вторым – дезоксикортико стерон и альдостерон.

В основе их структуры, так же как и в основе строения холестерина, эргостерина, желчных кислот, витаминов группы D, половых гормонов и ряда других веществ, лежит конденсированная кольцевая система цикло пентанпергидрофенантрена (см. главу 7).

Для гормонов коркового вещества надпочечников, наделенных биологи ческой активностью, общим в строении оказалось наличие 21 углеродного атома;

вследствие этого все они являются производными прегнана. Кроме того, для всех биоактивных гормонов коркового вещества надпочечников характерны следующие структурные признаки: наличие двойной связи между 4-м и 5-м углеродными атомами, кетонной группы (С=О) у 3-го углеродного атома, боковая цепь (—СО—СН —ОН) у 17-го углеродного атома.

У человека и большинства животных наиболее распространены 5 гормо нов коркового вещества надпочечников.

* В надпочечниках открыты, кроме того, неспецифические (не свойственные данной ткани) половые гормоны: андро- и эстрокортикостероиды.

Гидрокортизон (кортизол) Кортикостерон Прегнан Дезоксинортиностерон Альдостерон Кортизон Установлено, что предшественником кортикостероидов является холес терин(ол) и процесс стероидогенеза, как и нормальное гистологическое строение и масса надпочечников, регулируется АКТГ гипофиза. В свою очередь синтез АКТГ в гипофизе, а значит, и кортикостероидов в корковом веществе надпочечников регулируется гипоталамусом, который в ответ на стрессовые ситуации секретирует кортиколиберин. Имеются неоспоримые доказательства быстрого (кратковременного) и медленного (хронического) действия АКТГ на надпочечники, причем в остром случае ткань железы отвечает кратковременным увеличением синтеза кортикостероидов, в то время как при хроническом воздействии АКТГ отмечается его трофический эффект, который сводится к стимулированию всех обменных процессов, обеспечивающих рост и размножение клеток железы, а также продолжи тельное увеличение секреции стероидных гормонов. Следует отметить, что действие АКТГ также опосредовано через специфический рецептор и систе му аденилатциклаза–цАМФ–протеинкиназа.

Получены экспериментальные доказательства индуцирующего действия кортикостероидов на синтез специфических мРНК и соответственно синтез белка.

Предполагают, что механизмы такого действия стероидов включают проникновение гормона вследствие легкой растворимости в жирах через липидный бислой клеточной мембраны, образование стероидрецепторного комплекса в цитоплазме клетки, последующее преобразование этого комп лекса в цитоплазме, быстрый транспорт в ядро и связывание его с хромати ном. Считают, что в этом процессе участвуют как кислые белки хроматина, так и непосредственно ДНК. В настоящее время разработана концепция о существовании в организме определенной последовательности механизма кортикостероидной регуляции обмена веществ:

ГОРМОН –> ГЕН –> БЕЛОК (ФЕРМЕНТ).

Основной путь биосинтеза кортикостероидов включает последователь ное ферментативное превращение холестерина(ола) в прегненолон, кото рый является предшественником всех стероидных гормонов (рис. 8.2).

НАДФН+Н+ НАДФ+ 2О2 2Н2О Прегненолон 20,22-Диокси Холестерол Десмолаза Р- холестерол Изокапроальдегид Рис. 8.2. Биосинтез прегненолона – предшественника стероидных гормонов. R обо значает кольцевые структуры (А, В, С) холестерола.

Ферменты катализируют минимум две последовательные реакции гид роксилирования и реакцию отщепления боковой цепи холестерина (в виде альдегида изокапроновой кислоты). В качестве переносчика электронов участвует цитохром Р-450 в сложной оксигеназной системе, в которой принимают участие также электронтранспортирующие белки, в частности адренодоксин и адренодоксинредуктаза.

Дальнейшие стадии стероидогенеза также катализируются сложной системой гидроксилирования, которая открыта в митохондриях клеток коры надпочечников;

последовательность всех этих реакций синтеза сте роидных гормонов обобщена в общую схему по Н.А. Юдаеву и С.А. Афи ногеновой *.

Глюкокортикоиды оказывают разностороннее влияние на обмен веществ в разных тканях. В мышечной, лимфатической, соединительной и жировой тканях глюкокортикоиды, проявляя катаболическое действие, вызывают снижение проницаемости клеточных мембран и соответственно торможение поглощения глюкозы и аминокислот;

в то же время в печени они оказывают противоположное действие. Конечным итогом воздействия глюкокорти коидов является развитие гипергликемии, обусловленной главным образом глюконеогенезом.

Механизм развития гипергликемии после введения глюкокортикоидов включает, кроме того, снижение синтеза гликогена в мышцах, торможение окисления глюкозы в тканях и усиление распада жиров (соответственно сохранение запасов глюкозы, так как в качестве источника энергии исполь зуются свободные жирные кислоты).

Доказано индуцирующее действие кортизона и гидрокортизона на синтез в ткани печени некоторых белков-ферментов: триптофанпирролазы, тирозинтрансаминазы, серин- и треониндегидратаз и др., свидетельствую щее, что гормоны действуют на первую стадию передачи генетической информации – стадию транскрипции, способствуя синтезу мРНК.

Минералокортикоиды (дезоксикортикостерон и альдостерон) регулиру ют главным образом обмен натрия, калия, хлора и воды;

они способствуют удержанию ионов натрия и хлора в организме и выведению с мочой ионов калия. По-видимому, происходит обратное всасывание ионов натрия и хло ра в канальцах почек в обмен на выведение других продуктов обмена, * При изображении структуры стероидов связь -ориентированных заместителей принято изображать штриховой линией, а -ориентированных заместителей – сплошной, что отражено на схеме.

в частности мочевины. Альдостерон получил свое название на основании наличия в его молекуле альдегидной группы у 13-го углеродного атома вместо метильной группы, как у всех остальных кортикостероидов. Альдос терон – наиболее активный минералокортикоид среди других кортикосте роидов;

в частности, он в 50–100 раз активнее дезоксикортикостерона по влиянию на минеральный обмен.

Известно, что период полураспада кортикостероидов составляет всего 70–90 мин. Кортикостероиды подвергаются или восстановлению за счет разрыва двойных связей (и присоединения атомов водорода), или окисле нию, которое сопровождается отщеплением боковой цепи у 17-го углерод ного атома, причем в обоих случаях снижается биологическая активность гормонов. Образовавшиеся продукты окисления гормонов коркового веще ства надпочечников называют 17-кетостероидами;

они выводятся с мочой в качестве конечных продуктов обмена, а у мужчин являются также конечными продуктами обмена мужских половых гормонов. Определение уровня 17-кетостероидов в моче имеет большое клиническое значение.

В норме в суточной моче содержится от 10 до 25 мг 17-кетостероидов у мужчин и от 5 до 15 мг – у женщин. Повышенная экскреция их наблюда ется, например, при опухолях интерстициальной ткани семенников, тогда как при других тестикулярных опухолях она нормальная. При опухолях коркового вещества надпочечников резко увеличивается экскреция 17-кето стероидов с мочой – до 600 мг в сутки. Простая гиперплазия коркового вещества сопровождается умеренным повышением уровня кетостероидов в моче. Для дифференциальной диагностики опухолей или простой гипер плазии обычно пользуются раздельным определением - и -17-кетосте роидов. Пониженное выделение 17-кетостероидов с мочой отмечается при евнухоидизме, гипофункции передней доли гипофиза. При аддисоновой болезни у мужчин экскреция 17-кетостероидов резко снижена (от 1 до 4 мг/сут), а у женщин при этом заболевании она практически не наблюда ется. Этот факт подтверждает отмеченное ранее положение, что 17-кетосте роиды образуются не только из гормонов коркового вещества надпочечни ков, но и из мужских половых гормонов. При микседеме (гипофункция щитовидной железы) суточное количество экскретируемых 17-кетостерои дов близко к минимальному уровню (2–4 мг). Следует указать, однако, что применение гормонов щитовидной железы, хотя и эффективно при лечении основного заболевания, оказывает незначительное влияние на количество экскретируемых с мочой 17-кетостероидов.

Гормоны коркового вещества надпочечников в настоящее время широко используются в клинической практике в качестве лекарственных препара тов. Применение кортизона с лечебной целью явилось следствием случайно го наблюдения. Было замечено, что при беременности тяжесть симптомов ревматоидного артрита резко снижается, однако все эти симптомы вновь появляются после родов. Оказалось, что во время беременности происходят ускорение секреции гормонов коркового вещества надпочечников и поступ ление их в кровь. Параллельное гистологическое исследование надпочеч ников доказало резкое усиление роста и пролиферации клеток коркового вещества. Эти наблюдения навели на мысль об использовании гормонов коркового вещества надпочечников, в частности кортизона, при лечении ревматоидных артритов. Результаты лечения оказались настолько эффек тивными, что в первые годы применения кортизона некоторые авторы наблюдали почти 100% излечение артритов ревматического происхожде ния. Обладая противовоспалительной, антиаллергической и антииммунной активностью, глюкокортикоиды нашли широкое применение при лечении таких заболеваний, как бронхиальная астма, ревматоидный артрит, красная волчанка, пузырчатка, сенная лихорадка, различные аутоиммунные болез ни, дерматозы и др. Однако длительное применение кортикостероидных препаратов может привести к серьезным нарушениям обменных процессов в организме.

ПОЛОВЫЕ ГОРМОНЫ Половые гормоны синтезируются в основном в половых железах женщин (яичники) и мужчин (семенники);

некоторое количество половых гормонов образуется, кроме того, в плаценте и корковом веществе надпочечников.

Следует отметить, что в мужских половых железах образуется небольшое количество женских гормонов и, наоборот, в яичниках синтезируется незначительное количество мужских половых гормонов. Это положение подтверждается исследованиями химической природы гормонов при неко торых патологических состояниях, когда отмечаются резкие сдвиги в соот ношении синтеза мужских и женских половых гормонов.

Женские половые гормоны Основным местом синтеза женских половых гормонов – эстрогенов (от греч.

oistros – страстное влечение) – являются яичники и желтое тело;

доказано также образование этих гормонов в надпочечниках, семенниках и плаценте.

Впервые эстрогены обнаружены в 1927 г. в моче беременных, а в 1929 г.

А. Бутенандт и одновременно Э. Дойзи выделили из мочи эстрон, который оказался первым стероидным гормоном, полученным в кристаллическом виде.

В настоящее время открыты 2 группы женских половых гормонов, различающихся своей химической структурой и биологической функцией:

эстрогены (главный представитель – эстрадиол) и прогестины (главный представитель – прогестерон). Приводим химическое строение основных женских половых гормонов:

Эстрадиол Прогестерон Эстриол Эстрон Наиболее активный эстроген – эстрадиол, синтезируется преимуществен но в фолликулах;

два остальных эстрогена являются производными эстра диола и синтезируются также в надпочечниках и плаценте. Все эстрогены состоят из 18 атомов углерода. Секреция эстрогенов и прогестерона яичником носит циклический характер, зависящий от фазы полового цикла:

в первой фазе цикла синтезируются в основном эстрогены, а во второй – преимущественно прогестерон.

Предшественником этих гормонов, как и кортикостероидов, в организме является холестерин, который подвергается последовательным реакци ям гидроксилирования, окисления и отщепления боковой цепи с образо ванием прегненолона. Завершается синтез эстрогенов уникальной реакци ей ароматизации первого кольца, катализируемой ферментным комплек сом микросом ароматазой. Предполагают, что процесс ароматизации включает минимум три оксидазные реакции и все они зависят от цито хрома Р-450.

Следует указать, что во время беременности в женском организме функционирует еще один эндокринный орган, продуцирующий эстрогены и прогестерон,– плацента. Установлено, что одна плацента не может син тезировать стероидные гормоны и функционально полноценным эндо кринным органом, скорее всего, является комплекс плаценты и плода – фетоплацентарный комплекс (от лат. foetus – плод). Особенность синтеза эстрогенов заключается также в том, что исходный материал – холестерин – поставляется организмом матери;

в плаценте осуществляются последова тельные превращения холестерина в прегненолон и прогестерон. Дальней ший синтез осуществляется только в тканях плода.

Ведущую роль в регуляции синтеза эстрогенов и прогестерона играют гонадотропные гормоны гипофиза (фоллитропин и лютропин), которые опосредованно, через рецепторы клеток яичника и систему аденилатцик лаза–цАМФ и, вероятнее всего, путем синтеза специфического белка, контролируют синтез гормонов. Основная биологическая роль эстрогенов и прогестерона, синтез которых начинается после наступления половой зрелости, заключается в обеспечении репродуктивной функции организма женщины. В этот период они вызывают развитие вторичных половых признаков и создают оптимальные условия, обеспечивающие возможность оплодотворения яйцеклетки после овуляции. Прогестерон выполняет в ор ганизме ряд специфических функций: подготавливает слизистую оболочку матки к успешной имплантации яйцеклетки в случае ее оплодотворения, а при наступлении беременности основная роль – сохранение беременности;

оказывает тормозящее влияние на овуляцию и стимулирует развитие ткани молочной железы. Эстрогены оказывают анаболическое действие на орга низм, стимулируя синтез белка.

Распад эстрогенов, по-видимому, происходит в печени, хотя природа основной массы продуктов их обмена, выделяющихся с мочой, пока не выяснена. Они экскретируются с мочой в виде эфиров с серной или глюкуроновой кислотой, причем эстриол выделяется преимущественно в виде глюкуронида, а эстрон – эфира с серной кислотой. Прогестерон сначала превращается в печени в неактивный прегнандиол, который экскре тируется с мочой в виде эфира с глюкуроновой кислотой.

В медицинской практике широкое применение получили природные гормоны и синтетические препараты, обладающие эстрогенной активно стью, которые в отличие от первых не разрушаются в пищеварительном тракте. К синтетическим эстрогенам относятся диэтилстильбэстрол и син эстрол, являющиеся производными углеводорода стильбена.

Синэстрол Диэтилстильбэстрол Оба этих препарата и ряд других производных стильбена нашли также применение в онкологической практике: они тормозят рост опухоли пред стательной железы.

Мужские половые гормоны Внутрисекреторная функция мужских половых желез была установлена в 1849 г., однако только в 1931 г. А. Бутенандтом из мочи мужчин был выделен гормон в кристаллическом виде, который оказывал стимулирую щее действие на рост петушиного гребня каплунов. Этот гормон был назван андростероном (от греч. andros – мужчина, а предложенная его химическая структура подтверждена химическим синтезом, осуществленным в 1934 г.

одновременно А. Бутенандтом и Л. Ружичкой. Позже из мочи мужчин был выделен еще один гормон – дегидроэпиандростерон, который обладал мень шей биологической активностью. В дальнейшем группа С19-стероидов (состоят из 19 атомов углерода), обладающих способностью ускорять рост петушиного гребня, была названа андрогенами. В то же время гормон, выделенный из ткани семенников, оказался активнее андростерона почти в 10 раз и был идентифицирован в виде тестостерона (от лат. testis – семен ник). Строение всех трех андрогенов может быть представлено в следую щем виде:

Дегидроэпиандростерон Андростерон Тестостерон Андрогены в отличие от эстрогенов имеют две ангулярные метильные группы (у С10- и С13-атомов);

в противоположность ароматическому характеру кольца А эстрогенов тестостерон, кроме того, содержит кетон ную группу (как и кортикостероиды).

Биосинтез андрогенов осуществляется главным образом в семенниках и частично в яичниках и надпочечниках. Основными источниками и предше ственниками андрогенов, в частности тестостерона, являются уксусная кислота и холестерин. Существуют экспериментальные доказательства, что путь биосинтеза тестостерона от стадии холестерина включает несколько последовательных ферментативных реакций через прегненолон и 17--окси прегненолон (см. ранее). Регуляция биосинтеза андрогенов в семенниках осуществляется гонадотропными гормонами гипофиза (ЛГ и ФСГ), хотя механизм их первичного эффекта до сих пор не раскрыт;

в свою очередь андрогены регулируют секрецию гонадотропинов по механизму отрица тельной обратной связи, блокируя соответствующие центры в гипотала мусе.

Биологическая роль андрогенов в мужском организме в основном связана с дифференцировкой и функционированием репродуктивной систе мы, причем в отличие от эстрогенов андрогенные гормоны уже в эмбрио нальном периоде оказывают существенное влияние на дифференцировку мужских половых желез, а также других тканей, определяя характер секреции гонадотропных гормонов у взрослых. Во взрослом организме андрогены регулируют развитие мужских вторичных половых признаков, сперматогенез в семенниках и т.д. Следует отметить, что андрогены оказывают значительное анаболическое действие, выражающееся в стиму ляции синтеза белка во всех тканях *, но в большей степени в мышцах. Для реализации анаболического эффекта андрогенов необходимым условием является присутствие соматотропина. Имеются данные, свидетельствую щие об участии андрогенов в регуляции биосинтеза макромолекул в жен ских репродуктивных органах, в частности синтеза мРНК в матке.

Распад мужских половых гормонов в организме осуществляется в ос новном в печени по пути образования 17-кетостероидов (см. ранее). Период полураспада тестостерона не превышает нескольких десятков минут. У взрослых мужчин с мочой экскретируется не более 1% неизмененного тестостерона, что свидетельствует о его расщеплении преимущественно в печени до конечных продуктов обмена. Дегидроэпиандростерон в основ ном экскретируется с мочой в неизмененном виде. При некоторых заболе ваниях увеличивается экскреция с мочой гидроксилированных форм андро генов при эквивалентном снижении выделения классических форм 17-кето стероидов. Следует указать также на возможность образования 17-кетосте роидов из тестостерона у женщин. Отмечен высокий уровень частоты рака молочных желез у женщин с пониженной экскрецией 17-кетостероидов.

Тестостерон и его синтетические аналоги (тестостерон-пропионат) нашли применение в медицинской практике в качестве лекарственных препаратов при лечении раковой опухоли молочной железы.

ПРОСТАГЛАНДИНЫ Термин «простагландины» был введен У. Эйлером, впервые показавшим, что в сперме человека и экстрактах из семенных пузырьков барана содер жатся вещества, оказывающие выраженное вазопрессорное действие и вы зывающие сокращение гладкой мускулатуры матки. Предположение У. Эй лера, что эти вещества являются специфическим секретом предстательной * Исключение составляет только вилочковая железа, на которую андрогены оказывают катаболическое действие.

железы (prostata), не подтвердилось, поскольку, как теперь установлено, они содержатся во всех органах и тканях *. Тем не менее этот термин в литера туре сохранился (синонимы: простатогландины, простагландины).

В последнее десятилетие простагландины и родственные им биологиче ски активные соединения (лейкотриены, простациклины, тромбоксаны) были предметом пристального внимания исследователей. Объясняется это тем, что, помимо широкого распространения в тканях, они оказывают сильное фармакологическое действие на множество физиологических функ ций организма, регулируя гемодинамику почек, сократительную функцию гладкой мускулатуры, секреторную функцию желудка, жировой, водно солевой обмен и др. Имеются данные о том, что простагландины, вероятно, не являются «истинными» гормонами, хотя некоторые авторы считают их «локальными, местными гормонами», однако было показано, что они модулируют действие гормонов. Биологические эффекты простагландинов, по-видимому, опосредованы через циклические нуклеотиды (см. далее).

В последнее время были подтверждены представления С. Бергстрёма и сотр., что предшественником всех простагландинов являются полине насыщенные жирные кислоты, в частности арахидоновая кислота (и ряд ее производных, дигомо--линоленовая и пентаноевая кислоты, в свою очередь образующиеся в организме из линолевой и линоленовой кислот) (см. главу 11). Арахидоновая кислота после освобождения из фосфоглице ринов (фосфолипидов) биомембран под действием специфических фосфоли паз А (или С) в зависимости от ферментативного пути превращения дает начало простагландинам и лейкотриенам по схеме:

Фосфоглицерины Фосфолипаза А2 или С Н2O АРАХИДОНОВАЯ КИСЛОТА (I) Циклооксигеназа (II) Липоксигеназа Простаноиды Лейкотриены (ЛТ) 1. Простагландины 1. ЛТА 2. Простациклины 2. ЛТВ 3. Тромбоксаны (Тх) 3. ЛТС 4. ЛТD Первый путь получил наименование циклооксигеназного пути превращения арахидоновой кислоты, поскольку первые стадии синтеза простагландинов катализируются циклооксигеназой, точнее простаглан дин-синтазой (КФ 1.14.99.1). В настоящее время известны данные о биосин * Простагландины и ферментные системы, катализирующие их биосинтез, не обнаружены только в эритроцитах человека. Следует, однако, отметить, что наибольшее количество простагландинов содержат органы и ткани, относящиеся к репродуктивной системе.

Арахидоновая кислота 2О2 Простагландинсинтаза Аспирин Индометацин Простациклин синтетаза Простагландина эндоперекиси PG2 [Н2] PG-изомеразы Тромбоксан A (Тх А2) Простациклин (PGI2) PGE2 PGD2 PGF 15-Кетометаболиты Тромбоксан В (Тх В2) 6,15-Дикетопростагландин F Рис. 8.3. Циклооксигеназный путь превращения арахидоновой кислоты.

R1 и R2 – боковые цепи, идентичные для всех трех простагландинов. Знаком обозначено блокирующее действие указанных веществ.

тезе основных простаноидов (рис. 8.3). Центральным химическим процес сом биосинтеза является включение молекулярного кислорода (двух моле кул) в структуру арахидоновой кислоты, осуществляемое специфическими оксигеназами, которые, помимо окисления, катализируют циклизацию с образованием промежуточных продуктов – простагландинэндоперекисей PG2[H2], обозначаемых PGG2 и PGH2;

последние под действием проста гландин-изомераз превращаются в первичные простагландины. Различают 2 класса первичных простагландинов: растворимые в эфире простагланди ны PGE и растворимые в фосфатном буфере простагландины PGF. Каждый из классов делится на подклассы: PGE1, PGE2, PGF1, PGF2 и т.д.

Простациклины и тромбоксаны синтезируются из указанных промежуточ ных продуктов при участии отличных от изомераз ферментов. Детали механизма биосинтеза простаноидов пока до конца не выяснены, как и пути их окисления до конечных продуктов обмена.

Первичные простагландины синтезируются во всех клетках (за исключе нием эритроцитов), действуют на гладкие мышцы пищеварительного трак та, репродуктивные и респираторные ткани, на тонус сосудов, модулируют активность других гормонов, автономно регулируют нервное возбуждение, процессы воспаления (медиаторы), скорость почечного кровотока;

биоло гическое действие их опосредовано путем регуляции синтеза цАМФ (см.

далее).

Тромбоксан А, в частности тромбоксан А2 (ТхА2), синтезируется пре имущественно в ткани мозга, селезенки, легких, почек, а также в тромбоци тах и воспалительной гранулеме из PGH2 под действием тромбоксансинта зы (см. рис. 8.3);

из ТхА2 образуются остальные тромбоксаны. Они вызы вают агрегацию тромбоцитов, способствуя тем самым тромбообразова нию, и, кроме того, оказывают самое мощное сосудосуживающее действие из всех простагландинов.

Простациклин (PGI2) синтезируется преимущественно в эндотелии сосу дов, сердечной мышце, ткани матки и слизистой оболочке желудка. Он рас слабляет в противоположность тромбоксану гладкие мышечные волокна сосудов и вызывает дезагрегацию тромбоцитов, способствуя фибринолизу.

Следует указать также на особое значение соотношения в крови тромбо ксаны/простациклины, в частности TxA2/PGI2 для физиологического стату са организма. Оказалось, что у больных, предрасположенных к тромбозам, имеется тенденция к смещению баланса в сторону агрегации;

у больных, страдающих уремией, напротив, наблюдается дезагрегация тромбоцитов.

Выдвинуто предположение о важности баланса TxA2/PGI2 для регуляции функции тромбоцитов in vivo, сердечно-сосудистого гомеостаза, тромботи ческой болезни и т.д.

На рис. 8.3 представлены также пути катаболизма простаноидов. На чальной стадией катаболизма «классических» простагландинов является стереоспецифическое окисление ОН-группы у 15-го углеродного атома с образованием соответствующего 15-кетопроизводного. Фермент, катали зирующий эту реакцию,– 15-оксипростагландиндегидрогеназа открыт в ци топлазме, требует наличия НАД или НАДФ. Тромбоксан инактивируется in vivo или путем химического расщепления до тромбоксана В2, или путем окисления дегидрогеназой либо редуктазой. Аналогично PGI2 (простацик лин) быстро распадается до 6-кето-РGF1 in vitro, a in vivo инактивируется окислением 15-оксипростагландиндегидрогеназой с образованием 6,15-ди кето-РGF1.

Второй путь превращения арахидоновой кислоты – липоксигеназ ный путь (рис. 8.4) – отличается тем, что дает начало синтезу еще одного класса биологически активных веществ – лейкотриенов. Характерная осо бенность структуры лейкотриенов заключается в том, что она не содержит циклической структуры, хотя лейкотриены, как и простаноиды, построены из 20 углеродных атомов. В структуре лейкотриенов содержатся четыре двойные связи, некоторые из них образуют пептидолипидные комплексы с глутатионом или с его составными частями (лейкотриен D может далее превращаться в лейкотриен Е, теряя остаток глицина). Основные биологи ческие эффекты лейкотриенов связаны с воспалительными процессами, аллергическими и иммунными реакциями, анафилаксией и деятельностью гладких мышц. В частности, лейкотриены способствуют сокращению глад кой мускулатуры дыхательных путей, пищеварительного тракта, регули руют тонус сосудов (оказывают сосудосуживающее действие) и стимули руют сокращение коронарных артерий. Катаболические пути лейкотриенов окончательно не установлены.

Арахидоновая кислота О2 Липоксигеназа Витамин Е 5-Оксиэйкозатетраеновая кислота Лейкотриен А Лейкотриен С R -Глутамилтрансфераза R-Глу Лейкотриен В Лейкотриен D Рис. 8.4. Липоксигеназный путь превращения арахидоновой кислоты.

R - акцептор остатка глутаминовой кислоты. Знаком обозначено блокирующее действие витамина Е.

Таким образом, благодаря своему широкому распространению в тканях и высокой и разносторонней биологической активности простагландины (и вообще простаноиды) и лейкотриены находят все более широкое примене ние в медицинской практике в качестве лекарственных препаратов. Эти обстоятельства стимулируют проведение дальнейших исследований как по пути поиска новых простаноидов, так и по пути химического синтеза их аналогов с защищенными функциональными группами, более стабильными при введении в организм.

Оксиэйкозатетраеновы е кислоты ГОРМОНЫ ВИЛОЧКОВОЙ ЖЕЛЕЗЫ (ТИМУСА) Роль тимуса как эндокринной железы известна давно. Известно также, что тимус вскоре после рождения ребенка поставляет лимфоидные клетки в лимфатические узлы и селезенку и осуществляет образование и секрецию специфических гормонов, оказывающих влияние на развитие и созревание определенных клеток лимфоидной ткани. Неизвестной, однако, оставалась химическая природа гормонально-активных препаратов, хотя в опытах на животных было четко показано, что бесклеточный экстракт вилочковой железы оказывает влияние как на рост целостного организма, так и на развитие и поддержание иммунологической компетентности, обеспечивая нормальное функционирование клеточного и гуморального иммунитетов.

К настоящему времени из экстрактов вилочковой железы выделено и охарактеризовано несколько гормонов, в основном представленных низкомолекулярными полипептидами. Они оказывают влияние на различ ные типы лимфоидных клеток, выполняющих специфические функции.

Приводим первичную структуру тимопоэтина II, выделенного из тимуса теленка, который является, по-видимому, основным гормоном, стимулиру ющим образование Т-лимфоцитов.

Н–Сер–Глн–Фен–Лей–Глу–Асп–Про–Сер–Вал–Лей–Тре–Лиз–Гли–Лиз–Лей–Лиз– –Сер–Глу–Лей–Вал–Ала–Асн–Асн–Вал–Тре–Лей–Про–Ала–Гли–Глу–Глн–Арг–Лиз– –Асп–Вал–Тир–Вал–Глн–Лей–Тир–Лей–Глу–Тре–Лей–Тре–Ала–Вал–Лиз–Арг–ОН Тимопоэтин II состоит из 49 аминокислотных остатков *. Предпола гают, что активным центром гормона является пентапептид (он выделен красным цветом и занимает 32–36-е положение с N-конца). Недавно этот короткий пятичленный пептид синтезирован химически и получил название «тимопентин-5»;

при введении в организм он усиливает неспецифические факторы защиты.

Еще одним гормоном, выделенным А. Гольдштейном с сотр. из вилоч ковой железы теленка, является тимозин 1 (28 аминокислотных остатков) следующего строения:

Н–Сер–Асп–Ала–Ала–Вал–Асп–Тре–Сер–Сер–Глу–Иле–Тре–Тре–Лиз– –Асп–Лей–Лиз–Глу–Лиз–Лиз–Глу–Вал–Вал–Глу–Глу–Ала–Глу–Асн–ОН Предполагают, что тимозин 1 в организме выполняет регуляторную функцию на поздних стадиях дифференцировки Т-клеток. Показано также, что он оказывает выраженное фармакологическое действие при лечении лейкозов и иммунной недостаточности.

Недавно получен новый гормон тимуса (нонапептид), индуцирующий дифференцировку Т-клеток. Для проявления его биологической активности требуется наличие двухвалентных ионов цинка. Цинксодержащий гормон имеет своеобразную конфигурацию.

Помимо гормонов пептидной природы, из тимуса выделена активная неполярная фракция, сходная по биологическим свойствам со стероидными гормонами, названная тимостерином;

природа ее пока не расшифрована.

* Аналогичный 49-членный гормон недавно выделен из селезенки быка. Он назван спленином (синоним тимопоэтин III) и отличается тем, что в положении 34 вместо Асп содержит Глу.

В данной главе описаны не все известные к настоящему времени гормональные вещества. Так, в шишковидной железе (эпифизе) из амино кислоты триптофана синтезируется интересный, но мало изученный гормон мелатонин. Более 20 биологически активных гормонов выделены из пище варительного тракта. Наиболее изученными из них являются гастрин I и гастрин II (17 и 14 аминокислотных остатков соответственно), регули рующие секрецию желудочного сока;

прогастрин (34 АМК), считающийся циркулирующей в крови формой прогормона и превращающийся в актив ный гастрин I в клетках органа-мишени, а также глюкагон и секретин ( АМК) (последний был первым веществом, идентифицированным в качестве гормона). В слизистой оболочке кишечника синтезируется, кроме того, соматостатин. Высказано предположение, что интерстициальные сомато статин и глюкагон регулируют секрецию гормонов, синтезируемых соответ ственно в гипоталамусе и поджелудочной железе. Сведения о других гормонах, включая растительные гормоны, частично можно найти в главах 12, 17 или в специальной литературе.

МОЛЕКУЛЯРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПЕРЕДАЧИ ГОРМОНАЛЬНОГО СИГНАЛА В этой главе были рассмотрены химическое строение большинства извест ных гормонов и других биологически активных гормоноподобных веществ, а также клиническая картина недостаточности или гиперпродукции. В ряде случаев приведены биологические эффекты гормонов без детального рас смотрения механизмов регуляции метаболизма. Несмотря на огромное разнообразие гормонов и гормоноподобных веществ, в основе биологиче ского действия большинства гормонов лежат удивительно сходные, почти одинаковые фундаментальные механизмы, передающие информацию от одних клеток к другим. Далее будут представлены примеры механизмов действия гормонов пептидной (включая производные аминокислот) и сте роидной природы. В современных представлениях о тонких молекулярных механизмах биологического действия большинства гормонов огромную роль сыграли исследования Э. Сазерленда и открытие циклического адено зинмонофосфата (см. далее).

Известно, что направленность и тонкая регуляция процесса передачи информации обеспечиваются прежде всего наличием на поверхности клеток рецепторных молекул (чаще всего белков), узнающих гормональный сигнал (см. Рецепторы инсулина). Этот сигнал рецепторы трансформируют в изме нение концентраций внутриклеточных посредников, получивших название вторичных мессенджеров, уровень которых определяется активностью фер ментов, катализирующих их биосинтез и распад.

По своей химической природе рецепторы почти всех биологически активных веществ оказались гликопротеинами, причем «узнающий» домен (участок) рецептора направлен в сторону межклеточного пространства, в то время как участок, ответственный за сопряжение рецептора с эффекторной системой (с ферментом, в частности), находится внутри (в толще) плазмати ческой мембраны. Общим свойством всех рецепторов является их высокая специфичность по отношению к одному определенному гормону (с конс тантой сродства от 0,1 до 10 нМ). Известно также, что сопряжение рецептора с эффекторными системами осуществляется через так называе мый G-белок, функция которого заключается в обеспечении многократ ного проведения гормонального сигнала на уровне плазматической мемб раны. G-белок в активированной форме стимулирует через аденилатцик лазу синтез циклического АМФ, который запускает каскадный механизм активирования внутриклеточных белков.

Общим фундаментальным механизмом, посредством которого реализу ются биологические эффекты «вторичных» мессенджеров внутри клетки, является процесс фосфорилирования–дефосфорилирования белков при участии широкого разнообразия протеинкиназ, катализирую щих транспорт концевой группы от АТФ на ОН-группы серина и треонина, а в ряде случаев – тирозина белков-мишеней. Процесс фосфорилирования представляет собой важнейшую посттрансляционную химическую модифи кацию белковых молекул, коренным образом изменяющую как их структу ру, так и функции. В частности, он вызывает изменение структурных свойств (ассоциацию или диссоциацию составляющих субъединиц), активи рование или ингибирование их каталитических свойств, в конечном итоге определяя скорость химических реакций и в целом функциональную актив ность клеток.

Аденилатциклазная мессенджерная система Наиболее изученным является аденилатциклазный путь передачи гор монального сигнала. В нем задействовано мимимум пять хорошо изучен ных белков: 1) рецептор гормона;

2) фермент аденилатциклаза, выполняю щая функцию синтеза циклического АМФ (цАМФ);

3) G-белок, осуществ ляющий связь между аденилатциклазой и рецептором;

4) цАМФ-зависимая протеинкиназа, катализирующая фосфорилирование внутриклеточных фер ментов или белков-мишеней, соответственно изменяя их активность;

5) фосфодиэстераза, которая вызывает распад цАМФ и тем самым прекра щает (обрывает) действие сигнала (рис. 8.5).

Получены в чистом виде - и -адренергические рецепторы из плазмати ческих мембран клеток печени, мышц и жировой ткани. Показано, что связывание гормона с -адренергическим рецептором приводит к структур ным изменениям внутриклеточного домена рецептора, что в свою очередь обеспечивает взаимодействие рецептора со вторым белком сигнального пути – ГТФ-связывающим.

ГТФ-связывающий белок – G-белок – представляет собой смесь 2 типов белков: активного G (от англ. stimulatory G) и ингибиторного Gi s с мол. массой 80000–90000. В составе каждого из них имеется три разные субъединицы (-, - и -), т.е. это гетеротримеры. Показано, что -субъеди ницы Gs и Gi идентичны (мол. масса 35000);

в то же время -субъединицы, являющиеся продуктами разных генов (мол. масса 45000 и 41000), оказа лись ответственными за проявление G-белком активаторной и ингибитор Гормоны Рец G Рис. 8.5. Аденилатциклазный АЦ путь передачи гормонально го сигнала.

Рец - рецептор;

G - G-белок;

АТФ АЦ - аденилатциклаза.

цАМФ ной активности соответственно. Гормонрецепторный комплекс сообщает G-белку способность не только легко обменивать эндогенный связанный ГДФ на ГТФ, но и переводить Gs-белок в активированное состояние, при этом активный G-белок диссоциирует в присутствии ионов Mg2+ на -, -субъединицы и комплекс -субъединицы G в ГТФ-форме;

этот активный s комплекс затем перемещается к молекуле аденилатциклазы и активирует ее.

Сам комплекс затем подвергается самоинактивации за счет энергии распада ГТФ и реассоциации - и -субъединиц с образованием первоначальной ГДФ-формы Gs.

Аденилатциклаза представляет собой интегральный белок плазма тических мембран, его активный центр ориентирован в сторону цитоплаз мы и катализирует реакцию синтеза цАМФ из АТФ:

Аденилат циклаза 5'-АМФ PPi Фосфо диэстераза АТФ 3',5'-цАМФ Каталитический компонент аденилатциклазы, выделенный из разных тканей животных, представлен одним полипептидом с мол. массой 120000– 150000;

в отсутствие G-белков он практически неактивен;

содержит две SH-группы, одна из которых вовлечена в сопряжение с G -белком, а вторая s необходима для проявления каталитической активности. В молекуле фер мента имеется несколько аллостерических центров, через которые осущест вляется регуляция активности низкомолекулярными соединениями: ионами Mg2+, Mn2+ и Са2+, аденозином и форсколином. Под действием фосфоди эстеразы цАМФ гидролизуется с образованием неактивного 5'-АМФ.

Протеинкиназа – это внутриклеточный фермент, через который цАМФ реализует свой эффект. Протеинкиназа может существовать в 2 фор мах. В отсутствие цАМФ Протеинкиназа представлена в виде тетрамерного комплекса, состоящего из двух каталитических (С2) и двух регуляторных (R2) субъединиц с мол. массами 49000 и 38000 соответственно;

в этой форме фермент неактивен. В присутствии цАМФ протеинкиназный комп лекс обратимо диссоциирует на одну R2-субъединицу и две свободные каталитические субъединицы С;

последние обладают ферментативной ак тивностью, катализируя фосфорилирование белков и ферментов, соответ ственно изменяя клеточную активность.

Неактивная протеинкиназа R С R С цАМФ цАМФ Диссоциирован Неактивные С R ные активные регуляторные каталитические R субъединицы С субъединицы Киназа фосфо рилазы b 2АТФ 2АДФ Фосфорилаза а Фосфорилаза b 2Рi 2Н2O (неактивная) (активная) Рис. 8.6. Ковалентная регуляция гликогенфосфорилазы.

Следует отметить, что в клетках открыт большой класс цАМФ-зависи мых протеинкиназ *, названных протеинкиназами А;

они катализируют перенос фосфатной группы на ОН-группы серина и треонина (так называ емые серин-треонин-киназы). Другой класс протеинкиназ, в частности активируемый инсулиновым рецептором (см. ранее), действует только на ОН-группу тирозина. Однако во всех случаях добавление высокозарядной и объемной фосфатной группы вызывает не только конформационные изменения фосфорилированных белков, но изменяет их активность или кинетические свойства.

Активность многих ферментов регулируется цАМФ-зависимым фосфо рилированием, соответственно большинство гормонов белково-пептидной природы активирует этот процесс. Однако ряд гормонов оказывает тормо зящий эффект на аденилатциклазу, соответственно снижая уровень цАМФ и фосфорилирование белков. В частности, гормон соматостатин, соеди няясь со своим специфическим рецептором – ингибиторным G-белком (G, являющимся структурным гомологом G -белка (см. ранее), ингиби i s рует аденилатциклазу и синтез цАМФ, т.е. вызывает эффект, прямо противоположный вызываемому адреналином и глюкагоном. В ряде орга нов простагландины (в частности, РGЕ1) также оказывают ингибиторный эффект на аденилатциклазу, хотя в том же органе (в зависимости от типа клеток) и тот же PGE1 может активировать синтез цАМФ.

Более подробно изучен механизм активирования и регуляции мышечной гликогенфосфорилазы, активирующей распад гликогена. Выделяют 2 фор мы: каталитически активную – фосфорилаза а и неактивную – фосфо рилаза b. Обе фосфорилазы построены из двух идентичных субъединиц (мол. массой 94500), в каждой остаток серина в положении 14 подвергается процессу фосфорилирования–дефосфорилирования, соответственно акти вированию и инактивированию (рис. 8.6).

Под действием киназы фосфорилазы b, активность которой регулиру ется цАМФ-зависимой протеинкиназой, обе субъединицы молекулы неак тивной формы фосфорилазы b подвергаются ковалентному фосфорилиро ванию и превращаются в активную фосфорилазу а. Дефосфорилирование последней под действием специфической фосфатазы фосфорилазы а приводит к инактивации фермента и возврату в исходное состояние.

В мышечной ткани открыты 3 типа регуляции гликогенфосфорилазы.

Первый тип – ковалентная регуляция, основанная на гормонзависимом фосфорилировании–дефосфорилировании субъединиц фосфорилазы (см.

рис. 8.6).

* За открытие класса протеинкиназ и фосфатаз Э. Кребс (Edwin Krebs) и Э. Фишер (Edmund Fischer) в 1992 г. были удостоены Нобелевской премии.

2АМФ АМФ АМФ 2АМФ Фосфорилаза b Фосфорилаза b неактивная активная Рис. 8.7. Аллостерическая регуляция гликогенфосфорилазы.

Второй тип – аллостерическая регуляция. Она основана на реакциях аденилирования–деаденилирования субъединиц гликогенфосфорилазы b (соответственно активирование–инактивирование). Направление реакций определяется отношением концентраций АМФ и АТФ, присоединяющихся не к активному центру, а к аллостерическому центру каждой субъединицы (рис. 8.7).

В работающей мышце накопление АМФ, обусловленное тратой АТФ, вызывает аденилирование и активирование фосфорилазы b. В покое, наобо рот, высокие концентрации АТФ, вытесняя АМФ, приводят к аллостериче скому ингибированию этого фермента путем деаденилирования.

цАМФ и протеинкиназа играют центральную роль в гормональной регуляции синтеза и распада гликогена в печени (рис. 8.8). Подробно о химических превращениях гликогена см. в главе 10 *.

Третий тип – кальциевая регуляция, основанная на аллостерическом активировании киназы фосфорилазы b ионами Са2+, концентрация которых повышается при мышечном сокращении, способствуя тем самым образова нию активной фосфорилазы а.

Гуанилатциклазная мессенджерная система Довольно долгое время циклический гуанозинмонофосфат (цГМФ) рас сматривался как антипод цАМФ. Ему приписывали функции, противопо ложные цАМФ. К настоящему времени получено много данных, что цГМФ принадлежит самостоятельная роль в регуляции функции клеток. В частно сти, в почках и кишечнике он контролирует ионный транспорт и обмен воды, в сердечной мышце служит сигналом релаксации и т.д.

Биосинтез цГМФ из ГТФ осуществляется под действием специфической гуанилатциклазы по аналогии с синтезом цАМФ:

Гуанилатциклаза ГТФ цГМФ + РР i * Гликогенфосфорилаза печени также регулируется гормонами (адреналин и глюкагон) и, кроме того, концентрацией в крови глюкозы, которая оказалась, как и глюкозо-6-фосфат, аллостерическим ингибитором фосфорилазы а;

связывание глюкозы (когда уровень глюкозы повышается в крови) с аллостерическим участком активной фосфорилазы а вызывает ряд конформационных изменений структуры, способствуя активированию фосфатазы фосфорила зы а (см. рис. 10.1), соответственно дефосфорилированию фосфорилазы а и превращению ее в неактивную фосфорилазу b.

Адреналин G АЦ АТФ РРi цАМФ 5'-АМФ Са2+ ПРОТЕИНКИНАЗА С R Pi АТФ Киназа Ф b неактивная Фосфатаза КФ b С R КФ b активная Н2О АДФ АДФ АТФ 2АДФ 2АТФ ГС ГС Фосфорилаза Фосфорилаза УДФ Рi неак активная а b тивная активная неактивная УТФ РРi Глк-1 УДФ-Глк Н2О Рi 2Н2О 2Рi Фосфатаза Фосфатаза ГС Глк-6 Ф а Глюкоза ИНСУЛИН Са2+ Кровь Рис. 8.8. Схематическое выражение центральной роли цАМФ и протеинкиназы в гормональной регуляции синтеза и распада гликогена.

Адреналинрецепторный комплекс: АЦ - аденилатциклаза, G - G-белок;

С и R - соответственно каталитические и регуляторные субъединицы протеинкиназы;

КФ - киназа фосфорилазы b Ф - фосфорилаза;

Глк-1-P - глюкозо-1-фосфат;

Глк-6-P - глюкозо-6-фосфат;

УДФ-Глк - ури диндифосфатглюкоза;

ГС - гликогенсинтаза.

Известны четыре разные формы гуанилатциклазы, три из которых являются мембраносвязанными и одна – растворимая открыта в цитозоле.

Показано, что мембраносвязанные формы (мол. массой ~ 180000) состоят из 3 участков: рецепторного, локализованного на внешней поверхности плазматической мембраны;

внутримембранного домена и каталитического компонента, одинакового у разных форм фермента. Гуанилатциклаза от крыта во многих органах (сердце, легкие, почки, надпочечники, эндотелий кишечника, сетчатка и др.), что свидетельствует о широком ее участии в регуляции внутриклеточного метаболизма, опосредованном через цГМФ.

Мембраносвязанный фермент активируется через соответствующие рецеп торы короткими внеклеточными пептидами (18–20 аминокислотных остат ков), в частности гормоном предсердным натрийуретическим пеп тидом (АНФ), термостабильным токсином грамотрицательных бактерий и др. АНФ, как известно, синтезируется в предсердии в ответ на увеличение объема крови, поступает с кровью в почки, активирует гуанилатциклазу (соответственно повышает уровень цГМФ), способствуя экскреции Na и воды. Гладкие мышечные клетки сосудов также содержат аналогичную рецептор-гуанилатциклазную систему, посредством которой связанный с рецептором АНФ оказывает сосудорасширяющее действие, способствуя снижению кровяного давления. В эпителиальных клетках кишечника акти ватором рецептор–гуанилатциклазной системы может служить бактериаль ный эндотоксин, который приводит к замедлению всасывания воды в ки шечнике и развитию диареи.

Растворимая форма гуанилатциклазы (мол. масса 152000) является гемсодержащим ферментом, состоящим из 2 субъединиц. В регуляции этой формы гуанилатциклазы принимают участие нитровазодилататоры, свободные радикалы – продукты перекисного окисления липидов. Одним из хорошо известных активаторов является эндотелиальный фактор (EDRF), вызывающий релаксацию сосудов. Действующим компонентом, естествен ным лигандом, этого фактора служит оксид азота NO. Эта форма фермента активируется также некоторыми нитрозовазодилататорами (нит роглицерин, нитропруссид и др.), используемыми при болезнях сердца;

при распаде этих препаратов также освобождается NO.

Оксид азота образуется из аминокислоты аргинина при участии сложной Са2+-зависимой ферментной системы со смешанной функцией, названной NO-синтазой:

О НАДФН + Н+ НАДФ+ + NО NO-синтаза Цитруллин Аргинин Оксид азота при взаимодействии с гемом гуанилатциклазы способствует быстрому образованию цГМФ, который снижает силу сердечных сокраще ний путем стимулирования ионных насосов, функционирующих при низких концентрациях Са2+. Однако действие NO кратковременное, несколько секунд, локализованное – вблизи места его синтеза. Подобный эффект, но более длительный оказывает нитроглицерин, который медленнее освобож дает NO.

Получены доказательства, что большинство эффектов цГМФ опосредо вано через цГМФ-зависимую протеинкиназу, названную протеинкина зой G. Этот широко распространенный в эукариотических клетках фермент получен в чистом виде (мол. масса 80000). Он состоит из 2 субъединиц – каталитического домена с последовательностью, аналогичной последова тельности С-субъединицы протеинкиназы А (цАМФ-зависимой), и регуля торного домена, сходного с R-субъединицей протеинкиназы А (см. ранее).

Однако протеинкиназы А и G узнают разные последовательности белков, регулируя соответственно фосфорилирование ОН-группы серина и треони на разных внутриклеточных белков и оказывая тем самым разные биологи ческие эффекты.

Уровень циклических нуклеотидов цАМФ и цГМФ в клетке контроли руется соответствующими фосфодиэстеразами, катализирующими их гидролиз до 5'-нуклеотидмонофосфатов и различающимися по сродству к цАМФ и цГМФ. Выделены и охарактеризованы растворимая кальмоду линзависимая фосфодиэстераза и мембраносвязанная изоформа, не регули руемая Са2+ и кальмодулином.

Са2+-мессенджерная система Ионам Са2+ принадлежит центральная роль в регуляции многих клеточных функций. Изменение концентрации внутриклеточного свободного Са2+ является сигналом для активации или ингибирования ферментов, которые в свою очередь регулируют метаболизм, сократительную и секреторную активность, адгезию и клеточный рост. Источники Са2+ могут быть внутри- и внеклеточными. В норме концентрация Са2+ в цитозоле не превышает 10–7 М, и основными источниками его являются эндоплазмати ческий ретикулум и митохондрии. Нейрогормональные сигналы приводят к резкому повышению концентрации Са2+ (до 10–6 М), поступающего как извне через плазматическую мембрану (точнее, через потенциалзависимые и рецепторзависимые кальциевые каналы), так и из внутриклеточных источников. Одним из важнейших механизмов проведения гормонального сигнала в кальций–мессенджерной системе является запуск клеточных реак ций (ответов) путем активирования специфической Са2+-кальмодулин зависимой протеинкиназы. Регуляторной субъединицей этого фермен та оказался Са2+-связывающий белок кальмодулин (мол. масса 17000).

При повышении концентрации Са2+ в клетке в ответ на поступающие сигналы специфическая протеинкиназа катализирует фосфорилирование множества внутриклеточных ферментов – мишеней, регулируя тем самым их активность. Показано, что в состав киназы фосфорилазы b, активируе мой ионами Са2+, как и NO-синтазы, входит кальмодулин в качестве субъединицы. Кальмодулин является частью множества других Са2+-свя зывающих белков. При повышении концентрации кальция связывание Са2+ с кальмодулином сопровождается конформационными его изменениями, и в этой Са2+-связанной форме кальмодулин модулирует активность множества внутриклеточных белков (отсюда его название).

К внутриклеточной системе мессенджеров относят также производные фосфолипидов мембран эукариотических клеток, в частности фосфорили рованные производные фосфатидилинозитола. Эти производные освобож даются в ответ на гормональный сигнал (например, от вазопрессина или тиротропина) под действием специфической мембраносвязанной фосфо липазы С. В результате последовательных реакций образуются два потен циальных вторичных мессенджера – диацилглицерол и инозитол-1,4,5-три фосфат.

Биологические эффекты этих вторичных мессенджеров реализуются по-разному. Действие диацилглицерола, как и свободных ионов Са2+, опосредовано через мембраносвязанный Са-зависимый фермент протеин киназу С, которая катализирует фосфорилирование внутриклеточных ферментов, изменяя их активность. Инозитол-1,4,5-трифосфат связывается со специфическим рецептором на эндоплазматическом ретикулуме, способ ствуя выходу из него ионов Са2+ в цитозоль.

2АТФ 2АДФ Фосфатидил инозитол киназа Фосфатидил-инозитол Фосфатидил-инозитол-бисфосфат Н2О Фосфолипаза С Диацилглицерол Инозитол-1,4,5-три фосфат Таким образом, представленные данные о вторичных мессенджерах свидетельствуют о том, что каждой из этих систем посредников гормональ ного эффекта соответствует определенный класс протеинкиназ, хотя нельзя исключить возможности существования тесной связи между этими система ми. Активность протеинкиназ типа А регулируется цАМФ, протеин киназы G – цГМФ;

Са2+-кальмодулинзависимые протеинкиназы на ходятся под контролем внутриклеточной [Са2+], а протеинкиназа типа С регулируется диацилглицеролом в синергизме со свободным Са2+ и кис лыми фосфолипидами. Повышение уровня какого-либо вторичного мес сенджера приводит к активации соответствующего класса протеинкиназ и последующему фосфорилированию их белковых субстратов. В результате меняется не только активность, но и регуляторные и каталитические свойства многих ферментных систем клетки: ионных каналов, внутрикле точных структурных элементов и генетического аппарата.

Известно, что эффект стероидных гормонов реализуется через генетиче ский аппарат путем изменения экспрессии генов. Гормон после доставки с белками крови в клетку проникает (путем диффузии) через плазматиче скую мембрану и далее через ядерную мембрану и связывается с внутри ядерным рецептором–белком. Комплекс стероид–белок затем связывается с регуляторной областью ДНК, с так называемыми гормончувствительны ми элементами, способствуя транскрипции соответствующих структурных генов, индукции синтеза белка de novo (см. главу 14) и изменению метаболизма клетки в ответ на гормональный сигнал.

Следует подчеркнуть, что главной и отличительной особенностью моле кулярных механизмов действия двух основных классов гормонов является то, что действие пептидных гормонов реализуется в основном путем посттрансляционных (постсинтетических) модификаций белков в клетках, в то время как стероидные гормоны (а также тиреоидные гормоны, ретиноиды, витамин D3-гормоны) выступают в качестве регуляторов экспрессии генов. Это обобщение, однако, не является абсолютным, и здесь возможны модификации, рассмотренные при описании отдельных гормонов.

Глава БИОМЕМБРАНЫ И БИОЭНЕРГЕТИКА ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ БИОМЕМБРАН Все клетки отграничены друг от друга и от окружающей среды с помощью специальной оболочки – клеточной мембраны. Со времен К. Негели, опи савшего в 1855 г. структуру мембран, окружающих живые клетки, пред ставления об устройстве и функциях мембран существенно обогатились.

Клеточная мембрана во многом определяет свойства, поведение и даже форму клетки. Мембраны прокариот и эукариот различаются между собой по составу и свойствам. Растительные и животные клетки также отличаются друг от друга как по набору органелл, так и по свойствам мембран (рис. 9.1).

Состав и строение биологических мембран. Биологические мембраны состоят из белков и липидов. Углеводы присутствуют лишь в качестве составных частей сложных белков (гликопротеинов) и сложных липидов (гликолипидов). Нуклеиновые кислоты в небольшом количестве бывают ассоциированы с мембранами, но в состав мембранных структур не включаются. Вода составляет 20% от мембранного материала, а отноше ние белок/липид в зависимости от вида мембран колеблется от 0,25 (клетки миелиновой оболочки) до 3,0 (митохондриальные мембраны).

Липиды мембран представлены четырьмя основными группами: фосфо липидами (основная доля), сфинголипидами, гликолипидами и стероидами.

Фосфолипиды – это сложные эфиры фосфатидной кислоты. Основными фосфолипидами являются фосфатидилэтаноламин, фосфатидилсерин, фос фатидилинозит и фосфатидилхолин. В состав фосфолипидов входят также дифосфатидилглицерины (кардиолипин), плазмалогены (1-О-алкенил-2-О ацилфосфолипиды) и диольные фосфолипиды. Сфинголипиды, которые являются производными церамида и монофосфорных эфиров различных спиртов, представлены в основном сфингомиелином. Гликолипиды – глико зильные производные церамида – представлены как нейтральными церебро зидами, так и их кислыми сульфоэфирами – сульфатидами. Производные церамида и нейраминовой кислоты – ганглиозиды – часто выделяют в от дельную группу липидов – гликосфинголипиды. Стероиды представлены холестерином (в мембранах животных клеток), ситостерином (в раститель ных клетках) и тетрахименином (обнаружен у тетрахимены).

Несмотря на различия в составе, все мембранные липиды построены по единому плану и легко смешиваются друг с другом, образуя монослойные или бислойные структуры (рис. 9.2). В этих структурах реализуется 2 типа взаимодействий: ионные взаимодействия полярных «голов» и гидрофобные взаимодействия жирнокислотных цепей. Благодаря этому мицеллы и липо сомы, создаваемые протяженными бислойными структурами, достаточно стабильны в водном окружении.

В наружных (плазматических) мембранах животных клеток обнаружива ется большое количество холестерина (около 21 моль%), меньше – фос Клеточная стенка Хлоропласт Плазматическая мембрана Ядро Митохондрии Митохондрии Эндоплаз матический ретикулум Аппарат Гольджи Вакуоль (тонопласт) Лизосома 10 мкм Рис. 9.1. Схематическое изображение животной (слева) и растительной (справа) клетки.

фатидилэтаноламина и еще меньше фосфатидилхолина. Для внутриклеточ ных мембран основным компонентом является фосфатидилхолин, и соотно шение фосфатидилхолин/фосфатидилэтаноламин в них всегда больше 1.

Соотношение основных классов липидов мембран нейронов у различных животных почти не подвержено изменениям. По-видимому, это соотноше ние сформировалось на самых ранних стадиях эволюции и обеспечивает как стабильность липидного бислоя, так и возможность включения в него белковых молекул. В то же время жирнокислотные компоненты мембран ных липидов сильно подвержены эволюционной и сезонной изменчивости.

Жирные кислоты, составляющие «хвост» липидных молекул, представ лены насыщенными [от лауриновой (С12) до лигноцериновой (С24)] и нена сыщенными (мононенасыщенные пальмитоолеиновая и олеиновая;

полине насыщенные линолевая, линоленовая, арахидоновая) кислотами. У высших растений преобладают пальмитиновая, олеиновая и линолевая кислоты, а стеариновая почти не обнаруживается;

в ряде случаев выявляются оксикислоты. В мембранах животных клеток, кроме пальмитиновой и олеи новой, много стеариновой кислоты и больше высокомолекулярных жирных кислот (содержат 20–24 углеродных фрагмента). Жирные кислоты, как Рис. 9.2. Химические формулы распространенных липидов биологических мембран.

1 - фосфатидилэтаноламин;

2 - фосфатидилсерин;

3 - фосфатидилинозит;

4 - фосфатидилхолин;

5 - кардиолипин;

6 - сфингомиелин;

7 - цереброзид;

8 - холестерин;

9 - расположение молекулы холестерина между двумя молекулами фосфолипидов: а - наименее упорядоченная область бислоя, б - область, упорядочиваемая холестерином, в - область полярных «голов». Красным отмечены полярные области молекул.

правило, имеют четное число атомов углерода, но у цереброзидов и ган глиозидов встречаются и нечетные углеводородные остовы. У бактерий полиненасыщенные жирные кислоты практически отсутствуют, но часто имеются разветвленные окси- и циклопропансодержащие кислоты. Для мембран термоацидофильных, галофильных и метанообразующих архебак терий характерно наличие нетипичных липидов, содержащих изопреноид а б Рис. 9.3. Распределение липидов между наружной (а) и внутренней (б) сторонами бислоя в мембранах эритроцитов (I), вируса гриппа (II) и саркоплазматического ретикулума кролика (III).

Фл - общие фосфолипиды;

Фх - фосфатидилхолин;

Фэ - фосфатидилэтаноламин;

Фс - фосфати дилсерин;

См - сфингомиелин;

Фи - фосфатидилинозит.

ные цепи, метальные концы которых соединены друг с другом ковалент ными связями. Такие «шпильки» обеспечивают повышенную прочность липидного бислоя. (Подробнее о жирных кислотах см. главу 11.) Липиды в составе бислоя распределяются асимметрично. Это свойство диктуется особенностями строения их молекул: фосфатидилхолину, фосфат идилсерину, сфингомиелину присуща цилиндрическая форма, фосфатидил этаноламину – форма конуса, а лизофосфолипидам (получаются в резуль тате отщепления от молекулы одной жирнокислотной цепи) – форма пере вернутого конуса. Природные мембраны также обладают исходной асим метрией (рис. 9.3).

Белки взаимодействуют с мембранным бислоем, в результате чего они либо ассоциируются с поверхностью мембраны – периферические белки, либо пересекают бислой один или несколько раз, прочно интегрируясь в него,– это интегральные белки. Интеграция оказывается возможной, если в первичной структуре белка имеются достаточно протяженные участки, содержащие гидрофобные аминокислотные последовательности. В таком случае белковые молекулы способны самопроизвольно встраиваться в би слой. При ассоциации рибосом с мембранными структурами встраивание гидрофобных белков в мембрану осуществляется синхронно с их синтезом при участии специальных механизмов, потребляющих энергию АТФ.

Участки белка, которые обращены во внеклеточную среду, могут под вергаться гликозилированию. В мембранах растений и бактерий полисахара играют самостоятельную роль, образуя наружную оболочку. В клетках животных, в которых наружный слой включает углеводы, имеется внутрен ний цитоскелет, состоящий из актина и других легко полимеризующихся белков;

он имеет регулярную связь с мембранными белками и выполняет формообразующую и опорную функцию (рис. 9.4).

Фазовое состояние мембранных липидов. Мембранные липиды могут находиться в нескольких фазовых состояниях, т. е. они обладают мезомор физмом. Два основных ламеллярных состояния, характерных для мембран ных липидов в клеточных системах: кристаллическое и жидкокристалличе ское – различаются плотностью упаковки и подвижностью находящихся в бислое белковых молекул. При более плотной упаковке ацильные цепи Гликокаликс Мембранный бислой с встроенными в него белками Цитоскелет Рис. 9.4. Схематическое изображение клеточной мембраны.

липидов расположены под углом, близким к 90°, и все С—С-связи нахо дятся в транс-конформации (максимально вытянуты). Фазовый переход приводит к увеличению подвижности ацильных цепей в бислое, увеличению угла их наклона и уменьшению плотности упаковки. Латеральная подвиж ность мембранных белков после фазового перехода возрастает, увеличива ется вероятность образования их ассоциатов.

В липидном бислое могут также образовываться гексагональные струк туры (вывернутые мицеллы). При их образовании в мембране возникают дефекты регулярной упаковки, что позволяет проникать через мембрану крупным молекулам, а также обеспечивает обмен компонентами монослоев в бислойной мембране.

Фазовые переходы мембранных липидов могут быть вызваны изменени ем температуры среды. Значение температуры, при котором наблюдается фазовый переход, называется критической температурой фазового перехода, или разделения фаз, если различные участки мембраны вследствие гетеро генности липидного состава по-разному отвечают на изменения темпера туры. Ионы Са2+, изменение числа ненасыщенных жирнокислотных цепей мембранных фосфолипидов и некоторые другие факторы также могут индуцировать фазовые переходы в бислое. Обычно критическая температу ра фазовых переходов приближена к температуре тела гомойотермных животных (или к температуре среды обитания пойкилотермных животных).

Таким образом, достаточно незначительного изменения условий, чтобы изменить упаковку мембраны.

Специфические свойства биологических мембран. Благодаря указанным особенностям биологические мембраны имеют присущие им характерные черты. Они образуют протяженные бислойные структуры малой толщины (6–10 нм), объединяющие белковые и липидные компоненты с различными свойствами.

Целостная структура мембраны создается за счет гидрофобных и элект ростатических взаимодействий, а не за счет ковалентных связей между составляющими ее молекулами белков и липидов. Гидрофобный липидный бислой представляет естественную преграду для проникновения полярных молекул. Мембраны асимметричны по своему исходному строению, что обеспечивает градиент кривизны и спонтанное образование замкнутых структур.

Мембранный бислой обладает относительно малой микровязкостью.

Другими словами, мембраны рыхло упакованы, что позволяет отдельным компонентам проявлять высокую подвижность в латеральном направ лении.

Наружные мембраны клеток отличаются от внутренних по липидному составу (последние почти не содержат стеринов, имеют соотношение ФХ/ФЭ > 1) и обладают специфическим набором ферментов и рецепторов.

Как правило, белки плазматических мембран со стороны внеклеточной среды обильно гликозилированы. Внутриклеточные мембраны содержат мало гликопротеинов и гликолипидов и характеризуются меньшей микро вязкостью. Благодаря этому они могут образовывать органеллы малого размера. Мембранные белки выполняют различные специфические функ ции: рецепторные, транспортные, ферментативные, энергопреобразующие и т.д. (см. далее).

Функции биологических мембран. Как отмечалось, клеточные мембраны отграничивают содержимое клетки (или клеточной органеллы) от окружаю щей среды. Благодаря наличию специальных рецепторов они воспринима ют сигналы из внешней среды (например, молекулы гормонов, называемые первичными мессенджерами, или посредниками), в ответ на которые образу ются вторичные мессенджеры, высвобождающиеся внутрь клетки. Так осу ществляется преобразование сигналов, изменяющих клеточный метаболизм в соответствии с изменяющимися условиями среды (см. главу 8).

Мембранные рецепторы выполняют функции узнавания (иммунокомпе тентная система), адгезии (обеспечение межклеточных контактов, формиро вание тканей), регуляции активности ионных каналов (электрическая возбу димость, создание мембранного потенциала). Мембранные ферменты в со ставе бислоя приобретают большую стабильность и способность к осуще ствлению реакций, которые в гидрофильном окружении протекали бы с весьма малой скоростью. Липидное окружение предоставляет таким белкам «привилегированные» условия функционирования, но и накладыва ет ограничения на поведение белковых ассоциатов: последнее сильно зависит от плотности упаковки (микровязкости) мембран. Поэтому факто ры, влияющие на липидный состав и свойства клеточной мембраны, оказывают регулирующее влияние на функции мембранных белков.

Мембранные белки часто образуют олигомерные ансамбли, взаимодей ствия между которыми (или длительность их существования в бислое) оказывается под контролем их мембранного окружения. Изменения микро вязкости мембран в таком случае позволяют контролировать активность этих надмолекулярных структур.

Транспортная функция является одной из важных функций клеточных мембран (рис. 9.5). Мембрана создает существенные ограничения для проникновения различ ных веществ, однако она не является полностью непроницаемой: небольшие нейтральные молекулы могут проникать через бислой в области структурных дефектов. Этот процесс осуществляется по градиенту концентрации переносимого вещества - из области, где его содержание высоко, в область с более низким содержанием. Такой процесс называется простой диффузией, он осуществляется неизбирательно и с низкой скоростью.

При облегченной диффузии вещества также переносятся в направлении их концентрационного градиента, но с использованием специальных структур - пере носчиков или каналов, увеличивающих скорость и специфичность переноса. Извест Унипорт Симпорт Антипорт Котранспорт а Транспортируемая Канал молекула Переносчик Бислой 1 2 3 4 Энергия Диффузия б Рис. 9.5. Перенос веществ через мембрану.

а - виды переноса;

б - пассивный и активный транспорт: 1 - пассивная диффузия;

2 - диффузия с помощью канала;

3 - диффузия с помощью переносчика;

4 - активный транспорт;

5 - вторич но-активный транспорт.

ны высокоспецифические транслоказы - белковые молекулы, переносящие аденило вые нуклеотиды через внутреннюю мембрану митохондрий: Nа+/Са2+-обменник белок, входящий в состав плазматических мембран многих клеток;

низкомолекуляр ный пептид бактериального происхождения валиномицин - специфический перенос чик для ионов К+.

Облегченная диффузия, осуществляемая с помощью каналов, не обладает высо кой специфичностью (специфичность определяется лишь размерами канала), но протекает с большей скоростью, а процесс переноса не достигает насыщения в широком диапазоне концентраций переносимого вещества. Функционирование каналов в меньшей степени зависит от фазового состояния мембраны, чем функцио нирование переносчиков. Все эти примеры относятся к пассивному транспорту через мембрану.

Активный транспорт веществ осуществляется такими же механизмами, но проте кает против концентрационного градиента и для своего осуществления должен быть сопряжен с энергодающим процессом. Основным источником энергии для активно го транспорта является АТФ. Поэтому, как правило, эти системы представляют собой АТФазы. Примером систем активного транспорта ионов является Na+/K+ АТФаза плазматических мембран животных клеток, которая «выкачивает» из клетки ионы натрия в обмен на ионы калия, затрачивая на выполнение этой работы АТФ в стехиометрии 3Nа+/2К+/1АТФ. Са2+-АТФаза осуществляет активный транспорт кальция через мембрану со стехиометрией 2Са2+/1АТФ.

В так называемых сопрягающих мембранах имеются протонные насосы, работающие как Н+-АТФазы. В результате их функционирования на мембране возникает разность концентраций протонов (рН) и разность электрических потен циалов, в совокупности образующие протонный электрохимический потенциал, обозначаемый Н+ (см. далее). За счет работы Н+-АТФазы создается кислая среда в некоторых органеллах клетки (например, лизосомах, хромаффинных клетках надпочечников). В митохондриальной мембране Н+-АТФаза работает в обратном направлении, используя Н+, создаваемый в дыхательной цепи, для образования АТФ.

Наконец, в клетках широко представлен вторично-активный транспорт, в процессе которого градиент одного вещества используется для транспорта другого. С по мощью вторично-активного транспорта клетки аккумулируют сахара, аминокисло ты и выводят некоторые продукты метаболизма, используя градиент Na+, созда ваемый в ходе работы Na+/К+-АТФазы (см. рис. 9.5).

БИОЭНЕРГЕТИКА С позиций термодинамики (см. главу 4) метаболизм представляет собой совокупность процессов, в которой реакции, потребляющие энергию из внешней среды (эндэргонические), сопрягаются с энергодающими (экзэрго ническими) реакциями, что позволяет живым существам оказывать посто янное сопротивление нарастанию энтропии. Выяснение биохимических механизмов, приводящих к генерации различных форм биологической энергии, является предметом биоэнергетики. Источником энергии служат реакции, в ходе которых соединения, содержащие атомы углерода в высо ковосстановленном состоянии, подвергаются окислению, а специальные дыхательные переносчики присоединяют протоны и электроны (восстанав ливаются) и в таком виде транспортируют атомы водорода к дыхательной цепи.

Биологические виды энергии. Энергетические превращения в живой клет ке подразделяют на две группы: локализованные в мембранах и протекаю щие в цитоплазме. В каждом случае для «оплаты» энергетических затрат используется своя «валюта»: в мембране это Н+ или Na+, а в цито плазме – АТФ, креатинфосфат и другие макроэргические соединения. Не посредственным источником АТФ являются процессы субстратного и окис лительного фосфорилирования. Процессы субстратного фосфорилирования наблюдаются при гликолизе и на одной из стадий цикла трикарбоновых кислот (реакция сукцинил-КоА —> сукцинат;

см. главу 10). Генерация Н+ и Na, используемых для окислительного фосфорилирования, осуществ ляется в процессе транспорта электронов в дыхательной цепи энергосопря гающих мембран.

Энергия разности потенциалов на сопрягающих мембранах может обратимо превращаться в энергию АТФ. Эти процессы катализируются Н+-АТФ-синтазой в мембранах, генерирующих протонный потенциал, или Na+-АТФ-синтазой (Na+-АТФазой) в «натриевых мембранах» алкалофиль ных бактерий, поддерживающих Na+ [Скулачев В.П., 1989]. На рис. 9. представлена схема энергетики живых клеток, использующих Н+ в каче стве мембранной формы конвертируемой энергии. На схеме видно, что свет или энергия субстратов дыхания утилизируется ферментами фотосинтети ческой или дыхательной редокс-цепи (у галобактерий – бактериородопси ном). Генерируемый потенциал используется для совершения полезной работы, в частности для образования АТФ. Будучи макроэргическим соединением, АТФ выполнняет функцию аккумулирования биологической энергии и ее последующего использования для выполнения клеточных функций. «Макроэргичность» АТФ объясняется рядом особенностей его Дыхательные субстраты Свет Редокс-цепи Бактериородопсин Трансгидрогеназа РРi Тепло Na-градиент Механическая Осмотическая работа работа Электрическая Химическая работа работа Креатинфосфат Тепло Осмотическая Механическая работа работа Субстратное фосфорилирование Гликолитические суб страты, кетокислоты Рис. 9.6. Взаимозаменяемость различных видов биологической энергии при выпол нении клеточной работы [Скулачев В.П., 1989].

Красной стрелкой показана взаимозаменяемость в клетке двух клеточных видов энергии - АТФ и Н+, для которых имеются также специальные буферные системы: креатинфосфат для АТФ (клетки животных) и градиент ионов Na (алкалофильные бактерии).

молекулы. Это прежде всего высокая плотность зарядов, сконцентрирован ная в «хвосте» молекулы, обеспечивающая легкость диссоциации терми нального фосфата при водном гидролизе. Продукты этого гидролиза представляют собой АДФ и неорганический фосфат и далее – АМФ и неор ганический фосфат. Это обеспечивает высокую величину свободной энергии гидролиза терминального фосфата АТФ в водной среде.

Тканевое дыхание и биологическое окисление. Распад органических соеди нений в живых тканях, сопровождающийся потреблением молекулярного кислорода и приводящий к выделению углекислого газа и воды и образова нию биологических видов энергии, называется тканевым дыханием. Ткане вое дыхание представляют как конечный этап пути превращений моносаха ров (в основном глюкозы) до указанных конечных продуктов, в который на разных стадиях включаются другие сахара и их производные, а также промежуточные продукты распада липидов (жирные кислоты), белков (аминокислоты) и нуклеиновых оснований. Итоговая реакция тканевого дыхания будет выглядеть следующим образом:

С6Н12О6 + 6O2 = 6СO2 + 6Н2O + 2780 кДж/моль.

(1) Впервые сущность дыхания объяснил А.-Л. Лавуазье (1743-1794), обративший внимание на сходство между горением органических веществ вне организма и дыха нием животных. Постепенно становились ясными принципиальные различия между этими двумя процессами: в организме окисление протекает при относительно низкой температуре в присутствии воды, и его скорость регулируется обменом веществ. В настоящее время биологическое окисление определяется как совокупность реакций окисления субстратов в живых клетках, основная функция которых - энерге тическое обеспечение метаболизма. В развитие концепций биологического окисле ния в XX в. важнейший вклад внесли А.Н. Бах, О. Варбург, Г. Крепс, В.А. Энгель гардт, В.И. Палладин, В.А. Белицер, С.Е. Северин, В.П. Скулачев.

Потребление кислорода тканями зависит от интенсивности реакций тканевого дыхания. Наибольшей скоростью тканевого дыхания характери зуются почки, мозг, печень, наименьшей – кожа, мышечная ткань (в покое).

Уравнение (2) описывает суммарный результат многоступенчатого процес са, приводящего к образованию молочной кислоты (см. главу 10) и проте кающего без участия кислорода:

С6Н12Об = 2С3Н6О3 + 65 кДж/моль.

(2) Этот путь отражает, по-видимому, энергетическое обеспечение простей ших форм жизни, функционировавших в бескислородных условиях. Совре менные анаэробные микроорганизмы (осуществляющие молочнокислое, спиртовое и уксуснокислое брожение) получают для жизнедеятельности энергию, производимую в процессе гликолиза или его модификаций.

Использование клетками кислорода открывает возможности для более полного окисления субстратов. В аэробных условиях продукты бескисло родного окисления становятся субстратами цикла трикарбоновых кислот (см. главу 10), в ходе которого образуются восстановленные дыхательные переносчики НАДФН, НАДН и флавиновые коферменты. Способность НАД+ и НАДФ+ играть роль промежуточного переносчика водорода связана с наличием в их структуре амида никотиновой кислоты. При взаимодействии этих кофакторов с атомами водорода имеет место обрати мое гидрирование (присоединение атомов водорода):

Никотинамидадениндинуклеотид (НАД+) Нинотинамидадениндинуклеотид фосфат (НАДФ+) Субстрат + НАД(Ф)Н + Н+ Субстрат–Н2 + НАД(Ф) + H+ + 2Н+ + 2e– НАДН НАД+ При этом в молекулу НАД+ (НАДФ+) включаются 2 электрона и один протон, а второй протон остается в среде.

Во флавиновых коферментах (ФАД или ФМН), активной частью моле кул которых является изоаллоксазиновое кольцо, в результате восстанов ления чаще всего наблюдается присоединение 2 протонов и 2 электронов одновременно:

Флавинмононуклеотид (ФМН) Флавинадениндинуклеотид (ФАД) + + НАДН + Н + Флавиновый фермент НАД + Флавиновый фермент (ФМНН2) (ФМН) + 2Н+ + 2e– ФАД ФАДН (или ФМН) (или ФМНН2) Восстановленные формы этих кофакторов способны транспортировать водород и электроны к дыхательной цепи митохондрий или иных энерго сопрягающих мембран (см. далее).

Организация и функционирование дыхательной цепи. В клетках эукариот дыхательная цепь расположена во внутренней мембране митохондрий, у дышащих бактерий – в цитоплазматической мембране и специализирован ных структурах – мезосомах, или тилакоидах. Компоненты дыхательной цепи митохондрий в порядке убывания окислительно-восстановительного потенциала можно расположить, как показано в табл. 9.1.

Таблица 9.1. Окислительно-восстановительный потенциал компонентов дыхатель ной цепи в стандартных условиях (концентрация компонентов 1М, рН 7,25°С) Восстановленная форма Окисленная форма E°, В + + НАДН + Н НАД –0, + ФАДН –0, ФАД Убихинол (KoQ-H ) Убихинон + 0, 2+ 3+ Цитохром b (Fe ) Цитохром b (Fe ) + 0, 2+ 3+ » с (Fe ) » c (Fe ) + 0, 1 2+ 3+ » с (Fe ) » с (Fe ) + 0, 2+ 3+ » a (Fe ) » a (Fe ) + 0, 3+ 2+ a (Fe ) +0, » а (Fe ) H2O + 0, /2O Молярные соотношения компонентов дыхательной цепи являются постоянными, ее компоненты встроены в митохондриальную мембрану в виде 4 белково-липидных комплексов: НАДН-КоQН -редуктаза (комплекс I), сукцинат-КоQ-редуктаза (комп лекс II), КоQН -цитохром c-редуктаза (комплекс III) и цитохром а-цитохромокси даза (комплекс IV) (рис. 9.7).

Если субстратом окисления служат -кетокислоты, в переносе электронов на + НАД участвуют липоатсодержащие дегидрогеназы. В случае окисления пролина, глутамата, изоцитрата и других субстратов перенос электронов происходит непос + редственно на НАД. Восстановленный НАД в дыхательной цепи окисляется НАДН-дегидрогеназой, содержащей железосерный белок (FeS) и ФМН и прочно связанной с дыхательной цепью.

Малонат Комплекс II ФАД Сукцинат FeS Карбоксин H2S CO CN Антимицин А Комплекс IV Комплекс III Комплекс I Цит а Цитa Цит b, FeS, Цит с1 Цит с Q НАДН ФМН, FеS O Сu Сu Амобарбитал Ротенон АДФ + Рi АТФ АДФ + Pi АДФ + Рi АТФ АТФ Место сопряжения Место сопряжения 1 Место сопряжения Рис. 9.7. Взаимное расположение компонентов дыхательной цепи с указанием мест фосфорилирования и специфических ингибиторов.

KoQ (убихинон), необходимый компонент дыхательной цепи, является производ ным бензохинона с боковой цепью, которая у млекопитающих чаще всего представ лена 10 изопреноидными единицами (см. главу 7). Как любой хинон, KoQ способен находиться и в восстановленном, и окисленном состоянии. Это свойство определяет его роль в дыхательной цепи - служить коллектором восстановительных эквивален тов, поставляемых в дыхательную цепь через флавиновые дегидрогеназы. Содержа ние его значительно превосходит содержание других компонентов дыхательной цепи.

Дополнительным участником дыхательной цепи является железосерный белок FeS (негемовое железо). Он участвует в окислительно-восстановительном процессе, протекающем по одноэлектронному типу. Первый участок локализации FeS нахо дится между ФМН и KoQ, второй - между цитохромами b и c1. Это соответствует тому факту, что со стадии ФМН путь протонов и электронов разделяется: первые накапливаются в митохондриальном матриксе, а вторые идут на гидрофобные переносчики - KoQ и цитохромы.

Цитохромы в дыхательной цепи выстроены в порядке возрастания окислительно восстановительного потенциала. Они представляют собой гемопротеины, в которых простетическая геминовая группа близка к гему гемоглобина (у цитохрома b иден тична). Ионы железа в составе гема при получении и отдаче электронов обратимо изменяют свою валентность.

В процессах тканевого дыхания наиболее важную роль играют цитохро мы b, с1, с, а и а3. Цитохром а3 представляет собой терминальный участок дыхательной цепи – цитохромоксидазу, которая осуществляет окисление цитохрома с и образование воды. Элементарный акт представляет собой двухэлектронное восстановление одного атома кислорода, т.е. каждая молекула кислорода одновременно взаимодействует с двумя электрон транспортными цепями. При транспорте каждой пары электронов во внутримитохондриальном пространстве может накапливаться до 6 прото нов (рис. 9.8).

Строение дыхательной цепи интенсивно исследуется. В числе послед них достижений молекулярной биохимии – установление тонкой структу Наружная Межмембранное Внутренняя мембрана пространство мембрана RH2 Матрикс R 2Н+ 2Н+ Цепь переноса электронов 2Н+ АДФ + Pi Н+ Рис. 9.8. Механизм обра зования АТФ согласно хе АТФ миосмотической гипотезе.

R - субстраты - доноры водо рода.

F0F1-АТФ-аза ры дыхательных ферментов с помощью рентгеноструктурного анализа.

С помощью электронного микроскопа с наивысшим доступным в настоя щее время разрешением можно «увидеть» структуру цитохромоксидазы (рис. 9.9).

Окислительное фосфорилирование и дыхательный контроль. Функция дыхательной цепи – утилизация восстановленных дыхательных переносчи ков, образующихся в реакциях метаболического окисления субстратов (главным образом в цикле трикарбоновых кислот). Каждая окислительная реакция в соответствии с величиной высвобождаемой энергии «обслужива ется» соответствующим дыхательным переносчиком: НАДФ, НАД или ФАД. Соответственно своим окислительно-восстановительным потенциа лам эти соединения в восстановленной форме подключаются к дыхательной цепи (см. рис. 9.7). В дыхательной цепи происходит дискриминация прото нов и электронов: в то время как протоны переносятся через мембрану, создавая рН, электроны движутся по цепи переносчиков от убихинола к цитохромоксидазе, генерируя разность электрических потенциалов, необ ходимую для образования АТФ протонной АТФ-синтазой. Таким образом, тканевое дыхание «заряжает» митохондриальную мембрану, а окисли тельное фосфорилирование «разряжает» ее.

Разность электрических потенциалов на митохондриальной мембране, создавае мая дыхательной цепью, которая выступает в качестве молекулярного проводника электронов, является движущей силой для образования АТФ и других видов полезной биологической энергии (см. рис. 9.6). Механизмы этих превращений описывает хемиосмотическая концепция превращения энергии в живых клетках. Она была выдвинута П. Митчеллом в 1960 г. для объяснения молекулярного механизма Сu Mg Область гема б а Рис. 9.9. Схематическое изображение цитохромоксидазы с разрешением 0,5 нм (а) и ее активного центра с разрешением 2,8 нм (б) [Tsukihara et al., Science.- 1966.- Vol.

269.- P. 1069] (Печатается с любезного разрешения редакции журнала).

сопряжения транспорта электронов и образования АТФ в дыхательной цепи и быстро получила международное признание. За развитие исследований в обла сти биоэнергетики П. Митчеллу в 1978 г. была присуждена Нобелевская премия.

В 1997 г. П. Бойеру и Дж. Уокеру была присуждена Нобелевская премия за выяснение молекулярных механизмов действия главного фермента биоэнергетики протонной АТФ-синтазы.

Согласно хемиосмотической концепции, движение электронов по дыха тельной цепи является источником энергии для транслокации протонов через митохондриальную мембрану. Возникающая при этом разность + электрохимических потенциалов (H ) приводит в действие АТФ-синтазу, катализирующую реакцию АДФ + Рi = АТФ.

(3) В дыхательной цепи есть только 3 участка, где перенос электронов сопряжен с накоплением энергии, достаточным для образования АТФ (см.

рис. 9.7), на других этапах возникающая разность потенциалов для этого процесса недостаточна. Максимальная величина коэффициента фосфорили рования, таким образом, составляет 3, если реакция окисления идет с участием НАД, и 2, если окисление субстрата протекает через флавиновые дегидрогеназы. Теоретически еще одну молекулу АТФ можно получить в трансгидрогеназной реакции (если процесс начинается с восстановленного НАДФ):

+ + НАДФН + НАД = НАДФ + НАДН + 30 кДж/моль.

(4) Обычно в тканях восстановленный НАДФ используется в пластическом обмене, обеспечивая разнообразные синтетические процессы, так что равно весие трансгидрогеназной реакции сильно сдвинуто влево.

Эффективность окислительного фосфорилирования в митохондриях определяет ся как отношение величины образовавшегося АТФ к поглощенному кислороду:

АТФ/О или Р/О (коэффициент фосфорилирования). Экспериментально определяе мые значения Р/О, как правило, оказываются меньше 3. Это свидетельствует о том, что процесс дыхания не полностью сопряжен с фосфорилированием. Действительно, окислительное фосфорилирование в отличие от субстратного не является процессом, в котором окисление жестко сопряжено с образованием макроэргов. Степень сопряжения зависит главным образом от целостности митохондриальной мембра ны, сберегающей разность потенциалов, создаваемую транспортом электронов. По этой причине соединения, обеспечивающие протонную проводимость (как 2,4-ди нитрофенол), являются разобщителями.

Несопряженное дыхание (свободное окисление) выполняет важные биологические функции. Оно обеспечивает поддержание температуры тела на более высоком уровне, чем температура окружающей среды. В процессе эволюции у гомойотерм ных животных и человека сформировались специальные ткани (бурый жир), функци ей которых является поддержание постоянной высокой температуры тела за счет регулируемого разобщения окисления и фосфорилирования в митохондриальной дыхательной цепи. Процесс разобщения контролируется гормонами.

В норме скорость митохондриального транспорта электронов регулируется содержанием АДФ. Выполнение клеткой функций с затратой АТФ приводит к накоплению АДФ, который в свою очередь активирует тканевое дыхание. Таким образом, клеткам свойственно реагировать на интенсивность клеточного метабо лизма и поддерживать запасы АТФ на необходимом уровне. Это свойство называет ся дыхательным контролем.

За сутки человек потребляет около 550 л (24,75 моля) кислорода. Если считать, что в тканевом дыхании за этот период восстанавливается 40 г атомов кислорода (20 молей), а величину Р/О принять за 2,5, то в митохондриях должно синтезиро ваться 100 молей, или около 50 кг АТФ! При этом часть энергии окисления субстратов расходуется на совершение полезной работы, не превращаясь в АТФ (см.

рис. 9.6).

Приведенные данные показывают, как важно организму поддержание процессов жизнедеятельности.

Свободное окисление. Одна из задач свободного (несопряженного) окис ления – превращения природных или неприродных субстратов, называемых в этом случае ксенобиотиками (ксено – несовместимый, биос – жизнь). Они осуществляются ферментами диоксигеназами и монооксигеназами. Окисле ние протекает при участии специализированных цитохромов, локализован ных чаще всего в эндоплазматическом ретикулуме, поэтому иногда этот процесс называют микросомальным окислением [Арчаков А.И., 1975].

В реакциях свободного окисления участвуют также кислород и восста новленные дыхательные переносчики (чаще всего НАДФН). Акцептором электронов является цитохром Р-450 (иногда цитохром b5). Окисление субстрата протекает по следующей схеме:

SH + O2 –> SOH.

(5) Механизм действия оксигеназ включает изменение валентности входящих в их состав ионов двухвалентных металлов (железа или меди). Диоксигеназы присоеди няют к субстрату молекулярный кислород, активируя его за счет электрона атома железа в активном центре (железо при этом становится трехвалентным). Оксигена ция протекает как атака субстрата образующимся супероксид-анионом кислорода.

Одной из биологически важных реакций такого типа является превращение -каро тина в витамин А. Монооксигеназы требуют участия в реакции НАДФН, атомы водорода которого взаимодействуют с одним из атомов кислорода, поскольку только один электрон связывается с субстратом. К широко распространенным монооксигеназам относятся разнообразные гидроксилазы. Они принимают участие в окислении аминокислот, оксикислот, полиизопреноидов.

В процессе свободного окисления вследствие особенностей используе мых цепей передачи электронов не происходит образования АТФ;

биологи ческая роль этих процессов заключается в метаболизме ряда природных и ксенобиотических субстратов. В последнем случае свободное окисление выполняет важную функцию модификации чужеродных соединений. К по следним относятся лекарственные средства, гербициды, продукты загряз нения окружающей среды, в возрастающем количестве попадающие в орга низм с водой, пищей и атмосферным воздухом. Как правило, они имеют гидрофобные свойства. Многие из них являются канцерогенными. Их гидроксилирование в ходе свободного окисления облегчает последующую деструкцию и выведение из организма (см. главу 12 и 13).

ГЕНЕРАЦИЯ СВОБОДНЫХ РАДИКАЛОВ В КЛЕТКЕ Свободное окисление протекает при участии свободнорадикальных форм кислорода, которые образуются в процессе одноэлектронного восстановле ния кислорода и прежде всего супероксид-аниона кислорода.

Обычно эти реакции своднорадикального окисления протекают в актив ном центре соответствующих ферментов, а промежуточные продукты не появляются во внешней среде. При изменении условий функционирования дыхательной цепи (например, при гипоксии) в ней также возможно одно электронное восстановление кислорода, объясняющееся тем, что его срод ство к убихинону выше, чем к цитохромоксидазе. Эти процессы приводят к образованию супероксид-аниона кислорода. Этот радикал может образо вываться и под влиянием ультрафиолетовых лучей, а также путем взаимо действия кислорода с ионами металлов переменной валентности (чаще всего с железом) или в ходе спонтанного окисления некоторых соединений, например дофамина. Наконец, он может продуцироваться в клетках и таки ми ферментами, как ксантиноксидаза или НАДФН-оксидаза.

Образование супероксид-аниона кислорода имеет важное биологическое значение. Он является высокореакционным соединением, которое вследст вие высокой гидрофильности не может покидать клетку и накапливается в цитоплазме. Его превращения приводят к образованию ряда активных окислителей (рис. 9.10). Он способен активировать NO-синтазу, которая образует в тканях NO-радикал, обладающий свойствами вторичного по средника (активирует растворимую гуанилатциклазу, продукт которой – цГМФ – проявляет вазодилататорные свойства). С другой стороны, супер оксид-анион способен снижать содержание NO-радикала, превращая его в пероксинитрит ONOOH (см. рис. 9.10).

Живые клетки имеют системы защиты от повышенной продукции свободных радикалов. Фермент супероксиддисмутаза превращает супер оксид-анион кислорода в менее реакционноспособный и более гидрофобный пероксид водорода Н2О2. Пероксид водорода является субстратом ката лазы и глутатионзависимых пероксидаз, которые катализируют его превра Атака тиоловых и аминогрупп, окислительная модификация белков, липидов Миелопероксидаза Fe2+ и нуклеиновых кислот, истоще ние антиокси Fe2+ дантного фонда Н2О клеток NO-синтаза NO Смерть нейронов ONOOH О Высвобождение арахидоновой кислоты из Вазодилатация мембранного Апоптоз Рис. 9.10. Взаимопревращения фонда клеток, образование свободных радикалов и их ос вторичных новные функции в тканях [Бол мессенджеров дырев А.А., 1996].

щение в молекулу воды. Однако пероксид водорода может генерировать гидроксил-радикал в присутствии двухвалентного железа или превращаться в гипохлорит-анион ОСl– ферментом миелопероксидазой.

Как гипохлорит-анион, так и гидроксил-радикал являются сильными окислителями. Они способны модифицировать белки, нуклеиновые кисло ты, индуцировать перекисное окисление липидов (от которого наиболее сильно «страдают» полиненасыщенные мембранные липиды) и в результате цепных реакций приводить к множественным нарушениям мембран и к ги бели клеток. Важным дополнением этих реакций является способность NO-радикала при взаимодействии с супероксид-анионом образовывать пероксинитрит, который может индуцировать так называемый апоптоз (запрограммированная гибель клеток), а в ходе своего спонтанного распада превращаться в гидроксил-радикал. Последний может образовываться также из гипохлорит-аниона в присутствии ионов железа.

Процессы, протекающие до момента образования гипохлорит-аниона или гидроксил-радикала, локализованы в цитоплазме и контролируются цитоплазматическими ферментами или природными водорастворимыми антиоксидантами. Например, таурин способен связывать гипохлорит-анион в форме хлораминового комплекса, дипептид карнозин и его производные нейтрализуют гидроксил-радикал, а такие соединения, как белок ферритин, связывают железо. Перекисное окисление липидов, инициируемое в гидро фобном пространстве клеточных мембран, способен прерывать широко известный гидрофобный антиоксидант -токоферол (витамин Е). Его высо кая концентрация в биологических мембранах препятствует их поврежде нию свободными радикалами.

Полное подавление перекисных процессов в тканях, по-видимому, не целесообразно, свободные радикалы обладают полезными свойствами. Они индуцируют апоптоз, участвуют в формировании клеточного иммунитета.

Образование гидроперекисей жирнокислотных цепей полиненасыщенных фосфолипидов повреждает бислой и, стимулируя работу фосфолипаз, спо собствует высвобождению жирных кислот из состава мембранных липидов.

Полиненасыщенная арахидоновая кислота является обычной мишенью для свободнорадикальной атаки. Этот процесс может стимулировать фермента тивные превращения ее по одному из двух путей – липоксигеназному или циклооксигеназному. В результате в клетке образуются важные биологи ческие регуляторы: простагландины, лейкотриены, тромбоксаны. Лизофос фолипиды, образующиеся при отщеплении модифицированной жирной кислоты, могут быть восстановлены до исходного состояния с использова нием другой жирной кислоты (в форме ацил-КоА). Таким образом может регулироваться жирнокислотный состав липидных молекул в клеточной мембране.

Высокореакционные свободные радикалы кислорода, характеризующие ся высоким окислительным потенциалом и способностью к быстрым превращениям, могут индуцировать цепные реакции. В настоящее время признается важная роль свободнорадикальных процессов в развитии воз растных и патологических состояний в тканях [Владимиров Ю.А. и др., 1983]. Свободнорадикальные превращения вовлекаются в механизмы, по вышающие выживаемость клеток в неблагоприятных условиях, а снижение генерации свободных радикалов в организме способствует ослаблению клеточного иммунитета. Однако усиленная генерация свободных радикалов сопровождает патологические состояния (болезнь Паркинсона, Альцгейме ра) и сам процесс биологического старения.

МЕМБРАННЫЕ МЕХАНИЗМЫ РЕГУЛЯЦИИ МЕТАБОЛИЗМА Биологические мембраны представляют собой динамическую структуру, компоненты которой подвержены быстрому метаболизму. Благодаря это му липидное окружение мембранных белков обладает способностью в соот ветствии с изменением условий функционирования изменять свои физико химические свойства: упаковку, микровязкость, латеральную подвижность компонентов в бислое и т.д. Подавляющее большинство мембранных белков функционирует в составе олигомерных ансамблей, например в ды хательной цепи митохондрий. Транспортные белки также организуют ассоциаты в бислое: димеры (Са2+-АТФаза), тетрамеры (Na+/K+-АТФаза) или даже более высокоорганизованные надмолекулярные комплексы.

Примером таких комплексов являются сложные мембранные структу ры, включающие рецепторы и преобразователи сигналов, действие которых начинается с восприятия внешнего импульса (первичного посредника) на внешней стороне клеточной мембраны и завершается образованием вторич ного посредника на внутренней стороне мембраны. Рассмотрим передачу и трансформацию сигнала от первичного посредника, роль которого, как правило, выполняют разнообразные гормоны, не проникающие через кле точную мембрану (см. главу 8).

Первичный посредник взаимодействует с соответствующим рецептором, что приводит к изменению конформации последнего и, как следствие, к увеличению латеральной подвижности в мембране. Это повышает вероят ность взаимодействия активированного рецептора с преобразователем (роль преобразователей выполняют специфические мембраносвязанные белки, содержащие ГТФ в связанном состоянии,– G-белки, или ГТФ-связы вающие белки) [Авдонин П.В., Ткачук В.А., 1994].

G-белки – центральная часть регуляторного мембранного ансамбля, представлены сложным олигомерным комплексом. Они относятся к гетеро тримерным протеолипидам, состоящим из -, - и -субъединиц. -субъеди Стимулирующий внешний сигнал Ингибирующий внешний сигнал включение включение Коклюшный токсин ГТФ Холерный АТФ выключе токсин Белок ГТФ ние (неактивен) ГДФ ГДФ Pi выключение цАМФ + П-киназа R-цАМФ + С Теофиллин Белок-Р Кофеин (активен) АМФ Фосфодиэстераза Клеточный ответ Рис. 9.11. Трансмембранная передача информации с участием аденилатциклазы (АС) и ГТФ-связывающих белков.

GS - стимулирующий и Gi - ингибирующий ГТФ-связывающие белки;

RS и Ri - соответствую щие рецепторы для GS и Gi. Показаны участки активации сигнала форскалином, теофиллином и кофеином, а также ингибирования холерным и коклюшным токсинами.

ница комплекса тесно ассоциирована с - и -субъединицами. Последние модифицированы жирнокислотными радикалами – миристоильным радика лом в случае -субъединицы (присоединен через остаток глутаминовой кислоты) и геранильным радикалом в случае -субъединицы (присоединен к радикалу цистеина). Такая модификация прочно ассоциирует G-белки с мембранным бислоем. Следовательно, регуляторные белки функциониру ют в тесной связи с мембраной, и их свойства зависят от физико-химических характеристик мембраны.

Установлено, что нарушение взаимодействия между белковыми молеку лами в олигомерном ансамбле Na+/К+-АТФазы, происходящее, например, при ее свободнорадикальной модификации в ишемическом мозге, устраняет способность АТФ регулировать активность этого фермента.

Приведенные примеры указывают на важное биологическое значение олигомерных ассоциатов мембранных белков, состоящее в том, что при изменении физико-химических свойств мембраны соответственно изменяет ся и характер взаимодействия мембранных структур. Таким образом формируются обратные связи для приспособления обмена веществ к по требностям организма.

G-белки делятся на несколько типов, причем один из них выполняет стимулирующую, а остальные – ингибирующую функции. Взаимодействие соответствующего G-белка с ферментом–усилителем сигнала приводит к изменению свойств фермента и соответственно к изменению его активно сти. В случае циклического АМФ (рис. 9.11) возможна как активация аденилатциклазы, так и ее ингибирование (в зависимости от типа G-белков, участвующих в трансформации сигнала). Итогом будет изменение скорости синтеза цитоплазматического цАМФ – активатора протеинкиназ, регулиру ющих функцию клеточных белков в результате их фосфорилирования.

В неактивном состоянии протеинкиназа представляет собой димер из каталитической и регуляторной субъединиц. Активация протеинкиназы обеспечивается связыванием цАМФ с регуляторной субъединицей, что вызывает диссоциацию и активацию каталитической субъединицы.

Субстратами протеинкиназ являются разнообразные белки, фосфорили рование которых изменяет их активность. Например, активация протеин киназы А со стороны цАМФ приводит к фосфорилированию гликогенсин тазы и гликогенфосфорилазы. При этом активность первого фермента подавляется, а второго усиливается (см. главу 10). Таким образом, появле ние в кровяном русле адреналина, активирующего аденилатциклазу миоци тов, улучшает энергетическое обеспечение сокращений сердечной мышцы.

Известно несколько типов протеинкиназ, активируемых различными эффекторами. Субстраты протеинкиназ – огромное количество белков, фос форилирование которых приводит к изменению их активности. Более того, обнаружены протеинфосфатазы, которые, осуществляя гидролиз фосфат ной группы, возвращают белковую молекулу в исходное состояние. Во многих случаях мишенью действия киназ являются другие киназы, которые фосфорилируют фосфатазы, в свою очередь регулируя их функцию. Таким образом, регуляция метаболизма имеет каскадный характер.

Глава МЕТАБОЛИЗМ УГЛЕВОДОВ Метаболизм (обмен) углеводов в организме человека состоит в основном из следующих процессов:

1. Расщепление в пищеварительном тракте поступающих с пищей по лисахаридов и дисахаридов до моносахаридов. Всасывание моносахаридов из кишечника в кровь.

2. Синтез и распад гликогена в тканях, прежде всего в печени.

3. Гликолиз. Понятие «гликолиз» означает расщепление глюкозы. Пер воначально этим термином обозначали только анаэробное брожение, за вершающееся образованием молочной кислоты (лактата) или этанола и СО2. В настоящее время понятие «гликолиз» используется более широко для описания распада глюкозы, проходящего через образование глю козо-6-фосфата, фруктозобисфосфата и пирувата как в отсутствие, так и в присутствии кислорода. В последнем случае употребляют термин «аэробный гликолиз» в отличие от «анаэробного гликолиза», завершаю щегося образованием молочной кислоты (лактата).

4. Аэробный путь прямого окисления глюкозы или, как его называют, пентозофосфатный путь (пентозный цикл).

5. Взаимопревращение гексоз.

6. Аэробный метаболизм пирувата. Этот процесс выходит за рамки углеводного обмена, однако может рассматриваться как завершающая его стадия: окисление продукта гликолиза – пирувата.

7. Наконец, важным является процесс глюконеогенеза, или образование углеводов из неуглеводных продуктов. Такими продуктами являются в пер вую очередь пировиноградная и молочная кислоты, глицерин, амино кислоты и ряд других соединений.

ПЕРЕВАРИВАНИЕ И ВСАСЫВАНИЕ УГЛЕВОДОВ Расщепление крахмала (и гликогена) начинается в полости рта под дейст вием амилазы слюны.

Известны три вида амилаз, которые различаются главным образом по конечным продуктам их ферментативного действия:

-амилаза, -амилаза и -амилаза. -Амилаза расщепляет в полисахаридах внутренние -1,4-свя зи, поэтому ее иногда называют эндоамилазой. Молекула -амилазы содержит в своих активных центрах ионы Са2+, необходимые для фер ментативной активности. Кроме того, характерной особенностью -ами лазы животного происхождения является способность активироваться од новалентными анионами, прежде всего ионами хлора.

Под действием -амилазы от крахмала отщепляется дисахарид маль тоза, т.е. -амилаза является экзоамилазой. Она обнаружена у высших растений, где выполняет важную роль в мобилизации резервного (запасно го) крахмала.

-Амилаза отщепляет один за другим глюкозные остатки от конца полигликозидной цепочки. Различают кислые и нейтральные -амилазы в зависимости от того, в какой области рН они проявляют максимальную активность. В органах и тканях человека и млекопитающих кислая -ами лаза локализована в лизосомах, а нейтральная – в микросомах и гиало плазме. Амилаза слюны является -амилазой. Под влиянием этого фер мента происходят первые фазы распада крахмала (или гликогена) с образо ванием декстринов (в небольшом количестве образуется и мальтоза). Затем пища, смешанная со слюной, попадает в желудок.

Желудочный сок не содержит ферментов, расщепляющих сложные углеводы. В желудке действие -амилазы слюны прекращается, так как желудочное содержимое имеет резко кислую реакцию (рН 1,5–2,5). Однако в более глубоких слоях пищевого комка, куда не сразу проникает желу дочный сок, действие амилазы некоторое время продолжается и происходит расщепление полисахаридов с образованием декстринов и мальтозы.

Наиболее важная фаза распада крахмала (и гликогена) протекает в две надцатиперстной кишке под действием -амилазы поджелудочного сока.

Здесь рН возрастает приблизительно до нейтральных значений, при этих условиях -амилаза панкреатического сока обладает почти максимальной активностью. Этот фермент завершает превращение крахмала и гликогена в мальтозу, начатое амилазой слюны. Напомним, что в молекулах амило пектина и гликогена в точках ветвления существуют также (1–>6)-глико зидные связи. Эти связи в кишечнике гидролизуются особыми ферментами:

амило-1,6-глюкозидазой и олиго-1,6-глюкозидазой (терминальная декстри наза).

Таким образом, расщепление крахмала и гликогена до мальтозы проис ходит в кишечнике под действием трех ферментов: панкреатической -ами лазы, амило-1,6-глюкозидазы и олиго-1,6-глюкозидазы.

Образующаяся мальтоза оказывается только временным продуктом, так как она быстро гидролизуется под влиянием фермента мальтазы (-глюкозидазы) на 2 молекулы глюкозы. Кишечный сок содержит также активную сахаразу, под влиянием которой из сахарозы образуются глюкоза и фруктоза *.

Лактоза, которая содержится только в молоке, под действием лактазы кишечного сока расщепляется на глюкозу и галактозу. В конце концов углеводы пищи распадаются на составляющие их моносахариды (преиму щественно глюкоза, фруктоза и галактоза), которые всасываются кишечной стенкой и затем попадают в кровь.

Следует заметить, что активность свободных дисахаридаз в просвете кишечника невелика. Большая часть их ассоциирована с небольшими «выпуклостями» на щеточной каемке эпителиальных клеток кишечника.

Напомним, что на внутренней поверхности тонкой кишки располагают ся ворсинки. В тощей кишке человека на 1 мм2 поверхности приходится 22–40, в подвздошной – 18–30 ворсинок. Снаружи ворсинки покрыты ки шечным эпителием, клетки которого имеют множественные выросты – мик роворсинки (до 4000 на каждой клетке). На 1 мм2 поверхности тонкой кишки у человека 80–140 млн микроворсинок.

При соответствующей обработке препаратов над микроворсинками обнаруживается волокнистая сеть, представляющая собой гликопротеино * Гидролиз сахарозы сопровождается изменением знака оптического вращения: право вращающая сахароза превращается в левовращающую смесь глюкозы и фруктозы. Эту смесь называли раньше инвертированным сахаром.

вый комплекс – гликокаликс. В поверхностных слоях гликокаликса задер живаются крупные молекулы и бактерии. Полисахариды не проникают через гликокаликс и, оставшись нерасщепленными при полостном пище варении, гидролизуются на поверхности энтероцитов. Мальтоза, сахароза и лактоза могут гидролизоваться в гликокаликсе. Такое переваривание получило название пристеночного, или внеклеточного, пищеварения.

Маловероятным представляется всасывание значительных количеств дисахаридов, так как из экспериментов с парентеральным их введением известно, что большая часть дисахаридов, поступивших в кровяное русло, выделяется с мочой неизмененной;

это является тем единственным и при том нефизиологическим случаем, когда дисахариды появляются в моче.

Скорость всасывания отдельных моносахаридов различна. Глюкоза и галактоза всасываются быстрее, чем другие моносахариды. Принято считать, что всасывание маннозы, ксилозы и арабинозы осуществляется преимущественно путем диффузии, всасывание же большинства других моносахаридов происходит за счет активного транспорта.

Щеточная каемка энтероцитов содержит системы переносчиков. Уста новлено существование переносчика, способного связывать различными своими участками глюкозу и Na+ и переносить их через плазматическую мембрану кишечной клетки. Считают, что глюкоза и Na+ высвобождаются затем в цитозоль, позволяя переносчику захватить новую порцию «груза».

Na+ транспортируется по градиенту концентрации, стимулируя переносчик к транспорту глюкозы против указанного градиента. Свободная энергия, необходимая для этого активного транспорта, образуется благодаря гидро лизу АТФ + связанному с натриевым насосом, который «откачивает» из клетки Na в обмен на К+. Динамика происходящих при этом процессов пока остается недостаточно ясной и в настоящее время обстоятельно изучается.

Судьба всосавшихся моносахаридов. Более 90% всосавшихся моносаха ридов (главным образом глюкоза) через капилляры кишечных ворсинок попадает в кровеносную систему и с током крови через воротную вену доставляется прежде всего в печень. Остальное количество моносахаридов поступает по лимфатическим путям в венозную систему. В печени зна чительная часть всосавшейся глюкозы превращается в гликоген, который откладывается в печеночных клетках в форме своеобразных, видимых под микроскопом блестящих гранул.

СИНТЕЗ И РАСПАД ГЛИКОГЕНА Гликоген – главная форма запасания углеводов у животных и человека.

Накапливается гликоген главным образом в печени (до 6% от массы печени) и в скелетных мышцах, где его содержание редко превышает 1%.

Запасы гликогена в скелетных мышцах ввиду значительно большей массы последних превышают его запасы в печени. Гликоген присутствует в цито золе в форме гранул диаметром от 10 до 40 нм. На электронных микро фотографиях гликогеновые гранулы выглядят плотными. Установлено, что эти гранулы, кроме гликогена, содержат ферменты, катализирующие синтез и распад гликогена. Однако гликогеновые гранулы отличаются от мульти ферментных комплексов (например, от пируватдегидрогеназного комплек са). Степень структурной организации гликогеновых гранул ниже, чем в мультиферментных комплексах. Следует подчеркнуть, что синтез и распад гликогена в клетке осуществляются разными метаболическими путями.

В частности, считалось, что гликогенфосфорилаза (фосфорилаза а) ката лизирует как распад гликогена, так и его синтез, потому что в опытах in vitro было показано, что гликогенфосфорилазная реакция обратима. Од нако в дальнейшем было установлено, что в клетке (in vivo) фосфорилаза а катализирует только распад гликогена, синтез гликогена осуществляется при участии совершенно другого фермента. Оба эти процесса (синтез и распад гликогена) регулируют содержание глюкозы в крови и создают резерв глюкозы для интенсивной мышечной работы.

Синтез гликогена (гликогенез) Прежде всего глюкоза подвергается фосфорилированию при участии фер мента гексокиназы, а в печени – и глюкокиназы. Далее глюкозо-6-фосфат под влиянием фермента фосфоглюкомутазы переходит в глюкозо-1-фос фат *:

АДФ АТФ Гексокиназа Фосфоглюкомутаза Глюкоза Глюнозо-6-фосфат Глюкозо-1-фосфат Образовавшийся глюкозо-1-фосфат уже непосредственно вовлекается в синтез гликогена. На первой стадии синтеза глюкозо-1-фосфат вступает во взаимодействие с УТФ (уридинтрифосфат), образуя уридиндифосфатглю козу (УДФ-глюкоза) и пирофосфат. Данная реакция катализируется фер ментом глюкозо-1-фосфат-уридилилтрансферазой (УДФГ-пирофосфорила за):

Глюкозо-1-фосфат + УТФ <=> УДФ-глюкоза + Пирофосфат.

Приводим структурную формулу УДФ-глюкозы:

Уридиндифосфатглюноза (УДФ-глюкоза) * Роль кофакторов в данной реакции выполняет глюкозо-1,6-бисфосфат, образующийся в реакции, катализируемой фосфоглюкокиназой: глюкозо-1-фосфат + АТФ <=> глюкозо-1,6-бис фосфат + АДФ.

На второй стадии – стадии образования гликогена – происходит перенос глюкозного остатка, входящего в состав УДФ-глюкозы, на глюкозидную цепь гликогена («затравочное» количество). При этом образуется -(1–>4) связь между первым атомом углерода добавляемого остатка глюкозы и 4-гидроксильной группой остатка глюкозы цепи. Эта реакция катали зируется ферментом гликогенсинтазой. Необходимо еще раз подчеркнуть, что реакция, катализируемая гликогенсинтазой, возможна только при условии, что полисахаридная цепь уже содержит более 4 остатков D-глю козы.

УДФ-глюкоза Гликоген (n остатков) + УДФ Гликогенсинтаза Гликоген (n+1 остатков) Образующийся УДФ затем вновь фосфорилируется в УТФ за счет АТФ, и таким образом весь цикл превращений глюкозо-1-фосфата начинается сначала.

В целом образование -1,4-глюкозидной ветви («амилозной» ветви) гликогена можно представить в виде следующей схемы:

Глюкозо-1-фосфат УТФ АДФ Глюкозо-1-фосфат -уридилилтрансфераза Нуклеозид дифосфат Пирофосфат киназа УДФ-глюкоза Гликоген УДФ АТФ (С6Н10О5)n Гликоген-синтаза Гликоген (С6Н10О5)n+ Установлено, что гликогенсинтаза неспособна катализировать образо вание -(1–>6)-связи, имеющейся в точках ветвления гликогена. Этот процесс катализирует специальный фермент, получивший название гли когенветвящего фермента, или амило-(1–>4)–>(1–>6)-трансглюкозидазы.

Последний катализирует перенос концевого олигосахаридного фрагмента, состоящего из 6 или 7 остатков глюкозы, с нередуцирующего конца одной из боковых цепей, насчитывающей не менее 11 остатков, на 6-гидроксиль ную группу остатка глюкозы той же или другой цепи гликогена. В ре зультате образуется новая боковая цепь.

Ветвление повышает растворимость гликогена. Кроме того, благодаря ветвлению создается большое количество невосстанавливающих концевых остатков, которые являются местами действия гликогенфосфорилазы и гликогенсинтазы.

Таким образом, ветвление увеличивает скорость синтеза и расщепления гликогена.

Благодаря способности к отложению гликогена (главным образом в печени и мышцах и в меньшей степени в других органах и тканях) создаются условия для накопления в норме некоторого резерва углеводов.

При повышении энерготрат в организме в результате возбуждения ЦНС обычно происходят усиление распада гликогена и образование глюкозы.

Помимо непосредственной передачи нервных импульсов к эффекторным органам и тканям, при возбуждении ЦНС повышаются функции ряда желез внутренней секреции (мозговое вещество надпочечников, щитовидная же леза, гипофиз и др.), гормоны которых активируют распад гликогена, прежде всего в печени и мышцах (см. главу 8).

Как отмечалось, эффект катехоламинов в значительной мере опосре дован действием цАМФ, который активирует протеинкиназы тканей. При участии последних происходит фосфорилирование ряда белков, в том числе гликогенсинтазы и фосфорилазы b – ферментов, участвующих в обмене углеводов. Фосфорилированный фермент гликогенсинтаза сам по себе малоактивен или полностью неактивен, но в значительной мере акти вируется положительным модулятором глюкозо-6-фосфатом, который увеличивает Vmax фермента. Эта форма гликогенсинтазы называется D-формой, или зависимой (dependent) формой, поскольку ее активность зависит от глюкозо-6-фосфата. Дефосфорилированная форма гликоген синтазы, называемая также I-формой, или независимой (independent) фор мой, активна и в отсутствие глюкозо-6-фосфата.

Таким образом, адреналин оказывает двойное действие на обмен угле водов: ингибирует синтез гликогена из УДФ-глюкозы, поскольку для проявления максимальной активности D-формы гликогенсинтазы нужны очень высокие концентрации глюкозо-6-фосфата, и ускоряет распад гли когена, так как способствует образованию активной фосфорилазы а. В це лом суммарный результат действия адреналина состоит в ускорении пре вращения гликогена в глюкозу.

Распад гликогена (гликогенолиз) Известно, что фосфоролитический распад играет ключевую роль в моби лизации полисахаридов *.

* В тканях человека и животных отечественными биохимиками Е.Л. Розенфельд и И.А. Поповой обнаружен также фермент -амилаза, катализирующий отщепление остатков глюкозы от молекулы гликогена по -1,4-связи. Однако ведущая роль в расщеплении гликогена в клетках принадлежит фосфорилазам.

Аденилатциклаза (неактивная) Адреналин, глюкагон Аденилатциклаза (активная) цАМФ АТФ Н4Р2О цАМФ-зависимая цАМФ-зависимая протеинкиназа протеинкиназа (неактивная) (активная) Киназа фосфорилазы b (неактивная) + АТФ + Мg2+ Гликоген Киназа фосфорилазы b (С6Н10О5)n (активная) Н3РO Фосфорилаза а Фосфорилаза b (активная) (неактивная) 4АТФ 4АДФ Глюкозо- Фосфат Гликоген 4Н3РO4 4Н2O (C6H10O5)n- Фосфатаза Рис. 10.1. Гормональная регуляция фосфоролитического отщепления остатка глю козы от гликогена.

Фосфорилазы переводят полисахариды (в частности, гликоген) из запасной формы в метаболически активную форму;

в присутствии фосфо рилазы гликоген распадается с образованием фосфорного эфира глюкозы (глюкозо-1-фосфата) без предварительного расщепления на более крупные обломки молекулы полисахарида. В общей форме эту реакцию можно представить в следующем виде:

(C H O ) + H PO –> (C H O ) + Глюкозо-1-фосфат, 6 10 5 n 3 4 6 10 5 n– где (С Н О ) означает полисахаридную цепь гликогена, а (С Н О ),– ту 6 10 5 n 6 10 5 n же цепь, но укороченную на один глюкозный остаток.

На рис. 10.1 изображены процесс распада гликогена до глюкозо-1-фосфата и участие в этом процессе цАМФ. Фермент фосфорилаза существует в двух формах, одна из которых (фосфорилаза а) активна, в то время как другая (фосфорилаза b) обычно неактивна. Обе формы могут диссоциировать на субъединицы. Фосфорилаза b состоит из двух субъединиц, а фосфорилаза а – из четырех. Превращение фосфо рилазы b в фосфорилазу а осуществляется фосфорилированием белка:

2 Фосфорилаза b + 4 АТФ –> Фосфорилаза а + 4 АДФ.

Катализируется эта реакция ферментом, который называется киназой фосфорилазы b. Установлено, что эта киназа может существовать как в активной, так и в неактивной форме. Неактивная киназа фосфорилазы превращается в активную под влиянием фермента протеинкиназы (киназа киназы фосфорилазы), и не просто протеинкиназы, а цАМФ-зависимой протеинкиназы.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.