WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Жанна Бертрен* Крымский монастырь В Южной России можно обнаружить большое количество монастырей, прина длежащих православной общине. В большинстве своем они отличаются постоянной активностью и духом

свободы своих обитателей. Топловский монастырь – идеальный образец таких общин, способствующих процветанию этого края.

Приблизительно в 65 километрах от Феодосии, у отрогов Крымских Альп, по среди леса расположился Топловский монастырь. По обеим сторонам дороги тянутся прекрасные фруктовые сады. И это принадлежит монастырю?! Я замечаю черепич ные крыши, свободно рассеянные по окрестностям. И это монастырь?! Огромные паст бища с пасущимися на них красавицами-коровами. И это тоже принадлежит мона стырю?!

Монашки, без сомнения, дают обет бедности, но сам монастырь богат, он намно го богаче окружающих его деревень.

Дорога, прорубленная в скале, мягко огибает гору и приводит нас на подворье монастыря – полностью открытую площадку, где в дни праздников толпятся палом ники с окрестных сел.

Слева расположены конюшни и жилье прислуги. Далее следует гостиница для путешественников. Верхние комнаты предназначены для особо почетных гостей. Здесь можно жить сколько хочешь без специального разрешения игуменьи, при условии не вмешиваться в жизнь обители и, естественно, оплатить в конце все дни своего прожи вания.

Слева из моего окна видны стены строящейся церкви, напротив меня на склонах горы раскинулся прекрасный лес, усеянный там и сям розовыми крышами, утопаю щими в темной зелени деревьев.

На фото – Большое подворье Топловского монастыря *Жанна Бертрен – сестра Луи-Алексиса Бертрена (Луи де Судака), известного крымского историка и литератора. (Здесь и далее прим. переводчика) © Перевод Геннадия Беднарчика: Jeanne Bertren. «Un monastre en Crime». A travers le monde N 16 du 18 avril © «Im Werden Verlag». Некоммерческое электронное издание. Мюнхен. hp://www.imwerden.de У подножья горы расположена монастырская часовня, а в глубине оврага нахо дится чудотворный источник Чокрак-Калис (по-татарски – живой родник здоровья).

Повсюду снуют черные силуэты. Кто это? Монахи или монахини? Головной убор у них такой же, как у русских и армянских священников, только вот не видно сзади из любленной поповской плетенной косички… Нет, все-таки это монахини. Вообще-то очень трудно издалека с первого взгляда отличить послушника монастыря от послуш ницы. Если бы Бог не наделил монастырского духовника округлой бородой, его мож но было бы принять за игуменью. <…> Но вот звонят колокола. Сейчас начнется вечерняя служба. Весь придел часовни, в которой проходит богослужение, заполнен черными силуэтами, стоящими на ко ленях. Ни одной скамьи, ни одного стула! Посередине центрального нефа перед свер кающим огнями и позолотой иконостасом стоит молодая монахиня. Монотонным, но очень ясным голосом читает она Евангелие на старославянском языке. Чтение за вершается молитвой, повторяющейся раз тридцать: «Господи, помоги нам! Господи, помоги нам!» Что-то похожее на скороговорку.

Удар камертона прерывает запыхавшуюся монахиню, и вот вступает хор. Самые нежные голоса, самая богатая гармония слышатся в этом пении, подчеркиваемом тя желыми органными акцентами, после которых голоса затихают на самых низких но тах. Эти контральто так же неожиданны, как и сопрано в Сикстинской капелле.

В течение двух часов я присутствовала на службе, во многом напоминающей нашу.* Ближе к окончанию службы монахини парами стали подходить к святым кни гам у алтаря и целовать их. Сначала подошла игуменья, затем матушки в длинных платьях, сестры и, наконец, послушницы. <…> Послушницы в рабочей одежде А вот то, что мне особенно запомнилось из воскресной службы, состоявшейся на следующий день: по выходе из церкви желающим раздавали булочки из нежного без дрожжевого теста. Можно купить такие булочки для своих друзей и знакомых, над писать имя на нижней корке. Священник освятит их, а затем эти булочки будут есть в семьях. Я также обратила внимание на огромное рисовое блюдо, украшенное крестом из коринки. Это одно из тех блюд, которые священник лично раздает бедным после по минальной молитвы. Это очень напоминает братские вечерья первых христиан.

* Жанна Бертрен – католичка.

Выйдя из церкви, все монахини и простой народ следуют за старым священни ком, направляющимся к источнику молиться за усопших. Верующие проходят сквозь тенистый сад у дома игуменьи, затем поднимаются в гору, опускаются, огибают скло ны горы и, наконец, оказываются у большого павильона, укрывающего купальню для больных. Совсем рядом под открытым небом устроены иконостас и широкий пюпитр для святых книг.

Настоятельница Топловского монастыря Священник благословляет толпу огромным кропилом, черпая воду из самого ис точника. Все стремятся получить несколько капель святой воды. Некоторые целуют ладони своих рук, другие умывают этой водой свои лица. Все очарованы соприкосно вением с чудодейственной жидкостью. Затем все подходят к источнику и пьют воду из одного стакана. Одна из монахинь любезно предоставила мне для питья святого напитка отдельную чашу из красной меди с ручкой в виде креста. Вода свежа и очень приятна на вкус.

Поставив на голову одного из мужиков Библию, священник читает молитвы. За тем он просит Бога за души тех умерших, чьи имена были ранее занесены в список.

Несколько опоздавших шепчут ему на ухо имена умерших близких, а служба все тя нется и тянется, бесконечно долго, с большой набожностью и елейностью. Хор, стоя щий под большими деревьями, распевает один и тот же речетатив, оканчивающийся словами: «Господи, спаси нас! Господи, помилуй нас!» Монастырь состоит из большого числа зданий, выстроенных в лесу. Сам участок леса очень ухожен и превращен в красивейший парк.

Священник монастыря Сначала я посещаю прекрасно оборудованную больницу, затем аптеку, находя щаюся под управлением сестры-специалиста. Иду дальше. Через стекла окон я заме чаю большие картины: это художественная мастерская. Мирская девушка живет здесь уже несколько лет. У нее есть талантливые ученицы. Я залюбовалась деревянными иконами тонкой работы, с выпуклым золотистым изображением высокого художест венного мастерства. После мастерской наш гид, матушка Нина, ведет нас к домикам с розовыми крышами, которые я еще заметила из своего окна. Это кельи сестер-садов ников. Их трое, и они спят в одной просторной выбеленной известью комнате с вы соким потолком. На диванах из желтого дерева поверх худосочных матрасов с двумя подушками лежат белые покрывала. «Мы никогда не спим на этих подушках, — го ворит одна из монахинь, — они слишком мягкие, что мешает раннему пробуждению.

Мы просто кладем руку под голову, и с первым ударом колокола все уже на ногах.

Летом работа начинается в четыре утра, а зимой — в пять часов. В восемь мы идем на утреннюю молитву, затем пьем чай. Продолжаем свою работу до обеда, состоящего из овощей и молочных продуктов. Мы не едим мяса, даже по большим праздникам, только рыбу иногда. После обеда в зависимости от времени года мы вскапываем зем лю, поливаем и обрезаем деревья. У нас много работы круглый год. Настоятельница монастыря освободила от ночной службы всех сестер-садовников, так как многие из нас падали в обморок на этой службе из-за переутомления. Вечером мы едим кашу с чаем. В месяц нам выдают полтора фунта сахара.» Простота этого рассказа убеждает нас в том, что эта монахиня решительно гото ва к такому суровому образу жизни.

Дорога ведет нас мимо пасек, разбросанных среди цветов, как неисчислимые ма ленькие китайские беседки. Далее виднеются жилища монахинь-закройщиц, порт ных, сапожников, пекарей.

Там же расположены хорошо оборудованные кухни и прачечные. Одним сло вом, здесь есть все, что нужно.

Ранее Топлу входило в княжество Солдайя (генуэзская крепость, расположенная в 50 километрах от Феодосии).

С самых древних времен гора Топлу считалась священной. Здесь сегодня можно уви деть древнюю греческую церковь в честь святой Параскевы. А на западе на небольшом кургане высится хорошо сохранившаяся армянская часовня, построенная в 1101 году. Над входом видна роспись с ликом Богоматери, датируемая той же эпохой.

Даже татары на протяжении уже нескольких веков почитают святой источник, и в наши дни они приходят сюда по пятницам для омовения. Эти люди обмакивают в воде кусочки разноцветных тканей и повязывают их на деревьях в качестве обета. Мо нахини восхищаются искренностью этой веры и не препятствуют проведению таких обрядов.

Почему все эти церкви посвящены святой Параскеве? За объяснением мы обра тимся к легенде. Рожденная в Риме во времена правления Антония, эта святая приня ла христианство и пострадала за веру. Она была брошена к диким зверям, погружена в кипящее масло, брызги от которого ослепили Антония. Но он сразу же прозрел, благодаря молитве Параскевы. Она выдержала все испытания и отправилась в Тав риду проповедовать Евангелие среди язычников. Именно тогда Параскева освятила своим присутствием гору Топлу.

Где умерла она? Никому не известно. Но мощи ее почитаются. Большая их часть находится в монастыре на горе Афон, несколько частиц хранятся в Феодосийском мо настыре.

С тех времен культ мученицы упрочился. После присоединения Крыма к Рос сии и отъезда татар владелец долины Мокрый Индол отдал эту местность нескольким бедным женщинам, жившим на подаяния прохожих в жалких лачугах на горе Топлу.

Этим было положено начало сегодняшнему монастырю.

Среди настоятельниц монастыря числится баронесса Бодэ, отец которой являлся другом и покровителем некоей дамы Гаше, высланной в Крым. Будучи на самом деле знаменитой героиней истории с ожерельем королевы, мадам Гаше, вернее Жанна де ла Мотт Валуа умерла и была похоронена в Старом Крыму, расположенном близ монастыря.

После нашей исторической экскурсии можно подумать и об отъезде. Сестра Нина принесла нам книгу памяти, в которую к многочисленным предыдущим благо дарностям разных гостей мы прибавляем свою. Монахини приветствуют нас так же, как они поклоняются иконам, — низким поклоном. Я замечаю, что отвечаю им тем же. Это не совсем красиво, но зато по-монастырски.

С большим сожалением я покидаю этот мирный и живописный уголок, зате рявшийся в Крымских Альпах. Совместное имущество, общинная жизнь, безбрачие, послушание являются правилом для всех религиозных орденов, но здесь это огром ное незамкнутое пространство, относительная независимость монахинь, эта жизнь на открытом воздухе создают у меня впечатление счастья более реального и простого, нежели в наших французских монастырях. Одним словом, эти женщины мне кажутся более свободными под сенью их веры.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.