WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

В. И. АКОПОВ С У Д Е Б Н О М Е Д И Ц И Н С К А Я Э К С П Е Р Т И З А П О В Р Е Ж Д Е Н И И Т У П Ы М И П Р Е Д М Е Т А М И МОСКВА- «МЕДИЦИНА» -1978 УДК 340.624.1 Судебно-медицинская

экспертиза повреждений тупыми предме­ тами. АКОПОВ В. И. М., «Медицина», 1978, 112 с.

Повреждения тупыми предметами встречаются в практике судеб­ но-медицинской экспертизы наиболее часто, однако вопрос о состоя­ нии судебно-медицинской экспертизы при этом виде травмы до на­ стоящего времени остается мало освещенным в литературе. Настоя­ щая монография вносит определенный вклад в изучение данной проблемы, что имеет большое значение для судебно-медицинской на­ уки и практики. Основная цель работы — выработать рекомендации по рациональному выбору и последовательности применения лабо­ раторных и физико-технических методов исследования при экспер­ тизе повреждений тупыми предметами. Применение этих методов в совокупности с морфологическими помогут эксперту решить многие вопросы о характере его действия. Особое значение это имеет при освидетельствовании живых лиц, поскольку исследование поврежде­ ний в них довольно затруднено.

Книга предназначена для судебно-медицинских экспертов, вра­ чей-экспертов и работников судебно-следственных органов.

В книге 21 рис., библиография— 114 названий.

ИБ № ВИЛ ИВАНОВИЧ АКОПОВ Судебно-медицинская экспертиза повреждений тупыми предметами Редактор М. В. Калинкина Художественный редактор О. Шанецкий Корректор Т. В. Ульянова Технический редактор Н. В. Лехачёва Обложка художника С. Митурич Сдано в набор 07.02.78. Подписано к печати 26.04.78. Т-08624.

Формат бумаги 84Х108'/з2. Бум. тип. № 2 глаз. Лит. гари. Высокая печать.

Усл. печ. л. 5,88. Уч.-изд. л. 6,21. Тираж 20 000 экз. Заказ № 269.

Цена 35 коп.

Издательство «Медицина», Москва, 101838.

Петроверигский пер. 6/ Московская типография № 32 Союзполиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Москвы, К-51, Цветной бульвар, д. 26.

52200— А 198— 039(01)— © Издательство «Медицина». 1978.

ВВЕДЕНИЕ Судебно-медицинская экспертиза повреждений, нано­ симых тупыми предметами, занимает значительное место в экспертной практике. Это и понятно, ибо су­ ществует множество разнообразных тупых предметов, которые могут служить орудием для нанесения повреж­ дений. Многообразие тупых предметов, разнообразные условия их использования, а также различный харак­ тер вызываемых ими повреждений создают большие трудности при экспертизе.

За последние годы исследования повреждений, нане­ сенных острым и огнестрельным оружием, а также транспортной травме посвящено большое число моно­ графий и диссертационных работ. Повреждениям же, возникшим при воздействии тупого предмета, в лите­ ратуре уделено мало внимания.

Следы от воздействия травмировавшего предмета, по которым можно судить о характере орудия и меха­ низме его действия, чаще всего остаются на коже, по­ этому ее необходимо исследовать. Основные трудности вызывает определение особенностей повреждений кожи при ее гниении и высыхании, когда имеющиеся призна­ ки изменяются или маскируются.

В судебно-медицинской практике с повреждениями, нанесенными тупыми предметами, приходится часто встречаться при освидетельствовании живых лиц, в про­ ведении которого нередко, помимо судебно-медицинских экспертов, участвуют врачи-эксперты. Методики прове­ дения этого вида экспертизы недостаточно разработа­ ны, что, как правило, затрудняет использование лабора­ торных и физико-технических методов исследования.

Следует отметить, что во многих учебниках по судебной медицине отсутствуют сведения об особенностях прове­ дения экспертизы повреждений при освидетельствова нии живых лиц. Имеется специальный раздел, посвя­ щенный методике проведения судебно-медицинской экс­ пертизы живых лиц, лишь в руководстве по судебной медицине под редакцией А. Р. Деньковского и А. А. Ма тышева (1976). В нем подчеркивается необходимость проведения специальных исследований.

Поскольку эксперт может путем опроса пострадав­ шего получить сведения об условиях, при которых было нанесено повреждение, судебно-медицинская диагности­ ка при освидетельствовании живых лиц, с одной сторо­ ны, облегчена, с другой — затруднена (И. В. Скопин, 1960). Хирургическая обработка ран, недоступность осмотра глубжележащих тканей, процессы заживления препятствуют восприятию и восстановлению истинной картины повреждения. В таких случаях выявлению осо­ бенностей повреждения способствуют данные истории болезни, рентгенограммы, а также исследование одежды.

В руководстве, посвященном экспертизе живых лиц, М. И. Авдеев (1968) выделяет особенности экспертизы при отдельных видах повреждений. Он отмечает целе­ сообразность исследования одежды и применения до­ полнительных методов экспертизы, что обычно опуска­ ется при освидетельствовании живых лиц.

При судебно-медицинском освидетельствовании жи­ вых лиц по поводу повреждений, причиненных тупыми предметами, обычно возникают вопросы относительно характера использованного предмета и механизма его действия. Исследование повреждений у живых лиц не­ сколько затруднено, поэтому при проведении экс­ пертизы особенно важно использовать комплекс ме­ тодов.

Однако на амбулаторном приеме, так же как и при экспертизе, проводимой в стационаре, врач обычно ограничивается лишь общим осмотром повреждения.

В практике очень редко исследуют раны, которые до про­ ведения экспертизы подверглись хирургической обработ­ ке с иссечением краев. Обычно в таких случаях делают вывод о возможности нанесения травмы орудием, на которое указал пострадавший. Между тем работы Г. А. Савостина (1966, 1968) убедительно показывают целесообразность исследования иссеченных при хирур­ гической обработке краев кожных ран, нанесенных ко­ люще-режущим орудием.

В. А. Законов (1968) при освидетельствовании жи­ вых лиц с повреждениями, нанесенными тупыми пред­ метами, большое значение придает изучению рентгено­ грамм. Он приводит наблюдения, в которых по форме дефекта костей черепа, обнаруженного на рентгенограм­ ме, было установлено орудие травмы. Д. А. Касимов (1970) на большом материале показывает возможность и целесообразность применения трасологического иссле­ дования при освидетельствовании живых лиц в амбула­ торных условиях. Он получал масштабную фотографию повреждения, которую совмещал с фотоснимком оттиска предполагаемого орудия на пластилине. Интересный случай идентификации тупого орудия при освидетель­ ствовании живого лица приводят Д. Е. Джемс-Леви и В. А. Левков (1971): они сопоставили отломки костей черепа, удаленные при операции, и установили, что пе­ релом возник от удара корпусом револьвера системы «наган».

Недостаточно в настоящее время исследуют повреж­ дения одежды, нанесенные тупыми предметами, а также само травмирующее орудие. Отдельные работы, посвя­ щенные исследованию различных объектов, несистема тизированы. Это и побудило автора данной работы сде­ лать попытку объединить данные, относящиеся к экс­ пертизе повреждений, нанесенных тупыми предметами.

Анализ судебно-медицинских заключений, составлен­ ных по поводу экспертизы тупой травмы, показывает, что экспертные выводы, как правило, делаются лишь на основе морфологических изменений, наблюдаемых на участке повреждения и выявляемых визуально, без ис­ пользования лабораторных методов исследования всего комплекса объектов. Между тем успех судебно-меди­ цинского исследования, как и всякого другого, в значи­ тельной мере зависит от применения того или иного ме­ тода.

Для обоснованного ответа на поставленные следст­ вием вопросы об особенностях травмирующего предмета и механизма его действия судебно-медицинский эксперт должен тщательно исследовать повреждение, применяя лабораторные методы, изучая весь комплекс объектов, относящихся к конкретной травме. Это дает возмож­ ность эксперту «читать повреждение».

По нашему убеждению, при экспертизе травмы, на­ несенной тупым твердым предметом, можно прийти к более конкретным выводам только тогда, когда наряду с визуально обнаруженными особенностями поврежде­ ний кожи, одежды и орудия травмы будут использовать­ ся данные лабораторных методов исследования. К по­ следним следует отнести фотографические методы, рент­ генологическое и ультразвуковое исследования, непо­ средственную стереомикроскопию, исследование в ульт­ рафиолетовых и инфракрасных лучах, цветные химиче­ ские реакции и методы цветных отпечатков, исследова­ ние наложений животных тканей и текстильных волокон одежды на травмировавшем орудии.

В книге приведены рекомендации по рациональному выбору и последовательности применения лабораторных и физико-технических методов исследования, использо­ вание которых поможет судебно-медицинскому эксперту в его повседневной работе.

Глава I ХАРАКТЕРИСТИКА И КЛАССИФИКАЦИЯ ТУПЫХ ПРЕДМЕТОВ И НАНЕСЕННЫХ ИМИ ПОВРЕЖДЕНИЙ.

ОСНОВНЫЕ ДЕФЕКТЫ ЭКСПЕРТИЗ, ПРОВОДИМЫХ ПРИ ПОВРЕЖДЕНИЯХ ТУПЫМИ ПРЕДМЕТАМИ Тупые предметы широко используются в быту и на производстве. В зависимости от назначения тупого предмета различают: орудия — предметы, изготовлен­ ные для использования в трудовых процессах (молоток, лопата и т. д.), оружие — предметы, предназначенные для нападения или защиты (кастет, дубинка) и слу­ чайные предметы (камень, палка и др.). Тупую травму наносят также так называемые орудия естест­ венной защиты и нападения — невооруженные руки, ноги, зубы человека или животного. Повреждения ту­ пыми предметами возникают при действии движущихся частей транспорта, падении тела с высоты, в производ­ ственных условиях, при занятиях спортом. Различают твердые и мягкие тупые предметы (М. И. Рай­ ский, 1953), последние могут не оставлять внешних следов.

Тупые предметы имеют различные форму, массу, края, концы, различны сила, механизм и условия их действия, что приводит к большому разнообразию по­ вреждений, причиняемых этими предметами. Это созда­ ет трудности при попытке выделить отдельные группы тупых предметов. В литературе нет их классификации.

Наиболее удачной мы считаем классификацию А. И. Му ханова (1969), которая основывается на особенностях тупых предметов, отражающихся в признаках повреж­ дения. Автор выделяет следующие виды тупых пред­ метов:

1) с плоской преобладающей поверхностью (плита, доска);

2) с плоской ограниченной поверхностью (молоток, камень);

в этой группе различают плоские предметы с прямоугольной, продолговатой, треугольной, круглой и иной поверхностью и с характерным рельефом;

3) со сферической поверхностью (гайтели, гиря);

4) с цилиндрической поверхностью (палка, труба);

5) с трехгранным углом;

6) с ребром или двухгранным углом, которые под­ разделяются на предметы с прямоугольным и дуговид­ ным ребром и предметы с ребром иной формы.

Повреждения, нанесенные тупыми предметами, всег­ да занимали значительное место как в секционной, так и особенно в амбулаторной практике при проведении судебно-медицинских экспертиз. Различные авторы при­ водят показатели смертности при повреждениях тверды­ ми тупыми предметами. Например, по данным Н. Г. Пет росян (1954), она составила 80% от общего числа смер­ тельных исходов от механических травм. Л. С. Велише ва и Р. Л. Шиманович (1968) отмечают, что тупая травма заняла первое место среди всех причин насиль­ ственной смерти и составила 40—45% от их общего числа. По данным А. Н. Курышева и А. А. Серина (1973), повреждения тупыми предметами составили 72,7% всех смертельных травм, из них в 8,3 случаев смерть наступила вследствие ударов тупыми твердыми предметами. Р. Ю. Булинь (1970) указывает, что по­ вреждения ручными тупыми предметами составили 14,9% от всех смертельных тупых травм. По данным Л. М. Бедрина и Э. М. Эпштейна (1975), повреждения тупыми предметами (без транспортной травмы) соста­ вили 16,9% всех случаев механических повреждений.

В амбулаторной практике при освидетельствовании живых лиц первое место среди всех повреждений зани­ мает так называемая тупая травма, возникающая чаще всего при ударах. Несмертельные травмы, нанесенные тупыми предметами, Н. Г. Петросян (1955) отмечала в 71% всех телесных повреждений. С. Б. Байковский (1959) сообщает, что повреждения тупыми предметами у живых лиц наблюдались в 87% всех травм: в 46% случаев они были нанесены орудием естественной за­ щиты и нападения, в 41% —случайными предметами и специальным орудием. По данным Кишиневской судеб­ но-медицинской амбулатории, повреждения, причинен­ ные невооруженным человеком, составляли 64% всех механических травм. Чаще всего они локализовались на конечностях (Н. М. Волкова, И. П. Максимов, 1968).

Р. Л. Шиманович (1966) отмечает, что пострадавшие от действий тупыми предметами составляли 60—65% всех освидетельствованных в амбулатории Бюро судебно медицинской экспертизы Москвы. По материалам меж­ районной судебно-медицинской экспертизы г. Шауляй, повреждения тупыми предметами у живых лиц соста­ вили 82,2% бытовых травм (Л. М. Дерингас, 1968).

В зависимости от условий и обстоятельств возникно­ вения повреждений, нанесенных тупыми предметами, различают следующие виды травматизма:

1. Производственный травматизм (промышленный и сельскохозяйственный).

2. Транспортный (автомобильный, железнодорож­ ный, водный, воздушный).

3. Бытовой (различные повреждения, возникшие в результате злоумышленных действий или случайно в быту).

4. Уличный, или пешеходный, травматизм (повреж­ дения, возникшие на улице).

5. Военный (боевой и небоевой).

6. Спортивный.

Повреждения от действий тупыми предметами мо­ гут возникнуть при ударе, сдавлении, имеющем продолжительный контакт предмета с телом, растя­ жении и скольжении при касательном воздейст­ вии предмета на кожу. В зависимости от характера воздействия повреждения подразделяются на кровопод­ теки, ссадины, раны, переломы, вывихи, разрывы орга­ нов, размятие и расчленение тела. В большинстве слу­ чаев они локализуются на лице, верхних и нижних ко­ нечностях, волосистой части головы, реже на груди и спине.

Очень редко, обычно при транспортной травме, по­ вреждения, нанесенные тупыми предметами, встречают­ ся на пояснице и животе.

Описание повреждений должно быть объективным и полным. Для этого используется так называемый метод словесной фотографии, который предусматривает словес­ ное изображение объекта без каких-либо выводов и обобщений. При этом необходимо отобразить следую­ щие положения.

1. Локализация повреждения. Необходимо указывать определенно (например, недостаточно указать, что рана находится на волосистой части головы, необходимо от­ метить, в какой именно области головы она локали­ зуется).

2. Характер повреждения (ссадина, кровоподтек, рана);

при этом в описательной части не следует делать таких записей, как «ушибленная рана», «резаная рана» и т. д., ибо это может вытекать только из описания са­ мой раны и должно быть затем отмечено в заключении в виде диагноза.

3. Размеры повреждения. Обычно измеряют в санти­ метрах длину и ширину повреждения, а при наличии ран, если возможно,— и глубину их (в сантиметрах или с указанием поврежденных слоев). При измерении сле­ дует соблюдать осторожность и правила асептики.

4. Форма повреждения (линейная, округлая, оваль­ ная, треугольная, квадратная, неправильно линейная.

неправильно прямоугольная и др.).

5. Цвет повреждения. Пои описании цвета обычно пользуются цветами видимой части спектра и соответ­ ствующими переходными цветами (например, бледно синюшный с зеленоватым оттенком).

6. Характер краев и концов пан (ровные, неровные, осадненные. подрытые, размозженные края;

острые, тупые. П-обоазные или закругленные концы и др.).

7. Наличие в ране перемычек, гнойного отделяемого, грануляций с описанием локализации, цвета, количества и других признаков.

8. Наличие и выраженность кровоизлияний вокруг повпеж^ения и в подлежащих тканях.

9. Наличие каких-либо наложений, посторонних частип. загрязнения в области повреждения.

10 Описание иных особенностей, наблюдаемых в зо­ не травмы.

Каждый из приведенных признаков может иметь значение при решении вопросов, поставленных судебно следственными органами:

1. Каким орудием причинено повреждение?

2. Какие признаки (форма, размеры, особенности краев, концов, рельефа и др.) позволяют установить ин­ дивидуальные качества предмета?

3. Не подобным ли представленному на экспертизу орудием причинено повреждение?

4. Нанесено ли повреждение орудием, представлен­ ным на экспертизу?

5. Одним или несколькими предметами нанесено по­ вреждение?

6. Возникло ли повреждение при ударе?

7. Какова последовательность нанесения удара?

8. Каково направление удара?

9. Взаиморасположение потерпевшего и нападавшего в момент нанесения удара?

10. Мог ли пострадавший нанести повреждения соб­ ственной рукой?

В каждом конкретном случае могут быть и другие вопросы, но всегда основными являются те, которые связаны с определением травмировавшего орудия и ме­ ханизма его действия.

Для решения указанных вопросов необходимо вы­ явить различные признаки повреждения. С этой целью, помимо визуального наблюдения, необходимо исполь­ зовать и дополнительные методы исследования. Следует отметить, что при исследовании трупов или живых лиц повреждения, которые подвергались лечению, изменяют­ ся и установить их первоначальные признаки трудно.

W. Durwald (1966) отмечает, что врачи, оказывая по­ мощь, не выполняют элементарных требований крими­ налистов (не сохраняют иссеченные края раны, на ко­ торых можно выявить мельчайшие следы, важные для составления заключения). Многие авторы большое зна­ чение в таких случаях придают правильному заполне­ нию врачами историй болезни, с подробным описанием повреждений, с тем, чтобы судебно-медицинский экс­ перт мог использовать его для составления заключения (Л. Н. Додина, 1968;

А. Н. Самойличенко, 1969).

J. R. Waltz и F. E. Inbau (1971) считают, что, спасая раненого, врач не имеет возможности описать повреж­ дение, однако после оказания первой помощи он обязан это сделать. Кроме того, по их мнению, врач должен составить схему зоны травмы и сфотографировать по­ вреждение.

Успешное решение вопросов, поставленных судебно следственными органами, в значительной степени зави­ сит от качества проводимых экспертиз. В. М. Смоль янинов (1943) указывает, что источниками экспертных ошибок при исследовании механических повреждений бывают необнаруженные повреждения, суммирование нескольких повреждений в группы, неточное и неполное описание, небрежность составления документации. Ав­ тор отмечает, что при использовании микроскопического и гистологического методов исследования диагностики повреждений, причиненных тупыми предметами, как И правило, нетрудна. Однако следственные органы не мо­ гут быть удовлетворены ответом о наличии и характере повреждений. Им необходимо знать, каким именно ору­ дием причинены травмы и как оно действовало. При ре­ шении этих вопросов и возникает большинство ошибок.

Не останавливаясь подробно на всех дефектах экс­ пертиз по поводу повреждений, наносимых тупыми предметами, отметим наиболее характерные, выявлен­ ные при анализе заключений судебно-медицинских ис­ следований трупов, освидетельствований живых лиц, экспертиз по медицинским документам, проведенных в Читинском и Горьковском областных Бюро судебно-ме­ дицинских экспертиз. Хотя выявленные дефекты харак­ теризуют в основном состояние экспертизы 60-х годов, тем не менее они, как показывает практика, нередки и в настоящее время. Поэтому мы считаем необходимым обратить внимание судебно-медицинских экспертов на эти недостатки как основные источники возможных ошибок.

К серьезным недостаткам судебно-медицинского ис­ следования трупов и особенно освидетельствования жи­ вых лиц относится неполное описание повреждений.

Обычно указывают лишь их локализацию, форму и раз­ меры. Кстати, слишком часто эксперты ссылаются на неопределенную форму повреждения, не пытаясь даже установить, какой геометрической фигуре она больше всего соответствует. Нередко при описании ран ограни­ чиваются такими их свойствами, которые хотя при не­ которых условиях и встречаются при действии тупового предмета, но не характерны для него (линейная форма, ровные края, острые концы). В этих случаях для пра­ вильной диагностики важно отметить еще какие-либо детали, обнаруживаемые с помощью дополнительных методов исследования.

Неполное описание повреждений особенно характер­ но для заключений, составляемых в амбулатории при освидетельствовании живых лиц, при этом чем менее тяжелее повреждение, тем меньше внимания уделяется его описанию. Иногда записи бывают настолько лако­ ничны и неконкретны, что по ним можно судить только о наличии повреждений, решить же вопрос о травми­ ровавшем орудии невозможно.

Следует отметить, что описание ран, подвергнутых хирургической обработке, как правило, ограничивается указанием размеров повреждения и количества нало­ женных швов. Часто игнорируют и то обстоятельство, что после обработки раны может сохраниться ее форма и остаться неиссеченной какая-то часть ее края. При экспертизе повреждений, нанесенных тупыми предмета­ ми, и эти скудные сведения могут иметь значение.

Неудовлетворительное исследование и неполное опи­ сание повреждений отрицательно сказывается на качест­ ве заключений. Большинство из них содержит стандарт­ ный вывод о том, что «повреждение носит характер ту­ пой травмы». В случаях представления на экспертизу предполагаемого орудия в заключении, как правило, указывают на возможность его использования без како­ го-либо объективного доказательства. Подобные выводы неконкретны и не всегда могут удовлетворять судебно следственные органы.

В тех случаях, когда в описательной части акта от­ сутствуют детально изложенные сведения как о повреж­ дении, так и о предполагаемом или представленном в качестве вещественного доказательства травмировавшем орудии, эксперту почти невозможно сделать правильный вывод.

Другим дефектом анализируемых нами заключений является недостаточное использование физико-техниче­ ских и лабораторных методов исследования, которые нередко называют дополнительными, несмотря на то что некоторые из них в настоящее время составляют основу исследовательской части экспертизы. К ним сле­ дует отнести фотографические, рентгенографические ме­ тоды исследования и непосредственную микроскопию, которые часто применялись в практике при экспертизе повреждений острым или огнестрельным оружием, очень редко — при исследовании трупов и совсем не исполь­ зовались при освидетельствовании живых лиц в случаях исследования повреждений, нанесенных тупыми пред­ метами.

Что же касается методов исследования, которые не вошли в повседневную практику судебно-медицинской экспертизы тупой травмы или не разработаны для ис­ следования повреждений, нанесенных тупыми предме­ тами на кожу и одежду, то некоторые из них применя­ лись лишь в единичных экспертизах при исследовании трупа. К ним можно отнести трасологические методы, метод цветных отпечатков, химические способы обнару Жения металла, выявление наложения животных и тек­ стильных тканей на орудиях травмы.

Следует обратить внимание на то, что, к сожалению, на практике установление орудия травмы почти всегда основывается лишь на сопоставлении формы и разме­ ров повреждения с ударной поверхностью предполагае­ мого орудия. В результате увеличивается процент оши­ бок, так как при ударах даже одним предметом могут образоваться различные по форме и размерам повреж­ дения. Так, в одном из наших наблюдений множество ран на голове возникло от ударов молотком с четырех­ угольной ударной поверхностью. Они имели линейную, дугообразную, треугольную, углообразную и неправиль­ но округлую форму.

Тупое орудие, которым нанесена травма, очень редко представляется на экспертизу, причем иногда оно по­ падает сразу в физико-технический отдел. Между тем, по нашему мнению, орудие травмы прежде всего долж­ но быть объектом исследования судебно-медицинского эксперта, производившего исследование, а затем уже эксперта физико-технического отдела. Окончательный вывод о действовавшем орудии должен делать только судебно-медицинский эксперт.

Необходимо отметить также, что повреждения одеж­ ды очень часто ускользают от внимания эксперта.

Иногда при их описании отмечают лишь форму и осо­ бенности краев повреждений текстильных тканей, выяв­ ленные микроскопически, но даже и эти данные, за редким исключением, не находят отражения в заклю­ чении.

Довольно часто источником доказательств при про­ ведении судебно-медицинской экспертизы служат исто­ рии болезни. Несмотря на то что судебно-медицинская экспертиза в последние годы нередко проводится в ста­ ционаре с освидетельствованием пострадавшего, история болезни по-прежнему является важным, а иногда и единственным источником получения медицинских све­ дений. Происходит это потому, что к моменту освиде­ тельствования повреждение уже подверглось хирурги­ ческой обработке или характер его изменился в резуль­ тате процесса заживления. В этих случаях правильное решение вопросов, связанных с определением исполь­ зованного предмета, механизма его действия и других моментов, зависит от качества заполнения истории бо лезни. Очень часто истории болезни имеют с экспертной точки зрения существенные недостатки, связанные в первую очередь с чрезмерно кратким описанием по­ вреждения, что можно оправдать только крайне тяже­ лым состоянием больного.

Мы проследили, как решаются вопросы о действо­ вавшем предмете в тех случаях, когда эксперт распо­ лагает краткими, неясными или неверными сведениями о повреждении. Оказалось, что более чем в 80% слу­ чаев судебно-медицинский эксперт на основании данных истории болезни не мог назвать предмет, которым было нанесено повреждение, хотя определял вид использо­ ванного орудия.

Иногда эксперт полагается на конкретные сведения, содержащиеся в истории болезни (слова больного или данные постановления о травмировавшем предмете).

Гражданин Н. поступил в хирургическое отделение городской больницы с жалобами на боли в области ран головы. Состояние удовлетворительное. Со слов пострадавшего, в день поступления со­ сед, находившийся в нетрезвом состоянии, ударил его по голове каким-то твердым предметом.

Объективно: в правой теменной области имеется линейная рана длиной 6 см, в левой височной области — рана длиной 4,5 см. Края обеих ран ровные, концы острые. На основании этих данных поста­ влен диагноз: рубленые раны головы. В постановлении о назначении экспертизы, сопровождавшем эту историю болезни, указано, что раны гражданину Н. были нанесены совком.

По-видимому, для судебно-медицинского эксперта указание на совок как травмирующее орудие показа­ лось более правдоподобным, чем описание ран в исто­ рии болезни, так как он сделал вывод о нанесении ран тупым предметом, например узкой частью совка. Между тем в описании ран не было приведено характерных для действия тупого предмета признаков. Напротив, данные больше свидетельствовали о действии рубящего орудия, как это и определил лечащий врач. В таких случаях эксперт должен лично исследовать раны с ис­ пользованием стереомикроскопии, а при невозможности провести такое исследование — отказаться от решения вопроса о травмировавшем орудии.

Необходимо отметить, что при освидетельствовании в стационаре (как и в амбулатории) судебно-медицин­ ский эксперт обычно не исследует одежду, на которой могут оказаться следы травматического воздействия, не использует для составления заключения данные, полу ченные при исследовании орудия травмы. Некоторые данные, полученные при анализе судебно-медицинской документации и историй болезни, представляют интерес для обоснования целесообразности проведенных нами исследований и выработанных рекомендаций. Выявлен­ ные упущения и небрежность заполнения документов отрицательно сказываются на составлении экспертного заключения. Одни из них могут быть результатом не­ опытности эксперта, другие являются типичными и часто повторяются. На них мы обращаем особое вни­ мание.

На качество судебно-медицинской экспертизы су­ щественное влияние оказывает и сопроводительная до­ кументация. Однако постановления о назначении су­ дебно-медицинской экспертизы обычно содержат очень краткие сведения, касающиеся обстоятельств дела.

В большинстве случаев ставится вопрос о характере повреждений и травмировавшем предмете. Иногда по­ становление о назначении экспертизы совсем не выно­ сится, а в документах, направляемых судебно-медицин­ скому эксперту, не излагаются обстоятельства дела и ставится лишь вопрос о причине смерти. Очень часто эксперту не представляют протокол осмотра места происшествия, а представители следственных органов не присутствуют при судебно-медицинском исследо­ вании.

Глава II ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ КОЖИ.

ВОЗМОЖНОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ ОРУДИЯ ТРАВМЫ И МЕХАНИЗМА ЕГО ДЕЙСТВИЯ Особенности повреждений, наносимых тупым оруди­ ем, зависят, с одной стороны, от характера тупого предмета и поверхности его соприкосновения с телом, с другой — от способа нанесения травмы, сопротивляе­ мости кожи в месте соударения, наличия одежды и дру­ гих особенностей. Совокупность различных условий, хотя и обусловливает разнообразие характера повреж­ дений, однако создает возможность для выявления спе­ цифических особенностей, позволяющих установить ха­ рактер тупого орудия и механизм его действия.

Как известно, тупое орудие в зависимости от силы и механизма действия приводит к возникновению раз­ ных по своему характеру повреждений: кровоподтеков, ссадин, ран, переломов, вывихов, разрывов внутренних органов, отделению и размозжению частей тела. Мы остановимся лишь на особенностях повреждений мягких тканей, которые возникают в местах соприкосновения кожных покровов с травмировавшим предметом при ударах и падениях.

Кровоподтеки. Одним из самых частых видов по­ вреждений, возникающих при действии тупого предме­ та, являются кровоподтеки. Они имеют большое значе­ ние в судебной медицине. Само их наличие указывает на механическое воздействие, а место приложения силы, локализация и форма кровоподтека иногда позволяют определить вид насилия, особенности травмировавшего предмета, давность нанесения травмы.

Кровоподтеки возникают вследствие разрыва и сдав ления сосудов и появляются как в местах приложения силы, так и ниже вследствие стекания крови по рыхлой клетчатке, например в области переносицы, скуловых костей, вокруг глаз. Кровоподтеки бывают поверхност­ ные и глубокие. Чем глубже располагается скопление крови, тем меньше окрашивание кожи и тем позднее оно появляется. Поверхностные кровоподтеки становят­ ся заметными вскоре после нанесения удара или спустя 10—12 ч. Глубокие кровоподтеки, особенно в местах, где толщина кожи значительная, проявляются на 2—3-н сутки. Они могут быть вовсе не видны на трупе и обна­ руживаются лишь при разрезах кожи и глубжележа щих тканей.

Поскольку кровоподтеки проявляются не сразу пос­ ле получения травмы с целью выявления их на живом человеке, в ряде случаев бывает необходимо освиде­ тельствовать потерпевшего повторно. В практике наб­ людаются случаи, когда кровоподтеки не обнаружи­ ваются при осмотре. Это, как указано выше, бывает при образовании их в глубине тканей в местах, где толщина их значительная.

Для выявления невидимых кровоподтеков использу­ ют фотографию в инфракрасных лучах (В. И. Пашкова, 1949), рентгенографию без кассет на аппарате УРПД-110 при 40 кВ, 8 мА, экспозиции 1,5—1,8 с, фо­ кусном расстоянии 70 см (С. Ф. Винтергальтер, П. П. Щеголев, 1962), а также фотографирование в от­ раженных ультрафиолетовых лучах (А. Н. Ратневский, 1968).

Мы считаем наиболее эффективным методом выявле­ ния скрытых кровоподтеков ультразвуковое исследова­ ние. В медицинской практике оно стало применяться относительно недавно — с 50-х годов текущего столетия.

В последние годы некоторые исследователи (А. Н. Ку рышев, 1976;

Н. Н. Holm, 1971;

F. Weil, 1974;

В. В. Cold berg, М. N. Kotler, M. С. Liskin, R. D. Waxham, 1975) большое внимание уделили выявлению жидкостей и кровоизлияний в полости тела, а также повреждений костей с помощью эхографической диагностики (К. Hin refuss, 1974).

В судебно-медицинской практике ультразвуковая диагностика впервые стала применяться на кафедре су­ дебной медицины Читинского медицинского института.

При ультразвуковом одномерном исследовании крово­ подтеков с помощью промышленных дефектоскопов (Б. В. Лозовский, 1973) на экране электроннолучевой трубки наблюдаются дополнительные по сравнению с контрольными эхограммами сигналы (рис. 1). По коли­ честву их можно судить о глубине расположения кро воподтека, интенсивности кровоизлияния. Более полную информацию о кровоподтеках позволяет получить двух­ мерная эхография с использованием диагностических аппаратов отечественного производства, например УДА-871, или различных моделей японской фирмы «Aloca». При озвучивании этими аппаратами определя­ ют контуры неповрежденных мягких тканей и кости.

При переломе трубчатой кости наблюдаются смещение импульса и множество сигналов вокруг перелома, что позволяет не только обнаружить перелом и кровоизлия­ ния в мягкие ткани, но и определить глубину, распро­ страненность кровоподтека и примерное количество из­ лившейся крови (рис. 2). Метод ультразвуковой биоло­ кации эффективен также для выявления свободной кро­ ви в полостях и суставах. В отличие от эхограммы, по­ лученной при исследовании неповрежденного участка ткани, наличие свободной крови или другой жидкости на двухмерной эхограмме четко отображается в виде очерченной полости с отсутствием сигналов внутри нее (рис. 3).

Кровоподтеки бывают округлой или овальной формы независимо от конфигурации соударяющей поверхности орудия. В местах, где толщина подкожной клетчатки незначительна (лоб, свод черепа, кисти, предплечья, спина), форма кровоподтека может отображать форму ударной поверхности травмирующего орудия. Редкий случай, когда кровоподтеки на лице точно соответство­ вали по форме рифленой подошве ботинок, которыми были нанесены удары, описал Ю. С. Пурдяев (1973).

Форма кровоподтеков зависит и от характера дейст­ вующих предметов. Чаще ими являются твердые тупые предметы с незначительной поверхностью соударения.

При ударе предметом, имеющим цилиндрическую фор­ му (палка), кровоподтек имеет вид двух параллельных полос, которые соответствуют ребрам или наиболее вы­ ступающей части предмета. Однако форма кровоподте­ ка может не соответствовать форме соударяющей по­ верхности орудия, потому что возможен натек крови в нижележащие ткани, искажающий первоначальную фор­ му кровоподтека, а плотные слои одежды прикрывают место воздействия орудия. Прав С. Д. Кустанович (1975), который отмечает, что отсутствие характерной для травмирующего тупого предмета формы кровопод­ теков еще недостаточно для выводов о том, что выяв Рис. 1. Одномерная эхограмма неповрежденной ткани (вверху) и кровоподтека (внизу).

ленные кровоподтеки нанесены предметом иной формы.

Размеры кровоподтека зависят от размеров поверх­ ности соприкосновения орудия с телом, строения тка­ ней, в которые изливается кровь, диаметра и количест ва разорвавшихся сосудов, а также от возраста постра­ давшего, скорости свертывания крови и характера травмы.

Давность возникновения кровоподтеков устанавли­ вается по изменению цвета от бурого или фиолетового до зеленоватого или желтоватого. Сроки изменения окраски, по данным разных авторов, колеблются в широ­ ких пределах. А. П. Осипова-Райская (1936), специаль­ но изучавшая этот вопрос, подчеркивает, что установить изменение цвета по дням невозможно. Однако ее данные позволили сделать вывод, что в течение первых двух дней кровоподтеки имеют красный, багрово-синий или фиолетовый цвет, начиная с 3-го дня иногда появляется Рис. 2. Двухмерная эхограмма неповрежденной конечности (слева) и при переломе бедренной кос­ ти с кровоизлиянием в мягкие ткани (справа).

Рис. 3. Двухмерная эхограмма неповрежденной ткани (слева) и гематомы (справа).

Желтоватый или зеленоватый оттенок, который сохра­ няется до 5-го дня. Л. С. Свердлов (1949) отмечает, что в 86% случаев начальная багрово-красная окраска пе­ реходит в зеленую между 4-м и 7-м днем, в желтую — с 3-го по 8-й или с 6-го по 10-й день. Он отмечает, что рассасывание кровоподтека возможно без изменения окраски.

Действительно, определить по цвету кровоподтека день его возникновения невозможно, можно лишь с из­ вестной долей вероятности подтвердить или отвергнуть возникновение кровоподтека в срок, указанный эксперту во время проведения освидетельствования. Чаще цвет кровоподтека меняется в такой последовательности: на 1—2-е сутки он синюшный или багровый, на 4—6-й день зеленоватый, а на 7—10-й желтоватый, однако возможны разные вариации. На изменение окраски кро­ воподтека влияют локализация и глубина его залега­ ния, количество излившейся крови, возраст пострадав­ шего, наличие или отсутствие тяжелой травмы или дру­ гих патологических состояний в области кровоподтека.

Вопрос о давности и прижизненности возникновения кровоподтека более точно можно решить, применяя комплексное исследование, которое включает гистоло­ гический, гистохимический методы, а также методы эмиссионного спектрального анализа и восходящей хро­ матографии. Не останавливаясь специально на этом во­ просе, следует отметить, что многие исследователи (В. С. Челноков, 1971;

А. В. Капустин, В. С. Челноков, В. И. Тищенко, 1973;

Н. И. Репетун, Л. Н. Серикова, 1973, и др.) используют данные гистохимического, мик­ роспектрального исследований в целью уточнения выво­ дов о давности возникновения кровоподтеков. Более быстрым и применимым для исследования живых лиц методом, определяющим давность возникновения крово­ подтека, является электротермометрия, предложенная Е. А. Литвак (1967). Б. В. Лозовский (1973) указывает на необходимость использования термометрии обяза­ тельно в совокупности с другими методами.

Мы рекомендуем для установления давности возник­ новения кровоподтека в комплексе с визуальным иссле­ дованием применять ультразвуковую эхографию. По данным Б. В. Лозовского (1973), изменение эхографи ческой картины в первые дни после травмы и незадолго до исчезновения окраски было менее выражено, чем на 3 6-й день, когда появлялись дополнительные сигналы, наблюдавшиеся и после исчезновения окраски.

Следует обратить внимание на то, что при некото­ рых болезнях крови кровоподтеки образуются самопро­ извольно или при незначительном внешнем воздействии и могут ошибочно приниматься за результат травмы.

Кровоподтеки могут возникать посмертно, причем отли­ чить прижизненно возникший кровоподтек от развив­ шегося на трупе не всегда возможно даже при исполь­ зовании гистологических методов исследования.

За кровоподтек может быть принято трупное пятно.

Для того чтобы отличить его от кровоподтека, рекомен­ дуется исследовать мягкие ткани на разрезе, а также, если возможно, использовать ультразвуковое исследова­ ние. Трупное пятно не дает дополнительных сигналов, как это имеет место при эхографическом исследовании кровоподтеков.

Ссадины. Среди повреждений, которые часто являют­ ся объектом судебно-медицинского исследования, одно из первых мест принадлежит ссадинам — повреждениям эпидермиса или эпителия слизистых оболочек. Линей­ ные узкие ссадины называют царапинами. Не имеющая значения для хирургов и травматологов ссадина имеет большое значение для судебно-медицинского эксперта:

она указывает место воздействия силы, направление, в котором необходимо исследовать глубжележащие тка­ ни. Локализация ссадин и их форма позволяют судить о произведенном насилии.

Ссадины возникают при действии тупого предмета под прямым или острым углом, по касательной, при скольжении по коже. Одежда не препятствует возникно­ вению ссадин и определению направления травмировав­ шего предмета. Величина ссадины зависит от размеров поверхности соприкосновения орудия с кожей и длины пройденного пути в момент непосредственного воз­ действия.

В зависимости от характера орудия могут возникать различные повреждения эпидермиса. Так, при действии по касательной твердого тупого предмета образуется либо непрерывное нарушение целостности эпидермиса, либо отслойка его на отдельных участках, при действии мягкого предмета эпителий разрыхляется и несколько сморщивается. Касательное движение по коже гладким травмирующим предметом приводит не к отслойке эпи дермиса, а к повреждению, сходному с таковым при действии на кожу крайних температур. В таких случаях F. Orsos (1941) предлагает для дифференцировки обра­ щать внимание на то, что при механическом воздейст­ вии не бывает резких границ между поврежденным и неповрежденным участками кожи, изменения же, воз­ никшие в результате действия на кожу крайних темпе­ ратур, резко отграничены от окружающей кожи.

Известно, что форма ссадин может повторять фор­ му ударной поверхности травмирующего орудия в слу­ чаях нанесения удара значительной силы, направленно­ го перпендикулярно, всей воздействующей поверхностью, особенно в тех местах, где кожа близко прилегает к кости. Такое сочетание условий бывает редко. Чаще та или иная часть ударяющей поверхности орудия сопри­ касается с кожей в большей степени, чем остальная.

Это приводит к тому, что в таких местах из-за более плотного соприкосновения предмета с кожей эпидермис осадняется и на коже отображается именно эта часть предмета. Следует также иметь в виду, что при дейст­ вии одного и того же предмета могут возникать ссади­ ны различной формы. Иногда форма ссадин лучше вы­ является на фотографии, чем непосредственно на коже.

В некоторых случаях при действии загрязненным предметом целесообразно осматривать область травмы в ультрафиолетовых лучах. Результаты наших экспери­ ментов показали, что исследование ссадин при отвесных ударах в ультрафиолетовых лучах уточняет форму по­ верхности соприкосновения орудия с кожей, так как механическое повреждение эпидермиса образуется не на всем протяжении соударения. Форма ударной поверх­ ности орудия может быть также уточнена при исполь­ зовании метода цветных отпечатков определения метал­ ла. Например, при ударе свинцовым кастетом с тремя зубцами в скуловой области были выявлены две рядом расположенные ссадины. На отпечатке же, полученном контактно-диффузионным методом, отмечались три красно-фиолетовые пятна, которые по размерам и взаи­ морасположению соответствовали ударной поверхности зубцов кастета (рис. 4).

При исследовании ссадин важная роль принадлежит непосредственной стереомикроскопии. Используя этот метод в эксперименте и экспертной практике, мы неод­ нократно обнаруживали инородные частицы (принадле Рис. 4. Отпечатки зубцов свинцового кастета, полученные контактно диффузионным методом.

жащие орудию травмы или загрязнявшие его), которые в комплексе с другими данными способствовали уста­ новлению особенностей травмировавшего орудия.

Целесообразно также использовать ультрафиолето­ вые и инфракрасные лучи с помощью электронно-опти­ ческого преобразователя (ЭОП) или фотографирования в инфракрасных лучах. Применение невидимых лучей спектра при визуальном и стереомикроскопическом ис­ следовании позволяет выявить невидимые при обычном осмотре загрязнения и инородные частицы. Описание предложенных нами приспособлений, позволяющих про­ водить макро- и микрофотографирование в ультрафио­ летовых и инфракрасных лучах с помощью ЭОП без специальной аппаратуры, приводится ниже.

На поверхности кожи иногда могут остаться следы, характеризующие индивидуальные признаки травми­ рующего предмета, которые позволяют провести его идентификацию. Однако из-за упругости, эластичности и растяжимости кожи на ней редко отображаются ха­ рактерные признаки предмета. По этой причине кожа как объект трасологического исследования обычно не используется. В таких случаях эксперт устанавливает лишь видовую принадлежность орудия (М. А. Даль, Г. А. Серватинский, Я. Л. Шрагер, 1975).

Эксперименты, в которых дозированные удары нано­ сились на кожу трупа под разным углом, показали, что трасологическое исследование позволяет решить вопрос о сходстве, а иногда индивидуальной идентификации орудия. При этом пригодные для совмещения следы оставались даже при нанесении скользящих ударов че­ рез 1—2 слоя текстильной ткани (А. В. Касатеев, 1973).

По особенностям ссадины устанавливали, возникла ли она при отвесном ударе, действии под углом или сколь­ жении по коже. Об этом свидетельствовали форма сса­ дины или отдельные детали ее, устанавливаемые чаще лишь под микроскопом.

При образовании ссадин эпидермис не удаляется це­ ликом, а только разрывается в виде чешуек, по виду которых можно судить о направлении движения по­ вреждающего предмета. На это указывали В. И. Коно ненко (1968), S. Keit (1946), G. Dietz (1965) и другие авторы. О. Prokop (1966) считает, что направление от­ клонения чешуек эпидермиса следует устанавливать с помощью лупы. В. В. Бадаев (1966) предложил микро­ метрию отпечатков-слепков ссадин и их измерение.

При непосредственной стереомикроскопии ссадины мы выявили особенности, позволяющие устанавливать направление движущегося предмета при ее образовании.

Так, у начала ссадины, соответственно месту первичного касания предмета, эпидермис ровно или извилисто оборван;

у конца движения, где прекращается травми­ рующее действие, он либо выворачивается в сторону неповрежденной кожи, либо приподнимается в виде не­ больших клочьев. Здесь можно видеть углубление, ко­ торое заканчивается нависающей пластинкой эпидерми­ са или поперечно расположенными волнистыми либо дугообразными складками эпидермиса. На поверхности ссадины можно выявить чешуйки эпидермиса, отклонен­ ные в сторону движения орудия, или продольно распо­ ложенные борозды. При касательном движении тупого предмета по коже на поверхности ссадины отмечаются поперечно расположенные пластинки эпидермиса, при­ поднятые со стороны движения (рис. 5).

Характерен в этом отношении следующий пример из экспертной практики.

Гражданин К., по его словам, подвергся внезапному нападению, в результате которого ему сзади и сбоку нанесли удары металличе­ ским предметом по левой половине лица. В хирургическом отделе­ нии выявлен перелом левой скуловой кости. Следователь в поста­ новлении о назначении экспертизы поставил перед судебно-медицин­ ским экспертом вопрос об определении направления удара и поло­ жения пострадавшего в момент нанесения повреждения. На 2-й Рис. 5. Параллельные пластинки эпидермиса, приподнятые со сто­ роны движения предмета. Микрофотография. Х25.

день после травмы, уже находясь в стационаре, гражданин К. был освидетельствован. При осмотре в левой скуловой области отмече­ на ссадина размером 3,5X1,8 см неправильно овальной формы, расположенная горизонтально. При этом наибольший размер ее — 1,8 см отмечался у начала ссадины, кзади она неравномерно сужа­ лась, и конец ее на 0,5 см не доходил до козелка ушной раковины и имел ширину 0,7 см. Поверхность ссадины была покрыта нежной корочкой, кожные покровы смазаны бриллиантовым зеленым. Дру­ гих особенностей ссадины при осмотре выявить не удалось. Особен­ ности ссадины изучали с помощью операционного микроскопа «Крас­ ногвардеец» при увеличении Х12—Х25. У начала отмечался ров­ ный край обрыва эпидермиса с постепенным переходом в неповреж­ денную кожу. У заднего суженного конца край сразу переходил в неповрежденную кожу, к которой плотно пристала чешуйка эпидер­ миса. На поверхности ссадины можно было различить продольные параллельные бороздки, а по краям — единичные чешуйки эпидерми­ са, приподнятые над поверхностью поврежденного участка или от­ клоненные кзади, в сторону суженного конца ссадины.

Выявленные при непосредственной стереомикроско пии особенности с учетом формы ссадины позволили установить, что направление предмета при нанесении удара было касательным спереди назад, а это могло иметь место только при нахождении нападающего спереди.

Рис. 7. Профильное изображение ссадины. Пилообразные чешуйки эпидермиса, обрывистая сторона которых направлена к месту пер­ вичного соударения предмета. Микрофотография. Х25.

предмета (рис. 6). Эти признаки имеют решающее зна­ чение при определении направления движения тупого травмировавшего предмета, помогая следственным ор­ Рис. 6. Треугольные детали царапины. Пологий край «начала», при ганам устанавливать обстоятельства, при которых нане­ поднятая чешуйка эпидермиса, завернутая в сторону движения пред сена травма. При этом учитывать описанные признаки мета у ее «конца». Микрофотография. Х50.

целесообразно при исследовании ссадин, возникших не Особое место среди повреждений эпидермиса зани­ только от удара тупым предметом, но и при действии мают царапины. Эти узкие линейные ссадины могут воз­ частей движущегося транспорта.

никнуть не только при действии тупого орудия, но и После изучения рельефа ссадин и царапин целесо­ при касательном движении по коже предмета с острым образно исследовать микрорельеф их профильного изоб­ концом. S. Keit (1946) отмечает, что царапина от воз­ ражения. При этом выявляются детали, позволяющие действия тупого предмета у своего начала глубже про­ установить направление движения предмета. С этой никает в кожу и бывает более четко выражена, чем у целью кожный лоскут с повреждением натягивают на конца, где она делается более поверхностной. Однако картон и исследуют либо сразу, либо после фиксации нам при стереомикроскопическом изучении царапин та­ в формалине. Исследуемый лоскут кожи удерживают в кую закономерность выявить не удалось. Детали цара­ вертикальном положении двумя зажимами штатива Бун пины, особенно под микроскопом, напоминают летящую зена, который устанавливают вместо столика стерео птицу или наконечник стрелы, острием направлены в микроскопа. Используется верхнее освещение при сторону движения травмирующего предмета (F. Orsos, Х12—Х25. Фотографировать микрообъекты можно с 1943).

помощью микрофотонасадки МФН-1, которую с по­ При стереомикроскопии царапины выявляются от­ мощью специального кольца вставляют в один из ту­ дельные повреждения эпидермиса в виде деталей тре­ бусов микроскопа.

угольной формы, острием направленных в сторону дви­ При непосредственной микроскопии профильного жения травмировавшего предмета. В конце царапины изображения ссадины, как правило, выявляются единич­ эпидермис нередко собирается в складки или выявляет­ ные и множественные треугольные возвышения, распо­ ся чешуйка эпидермиса, завернутая в сторону движения ложенные друг за другом. При множественных возвы. шениях рельеф напоминает зубья пилы (рис. 7). На­ правленная перпендикулярно к поверхности кожи сто­ рона такого треугольника расположена ближе к месту первичного касания предмета. Другая сторона, более длинная и пологая, показывает направление движения.

Иногда можно видеть отклонение угла, образованного этими сторонами, в направлении движения предмета, причем края возвышений неровные. В ряде случаев при рассматривании профиля ссадины удается отчетливо различить подрытость и приподнятость эпидермиса, по­ казывающую угол наклона и начало движения дейст­ вовавшего предмета. Изредка профиль поверхностной ссадины не имеет возвышений, видны лишь чешуйки эпидермиса, которые приподняты или загнуты в сто­ рону движения. У конца движения видна чешуйка, за­ вернутая на неповрежденную кожу и как бы продол­ жающая рельефную дорожку ссадины.

Оригинальным является предложение А. Н. Ратнев ского (1966) устанавливать направление движения пред­ мета по микрорельефу профильного изображения сса­ дины. Он рекомендует изготавливать профилограммы из срезов кожи толщиной около 0,1 см или с помощью пластмассовых слепков. Однако это требует определен­ ного навыка, а необходимость иметь, помимо микроско­ па, специальную аппаратуру и пластмассу К-18 делает данный метод малодоступным. Кроме того, особенности полученного таким образом микрорельефа зависят от выбора места и угла наклона среза. При исследовании профильного изображения ссадины выявляются особен­ ности микрорельефа, которые являются ценным допол­ нением к данным непосредственной микроскопии ее по­ верхности и позволяют устанавливать направление дви­ жения предмета.

Направление движения загрязненного предмета иногда целесообразно устанавливать с помощью изуче­ ния повреждения эпидермиса в ультрафиолетовых или инфракрасных лучах. Выявляющиеся при этом пятна в дополнение к видимым участкам повреждения эпидер­ миса создают более точную форму поверхности сопри­ косновения орудия с кожей. Обычно эта поверхность имеет форму полос, которые суживаются к концу дви­ жения предмета;

здесь же наблюдается уменьшение ин­ тенсивности свечения или окраски. По ходу полосчатого пятна, имеющего ровный край первичного касания, раз Рис. 8. Отпечаток следа, оставленного при скользящем ударе, произ­ веденном свинцовым предметом. Отпечаток получен с помощью тест-бумаги. Четко определяется сужение и снижение интенсивности окраски к концу движения предмета.

личимы продольно расположенные полосы. Такое же пятно при скользящем движении металлического пред­ мета по коже образуется на цветном отпечатке, полу­ ченном, например, с помощью экспрессного метода на тест-бумаге (рис. 8).

По состоянию ссадины с известной долей вероят­ ности можно судить о давности ее возникновения. Све­ жая ссадина имеет бледно-розовую влажную поверх­ ность, лишенную эпидермиса, несколько западающую по отношению к уровню кожи. Различные авторы при­ водят разные сроки образования корочки и ее отпаде­ ния — основные признаки, по которым определяют срок возникновения ссадины. А. Ф. Тайков (1951) различает четыре этапа в заживлении ссадины: 1-й — минус ткань;

длится в течение нескольких часов;

2-й — обра­ зование корочки;

начинается через несколько минут и длится до 4 ч (иногда 2—4 сут);

3-й — эпителизация и отпадение корочки;

длится от 5 до 7—9 дней;

4-й — следы, остающиеся после отпадения корочки;

обнару­ живаются в течение 9—12 дней, иногда сохраняются до 25 дней.

Наши наблюдения, проведенные в динамике с ис­ пользованием визуального и стереомикроскопического исследований, позволили установить, что образование корочки в среднем наступает через 4—6 ч после воз­ никновения ссадины. Только что возникшая корочка нежная, бледно-розового цвета, расположена ниже уров­ ня окружающей кожи. К концу 1-х суток образуется четко сформированная плотная корочка красного цве­ та, отпадающая через 7—12 дней. Однако след, остаю­ щийся после ее отпадения, мы обнаруживали спустя месяц и больше после получения ссадины. Независимо от первоначальной формы ссадины след от нее чаще всего имеет округлую форму. При непосредственной микроскопии следа от бывшей ссадины отмечается кра терообразное углубление, иногда с концентрическими белесоватыми колечками и точечным пятном в центре.

По истечении 30—35 дней на этом месте еще можно обнаружить белесоватый участок кожи, который у от­ дельных людей сохраняется в течение нескольких ме­ сяцев. Сроки заживления ссадин зависят и от их лока­ лизации. По данным А. Ф. Кулик (1975), на шее ко­ рочка отпадает через 5—6 дней, на верхних конеч­ ностях— через 8—9, на нижних — через 9—11, на жи­ воте— через 10—13 дней.

Раны, т. е. повреждения целостности всех слоев ко­ жи, возникают при прямом воздействии тупых предме­ тов и насилии, произведенном под углом к поверхности кожи и вызвавшем отрыв ее лоскута. Вследствие того что прочность кожи на разрыв значительна и наблюда­ ется амортизация удара в местах, где имеется слой мяг­ ких тканей, раны при действии тупых предметов обра­ зуются не всегда.

Раны от действия тупых предметов отличаются боль­ шим многообразием. Свойства ран зависят от тяжести травмирующего орудия, силы воздействия, величины и характера ударяющей поверхности, локализации по­ вреждения и характера подлежащих тканей. В связи с этим различают ушибленные, размозженные, лоскутные, скальпированные и рваные раны, а при действии зу­ бов — укушенные.

Определенное значение при возникновении ран име­ ют свойства самой кожи, в частности ее прочность (Е. Wenig, P. Link, 1961). Прочность разных участков кожи у мужчин и женщин неодинакова, причем с воз­ растом она снижается (J. Fasekas, F. Kosa, A. Bosch, 1969). Для возникновения повреждения на коже боль­ шое значение имеют площадь ударяющей поверхности и угол нанесения удара. По данным Ю. А. Митяшина (1965), средняя площадь и минимальная энергия, необ­ ходимые для того, чтобы образовались ссадины, состав­ ляют 0,6 кгс/см2, для раны — 2,2 кгс/см2. Механическое воздействие вызывает различные повреждения кожи в зависимости от ее толщины, прочности, влажности, на­ пряжения, эластичности, патологических изменений,тол­ щины и направления расположения коллагеновых воло­ кон (Н. В. Гребенникова, 1975).

Несмотря на многообразие условий образования, внешний вид раны, нанесенной тупым предметом, в большинстве случаев характерен и распознать ее легко.

Однако в местах, где кожа близко прилежит к костям, могут возникать раны, по своим особенностям напоми­ нающие рубленые или резаные, например на голове, где этому способствуют волосяной покров, сферическая поверхность и меньшее количество коллагеновых воло­ кон. Такие раны возникают особенно часто при дейст­ вии ребра тупого орудия. В таких трудных для диаг­ ностики случаях следует внимательно осмотреть края и концы раны с помощью стереомикроскопа или опера­ ционного микроскопа при небольших (Х8—Х25) уве­ личениях или с помощью лупы. При этом обращают внимание на то, что края ушибленной раны имеют не­ значительную неровность, осаднение, в просвет раны выступают луковицы волос, в то время как по внутрен­ нему краю раны, нанесенной острым орудием, они сре­ заны. При стереомикроскопии концов ушибленных ран выявляются перемычки, которые обнаруживаются не­ редко только в глубине раны после раздвигания ее краев. По краям, особенно у концов раны, могут быть надрывы.

Интерес в этом отношении представляет следующий пример из нашей практики.

Гражданин Н. в бессознательном состоянии поступил в хирур­ гическое отделение городской больницы. При осмотре в левой те­ менной области у него обнаружена продольно расположенная ли­ нейная рана с ровными краями и острыми концами (рис. 9,а). Кос­ ти не повреждены. На следующий день больной заявил, что подрал­ ся с соседом, который ударил его топором по голове. Видимые при осмотре признаки, по-видимому, с учетом заявления потерпевшего, легли в основу клинического диагноза: рубленая рана головы. На 3-й день в стационаре было проведено освидетельствование постра­ давшего судебно-медицинским экспертом, которому по его просьбе были представлены кусочки иссеченных при хирургической обра­ ботке краев раны. При стереоскопическом исследовании их были вы­ явлены неровность и осаднение краев, надрывы и перемычки у кон­ ца раны — признаки, достаточно убедительно свидетельствующие о том, что рана возникла от действия тупого, а не рубящего орудия (рис. 9,6).

2-269 Рис. 9. Внешний вид раны, нанесенной топором и диагно­ стированной хирургом как рубленая (а). Неровность краев той же раны, осаднение их;

надрывы и перемычки (б). Микрофотография. Х25.

Не следует придавать большого значения обширным кровоизлияниям в мягкие ткани дна ушибленной раны, на которые обращают внимание некоторые авторы.

Обильное и распространенное кровоизлияние больше за­ висит не от вида примененного орудия, а от времени, прошедшего после травмы, и других причин. При на­ личии повреждений костей вопрос дифференциальной диагностики облегчается. Рекомендуется начинать ис­ следование раны именно с костей и обращать внима­ ние на ровность, гладкость краев, наличие надрубов (И. Маков, 1962).

Другая трудность возникает перед врачом уже в самом начале исследования раны при определении вида травмировавшего орудия при разрывах кожи изнутри отломком кости. С тех пор, как на такую возможность экспертной ошибки обратил внимание В. Muller (1933), вопрос не получил четкого решения. В таких редких случаях нужно обращать внимание на осаднения вокруг ушибленной раны, которых не бывает при разрыве ко­ жи изнутри.

Размеры ран, причиненных тупыми предметами, за­ висят от величины соударяющей поверхности, тяжести орудия, направления, силы удара и области воздейст­ вия. Величина ударной поверхности орудия определяет­ ся не размерами самой раны, а по кайме осаднения вокруг нее. Учитываются также данные, полученные при контактно-диффузионном исследовании, при осмотре в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, которые уточ­ няют истинные размеры ударной поверхности травмиро I вавшего орудия.

Форма ран, нанесенных тупыми предметами, вслед­ ствие большого разнообразия последних, а также мно­ гочисленных вариантов механизма действия и особен­ ностей повреждаемых тканей крайне разнообразна. Сле­ дует отметить трудность определения характера орудия по форме раны. Например, удар молотком с прямо i угольной поверхностью в зависимости от силы, направ­ ления и локализации удара и других особенностей может привести к возникновению разнообразных по форме ран. Они могут быть квадратными и прямоуголь­ ными (при ударе поверхностью молотка), прямолиней­ ными (при действии ребра), лоскутными с тупыми уг­ лами (при наклонном действии ребра), звездчатыми пли треугольными (при ударе углом). М. И. Авдеев (1959) различает раны, нанесенные при прямом ударе:

ушибленные с разрывом, размозженные с размятием ткани и раны, возникающие при ударе под углом к по­ верхности кожи: лоскутные, скальпированные, рваные, а также укушенные и рвано-ушибленные.

Возможность определения ударной поверхности тупо­ го предмета по особенностям раны очень ограничена, но все-таки существует. Форма раны иногда позволяет распознать травмировавшее орудие: при небольших раз­ мерах орудия, значительной силе воздействия, отвесном ударе, особенно в местах, где подлежащие ткани тонки.

G. Abele (1955) приводит пример убийства пистолетом, использованным в качестве тупого предмета. Исследо­ вание повреждения на голове, по форме отображающе­ го контуры деталей пистолета, позволило отвергнуть обух топора, обнаруженного на месте происшествия, как орудие насилия.

Для того чтобы получить более точные представле­ ния о форме поверхности соударения, следует учитывать повреждение в целом, включая осаднения по краям раны. Для уточнения формы повреждения может ока­ заться полезной правильно выполненная плоскостная или, что лучше, стереоскопическая фотография. В на­ шей практике был случай, когда удалось четко пред­ ставить форму ударной поверхности предмета только по фотографии, где в совокупности выявились все детали части поверхности домкрата. Визуальное же исследова­ ние зоны травмы на трупе не позволило эксперту прий­ ти к такому выводу.

При отвесном ударе металлическим предметом фор­ ма его воздействующей поверхности может быть допол­ нена или полностью отобразиться на цветном отпе­ чатке.

При использовании контактно-диффузионного метода можно получить более точные контуры орудия, чем это видно по кожной ране. Мы наблюдали, например, пря­ моугольную форму пятна, полученного при контактно диффузионном исследовании участка кожи, поврежден­ ной молотком, или полосчатое пятно в месте удара ме­ таллической трубой. В обоих случаях видимые при осмотре раны имели неопределенную форму и меньшие;

размеры, чем пришедшая в соприкосновение с кожей] поверхность орудия, которая более полно отразилась на отпечатке.

Рис. 10. Свечение, отображающее форму поверхности соприкоснове­ ния прямоугольного молотка, полученное при фотографировании в ультрафиолетовых лучах.

Рис. П. Неровность и осаднение краев ушибленной раны. Микрофото­ графия. Х12.5.

Рис. 12. Иссеченные при хщ рургической обработке крИ раны. Видны неровносЯ осаднение и перемычки ме» ду краями. МикрофотогрЯ фия. Х12.5.

Рис. 13. Обнаженные и вщ ступающие над просве'Я раны луковицы волос. MflJ рофотография. Х25.

Рис. 14. Мостики непо­ врежденных волос над просветом раны. Микро­ фотография. Х25.

Рис. 15. Раздвоенный ко­ нец раны с выступающим в просвет «язычком» ко­ жи. Удар плоскостью, ограниченной гранями.

Микрофотография. Х8.

В судебно-медицинской практике при проведении ] экспертизы повреждений тупыми предметами иногда приходится сталкиваться с загрязнениями на травмиро- j вавшем предмете либо с использованием орудий, сма­ занных маслянистыми веществами. Загрязнения, остав- j ляемые орудиями на коже, выявляются при осмотре I зоны травмы в ультрафиолетовых или инфракрасных I лучах. Получаемые при этом данные иногда существен- I но дополняют таковые, определяемые при визуальном исследовании раны и отображающие истинные форму и размеры пришедшей в соприкосновение с кожей по­ верхности соударения. Эксперт же при осмотре видит лишь повреждения (иногда с участками видимого за­ грязнения), которые нередко являются следом лишь небольшого участка поверхности орудия, пришедей в I соприкосновение с кожей.

Все сказанное хорошо иллюстрирует следующий при- мер. При отвесном ударе по коже плеча четырехуголь- ] ной поверхностью молотка, испачканной техническим : I вазелином, возникла Г-образная поверхностная рана с I длиной сторон 1,5 и 0,5 см. На этом основании пред- I положили, что рана нанесена предметом, имеющим I ребра, сходящиеся под прямым углом. При осмотре в| ультрафиолетовых лучах в стороне от раны возникло!

бело-голубое свечение, которое, хотя и было неравно- мерным, напоминало четырехугольник, включающий в I свои границы рану (рис. 10) и соответствующий поЯ форме и размерам ударной поверхности представленно-Я го молотка.

Для ран, возникших от действия тупого орудия, ха- рактерны неровные края, осаднения, иногда ткань пои краю ран размозжена (рис. 11). Края ушибленной ра-Я ны могут быть мелкозубчатые или лоскутные, причемЯ при перпендикулярном действии предмета осаднениеЯ равномерно охватывает оба края, при действии же ору-Я дня под углом больше повреждается край со стороныЯ острого угла, что сочетается с соответствующей сков шенностью и подрытостью стенок. Тангенциально дей-И ствующий тупой предмет образует карманоподобноеЯ отслоение кожи с большим размозжением одной из сто-Я рон. Между противоположными сторонами раны наблю- I даются перемычки сохранившихся тканей, лучше выяв-И ляемые при растягивании краев раны (рис. 12). ПоЯ краям ран волосистой части головы, как указывалось!

выше, выступают луковицы волос (рис. 13), а сами во­ лосы в виде мостиков покрывают раневую поверхность (рис. 14). Концы раны могут сходиться под острым углом или быть закругленными, П-образными, раздвоен­ ными, когда в просвет ее свисает «язычок» кожи (рис. 15), что характерно для действия плоскости, ограниченной ребрами. Следует особое внимание уде­ лить исследованию концов ран: здесь чаше обнаружи­ ваются перемычки и надрывы, в большей степени со­ храняются инородные частицы.

Перечисленные особенности краев и концов ран вы­ являются при использовании непосредственной стерео микроскопии. С успехом применяется с этой целью сте реомикроскоп, а при его отсутствии можно использо­ вать и биологический микроскоп при малых (Х10— Х15) увеличениях.

Следует остановиться на особенно часто встречаю­ щихся ранах головы. Они имеют свои особенности как в методике исследования, так и по морфологическим признакам в зависимости от характера тупого орудия.

После осмотра, описания и фотографирования об­ ласти повреждения на голове следует удалить волосы, чтобы лучше рассмотреть особенности раны. Если кожа высохла, следует смягчить ее влажной салфеткой, уда­ лить кровь и свести края раны. Волосы нужно удалять с помощью ножниц, чтобы не повредить кожу, что слу­ чается, когда в стационаре волосы на голове обривают.

Это, кстати, надо иметь в виду при оценке ссадин вбли­ зи раны, подвергнутой хирургической обработке. После удаления волос хорошо видимую рану целесообразно сфотографировать и при необходимости провести лабо­ раторные исследования.

Раны на голове, нанесенные тупыми предметами с цилиндрической поверхностью, чаще всего имеют вере­ тенообразную форму с раздвоенным концом. При све­ дении краев повреждения имеют вид извилистой линии.

Неровность и осаднение краев выражены тем 'больше, чем больше диаметр предмета. Размеры ран волосистой части головы соответствуют величине ударной поверх­ ности орудия лишь в том случае, если она небольшая, обычно же они меньше. Раны головы, нанесенные тупым предметом с ребром, обычно имеют веретенообразную форму и очень схожи с повреждениями, причиненными острыми орудиями, причем нередко не имеют осаднений по краям. Края раны головы, полученной от действия!

тупых предметов с ограниченной поверхностью, осад-] ненные, подрытые, отвесные и неровные. Форма таких ран иногда не соответствует ударной поверхности ору-;

дия (О. В. Филипчук, 1968, 1971). Большое внимание j следует уделять форме краев линейных ран, осаднен ных при положении погруженных швов.

Широко распространенное в судебной медицине ги­ стологическое исследование очень редко применяется при экспертизе повреждений, нанесенных тупыми пред­ метами. Работы О. В. Филипчука и наши исследования свидетельствуют о том, что при необходимости его ис­ пользования целесообразно исследовать раны в двух плоскостях срезов: перпендикулярно и параллельно к поверхности кожи, окрашивая их гематоксилин-эозином, по Ван-Гизону и фуксилином по Харту для выявления эластических волокон.

Микроскопическая картина ран позволяет опреде­ лить особенности травмировавшего тупого орудия. Так, для действия цилиндрических предметов характерно повреждение эластических волокон на протяжении 0,3—1 мм: затем следуют участки сгущения и выпрям­ ления волокон. Для ран, нанесенных тупыми орудиями со сферической поверхностью, характерны большая не­ ровность стенок, широкие (1—5 мм) зоны повреждения эластических волокон, значительное осаднение. При действии плоских предметов с ограниченной поверх­ ностью оба края раны лишены эпидермиса, стенки и дно неровные, зоны сгущения и разрыва эластических волокон имеют ширину 1—2 мм. Гистологическое ис­ следование устанавливает отслойку эпидермиса, рас­ слоение и отсутствие рогового слоя, уплощение маль пигиева слоя с отдалением дермы, наличие посторонних включений.

Гистологическая диагностика ран, причиненных ту­ пыми предметами, редко применяется не потому, что ничего характерного, как отмечает М. И. Касьянов (1953), установить не удается, а потому, что макроско­ пическая картина ран своеобразна и обычно нетрудна для опытного эксперта. В сложных случаях невидимые детали могут быть выявлены и уточнены с помощью непосредственной стереомикроскопии, которая позволяет в большинстве случаев обходиться без гистологического исследования.

Возможности выявления и экспертное значение инородных включений в зоне повреждений Одним из важных признаков повреждения, которые помогают эксперту решать вопрос о действовавшем орудии, являются следы, оставленные в зоне травмы.

Особое место среди подобных доказательств следует придавать внедрению инородных частиц в мягкие ткани в области повреждения. Ряд авторов указывают на воз­ можность выявления в области ушибленных ран и сса­ дин текстильных волокон, частиц песка, кирпича, стек­ ла, ржавчины и других включений. Обычно для этого только визуального исследования недостаточно.

Отдельные авторы приводят наблюдения, доказываю­ щие большое значение обнаруженных инородных вклю­ чений при действии тупого предмета. П. Patschelder (1962) отмечает, что при исследовании ушибленной ра­ ны в глубине ее могут быть найдены такие инородные частицы, как стекло, металл, которые помогают восста­ новить картину происшедшего и определить предмет, которым нанесена травма.

Поиски инородных микрочастиц начинают с визуаль­ ного осмотра, а затем применяют непосредственную стереомикроскопию с использованием как видимого света, так и ультрафиолетовых и инфракрасных лучей.

Для этих целей нами разработаны приспособления к стереомикроскопу МБС-2. Многочисленные наблюдения показали эффективность непосредственной стереомикро скопии. Эта методика нашла успешное применение в ряде экспертиз, связанных с исследованием трупов лю­ дей, погибших от ран, нанесенных тупым предметом.

Примером может служить следующее наблюдение из экспертной практики.

Гражданин Р., убитый в комнате во время вечеринки, имел на голове три ушибленные раны, на теле множественные кровопод­ теки и ссадины, переломы ребер, кровоизлияния в ткань обоих лег­ ких. При непосредственной микроскопии в просвете одной из ран головы выявлен кусочек древесины, в другой — белесоватые части­ цы с золотистым блеском.

Из протокола осмотра места происшествия следовало, что в комнате вблизи трупа на полу валялись табурет, сапог, части дет­ ской игрушки-лошадки, на них были пятна, похожие на кровь. Эти предметы были доставлены на экспертизу.

При осмотре невооруженным глазом, а затем при стереомикро скопии с увеличением 25Х на подошве сапога и обломках игрушки обнаружены текстильные волокна. На табурете, осмотренном с по мощью стереомикроскопического микроскопа, отмечены надломы и вдавливания, расположенные на гранях ножек и сиденья в местах, покрытых пятнами, похожими на кровь. Здесь найдены волосы и текстильные волокна, которые были взяты на прозрачную клейкую пленку. При сравнительном исследовании среди волокон, снятых с табурета, обнаружены волокна, совпадающие по многим призна­ кам с образцами волокон из материала рубашки убитого. Волосы оказались сходными с волосами на голове убитого.

Самый большой интерес представляли инородные включения, изъятые из просвета ушибленных ран: частица древесины и две ок­ руглые белые слоистые частицы на одной из поверхностей, имеющие золотистую окраску. Исследование предметов, доставленных с места происшествия, позволило установить, что указанные включения бы­ ли частицами игрушки-лошадки, изготовленной из папье-маше и мес­ тами окрашенной бронзой, а частица древесины по своим особеннос­ тям была сходна с древесиной табурета. Эти данные помогли уста­ новить, что в убийстве гражданина Р. принимал участие не один человек.

При определении залегания инородных частиц в глубине тканей наиболее рациональным методом явля­ ется рентгенологический, особенно с использованием участково-послойной рентгенографии. Однако мельчай­ шие частицы и рентгеннегативные вещества таким спо­ собом не обнаруживаются.

На кафедре судебной медицины Читинского меди­ цинского института В. В. Засухин (1973) разработал способ выявления на трупе в области повреждения ко­ жи мельчайших частиц земли, кирпича, древесины, во­ локон одежды (до 0,1 см). С этой целью он применял широко доступную рентгеновскую аппаратуру, с кожу­ ха трубки которой был снят световой центратор. Ис­ следуемый объект, слой которого не превышал 1—2 см, помещали на фотопластинку, уложенную в пакет из черной бумаги, поверх свинцовой резины. Применяли диапозитивные сверхконтрастные фотопластинки чувст­ вительностью 0,5—0,7 ед. или репродукционные чувст­ вительностью 8 ед. Иногда целесообразно помещать объект прямо на пластинку, так как даже бумага яв­ ляется помехой при выявлении мельчайших включений.

Съемку в таком случае следует проводить в темноте.

Средние параметры для выявления включений следую­ щие: напряжение 40 кВ, сила тока 15—25 мА, экспози­ ция 8—10 с, расстояние 15 см.

Применение такого способа участково-послойной рентгенографии нашло применение в практике судебно медицинской экспертизы трупов. Приводим одно из на­ ших наблюдений.

В одном из отдаленных районов исследовали труп мужчины, убитого путем нанесения повреждений тупыми твердыми предме­ тами. Лоскуты кожи с тремя ушибленными ранами головы, изъя­ тые с трупа, были доставлены на кафедру судебной медицины Чи­ тинского медицинского института. Необходимо было установить, каким предметом нанесены повреждения, деревянным или металли­ ческим, что имело большое значение для доказательства вины подозре­ ваемого. Для решения этого вопроса применили комплекс методов ис­ следования. Рентгенография лоскутов, произведенная обычным спо­ собом, не обнаружила инородных включений, не были выявлены посторонние частицы на поверхности ран и с помощью непосредст­ венной стереомикроскопии, не дал положительных результатов и контактно-диффузионный метод. Рентгенография же на аппарате АРДД-2 при указанных выше режимах позволила выявить по кра­ ям ран инородные частицы продолговатой формы. С помощью пре­ паровальных игл включения были извлечены из ран. При стереомик роскопическом исследовании было установлено, что это частицы дре­ весины. Сделанный на основании данных лабораторных исследований вывод о применении деревянного предмета получил подтверждение в материалах следствия.

Из работ некоторых авторов известно, что даже не­ значительные посторонние частицы можно выявить с помощью ультразвука. Однако этот метод получил рас­ пространение лишь в офтальмологии (Д. Г. Сверлов, 1961;

Ф. Е. Фридман, 1964, 1973).

Ультразвуковое исследование с целью выявления инородных частиц в области раны в эксперименте про­ водил Б. В. Лозовский (1971). Однако в теле человека из-за неоднородности его сред возникает множество сигналов, в которых можно разобраться лишь при срав­ нительной оценке данных, полученных при зондирова­ нии аналогичных, но не поврежденного участка.

В результате проведенных нами наблюдений было установлено, что независимо от природы и формы ино­ родной частицы, ее локализации и глубины залегания на экране прибора фиксируются изменения, показываю­ щие наличие включений. Выявление их зависит в ос­ новном от акустической плотности инородного тела.

Наименьшие размеры выявленных частиц в наших наб­ людениях составляли 0,1 см, глубина их залегания ко­ лебалась от 1 до 10 см.

После обнаружения инородных частиц целесообраз­ но попытаться установить их природу. Делать это луч­ ше специалистам с помощью предлагаемых методов.

Например, с целью определения стекла, осколки кото­ рого могут попасть в область ушибленной раны при ударе бутылкой, необходимо доказать его устойчивость, помещая осколки при нагревании в смесь серной и азотной кислот. Рекомендуется использовать комплекс методов с применением микроскопического, люминес­ центного и спектрального исследования микрочастиц (В. И. Алисиевич, 1960;

М. В. Розинов, 1966).

Придавая большое значение установлению природы микрочастиц, Н. Г. Мухин (1968) считает, что произ­ водить исследования микрообъектов следует комиссии экспертов в составе криминалиста, физика, биолога, судебного медика.

Понятно, что предложение Н. Г. Мухина можно осу­ ществить лишь в условиях крупного экспертного учреж­ дения, а создание комиссии с привлечением биолога и физика для установления природы микрообъекта яв­ ляется нереальным и вряд ли целесообразным. На наш взгляд, важно предоставить эксперту возможность в каждом конкретном случае выбирать наиболее рацио­ нальный метод исследования.

Об экспертном значении металлизации кожи при повреждениях, нанесенных тупыми твердыми предметами При установлении орудия, которым было нанесено повреждение, большое внимание следует уделять вы­ явлению следов металла. Для этого используют раз­ личные методы, первоначально разработанные для ди­ агностики огнестрельных повреждений.

В судебной травматологии большое развитие полу­ чили химические методы выявления металлов. Т. Е. Та таринова и В. И. Капелько (1958) провели микрохими­ ческую реакцию Тирманна на ссадинах, эксперимен­ тально наносимых железными предметами на трупе.

Они пришли к выводу, что в сочетании с гистологиче­ ским исследованием и в особенности со стереомикро скопией проба дает хорошие результаты.

Однако, несмотря на большую чувствительность, эти методы имели существенный недостаток: они не давали топографической картины распределения металлических частиц. Восполняют этот пробел рентгенологические методы с использованием участково-послойной рентге­ нографии (Л. М. Эйдлин, 1932) или пограничных лучей Букки (напряжение не выше 10—15 кВ) (Б. Р. Кири чинский, 1969), которые были предложены для выявле ния металлизации при огнестрельных повреждениях.

Однако эти методы не пригодны для качественного определения металла.

Большое распространение в судебной медицине по­ лучили методы цветных отпечатков, особенно контактно диффузионный. Однако при исследовании повреждений на коже, нанесенных тупыми предметами, обычно не используют эти методы исследования, так как то не­ значительное количество металла, которое остается в зоне травмы при ударе тупым предметом, трудно вы­ явить, особенно на коже живого человека.

Цветные химические реакции целесообразно прово­ дить только на повреждениях кожи, где применение контактно-диффузионного метода затруднено или при его использовании не получили положительных резуль­ татов. При определении железа используют реакции Перльса (на соли окиси железа) или Тирманна (на соли окиси и закиси железа). Следует отметить, что химические реакции более чувствительны, чем контакт­ но-диффузионный метод, поэтому при незначительном количестве металла их применять целесообразнее, при­ чем результат лучше наблюдать с помощью непосред­ ственной стереомикроскопии. При отвесном ударе ме­ таллическим предметом окраска, соответствующая той или иной химической реакции, располагается относи­ тельно равномерно вокруг повреждения. Она может наблюдаться не только в зоне травмы, но и отступя на 0,2—0,3 см от ее краев. При стереомикроскопии вкрапления краски видны на внутренней поверхности и дне раны, а также в подкожной клетчатке.

В одном из наблюдений нами использовалась реак­ ция Перльса для установления характера предмета, на­ несшего рану.

Гражданину К. в драке нанесли удары по голове стулом, от­ ломки которого были представлены на экспертизу. От полученных повреждений К. скончался. При стереомикроскопии ран головы от­ мечались неровные осадненные края с перемычками, в просвете одной из ран была выявлена плотная голубоватая частица. При про­ ведении цветной химической реакции Перльса на обрывистом крае этой раны появилось интенсивное сине-зеленое окрашивание. При стереомикроскопическом исследовании сине-зеленые вкрапления от­ мечались у наружного конца и на волосах по краям раны. Реакция Перльса, проведенная на других повреждениях кожи, была отри­ цательной. В связи с этим было высказано предположение о том, что одна из ран нанесена металлическим предметом. На экспертизу был доставлен металлический ковш, местами покрытый голубой эмалью. Применение его в качестве травмировавшего орудия было подтверждено наличием частицы голубой эмали и выявленными на ковше клетками животной ткани.

При ударе тупым металлическим предметом под углом к поверхности кожи, когда образуется скошен­ ность одного из краев раны, окраска в результате хи­ мической реакции возникает неравномерно: у обрыви­ стого края вкраплений краски меньше (иногда даже она отсутствует), чем у скошенного. При этом стереомикро скопическое исследование выявляет их на внутренней поверхности скошенного края. Окраска лучше выраже­ на в местах большого соприкосновения орудия с кожей и полностью отсутствует по краям ее разрывов.

Контактно-диффузионный метод при действии пред­ метов из железа, меди и особенно свинца выявляет сле­ ды металлизации. Нередко удается получить пятно, от­ ражающее форму и размеры поверхности соударения орудия. При этом важно равномерно сдавливать фото­ бумагу на коже. Если последняя не имеет твердой кост­ ной подкладки в зоне исследования или отмечается пе­ релом костей, то необходимо в заранее сделанные раз­ резы кожи в этом участке вставить линейку. Наличие крови на поверхности кожи ухудшает качество отпечат­ ка. Для получения доброкачественного отпечатка сле­ дует предварительно удалить кровь с поверхности ис­ следуемого участка путем помещения объекта в сосуд с дистиллированной водой с последующим высуши­ ванием.

В некоторых случаях, например, при непосредствен­ ном изучении кожи после проведения химической реак­ ции, а также при изучении цветного отпечатка на фо­ тобумаге целесообразно применять стереомикроскопи ческое исследование при малых (Х8—Х16) увеличе­ ниях. Проведение цветных химических реакций воз­ можно на высохшей коже. Ухудшение результатов ре­ акции наблюдается лишь при образовании плесени на ее поверхности.

Высыхание кожи не препятствует получению качест­ венного отпечатка. Однако для улучшения контакта с кожей целесообразно проводить методы цветных отпе­ чатков после размягчения кожи и реставрации повреж­ дения. С этой целью следует помещать высохший лоскут кожи на несколько часов или на сутки в дистиллиро­ ванную воду.

Гнилостные изменения в значительной степени пре­ пятствуют выявлению металла. В этих случаях целесо­ образнее применять цветные химические реакции.

Исследование повреждений кожи при гниении и высыхании Как известно, в судебно-медицинской практике труп становится объектом исследования через более или ме­ нее продолжительное время, иногда подвергаясь гние­ нию или высыханию. В зависимости от степени разви­ тия этих процессов может в существенной мере изме­ няться картина имеющихся на трупе повреждений. При этом некоторые особенности последних либо значитель­ но изменяются, либо исчезают, что усложняет проведе­ ние судебно-медицинского исследования.

Важно отметить, что при высыхании кожи многие детали ссадин, свидетельствующие об особенностях при­ мененного в качестве орудия предмета и способа его действия, сохраняются. Исследуют ссадины даже при гнилостных изменениях кожи, применяя непосредствен­ ную стереомикроскопию. Прежнюю картину поврежде­ ния восстанавливают с помощью уксусно-спиртового раствора. После восстановления целесообразно вновь провести стереомикроскопию. При высыхании иногда достаточно поместить лоскут кожи с повреждением на сутки в дистиллированную воду либо наложить на зону травмы влажные салфетки. Но лучше и надежнее при­ менять уксусно-спиртовой раствор, как это рекомендует А. Н. Ратневский (1968): кожа становится мягкой, на ней яснее выступают детали, она просветляется. После восстановления кожи сохраняется возможность полу­ чить положительные результаты при использовании ла­ бораторных методов исследования. Так, с успехом мо­ гут быть применены непосредственная стереомикроско пия, исследования в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах. Однако при выявлении железа восстановление кожи при помощи уксусно-спиртового раствора (вслед­ ствие растворения железа) нецелесообразно. Поэтому при необходимости дальнейшего применения контактно диффузионного метода высохшую кожу лучше восстано­ вить в дистиллированной воде. Однако в этом случае получить пятна, сохраняющие определенную форму, не удается. На гнилостно измененной коже, когда нет воз­ можности применить методы цветных отпечатков, целе-, сообразно использовать метод экспресс-хроматографии на бумаге, как это рекомендуется в соответствующих методических указаниях главного судебно-медицинско­ го эксперта.

Исследования, проведенные Ю. Г. Лановенко (1973), свидетельствуют о том, что раны, подвергшиеся высы­ ханию, а также нерезко выраженному гниению после восстановления в уксусно-спиртовом растворе, могут быть подвергнуты гистологическому исследованию. При этом сетчатый слой представляется утолщенным и раз­ рыхленным, отдельные пучки коллагеновых волокон — набухшими, четко различимые эластические волокна — неравномерной толщины, нередко со сгущением на гра­ нице с повреждением.

Приведенные методы выявления металлизации могут быть использованы при исследовании волос, что имеет особенно важное значение, когда на экспертизу пред­ ставлена кожа в состоянии гниения. Для выявления металлов непосредственно на волосах используется ме­ тод экспрессного определения. Волосы промывают в дистиллированной воде и помещают между листками заранее приготовленной тест-бумаги, наложенной на предметные стекла, которые прижимают пальцами. За­ тем волосы убирают, а листки рассматривают под мик­ роскопом, что позволяет выявить полосчатые пятна желтоватого цвета в случае, если использовался свин­ цовый предмет или темно-зеленые пятна, если в качест­ ве орудия был использован медный предмет. Может быть применен также контактно-диффузионный метод, при котором волосы, помещенные между листками от фиксированной фотобумаги, закладываются на 5—7 мин в пресс. Используются обычные для этого способа реак­ тивы.

При наличии железа или свинца на бумаге полу­ чаются зеленоватые или красноватые точечные пятна, чаще обнаруживаемые под микроскопом.

При гниении и высыхании кожных покровов волосы хорошо выявляются под микроскопом. В случаях поло­ жительной реакции Перльса зеленовато-голубоватые глыбки на волосах легко обнаруживаются под микро­ скопом.

Об изменениях волос в области повреждений, нанесенных тупыми предметами При исследовании повреждений кожи целесообраз­ но обращать внимание на волосы, которые могут быть задеты при ранении и иметь повреждения. Особенно это имеет значение в случаях загнивания или высыха­ ния кожных покровов, когда уничтожаются или маски­ руются детали на мягких тканях и характер поврежде­ ния волос оказывается весьма полезным при определе­ нии особенностей действовавшего предмета.

Некоторые изменения волос выявляют во время предварительного исследования раны с помощью непо­ средственной микроскопии. При этом отмечают втисну­ тые в осадненные края волосы, иногда покрытые как бы нежной пленкой, волосы, пересекающие просвет раны или склоненные своими свободными концами внутрь его. Уже при небольшом Х25—Х50 увеличении стерео микроскопа заметна неровность или ступенчатость кон­ цов, но особенности изменения волос лучше выявляют­ ся при исследовании их в биологическом микроскопе.

Мы различаем повреждения свободного конца, во­ лоса луковицы и на всем протяжении волоса. Высту­ пающие в просвет раны луковицы нередко крючкообраз­ но изогнуты, деформированы. Они имеют поврежден­ ную влагалищную оболочку, которая выявляется в виде муфты, охватывающей волос, несколько отступя от его корня, или сохраняется в виде отдельных обрывков.

Свободный конец волоса представляется неровным, мелко или крупно зазубренным, ступенеобразным или террасовидным. Иногда он имеет расширение с рас­ щеплением конца и приобретает форму веера или ме­ телки. Выявляется также повреждение кутикулы, кото­ рая выступает в виде бахромы, возвышающейся над поверхностью, на которой отделен волос. На протяже­ нии волоса также встречаются повреждения в виде рас­ щеплений по длине, надломов, перегибов, перехватов и расширений, дефектов кутикулы и коркового слоя, на­ поминающих стес, отщепления кутикулы: «лысины» или разволокнения ее в виде еловой шишки.

На различных участках раны можно заметить не­ одинаковые повреждения отдельных волос. На полосе осаднения, как и на изолированной ссадине, часть во­ лос вдавлена в кожу. Здесь редко выявляется повреж дение, а полного перерыва волоса на уровне ссадины не обнаруживается.

Вдоль скошенного края раны выступают луковицы, нередко крючкообразно загнутые, с поврежденной вла­ галищной оболочкой. На поверхности осадненного края раны можно обнаружить свободно лежащие обрывки волос с неровными концами. Так как большинство волос по краям ушибленной раны не имеет повреждений, сле­ дует обратить внимание на волосы, расположенные по краю, который больше размозжен или осаднен. В об­ ласти надрывов раны повреждения волос выявить не удается. У концов раны они свисают в просвет ее, по­ вреждения встречаются реже. Однако поврежденные волосы в таких местах более характерны для травмы, полученной при действии тупым предметом, так как в центре отломки волос вследствие действия большей си­ лы имеют ровные концы. Наличие повреждения волос у одного из концов при отсутствии пересечения их у другого свидетельствует о приложении большей силы.

Отмечается некоторая зависимость характера по­ вреждения волос от особенностей орудия. Так, при уда­ рах металлическим предметом, особенно при действии ребра, волосы чаще имеют ровный конец, а также по­ вреждения, характерные для действия тупого предмета.

Можно согласиться с А. Н. Кишиневским (1958), что повреждения волос при транспортной травме мало от­ личаются от повреждений их тупыми предметами. Лишь при железнодорожной травме чаще встречаются раз­ мозженные и расщепленные волосы с повреждением на большом их протяжении.

На волосах задерживаются и загрязнения, которые легко выявляются в ультрафиолетовых лучах. При изучении изолированных волос свечение лучше выявля­ ется на отпечатке загрязненных волос, полученном на фильтровальной бумаге при сжатии волос между ее листками.

Глава III ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВРЕЖДЕНИЙ ОДЕЖДЫ Кожа, являясь естественным покровом тела, первая воспринимает действия тупого орудия. Но в местах, прикрытых одеждой, первыми соприкасаются с травми­ ровавшим орудием текстильные ткани. При этом в от­ личие от действия огнестрельного оружия или острого орудия тупой предмет нередко не проникает глубже одежды и совсем не касается кожи. Поэтому при экс­ пертизе повреждений, нанесенных тупыми предметами, исследованиям одежды следует придавать особое зна­ чение, что на практике не всегда осуществляется в от­ личие от повреждений причиненных огнестрельным ору­ жием или острым орудием, при экспертизе которых такие исследования распространены. Между тем имен­ но при тупой травме нужно использовать каждый объ­ ект, каждую возможность, чтобы выявить новые при­ знаки с целью конкретизации и объективизации экс­ пертных выводов. Первостепенное значение это имеет в тех случаях, когда в результате процессов заживления, хирургических манипуляций или трупных явлений из­ меняются или полностью уничтожаются повреждения, в то время как на одежде они могут сохраниться.

Исследование одежды следует начинать как и ис­ следование повреждений на теле человека, с осмотра ее на месте происшествия, в морге или амбулатории.

Первоначальный осмотр должен иметь целью выявить общие данные об изменениях, оставленных травмиро­ вавшим предметом на одежде. Следует учесть, что иногда трудно получить полное представление о форме повреждения, так как имеются и другие следы, остав­ ленные орудием в зоне травматического воздействия.

Для этого всегда необходимо до манипуляций с одеж­ дой наряду с осмотром и описанием делать фотографии.

При наличии физико-технического отделения дальней шее исследование повреждений одежды целесообразно продолжить в условиях лаборатории. В этом случае задача эксперта - - обеспечить полную сохранность изме­ ненного при нанесении травмы участка одежды.

Все изменения, выявленные на текстильной ткани, можно подразделить на следующие группы:

1) разрушение тканей или отдельных нитей, 2) нарушение строения ткани (сдавление, разволок нение или отклонение нитей, перемещение ворса), 3) посторонние для данной ткани включения в виде следов или наложений. Сюда следует отнести отложе­ ние металла или загрязнявшего орудие вещества, внед­ рение частиц предмета, которым нанесена травма, при­ ставшие к одежде чешуйки эпидермиса или обрывки во­ лос. Все эти изменения встречаются в разных сочета­ ниях.

Повреждения текстильных тканей при действии ту­ пого твердого орудия встречаются реже других изме­ нений, возникающих при нанесении травмы. Зависит это в значительной степени от характера самой ткани, особенностей травмировавшего орудия и его воздейст­ вующей поверхности, наличия твердой прокладки в месте травмы, силы и механизма действия орудия.

Разрушение тканей классифицируют в зависимости от механизма травмы: 1) повреждения, возникающие вследствие перерастяжения — разрывы (повреждения при зацепе ограниченным выступом предмета, при за­ жатии вершины складки и фиксации распространенных участков);

2) повреждения от ударов узкими выступами предметов вследствие перпендикулярного действия («штамповки») и других условий-;

3) повреждения вследствие трения (С. П. Прибыле ва-Марченко, 1968).

При осмотре одежды отыскивают место воздействия тупого предмета, обращая внимание на форму и разме­ ры измененного участка. При этом учитывают совокуп­ ность изменений, а не только видимые повреждения тканей. При ударе тупым предметом с небольшой по­ верхностью могут оставаться видимые уже при визу­ альном исследовании следы сдавления полностью или частично повторяющие ударяющую поверхность пред­ мета, которые иногда настолько полно характеризуют предмет, что позволяют установить его использование в качестве орудия травмы. О размерах ударной поверх­ ности орудия можно судить лишь по совокупности всех изменений на ткани, ибо повреждения ее при ударе воз­ никают не всегда и, как правило, на незначительном протяжении. Кроме того, как известно, текстильной, осо­ бенно синтетической, ткани свойственна растяжимость, а некоторые ткани с примесью химических волокон, на­ оборот, «сбегаются», что приводит к уменьшению воз­ никших разрывов. Изменяет размеры повреждений пропитывание ткани кровью и последующее высыхание, поэтому до измерения следует смачивать область по­ вреждения и сводить края разрыва.

При ударах тупыми предметами на тканях могут оставаться изменения, на которые не всегда обращают внимание при осмотре: вдавления, разволокнения нитей, одностороннее их отклонение, разрывы. Так, большая действующая поверхность иногда совсем не оставляет следов удара, малая же поверхность (например, угол молотка) может привести к разрыву или другим по­ вреждениям ткани. Немалое значение имеет и особен­ ность материала. Повреждения легче возникают на хлопчатобумажной ткани и шелке. На этих материалах они имеют линейную форму. На ворсистых тканях удар как бы амортизируется и повреждение образуется редко. Здесь можно заметить вдавление ворса, а если материал окрашен в разные цвета, то перемещение во­ локон. На шерстяных тканях нити обычно бывают спу­ таны и повреждены. Противостоят действию тупого предмета капрон и другие аналогичные ткани. При большой площади ударяющей поверхности, даже если образуются переломы костей или раны на коже, на та­ ких тканях не остается следов повреждений. При дей­ ствии твердого предмета с малой ударной поверхностью на этих тканях остаются лишь смещение, сплющенность или разрыв отдельных нитей, выявляемые лишь под микроскопом (рис. 16). Иногда место удара на ткани обнаруживается только по наличию чешуек эпидерми­ са в ней, а также по изменению расстояния между ни­ тями основы и утка.

При отвесных ударах, нанесенных твердым предме­ том, на одежде могут оставаться изменения, позволяю­ щие судить о форме и размерах поверхности повреж­ дающего орудия. Изменения эти зависят от характера переплетения нитей ткани. Для установления особен Рис. 16. Разрыв, сплющенность и смещение отдельных нитей тек­ стильной ткани. Микрофотография. XS0.

ностей этих изменений необходимо учитывать не только характер повреждения, но и распространенность нало­ жения в зоне действия предмета.

Как уже отмечалось, на одежде, покрывающей мяг­ кие подлежащие ткани тела, разрывы возникают редко.

Они могут появиться только при сильном ударе огра­ ниченной поверхностью твердого предмета. При обнару­ жении незначительных и неубедительных для вынесения суждения изменений следует обращать внимание на обратную сторону ткани соответственно месту удара.

Здесь нередко обнаруживаются чешуйки эпидермиса, реже — обрывки волос. Иногда чешуйка эпидермиса на прилежащей к поверхности кожи текстильной ткани может повторять форму поверхности соударения пред­ мета, нанесшего травму (рис. 17).

Существенным дополнением к визуальному осмотру является стереомикроскопическое исследование, которое является единственным методом выявления ряда опи­ санных выше изменений. При небольшой силе воздейст­ вия на одежде в месте нанесения удара с помощью метода непосредственной стереомикроскопии выявляют Рис. 17. Чешуйки эпидермиса на прилежащей к коже поверхности ткани, повторяющие форму поверхности соударения орудия.

Рис. 18. Разный уровень разделения нитей текстильной ткани, по­ врежденной тупым предметом. Микрофотография. Х25.

ся следы в виде уплотнения материала с некоторым изменением цвета по сравнению с окружающей тканью.

На ворсистой ткани наблюдается как бы спрессован ность ворса, иногда со смещением. В месте удара могут оставаться наложения ржавчины, краски или другого вещества, загрязнявшего орудие. В случае разрыва тка­ ни при стереомикроскопическом исследовании его краев выявляется неравномерность повреждения отдельных нитей. По краю разрыва свободные концы нитей высту­ пают на разном уровне (рис. 18). Такие изменения тканей никогда не наблюдаются при действии острого орудия. Иногда в зоне соударения можно выявить че­ шуйки эпидермиса, заполняющие промежутки между нитями, свободные концы некоторых из них разволокне ны или сплющены.

Некоторые дополнительные данные можно получить, используя фотографические методы исследования одеж­ ды. Фотография фиксирует увиденное и является не только источником объективного доказательства, но иногда позволяет выявить детали, не обнаруженные при визуальном наблюдении. Для исследования поврежде­ ний одежды О. В. Филипчук (1967) предложил так на­ зываемый метод безнегативной фотопечати, принцип которого заключается в том, что при контактной или проекционной печати вместо негатива непосредственно на эмульсионный слой фотобумаги накладывают иссле­ дуемый участок ткани. Это позволяет получить негатив­ ное отображение структуры ткани, форму, размеры, особенности зоны повреждения. Для получения негатива необходимо применять малочувствительную пленку, удобны штриховые фотопластинки. Я. М. Михайловский и Е. Д. Кузьменко (1972) считают этот метод, назван­ ный ими способом теневых фотоконтактнографических отпечатков, незаменимым при исследовании поврежде­ ний одежды, сшитой из различных тканей.

Действительно, этот способ получения фотоотпечат­ ков лучше выявляет разрывы тканей, особенно когда поверхность залита кровью или сильно загрязнена.

Однако для обнаружения незначительных наложений и включений некоторых видов нарушений текстильных тканей безнегативная фотопечать непригодна. А ведь именно такие изменения чаще всего имеют место на тканях при повреждениях тупыми предметами. Поэтому при тупой травме целесообразно использовать оба спо соба фотопечати или сделать выбор в зависимости от особенностей конкретного объекта.

Рентгенографический метод при исследовании по­ вреждений на одежде обычно не применяется, но в тех случаях, когда бывает необходимо выявить следы ме­ талла или инородные включения, используют мягкие рентгеновские лучи. На обычных рентгеновских аппара­ тах возможны хорошие результаты, если рентгеновскую пленку поместить не в кассету с усиливающими экрана­ ми, а в пакет из черной бумаги по методу Л. М. Эйдли на (1939), применяемому для выявления металлического кольца при огнестрельных повреждениях.

При исследовании одежды часто бывает целесооб­ разно провести и спектральный анализ ее повреждений.

Этот весьма чувствительный метод позволяет выявлять следы металла и красителя. В качестве контроля иссле­ дуют аналогичную область одежды вне зоны повреж­ дения. Следует помнить, что спектральный анализ про­ водится в последнюю очередь, так как при его прове­ дении вещественное доказательство портится.

Большое значение для успешного судебно-медицин­ ского исследования одежды может иметь обнаружение с помощью ультрафиолетовых и инфракрасных лучей невидимых невооруженным глазом следов. На иссле­ дуемой одежде вблизи предполагаемого места травма тизации в ультрафиолетовых лучах при загрязнении орудия маслянистыми веществами могут выявляться светящиеся пятна, которые по форме и размерам пол­ ностью или частично отображают особенности ударяю­ щей поверхности орудия, нанесшего травму. При естест­ венном освещении подобные следы обнаруживаются редко. Люминесцентное исследование может быть ис­ пользовано и для решения вопроса о последователь­ ности нанесения ударов. В месте, на которое пришелся первый удар, свечение отображает большую часть по­ верхности соприкосновения орудия, последующие удары оставляют следы, форма которых не полностью отобра­ жает форму орудия по сравнению с первичным прикос­ новением. Учитывается и возможное ослабление яр­ кости свечения, наблюдающееся с каждым новым воз­ действием.

При ударах, нанесенных под углом, и касательном действии тупого предмета по одежде край первичного касания обычно представляется ровным. От него по ходу движения отходит сплошная полоса свечения, которая постепенно становится прерывистой и слабее выражен­ ной. Вдоль полосчатого пятна могут выделяться про­ дольно расположенные линейные полосы свечения.

Помимо ультрафиолетовых, для поисков наложений и инородных включений различной природы целесооб­ разно применять и инфракрасные лучи. Наиболее целе­ сообразно с этой целью использовать электронно-опти­ ческий преобразователь, позволяющий визуально иссле­ довать участок ткани.

В некоторых случаях для выявления микродеталей при исследовании одежды целесообразно применять сте реомикроскопию в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах. Специальных приборов для такого исследования и микрофотографирования объектов в невидимых лучах спектра нет. Однако, имея в распоряжении такие при­ боры, как стереомикроскоп, люминесцентный освети­ тель, электронно-оптический преобразователь и зеркаль­ ную фотокамеру, можно смонтировать их для выполне­ ния указанных выше исследований. Описание таких при­ способлений, предложенных нами, приводится в соот­ ветствующей главе.

При исследовании в ультрафиолетовых лучах раз­ личных загрязнений на одежде нередко обнаруживаются невидимые при обычном свете пятна крови, которые могут быть замаскированы цветом ткани-носителя. Сле­ ды крови могут быть выявлены в ультрафиолетовых лучах, однако нужно иметь в виду, что их можно пол­ ностью удалить с ткани с помощью стиральных порош­ ков. При чистке щеткой кровяных пятен на грубых или ковровых тканях кровь устраняется только с их поверх­ ности и может быть обнаружена между отдельными волокнами.

Пятна, оставляемые различными маслами на одеж­ де, в ультрафиолетовых лучах могут иметь различный вид в зависимости от характера ткани-носителя. Иногда они могут быть выявлены после стирки и даже после глажения. При этом необходимо иметь в виду, что хо­ лодная вода ослабляет, а горячая полностью снимает способность к люминесценции. Если ткань пропитывает­ ся кровью в области жирового пятна, свечение ослаб­ ляется или гасится. В таких случаях исследование надо продолжить после растворения крови в холодной воде и высушивания ткани.

В экспертизе повреждений, нанесенных тупыми предметами, важное место при решении вопроса об особенностях предмета, нанесшего травму, принадлежит выявлению на коже и одежде следов металлизации.

С этой целью используются цветные химические реак­ ции и контактно-диффузионный метод, широко приме­ няемые в практике экспертизы повреждений, возникших от действия огнестрельного и острого оружия. Эти ме­ тоды, как и электрографический, достаточно чувстви­ тельны, специфичны и в отличие от рентгенографии и спектрографии просты и доступны для использования.

Мы детально проверили возможность использовать приведенные выше методы исследования не только для выявления на одежде следов металла, оставленного тупым металлическим предметом при нанесении по­ вреждения, но и при решении вопросов, связанных с определением особенностей травмировавшего предмета и механизма его действия. На отпечатке, полученном контактно-диффузионным методом, выявляется пятно, полностью или частично отображающее форму и раз­ меры поверхности соударения тупого предмета при ударе по текстильным тканям. В совокупности с дру­ гими данными это может помочь установлению особен­ ностей травмировавшего орудия и способа нанесения удара. Иллюстрацией изложенного может служить сле­ дующее наблюдение из экспертной практики.

На полу в луже крови был найден труп женщины с множест­ венными ранами и ссадинами, преимущественно линейной формы, расположенными на волосистой части головы и лице. На тыльной поверхности кистей и в области правого лучезапястного сустава имелись ссадины и поверхностные линейные раны. На месте проис­ шествия была обнаружена металлическая пластина от рессоры ав­ томашины. С трупа пострадавшей снят халат из черной хлопчато­ бумажной ткани. Повреждений на нем не оказалось, с манжет халата контактно-диффузионным методом получены (с использова­ нием раствора альфа-нитрозо-бета-нафтола) отпечатки следов. По четко выраженному зеленоватому цвету пятен, часть из которых имела линейную форму, было установлено, что материал, из которо­ го сделано использованное орудие, содержал железо. Было высказа­ но предположение о форме ударной поверхности травмировавшего предмета, факте самообороны, о чем свидетельствовало наличие по­ вреждений на тыльной поверхности кистей. Исследование орудия, на котором были обнаружены наложения (как оказалось, являющиеся клетками головного мозга, кровью той же группы, что и кровь, изъятая из трупа, волосами, сходными с волосами трупа), в сово­ купности с другими данными позволило решить вопрос о его иден­ тификации. Этот вывод получил подтверждение в ходе суда и от­ ражен в приговоре.

Следует отметить, что при ударе тупым предметом на ткани, находящейся на твердой основе, возникают четкие, с хорошо выраженной окраской отпечатки, но нередко отображающие лишь часть поверхности соуда­ рения. В совокупности с другими данными по форме и особенностям отпечатка иногда можно судить о движе­ нии предмета при нанесении повреждения и его на­ правлении. Так, при касательном ударе получаемые отпечатки имеют, как правило, овальную или полосча­ тую форму и располагаются по ходу движения орудия.

При этом отпечаток, широкий по краю первичного ка­ сания, к концу движения предмета несколько сужива­ ется, замечается и ослабление окраски. В некоторых случаях, по-видимому, когда текстильная ткань собира­ ется в складки, по ходу движения предмета отмеча­ ются 2—3 пятна, расположенные рядом, причем первое из них обычно больших размеров. Все это дает возмож­ ность решать вопрос о направлении движения предмета при нанесении повреждения.

Глава IV ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО ОРУДИЯ ТРАВМАТИЗАЦИИ В современных учебниках и руководствах по судеб­ ной медицине хотя и нет прямого указания на необхо­ димость исследования травмирующего тупого орудия, однако отмечается, что на теле могут остаться следы, отображающие особенности воздействующего предмета.

Обычно ответ на вопрос об использованном орудии практически решается на основании определения сход­ ства, величины и других морфологических признаков повреждения, отражающих особенности ударяющей по­ верхности орудия.

Если родовая и видовая идентификация тупого травмирующего орудия при использовании комплекса методов исследования может быть решена, то индиви­ дуальная идентификация, т. е. установление конкрет­ ного экземпляра орудия, затруднена, так как нет еще достаточно разработанных для этих целей методик.

При наличии предполагаемого орудия индивидуальная идентификация проводится как путем прямого сравне­ ния признаков ударной поверхности орудия с призна­ ками повреждения, что может привести к ошибочным выводам, так и путем сопоставления исследуемого по­ вреждения с экспериментально воспроизведенным на следовоспринимающем веществе. Вторая методика на­ дежнее, так как возникает возможность получить ряд экспериментальных повреждений и выявить наиболее устойчивые идентифицирующие признаки. При этом качество отображения особенностей следообразующего объекта на предмете-носителе зависит от свойств этих взаимодействующих объектов. След, пригодный для идентификации, твердый тупой предмет оставляет на кости, поэтому в практике судебно-медицинской экспертизы давно известны наблюдения, в которых ис­ следования повреждений плоских или трубчатых костей позволили идентифицировать конкретное тупое орудие. Так, В. Я. Эпштенн (1966) приводит наблюде­ ние, когда сравнительную оценку повреждения, имею­ щегося на кости черепа, и угла лопаты, которым было нанесено повреждение, проводили методом фотонало­ жения. Д. Е. Джемс (1968) описывает случай, когда' трассы в области перелома костей свода черепа, воз­ никшего от удара обухом топора, были совмещены d экспериментально полученными следами на воске.

Сложнее проводить идентификацию тупого предме­ та при нанесении повреждения на кожу, которая вслед­ ствие упругости изменяет свою форму, а следователь­ но, меняются и размеры повреждения после прекраще­ ния воздействия ударяющего предмета. И все же такая возможность не исключена, особенно в местах, где кожа близко прилежит к костям. Например, исследо­ вания ушибленных ран на голове позволили Н. Г. Пет росян и А. А. Абаеву (1969) добиться видовой и даже!

индивидуальной идентификации орудия травмы.

При судебно-медицинской экспертизе повреждений тупыми предметами исследование травмировавшего орудия занимает важное место. Уже на месте проис­ шествия следует проявлять осторожность с целью со­ хранения наложений на подозреваемом предмете. Упа-* ковывать орудие целесообразно в пакет из полиэтиле­ новой пленки. Если следы оставлены на ' громоздких предметах, их следует осмотреть на месте происшест­ вия с использованием стереомикроекопа или лупы при хорошем боковом освещении, а если есть возможность, использовать ультрафиолетовые лучи.

Исследование орудия травмы рационально начинать в биологическом отделении, где, помимо проведения распространенных исследований крови и волос, необхо­ димо получить мазки или отпечатки наложений жи­ вотных тканей с поверхности орудия для последующе­ го цитологического исследования. В этом же отделе­ нии целесообразно выявить и изъять с поверхности ору­ дия волокна текстильной ткани. Все исследования на­ ложений на орудии составляют единую комплексную судебно-медицинскую экспертизу предполагаемого ору­ дия травмы. При отсутствии опыта у эксперта-биолога, а также в условиях работы межрайонного эксперта выявление, изъятие и исследование наложений живот­ ной ткани и текстильных волокон одежды может про­ вести судебно-медицинский эксперт, проводивший ис следование трупа или освидетельствования живого ли­ ца. При отсутствии достаточного опыта он может огра­ ничиться изъятием наложений или приготовлением пре­ парата. При необходимости установления видовой, групповой и половой принадлежности наложений жи­ вотных тканей орудия травмы необходимо направлять в биологическое отделение.

Наличие предполагаемого предмета облегчает зада­ чу судебно-медицинского эксперта. Однако идентифи­ кация представленного орудия связана с применением комплекса методов исследования, позволяющего вы­ явить особенности повреждений кожи, костей, одежды и орудия травматизации. В отдельных случаях, когда имеются хорошо выраженные индивидуальные особен­ ности, удается установить конкретный экземпляр пред­ мета. При решении вопроса о том, нанесено ли повреж­ дение представленным предметом и каково направле­ ние удара, желательно участие того эксперта, который проводил всю экспертизу, причем повреждение необхо­ димо исследовать в его первоначальном виде до изъ­ ятия. Представленное орудие должно быть вниматель­ но осмотрено и описано с указанием формы, размеров, материала, из которого оно изготовлено, цвета, дефек­ тов, следов скольжения и других особенностей. Особое внимание должно быть уделено выявлению и располо­ жению следов крови, волос, чешуек эпидермиса, частиц органов и тканей человека, текстильных волокон одеж­ ды, инородных включений и посторонних загрязнений.

При этом исследование не должно ограничиваться только осмотром невооруженным глазом, так как неко­ торые особенности на орудии нередко при этом не об­ наруживаются. Они могут быть выявлены с помощью стереомикроскопа. Исследуемое орудие при этом целе­ сообразно укреплять зажимами Бунзена и изучать на весу, что позволяет легко перемещать предмет и при необходимости провести микрофотографирование. При стереомикроскопии на орудии могут быть выявлены признаки механических воздействий в виде поврежде­ ний или поверхностных следов, а также различные на­ ложения, которые нередко удерживаются в местах де­ фектов вблизи поверхности соударения. Приведем наб­ людение.

Гражданину Г. были нанесены повреждения обухом топора.

Множественные раны и ссадины были расположены на голове, ко 3-269 нечностях и туловище. На майке и брюках отмечались разрывы, соответствующие повреждениям на теле. При осмотре представлен­ ного на экспертизу топора было отмечено только то, что металли­ ческая часть его испачкана кровью, а на деревянном топорище име­ ются приставшие волосы. При стереомикроскопическом исследова­ нии в выемке бородки топора обнаружены бледно-желтоватые на­ ложения и волокна текстильной ткани голубого цвета. На закре­ пительной части топорища отмечены уступообразные повреждения древесины с расщеплением и отклонением ее частиц, текстильные волокна и волосы, находящиеся в ее расщелинах. Большинство ино­ родных частиц расположено на ударной поверхности обуха топора, где они удерживаются в дефектах и углублениях поверхности. Под] стереомикроскопом с помощью препаровальных игл изъяты текс-j тильные волокна, которые по ряду признаков сходны с образцами волокон, извлеченных из майки. Бледно-желтоватые частицы соскоб­ лены с топора и помещены в 5% раствор уксусной кислоты. После размягчения и получения мазков они изучены под микроскопом.

На препарате выявлены клетки головного мозга.

Таким образом, стереомикроскопия орудия сущест-i венно дополнила данные, полученные при исследова-j нии кожи и одежды. Помимо результатов, полученных] при исследовании группы крови, выявленные при сте реомикроскопии наложения клеток головного мозга и текстильные волокна, сходные с представленными об-, разцами, предоставили эксперту новые объективные!

доказательства того, что именно этот топор был при| менен в качестве орудия убийства.

После визуального и стереомикроскопического ис­ следования целесообразно осмотреть орудие в ультра-] фиолетовых лучах. При этом можно выявить невидимые] до этого наложения текстильных волокон одежды, по­ сторонних загрязнений, следы жира, иногда свидетель-] ствующие о ранении подкожной жировой клетчатки.;

Кроме того, рационально применять и фотографиче­ ские методы исследования. Крупномасштабная или микроскопическая стереофотография действовавшей части предмета позволяет точнее видеть рельеф по­ верхности соприкосновения орудия с кожей, выступы и западения, их глубину, расположение и отклонение приставших к предмету частиц эпидермиса, волос, по­ сторонних загрязнений.

Таким образом, целесообразно с помощью стерео­ фотографии наряду с повреждением кожи исследовать и орудие травмы, используя при этом как обычную!

стереоскопичность объекта, так и ложный стереоэф-i фект (псевдоэффект), который позволяет вогнутые изображения деталей повреждения видеть как выпук-j лые, т. е. получать оптический слепок, и, наоборот, вы­ пуклые — вогнутыми, т. е. получать оптический оттиск.

Известны различные способы получения слепков и от­ тисков, широко применяемые в криминалистике и су­ дебной медицине, однако для использования на таком эластичном и мягком материале, как кожа, они непри­ годны. Кроме того, оптический слепок может изготов­ ляться не только в натуральную величину, но и боль­ ших размеров. Все это создает преимущества стерео­ фотографии перед обычной, способствует наиболее пол­ ному исследованию морфологических признаков пред­ мета и позволяет сопоставлять два сравниваемых объ­ екта. Для получения стереофотографии исследуемый предмет закрепляют на штативе Бунзена или иным способом так, чтобы ударяющая поверхность его в нуж­ ном ракурсе была направлена к объективу. Фотогра­ фируют ударную поверхность предмета с выступающи­ ми и соответствующими им по форме и расположению западающими деталями повреждения таким образом, чтобы размеры их были одинаковыми. Затем готовят стереопары с истинным изображением травмировавше­ го предмета и ложным — выбранного участка повреж­ дения. Ложный эффект дает возможность видеть как бы вывернутое наизнанку дно ушибленной раны с его рельефом и особенностями той части орудия, которая внедрилась в кожу. Если этот участок найден, отобра­ жен на снимке и отдельные особенности повреждения и орудия совпадают, то появляется возможность иден­ тифицировать орудие. Эффективность применения спо­ соба сопоставления поверхностей соударения поврежде­ ния и орудия видна из следующего эксперимента.

При ударе, нанесенном торцовым концом полой металлической трубы, имеющим неровный край, на передней поверхности бедра образовалась рана полулунной формы с участками осаднения на концах и выступающим над просветом эпидермисом. Особенности раны позволяли допустить возможность нанесения ее торцовой частью исследуемой трубы. В эксперименте аналогичный удар той же частью трубы был произведен по пластилину. Приготовленные описанным выше способом стереопары участка соударения орудия и повреждения изучали с помощью стереоскопа. На стереофотогра­ фии орудия обращала на себя внимание выемка полулунной формы с неровным краем и выступами у концов, от которой кверху от­ ходил участок с шероховатым неровным рельефом, образованный точечным выступом и западениями. При использовании псевдосте­ реоскопического эффекта поврежденного участка пластилина от­ метили такую же выемку с неровным краем, выступающими конца­ ми и приподнятым участком с шероховатым рельефом. Одинаковые 3* по форме и глубине детали, сопоставленные при изучении их в одном поле зрения, представили достаточно объективные данные для решения вопроса об использовании исследуемого предмета в качестве орудия, нанесшего повреждение.

Следует иметь в виду, что на коже, особенно в местах, имеющих мягкую подлежащую ткань, детали соударяющей поверхности орудия не всегда полностью отображаются. Стереофотография же способствует вы­ явлению и использованию для сравнения большого ко­ личества признаков, что приобретает особое значение при действии тупых предметов.

Известно, что одним из способов идентификации предполагаемого орудия является фотосовмещение от­ дельных деталей исследуемого и экспериментального повреждений. Этот распространенный в криминалисти­ ке прием редко используется при решении задач су­ дебно-медицинской экспертизы, а при исследовании повреждений кожи тупыми предметами он вовсе не применяется. Вероятно, это объясняется тем, что воз­ можности исследования травмы на кожных покровах методом фотосовмещения, в отличие от исследования костей и хрящей, ограничены, и оно редко приводит к желаемому результату, тем более что тупой предмет оставляет на коже меньше пригодных для исследования следов.

Идентифицировать тупое орудие по следам, остав­ ляемым на коже, помогают экспериментальные иссле­ дования. На кожу трупа наносят скользящие или от­ весные удары различными тупыми предметами, через несколько часов с участка повреждения снимают сле­ пок с помощью компаунда К-18. Эластичность кожи обычно препятствует получению полного совпадения размеров ударной поверхности предмета и повреждения или его деталей. Однако, незначительно растягивая кожу при фотосовмещении, иногда можно выявить сов­ падение трасс на коже и следовоспринимающем ве­ ществе (рис. 19), что позволяет добиться индивидуаль­ ной идентификации предмета. Поэтому нельзя отказы­ ваться от использования указанных выше методов оп­ ределения особенностей орудия и его идентификации по следам, оставленным на коже.

Еще эффективнее использовать стереофотосовмеще ние исследуемого и экспериментального повреждений, что позволяет изучать, помимо других признаков, и г Рис. 19. Фотосовмещение деталей ссадины и деталей эксперименталь­ ного повреждения на компаунде К-18.

глубину повреждения. Стереоскопический эффект поз­ воляет избежать совмещения противоположных по ха­ рактеру деталей, что может иметь место при использо­ вании для фотосовмещения плоскостной фотографии.

Идентификация с помощью стереофотосовмещения про­ водится следующим образом. Повреждение или наибо­ лее характерные детали его подвергаются крупномас­ штабной стереофотографии. Затем наносят на следо образующее вещество ряд экспериментальных повреж­ дений разными участками ударной поверхности иссле­ дуемого орудия. Эти повреждения фотографируют при том же увеличении и освещении, что и повреждение кожи. Наиболее сходные по форме и размерам повреж­ дения кожи отбирают для совмещения. При этом учи­ тывают, что на пластилине размеры повреждения и отдельных его деталей могут быть большими, они бо­ лее рельефно выражены по сравнению с аналогичными повреждениями на коже. Полученные стереопары по­ вреждений кожи и пластилина разрезают на две поло­ вины так, чтобы линия разреза проходила через наи­ большее количество четко выраженных особенностей кожного повреждения и разделяла бы сходные детали такого же участка на пластилине. Затем аналогичные Рис. 20. Стереофотосовмещение деталей ссадины и деталей экспери­ ментального повреждения на пластилине.

части обоих стереоснимков под контролем стереоскопа соединяют и склеивают так, чтобы они дополняли друг друга (рис. 20). При изучении стереопар обращают внимание на совпадение контуров границ повреждений, глубины рельефа отдельных участков, взаиморасполо­ жение выступов и западений и другие особенности.

Таким образом, крупномасштабная стереофотогра­ фия с использованием истинного и ложного стереоэф­ фектов устанавливает особенности, на основании кото­ рых можно сделать более конкретный вывод об орудии травмы. При наличии предполагаемого предмета целе­ сообразно в целях идентификации орудия применять фотостереофотосовмещения при исследовании повреж­ дений кожи.

Большое значение при исследовании орудия трав матизации имеет выявление на нем и исследование раз­ личных наложений. До недавнего времени такие иссле­ дования применялись лишь при изучении крови и волос.

В настоящее время широко применяются исследования наложений животных тканей и текстильных волокон, впервые разработанные для использования их при экс­ пертизе острых орудий (А. П. Загрядская и др., 1961 — 1973). Однако не менее часто подобные наложения встречаются на тупых предметах, нанесших поврежде­ ния. Наложения на тупых орудиях можно обнаружить как при визуальном исследовании, так и с помощью не­ посредственной микроскопии. Выявление клеток жи­ вотных тканей имеет большее значение для решения вопроса о травмировавшем орудии, чем заключение о группе крови. Значение наложений, найденных на ору­ дии травмы, убедительно иллюстрирует следующее наблюдение из экспертной практики.

Гражданину Т. был нанесен удар кочергой в левую теменную область. Сразу после получения травмы машиной скорой помо­ щи он был доставлен в хирургическое отделение городской боль­ ницы, где у него диагностировали проникающее в полость черепа ранение. Произведены хирургическая обработка раны и трепанация черепа, однако через сутки, не приходя в сознание, Т. скончался.

При исследовании трупа в левой теменной области выявлена рана с ровными (вследствие иссечения) краями. Края трепанационного отверстия зубчаты, ткань головного мозга в левой теменной облас­ ти размозжена. В средней части верхней поверхности пирамиды височной кости имеется вдавленный перелом направильной прямо­ угольной формы размером 1,5X0,7 см, в отломках костей которого плотно удерживаются занесенные орудием три волоса. Вместе с трупом доставлена кочерга, длина которой составляет 73 см, а конец загнут под прямым углом. Торцовая поверхность его имеет прямоугольную форму размером 1,5X0,5 см. При визуальном ос­ мотре на кочерге не было найдено каких-либо наложений. С по­ мощью стереомикроскопии были выявлены отдельные текстильные волокна и наложения бледно-сероватого цвета, которые были из­ влечены с помощью клейкой прозрачной пленки и из которых были приготовлены три препарата. При микроскопическом исследовании последних выявлены четко очерченные, хорошо окрашенные одиноч­ ные клетки нейроглии с вытянутыми отростками и ядром (рис. 21), а также клетки эпителиального происхождения с четко окрашенны­ ми ядрами. Экспертом-биологом кровь на кочерге обнаружена не была.

В ходе судебного следствия свидетели изменили первоначаль­ ные показания. Ссылаясь на то, что забыли обстоятельства, при которых гражданин Т. получил травму, так как находились в тот момент в нетрезвом состоянии, они выразили сомнение, была ли кочерга использована в качестве орудия травмы. Судебно-медицин­ ская экспертиза, основываясь на форме и размерах вдавленного перелома пирамиды височной кости и наличии клеток животной ткани (свойственных головному мозгу), выявленных на загнутой части кочерги, пришла к выводу, что именно представленная ко­ черга была использована в качестве орудия, нанесшего травму. Эти доказательства были приняты судом.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.