WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Доктор Кац поднялся

.

– Ну что ж, это отличная новость

.

Мадам Роза может прожить еще порядочное время, хоть и не будет толком этого осознавать

.

Болезнь очень быстро прогрессирует

.

Но у нее будут периоды просветления, и она будет счастлива посмотреть вокруг и увидеть, что она у себя дома, среди своих

.

Передай ее родственникам, чтобы они зашли ко мне, сам я не выхожу, ты ведь знаешь

.

Он положил руку мне на голову

.

Смешно подумать, сколько есть людей, которые кладут свою руку мне на голову

.

Им это идет на пользу

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Если мадам Роза придет в сознание до отъезда, передай ей, что я ее поздравляю

.

– Хорошо, я скажу ей «мазлтов»

.

Доктор Кац посмотрел на меня с гордостью

.

– Ты, наверное, единственный араб на свете, говорящий на идише, малыш Момо

.

– Да, митторништ зорген

.

На случай, если вы не знаете еврейского, у них это означает: «жаловаться не на что»

.

– Не забудь сказать мадам Розе, как я за нее рад, – повторил доктор Кац, и я последний раз о нем упоминаю, потому что такова жизнь

.

Мосье Заом-старший вежливо ожидал его у двери, чтобы спустить вниз

.

Мосье Валумба и его племяши уложили мадам Розу в чистую постель и тоже ушли

.

А я так и остался сидеть со своим зонтиком Артуром и с пальто и все глядел на мадам Розу, лежавшую на спине наподобие огромной перевернутой черепахи, которая для этого не предусмотрена

.

– Момо

.

.

.

Я даже головы не поднял

.

– Да, мадам Роза

.

– Я все слышала

.

– Я знаю, я сразу увидел, как только вы на меня посмотрели

.

– Значит, я уезжаю в Израиль?

Я ничего не ответил, только опустил голову еще ниже, чтобы ее не видеть, потому что нам было больно смотреть друг на дружку

.

– Ты правильно сделал, малыш Момо

.

Ты мне поможешь

.

– Конечно же, я помогу вам, мадам Роза, но только не прямо сейчас

.

Я даже поревел немного

.

У нее выдался хороший день, и она выспалась, но назавтра к вечеру все стало еще хуже:

заявился управляющий, потому что мы уже много месяцев не платили за жилье

.

Он сказал, что стыдно держать в квартире старую больную женщину без никого, кто бы о ней заботился, и что ее из гуманитарных соображений надо отдать в приют

.

Это был плешивый толстяк с глазами доносчика, и он ушел, напоследок пригрозив, что позвонит в больницу для бедных по поводу мадам Розы и в Общественное призрение – по поводу меня

.

И его кустистые усы при этом мерзко так шевелились

.

Я кубарем скатился по лестнице и догнал управляющего, когда тот уже зашел в кафе мосье Дрисса, чтобы звонить

.

Я сказал ему, что завтра приезжают родственники мадам Розы, чтобы увезти ее в Израиль, и я уеду вместе с ней, так что он может забирать свою квартиру назад

.

Тут у меня возникла гениальная идея, и я добавил, что родственники мадам Розы заплатят ему за те три месяца проживания, что мы ему должны, а больница – та ни гроша не заплатит

.

Клянусь вам: те четыре года, что я заполучил, здорово чувствовались, и теперь я очень быстро приучался думать как надо

.

Я даже пообещал ему, что если он поместит мадам Розу в больницу, а меня – в Призрение, то будет иметь дело со всеми евреями и арабами Бельвиля за то, что помешал нам возвратиться на землю наших предков

.

Я выложил ему полный набор, пригрозив, что ему кое-что отрежут и запихнут в пасть, как это всегда делают еврейские террористы, а хуже этого ничего быть не может, если, конечно, не считать моих арабских братьев, которые сражаются за право распоряжаться собственной судьбой и возвратиться к себе на родину, и если он свяжется с мадам Розой и со мной, то будет иметь дело с еврейскими и арабскими террористами вместе взятыми, и пусть тогда пеняет на себя

.

Все на нас смотрели, и я страшно собой гордился, я и вправду был в своей лучшей олимпийской форме

.

Мне даже хотелось прикончить этого типа, в таком я был отчаянии, и никто в кафе меня еще никогда таким не видел

.

Мосье Дрисс, который Эмиль Ажар Жизнь впереди тоже слушал все это, посоветовал управляющему не встревать между евреями и арабами, потому что это может дорого ему обойтись

.

Мосье Дрисс тунисец, но арабы у них там тоже есть

.

Управляющий побелел, как лист бумаги, и сказал, что он просто не знал про то, что мы возвращаемся на родину, и первый будет этому рад

.

Он даже спросил меня, не хочу ли я чего-нибудь выпить

.

Меня впервые угощали выпивкой, как мужчину

.

Я заказал кока-колу, сказал им «привет» и поднялся на свой седьмой

.

Больше нельзя было терять ни минуты

.

Мадам Розу я нашел в состоянии помрачнения, но потом заметил, что она боится, а это признак разума

.

Она даже проговорила мое имя, словно призывала меня на помощь

.

– Я здесь, мадам Роза, я здесь

.

.

.

Она силилась что-то сказать, и губы ее шевелились, голова тряслась, и она прилагала все усилия, чтобы быть человеческой личностью

.

Но единственное, к чему это привело, – что глаза ее еще больше округлились, рот раскрылся, и она сидела, положив руки на подлокотники кресла, и глядела перед собой так, словно уже слышала сигнал к отправлению

.

– Момо

.

.

.

– Будьте покойны, мадам Роза, я не позволю, чтобы из вас в больнице сделали чемпионку мира среди овощей

.

Не помню, говорил ли я вам, что мадам Роза постоянно хранила под кроватью портрет мосье Гитлера и когда дела шли хуже некуда, она вытаскивала его, смотрела, и все сразу казалось куда лучше

.

Я достал портрет из-под кровати и сунул его мадам Розе под нос

.

– Мадам Роза, а мадам Роза, поглядите-ка, кто это

.

.

.

Надо же было как-то ее встряхнуть

.

Она еле заметно вздохнула, увидев перед собой физиономию мосье Гитлера, сразу его узнала и даже издала вопль;

это ее совершенно оживило, и она попыталась встать

.

– Поторопитесь, мадам Роза, нужно быстрее уходить

.

.

.

– Они едут?

– Нет еще, но нужно уходить отсюда

.

Мы едем в Израиль, помните?

Тут она заработала как часы, потому что в старых людях самое сильное – это воспомина ния

.

– Помоги мне, Момо

.

.

.

– Потихоньку, мадам Роза, время у нас есть, от ваших звонка еще не было, но здесь оставаться больше нельзя

.

.

.

Пришлось мне попотеть, ее одеваючи, а она вдобавок еще пожелала и красоту навести, и я держал перед ней зеркало, пока она красилась

.

Понятия не имею, почему ей вздумалось надеть на себя все самое лучшее, но с женственностью не поспоришь

.

У нее в шкафу валялась куча шмоток, ни на что не похожих, которые она покупала на Блошином рынке, когда у нее водилась монета, но не для того, чтобы их надевать, а чтобы мечтать над ними

.

Единственной вещью, в которую она смогла влезть вся целиком, оказалось ее кимоно японской модели с птицами, цветами и восходящим солнцем

.

Оранжево-красное

.

Еще она надела парик и пожелала посмотреться в большое зеркало, что в шкафу, но я не дал, так было лучше

.

Было уже одиннадцать вечера, когда мы сумели наконец выйти на лестницу

.

Никогда бы не поверил, что она вообще сможет туда добраться

.

Я и не подозревал, сколько в мадам Розе еще оставалось сил, – их ей хватило, чтобы заползти умирать в свое еврейское логово

.

А я-то никогда в это логово не верил! Я никак не мог взять в толк, зачем она его устроила да еще время от времени спускалась туда, усаживалась, осматривалась по сторонам и дышала

.

А вот теперь до меня наконец дошло

.

Я тогда еще недостаточно пожил на свете, чтобы набраться Эмиль Ажар Жизнь впереди опыта, и даже сегодня, когда я все это вам рассказываю, я знаю, что как бы тебе все ни осточертело, а все равно всегда приходится еще чему-то поучиться

.

Автомат освещения работал из рук вон, и свет всю дорогу гас

.

На пятом этаже мы наделали шуму, и мосье Зиди, который приехал к нам из Уджды, высунулся посмотреть

.

Когда он узрел мадам Розу, то замер с разинутым ртом, словно никогда в жизни не видел японского кимоно, и проворно захлопнул за собой дверь

.

На четвертом мы наткнулись на мосье Мимуна, который торгует земляными орехами и каштанами на Монмартре и скоро воротится к себе в Марокко, вот только сколотит состояние

.

Он остановился, поднял глаза и спросил:

– Что это, о Господи?

– Это мадам Роза в Израиль уезжает

.

Он призадумался, потом еще подумал и снова полюбопытствовал все еще испуганным голосом:

– А почему они ее так вырядили?

– Не знаю, мосье Мимун, я не еврей

.

Мосье Мимун глотнул воздуха

.

– Я знаю евреев

.

Они так не одеваются

.

Никто так не одевается

.

Это немыслимо

.

Он достал платок, утер лоб, а потом помог мадам Розе спуститься, потому что видел, что для одного мужчины это чересчур

.

Внизу он пожелал узнать, где ее багаж и не простудится ли она в ожидании такси, и даже рассердился и принялся ворчать, что никто, дескать, не имеет права везти куда-то женщину в подобном состоянии

.

Я посоветовал ему подняться на седьмой и высказать все родственникам мадам Розы, которые сейчас как раз пакуют чемоданы, и он ушел, сказав, что последнее, чего бы ему хотелось, так это провожать евреев в Израиль

.

Мы остались внизу одни, и надо было поторапливаться, потому что до подвала оставалось еще целых полэтажа

.

Когда мы туда добрались, мадам Роза рухнула в кресло, и мне показалось, что вот сейчас она и умрет

.

Она закрыла глаза, и на то, чтобы приподнять грудь, дыхания у нее уже не хватало

.

Я зажег свечи, сел возле нее на пол и взял ее за руку

.

От этого ей стало чуточку полегче, она открыла глаза, огляделась вокруг и сказала:

– Я знала, что рано или поздно это логово мне пригодится, Момо

.

Теперь я умру спокойно

.

Она даже улыбнулась мне

.

– Я не побью мировой рекорд среди овощей

.

– Инш’алла

.

– Да, инш’алла, Момо

.

Ты славный малыш

.

Нам всегда было хорошо вместе

.

– Конечно, мадам Роза, это все-таки лучше, чем когда никого

.

– Теперь помоги мне прочитать молитву, Момо

.

Может, я больше никогда не смогу

.

– Шма исраэль аденои

.

.

.

Она повторила за мной все до самого «лоэйлем боэт» и теперь выглядела довольной

.

Ей выпал еще один хороший часок, но потом она начала быстро разрушаться

.

Ночью все бормотала по-польски из-за проведенного там детства, повторяя имя какого-то типа, которого звали Блюментаг и которого она, наверное, знала как сутилёра, когда еще была женщиной

.

Теперь-то я знаю, что нужно говорить «сутенёр», но так уж привык

.

После мадам Роза больше ничего не говорила и сидела с пустым взглядом, уставясь в противоположную стену и время от времени делая под себя

.

Лично я хочу сказать вам вот что: такому не должно быть места на земле

.

Я действитель но так думаю и никогда не смогу понять, почему абортировать можно только младенцев, а стариков нет

.

Я считаю, что с тем типом в Америке, который побил рекорд мира в качестве Уджда – город на северо-востоке Марокко

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди овоща, обошлись покруче, чем с Иисусом, ведь он пробыл на своем кресте семнадцать лет с гаком

.

Я считаю, что это удивительное паскудство – насильно заталкивать жизнь в глотку людям, которые не могут за себя постоять и не хотят больше служить ни Господу, ни кому еще

.

Свечей там хватало, и я зажег их повсюду, чтобы темноты стало поменьше

.

Мадам Роза снова дважды пробормотала: «Блюментаг, Блюментаг», и мне это начало надоедать – хотел бы я посмотреть, пекся бы о ней этот ее Блюментаг столько, сколько я

.

А потом я вспомнил, что блюментаг по-еврейски означает «день цветов», и сообразил, что она, скорее всего, видит очередной сон из своей прошлой жизни, когда она была женщиной

.

Женственность – она сильней всего

.

Видно, мадам Роза когда-то в молодости выезжала за город, может, даже с типом, которого любила, и это в ней осталось

.

– Блюментаг, мадам Роза

.

Я оставил ее там и поднялся за своим зонтиком Артуром, потому что привык

.

Позже я поднимался еще раз – взять портрет мосье Гитлера

.

Только он еще и мог на нее подействовать

.

Я верил, что мадам Роза недолго пробудет в своем еврейском логове и Господь сжалится над ней, – когда силы у тебя на исходе, какая только дурь не лезет в башку

.

Иногда я любовался ее прекрасным лицом, а потом вспомнил, что забыл взять ее грим и все, чем ей нравилось пользоваться, чтобы быть женщиной, и поднялся наверх в третий раз, хоть это мне уже и поднадоело

.

Но такой уж она была требовательной, мадам Роза

.

Свой матрас я положил к ней поближе, за компанию, но не мог сомкнуть глаз, потому что боялся крыс, о которых в подвалах ходит дурная слава, но они так и не появились

.

Заснул я не знаю когда, а когда проснулся, горящих свечей уже почти не стало

.

Глаза у мадам Розы были открыты, но когда я поднес к ее лицу портрет мосье Гитлера, это ее нисколько не тронуло

.

Просто чудо, что в таком состоянии мы сумели спуститься

.

Когда я вышел на улицу, был полдень, я встал как столб на тротуаре, и когда меня спрашивали, как дела у мадам Розы, отвечал, что она уехала к своим евреям в Израиль, за ней приезжали родственники, там у нее навалом будет современного комфорта, и она умрет куда скорее, чем здесь, где для нее вообще не жизнь

.

А может, она еще немного и проживет и вызовет меня к себе, потому что я имею на это право, арабы ведь тоже имеют право

.

Все радовались, что старуха наконец обрела покой

.

Я зашел в кафе мосье Дрисса, который покормил меня задарма, а потом устроился напротив мосье Хамиля, который сидел там у окна, одетый в свою замечательную серо-белую джеллабу

.

Он совсем ничего не видел, как я уже имел честь, но когда я трижды подряд повторил ему свое имя, он сразу вспомнил

.

– А, малыш Мухаммед, как же, как же, помню

.

.

.

Я его хорошо знаю

.

.

.

И что с ним теперь?

– Это я, мосье Хамиль

.

– Ах да, конечно, прости меня, я стал совсем слепой

.

.

.

– Как дела, мосье Хамиль?

– Вчера мне дали поесть хороший кускус, а сегодня днем у меня будет бульон с рисом

.

Вечером я еще не знаю, что буду кушать, мне очень интересно это узнать

.

Он все так же держал руку на Книге мосье Виктора Гюго и глядел куда-то далеко-далеко, очень далеко отсюда, словно пытался узреть там, что у него будет на ужин

.

– Мосье Хамиль, можно ли жить, когда любить некого?

– Я очень люблю кускус, малыш Виктор, но только не каждый день

.

– Вы недослышали, мосье Хамиль

.

Вы говорили мне, когда я был маленьким, что без любви жить нельзя

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди Лицо его осветилось изнутри

.

– Да, да, это правда, я кого-то любил, когда был, как и ты, молодым

.

Да, ты совершенно прав, малыш

.

.

.

– Мухаммед

.

Не Виктор

.

– Да, малыш Мухаммед

.

Когда я был молодым, я кого-то любил

.

Я любил одну женщину

.

Ее звали

.

.

.

Он умолк и удивленно нахмурился

.

– Не помню

.

Я встал и вернулся в подвал

.

Мадам Роза была в состоянии помрачнения

.

Да-да, помра чения, спасибо, в следующий раз буду помнить

.

Мне прибавилось разом четыре года, с этим не так-то легко освоиться

.

Когда-нибудь я наверняка буду говорить как все, ведь так оно и задумано, чтоб слова для всех были одинаковы

.

Я чувствовал себя как-то нехорошо, у меня болело понемногу везде

.

Я снова поднес к глазам мадам Розы портрет мосье Гитлера, но это никак на нее не подействовало

.

Я подумал, что она еще годы может жить вот так, и не хотел подкладывать ей такую свинью, но у меня не хватало духу избавить ее самому

.

Выглядела она совсем не здорово, даже в темноте, и я зажег все свечи, какие только мог, чтоб стало не так одиноко

.

Я взял грим и раскрасил ей губы и щеки, а еще подчернил брови, как она любила

.

Я намазал ей веки синим и белым и приклеил сверху маленькие звездочки, как она сама это делала раньше

.

Я попытался приклеить и накладные ресницы, но они не держались

.

Я видел, что она уже совсем не дышит, но мне это было без разницы, я любил ее и без дыхания

.

Я улегся подле нее на матрас со своим зонтиком Артуром и старался почувствовать себя еще хуже, чтобы совсем умереть

.

Когда вокруг все свечи погасли, я зажег еще, и еще, и еще

.

И так много раз

.

Потом меня навестил голубой клоун, несмотря на те четыре года, что мне прибавились, и обнял меня за плечи рукой

.

У меня болело уже везде, и желтый клоун тоже пришел, и я отказался от четырех выигранных лет, мне стало на них наплевать

.

Время от времени я вставал и подносил к глазам мадам Розы портрет мосье Гитлера, но это на нее никак не действовало, ее уже не было с нами

.

Я поцеловал ее раз-другой, но это тоже ни чего не дало

.

.

Лицо ее оставалось холодным

.

Она была очень красива в своем артистическом кимоно, в рыжем парике и со всем гримом, что я нанес ей на лицо

.

Я кое-где подкрасил ее еще немного, потому что лицо у нее выглядело все более серым и синим всякий раз, когда я просыпался

.

Я спал подле нее на матрасе и боялся выходить оттуда, потому что с ней никого больше не было

.

Все же я поднялся к мадам Лоле, потому что она особенная, но не вовремя – ее не было дома

.

Я боялся оставлять мадам Розу одну, она могла проснуться и подумать, что умерла, видя вокруг сплошную темень

.

Я спустился обратно и зажег одну свечу, но не больше, потому что ее бы огорчило, что ее видят в таком состоянии

.

Мне пришлось снова подкрасить ее, добавив побольше красного и других ярких красок, чтобы саму ее было видно поменьше

.

Я опять поспал подле нее, а потом поднялся к мадам Лоле

.

Она как раз брилась и поставила музыку и яичницу, от которой хорошо пахло

.

Она была наполовину голая и яростно терлась полотенцем, чтобы уничтожить следы от работы, и брилась и нагишом с бритвой в руках и с пеной на подбородке была вообще ни на что не похожа, и от этого мне как-то полегчало

.

Когда она открыла мне дверь, то потеряла дар речи, до того я, видно изменился за эти мои четыре года

.

– Боже мой, Момо! Что с тобой, ты заболел?

– Я пришел попрощаться с вами от имени мадам Розы

.

– Что, они увезли ее в больницу?

Я сел, потому что тут у меня кончились силы

.

Я не ел уже и не помню с какого времени – объявил им всем голодовку

.

Лично я с законами природы не хочу иметь ничего общего

.

Я Эмиль Ажар Жизнь впереди про них даже слышать не желаю

.

– Нет, не в больницу

.

Мадам Роза в своем еврейском логове

.

Не стоило бы мне этого говорить, но я сразу увидел, что мадам Лола понятия не имеет, где это

.

– Что-что?

– Она уехала в Израиль

.

К этому мадам Лола оказалась до того неподготовленной, что застыла на месте с разину тым посреди пены ртом

.

– Но она мне никогда не говорила, что собирается уезжать!

– Они прилетели за ней на самолете

.

– Кто?

– Родственники

.

У нее там оказалось полным-полно родственников

.

Они прилетели за ней на самолете и с собственной машиной

.

С «ягуаром»

.

– И она оставила тебя одного?

– Я тоже туда уеду, она пришлет мне вызов

.

Мадам Лола посмотрела на меня еще и потрогала мне лоб

.

– Да у тебя жар, Момо!

– Пустяки, пройдет

.

– Слушай-ка, поешь со мной, это тебе не повредит

.

– Нет, спасибо, я больше не ем

.

– Как это ты больше не ешь? Что ты плетешь?

– Лично я с законами природы не хочу иметь ничего общего, мадам Лола

.

Она рассмеялась

.

– Я тоже

.

– В гробу я их видел, эти законы природы, мадам Лола

.

Плевать я на них хотел с высокой колокольни

.

Законы природы – это такая мразь, что их надо бы запретить навечно

.

Я встал

.

Одна грудь у нее была больше другой, потому что мадам Лола создана не приро дой

.

Я ее очень любил

.

Она ласково улыбнулась мне

.

– Не хочешь пока пожить у меня?

– Нет, мадам Лола, спасибо

.

Она подошла, присела передо мной и взяла меня за подбородок

.

Руки у нее были в татуи ровке

.

– Ты можешь остаться здесь

.

Я буду о тебе заботиться

.

– Нет, мадам Лола, спасибо

.

У меня уже есть кое-кто

.

Она вздохнула, а потом поднялась и начала рыться в сумочке

.

– Вот, держи

.

Она протянула мне тридцать франков

.

Я подошел к водопроводному крану и открутил его, потому что зверски хотел пить

.

Потом я спустился вниз и заперся с мадам Розой в ее еврейском логове

.

Но я уже не мог терпеть

.

Я вылил на нее все духи, какие еще оставались, но это не помогало

.

Я снова вышел и отправился на улицу Куле, где накупил красок для рисования, а еще флаконов с духами в известной парфюмерии мосье Жака – он гномосексуалист и вечно делает мне авансы

.

Я ничего не собирался есть, чтобы всех на свете наказать, но потом понял, что это напрасный труд, и слопал в какой-то пивной сосиски

.

Когда я вернулся, мадам Роза из-за законов природы пахла еще сильнее, и я вылил на нее флакон «Самбы», ее самых любимых духов

.

Потом я раскрасил ее лицо всеми красками, что купил, чтобы ее было поменьше видно

.

Глаза у нее Эмиль Ажар Жизнь впереди по-прежнему были открыты, но с красным, зеленым, желтым и голубым вокруг все выглядело не так ужасно, потому что в ней не оставалось уже ничего от природы

.

Потом я зажег семь свечей, как это полагается у евреев, и улегся подле нее на матрас

.

И ерунда это все, что я, дескать, провел три недели у трупа своей приемной матери, потому что мадам Роза вовсе не была мне приемной матерью

.

Это все неправда, да я бы и не смог выдержать, потому что кончились духи

.

Четыре раза я выбирался наружу, чтобы купить духов на те деньги, что дала мне мадам Лола, и еще столько же натырил

.

Я их все вылил на нее, и я раскрашивал и перекрашивал ей лицо всеми красками, что у меня были, чтобы скрыть действие законов природы, но она портилась ужасно и повсюду, потому что жалости в природе не существует

.

Когда они выломали дверь, чтобы разобраться, откуда идет вонь, и увидели, что я лежу рядом, то закричали: «На помощь!», «Какой ужас!» – но раньше-то и не думали кричать, потому что жизнь не пахнет

.

Они отвезли меня на санитарной машине и там нашли у меня в кармане клочок бумаги с фамилией и адресом

.

Они позвонили вам, потому что это был ваш телефон, они решили, что он у меня не просто так

.

Вот вы все и приехали и взяли меня к себе за город без всяких обязательств с моей стороны

.

Я думаю, мосье Хамиль был прав, когда голова у него была в порядке, и жить нельзя, когда любить некого, но я ничего вам не обещаю, надо поглядеть

.

Я любил мадам Розу и буду продолжать видеть ее перед собой

.

Но я не прочь побыть какое-то время у вас, раз ваши ребятишки меня просят

.

Ведь это мадам Надин показала мне, как можно заставить мир пятиться назад, и мне это очень интересно и я всем сердцем этого желаю

.

Доктор Рамон даже съездил за моим зонтиком Артуром, а то я за него испереживался, потому что никто другой не захотел бы тратить на него свои чувства ввиду его малой ценности

.

Надо любить

.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.