WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Я помчался за доктором Кацем, потому что с героином бывает перебор и тогда отправляешься прямехонько в ихний искусственный рай

.

Доктор Кац не пошел, потому что ему уже запрещено было подниматься на седьмой этаж, разве что в случае смерти

.

Он позвонил знакомому молодому врачу, и час спустя тот появился у нас

.

Мадам Роза уже вовсю пускала в кресле слюни

.

Доктор уставился на меня так, будто в жизни не видывал десятилетнего шкета

.

– Что это здесь? Вроде детского сада?

Мне его даже жалко стало, до того у него озадаченный вид был, будто такое невозможно

.

Махут – тот весь исстрадался, бедняга, ведь это он свое счастье загнал в зад мадам Розе

.

– Но все-таки как же так можно? И кто достал этой почтенной даме героин?

Я смотрел на него, засунув руки в карманы, и улыбался, но говорить так ничего и не стал – к чему, ведь это был всего-навсего тридцатилетний пацан, совсем еще зеленый, которому только еще предстояло всему научиться

.

Спустя несколько дней мне здорово повезло

.

Надо было наведаться в один большой мага зин на площади Оперы, где на витрине цирк, чтобы родители приходили с малышами задаром

.

Я бывал там уже раз десять, но в тот день пришел слишком рано, жалюзи еще были опущены, и я покалякал о том о сем с одним африканцем подметальщиком, которого я вообще-то не знал, но который точно был из Африки

.

Жил он в Обервилье, где чернокожих тоже полно

.

Мы выкурили сигарету, и я немного поглазел, как он подметает тротуар, потому что заняться больше было нечем

.

Потом я вернулся к магазину и там наконец отвел душеньку

.

Вокруг витрины горели звезды крупней настоящих, которые то зажигались, то гасли, словно подми гивали

.

А внутри был цирк: клоуны, космонавты, которые улетают на луну и возвращаются Жаргонное название марихуаны

.

HLM – сокращение от «Habitation Loyer Modr» – «жилье с умеренной квартирной платой», официальное название кварталов бедноты

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди оттуда, приветствуя прохожих, акробаты, которые, как им и положено, легко кувыркаются в воздухе, белые танцовщицы в пачках на спинах лошадей и мускулистые силачи, которые играючи поднимают невероятные тяжести, потому что снабжены для этого механизмами

.

Там был даже пляшущий верблюд и фокусник – у него из шляпы друг за дружкой выходили кролики, делали круг по арене и запрыгивали назад в шляпу, а потом все по новой, потому что представление было непрерывным и остановиться не могло, это было выше его сил

.

Кло уны были разодеты в пух и прах – голубые, белые, всех цветов радуги, и у каждого в носу загоралась красная лампочка

.

Позади арены толпились зрители – не настоящие, а понарошку – и без передыху хлопали в ладоши, для того они и были сделаны

.

Космонавт, достигнув луны, выходил из ракеты и приветствовал зрителей, и ракета послушно ждала, покуда он не кончит кланяться

.

А когда тебе начинало казаться, что ничего нового уже не увидишь, из своего загона выходили потешные слоны и кружили по арене, держась друг дружке за хвост, и самый последний был еще малыш и весь розовый, словно только что родился

.

Но для меня гвоздем программы были клоуны, не похожие ни на что на свете: физиономии у всех самые немыслимые, глаза вопросительными знаками, и все такие прохвосты, что все время ужасно всем довольны

.

Я глядел на них и думал, до чего забавно выглядела бы мадам Роза, будь она клоуном, но в том-то и дело, что она никакой не клоун, и это самое поганое

.

Штаны у клоунов то и дело спадали и снова надевались, публике на потеху, а из их музыкальных инструментов вместо того, что в обычной жизни, вылетали искры и струйки воды

.

Клоунов было четверо, и верховодил среди них белый в остроконечном колпаке, в штанах пузырем и с лицом белей, чем все остальное

.

Другие отвешивали ему поклоны и по-военному отдавали честь, а он награждал их пинками в зад – он только этим всю свою жизнь и занимался и остановиться не мог, даже если б захотел, так уж его настроили

.

Он делал это не по злобе, а чисто механически

.

А вот желтый клоун в зеленых пятнах, тот постоянно радовался, даже когда сворачивал себе шею, – он выступал на проволоке и все время оттуда срывался, но воспринимал это с юмором, как настоящий философ

.

На нем был рыжий парик, который от ужаса вставал дыбом, когда он ставил одну ногу на проволоку, потом другую, пока все ноги не оказывались на проволоке и он уже не мог двинуться ни вперед, ни назад и принимался дрожать со страху, чтобы насмешить, потому что нет ничего смешнее, чем испуганный клоун

.

Приятель его, весь голубой и ласковый, держал в руках крохотную гитару и пел на луну, и видно было, что сердце у него очень доброе, но он ничего не может с собой поделать

.

Ну а последний клоун был на самом деле вдвоем, потому что у него имелся двойник, и то, что делал первый, вынужден был делать и второй, и оба пытались покончить с этим, но никак не могли, потому что были связаны круговой порукой

.

Главное, все было механическое и незлое, и ты наперед знал, что они не будут страдать, не состарятся и вообще ничего плохого с ними не случится

.

Это было ни капельки не похоже на то, что вокруг, с какого боку ни взгляни

.

Даже верблюд вопреки своей репутации желал тебе добра

.

Улыбка у него была такая широ кая, что еле умещалась на морде, и он вышагивал важно, как дама-воображала

.

Все были счастливы в этом цирке, который ничем не походил на взаправдашний

.

Клоуну на проволоке была обеспечена полная безопасность, за десять дней я ни разу не видел, чтобы он упал, а если б и упал, то, я уверен, ничего бы себе не повредил

.

Чего там, это было и вправду совсем другое дело

.

Мне прямо помереть хотелось, потому что счастье нужно хватать, пока не сплыло

.

Я смотрел представление и радовался, как вдруг почувствовал на своем плече руку

.

Я быстро обернулся, решив, что это фараон, но это оказалась милашка, совсем молоденькая – от силы лет двадцати пяти, чертовски хорошенькая, с обалденной светлой шевелюрой, и пахло от нее свежестью и чем-то приятным

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Почему ты плачешь?

– Я не плачу

.

Она коснулась моей щеки

.

– А это что такое? Разве не слезы?

– Нет, понятия не имею, откуда оно взялось

.

– Ладно, я вижу, что ошиблась

.

Что за прелесть этот цирк!

– Лучше не бывает

.

– Ты живешь здесь?

– Нет, я не француз

.

Я, наверное, алжирец, а живем мы в Бельвиле

.

– А как тебя звать?

– Момо

.

Я никак не мог взять в толк, чего это она ко мне прицепилась

.

В свои десять лет я еще ни на что не был годен, пусть я даже и араб

.

Руку она все держала у меня на щеке, и я чуток отступил

.

Надо всегда держать ухо востро

.

Вам-то, может, и невдомек, но у ищеек Общественного призрения вид бывает безобидный, а потом вдруг бац! – и заполучай протокол с административным расследованием

.

Нет ничего хуже административного расследования

.

Мадам Роза прямо-таки обмирала, стоило ей только про это подумать

.

Я еще отступил, но не намного – ровно на столько, чтобы успеть задать деру, если она попытается меня задержать

.

Но она была чертовски красива и могла бы, если б захотела, обеспечить себе целое состояние с каким-нибудь серьезным типом, который бы о ней заботился

.

Она засмеялась

.

– Не нужно бояться

.

Как бы не так

.

«Не нужно бояться» – это припевка для идиотов

.

Мосье Хамиль все время повторяет, что страх – самый верный наш союзник и одному Господу известно, что бы с нами без него сталось, уж поверьте опыту старика

.

Мосье Хамиль от страха даже в Мекке побывал

.

– Ты еще слишком мал, чтобы бродить одному по улицам

.

Вот уж где я повеселился

.

От души повеселился

.

Но ничего не сказал – не мне же учить ее жизни

.

– Ты самый милый мальчуган из всех, что я видела

.

– Вы и сами что надо

.

Она засмеялась

.

– Спасибо

.

Не знаю, что со мною сделалось, но меня вдруг обуяла надежда

.

Не то чтобы я подыски вал, где пристроиться, – я не собирался бросать мадам Розу, пока она была еще на что-то способна

.

Только стоило все же подумать и о будущем, которое рано или поздно, но обяза тельно шмякнет вас по темечку, и иногда по ночам мне снилась всякая всячина

.

Что-нибудь насчет каникул на море и когда меня не заставляют ничего такого чувствовать

.

Ладно, пускай я чуток изменял мадам Розе, но только в мыслях и когда мне уж совсем хотелось подохнуть

.

Я поглядел на красотку с надеждой, и сердце у меня заколотилось

.

Надежда – она всегда сильнее всего, даже у стариков вроде мадам Розы или мосье Хамиля

.

Стерва проклятая

.

Но она больше ничего не сказала

.

Все на том и закончилось

.

Люди – штука ненадежная

.

Она поговорила со мной, сделала мне такое одолжение, мило улыбнулась, а потом вздохнула и ушла

.

Шлюха

.

Она была в плаще и брюках

.

Белокурые волосы рассыпались по спине

.

Худенькая, и по походке видно, что ей ничего не стоит взбежать на седьмой этаж, притом не один раз в день, да еще с полными сумками

.

Я потащился следом, потому что ничего лучше не придумал

.

Разок она остановилась, увидела меня, и оба мы засмеялись

.

В другой раз я спрятался в подъезде, но она не обернулась Эмиль Ажар Жизнь впереди и не пошла назад

.

Я чуть было не потерял ее из виду

.

Шла она быстро и, наверное, совсем про меня забыла – должно быть, у нее хватало и своих забот

.

Она свернула во двор, и я увидел, как она звонит в дверь на первом этаже

.

И не просто так

.

Дверь открылась, и появились двое малышей, которые бросились ей на шею

.

Ну там лет семи или восьми

.

Такие вот дела

.

Какое-то время я без всякой цели просидел в подворотне

.

Вообще-то я мог бы подыскать себе занятие и поинтересней

.

На площади Этуаль есть магазинчик с мультиками, а когда смотришь мультики, можно наплевать на все остальное

.

Или молено было пойти на улицу Пигаль к девицам, которым я нравился, и разжиться монетой

.

Но мне все вдруг опостылело и стало безразличным

.

Мне вообще расхотелось быть тут

.

Я закрыл глаза, но от этого мало проку, и я по-прежнему оставался тут – это получается само собой, пока живешь

.

Я все никак не мог понять, какого черта эта шлюха вздумала делать мне авансы

.

Надо сказать, что я становлюсь большим занудой, когда нужно что-нибудь как следует понять, – я все время в этом копаюсь, хотя прав, конечно, мосье Хамиль, который говорит, что уже довольно давно никто ни в чем ничего не понимает и остается только удивляться

.

Я отправился снова поглядеть на цирк и выиграл еще часок-другой, но их все равно оставалось слишком много

.

Я вошел в чайный салон для дам, слопал два эклера в шоколаде, это мои любимые пирожные, потом спросил, куда здесь можно сходить по-маленькому, а выйдя оттуда, рванул прямо к двери – и привет

.

После этого я стырил на распродаже в магазине «Прентан» перчатки и выбросил их в мусорный ящик

.

От этого как-то полегчало

.

Как раз когда я возвращался по улице Понтьё, произошла и впрямь странная штука

.

Я не очень-то верю в странное, потому что не вижу в нем ничего особенного

.

Я боялся возвращаться домой

.

На мадам Розу больно было смотреть, и я знал, что, того и гляди, ее у меня не станет

.

Я думал об этом постоянно и иногда просто не мог заставить себя вернуться домой

.

Тогда мне хотелось стащить что-нибудь крупное в магазине и дать себя зацапать

.

Или попасть в засаду при налете на отделение банка и отстреливаться из автомата до последнего

.

Но я знал, что никто все равно не обратит на меня внимания

.

Ну вот, значит, я был на улице Понтьё и угробил там часа два, глазея на парней, гонявших мяч во дворике за бистро

.

Потом мне захотелось пойти куда-нибудь еще, но куда – я не знал, поэтому продолжал торчать там

.

Я знал, что мадам Роза наверняка уже в панике, – она всегда боялась, как бы со мной чего не стряслось

.

Выходить из дому она почти что перестала, потому что втащить ее обратно наверх не было уже никакой возможности

.

Поначалу мы вчетвером поджидали ее внизу и, когда она подходила, всем скопом наваливались и подталкивали ее

.

Но теперь она все реже бывала в своем уме, ноги и сердце ей совсем отказывали, а дыхания не хватило бы даже на кого-нибудь в четверть ее веса

.

О больнице, где тебя принуждают умирать до конца, вместо того чтобы сделать укол, она и слышать не хотела

.

Она говорила, что во Франции общество выступает против легкой смерти и тебя заставляют жить столько, сколько ты в состоянии мучиться

.

Мадам Роза страсть как боялась мучений и все время повторяла, что когда ей действительно надоест, она сама найдет способ от себя избавиться

.

Она предупреждала нас: если ею завладеет больница, то Общественное призрение всех нас тут же узаконит, и принималась реветь при одной мысли о том, что может помереть в согласии с законом

.

Закон сделан для того, чтобы защищать тех людей, у кого есть что защищать от других

.

Мосье Хамиль говорит, что человечество – это всего лишь крохотная запятая в великой Книге жизни, ну а если старый человек морозит такую чушь, я не знаю, что тут еще сказать

.

Человечество – не запятая, потому что когда мадам Роза глядит на меня своими еврейскими глазами, она никакая не запятая, она скорее вся великая Книга жизни целиком, и я не желаю этого видеть

.

Два раза я ходил в мечеть ради мадам Розы, но это ничего не Эмиль Ажар Жизнь впереди дало, потому что на евреев это не действует

.

Вот почему мне было тяжело возвращаться в Бельвиль и оказываться с глазу на глаз с мадам Розой

.

Временами она ойкала: «Ой-ёй-ёй!» – это крик еврейской души, когда у них где-нибудь болит

.

У арабов это звучит совсем по другому, мы говорим: «Хай! Хай!», а французы – «О! О!», когда бывают несчастны, – не нужно думать, что с ними такого никогда не случается

.

Мне вот-вот должно было стукнуть десять лет, потому что мадам Роза решила, что мне пора привыкать иметь свой день рождения, и он приходился как раз на сегодня

.

Она сказала, что это важно для моего нормального развития, а все остальное – имя отца, матери – это блажь

.

Я устроился в подворотне – переждать, пока это пройдет, но время – оно старее всего на свете и потому плетется еле-еле

.

Когда людям плохо, глаза у них набухают и вмещают больше, чем вмещали до того

.

Вот и у мадам Розы глаза словно набухали и становились все больше похожи на собачьи

.

Так смотрят собаки на того, кто ни за что ни про что награждает их пинками

.

Я прямо видел ее глаза перед собой, а ведь в тот момент находился на улице Понтьё, неподалеку от Елисейских полей с их шикарными магазинами

.

Ее довоенные волосы теперь все больше и больше выпадали, и когда в ней порой пробуждался боевой дух, она отправляла меня на поиски нового парика из настоящих волос, чтобы снова стать похожей на человека

.

Старый ее парик – тот тоже совсем опаскудился

.

Надо сказать, она становилась лысой, как мужчина, и на это было больно смотреть, потому что для женщин это не предусмотрено

.

Новый парик она тоже хотела рыжий, этот цвет больше всего подходил к ее типу красоты

.

Я ломал голову, где бы его спереть

.

В Бельвиле нет таких специальных заведений для страхолюдин, которые называются институтами красоты

.

А на Елисейских – туда я сунуться не решался

.

Там надо спрашивать, мерить – в общем, дрянь дело

.

На душе было препогано

.

Даже кока-колы не хотелось

.

Я пробовал убедить себя, что шансов родиться именно в этот день у меня не больше, чем в любой другой, и как бы то ни было, а вся эта шумиха вокруг дней рождения – просто-напросто всеобщий сговор

.

Я думал о своих приятелях: о Махуте, о Шахе, который вкалывал на бензоколонке

.

Когда ты еще пацан, то заявить о себе можно, только собравшись в кучу

.

Я лег на землю, закрыл глаза и начал вовсю стараться умереть, но цемент был холодный, и я забоялся подхватить какую-нибудь хворь

.

Я знаю, на моем месте многие загнали бы в себя целую прорву героина, но лично я не собираюсь лизать жизни задницу за такое счастье

.

И ползать перед этой паскудой на брюхе тоже не намерен

.

У нас с ней дорожки разные

.

Когда закон признает меня совершеннолетним, я, наверное, стану террористом, с угоном самолетов и взятием заложников, как по телику, чтобы чего-нибудь требовать – еще не знаю чего, но уж никак не леденцов

.

Чего-то настоящего, вот

.

Покамест я еще не могу вам сказать, чего нужно требовать, потому что не получил профессиональной подготовки

.

Я сидел на голом цементе, угоняя самолеты и захватывая заложников, которые выходили с задранными вверх руками, и придумывал, что я буду делать с деньгами, всего ведь не купишь

.

Я куплю мадам Розе собственный дом, чтобы она померла спокойно, опустив ноги в тазик с водой и в новом парике

.

Я отправлю шлюх с их сыновьями в самые роскошные дворцы в Ниццу, где эти ребята будут надежно укрыты от жизни и смогут впоследствии стать главами государств, прибывающими с визитом в Париж, или представителями большинства, выражающими свою поддержку, или даже важными факторами успеха

.

А я смогу купить себе новый телик, который присмотрел на витрине

.

Я размышлял обо всем этом, но потом делами заниматься что-то расхотелось

.

Я вызвал к себе голубого клоуна с той витрины, и мы немного подурачились вместе

.

Потом я пригласил белого, и тот сел со мной рядом и сыграл мне на своей крохотной скрипочке тишину

.

Мне очень хотелось уйти к ним и остаться там навсегда, но я не мог бросить мадам Розу одну Эмиль Ажар Жизнь впереди в этом свинюшнике

.

Нам удалось раздобыть нового вьетнамца цвета кофе с молоком вместо прежнего, которого одна чернокожая француженка с Антильских островов нарочно заимела от своего дружка, чья мать была еврейкой

.

Сынишку эта чернокожая хотела воспитывать сама, потому что тут была замешана любовь и она приняла все это близко к сердцу

.

Плати ла она исправно, потому что мосье Н’Да Амеде оставлял ей достаточно денег, чтобы жить вполне прилично

.

Он взимал со своих женщин сорок процентов их заработка, потому что это очень бойкий тротуар, ни минуты передышки, а еще ему приходилось платить югославам, с которыми просто сладу не стало

.

Даже корсиканцы начали встревать в это дело, потому что у них нарождалось новое поколение

.

Возле меня стоял ящик из-под фруктов с предметами самой распоследней необходимости – я мог бы поджечь его, и сгорел бы весь дом, но все равно никто не узнал бы, что это я, и уж во всяком случае это было бы неосторожно

.

Я очень хорошо помню этот момент в своей жизни, потому что он ничем не отличался от всех прочих

.

Жизнь у меня и так все время повседневная, но бывают минуты, когда я чувствую себя еще поганей

.

Болеть у меня ничего не болело, так что причин для расстройства вроде бы не было, но казалось, будто я какой-то безрукий и безногий, хотя у меня, конечно, имелось все что полагается

.

Сам мосье Хамиль не сумел бы такого объяснить

.

Не в обиду будь сказано, но мосье Хамиль становился все бестолковей, как это иногда случается со стариками, которым уже недалеко до сведения счетов с жизнью и которым ни к чему оправдания

.

Они хорошо знают, что их ждет, и по их глазам видно, что они глядят назад, чтобы спрятаться в прошлом, как страусы, когда занимаются политикой

.

У мосье Хамиля под рукой всегда была его любимая Книга Виктора Гюго, но у него в голове все смешалось, и он считал, что это Коран, потому что у него было то и другое

.

Некоторые куски в них он знал наизусть и говорил как по писаному, но вечно путал

.

Когда я ходил с ним в мечеть, где мы оба производили прекрасное впечатление, потому что я вел его, как слепого, а у нас слепые на очень хорошем счету, он то и дело ошибался и вместо молитвы декламировал: «О поле Ватерло! Печальная равнина!» – и тогда присутствовавшие там арабы жутко удивлялись, настолько это было не к месту

.

А у него аж слезы выступали на глазах от религиозного рвения

.

Он был великолепен в своей серой джеллабе и с белой гальмоной на голове и молился, чтоб его хорошо приняли на небесах

.

Но он так никогда и не умер, и вполне возможно, что он станет абсолютным чемпионом мира, потому что в таком возрасте никто не мог говорить лучше, чем он

.

Самыми молодыми у людей помирают собаки

.

Уже в двенадцать лет на них нельзя рассчитывать, и их надо обновлять

.

Когда у меня в следующий раз будет собака, я возьму ее прямо из колыбели – так у меня будет много времени до того, как ее потерять

.

У одних только клоунов с витрины нет проблем жизни и смерти, поскольку они явились в мир не семейным путем

.

Они были изобретены в обход законов природы и никогда не умирают, потому что это было бы не смешно

.

Я могу увидеть их рядом с собой, когда только захочу

.

Я могу увидеть рядом с собой кого угодно, если захочу: Кинг-Конга или Франкенштейна и стаи раненых розовых птиц – всех, кроме своей матери, потому что тут у меня не хватает воображения

.

Подворотня мне уже осточертела, поэтому я поднялся и выглянул на улицу

.

Справа стояла полицейская машина с фараонами наготове

.

Я тоже хотел стать фараоном, когда получу совершеннолетие, чтобы ничего и никого не бояться и всегда знать, что делать

.

Фараоны на все получают приказы от властей

.

Мадам Роза говорила, что в Общественном призрении полно сыновей шлюх, которые потом становятся фараонами или жандармами, и никто уже не Строка из поэмы В

.

Гюго «Искупление» (1853)

.

Перевод Г

.

Шенгели

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди смеет их тронуть

.

Держа руки в карманах, я вышел поглядеть и подошел к машине полицейских, как еще иногда называют фараонов

.

Я слегка дрейфил: они не все были в машине, некоторые рас средоточились на тротуаре

.

Я принялся насвистывать «По дорогам Лотарингии», потому что физиономия у меня не тутошняя, и один уже начал мне улыбаться

.

На свете нет ничего сильнее фараонов

.

Если у пацана отец фараон, то это вроде как вдвое больше, чем у остальных

.

В фараоны принимают арабов и даже черных, если в тех есть хоть капелька французского

.

Все они сыновья шлюх, прошедшие через Призрение, и их уже ничем не удивишь

.

По части безопасности ничего нет лучше, тут я головой ручаюсь

.

Даже военные им в подметки не годятся, кроме разве что генералов

.

Мадам Роза страсть как боится фараонов, но это все из-за немецкого общежития, где ее истребляли, а это не считается – тогда она просто неудачно попала

.

Или же я уеду в Алжир и там поступлю в полицию – там в полицейских самая большая нужда

.

Во Франции алжирцев гораздо меньше, чем в Алжире, так что у фараонов здесь и работы меньше

.

Я сделал еще шаг-другой к машине, где все они сидели и ждали беспорядков и вооруженных нападений, и сердце у меня заколотилось

.

Я всегда чувствую себя каким-то противозаконным, чутье и сейчас подсказывало мне, что я не должен тут торчать

.

Но они и пальцем не пошевелили – видно, устали

.

Один из них даже спал у окна, другой, рядом с транзистором, преспокойно жевал очищенный банан – расслаблялись, в общем

.

Снаружи стоял светловолосый, у которого в руке была рация с антенной, и его, казалось, ничуть не волновало происходящее вокруг

.

Я дрейфил, но это было даже приятно – знать, чего боишься, потому что обычно я страсть как боюсь вообще без всякой причины, просто как дышу

.

Фараон с антенной заметил меня, но не принял никаких мер, и я прошел мимо насвистывая, будто у себя дома

.

У некоторых фараонов есть жена и дети – я точно знаю, что такое бывает

.

Раз я решил обсудить с Махутом, каково это – иметь отца-фараона, но Махуту это быстро надоело, он сказал, какой толк в мечтаниях, и ушел

.

Пустая это затея – спорить с наркоманами, никакого у них любопытства

.

Чтобы не возвращаться, я послонялся еще немного, считая, сколько шагов в тротуаре, и их там оказалось целое состояние, у меня для них даже чисел не хватило

.

Оставалось еще полюбоваться на солнце

.

Когда-нибудь я съезжу в деревню – рассмотреть поближе, как оно светит

.

Море меня, наверное, тоже могло бы заинтересовать, мосье Хамиль отзывается о нем с большим уважением

.

Не знаю, что бы со мной сталось без мосье Хамиля – он научил меня всему, что я знаю

.

Он приехал во Францию с дядей и остался один очень рано, совсем мальцом, когда дядя умер, но, несмотря на это, в люди ему выйти удалось

.

Теперь он становится все бестолковей, но это оттого, что люди не предусмотрены, чтобы жить такими старыми

.

Солнце было похоже на желтого клоуна, примостившегося на крыше

.

Когда-нибудь я отправлюсь в Мекку – мосье Хамиль говорит, что благодаря географии там больше солнца, чем где бы то ни было

.

Но я думаю, что по части всего прочего Мекка тоже не такая уж особенная

.

Мне бы хотелось уехать далеко-далеко, в места, где полно чего-то совсем другого, чего я даже не пытаюсь вообразить, чтобы не растратить попусту

.

Солнце, клоунов и собак можно будет оставить, потому что ничего лучше в этом роде не придумаешь

.

Но уж зато все остальное должно быть невиданным-неслыханным и специально для того устроенным

.

Однако я думаю, что и там все приспособится, чтобы не выделяться

.

Иной раз даже смех разбирает, до чего все на свете держится за свои места

.

Было пять часов, и я уже повернул было к дому, но вдруг увидел ту блондинку, которая приткнула свою микролитражку на тротуаре, прямо под знаком запрещения стоянки

.

Я сразу Эмиль Ажар Жизнь впереди же ее узнал, потому что злопамятный, как репей

.

Это была та самая шлюха, которая бросила меня после пустопорожних авансов и за которой я протаскался без всякого толку

.

Удивился я при виде ее до крайности

.

В Париже полным-полно улиц, и должно здорово повезти, чтобы в этой путанице кого-нибудь случайно встретить

.

Меня малышка не заметила – я был на противоположном тротуаре, и я быстренько перешел улицу, чтобы она меня заметила

.

Но она спешила, а может, уже и думать обо мне забыла, ведь с тех пор прошло целых два часа

.

Она вошла в номер 39, у которого общий двор еще с одним домом

.

Я даже не успел ей толком показаться

.

Она была в верблюжьем пальто и брюках, с копной волос на голове, светлых-пресветлых

.

Позади себя она оставила никак не меньше пяти метров духов

.

Машину она не заперла, и поначалу я решил было стянуть оттуда что-нибудь, чтоб помнила, но на меня напала такая великая хандра из-за моего дня рождения и вообще из-за всего, что я даже удивился, как это ей хватило во мне места

.

Слишком как бы людно получилось у меня внутри

.

Стоп, сказал я себе, тырить ни к чему, она ведь даже не узнает, что это я

.

Мне хотелось попасться ей на глаза, но не думайте, что я всего лишь искал семью: мадам Роза могла протянуть еще немного, если бы поднатужилась

.

Мойше уже нашел куда прибиться, и даже Банания находился на переговорах, так что суетиться мне было ни к чему

.

Общеизвестных болезней за мной не числилось, возврата с усыновлением тоже, а это первое, на что смотрят, когда тебя выбирают

.

И этих людей можно понять, потому что бывает, что возьмут себе мальца с полным доверием, а потом на шее повисает наследственный алкоголик, да еще с большим приветом, в то время как вокруг полно отличных ребят, которые так никого себе и не нашли

.

Я и сам, если б мог выбирать, взял бы чего получше, чем старую еврейку доходягу, которая только заставляла меня страдать и всякий раз вызывала во мне желание подохнуть, когда я видел ее в известном вам состоянии

.

Будь мадам Роза собакой, от нее бы уже давно избавились, но к собакам относятся вообще не в пример лучше, чем к человеческим существам, которых запрещено умерщвлять без страданий

.

Я говорю все это, чтобы вы не подумали, будто я увязался за мадемуазель Надин, как она назвалась впоследствии, только затем, чтобы мадам Роза могла умереть спокойно

.

Через это здание можно было пройти к другому, поменьше, и едва я туда вошел, как услышал выстрелы, визг тормозов, вопли женщины и голос мужчины, который умолял: «Не убивайте меня! Не убивайте меня!» – и я даже подскочил на месте, так это было близко

.

Тут же раздалась автоматная очередь, и тот тип заорал: «Нет!» – как бывает всегда, когда умирают без особого удовольствия

.

Потом наступила еще более ужасная тишина, а дальше

.

.

.

вы мне просто не поверите! Все началось как раньше, с тем же типом, который не хотел, чтобы его убивали, явно имея на то свои причины, и с автоматом, который и не думал его слушаться

.

Трижды его приканчивали вот так, против воли, словно он был таким отпетым негодяем, что его непременно следовало убивать трижды подряд в назидание

.

Снова наступила тишина, во время которой он оставался мертвым, а потом они набросились на него в четвертый раз и в пятый, и в конце концов мне его даже жалко стало, потому что сколько ж можно

.

После они оставили его в покое, и послышался голос женщины, которая проговорила: «Любовь моя, бедная моя любовь», но так взволнованно и с таким искренним чувством, что я задрожал всеми своими фибрами, хоть и не знаю, что это такое

.

У входа не было никого, кроме меня, да еще дверь с зажженной красной лампой

.

Не успел я отойти от волнения, как снова начался этот балаган насчет «любовь моя, любовь моя», но всякий раз другим тоном, а потом – еще и еще

.

Тот тип по крайней мере раз пять-шесть испускал дух на руках у своей подружки, до того ему было любо-дорого чувствовать, что рядом есть кто-то, кому это причиняет страдание

.

Я подумал о мадам Розе, у которой нет никого, кто бы сказал ей «любовь моя, бедная моя Эмиль Ажар Жизнь впереди любовь», потому что она осталась, по правде говоря, совсем без волос и набрала в весе добрую сотню килограммов, про которые не скажешь, что они один краше другого

.

Тем временем женщина умолкла, но лишь затем, чтобы разразиться таким криком отчаяния, что я, как единственный мужчина, кинулся к двери и внутрь

.

Черт побери, там оказалось что-то вроде кино, только все двигались назад

.

Когда я вошел, та женщина на экране рухнула на тело трупа, чтобы поубиваться, и тут же после этого встала, но спиной и пошла задом наперед, словно туда она была живой, а обратно – куклой

.

Потом все потухло, и воцарился свет

.

Красотка, которая меня давеча бросила, стояла у микрофона посреди зала перед креслами и, когда все осветилось, увидала меня

.

По углам было три или четыре типа, но невооруженные

.

Должно быть, с открытым ртом вид у меня был самый идиотский, потому что все на меня как-то так смотрели

.

Блондинка узнала меня и потрясающе мне улыбнулась, что немного подняло мой моральный дух, – значит, я таки произвел на нее впечатление

.

– Да это же мой приятель!

Приятелями мы вовсе не были, но ведь не спорить же тут

.

Она подошла ко мне и стала разглядывать Артура, но я-то знал, что интересую ее я

.

От женщин иной раз прямо смех разбирает

.

– Что это?

– Это старый зонтик, я его немного приодел

.

– Забавный он в этой одежке, ну прямо как божок

.

Это твой приятель?

– Что я, по-вашему, недоумок? Это не приятель, это зонтик

.

Она взяла Артура и стала делать вид, будто его рассматривает

.

Другие тоже

.

Главное, чего никому не хочется, усыновляя мальца, это чтоб он оказался недоумком

.

Это когда малец, например, встает как вкопанный посередь дороги, потому что ему все на свете опостылело

.

Этим он подкладывает своим родителям большую свинью, и те не знают, что с ним делать

.

К примеру, парню пятнадцать лет, а ведет он себя на десять

.

Заметьте, выиграть тут никак нельзя

.

Когда парню десять лет, как мне, а он ведет себя на все пятнадцать, его тоже как миленького выставляют за порог школы, потому что он чокнутый

.

– Какой он красивый со своим зеленым лицом! Зачем ты сделал ему зеленое лицо?

Она пахла так хорошо, что я подумал о мадам Розе, до того это было по-другому

.

– Это не лицо, а тряпка

.

Лица нам запрещены

.

– Как это запрещены?

У нее были голубые глаза, очень веселые и довольно ласковые, и она присела перед Артуром на корточки, но это все было для меня

.

– Я араб

.

В нашей религии лица не дозволяются

.

– Ты имеешь в виду – изображать лицо?

– Это оскорбительно для Господа

.

Она бросила на меня взгляд, будто мимоходом, но я-то видел, что произвожу впечатление

.

– Сколько тебе лет?

– Я вам уже говорил, когда мы виделись в первый раз

.

Десять

.

Как раз сегодня стукнуло

.

Но возраст – это ерунда

.

У меня есть друг, которому восемьдесят пять, а он все еще тут

.

– А звать тебя как?

– Вы уже спрашивали

.

Момо

.

После ей надо было работать

.

Она объяснила мне, что все это называется залом дубляжа

.

Люди на экране открывали рот, собираясь говорить, но им отдавали свои голоса те, кто в зале

.

Как птицы своим птенцам, они заталкивали свои голоса прямо в их разинутые глотки

.

Когда с первого раза не получалось и голос в нужный момент не входил, все начиналось сызнова

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди Вот тогда-то и было любо-дорого смотреть: все принималось пятиться

.

Мертвые возвращались к жизни и, пятясь, вновь занимали свое место в обществе

.

Стоило нажать кнопку, как все начинало двигаться назад

.

Машины ехали наоборот, и собаки мчались задом наперед, и разрушенные дома складывались и возводились снова прямо на глазах

.

Пули вылетали из тела, возвращались в дула автоматов, и убийцы задом убирались прочь и запрыгивали в окна

.

А вылитая перед тем вода сама поднималась обратно в стакан

.

Вытекающая кровь возвращалась к тебе в тело, и нигде не оставалось ни следа, а рана закрывалась

.

Какой-то хмырь, который сплюнул, втянул свой плевок назад в рот

.

Лошади скакали задом наперед, а один тип, который упал с восьмого этажа, полностью восстановился и вернулся в окно

.

То был мир шиворот-навыворот, и это самая стоящая вещь, какую мне доводилось видеть в моей паскудной жизни

.

На какой-то миг я даже увидел мадам Розу, молодую и свежую, со здоровыми ногами, и сделал так, чтоб она отступила еще дальше назад, и тогда она стала еще красивей

.

У меня даже слезы на глаза накатили

.

Там я засиделся порядком, потому что никуда больше не спешил, и как же я отвел ду шеньку! Особенно мне нравилось, когда ту женщину на экране убивали и некоторое время она оставалась мертвой, чтобы всех огорчить, а потом ее будто отрывала от земли чья-то невидимая рука, она пятилась, пятилась и обретала настоящую жизнь

.

Тип, для которого она говорила «любовь моя, бедная любовь моя», рожей уж больно смахивал на подонка, ну да не мое это дело

.

Присутствовавшие там заметили, что мне здорово нравится ихнее кино, и объяснили, что можно взять все что угодно с конца и вернуться к самому его началу, а один из них, бородач, ухмыльнулся и сказал «к раю земному»

.

А после добавил: «Увы, сто ит только начать все сызнова, как получается то же самое»

.

Блондинка сказала мне, что ее зовут Надин и это ее профессия – заставлять людей говорить в кино человеческим голосом

.

Мне уже ничегошеньки не хотелось, так было хорошо

.

Еще бы – дом полыхает и рушится, а потом тухнет и восстает из обломков

.

Чтобы в такое поверить, нужно увидеть собственными глазами, потому что когда собственными глазами видят другие – это совсем не то

.

И вот тогда-то со мной и произошло настоящее событие

.

Не скажу, чтоб я вернулся назад и увидел свою мать, но я вроде как сидел на земле, а передо мной были ноги в сапогах до бедер и кожаная мини-юбка, и я вовсю старался поднять глаза и увидеть ее лицо, я знал, что это моя мать, но теперь поднимать глаза было слишком поздно, надо было тогда

.

Мне даже удалось вернуться еще дальше назад

.

Я чувствовал, как меня обнимает пара теплых рук, они меня укачивают, у меня болит живот, человек, который так уютно и тепло меня держит, вышагивает взад-вперед, что-то напевая, но живот у меня все болит, а потом я роняю какашку, она шлепается на пол, и у меня уже ничего не болит, мне легко, и теплый человек целует меня и смеется звонким смехом, который я слышу, слышу

.

.

.

– Ну как, нравится тебе?

Я сидел в кресле, и на экране уже ничего не было

.

Блондинка подошла ко мне, и они воцарили свет

.

– Неплохо

.

После мне снова дали посмотреть на типа, который принимал в брюхо гостинец из автома та, потому что был, наверное, или кассиром в банке, или из соперничающей банды, и который вопил: «Не убивайте меня, не убивайте меня!» – как последний идиот, потому что это без толку, всем надо делать свое дело

.

Мне нравится в кино, когда покойник говорит: «Что ж, господа, делайте свое дело», перед тем как умереть, – это говорит о понятливости, ведь ни к чему действовать людям на нервы, взывая к их добрым чувствам

.

Но тип никак не мог найти нужный тон, чтобы понравиться тем, в зале, и им приходилось заставлять его отступать еще и еще, чтобы наконец получилось

.

Сначала он протягивал руки, пытаясь остановить пули, и Эмиль Ажар Жизнь впереди орал: «Нет, нет!» и «Не убивайте меня, не убивайте меня!» – голосом типа из зала, который сам-то выкрикивал это в микрофон, находясь в полной безопасности

.

После этого он падал, корчась в судорогах, потому что в кино это всегда доставляет удовольствие, и уже не ше велился

.

Гангстеры всаживали в него еще очередь, чтобы удостовериться, что он больше не способен им навредить

.

И когда с ним уже было вроде покончено, все пускалось в обратный путь наоборот, и тип вздымался в воздух, словно рука Господа брала его за шкирку и ставила на ноги, чтобы он еще мог ему послужить

.

Потом мы просматривали другие куски, и некоторые из них приходилось пятить по десять раз, чтобы все получилось как надо

.

Слова тоже пускались в обратный путь и произносились наоборот, и выходило загадочно, как на языке, который никому не известен, но, может быть, хочет выразить что-то важное

.

Когда экран пустовал, я забавлялся тем, что представлял себе мадам Розу счастливой, со всеми ее довоенными волосами, которой даже не нужно было бороться за жизнь, потому что то был мир навыворот

.

Блондинка потрепала меня по щеке, и вообще-то она была очень славная, и оттого я загрустил

.

Я подумал об ее двоих мальцах, тех, что тогда видел, и было жаль, чего уж там

.

– Похоже, тебе это действительно очень нравится

.

– Хохма будь здоров

.

– Ты можешь приходить сюда когда захочешь

.

– У меня не так уж много времени, я вам ничего не обещаю

.

Она предложила съесть по мороженому, и я не отказался

.

Я ей тоже нравился и когда взял ее за руку, чтобы идти быстрее, она улыбнулась

.

Я взял клубничного с фисташками в шоколаде, но потом пожалел: надо было взять ванильного

.

– Мне очень нравится, когда все можно вернуть назад

.

Я живу у одной дамы, которая скоро умрет

.

Она к своему мороженому и не притрагивалась, а все смотрела на меня

.

Волосы у нее были до того светлые, что я не удержался, поднял руку и потрогал их, а потом засмеялся, потому что это вышло смешно

.

– Твои родители живут не в Париже?

Я не нашелся что ей ответить, и приналег на мороженое – это, наверное, самая моя любимая вещь на свете

.

Больше она не стала выпытывать

.

Меня всегда воротит, когда долдонят а-чем-занимается твой-папа-а-где-твоя-мама, – мне на эту тему совершенно нечего сказать

.

Она достала листок бумаги и ручку и написала что-то, потом трижды подчеркнула, чтоб я не потерял листок

.

– Держи, это моя фамилия и адрес

.

Можешь приходить когда захочешь

.

У меня есть друг, который занимается детьми

.

– Психиатр, – сказал я

.

Это ее проняло

.

– С чего ты это взял? Детьми занимаются педиатры

.

– Только когда те еще младенцы

.

После берутся психиатры

.

Она молчала и глядела на меня так, будто я ее напугал

.

– Да кто тебе такое сказал?

– У меня есть приятель, Махут, так он в курсе дела, потому что лечится от наркомании в Мармоттане

.

Она накрыла своей рукой мою и наклонилась ко мне:

– Ты говорил, тебе десять лет, ведь так?

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Где-то так

.

– Хорошенькие же ты знаешь вещи для своего возраста

.

.

.

Так, значит, договорились? Ты зайдешь к нам?

Я лизнул мороженое

.

У меня не хватало морального духа, а хорошие вещи становятся еще лучше, когда не хватает морального духа

.

Я это часто замечал

.

Когда хочется подохнуть, шоколад бывает куда вкусней, чем обычно

.

– У вас уже кое-кто есть

.

Она ничего не понимала, судя по тому, как на меня смотрела

.

Я лизнул мороженое, мстительно глядя ей прямо в глаза

.

– Я вас недавно видел, мы тогда чуть с вами не встретились

.

Вы тогда вернулись домой, и у вас уже есть двое пацанят

.

Они белокурые, как вы

.

– Так ты за мной следил?

– Ну да, вы же делали мне авансы

.

Не знаю, что с ней приключилось, но клянусь вам: у нее во взгляде вдруг стало много людно

.

Понимаете, как будто она не одна на меня глядела, а человека четыре, не меньше

.

– Послушай меня, малыш Мухаммед

.

.

.

– Меня обычно зовут Момо

.

Мухаммед – это слишком длинно

.

– Послушай, дорогой, у тебя есть мой адрес, не теряй его, приходи ко мне в гости когда вздумается

.

.

.

Где ты живешь?

Нет уж, шалишь

.

Такая сногсшибательная малышка, да если б она причалила к нам и узнала, что там подполье для детей шлюх, это был бы полный позор

.

Не то чтобы я на нее рассчитывал, я знал, что у нее уже кто-то есть, но дети шлюх сразу же наводят порядочных людей на мысли о сутилёрах, сводниках, уголовщине и детской преступности

.

У нас чертовски паршивая репутация среди порядочных людей, уж поверьте моему опыту старика

.

Они тебя ни за что не возьмут, потому что есть такая штука, которую доктор Кац называет влиянием семейной среды, а уж тут для них хуже, чем шлюхи, не бывает

.

И потом, они боятся венерических болезней у пацанов, которые все до одного с наследственностью

.

Я не хотел ей отказывать, просто дал адрес от фонаря

.

Ее бумажку я взял и сунул в карман, наперед ведь никогда не знаешь, хоть чудес и не бывает

.

Она начала было задавать мне вопросы, но я не отвечал ни да ни нет, слопал еще одно мороженое, ванильное, и все

.

Ванильное мороженое – самая лучшая вещь на свете

.

– Ты познакомишься с моими ребятами, и мы все вместе поедем за город, в Фонтенбло

.

.

.

У нас там дом

.

.

.

– Ладно, бывайте

.

Я вскочил со стула, потому что ни о чем ее не просил, и пустился с Артуром бегом

.

Я немного позабавился: пугал машины, проскакивая у них перед носом в самый последний момент

.

Люди боятся раздавить пацана, и я наслаждался, чувствуя, что это им не все равно

.

Они отчаянно жмут на тормоза, чтобы не сделать тебе больно, и это все же лучше, чем ничего

.

Мне даже захотелось напугать их еще больше, но не под силу было

.

Я еще не разобрался окончательно, куда податься – в полицию или в террористы, это я решу позже, когда дело дойдет

.

Во всяком случае, обязательно нужна организованная банда, потому что одному невозможно, одного слишком мало

.

И потом, мне не так уж нравится убивать, скорее наоборот

.

Нет, чего бы мне действительно хотелось, так это стать типом вроде Виктора Гюго

.

Мосье Хамиль говорит, что слова могут все и убивать при этом никого не надо, и когда мое время подойдет, я еще погляжу

.

Мосье Хамиль говорит, слова – это самая сильная вещь на свете

.

Если хотите знать мое мнение, то все эти вооруженные типы стали такими потому, что их не приметили, пока они были пацанами, и они остались не пришей кобыле хвост

.

Пацанов Эмиль Ажар Жизнь впереди слишком много, чтобы их всех замечать, среди них некоторые вынуждены даже подыхать с голоду, чтобы кто-то их наконец заметил, а некоторые собираются в банды, тоже чтоб на них внимание обратили

.

Мадам Роза говорит, что в мире мрут миллионы мальцов и кое-кто из них даже дает себя перед смертью сфотографировать

.

Мадам Роза говорит, что пенис – это враг рода человеческого, и единственный порядочный тип среди врачевателей – это Иисус, потому что появился на свет без помощи пениса

.

Она говорит, что это исключительный случай

.

Мадам Роза говорит, что жизнь может быть замечательной, но ее еще по-настоящему не открыли, и в ожидании этого надо как-то жить

.

Мосье Хамиль – тот тоже говорил мне много чего хорошего о жизни, а особенно о персидских коврах

.

Лавируя между машинами, чтобы их попугать, потому что задавленный пацан, клянусь вам, никому удовольствия не доставит, я чувствовал себя значительным, потому что знал, что в моей власти причинить им бесконечные неприятности

.

Я не собирался дать себя задавить, просто чтоб кому-то подгадить, но уж внимание-то на себя я обратил

.

Есть один парнишка, Клодо его зовут, так он дал себя сбить, играя вот так в идиота, и получил право на три месяца ухода в больнице, тогда как дома, потеряй он ногу, папаша погнал бы его ее разыскивать

.

Уже пришла ночь, и мадам Роза, должно быть, начинала бояться, потому что меня дома не было

.

Я припустил бегом, потому что уделил себе будь здоров сколько времени без мадам Розы и меня грызла совесть

.

Я сразу же увидел, что она еще сильней разрушилась, пока меня не было, и особенно вверху, в голове, где дела у нее шли особенно паршиво

.

Часто она в шутку говорила, что в ней жизнь чувствует себя неуютно, и теперь это становилось заметно

.

Все, что у ней имелось, причиняло ей боль

.

Уже месяц, как она прекратила ходить за продуктами из-за нашего седьмого этажа и говорила, что не будь тут меня, чтобы о ней заботиться, у нее вообще пропал бы к жизни всякий интерес

.

Я рассказал ей про то, что видел в том зале, где возвращались назад, но она только вздох нула, а потом мы слегка перекусили

.

Она знала, что быстро разрушается, но стряпала еще очень хорошо

.

Единственное, чего она не хотела ни за что на свете, так это рака, и тут ей повезло, потому что одного только рака у нее и не было

.

Во всем же остальном она была до того изношена, что даже волосы у нее перестали выпадать, потому что та механика, которая делала так, чтобы они выпадали, тоже пришла в негодность

.

В конце концов я побежал за доктором Кацем, и он пришел

.

Он был не такой уж старый, но лестниц себе позволять уже не мог, потому что это ложилось ему на сердце

.

На этой неделе у нас было трое мальцов, из которых двое уезжали завтра, а третий – в Абиджан, куда собиралась удалиться на по кой в sex-shop его мать

.

Свой последний выход на панель она отпраздновала два дня назад, двадцать лет проборовшись за жизнь на Центральном рынке, и сказала мадам Розе, что на праздновании она так переволновалась, что у нее потом было ощущение, будто она разом постарела

.

Мы помогли доктору Кацу подняться, поддерживая его со всех сторон, и он вы ставил нас за дверь, чтобы обследовать мадам Розу

.

Когда мы вернулись, мадам Роза была счастлива: это не рак, доктор Кац – великий медик и хорошо сделал свое дело

.

После он посмотрел на нас всех, но

.

хоть я и говорю «всех», то были уже жалкие остатки, и я знал, что скоро останусь здесь один

.

В квартале ходили орлеанские слухи, будто старуха морит нас голодом

.

Я уж и не помню имен трех остальных мальцов, которые тогда у нас были, а вот девчонку помню, ее имя было Эдит, Бог весть почему, ведь ей было самое большее года четыре

.

Магазинчик для эротоманов (англ

.

)

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Кто из вас старший?

Я сказал, что, уж конечно, я, Момо, потому что никогда не считался достаточно юным, чтобы избежать неприятностей

.

– Хорошо, Момо, я выпишу рецепт, и ты сходишь в аптеку

.

Мы вышли на лестничную площадку, и там он посмотрел на меня так, как смотрят, когда тебя хотят огорчить

.

– Послушай, малыш, мадам Роза очень больна

.

– Но вы же сказали, что рака у нее нет?

– Этого у нее нет, конечно, но, по правде говоря, все остальное очень, очень скверно

.

Он объяснил мне, что мадам Роза носит в себе столько болезней, что их хватило бы на десятерых, и ее нужно положить в больницу, в просторную палату

.

Я очень хорошо помню, как он расписывал эту просторную палату, будто бы для всех этих ее болезней требовалось так уж много места, но мне кажется, это он говорил для того, чтобы изобразить больницу в обнадеживающих красках

.

Я не понимал названий, которые мосье Кац с удовольствием мне перечислял, потому что видно было, что он многое от нее узнал

.

Зато по крайней мере я понял, что мадам Роза висит на волоске и болезни могут всерьез наброситься на нее с минуты на минуту

.

– Но главное – это старческое слабоумие, маразм, если хочешь

.

.

.

Я ничего такого не хотел, но не спорить же с ним

.

Он объяснил мне, что мадам Роза сузи лась в артериях, канализация в ней забита и все больше не циркулирует так, как полагается

.

– Кровь и кислород уже не питают в достаточной степени ее мозг

.

Она не сможет больше думать и будет жить как овощ

.

Это может длиться еще долго, возможно, даже на протяжении многих лет, и хоть порой у нее и будут кое-какие проблески разума, но это безнадежно, малыш, это безнадежно

.

Умора была слушать, как он твердит «это безнадежно, это безнадежно», как будто что нибудь бывает не безнадежно

.

– Но это не рак, точно?

– Ни в коем случае

.

Тут ты можешь быть спокоен

.

Это как-никак хорошая новость, и я разревелся

.

Мне было чертовски приятно, что худшего мы все-таки избежали

.

Я сел на ступеньку и заревел в три ручья

.

Ручьев, понятно, никаких не было, но так уж говорится

.

Доктор Кац сел рядом со мной и обнял меня за плечи

.

Бородой он смахивал на мосье Хамиля

.

– Не нужно плакать, малыш, это естественно, когда старики умирают

.

А у тебя вся жизнь впереди

.

Он что, попугать меня решил, старый хрыч? Я часто замечал, что старики говорят: «Ты молод, у тебя вся жизнь впереди» – с доброй такой улыбочкой, словно им ужас как приятно такое говорить

.

Я встал

.

Ладно, пускай у меня вся жизнь впереди, но не убиваться же теперь из-за этого

.

Я помог доктору Кацу спуститься и помчался наверх, чтобы объявить мадам Розе хорошую новость

.

– Ну все, мадам Роза, теперь уже точно: рака у вас нет

.

На этот счет у доктора нет никаких сомнений

.

Она заулыбалась очень широко, потому что у нее уже почти нет зубов

.

Когда мадам Роза улыбается, то становится не такой старой и уродливой, как обычно, потому что сохрани ла очень молодую улыбку, которая и наводит ей красоту

.

У нее есть фотокарточка, где ей пятнадцать лет, задолго до тех немецких истреблений евреев, и, глядя на нее тогдашнюю, Эмиль Ажар Жизнь впереди невозможно поверить, что эта девушка когда-нибудь превратится в мадам Розу

.

И то же са мое наоборот: трудно вообразить себе такую штуку, как мадам Роза, которой пятнадцать лет

.

У пятнадцатилетней мадам Розы обалденная рыжая грива и такая улыбка, как если бы впе реди, там, куда она направляется, ее ждет полным-полно распрекрасных вещей

.

У меня даже живот начинал болеть, когда я сначала видел в пятнадцать лет, а потом – теперешнюю

.

Что и говорить, заездила ее жизнь

.

Иногда я становлюсь перед зеркалом и пробую вообразить, во что я превращусь после того, как и меня заездит жизнь: я пальцами растягиваю губы и корчу рожи

.

Вот так я и объявил мадам Розе самую приятную новость в ее жизни – что рака у нее нет

.

Вечером мы откупорили бутылку шампанского, которую выставил мосье Н’Да Амеде, что бы отпраздновать известие, что у мадам Розы нет злейшего врага народа, как он выражался, потому что мосье Н’Да Амеде собирался заняться в придачу и политикой

.

Ради шампанского она навела красоту, и даже мосье Н’Да Амеде, похоже, удивился

.

Потом он ушел, но в бу тылке еще оставалось

.

Я снова наполнил стакан мадам Розы, мы чокнулись, и я закрыл глаза и запустил старуху обратным ходом, пока ей не стало пятнадцать лет, как на фотокарточке, и мне даже удалось ее такую поцеловать

.

Шампанское мы прикончили, я сидел на табуретке возле нее и пытался делать радостное лицо, чтобы ее подбодрить

.

– Мадам Роза, скоро вы поедете в Нормандию, мосье Н’Да Амеде даст вам на это деньжат

.

Мадам Роза всегда говорила, что коровы – самые счастливые существа на свете, и мечтала отправиться жить в Нормандию, где такой хороший воздух

.

Думаю, я никогда еще сильнее не хотел стать фараоном, чем когда сидел на табуретке и держал ее за руку, до того я тогда чувствовал себя слабым

.

Потом она затребовала свой розовый пеньюар, но мы не смогли втиснуть ее внутрь, потому что это был ее давнишний потаскушечий халат, а с пятнадцати лет она слишком растолстела

.

Лично я думаю, что старых шлюх недостаточно почитают, а вместо того преследуют их, когда они еще молодые

.

Лично я, будь у меня средства, заботился бы только о старых шлюхах, потому что у молодых есть сутилёры, а у старых нет никого

.

Я брал бы только старых, страшных и уже ни на что не годных, я был бы их сутилёром, я бы заботился о них и воцарял справедливость

.

Я был бы величайшим фараоном и сутилёром на свете, и при мне никто никогда не увидел бы, как старая шлюха, всеми брошенная, льет слезы на седьмом этаже без лифта

.

– А кроме этого что сказал тебе доктор? Я скоро умру?

– Не особенно скоро, нет, мадам Роза, он ничего такого не говорил насчет того, что вам смерть грозит больше, чем кому другому

.

– Что у меня?

– Он точно не подсчитывал, он сказал, что всего понемножку, чего уж там

.

– А мои ноги?

– Про ноги он ничего особенного не говорил, да потом, вы и сами знаете, что от ног не умирают, мадам Роза

.

– А что у меня с сердцем?

– На этом он особенно не останавливался

.

– Что он говорил по поводу овощей?

Я прикинулся невинной овечкой

.

– Как это «по поводу овощей»?

– Я слышала, что он сказал что-то про овощи, так?

– Нужно лопать побольше овощей для здоровья, мадам Роза, вы нам всегда давали лопать овощи

.

Иной раз вы нам больше ничего и не давали

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди Из глаз у нее полились слезы, и я сходил за бумагой для подтирки

.

– Что с тобой станется без меня, Момо?

– Ничегошеньки со мной не станется, и потом, еще рано тревогу бить

.

– Ты пригожий паренек, Момо, а это опасно

.

Надо держать ухо востро

.

Обещай мне, что не продашься

.

– Обещаю

.

– Поклянись

.

– Клянусь вам, мадам Роза

.

На этот счет вы можете быть спокойны

.

– Момо, всегда помни, что у мужчины самое святое – честь

.

Никогда никого до себя не допускай, даже если тебе хорошо заплатят

.

Даже если я умру и у тебя в целом свете только честь и останется, ты не давайся

.

– Я знаю, мадам Роза, это ремесло для женщин

.

Мужчина должен себя блюсти

.

Мы посидели так еще часок, держась за руки, и от этого она стала бояться немножко меньше

.

Мосье Хамиль решил подняться проведать мадам Розу, когда узнал, что она больна, но в его восемьдесят пять лет без лифта это было против всех законов

.

Они близко познакомились тридцать лет назад, когда мосье Хамиль торговал своими коврами, а мадам Роза торговала собой, и было несправедливо видеть их теперь разлученными лифтом, которого не было

.

Он хотел написать ей поэму Виктора Гюго, но почти совсем лишился глаз, и мне пришлось выучить ее наизусть от имени мосье Хамиля

.

Это начиналось с «субхан ад даим ла язуль», что означает, что только Вечный никогда не кончается, и я помчался на седьмой этаж, пока оно еще было при мне, и рассказал это мадам Розе, но меня дважды заедало, и пришлось еще дважды носиться вверх-вниз по лестнице, чтобы переспросить у мосье Хамиля недостававшие мне куски из Виктора Гюго

.

Я говорил себе, вот бы получилось здорово, если бы мосье Хамиль женился на мадам Розе, потому что им это по возрасту и они могли бы разрушаться вместе, что всегда приятней

.

Я поговорил об этом с мосье Хамилем: мы могли бы поднять его на седьмой этаж на носилках, чтоб он сделал ей предложение, а потом переправить их обоих за город и оставить среди полей, пока не помрут

.

Я, конечно, не так ему это сказал, потому что так свой товар не навязывают, я только заметил, что приятнее жить вдвоем и иметь возможность с кем-то словом перекинуться

.

Еще я добавил, что мосье Хамиль может дожить до ста семи лет, потому что жизнь про него, как видно, забыла, а поскольку раньше у него разок-другой появлялся интерес к мадам Розе, то сейчас самое время ловить случай

.

Они оба нуждались в любви, а раз в их возрасте это было уже невозможно, им следовало просто объединить силы

.

Я даже принес фотокарточку мадам Розы, где ей пятнадцать лет, и мосье Хамиль полюбовался на нее через специальные очки, которые служили ему для того, чтобы видеть больше остальных

.

Сначала он подержал фотокарточку очень далеко, а потом очень близко и, несмотря ни на что, должно быть, что-то все-таки увидел, потому что улыбнулся, а потом на глазах у него появились слезы, но не по этому случаю, а просто потому, что он старик

.

Из стариков вечно льет без остановки

.

– Вот видите, какой красавицей была мадам Роза перед теми событиями

.

Вам бы поженить ся

.

Ладно, ладно, я знаю, но вы всегда можете поглядеть на фотографию, чтобы вспомнить о ней

.

– Может, я и женился бы на ней лет пятьдесят назад, если б знал ее тогда, малыш Мухаммед

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Да вы бы друг дружке обрыдли за пятьдесят-то лет! А сейчас вы не сможете даже толком разглядеть один другого, не то что надоесть!

Он сидел перед своей чашечкой кофе, положив руку на Книгу Виктора Гюго, и выглядел счастливым, потому что вообще не требовал от жизни многого

.

– Малыш Мухаммед, мне нельзя было жениться на еврейке, будь я далее способен на подобное

.

– Да ведь она уже никакая не еврейка, она вообще никто, мосье Хамиль, просто у нее везде болит

.

И сами вы уже такой старый, что пора уже Аллаху думать о вас, а не вам об Аллахе

.

Вы же ходили к нему в Мекку, теперь пускай он о вас побеспокоится

.

Почему бы вам не жениться в восемьдесят пять лет, когда вы уже ничем не рискуете?

– А что бы мы делали, если б поженились?

– Переживали бы друг за дружку, черт подери

.

Для этого все и женятся

.

– Я уже слишком стар, чтобы жениться, – отвечал мосье Хамиль

.

Будто он не был слишком стар для всего прочего

.

Я уже не решался глядеть на мадам Розу – она прямо на глазах разрушалась

.

Остальные мальцы уже убрались восвояси, а когда заявлялась очередная мамаша обговорить плату за пансион, то ей сразу становилось ясно, что старуха буквально вся разваливается, и у нее пропадала охота оставлять ей своего пацана

.

Самое паршивое, что нарумянивалась мадам Роза все краснее и краснее, а иногда даже пыталась строить глазки и вытворять разные штуки губами, словно еще работала на панели

.

Это уж было чересчур, такого мне видеть не хотелось

.

Я уходил и болтался целыми днями на улице, а мадам Роза оставалась совсем одна зазывать никого своими краснющими губами и всякими ужимками

.

Иногда я садился на тротуар и заставлял весь мир раскручиваться назад, как в зале дубляжа, только еще дальше

.

Люди выходили из дверей, а я заставлял их входить задом наперед, а еще становился на мостовую и заставлял машины мчаться от меня задним ходом, и никто не мог ко мне приблизиться

.

Чего уж там, не был я в олимпийской форме, это точно

.

К счастью, нам здорово помогали соседи

.

Я вам рассказывал про мадам Лолу, которая жила на пятом и боролась за жизнь в Булонском лесу перевертышем и перед тем, как ехать туда – у нее была своя машина, – часто заходила к нам подсобить по хозяйству

.

Ей было всего тридцать пять лет, и впереди ее ждало еще много успеха

.

Она приносила нам шоколад, копченую лососину и шампанское, а ведь все это стоит недешево, потому-то те, кто борется за жизнь, никогда не имеют денег про запас

.

В то время распространился орлеанский слух, будто у североафриканских рабочих холера, за которой они специально ходили в Мекку, и первым делом мадам Лола всегда мыла руки

.

Она терпеть не могла холеры за то, что та против гигиены и любит грязь

.

Лично я с холерой незнаком, но думаю, что она не может быть такой сволочной, как считает мадам Лола, – она просто болезнь и за свои действия не отвечает

.

Иногда мне даже хотелось вступиться за холеру, потому что та по крайней мере не виновата, что она такая, она отродясь не думала стать холерой, это случилось с ней само

.

Мадам Лола всю ночь колесила на машине по Булонскому лесу и говорила, что она та кая единственная из Сенегала и пользуется большим успехом, потому что, когда распахивает одежду, у нее одновременно и груди, и все мужское

.

Груди она себе выкормила искусствен но, как цыплят, и была до того могуча благодаря своему боксерскому прошлому, что могла поднять стол за одну ножку, но платили ей вовсе не за это

.

Мадам Лола мне здорово нрави лась, потому что была ни на что не похожа и не имела никакого отношения к нормальным людям

.

Я сразу смекнул, что она интересуется мной, поскольку хочет иметь детей, которых она при своей профессии иметь не могла ввиду отсутствия самого необходимого

.

Она носила Эмиль Ажар Жизнь впереди белокурый парик и груди, какие у женщины очень ценятся, – их она ежедневно подкарм ливала гормонами, – и мучилась, расхаживая на высоких каблуках и виляя бедрами, чтобы приманивать клиентов, но она и впрямь человек не как все и сразу внушает доверие

.

Не понимаю, почему людей вечно сортируют по всем этим органам и придают им такое значение, ведь они не могут причинить зла

.

Я немного ухаживал за мадам Лолой, потому что мы в ней чертовски нуждались: она подбрасывала нам деньжат и стряпала, пробуя подливку со всякими ужимками и с выражением блаженства, и серьги болтались у нее в ушах, когда она переступала с ноги на ногу на своих шпильках

.

Она рассказывала, что когда была молодой в Сенегале, то три раза подряд побила знаменитого Кида Говеллу, но всегда была несчастлива как мужчина

.

Я говорил ей: «Мадам Лола, второй такой, как вы, на свете не сыщешь», и ей это было приятно, она отвечала: «Да, малыш Момо, я сказочное существо»

.

И верно, она похожа на голубого клоуна или на моего Артура, те тоже совсем особенные

.

Еще она добав ляла: «Когда вырастешь, ты увидишь, что бывают внешние признаки, которые на самом деле ничего не значат, которые просто ошибка природы, например

.

.

.

» Мадам Роза сидела в кресле и умоляла ее выражаться аккуратней, ведь я еще ребенок

.

Нет, правда, она что надо, потому что вся совершенно наоборот и незлая

.

Когда она готовилась к вечернему выезду, в своем белокуром парике, и на высоких каблуках, и с серьгами, и с красивым лицом с боксерскими шрамами, и в белом свитере, который очень красиво подчеркивал грудь, и с розовым шарфом вокруг шеи – из-за кадыка, который у перевертышей очень плохо котируется, и в юбке с таким разрезом на боку, что видны резинки от чулок, это было и впрямь сказочное зрели ще, чего уж там

.

Иногда она сутками пропадала где-то в окрестностях вокзала Сен-Лазар и возвращалась измочаленная, с полустертой краской на лице, сразу ложилась и принимала снотворное, потому что неправда, что в конце концов ко всему привыкаешь

.

Однажды к ней заявилась полиция искать наркотики, но это уж была полная несправедливость, просто ее оговорили приятельницы из ревности

.

Я вам сейчас рассказываю про ту пору, когда мадам Роза еще могла разговаривать и голова у нее была в порядке, разве что иногда она, бывало, замолкнет на полуслове и глядит перед собой с открытым ртом и с таким видом, словно не понимает, где она и что здесь делает

.

Такое доктор Кац называет помрачнением

.

Мадам Роза мрачнела куда сильнее, чем остальные, и это накатывало на нее регулярно, но она все еще очень хорошо готовила своего карпа по-еврейски

.

Мадам Лола заглядывала к нам каждый день и, когда дела в Булонском лесу шли удачно, ссужала нас деньгой

.

В округе ее очень уважали, а те, кто себе позволял, получали по морде

.

Не знаю, что стало бы с нами на нашем седьмом, не будь шести других этажей с жильцами, которые не искали на свою голову неприятностей и никогда не доносили на мадам Розу в полицию, даже когда у нее бывало до десятка сорванцов, которые устраивали на лестнице погром

.

На третьем жил даже француз, который вел себя будто не у себя дома

.

Он был длинный, тощий и с тростью и жил себе поживал, ничем себя не обнаруживая

.

Узнав, что мадам Роза приходит в негодность, он однажды поднялся к нам на четыре этажа выше и постучал в дверь

.

Вошел, поздоровался с мадам Розой – мадам, примите мои уверения, – сел, положив шляпу на колени, очень прямой, с поднятой головой, и вытащил из кармана конверт с маркой и со своей фамилией, надписанной на нем печатными буквами

.

– Меня зовут Луи Шарметт, как здесь указано

.

Вы сами можете прочесть

.

Это письмо от моей дочери, она пишет мне раз в месяц

.

Он показал нам письмо со своей фамилией, словно хотел доказать, что она у него еще имеется

.

– Я административный служащий государственных железных дорог в отставке

.

Вот узнал, Эмиль Ажар Жизнь впереди что вы занемогли, после двадцати лет, прожитых в одном со мной доме, и решил воспользо ваться случаем

.

Я вам говорил, что мадам Роза, даже не считая ее болезни, много пожила, и от этого ее порой бросало в холодный пот

.

Тем более когда происходило что-то ускользающее от ее понимания – ведь когда стареешь, непонимание все копится и копится

.

Так что этот француз, который дал себе труд подняться на четыре этажа, всего лишь чтобы с ней поздороваться, произвел на нее окончательное впечатление, как будто все окончилось и наступил ее смертный час, а это официальный представитель

.

К тому нее одет он был очень строго: черный костюм, рубашка и галстук

.

Не думаю, чтобы мадам Розе так уж хотелось жить, но умирать ей тоже не хотелось – мне кажется, тут не было ни того ни другого, просто жить она привыкла

.

Лично я считаю, что можно найти занятие и получше

.

Этот самый мосье Шарметт выглядел очень значительным и серьезным – сидел весь такой прямой и неподвижный, и мадам Розе стало страшно

.

Между ними произошло долгое молча ние, а потом они так и не нашли что сказать один другому

.

Если хотите знать мое мнение, то этот мосье Шарметт поднялся к нам потому, что тоже был одинок и хотел посоветоваться с мадам Розой на предмет того, чтобы действовать сообща

.

Начиная с определенного возраста человека навещают все реже и реже, если только у него нет детей, которых обязывает закон природы

.

Я думаю, оба они нагоняли друг на дружку страх и смотрели один на другого так, словно хотели сказать: «После вас, нет-нет, после вас, пожалуйста»

.

Мосье Шарметт был ста рее мадам Розы, но он высох, а ее расперло, и болезням было в ней куда привольней

.

Старой женщине, которая вдобавок уродилась еврейкой, всегда достается больше, чем служащему государственных железных дорог

.

Она сидела в кресле с веером в руке, который сохранился от ее прошлого, когда ей делали подарки как женщине, и не знала, что сказать, до того была ошарашена

.

Мосье Шарметт смотрел на нее, прямой, со шляпой на коленях, как будто прибыл специально за мадам Ро зой, и у старухи тряслась голова и по лицу со страху тек пот

.

Смешно вот так воображать, будто смерть может войти и сесть, положив шляпу на колени, и глядеть тебе в глаза, давая понять, что час настал

.

Я-то хорошо видел, что это всего-навсего какой-то француз, которому не хватает соотечественников и который теперь ухватился за возможность оповестить о себе, прознав, что мадам Роза уже никогда не сойдет вниз, – эта новость настолько распространи лась в обществе, что достигла тунисской бакалейной лавки мосье Кейбали, куда стекаются все важные известия

.

Этому мосье Шарметту на лицо уже набежала тень, особенно вокруг глаз, которые первыми как-то проваливаются и одиноко живут в отведенном для них месте с выражением «почему, по какому праву, что со мной делают?»

.

Я очень хорошо его помню, я помню, как он очень прямо сидел напротив мадам Розы, со спиной, несгибаемой благодаря ревматизму, который набирает силу с возрастом, особенно когда ночи прохладные, что нередко случается весной и осенью

.

Он, должно быть, прослышал в лавке, что мадам Розы надолго не хватит, что у нее повреждены основные органы, которые уже ни на что не годятся, и решил, что такой человек скорее его поймет, чем те, кто еще невредим, и поднялся на четыре этажа

.

Старуха впала в панику, ведь она впервые принимала у себя французского католика, да еще такого несгибаемого, который теперь молчал, сидя напротив нее

.

Они помолчали еще и еще, а потом мосье Шарметта вдруг прорвало и он принялся суровым голосом рассказывать мадам Розе обо всем, что сделал за свою жизнь для французских железных дорог, и что ни говори, а это было чересчур для старой, сильно изношенной еврейки, которую и так подстерегал сюрприз за сюрпризом

.

Они оба боялись, потому что неправда, что природой все устроено хорошо

.

Природа устраивает что угодно и кому угодно и сама не знает, что творит: иногда получаются Эмиль Ажар Жизнь впереди цветы и птицы, а иногда – старая еврейка на седьмом этаже без лифта, которая уже не в состоянии сойти вниз

.

Этого мосье Шарметта мне даже жалко стало, потому что было ясно, что с ним то же самое – ничего и никого, несмотря на все его социальное обеспечение

.

По-моему, чего всегда не хватает, так это предметов первейшей необходимости

.

Старики не виноваты, что под конец на них всегда все обрушивается, и потому я не такой уж сторонник законов природы

.

Это было что-то – слушать мосье Шарметта, толкующего про поезда, вокзалы и расписа ния, словно он еще надеялся выпутаться, сев в нужный момент на нужный поезд и сделав удобную пересадку, тогда как на самом деле прекрасно знал, что уже прибыл на конечную и остается только сойти

.

Так у них продолжалось еще порядком, и я начал беспокоиться за мадам Розу, видя, что она прямо-таки ошалела от такого важного посещения, словно ей пришли воздать последние почести

.

Я открыл для мосье Шарметта коробку шоколадных конфет, которую дала нам мадам Лола, но он к ним не притронулся – видно, его органы запрещали сахар

.

В конце концов он ушел вниз на свой третий этаж, и от его визита лучше не стало: мадам Роза лишний раз убедилась, что люди к ней все добрее и добрее, а от этого хорошего не жди

.

Отсутствия становились у мадам Розы все продолжительней, и иногда она проводила в бесчувствии целые часы

.

Мне на ум приходило объявление, которое вывешивал мосье Реза, сапожник, чтобы известить, что в случае его отсутствия следует обращаться к другому, но я так и не понял, к кому же надо обращаться, ведь даже в Мекке, обращаясь к Богу, бывает, подцепляют холеру

.

Я просто садился на табурет рядом с ней, брал ее за руку и дожидался ее возвращения

.

Мадам Лола помогала нам чем могла

.

Она приезжала из Булонского леса совершенно раз битая усилиями, приложенными по своей специальности, и спала иногда до пяти часов дня

.

Вечером она поднималась к нам подсобить

.

Изредка у нас еще бывали пансионеры, но мало – на жизнь их все равно не хватало, и мадам Лола говорила, что профессия приходит в упа док из-за дармовой конкуренции

.

Шлюх, которые за так, полиция не трогает, она преследует только тех, кто чего-то стоит

.

У нас был случай шантажа, когда один сутилёр, на повер ку оказавшийся самым обыкновенным сводником, грозился донести на одного сына шлюхи в Призрение с последующим лишением ее родительских прав за проституцию, если она не согласится уехать в Дакар, и мы десять дней укрывали пацана, которого против всех правил звали Альфонс, но потом дело уладилось, потому что за него взялся мосье Н’Да Амеде

.

Ма дам Лола вела хозяйство и помогала мадам Розе содержать себя в чистоте

.

Я не собираюсь по этому поводу осыпать ее цветами, но я никогда не видывал человека, который проявил бы себя лучшей матерью семейства, чем мадам Лола, и очень жалко, что природа этому вос противилась

.

Это вопиющая несправедливость, потому что если где и могли быть счастливые дети, так это там

.

Но она даже не имела права никого усыновить, потому что перевертыши, они слишком особенные, а этого не прощают

.

От этого мадам Лола иной раз ходила сама не своя

.

Я могу вам сказать, что весь дом хорошо воспринял известие о смерти мадам Розы, на ступление которой ожидалось в благоприятный момент, когда все ее органы объединят свои усилия в этом направлении

.

Взять, к примеру, четверых братьев Заом, которые были пере возчиками мебели и первейшими силачами в округе по части пианино и шкафов, – я всегда смотрел на них с восхищением, мечтая быть, как они, вчетвером

.

Они пришли и сказали нам, что мы можем рассчитывать на них в смысле спуска и подъема мадам Розы всякий раз, когда Эмиль Ажар Жизнь впереди ей захочется прогуляться

.

В воскресенье, когда никто не переезжает, они взяли мадам Розу, снесли ее вниз, как пианино, усадили в свой фургон, и мы поехали на Марну, чтобы она подышала свежим воздухом

.

Весь тот день голова у нее была в порядке, и она даже начала строить планы на будущее, потому что не хотела религиозных похорон

.

Поначалу я подумал, что старуха боится Бога и рассчитывает разминуться с ним, устроив себе похороны без рели гии

.

Но это оказалось не так

.

Бога она не боялась, а сказала, что просто сейчас уже слишком поздно, что сделано, то сделано, и ему нет надобности являться ей и просить прощения

.

Я думаю, что мадам Роза, когда голова у нее была в порядке, хотела умереть по-настоящему, а не так, чтобы потом еще где-то там странствовать

.

На обратном пути братья Заом сделали круг, прокатив ее по Центральному рынку, по ули цам Сен-Дени, Фурси, Блонделя, Трюандери, и она расчувствовалась, особенно когда увидела на улице Прованса небольшую гостиницу, где она еще молодой взбегала по лестнице раз сорок на день

.

Она сказала нам, что ей приятно снова увидеть знакомые тротуары и уголки, где она когда-то боролась за жизнь, и у нее такое чувство, что она честно выполнила контракт

.

Она улыбалась, и я видел, что прогулка подняла ее моральный дух

.

Она пустилась в разговоры о добром старом времени и уверяла, что это была самая счастливая пора ее жизни

.

Когда она после пятидесяти прожитых лет завязала, у нее еще были постоянные клиенты, но она решила, что в ее возрасте это уже неэстетично и пора переквалифицироваться

.

Мы остано вились на улице Фрошо, пропустили по стаканчику, и мадам Роза съела пирожное

.

Потом мы вернулись домой, братья Заом внесли ее на седьмой этаж как пушинку, и она была так восхищена прогулкой, что прямо на несколько месяцев помолодела

.

Дома оказался Мойше – он пришел нас повидать и сидел под дверью

.

Я сказал ему:

«Привет» – и оставил с мадам Розой, которая была вполне в форме

.

А сам спустился в кафе внизу, чтобы встретиться с одним парнем, который обещал мне кожаную курточку с настоящего американского склада и без булды, но его там не оказалось

.

Я побыл немного с мосье Хамилем, находившимся в добром здравии

.

Он сидел над пустой чашечкой кофе и умиротворенно улыбался стене напротив

.

– Все в порядке, мосье Хамиль?

– Здравствуй, малыш Виктор, я рад тебя слышать

.

– Скоро изобретут очки для любых глаз, мосье Хамиль, и вы снова сможете видеть

.

– Надо веровать в Господа

.

– Еще немного, и появятся потрясающие очки, каких еще никогда не бывало, и действи тельно можно будет видеть все, мосье Хамиль

.

– Что ж, малыш Виктор, хвала Господу, ведь это он позволил мне дожить до таких лет

.

– Мосье Хамиль, меня зовут не Виктор

.

Меня зовут Мухаммед

.

Виктор – это другой ваш приятель

.

Он удивился

.

– Ну конечно же, малыш Мухаммед

.

.

.

Тава кальту’ала аль Хайи элладри ла ямут

.

.

.

Веру свою вселил я в Живущего, что неподвластен смерти

.

.

.

Как я назвал тебя, малыш Виктор?

Вот же чертовщина

.

– Вы назвали меня Виктором

.

– Как я мог? Ты уж меня прости

.

– Ерунда, одно имя стоит другого, какая разница

.

Как ваши дела со вчерашнего дня?

Он крепко задумался

.

Я видел, что он вовсю старается вспомнить, но все его дни стали похожи друг на друга как капли воды, с тех пор как он перестал проводить свою жизнь с утра до вечера в торговле коврами, и оттого в голове у него пробел налезал на пробел

.

Правую Эмиль Ажар Жизнь впереди руку он держал на маленькой затрепанной Книге, которую написал когда-то Виктор Гюго, и Книга, должно быть, очень привыкла чувствовать эту руку, которая на нее опиралась, как это часто бывает со слепыми, когда им помогают перейти на ту сторону

.

– Говоришь, со вчерашнего дня?

– Со вчерашнего или сегодняшнего – это неважно, мосье Хамиль

.

Просто время проходит

.

– Что ж, весь сегодняшний день я провел здесь, малыш Виктор

.

.

.

Я посмотрел на Книгу, но сказать было нечего: уже многие годы они были вместе

.

– Когда-нибудь я тоже напишу настоящую книгу, мосье Хамиль

.

Внутри у нее будет обо всем

.

Какая книга у него самая лучшая, у этого мосье Виктора Гюго?

Мосье Хамиль глядел далеко-далеко и улыбался

.

Его рука с дрожащими пальцами шеве лилась на Книге, словно ласкала ее

.

– Не задавай мне слишком много вопросов, малыш

.

.

.

– Мухаммед

.

.

.

.

не задавай мне слишком много вопросов, я сегодня немного устал

.

Я взял Книгу, и мосье Хамиль почувствовал это и забеспокоился

.

Я посмотрел название и вернул ему

.

Я положил его руку сверху

.

– Вот, мосье Хамиль, она здесь, вы можете ее потрогать

.

.

Я видел, как его пальцы ощупывают Книгу

.

– Ты не такой ребенок, как другие, малыш Виктор

.

Я всегда это знал

.

– Когда-нибудь я тоже напишу отверженных, мосье Хамиль

.

Тут найдется кому проводить вас к себе?

– Инш’алла

.

Обязательно найдется, ибо я верую в Господа, малыш Виктор

.

Мне это уже начало слегка надоедать, потому что его хватало только на того, другого

.

– Расскажите мне что-нибудь, мосье Хамиль

.

Расскажите, как вы совершили большое путешествие в Ниццу, когда вам было пятнадцать лет

.

Он помолчал

.

– Я? Я совершил большое путешествие в Ниццу?

– Когда вы были молодым

.

– Не помню

.

Совсем не помню

.

– Ну ладно, я сам вам расскажу

.

Ницца – это оазис на берегу моря с мимозовыми лесами и пальмами, и там русские и английские принцы сражаются цветами

.

Там клоуны пляшут на улицах и конфетти сыплются с неба на всех и на каждого

.

Когда-нибудь я тоже поеду в Ниццу, когда стану молодым

.

– Как это, когда станешь молодым? Разве ты стар? Сколько тебе лет, малыш? Ты ведь малыш Мухаммед, разве не так?

– А-а, об этом никто ничего не знает, и о моем возрасте тоже

.

Я живу без дня рожде ния

.

Мадам Роза говорит, что у меня никогда не будет настоящего возраста, потому что я особенный и всегда буду особенным

.

Вы помните мадам Розу? Она скоро умрет

.

Но тут мосье Хамиль совсем заблудился внутри самого себя, потому что жизнь заставляет людей жить и жить, но не очень-то задумывается над тем, что с ними при этом случается

.

В доме напротив жила одна дама, мадам Халауи, которая приходила за ним перед закрытием и укладывала в постель, потому что у нее тоже никого не было

.

Понятия не имею, знали ли они друг дружку или это просто чтобы не пропадать в одиночестве

.

У нее была витрина с земляными орехами на бульваре Барбэса, а еще – отец, пока не умер

.

Тогда я сказал:

– Мосье Хамиль, мосье Хамиль! – просто так, чтобы напомнить ему, что есть человек, который его любит и знает его имя, и что оно у него еще есть

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди Я побыл с ним еще, давая пройти времени – не тутошнему, французскому, а которое идет медленно

.

Мосье Хамиль часто говорил мне, что медленное время приходит из пустыни со своими караванами верблюдов и не торопится, потому что везет на себе вечность

.

Но все таки куда веселей слышать, как тебе про это рассказывают, чем видеть это на лице старика, который каждый день позволяет еще немного себя обокрасть, и если вы хотите знать мое мнение, то вообще-то времени самое место среди ворья

.

Хозяин кафе, которого вы наверняка знаете, потому что это мосье Дрисс, пришел на нас взглянуть

.

Мосье Хамилю время от времени нужно было по-маленькому, и тогда его следовало отвести в уборную, пока не поздно

.

Но не думайте, будто мосье Хамиль уже не отвечал за свои действия и ничего не стоил

.

Старики имеют такую же ценность, как и все прочие, даже если ссыхаются

.

Они чувствуют так же, как и мы с вами, а иногда это даже причиняет им еще большие страдания, чем нам, потому что они уже не могут себя защитить

.

Но на них набрасывается природа, которая бывает порядочной скотиной и заставляет их подыхать как на медленном огне

.

А у нас еще поганей, чем в природе, потому что запрещено избавляться от стариков, которых постепенно душит природа, и глаза у них при этом вылазят из орбит

.

Правда, у мосье Хамиля случай был не тот, он мог стареть еще долго и помереть, может, в сто десять лет, и даже стать чемпионом мира

.

Он еще полностью отвечал за свои действия и говорил «пи-пи» когда нужно и раньше, чем это произойдет, и мосье Дрисс брал его под руку и лично сопровождал в уборную

.

У арабов, когда человек очень стар и скоро избавится от жизни, ему оказывают уважение, потому что на том свете это зачтется, – какой-никакой, а доход

.

И все-таки было грустно, что мосье Хамиля водят в уборную, и за этим занятием я их оставил, потому что считаю, что грусть искать ни к чему

.

Я был еще на лестнице, когда услышал рев Мойше, и вприпрыжку взбежал по ступенькам, боясь, как бы с мадам Розой не приключилось чего неладного

.

Я вошел и поначалу подумал, что это не на самом деле

.

Я даже закрыл глаза, чтобы после открыть их поудачней

.

Прогулка мадам Розы в машине по тем уголкам где она боролась за жизнь, оказалась для нее чудодейственной, и все прошлое ожило у нее в голове Она стояла посреди комнаты нагишом и одевалась чтобы идти на работу, как тогда, когда она ещё боролась за жизнь

.

Ладно, пускай я еще ничего не видел в жизни и не имею особого права говорить что ужасно, а что не ужасней прочего, но клянусь вам, что мадам Роза нагишом, в кожаных сапогах с кружевными черными панталонами на шее потому что она перепутала верх с низом, и с грудями, которые превосходили всякое воображение и возлежали на животе, – клянусь, такого нельзя увидеть больше нигде, даже если оно и существует

.

Вдобавок мадам Роза пыталась вертеть бедрами, как в sex-snop, но поскольку они у нее перешли границы человеческого

.

.

.

ох!

Думаю, тогда я впервые в жизни пробормотал молитву – ту, которая за помешанных, – но она продолжала корячиться с плутовской ухмылкой и с такой растительностью на пузе какой я никому не пожелаю

.

Я прекрасно понимал, что это действие шока который она получила, снова повидав места, где была счастлива, но иной раз от понимания легче не становится, наоборот

.

Она была до того накрашена что в остальных местах казалась еще голей, а губы складывала этакой мерзопакостной куриной гузкой Мойше скулил, забившись в угол, а я сказал: «Мадам Роза, мадам Роза» – и кинулся прочь, кубарем скатился по лестнице я припустил бегом

.

Не для того чтобы спастись, нет, от такого не спасешься а просто чтобы не быть там больше

.

Пробежал я порядком и когда почувствовал что мне полегчало, уселся в темной подво ротне, за кучей отбросов, ожидавших своей очереди

.

Реветь я не стал, в этом уже не было толку

.

Я зажмурился спрятал лицо в коленях, до того мне было стыдно, подождал немного и Эмиль Ажар Жизнь впереди призвал к себе фараона То был самый сильный фараон, какого вы только можете вообразить

.

Он был в тыщи раз здоровей всех остальных, но еще больше у него было вооруженных сил, чтобы воцарять безопасность

.

В его распоряжении были даже броневики, и с ним мне уже нечего было бояться, самозащита мне была обеспечена

.

Я чувствовал, что могу быть спокоен, ответственность он берет на себя

.

Он отечески обнял меня за плечи своей всемогущей рукой и спросил, нет ли у меня ран от выстрелов, которые я получил

.

Я ответил, что есть, но в больницу ехать нет смысла

.

Он обнимал меня, и я чувствовал, что он теперь обо всем поза ботится и будет мне вместо отца

.

Мне стало полегче, и я начал понимать, что самое для меня лучшее – это отправиться жить туда, где все не взаправду

.

Мосье Хамиль, когда еще не был от нас так далеко, не раз говорил мне, что другой мир создают поэты, и я вдруг улыбнулся, вспомнив, как он называл меня Виктором, – может, это сам Господь давал мне обещание

.

После я увидел шарики – бело-розовых птиц, надувных и с веревочкой на конце, для того чтобы улетать с ними вместе в дальние страны, – и уснул

.

Проспал я довольно долго, а потом направился в кафе на углу улицы Биссон, где всегда черным-черно из-за трех африканских общежитии, что поблизости

.

В Африке – там совсем по-другому, там у них племена, а племя – это как одна большая семья

.

В кафе оказался мосье Абуа, о котором я вам еще ничего не говорил, потому что сразу обо всем не расскажешь

.

Я упоминаю его теперь, потому что он даже не говорит по-французски и кто-нибудь обязательно должен говорить за него, чтобы о нем узнали

.

Я побыл немного с мосье Абуа, который приехал к нам из Слоновой Кости

.

Мы взялись за руки и хорошо посмеялись вместе – мне было десять лет, а ему двадцать, и эта разница доставляла ему удовольствие и мне тоже

.

Хозяин, мосье Соко, велел, чтоб я особенно здесь не торчал, он не желал иметь неприятностей с охраной несовершеннолетних, а из-за десятилетнего шкета запросто можно влипнуть в историю с наркоманами, потому что это первое, что приходит в голову при виде пацана в кафе

.

Во Франции несовершеннолетние усиленно охраняются, и когда о них никто не заботится, их на всякий случай даже прячут за решетку

.

У мосье Соко у самого есть дети, которых он оставил в Слоновой Кости, потому что там у него больше жен, чем здесь

.

Я отлично знал, что не имею права сшиваться в местах общественного пьянства без родителей, но если уж говорить как на духу, то возвращаться домой мне совсем не хотелось

.

Стоило только вспомнить, в каком виде я оставил мадам Розу, как по спине у меня начинали бегать мурашки

.

И без того страшно было видеть, как она помаленьку умирает, сама о том не подозревая, а тут еще это – гадостная ухмылка, стокилограммовая туша, поджидающая клиента, и задница, в которой не осталось ничего человеческого

.

Нет, тут уж точно требуются законы, которые положили бы конец ее мучениям

.

Знаете, все призывают уважать законы природы, но лично я больше сторонник запчастей для организма

.

Как бы там ни было, а в бистро всю жизнь не проторчишь, и я вернулся домой, твердя себе все время, пока тащился по этой лестнице, что мадам Роза, наверное, умерла и, значит, мучиться больше некому

.

Я открыл дверь тихонько, чтобы сразу не испугаться, и первым делом увидел мадам Розу – полностью одетая, она стояла посреди комнаты рядом с чемоданчиком

.

Она смахивала на пассажира, ждущего метро

.

Я быстро глянул на ее лицо и понял, что она вовсе не тут: счаст ливая донельзя, глаза устремлены вдаль, и на голове – шляпка

.

Шляпка ей, правда, не шла, потому что это вообще невозможно, но хоть немного скрывала ее сверху

.

Она даже улыбалась, словно ей сообщили приятную новость

.

Одетая в голубое платье с маргаритками, она держала в руке свою потаскушечью сумочку, которую берегла в глубине шкафа из сентиментальных соображений и которую я хорошо знал – в ней до сих пор валяются резинки, – и смотрела сквозь стену, словно уже собралась сесть в поезд в навсегда

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Что вы делаете, мадам Роза?

– Они сейчас за мной придут

.

Они обо всем позаботятся

.

Они велели подождать здесь, они приедут на грузовиках и увезут нас на Велодром с самым необходимым

.

– Кто это «они»?

– Французская полиция

.

Я ничего не понимал

.

Из соседней комнаты Мойше подавал мне знаки, стуча пальцем по лбу

.

Мадам Роза держала в руке свою рабочую сумочку, рядом стоял чемодан, и она ждала так, будто боялась опоздать

.

– Они дали нам полчаса и разрешили взять только один чемодан

.

Нас посадят в поезд и увезут в Германию

.

У меня больше не будет никаких проблем, они позаботятся обо всем

.

Они сказали, что нам не сделают ничего плохого, мы будем устроены с жильем, накормлены и обстираны

.

Я не знал, что и сказать

.

Вполне возможно, что они опять увозят евреев в Германию, потому что арабы их не хотят

.

Мадам Роза, когда голова у нее была в порядке, часто расска зывала мне про то, как мосье Гитлер устроил в Германии общежития для евреев, чтобы дать им домашний очаг, и как горячо принимали их в эти очаги – всех, за исключением зубов, костей, одежды и туфель, которые, если они были в приличном состоянии, с них снимали, приучая к бережливости

.

Но я никак не мог взять в толк, почему это одним только немцам приходится все время заботиться о евреях и то и дело устраивать для них очаги, ведь по идее для каждого народа должна наступить очередь идти ради них на жертвы

.

Мадам Роза очень любила напоминать мне, что и у нее была молодость

.

Ладно, я знал все это, потому что жил у еврейки и, значит, рано или поздно должен был все это узнать, но не понимал, какой толк французской полиции заботиться о мадам Розе, ведь она старая и уродливая и не представля ет интереса решительно ни в каком отношении

.

Еще я знал, что мадам Роза впадает в детство из-за размягчения мозгов благодаря старческому маразму, и доктор Кац меня предупреждал

.

Видимо, она решила, что стала молодой, как давеча, когда вырядилась шлюхой, и теперь сто яла со своим чемоданчиком, счастливая оттого, что ей опять двадцать лет, и ждала сигнала, чтобы снова ехать на Велодром и оттуда в Германию, в еврейское общежитие

.

К ней снова вернулась молодость

.

Я не знал, что делать, потому что не хотел ее разочаровывать, но был уверен, что фран цузская полиция и пальцем не пошевелит, чтобы вернуть мадам Розе ее двадцать лет

.

Я сел на пол в углу и опустил голову, чтобы ее не видеть, – это все, что я мог для нее сделать

.

К счастью, ей получшало и она сама начала удивляться тому, что стоит с чемоданом, в шляпке, в голубом платье с маргаритками и держит в руке сумочку, полную воспоминаний, но я решил, что лучше не говорить ей о случившемся, мне было ясно, что она все забыла

.

Это называется амнистией, и доктор Кац предупреждал меня, что у нее это будет все чаще и чаще, до тех пор, пока она навсегда не перестанет помнить что бы то ни было и будет жить, может быть, еще долгие годы в состоянии помрачнения

.

– Что случилось, Момо? Почему я стою с чемоданом, словно собираюсь уезжать?

– Вы просто замечтались, мадам Роза

.

Немного помечтать еще никому не вредило

.

Она смотрела на меня с недоверием

.

– Момо, ты должен сказать мне правду

.

– Клянусь вам, я говорю правду, мадам Роза

.

Рака у вас нет, можете быть спокойны

.

На этот счет доктор Кац абсолютно уверен

.

Она немного приободрилась: хорошая штука рак, когда его у тебя нет

.

– Как получилось, что я стою здесь, не зная почему и зачем? Что со мной, Момо?

Эмиль Ажар Жизнь впереди Она села на кровать и заплакала

.

Я подошел к ней, сел рядом и взял за руку, ей это нравилось

.

Она тотчас улыбнулась и немного пригладила мне волосы, чтобы я стал покрасивей

.

– Мадам Роза, это всего-навсего жизнь, и с этим можно жить до глубокой старости

.

Доктор Кац сказал мне, что вы вполне соответствуете своему возрасту, и даже дал ему номер

.

– Третий возраст?

– Вот-вот

.

Она призадумалась

.

– Ничего не понимаю, ведь климакс у меня давно прошел

.

Я с этим даже работала

.

У меня случаем не опухоль в мозгу, Момо? Она ведь тоже спуску не дает, если недоброкачественная

.

– Он ничего такого мне не сказал

.

Он вообще ничего не говорил о том, что не дает спуску, а что дает

.

Он о спуске и вовсе ничего не говорил

.

Сказал только, что у вас возраст, и не говорил ни об амнистии, ни о чем другом

.

– Ты хочешь сказать – об амнезии?

Мойше, чье дело вообще было десятое, захныкал – только этого мне и не хватало

.

– Мойше, что тут происходит? Мне врут? От меня что-то скрывают? Почему он плачет?

– Да пропади оно все пропадом

.

Евреи вечно плачутся, мадам Роза, уж вам-то это положено знать

.

Им даже стену для этого построили, черт побери

.

– Может быть, это церебральный склероз?

У меня все это уже вот где сидело, клянусь вам

.

Мне это так обрыдло, что захотелось разыскать Махута и попросить его вогнать мне самый здоровенный шприц, только бы послать их всех к чертям собачьим

.

– Момо, это не церебральный склероз? Он спуску не дает

.

– А много вы знаете такого, что дает спуску, мадам Роза? Слушать тошно

.

Слышите, вы, меня от всех вас тошнит, клянусь могилой матери!

– Не надо говорить таких вещей, твоя бедная мать

.

.

.

в общем, она, может, еще и жива

.

– Я ей этого не желаю, мадам Роза, даже если она и жива, она все-таки моя мать

.

Она странно посмотрела на меня, а потом улыбнулась

.

– Ты очень повзрослел, малыш Момо

.

Ты уже не ребенок

.

Когда-нибудь

.

.

.

Она собиралась мне что-то сказать, но прикусила язык

.

– Когда-нибудь что?

Вид у нее стал виноватый

.

– Когда-нибудь тебе стукнет четырнадцать

.

А потом пятнадцать

.

И ты больше не захочешь жить вместе со мной

.

– Не говорите чепухи, мадам Роза

.

Я вас не брошу, не в моих это привычках

.

Это ее успокоило, и она ушла переодеваться

.

Надела свое японское кимоно и подушилась за ушами

.

Понятия не имею, почему душилась она всегда за ушами, – может, чтоб этого не было видно

.

Потом с моей помощью уселась в кресло, потому что сгибаться ей было тяжело

.

При всех своих болячках она сейчас чувствовала себя как нельзя лучше

.

Лицо у нее было хмурое и обеспокоенное, но я обрадовался, увидев ее в нормальном состоянии

.

Она даже поревела немного, что доказывало, что она чувствует себя как нельзя лучше

.

– Ты теперь взрослый паренек, Момо, и все понимаешь

.

Это она ерунду городила – ничего я не понимал, но препираться с ней не собирался, время было неподходящее

.

Имеется в виду Стена плача в Иерусалиме, оставшаяся от разрушенного в 70 г

.

н

.

э

.

храма Ирода и на протяжении многих веков служившая евреям местом для вознесения молитв

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди – Ты взрослый паренек, так что послушай меня

.

.

.

Тут у нее случился небольшой заход в пустоту, и она несколько мгновений была в простое, как заглохший старый драндулет

.

Я подождал, пока она включится, держа ее за руку, потому что она все-таки не драндулет

.

Доктор Кац рассказывал мне, когда я как-то трижды к нему из-за нее приходил, что один американец семнадцать лет пребывал в больнице в полнейшей прострации, как овощ, и ему продлевали жизнь медицинскими средствами

.

Это мировой ре корд

.

Чемпионы мира – те всегда в Америке

.

Доктор Кац сказал мне, что ей уже ничем не поможешь, но при хорошем уходе в больнице она может прожить с этим еще долгие годы

.

Паршиво было то, что у мадам Розы ввиду ее нелегальности не было социального обес печения

.

Со времен облавы, устроенной французской полицией, когда мадам Роза была еще молодой и полезной, как я уже имел честь, она не желала числиться ни в каких бумагах

.

Между прочим, я знаю уйму евреев в Бельвиле, у которых есть паспорта и много других документов, выдающих их с головой, но мадам Роза ни за что не хотела подвергаться рис ку и записываться по всей форме в бумаги, которые тебя уличают, потому что стоит людям узнать, кто ты есть, как тебя тут же в этом и обвинят, можете не сомневаться

.

Мадам Роза не отличалась патриотизмом, так что ей было все равно, кто ты: североафриканец или араб, малиец или еврей, – она не придерживалась никаких принципов

.

Она часто говорила мне, что у каждого народа есть свои хорошие стороны и потому есть такие люди, историки, которые ведут исследования и специально эти хорошие стороны выискивают

.

Так вот, мадам Роза ни где не числилась и прикрывалась фальшивыми документами, из которых явствовало, что она не имеет никакого отношения даже к самой себе, так что социальное обеспечение было не про нее

.

Но доктор Кац успокоил меня и сказал, что если привезти в больницу тело, еще живое, но уже не способное бороться, то его не посмеют выкинуть вон, иначе до чего мы докатимся

.

Я размышлял обо всем этом, глядя на мадам Розу, пока ее мозги где-то шлялись

.

С маразмом всегда так: поначалу еще бывают уходы и возвращения, а потом маразм побеждает окончательно

.

Я гладил ее по руке, чтобы она поскорей возвращалась, и я еще никогда так ее не любил, потому что она была жуткая и старая и вскоре должна была прекратиться как личность

.

Я уж просто не знал, что делать

.

Денег у нас не было, а у меня к тому же не было и возраста, позволяющего спастись от закона против несовершеннолетних

.

На вид-то мне было больше десяти, и я знал, что нравлюсь шлюхам, у которых никого нет, но полиция волком глядит на сутилёров, и к тому же я до смерти боялся югославов – в этом деле они самые страшные конкуренты

.

Мойше попытался поднять мой моральный дух, сказав, что та семья, которая взяла его на иждивение, во всем ему подходит, и я, дескать, могу подсуетиться и тоже кого-нибудь себе найти

.

Он ушел, пообещав приходить каждый день и мне помогать

.

Надо было подтирать мадам Розу, которая уже не могла справляться с этим сама

.

Даже когда голова у нее варила как полагается, с этим у нее все равно были трудности

.

Из-за неимоверной толщины рука просто не доставала куда нужно

.

Из-за женственности она очень стеснялась нашей помощи, но что вы хотите

.

Назавтра Мойше пришел, как обещал, и тогда-то и случилась та национальная катастрофа, о которой я имел честь и которая меня враз состарила

.

В этот день старший Заом принес нам кило муки, масла и тефтелек для жарки, потому что вокруг оказалось немало людей, которые, с тех пор как мадам Роза пришла в негодность, на чали проявлять свою хорошую национальную сторону

.

Про себя я увенчал этот день лаврами, потому что это красивое выражение

.

Эмиль Ажар Жизнь впереди Мадам Розе стало получше и сверху и снизу

.

Иногда она полностью отключалась, но в остальное время была вполне ничего

.

Когда-нибудь я отблагодарю всех жильцов, которые нам помогали, например мосье Валумбу, который глотал огонь на бульваре Сен-Мишель, чтобы заинтересовать собою прохожих, и в тот день специально поднялся к нам, чтобы устроить красочное представление перед мадам Розой в надежде пробудить ее интерес

.

Мосье Валумба – это черный из Камеруна, который приехал во Францию, чтобы ее под мести

.

Всех жен и детей он по экономическим соображениям оставил на родине

.

Он прямо олимпийский чемпион по глотанию огня и занимается этим все свободное от работы время

.

Полиция косо поглядывает на мосье Валумбу за то, что он устраивает скопления народа, но сделать ничего не может, потому что разрешение глотать огонь он выправил по всей форме

.

Когда я замечал, что глаза у мадам Розы пустеют, челюсть отваливается и она принимается пускать слюни в другом мире, я бежал за мосье Валумбой, который делит свою законную жилплощадь в отведенной ему комнатушке на шестом этаже с восемью другими представите лями своего племени

.

Если он был дома, то сразу же поднимался к нам с горящим факелом и начинал изрыгать перед мадам Розой пламя

.

Это делалось не только для того, чтобы развлечь больного человека, который вдобавок сильно грустит, а чтобы провести лечение шоком, – доктор Кац говорит, что немало людей приходило в себя после такого лечения в больнице, где им с этой целью внезапно зажигают электричество

.

Мосье Валумба того же мнения, он говорит, что к старым людям часто возвращается память, если их напугать, и он даже исце лил так в Африке одного глухонемого

.

Старики часто впадают в еще большую грусть, когда их помещают в больницу навсегда: доктор Кац говорит, что этот возраст не знает людской жалости и начиная лет с шестидесяти пяти – семидесяти человек уже никого не интересует

.

Так вот, мы долго старались испугать мадам Розу, чтобы кровь у нее пошла в обращение

.

Мосье Валумба ужасен, когда глотает огонь и тот языками вырывается из его нутра и достает до потолка, но мадам Роза находилась в одной из своих отключек, которые еще называют летаргией – это когда на все наплевать, – так что пронять ее было невозможно ничем

.

Мосье Валумба битых полчаса изрыгал перед ней пламя, но взгляд у нее оставался неподвижным и пустым, словно она уже превратилась в статую

.

Статую ничто не может тронуть – их специально для этого делают из дерева или камня

.

Но в последний раз он так постарался, что мадам Роза внезапно вышла из своего состояния и когда увидела голого по пояс негра, изрыгавшего перед ней пламя, то испустила такой вопль, что вы и представить себе не можете

.

Она даже попыталась удрать, и ее пришлось удерживать силой

.

А потом она заявила, что знать ничего не знает и запрещает впредь глотать в ее квартире огонь

.

Мадам Роза и не подозревала, что она с приветом, она думала, что просто слегка вздремнула, а ее разбудили и напугали

.

А сказать ей правду мы не могли

.

В другой раз мосье Валумба привел пятерых приятелей-племяшей, и все они принялись отплясывать вокруг мадам Розы в надежде изгнать злых духов, которые порой вселяются в людей, если там освобождается местечко

.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.