WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

.

ЭМИЛЬ АЖАР РОМЕН ГАРИ Страхи царя Соломона im WERDEN VERLAG DALLAS AUGSBURG 2003 Эмиль Ажар Emile Ajar Страхи царя Соломона L’Angoisse du roi Salomon Перевод с французского The book may not be copied in whole or in part

.

Commercial use of the book is strictly prohibited

.

.

The book should be removed from server imme diately upon © request

.

©Mercure de France, 1979 ©Издательство Симпозиум, 2000 ©Л

.

Лунгина, перевод (гл

.

I–XXIX), 1979 ©Н

.

Мавлевич, перевод (гл

.

XXX–XLIII), 1979 ©«Im Werden Verlag», 2003 http://www

.

imwerden

.

de info@imwerden

.

de OCR, SpellCheck & Design by Anatoly Eydelzon books@tumana

.

net A Generated by LTEX 2 Эмиль Ажар Страхи царя Соломона I Он сел в мое такси на бульваре Осман: очень старый господин с красивыми седыми усами и седой бородой, которую, впрочем, он потом, когда мы ближе познакомились, сбрил

.

Его парикмахер сказал, что борода его старит, а так как ему уже стукнуло восемьдесят четыре года несколько месяцев назад, то выглядеть старше своих лет не имело смысла

.

Но во время нашей первой встречи у него еще были большие усы и коротенькая бородка, которую называют эспаньолкой, потому что именно в Испании начали носить такие бороды

.

Я сразу заметил, что вид у него весьма почтенный, а красивые черты его волевого лица время не исказило

.

И все же лучшее в нем были глаза, темные, вернее, черные, причем их чернота поражала интенсивностью, казалось, она выплескивалась из глазниц, бросала тень вокруг

.

Даже когда сидел, он держался на редкость прямо, и меня удивила суровость, с которой он смотрел в окно, пока мы ехали, он был исполнен решимости и неумолим, словно не боялся ничего и никого и уже не раз успел разбить врага в пух и прах, хотя мы доехали всего лишь до бульвара Пуасоньер

.

Я еще никогда не возил столь изысканно одетого пассажира его возраста

.

Я часто заме чал, что большинство стариков, доживающих свой век, даже те, о ком явно хорошо заботятся, обычно носят вещи, которые служат уже не первый год

.

Когда жить остается недолго, новый гардероб себе не заказывают, это неэкономно

.

Но вот месье Соломон – впрочем, тогда я, конечно, еще не знал, что его так зовут, – был одет во все новое с головы до ног, и в этом чувствовался вызов и вместе с тем – выражение доверия к будущему

.

Костюм в черно-белую клеточку был украшен синей бабочкой в горошек, в петлице красовалась розовая гвоздика, а серая шляпа на голове выдавала свое высокое качество тщательно выработанными поля ми

.

На коленях у него лежали кожаные перчатки кремового цвета и трость с серебряным набалдашником в форме лошадиной головы

.

Все в нем дышало элегантностью, причем самой современной, и сразу становилось ясно, что этот человек не дастся смерти просто так, за здорово живешь

.

Меня также удивил его голос, который гремел даже тогда, когда он давал мне адрес – улица Сантье, – хотя причин греметь как будто не было

.

Может быть, он был чем-то раз гневан и ехал туда, куда ехал, скрепя сердце

.

Потом я поискал в словаре объяснение слова, которое наиболее точно передавало звук его голоса во время нашей первой, исторической встречи, и то впечатление, которое он произвел на меня, когда, влезая в мое такси головой вперед, прогремел: «Улица Сантье», и я запомнил определение: греметь – производить глу хой и угрожающий звук под влиянием, возмущения, или гнева

.

Но тогда я еще не знал, что относительно душевного состояния месье Соломона было еще более точное определение

.

Потом я смотрел слово «греметь» по другим словарям и нашел: гнев, бурное негодование по отношению к обидчику

.

Старость сковала его движения, болели почки, колени, и вообще все суставы мешали нагнуться, когда он садился в такси, его страшный враг возраст, как всегда, преследовал его по пятам, и месье Соломон был полон негодования по отношению к этому обидчику

.

Когда месье Соломон сел ко мне в такси и мы тронулись с места, получилось совпадение

.

У меня оказалось включенным радио, и странным образом первое, что мы услышали, было сообщение в последних известиях о том, что море вдоль берега Бретани залито мазутом, в результате чего погибли двадцать пять тысяч водоплавающих птиц

.

Я, как всегда, стал громко Эмиль Ажар Страхи царя Соломона выражать свое возмущение, и месье Соломон поддержал меня своим красивым громыхающим голосом

.

– Это просто позор, – сказал он, и я увидел в зеркальце заднего обзора, что он вздохнул

.

– Жить в этом мире становится все труднее с каждым днем

.

И он рассказал мне, что всю свою жизнь занимался изготовлением и продажей готовой одежды, главным образом брюк

.

Так между нами завязался разговор

.

Вот уже несколько лет, как он отошел от дел и заполнял свой досуг благотворительностью – чем больше стареешь, тем больше, оказывается, нуждаешься в других людях

.

Он отдал часть своей квартиры ас социации, которая называется «SOS альтруисты-любители», – это одна из разновидностей того, что называют Телефоном доверия

.

Туда можно позвонить в любой час дня и ночи, если тебе уже не под силу нести бремя жизни, если оно тебя вот-вот раздавит и ты весь во вла сти страхов

.

Набираешь нужный номер, и тебя стараются ободрить, оказывают что-то вроде моральной поддержки, если выражаться литературным языком

.

– У них были финансовые затруднения, им не на что было снять помещение

.

Я взял их под свое крыло

.

Он рассмеялся, когда сказал «под свое крыло», и смех его тоже прогремел, словно вырвался из самых глубин его существа

.

Мы говорили о животных, которые вот-вот могли совсем исчезнуть, и это как-то само собой получилось, поскольку ему, учитывая его возраст, такое грозило в первую очередь

.

Я ехал очень медленно, чтобы продлить наш путь

.

Я уже знал такого рода ассоциацию, которая называлась «SOS Дружба», но даже не представлял себе, что существуют еще и другие, что помощь тем, кто в ней нуждается, как-то оказывается

.

Меня это интересовало, я понимал, что любой может впасть в подобное состояние, но мне и в голову не пришло бы позвонить в этом случае «SOS Дружбе» или любой другой ассоциации такого рода – ведь нельзя же всю жизнь висеть на телефоне

.

Я спросил его, что за люди отвечают на такие звонки, и он мне ответил, что это молодые люди, исполненные доброй воли, и что звонят тоже главным образом молодые, потому что старые уже ко всему привыкли

.

Он объяснил мне, что тут есть своя сложность: надо найти таких, кто действительно хочет помочь другим, а не берется за это, чтобы самому почувствовать себя лучше за счет тех, кто звонит

.

Мы были уже совсем близко от Сантье, но я его не понял, я не мог себе представить, каким образом звонок с просьбой о помощи может помочь тому, кто должен ее оказать

.

Он с большой охотой объяснил мне, что это частый случай в психологии

.

Есть, например, немало психиатров, которых в юности не любили, которые всегда считали себя уродами, которым казалось, что все их избегают, и вот они благодаря своей профессии добились всего, чего им не хватало, – они лечат молодых наркоманов, трудных, сбившихся с пути подростков, обретают вес в обществе, их наперебой приглашают в разные дома, они царят в своем кругу, вызывают восхищение, возле них крутятся красивые девчонки, которых они иначе никогда не узнали бы, одним словом, эти люди начинают ощущать свою значительность и таким образом освобождаются от комплексов, им становится в жизни более комфортно

.

– В нашем «SOS альтруисты-любители» попадались такие неуравновешенные натуры, то, что называют «эмоционально недополучившие», и от каждого звонка с криком отчаяния они сами чувствовали себя менее одинокими

.

Да что и говорить, у гуманитарной помощи свои проблемы

.

Я поехал еще медленнее, меня все это крайне заинтересовало, и вот тут как раз я и спросил месье Соломона, как случилось, что от готового платья он перешел на гуманитарную помощь

.

– Готовое платье, мой юный друг, вещь тонкая, не совсем ясно, где что начинается и где кончается

.

.

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона Мы доехали до нужного номера на улице Сантье

.

Месье Соломон вылез из такси, рас считался со мной, дал большие чаевые, и вот тогда это и случилось, только затрудняюсь сказать, что же именно

.

Когда он платил мне, он дружески глядел на меня

.

А потом еще раз посмотрел на меня, но как-то странно, словно в моем лице было что-то особенное

.

Он даже вдруг непроизвольно резко отпрянул – движение, которое обычно выражает крайнее удивле ние

.

Несколько мгновений он помолчал, продолжая меня разглядывать

.

Потом закрыл глаза и провел рукой по векам

.

Вслед за тем снова открыл их и опять пристально посмотрел на меня, ни слова не говоря

.

Наконец он отвел от меня взгляд, и я увидел, что он думает

.

Затем еще раз взглянул на меня, но бегло

.

Мне было ясно, что ему пришла в голову какая-то мысль, но он колеблется

.

Лицо его осветила странная улыбка, в ней была ирония, но еще больше печали, и совершенно неожиданно он пригласил меня выпить с ним что-нибудь в бистро

.

За все время, что я вожу такси, со мной такого еще никогда не случалось

.

Мы сели за столик, и он снова принялся меня разглядывать с удивлением, словно не веря глазам своим

.

Затем задал мне несколько вопросов

.

Я сказал ему, что профессионально занимаюсь починкой всякой бытовой техники, я, так сказать, мастер на все руки, умею чинить все, что сломалось, – и сантехнику, и электропри боры, и любые другие поломки

.

Теории я, правда, не знаю, научился всему на практике

.

А еще мы втроем, два моих приятеля и я, держим такси, каждый отрабатывает свою смену;

Йоко изучает хирургический массаж, чтобы вернуться затем на родину, Берег Слоновой Кости, где мало таких специалистов, а Тонг из Камбоджи, ему удалось спастись – он бежал через таи ландскую границу

.

В свободное время я занимаюсь самообразованием, хожу в муниципальные библиотеки, одним словом, я то, что в словаре называют автодидакт

.

Я закончил лишь на чальные классы, дальше в школу не пошел и самостоятельно пополнял свои знания, главным образом по словарям, в них про все наиболее полные сведения – ведь того, чего там нет, вообще нигде не найдешь

.

Такси нам еще не принадлежит – пришлось занять деньги, чтобы его получить, не хватало полутора лимонов, но уже есть лицензия, и мы твердо надеемся, что в конце концов сумеем собрать эту сумму

.

И вот тут-то пришел мой черед удивиться, да так, как мне еще никогда прежде не при ходилось, потому что на этот раз это было приятное удивление

.

Месье Соломон сидел перед своей чашечкой кофе и тихонько постукивал кончиками пальцев по столу, как обычно, когда размышлял, потом я много раз это видел

.

– Что ж, я, быть может, мог бы вам помочь, – сказал он

.

Чтобы оценить эту фразу, надо знать, что слово помочь – любимое слово царя Соломона, потому что именно в этом слове люди испытывают наибольший недостаток

.

Я сказал «царь Соломон», не объясняя, почему я так выразился, но об этом потом, невозможно находиться одновременно в разных местах

.

– Да, быть может, я могу вам помочь

.

Я как раз собирался договориться с таксистом, чтобы он был в моем распоряжении, когда мне понадобится

.

У меня есть большая машина, так сказать, для семьи, но семьи у меня нет, и сам я уже не вожу

.

Мне хотелось бы иметь возможность предоставлять транспорт тем, кто в нем нуждается, кому трудно передвигаться по состоянию здоровья, у кого больное сердце, или ноги, или глаза, или еще что-то

.

.

.

Я просто остолбенел

.

В древние времена существовали какие-то легендарные короли, ко торые осчастливливали людей, попадавшихся им на пути, были когда-то и добрые джинны, скрывавшиеся в бутылках или еще где-то, которые одним движением руки предотвращали несчастья, но не в наши же дни, не на улице Сантье могли твориться такие чудеса! Конеч но, месье Соломону было не по карману предотвращать несчастья одним движением руки, поскольку его состояние заметно пострадало от инфляции и обесценивания французских и иностранных акций, но он старался как мог

.

Разбогатев на брюках, он только и делал, что Эмиль Ажар Страхи царя Соломона помогал людям, причем с исключительной широтой, и прежде всего тем, кто уже ни во что не верил, чтобы доказать им, что они вовсе не забыты, что на бульваре Осман живет человек, который о них заботится

.

Чак, которого мы еще не встречали на этих страницах – каждому свой черед, – утверждает, что месье Соломон делает это вовсе не по доброте сердечной, а чтобы преподать урок Богу, пристыдить его и направить на истинный путь

.

Но Чак всегда надо всем смеется, такой у него склад ума

.

– Вы могли бы также быть полезны нашей ассоциации «SOS альтруисты-любители», пото му что им иногда приходится посещать людей, бывают и срочные случаи

.

.

.

Не всегда удается помочь по телефону

.

.

.

Говоря все это, он продолжал меня разглядывать с пристальным вниманием

.

Постукивая пальцами, он улыбался, но как-то невесело, а в темных его глазах то и дело вспыхивали иронические всполохи

.

– Ну так как? Вы согласны?

У меня мурашки пробежали по коже

.

Когда с вами случается что-то такое хорошее, чего вообще никогда не случалось, разве только в легендарные времена, надо быть начеку, потому что неизвестно, что за этим скрывается

.

Я неверующий, но даже когда не веришь, всему есть предел

.

Нельзя беспредельно не верить, потому что, повторяю, всему есть свой предел

.

Я видел, что месье Соломон не сверхъестественное существо, хотя взгляд его обжигает, а в его возрасте взгляд обычно бывает уже потухшим

.

Ему никак не меньше восьмидесяти, а то и больше

.

Это человек из плоти и крови, он явно приближается к концу своей жизни, чем и объясняется, очевидно, строгий и даже разгневанный вид, потому что так с нами поступать нельзя

.

Но я решительно не понимал, что со мной случилось

.

Глубокий старик, о существова нии которого я до сих пор и не подозревал, предлагает мне деньги, чтобы полностью выкупить такси, – предлагает среди белого дня, на террасе бистро на улице Сантье

.

Чак мне сказал, что такого не бывало со времен Гаруна ар-Рашида, который переодевался, чтобы не выделяться в толпе, а потом осыпал благодеяниями тех, кого считал достойными

.

Я чувствовал, что встре тил какого-то особого человека, а не просто торговца готовым платьем, который преуспел в делах сверх всяких ожиданий

.

Я рассказал об этом Чаку и Тонгу, с которыми делю нашу конуру

.

Сперва они слушали меня с таким видом, словно я спятил и между бульваром Пуа соньер и улицей Сантье у меня начались галлюцинации на библейские сюжеты

.

Но в облике месье Соломона и вправду есть что-то библейское, и не только в силу его возраста, – он походит на Моисея из фильма «Десять заповедей» Сесила Б

.

де Милля, который показывали в фильмотеке, – такого сходства я больше никогда не встречал

.

Даже потом, когда я уже хорошо знал месье Соломона и полюбил его так, как невозможно любить простого человека, и все твердил ребятам, что никто не делает больше добра, чем мой хозяин, Чак тут же на чинал мне возражать, причем совсем не глупо

.

По его мнению, месье Соломон хочет, чтобы все без исключения его любили, чтили и постоянно выражали ему свою благодарность, по скольку все, что он делает, он делает вместо Другого, который обязан был этим заниматься и которого он вынужден с ходу заменить

.

Он обращался к Иегове с жестоким упреком, чтобы пристыдить Его и обратить Его внимание на то, что требует Его вмешательства, – но Он не откликается

.

К этому Чак добавил, что филантропия всегда была способом властвовать над другими, хитрая уловка тех, у кого много денег, чтобы пудрить людям мозги, и что в 1978 году это выглядит просто комично

.

Но Чак все может объяснить, поэтому его надо опасаться, как чумы

.

Когда что-то не понимаешь, возникает по крайней мере ощущение какой-то тайны, за внешней стороной, возможно, скрывается что-то другое, имеющее более глубокий смысл, оно может вдруг стать явным и все изменить

.

Но когда есть объяснение, деться некуда, остаются лишь факты, а против них, как известно, не попрешь

.

По мне, объяснение – худший враг Эмиль Ажар Страхи царя Соломона неведения

.

Итак, я сижу с месье Соломоном за столиком в бистро, и вид у меня, должно быть, дурацкий, потому что он начинает смеяться, он видит, что я ему не верю, и тогда он вынимает чековую книжку и, глазом не моргнув, выписывает мне чек на полтора лимона, словно это сущий пустяк

.

Человек, о существовании которого я полчаса назад и не подозревал

.

И тут у меня начинают дрожать колени, потому что, если незнакомые люди выписывают вам чеки на полтора лимона, с вами может случиться все, что угодно, и меня охватывает страх

.

Я держу чек в руке, но при этом так бледнею, что месье Соломон заказывает мне рюмку коньяка

.

Я ее выпиваю, но лучше мне не становится

.

То, что со мной случилось, было непонятно, а ничто не производит на меня такого ошеломляющего впечатления, как непонятное, потому что оно порождает разные надежды

.

Моя встреча с месье Соломоном, то, что он сел в мое такси, было самым непонятным из всего, что мне довелось пережить за мою жизнь

.

Позже, уже после того как мы расстались, я подумал, что легенды возникают, возможно, не на пустом месте

.

– Надеюсь, нам удастся вернуть вам долг через полтора года, – говорю я

.

Мои слова его явно позабавили

.

У него на губах всегда блуждает своего рода улыбка, вернее, след улыбки, которая когда-то, давным-давно, освещала его лицо, а потом стерлась, но не совсем

.

– Мой дорогой мальчик, я вовсе не рассчитываю, что вы мне вернете этот долг, но, конечно, через полтора года, а еще лучше, через десять или двадцать лет мне было бы приятно это снова обсудить и, может быть, отсрочить возврат денег еще на несколько лет, – говорит он, и на этот раз, уже не таясь, смеется при мысли, что через полтора года, а может, и через десять лет еще будет на этом свете, это при его-то возрасте!

Чувство юмора ему не изменяло

.

Каждое утро он, наверное, просыпался с сердцебиением, спрашивая себя, не ушел ли он уже в мир иной

.

Я взял чек и стал разглядывать подпись: Соломон Рубинштейн, это было начертано твер дой рукой

.

После фамилии была запятая и стояло слово «эск

.

» с точкой, таким образом, получалось: «Соломон Рубинштейн, эск

.

», Я не знал, что это означает, но потом учитель ан глийского языка, которого я вез в своем такси, мне объяснил, что эск

.

означает эсквайр и что в Великобритании, когда пишут адрес, то после фамилии ставят «эск

.

», чтобы отметить вы сокое положение данного человека

.

Месье Соломон, значит, добавлял к своему имени «эск

.

», чтобы обозначить, что он все еще занимает высокое положение

.

Он жил два года в Англии и открыл там несколько магазинов, дела которых шли очень успешно

.

Когда я прекратил пялиться на чек, поверив наконец, что все это не сон, я заметил, что мой неожиданный благодетель снова принялся меня разглядывать с большим вниманием

.

– Я вынужден задать вам вопрос, – сказал он, – и надеюсь, что вы на меня не обидитесь

.

Скажите, вы сидели в тюрьме?

Ну вот

.

Со мной это всегда случается – рожа у меня такая

.

Преступник, Сутенер

.

Этот тип настоящий подонок – так все думают, когда меня видят

.

Не понимаю, откуда у меня взялась такая внешность, почему я произвожу это впечатление – ведь мой отец сорок лет оттрубил контролером в метро, а потом вышел на пенсию

.

А мать моя была очень хорошенькой и охотно этим пользовалась, заставляя отца страдать

.

Видимо, физиономию свою я унаследовал от моих древних предков галлов

.

– Нет, я еще никогда не сидел в тюрьме, даже не пытался туда попасть

.

У меня для этого нет нужных данных

.

Поверьте, я совсем не похож на себя

.

Знаю, я не внушаю доверия

.

Когда я ходил по вызову к одиноким людям чинить домашнюю технику, я часто замечал, что, увидев меня, они начинали нервничать, особенно дамы

.

Признаюсь честно, я был бы рад быть бандитом, чтобы мне все было нипочем, чтобы наслаждаться комфортом

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона – Комфортом?

– Я имею в виду моральным комфортом

.

Короче, чтобы было на все наплевать

.

Я заметил, что мои слова его несколько разочаровали

.

Черт возьми, подумал я, неужели он заинтересовался мной только из-за моей подозрительной рожи, уж не глава ли он шайки или торгует наркотиками, а может, сбывает краденое? Конечно, я не знал, что у него было на уме, и даже теперь, когда он уже давно живет в Ницце, да примет Бог его душу, я ни в чем не уверен

.

Но тем не менее мне трудно предположить, что он все просчитал с самого начала, что в нем еще больше иронии и злопамятства, чем я полагаю

.

И хотя он и царь Соломон, у него все же нет такой полноты власти, чтобы одновременно дергать все веревочки

.

Может, мысль такая у него и мелькнула, что вполне естественно, когда все время думаешь об одном и том же, невозможно ни отключиться, ни забыть, ни простить

.

Всем известно, что любовь бывает упряма как осел

.

Если сравнивать месье Соломона с вулканом, то он был еще не вполне погасшим

.

Внутри него не прекращались вулканические процессы, кипели страсти, а в этом случае всего можно ожидать

.

Это была наша первая встреча, я его не знал, и меня удивило, почему он как будто недоволен тем, что я не сидел в тюрьме

.

Но я был чересчур взволнован, чтобы задавать себе какие-либо вопросы

.

У меня в руках был чек на полтора миллиона, выражаясь языком наших предков, и можно сказать, что то, что я сейчас пережил, носит, пожалуй, религиозный характер

.

Он вынул из внутреннего кармана бумажник из настоящей кожи и протянул мне визитную карточку, на которой, к моему изумлению, было напечатано: Соломон Рубинштейн, эск

.

, брючный король

.

– Это старая карточка, ведь теперь я на пенсии, – сказал он

.

– Но адрес остался тот же, навестите меня

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона II Я пришел к нему

.

Он жил на бульваре Осман, в квартире, выходящей окнами на улицу

.

Дом не новый, но производит хорошее впечатление своей солидностью и ухоженностью

.

Дверь оказалась незапертой, я вошел не постучав и очутился перед телефонным коммутатором с пя тью местами – здесь добровольцы ассоциации отвечают на звонки

.

Там всегда круглые сутки дежурят один-два человека – это необходимо;

ты звонишь в состоянии глубокой депрессии, а тебе никто не отвечает или номер все время занят – что может быть ужаснее? В распоря жении дежурных находится еще одна комната – там можно выпить кофе и съесть сандвич

.

В остальной части квартиры с большим комфортом расположился месье Соломон

.

Он себя не щадил и часто сам садился за коммутатор, особенно среди ночи, в это время тоска достигает своего апогея

.

Когда я пришел туда в первый раз, они все говорили по телефону, все, кроме одного, который как раз в этот момент повесил трубку

.

Фамилия этого долговязого рыжего очкарика, как я узнал, когда мы познакомились, была Лепелетье

.

– Что вам угодно?

– Я к месье Соломону Рубинштейну, эск

.

– Вы что, новенький?

Я хотел было ему сказать, что я таксист и что месье Соломон нанял меня, чтобы я выполнял его поручения;

но рыжий не дал мне рта открыть, он тут же сам заговорил:

– Это довольно трудно, сами увидите

.

В конечном счете все сводится к избытку информа ции о нас самих

.

В прежнее время можно было себя не знать, можно было питать иллюзии

.

А сегодня, благодаря прессе, транзисторам и особенно благодаря телевидению, мир стал очень обозримый

.

Самая большая революция нового времени – это столь внезапная и ослепляющая обозримость мира

.

За последние тридцать лет мы о себе узнали куда больше, чем за преды дущие тысячелетия, и это наносит нам тяжелую травму

.

Сколько ни тверди, что это же не я, а нацисты, камбоджийцы, ну уж не знаю кто, но в конце концов все же понимаешь, что это и есть ты

.

Именно мы, всегда, везде

.

Отсюда чувство вины

.

Я только что говорил с молодой женщиной, которая призналась мне, что намерена сжечь себя в знак протеста

.

Она не сказала мне, против чего она протестует

.

Впрочем, это и так понятно

.

Отвращение

.

Бессилие

.

Отказ

.

Тревога

.

Возмущение

.

Мы стали не-у-мо-ли-мо зримы для самих себя

.

Нас грубо вытолкнули на яркий свет, и это оказалось не очень-то приятным зрелищем

.

Боюсь, что это приведет к утрате чувствительности

.

Попытка преодолеть чувствительность путем ожесточения, убить ее, не признавая никаких границ, как, скажем, Красные бригады

.

Фашизм всегда приводит к уничтожению чувствительности

.

– Извините, – сказал я, – но я пришел сюда по другому поводу

.

Мне нужно пройти к месье Соломону, я таксист

.

– Вон та дверь

.

Я прошел мимо телефонного коммутатора на цыпочках, как ходят в больницах или там, где лежат покойники, к которым всегда надо проявлять уважение, и направился прямо в апартаменты месье Соломона

.

Каждый день он давал мне список поручений, которые я должен был выполнять

.

Главным образом я развозил по городу подарки, потому что он буквально осыпал благодеяниями людей, когда узнавал, что они в нужде, – в отличие от Того, Другого, которого я не знаю и не могу стоять за Него горой, но я вовсе не хочу оскорблять верующих, Эмиль Ажар Страхи царя Соломона к тому же известен случай, когда на шофера компании Ж7, в шестнадцатом квартале, на углу улицы Л’Иветт, там, где она пересекает улицу Доктора Бланш, вдруг снизошло религиозное откровение

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона III Месье Соломон посылал меня чаще всего к пожилым людям

.

Я никогда не приезжал к ним с пустыми руками, обычно я привозил большую корзинку фруктов с запиской от месье Соломона, эск

.

, приколотой к целлофановой обертке

.

За этой корзинкой я отправлялся в спе циальный, очень шикарный магазин, где можно было купить любые фрукты вне зависимости от сезона, их привозили сюда со всех концов света, чтобы доставить удовольствие одиноким старикам, доживающим свой век всеми забытыми где-то в Париже, – они и представить себе не могли, что кто-то о них еще помнит и посылает им зимой роскошный виноград, апельсины, бананы и экзотические финики, как это делалось в стародавние времена главным образом на Востоке

.

Для моего первого визита месье Соломон выбрал месье Жофруа де Сент-Ардалузье

.

Он жил на улице Дарн и был писателем, но еще ничего не опубликовал, потому что работал над произведением своей жизни и надо было еще подождать, прежде чем он завершит свой труд

.

Ему, правда, было уже больше семидесяти пяти лет, но он хотел, чтобы книга охватила всю его жизнь, и, поскольку он был еще жив, ему, возможно, предстояло еще что-то увидеть и испытать

.

Таким образом, возникала проблема, решить которую было не просто: если он умрет неожиданно, произведение будет незавершенным, а если поставить точку заранее, оно окажется неполным, потому что последний отрезок его жизни там не будет описан

.

Месье Соломон горячо советовал ему закончить, не дожидаясь своего конца, пусть там будет не хватать последней страницы

.

Но мне кажется, что месье де Сент-Ардалузье просто боялся завершить свое произведение

.

Я навещал его каждую неделю, чтобы узнать, как он поживает, у него не было ни родных, ни знакомых, и сознание, что кто-то им интересуется, помогало ему не падать духом, потому что он был атеистом, поражал своим сходством с Вольтером – я его видел по телеку, – всегда носил круглую черную тюбетейку, он купил ее на аукционе, когда распродавались вещи Анатоля Франса, который тоже был атеистом

.

Яростный противник религии, он говорил только об этом, будто других тем вообще не существовало

.

Еще я навещал мадам Каэн, которой было почти сто лет, и месье Соломон опекал ее, исполненный надежды, потому что если его что-то действительно интересовало, то это долго летие

.

Было еще и много других «б/у» – так месье Соломон называл старых людей, которые с годами утратили свой прежний статус, с которыми уже не считались, как раньше

.

Месье Соломон сказал мне, что остановил свой выбор на мне потому, что в моем облике есть что-то, что вызывает, как они это называют в своей службе SOS, «позитивные вибрации», переда ющиеся тем, кто пал духом

.

Но, судя по тому, как он, глубоко задумавшись и постукивая пальцем по столу, иногда смотрел на меня и при этом в его черных глазах то и дело вспы хивали иронические искры, мне начинало казаться, что, быть может, он вынашивал в голове какой-то другой замысел

.

Представьте себе, я прихожу к даме, которая прикована к своему инвалидному креслу, говорю ей, что меня послал месье Соломон, король готовой мужской одежды, который хотел бы узнать, как она поживает и не нуждается ли в чем

.

Поскольку до этой минуты она и не подозревала о существовании какого-то месье Соломона, мой визит оказывается для нее не только сюрпризом, но он исполнен еще и таинственности, а таинственность, как известно, всегда открывает дверь надежде, что необходимо прежде всего, если нет ничего другого

.

Но и тут нужно соблюдать меру

.

Я объясняю, что месье Соломон всего-навсего король готового Эмиль Ажар Страхи царя Соломона платья, чтобы она не подумала, что тут задействованы какие-то высшие силы

.

Месье Соломон очень привержен выражению готовое платье, потому что для него оно как бы охватывает то, в чем нуждаются от рождения до смерти

.

А иногда это выражение звучит в его устах как насмешка над всем, что можно найти и предложить в качестве утешения

.

Позже, когда мы ближе познакомились, я задал ему вопрос на эту тему, которая явно выходила за пределы одежды

.

Он не сразу ответил, а походил некоторое время взад-вперед по зеленому, цвета пастбища, ковровому покрытию, которым был устлан пол его кабинета, а потом остановился передо мной с выражением чуть печальной доброты

.

Впрочем, выражение доброты всегда содержит в себе и печаль, потому что известно, с чем ей приходится сталкиваться

.

– Что делает ребенок, когда появляется на свет? Начинает кричать

.

Он кричит, кричит

.

Так вот, он кричит потому, что вступает в круг «готового платья»

.

.

.

Огорчения, радости, страх, тревога, не говоря уже об отчаянии

.

.

.

Жизнь и

.

.

.

Короче, и все остальное

.

.

.

И утешения, и надежды, все, что можно узнать из книг и что называется «воззрения», во множественном числе

.

.

.

это тоже из области «готового платья»

.

Иногда это что-то очень древнее, все одно и то же, а иногда придумывают и что-то новое, в духе времени

.

.

.

А потом он положил мне руку на плечо – утешительный жест, он его часто делает, потому что иногда худшее, что может случиться с вопросом, это получить на него ответ

.

Когда я рассказывал, какими знаками внимания царь Соломон окружал людей, если узна вал, что их забыли, что у них не бывает никакой радости, что они не получают никаких маленьких удовольствий, Чак упорно объяснял мне, что это был его способ обращаться с горькими упреками к Тому, чьи дела зияли своим отсутствием

.

Чак так на этом настаивал, так был привержен своему объяснению, что у меня зародилось подозрение: не возникала ли у него проблема с этим вопросом? Проблема по поводу отсутствия царя Соломона, я имею в виду того, настоящего

.

Он уверял также, что у хозяина службы «SOS альтруисты-любители» это было также проявлением его страхов, что он хотел таким образом обратить на себя вни мание Бога, как это часто бывает у хороших евреев, и получить взамен несколько лишних лет жизни

.

Чак уверяет, что те евреи, которые сохранили веру, имеют с Богом личные отно шения, как человек с человеком, что они часто спорят с Богом и даже вслух ссорятся с Ним, пытаются вступить с Ним в сделку: мол, я тебе сделаю это, а ты мне взамен дашь то, я буду одаривать всех вокруг, не считая денег, а ты мне взамен даруешь доброе здоровье, долголетие, а потом, может, и еще что-нибудь получше

.

Кто знает?

Обычно, когда я приходил к какой-нибудь старой даме, чтобы узнать, как она себя чув ствует, и вручить ей от месье Соломона фрукты, цветы и роскошный радиоприемник, который принимает все станции мира, эта дама начинала очень волноваться, а иногда даже пугалась, будто происходило нечто сверхъестественное

.

Тут надо было проявлять большую осторож ность и не доставлять чересчур большой радости, потому что таким образом мы потеряли месье Ипполита Лабиля, которому месье Соломон передал аттестат на пожизненную ренту и который так разволновался от этого, что тут же умер

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона IV Я по-прежнему не знал, почему месье Соломон остановил свой выбор на мне и почему он время от времени продолжает наблюдать за мной с улыбкой, словно у него в голове зреет на мой счет какой-то план

.

Мне казалось, он относится ко мне по-дружески и доволен, когда я захожу к нему просто так, безо всякого дела, а сколько мне давали эти наши разговоры, я и выразить не могу

.

Главное, надо сказать, он успокаивал меня своим примером – раз можно дожить до такого возраста, мне еще нечего волноваться

.

Я садился напротив него и как-то приходил в себя, а он тем временем рассматривал свои марки

.

Очень скоро я обнаружил, что месье Соломон, хоть он и очень богат, совершенно одинок

.

Когда я приходил, он обычно сидел за своим большим письменным столом филателиста и, зажав в глазу лупу, с явным удовольствием разглядывал марки, будто это настоящие друзья, а также почтовые открытки, эти свидетели прошлого, отправленные со всех концов земли

.

Это вовсе не были открытки, адресованные лично ему, потому что многие из них были написаны еще в прошлом веке, когда месье Соломон едва успел родиться, но в конце концов они все же попали к нему

.

Я несколько раз возил его на Блошиный рынок и в лавочки старьевщиков, где он их покупал, и хозяева откладывали для него те, что носили наиболее личный характер, где выражались чувства

.

Я прочел несколько штук, что было с моей стороны весьма бесцеремонно, потому что месье Соломон их обычно прятал из-за их интимного характера

.

На одной из них была изображена девушка, одетая, как было модно в начале века, с ней рядом стояли четыре маленьких мальчика в матросках и соломенных шляпах канотье, а на обратной стороне было написано: Дорогой, дорогой, мы думаем о тебе и днем и ночью, поскорее возвращайся, а главное, одевайся потеплее и не забывай про фланелевый пояс

.

Твоя Мария

.

И самым странным здесь было то, что, как только месье Соломон прочел эту открытку, он пошел покупать себе фланелевый пояс

.

Я ни о чем его не спросил, сделал вид, что ничего не заметил, но у меня мороз пробежал по коже от ощущения его одиночества

.

У него не было никого и ничего

.

Открытка датирована 1914 годом

.

Не знаю, стал ли месье Соломон носить фланелевый пояс в память об этой Марии или о том мужике, которого она любила, или он вообразил, что это она лично о нем так нежно думала, или он так вел себя просто во имя нежности

.

Я тогда еще не знал, что месье Соломон не выносил, когда кого-то забывали, не мог мириться с тем, что есть забытые люди, которые жили, любили, а потом бесследно исчезли, которые в свое время кем-то были и превратились в ничто, в пыль, в б/у – теперь-то я знаю, что он их так называет

.

И вот против этого забвения он и протестует с самой большой нежностью и с самым страшным гневом, просто с яростью – кажется, это слово употребляют, когда речь идет о библейских персонажах

.

Иногда у меня создавалось впечатление, что месье Соломон пытается этому забвению воспрепятствовать, взять все, так сказать, в свои руки и больше этого не допускать

.

Его состояние легко понять, имея в виду, что ему самому грозило вот-вот так же бесследно исчезнуть

.

Поэтому тогда я не стал его ни о чем расспрашивать, но от тех чувств, которые я тогда испытал, я так и не оправился

.

И было не только это, но тут вы мне ни за что не поверите, но, может, вас убедит довод, что я не в состоянии придумывать лучше, чем это получается у жизни, которой нечего церемониться и заботиться о том, чтобы ей поверили

.

Месье Соломон нашел в лавке братьев Дюпен, что в тупике Сент-Бартелеми, старую открытку с фотографией одалиски, которые тогда еще встречались в Алжире, в те годы принадлежавшем французам, а на оборотной стороне открытки были написаны слова любви: Я не могу жить Эмиль Ажар Страхи царя Соломона без тебя, мне тебя не хватает больше всего на свете, в пятницу, в семь, буду стоять под часами на площади Бланш, жду тебя всем сердцем, твоя Фанни

.

Месье Соломон тут же положил эту открытку себе в карман, потом проверил день и час по своим очень дорогим швейцарским часам, нахмурил брови и вернулся домой

.

А в следующую пятницу, в шесть часов тридцать минут велел отвезти его на площадь Бланш

.

И стал там искать часы, но их не оказалось

.

Он был явно недоволен и принялся расспрашивать жителей квартала

.

Наконец нашли консьержку, которая помнила эти часы и сказала, где они находились

.

Он сразу ушел от нее, чтобы не опоздать, и ровно в семь стоял в указанном месте

.

А я так и не знаю, делал ли он это, чтобы почтить память исчезнувших любовников, или в знак протеста против библейского ветра, который все уносит, как прах, как пыль

.

Однако одна вещь несомненна, уверяет Чак, и тут, я думаю, он прав: месье Соломон – человек протестующий, человек, открыто выступающий против

.

В конце концов я осмелел, и, когда он пошел постоять и положить букет красных роз у фасада здания, указанного в адресе открытки с изображением пожарника, написанной в 1920 году, где посылались поцелуи и говорилось о радости вновь увидеться в следующее воскресенье, я спросил его, когда он снова сел в такси:

– Месье Соломон, извините за вопрос, но зачем вы это делаете? От этой девчонки уже давно ничего не осталось, так к чему все это?

Он наклонил голову, словно говоря: «Ну конечно, конечно»

.

– Жан, мой малыш, разве не посещают места, где жили Виктор Гюго, Бальзак, Людовик XIV?

– Но то были очень значительные люди, месье Соломон

.

Виктор Гюго – это личность

.

Естественно, что их помнят и что, думая о них, мы испытываем волнение

.

Они принадлежат истории

.

– Да, все помнят знаменитых людей, и никому нет дела до тех, кто никем не был, но любил, надеялся и страдал

.

Те, кто при рождении получил наше общее готовое платье и смиренно протаскал его до своего конца

.

Даже само это выражение «те, кто никем не был» омерзительно и недопустимо

.

Я отказываюсь его принять и выражаю это теми скромными средствами, которыми располагаю

.

Говоря это, он как-то таинственно улыбнулся, поднял голову, и лицо вдруг стало серьезным

.

Он крепко сжал в руке свою трость с лошадиной головой

.

– Я это делаю не только ради «девчонки», как вы выразились, а еще из уважения к этому, Я ничего не понял

.

Понятия не имел, что он подразумевает, говоря «к этому», и поче му «это» вызывало уважение

.

Сколько бы месье Соломон ни берег почтовые следы давно угасших жизней и истлевших любовных историй, он все равно не мог вновь воскресить тех людей

.

Быть может, его лично никто никогда не любил и он воспринимал слова «мой дорогой, моя любовь», написанные чернилами, которые тоже почти испарились, как адресованные ему лично, а он нуждался в нежности

.

Как знать! Позже Чак, когда я рассказывал ему об этих открытках, на которые месье Соломон реагировал, словно это были звонки в службу SOS, полученные, правда, от уже давно забытых людей, но для него не утратившие своего смыс ла, так вот, Чак, слушая меня, придумал по этому поводу целую теорию

.

Он считает, что у моего работодателя проблема с мимолетностью всего сущего, со временем, которое проходит и уносит нас

.

Поскольку он понимает неизбежность своей судьбы, он выражает свой протест против диктата времени всеми средствами, которыми располагает

.

– Он как бы жестикулирует, вот и все

.

Можно считать, что он грозит кулаком и делает еще какие-то движения в знак протеста, пытаясь объяснить Иегове, что несправедливо все уничтожать, все сметать с лица земли, и в первую очередь его самого

.

Представь себе его, стоящего на горе, в белых льняных одеждах, пять тысяч лет тому назад, он смотрит на небо и Эмиль Ажар Страхи царя Соломона кричит, что Закон несправедлив

.

Ты никогда не поймешь старика, если не будешь учитывать, что с Иеговой у него чисто личные отношения

.

Они спорят, орут друг на друга

.

Он как бы персонаж из Библии

.

Христиане в своих отношениях с Богом никогда не доходят до ругани

.

А вот евреи – сколько угодно

.

Они Ему устраивают семейные сцены

.

Я познакомил Чака с царем Соломоном

.

Тот направил его к психологам, которые, проделав с ним ряд тестов, горячо рекомендовали взять его в «SOS альтруисты-любители»

.

Это одна из тайн Чака – кажется, он живет одной головой, к тому же набитой самыми разными идеями, но стоит кому-то обратиться к нему со своим несчастьем, как выясняется, что у него, оказы вается, есть и сердце

.

У него легкий американский акцент, и это здорово успокаивает тех, кто с ним говорит по телефону, – Америка все же великая держава

.

Через несколько недель он уже оказывал моральную поддержку лучше всех остальных альтруистов-любителей и даже сумел удержать одну девушку от самоубийства, доказав ей, что после этого все станет еще хуже

.

Что касается почтовых открыток, то их у месье Соломона было десятки тысяч

.

Он их тщательно распределял по альбомам, которые занимали целую стену его кабинета

.

Один из них всегда лежал раскрытый у него на письменном столе

.

Каждый день другой, ибо всему свой черед

.

Однажды утром я застал его склоненным над фотографией фронтовика войны 1914 1918 годов, который с гордым видом позировал фотографу, а на обратной стороне открытки были написаны слова, должно быть, трогательные в те годы: Моя дорогая жена, надеюсь, у вас все хорошо, а у нас здесь война

.

Поцелуй детей, мне их так не хватает, что не знаю даже, как сказать

.

Твой Анри

.

А в уголке открытки стояло: Пал смертью храбрых четырнадцатого августа 1917

.

В тот день я пришел с Тонгом, который должен был вместо меня отвезти месье Соломона к дантисту

.

Месье Соломон относился к нему очень хорошо, он говорил о восточной мудрости, которая помогала камбоджийцам выносить все испытания, если их не сразу убивали

.

Он показал Тонгу свой альбом, где были открытки из самых дальних мест, например из Манилы или Индии, что позволяло ему сближаться с людьми еще более далекими

.

– Зачем вы собираете открытки, адресованные не вам, написанные людьми, не имевшими к вам никакого отношения? Ну, как вот этот убитый солдат, которого вы не знали?

Месье Соломон взглянул на Тонга, вынул из глаза лупу филателиста

.

– Боюсь, вы не сможете этого понять, месье Тонг

.

Впервые я услышал от месье Соломона расистское высказывание

.

– Вы не сможете понять

.

Вы потеряли всю свою семью в Камбодже

.

Вам есть кого вспо минать

.

А вот я никого не потерял

.

Никого

.

В числе тех шести миллионов евреев, которых уничтожили немцы, нет ни одного моего даже дальнего кузена

.

Даже мои родители не были убиты, они умерли рано, задолго до Гитлера, самым нормальным образом, не испытывая ника кой дискриминации

.

Мне восемьдесят четыре года, и мне некого оплакивать

.

Терять любимое существо – это страшное одиночество, но еще большее одиночество никого не потерять за всю свою жизнь

.

И вот когда я листаю этот альбом

.

.

.

Он перевернул страницу своей красивой, чуть порыжевшей рукой – ведь в старости кожа покрывается рыжими пятнами

.

Он вынул семейную фотографию – отец, мать и шестеро детей

.

В ее углу было напечатано: 1905 год

.

Бретонская семья

.

Я так и обомлел

.

То, что месье Соломон почувствовал родственную связь с бретонской семьей и время от времени с теплым чувством склонялся над ней, было из всего, что я знал смешного, самым печальным

.

Он снова взял своими красивыми руками, на которые приятно смотреть, фотографию этой бретонской семьи и положил ее на место в альбом

.

С руками месье Соломона связана трагедия

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона Когда ему было четыре года, его родители мечтали сделать из него виртуоза

.

До сих пор на комоде в спальне стоит детская фотография месье Соломона, но, глядя на нее, никто не узнал бы будущего короля брюк

.

На этой фотокарточке было написано простым пером – самопишущих ручек тогда еще не было: Четырехлетний Соломон Рубинштейн перед своим пианино

.

Над мальчиком со счастливой материнской улыбкой склонилась пышногрудая дама

.

Когда месье Соломон переводил мне эту надпись, написанную еще по-русски, он добавил:

– Мои родители рассчитывали, что я стану вундеркиндом, что значит особо одаренным ребенком

.

С пианино в гетто были связаны большие надежды

.

Была и фотография месье Соломона семи лет – одной ногой он стоит на самокате

.

Она снята уже в другом гетто, где-то в Польше

.

До двенадцати-пятнадцати лет было много фо тографий, а потом их больше не было, быть может, потому, что родители месье Соломона пережили большое разочарование

.

В конце концов они поняли, что его нельзя считать особо одаренным ребенком

.

Однако чуть ли не до двадцати лет они заставляли его ходить в ко ротких штанишках, не в силах расстаться с надеждой, что он все же станет вундеркиндом

.

Месье Соломон смеялся над этой историей

.

– Я чувствовал себя страшно виноватым, – говорил он мне

.

– В пятнадцать лет я написал письмо японскому филателисту, потому что я уже тогда утешал себя почтовыми марками, и попросил его узнать у японских садовников, как можно остановить рост растений – они владеют этим искусством

.

Я хотел любой ценой перестать расти, остаться маленьким, чтобы не разочаровывать родителей и еще долго сходить за вундеркинда

.

Одиннадцать часов в сутки я проводил за роялем

.

Ночью я успокаивал себя мыслью, что у меня замедленное развитие, но что мне еще удастся наверстать упущенное

.

В старое время только попытка сделать из ребенка виртуоза могла дать родителям надежду вырваться из гетто

.

Великий Артур Рубинштейн сумел из него вырваться, его, как виртуоза, принимали в кругу высшей аристократии, хотя внешне он был воплощением антисемитского представления о еврее

.

Он даже написал книгу о пройденном им пути

.

Гению все прощается

.

Постепенно я научился видеть в темных глазах моего друга вспыхивающие иронические искорки

.

Словно что-то мучительно смешное, что жило в нем, вдруг начинало излучать свет

.

– Мне уже исполнилось шестнадцать лет, а потом и восемнадцать, я все рос и рос, а мой учитель музыки становился все более грустным

.

Отец, как все мужчины в нашей семье в течение многих поколений, был портным, сперва в Бердичеве, в России, потом в Свечанах, в Польше, и проявлял ко мне такую любовь, что мне хотелось утопиться

.

Я был единственным ребенком, другого виртуоза в семье быть не могло

.

И вот настал день, когда отец вошел в гостиную, где я в коротких штанишках играл на пианино

.

Он держал в руках брюки

.

Я сразу понял: покончено с великими надеждами

.

Мой отец признал очевидность

.

Я встал, снял штанишки и надел брюки

.

Я никогда не стану вундеркиндом

.

Мать плакала

.

Отец делал вид, что у него хорошее настроение, он даже поцеловал меня и сказал по-русски:

«Ну ничего»

.

Я стал учеником в лавке тканей в Белостоке

.

Когда мои родители умерли, я отправился в Париж, чтобы приблизиться к просвещению Запада

.

Тем временем я был уже хорошим закройщиком и торговал готовым платьем

.

И все же я еще немного сожалел, что не стал виртуозом

.

На витрине моего первого магазина, на улице Тюн, было начертано:

Соломон Рубинштейн, виртуоз брюк, потом я сменил эту надпись на Другой Рубинштейн, но, так или иначе, родители мои уже умерли и возвращаться к этой теме смысла не имело

.

Так постепенно, шаг за шагом я стал брючным королем сперва в районе Сантье, а потом повсюду

.

Мне принадлежала целая сеть магазинов, их все знали, а со временем я открыл магазины в Англии и в Бельгии

.

А вот Германию обошел – в память о прошлом

.

Думаю, я не случайно занялся готовым платьем, оно и было моим предназначением, потому что мечта Эмиль Ажар Страхи царя Соломона моих родителей сделать из меня виртуоза нашла в этом, по сути, свое воплощение

.

Готовая мечта, которую в гетто передают из поколения в поколение, чтобы она грела

.

Месье Соломон, во всяком случае, стал очень богатым и теперь тратил состояние на благотворительность;

если бы его могли избрать на достойное его место, то он распространил бы свои благодеяния на все человечество и, быть может, добился бы для него лучшей доли

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона V Я продолжал работать таксистом, время от времени ходил по вызовам чинить домашнюю технику, а иногда месье Соломон вызывал меня, чтобы я его куда-то отвез или чтобы посетить тех, кого службе SOS не удалось по телефону спасти от отчаяния

.

Случалось, что он брал напрокат микроавтобус и организовывал коллективную экскурсию, чтобы вывезти на природу всех тех, кто стал жертвой старости, и тогда я вез их подышать свежим воздухом в Зеленую Нормандию или в лес Фонтенбло

.

Приходилось также оказывать помощь на дому тем, кого дети или родственники вынуждены оставлять одних, уезжая в отпуск

.

Когда у меня было немного свободного времени, я ходил в районные библиотеки тех кварталов, где оказывался, и брал книги знаменитых авторов – Дюма, Бальзака, а также Библию, все, что мне казалось наиболее интересным, и часами читал, чтобы ни о чем не думать

.

Книжные магазины я посещаю неохотно, я не знаю, что надо спросить

.

Чтобы купить книгу, надо ее знать, четко понимать, что именно ты берешь, а уйти, ничего не купив, мне бывает неловко

.

А когда продавцы вас спрашивают: «Не могу ли я вам помочь?», я теряюсь, мне нечего им ответить

.

Но в большую книжную лавку на улице Мениль я ходил часто, потому что там всегда полно народу и продавцы к вам не пристают

.

Там есть отдел словарей, и я люблю в них заглядывать

.

Продавщица, высокая блондинка, никогда ко мне не обращается, когда я там болтаюсь, и вообще ведет себя так, будто меня и нет, чтобы меня не смущать

.

Я бывал там раз двадцать, не меньше, но никогда ничего она себе не позволила, даже взгляда на меня не бросила

.

Она наверняка очень хорошая

.

Посетители зовут ее Алиной, и я тоже, когда о ней думаю, иногда так называю ее про себя

.

Однажды вечером я на улице дождался закрытия магазина, а когда она вышла, помахал ей рукой

.

Она мне мило ответила не останавливаясь

.

Это повторялось пять вечеров подряд, а в последний раз она остановилась

.

– Вы живете здесь поблизости?

– По правде говоря, нет

.

Она дружески смотрела на меня и улыбалась, я ее явно забавлял

.

– У вас настоящая страсть к словарям

.

– Я ищу одну вещь

.

.

.

Она не спросила меня, что именно

.

Если бы я знал, что я ищу, это значило бы, что я уже нашел

.

– Мы получили новое издание Ибрис в двадцати четырех томах, может, в нем вы найдете, что вам нужно

.

Она махнула мне рукой – чао, и я ей ответил

.

И снова она мне улыбнулась

.

– Нет, не думаю, чтобы я смог найти то, что ищу

.

После этого случая я стал ходить все чаще и чаще в этот книжный магазин, и всякий раз, когда я уходил, мы махали друг другу рукой

.

Я заметил, что и месье Соломон смотрит на меня, словно он хочет меня о чем-то спросить, но стесняется

.

И вот однажды он вызвал меня, я застал его за письменным столом с разло женными на нем марками

.

Он был в своем роскошном халате и постукивал рукой по столу

.

Когда он думал, он часто постукивал вот так своей красивой рукой

.

– Вот что, мой друг

.

Прежде всего я хочу вас поздравить, приветливость и добрая воля теперь редко встречаются, я в вас не ошибся

.

У вас настоящее призвание добровольно при ходить на помощь людям, по мере своих сил вы помогаете им жить

.

У меня оказался верный Эмиль Ажар Страхи царя Соломона нюх, потому что по первому впечатлению, судя по вашему лицу и всему вашему облику, можно подумать, надо в этом признаться, что вы опасный парень

.

Ваша истинная сущность открывается при знакомстве

.

.

.

Он умолк и снова стал постукивать рукой

.

– Наши друзья, что отвечают на звонки, уже несколько раз говорили с одной дамой, которая хотела бы со мной встретиться, я будто бы знал ее когда-то

.

И в самом деле, ее имя мне кажется смутно знакомым

.

Кара

.

.

.

нет, Коре

.

.

.

Кора Ламенэр, кажется, так

.

Сейчас я вспоминаю

.

Она была певицей

.

.

.

Задолго до войны

.

.

.

в какие же это годы?

.

.

Ну да, в тридцатые

.

Ее совсем забыли, и, похоже, у нее нет друзей, с годами это вырастает во все более серьезную проблему

.

Не знаю, почему она обращается именно лично ко мне

.

Так вот, посетите ее и узнайте, как ей живется

.

На такого рода звонки нельзя не отвечать, это рискованно

.

Месье Соломон нахмурил брови, глубоко задумался

.

– Кора Ламенэр, да, именно так

.

Я теперь точно вспомнил

.

Довольно известная в свое время певица, карьера которой только начиналась

.

.

.

И один из моих друзей

.

.

.

в общем, это длинная история

.

Она была жанровой певицей, так их тогда называли

.

И тут меня ожидал сюрприз

.

Лицо месье Соломона вдруг озарилось юмором, и он пропел:

Мой избранник!

Ты любовь и мечта, ты на свете один, Мой избранник!

Счастье жизни моей и души властелин, Мой избранник!

Он знал наизусть всю песню

.

– Это двадцатые годы

.

Мистенгет

.

Я не забыл

.

Слова Альбера Вилемеца и Жака Шарля

.

Музыка Мориса Ивэна

.

Он был явно очень доволен, что у него оказалась такая хорошая память, ведь с возрастом, как известно, она сдает раньше всего остального

.

Он дал мне адрес

.

– Принесите ей большую корзинку глазированных фруктов из Ниццы, – сказал он, и почему-то у него вдруг заметно улучшилось настроение и даже вырвался смешок, вызвавший у меня недоумение

.

Обычно месье Соломон посылал своим подопечным свежие фрукты, и я удивился, что он велел отнести этой даме глазированные фрукты из Ниццы, которые все же как-то сродни консервам и не приносят в дом приятную свежесть

.

Здесь и далее тексты песен и стихи, за исключением обозначенных специально, даются в переводе Н

.

Мавле вич

.

Знаменитая актриса мюзик-холла

.

(Здесь и далее – прим

.

перев

.

) Эмиль Ажар Страхи царя Соломона VI Она жила на улице д’Ассас, и, когда я позвонил в левую дверь на втором этаже, как было указано внизу, у входа в подъезд, я очутился перед дамой с веселыми глазами, которая прекрасно выглядела для своих лет, несмотря на морщинки у глаз и, что еще заметнее, увядшую кожу шеи

.

Про нее никак нельзя было сказать, что это старушка

.

Такое слово просто не приходит на ум, когда глядишь на нее

.

Она была в розовой пижаме, в туфлях на высоком каблуке, а на лоб спадала прямо подстриженная прядь волос цвета красного дерева, которую она, рассматривая меня, теребила пальцем, словно играя

.

В комнате крутилась пластинка Шарля Тренэ «Мамзель Клео», я узнал эту песенку, ее теперь еще иногда исполняют

.

– Вам кого?

– Мадемуазель Кору Ламенэр

.

Она засмеялась, покручивая прядь

.

– Это я

.

Конечно, вам мое имя ничего не говорит, вы слишком молоды

.

Меня ее слова удивили

.

Я, естественно, видел, что мы разного возраста, но не понимал, при чем здесь это

.

– Вы тогда еще не успели родиться, – добавила она, а я по-прежнему ничего не понимал

.

Я протянул ей корзину глазированных фруктов из Ниццы

.

– Меня попросили вам это передать

.

– От кого?

– Вы несколько раз звонили по телефону «SOS альтруисты-любители»

.

Вы о нас думали, это мило с вашей стороны, и в ответ мы решили о вас подумать

.

Она посмотрела на меня с недоумением, словно я над ней смеюсь

.

– Я никогда не звонила в SOS1 Никогда! Что это вам взбрело в голову? С какой стати мне туда звонить?

Она была явно недовольна

.

– Разве по моему виду можно подумать, что мне нужна помощь? Что все это значит?

А потом она спохватилась:

– Ах, я понимаю, в чем дело

.

Я не звонила службе SOS, я звонила месье Соломону Рубинштейну и

.

.

.

– Это тот же номер, – сказал я

.

– И иногда он даже сам берет трубку, если ему охота

.

– У меня был личный звонок

.

Я просто хотела узнать, жив ли он, вот и все

.

Я как-то вечером думала о нем и не знала, здесь ли он еще или нет

.

И позвонила, чтобы это узнать

.

Я решительно ничего не понимал

.

Месье Соломон сказал мне, что не знает ее

.

Сперва он даже не мог назвать ее фамилию – провал памяти – и постукивал себя по лбу, силясь вспомнить

.

– Это он посылает мне эту корзину?

Месье Соломон попросил меня не называть его имени

.

Он не знал удержу в своих бла годеяниях вовсе не в поисках благодарности

.

Просто он любил доставлять другим удоволь ствие, хоть ненадолго озарить солнышком жизнь тех, для кого она была безрадостной

.

Он мог, например, полностью оплатить отдых человеку, который никогда не видел моря, пода рить кому-то хороший транзистор, а как-то я отвез даже телек одному старому господину, у которого отнялись ноги, и месье Соломону рассказали, что он в ужасном состоянии

.

Чака Эмиль Ажар Страхи царя Соломона очень заинтересовала такая щедрость

.

Он считает, что царь Соломон занимается подменой, замещением

.

Замещение – временное исполнение обязанностей какого-то штатного сотрудника

.

Так сказано в маленьком Ларуссе

.

Чак убежден, что царь Соломон занимается подменой, замещением штатного, которого нет, когда надо, он мстит Ему тем, что Его подменяет, при влекая таким образом внимание к Его отсутствию

.

Я попытался не продолжать этот разговор, с Чаком никогда не знаешь, что он скажет, его неожиданные выходки могут иногда просто с ума свести

.

Короче говоря, он пытался меня уверить, что царь Соломон занимался заменой, чтобы преподать Богу урок и пристыдить Его

.

Месье Соломон считает, что Бог пренебрега ет своими прямыми обязанностями, а так как у месье Соломона есть средства, он старается кое-где Его заменить

.

Быть может, Бог, увидев, что другой старый господин осыпает людей благодеяниями вместо него, будет этим задет за живое, перестанет проявлять равнодушие к людским бедам и покажет наконец, что он способен на большее, чем брючный король Соломон Рубинштейн

.

Вот как Чак объяснял щедрость месье Соломона и его великодушие

.

Великоду шие – свойство характера, выражающееся в бескорыстной уступчивости, в способности жертвовать своими интересами

.

Я здорово посмеялся при мысли, что месье Соломон подает некие знаки Богу и пытается Его пристыдить

.

А еще Чак назвал царя Соломона никудышным Гаруном ар-Рашидом

.

Можно произносить и Гарун алъ-Рашид, это герой сказок «Тысячи и одной ночи», и его любили за великодушие

.

– Этот старый дурак хочет, чтобы его любили

.

Вот как отозвался Чак о царе Соломоне и его подарках

.

А я видел его совсем по-другому – очень старый человек, который думает о других, потому что понимает, что его жизнь и он сам уже подходят к концу

.

Итак, я стоял перед этой дамочкой, которая во что бы то ни стало хотела узнать, лично ли Рубинштейн посылает ей эту корзину глазированных фруктов из Ниццы или нет, и я не знал, как мне выбраться из трудного положения, поскольку он хотел остаться инкогнито, выступая в качестве заместителя

.

– Я вас спросила, это месье Соломон мне посылает

.

.

.

– Нет, не совсем, мы охотно оказываем такие знаки внимания от имени нашей ассоциации

.

Тут она как будто поняла

.

– Ясно, – сказала она, – это для рекламы

.

Однако она должна была знать, что наша ассоциация работала на добровольных началах и реклама была нам ни к чему

.

И хотя мы не пользовались такой широкой известностью, как «SOS Дружба», нас знали, были сотни звонков, и деятельность месье Соломона была офи циально признана общественно полезной

.

Он получил диплом с выражением благодарности от парижской мэрии, который висел у него в рамке на стене

.

Из провинции тоже приходили самые лучшие отзывы о деятельности нашей ассоциации

.

Я попытался вкратце ей это рассказать и при этом заметил, что она очень внимательно на меня смотрит, но как будто не слушает, что я говорю

.

Мне это показалось странным

.

Она как-то очень подробно меня разглядывала, глаза подолгу задерживались на моих плечах, потом на носу, подбородке, одним словом, она пристально рассмотрела мою физиономию, а потом вдруг закрыла глаза, схватилась рукой за сердце и так простояла несколько секунд

.

Потом глубоко вздохнула и приняла прежний вид

.

Я недоумевал, почему она так странно на меня реагировала

.

– Входите, входите

.

– Нет, спасибо, я не могу задерживаться

.

Я не надел черного чехла

.

– Какой черный чехол, Бог ты мой?

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона – Я таксист

.

А она снова стала разглядывать мое лицо

.

Казалось, она не знает, на чем остановить взгляд – на моем носу, глазах или губах, она снова погрустнела, словно ей чего-то не хватало

.

– Сколько у вас профессий! Таксист и ассоциация SOS

.

А еще что?

– Главным образом я занимаюсь всякими поделками, случайными работами, чиню домаш нюю технику

.

А потом все это как-то разрослось

.

Месье Соломон обратился ко мне, потому что ему надо, чтобы кто-нибудь развозил его подарки

.

Она поставила корзинку с глазированными фруктами на стол, рядом со статуэткой танцу ющей испанской цыганки, так задравшей ногу, что видны были кружева ее нижней юбки

.

– Значит, эта корзина не от месье Соломона? Вы уверены?

– Там наверняка есть карточка, так всегда делают, чтобы люди знали, от кого это

.

Карточка была приколота к целлофану с задней стороны корзины, она ее легко нашла

.

На ней было напечатано только: SOS

.

Месье Соломон сам ее приколол

.

SOS

.

Мадемуазель Кора бросила карточку на стол

.

С отвращением

.

– Старый осел! Это потому, что во время оккупации я спасла ему, еврею, жизнь

.

Он не любит об этом вспоминать

.

Я не понимал, почему месье Соломон может сердиться на мадемуазель Кору, раз она спасла ему, еврею, жизнь, сердиться настолько, что, посылая ей глазированные фрукты, запрещает называть при этом его имя

.

Видно, между ними в свое время пробежала кошка, иначе месье Соломон не послал бы меня к ней инкогнито, не делал бы вид, что едва знает эту даму

.

Я хотел было тут же уйти, но она настояла, чтобы я остался хоть на несколько минут и выпил бы стаканчик сидра, который я, к слову сказать, не люблю, она принесла его из кухни на подносе, где стояли еще два стакана

.

Мы сели и немного поговорили

.

Я не знал, попросила ли она меня сесть из вежливости или ей хотелось, чтобы я составил ей компанию, потому что ей было одиноко

.

Впрочем, не думаю, чтобы она испытывала недостаток в обществе, квартира ее была хорошо обставлена, судя по всему, у нее были средства, а когда они есть, то всегда находятся и собеседники

.

Она села на белый пуф, это как бы своеобразная табуретка, обитая материей, низкая и широкая, и, держа в руке стакан с сидром, снова стала меня так же внимательно разглядывать, как прежде, играя свисающей на лоб прядью и нисколько не стесняясь, потому что ее возраст ей это разрешал

.

И тут вдруг меня осенило, что я, видимо, напоминал ей кого-то

.

И я вспомнил, что во время моей первой встречи с месье Соломоном, когда он пригласил меня в бар, он тоже глядел на меня с удивлением, словно моя физиономия его почему-то поразила

.

Я пил сидр, а мадемуазель Кора продолжала меня разглядывать и задумчиво улыбаться, думая о чем-то своем

.

Я сидр совсем не люблю, но надо вести себя вежливо

.

Так прошли минуты три, а может, и больше, и я уже говорил себе «Какого черта!

.

.

», но тут она меня спросила, давно ли я знаком с месье Соломоном и говорил ли он мне что нибудь о ней, а когда я сказал, что нет, тень недовольства пробежала по ее лицу, словно ее обидело, что она не имеет никакого значения для него

.

Она сказала, что до войны была жанровой певицей, как это называли тогда, когда пели иначе, чем теперь

.

Жанровая песня всегда повествует о разных несчастьях, потому что она воспроизводит сцены простонародной жизни

.

Она была модна в начале века, когда еще не было социального страхования и люди умирали от бедности и туберкулеза и любовь имела куда большее значение, чем теперь, потому что тогда еще не было ни машин, ни телека, ни оплаченных отпусков и молодым из простых семей только любовь могла принести радость

.

– В двадцатые и тридцатые годы пели Фреель и Дамиа, и прежде всего, конечно, Пиаф, которая была настоящее дитя улицы времен белошвеек и сутенеров, тот мир жил в ее сердце

.

И я продолжала эту традицию, вот послушай

.

.

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона Она перешла со мной на ты

.

Потом встала и поставила пластинку «Вздохи Барбес», это был ее голос

.

Я видел, что ей приятно себя слушать

.

Мне пришлось задержаться еще на добрых полчаса

.

Во «Вздохах Бар-бес» ее убивал пером сутенер, потому что она встретила юношу из буржуазной семьи, который хотел спасти ее от панели

.

А в песне «Львица», наоборот, она убивала его, чтобы спасти свою дочь от той же панели

.

В ее песнях речь шла только о девицах, поневоле ставших проститутками, или о матерях, родивших внебрачных детей, и они, отвергнутые обществом, вместе со своими младенцами бросаются в Сену, чтобы спасти себя от бесчестия

.

Я даже не знал, что было время, когда люди так жили

.

Больше всего меня тронула песня «Эрцгерцог», где девчонка уходит в бордель из-за несчастной любви, и песня «Еще раз» – там любовники танцуют в последний раз вместе яву, перед тем как их убивает атаман

.

Мне все время хотелось встать и снять пластинку – ведь даже в голову не может прийти, что все время происходят такие ужасные несчастья, причем самые разнообразные

.

В этих песнях действие часто разворачивается в больнице, а еще на каторге, у гильотины или в африканских батальонах

.

Пока мы слушали пластинку, мадемуазель Кора смотрела на меня со счастливым видом, я понимал, что это одна из лучших минут ее теперешней жизни, так она была рада, что у нее есть публика

.

Я ее спросил, продолжает ли она петь, а она ответила, что мода на эти песни прошла, потому что в них идет речь о несчастьях прошлой жизни, надо было бы найти новые, но молодых это не вдохновляет, а везде теперь командуют молодые, особенно в музыке

.

И вообще, она уже слишком стара, чтобы петь

.

– Это зависит от того, мадемуазель Кора, как понимать слово «старый» или «старая»

.

Вот месье Соломону скоро будет восемьдесят пять, но, поверьте, он еще крепко стоит на ногах

.

Я сказал это вовсе не из вежливости, она в самом деле прекрасно выглядела

.

Надо видеть, как она двигается, ей никак нельзя дать больше шестидесяти пяти, чувствуется, что она еще женщина и не утратила в себе женской уверенности

.

Если за женщиной много ухаживали в дни ее молодости, у нее от этого что-то остается, она как бы знает себе цену

.

Когда она ходи ла по комнате, упершись рукой в бедро, чувствовалось, что она еще не отвыкла кокетничать

.

Она ощущала свое тело, как прежде, была, как говорится, оптимисткой, хорошо помнила себя молодой, эта мадемуазель Кора

.

Пока она убирала пластинку, я огляделся по сторонам, но вез де было понаставлено слишком много разных мелких предметов, всевозможных безделушек, не имеющих никакого смысла, от них лишь рябило в глазах, и я ничего не смог разглядеть, кроме фотографий на стенах, там были одни только знаменитости

.

Я узнал Жозефину Бейкер, Мистенгет, Мориса Шевалье, Ремю и Жюля Берри

.

Она заметила, что меня это интересует, и назвала остальных: Дранем, Жорж Мильтон, Алибер, Макс Дирли, Морисэ и еще кого-то

.

Я ей объяснил, что часто хожу в фильмотеку, там хорошо сохраняют и воссоздают прошлое, это поддерживает славу бывших знаменитостей

.

Квартира была выкрашена в белый цвет, а кое-где и в розовый и казалась веселой, несмотря на все эти фотографии умерших людей на стенах

.

Я сидел у нее уже больше часа, и говорить нам было не о чем

.

Мадемуазель Кора отнесла поднос на кухню, а я тем временем бросил взгляд в соседнюю комнату, где стояла кровать, покрытая покрывалом из розового шелка, и на ней сбоку, чтобы оставалось рядом место, лежал большой полишинель, одетый в черно-белые одежды

.

Мне показалось странным, что у нее нет маленькой собачки

.

Часто видишь на улице старых женщин с совсем маленькими собачками, потому что чем старше становишься, тем больше нуждаешься в чьем-то присут ствии

.

По спальне было разбросано еще несколько кукол, а в кресле сидел большой медведь коала – такие водятся в Австралии и едят листья эвкалиптов, там они очень распространены

.

– Это Гастон

.

Мадемуазель Кора вернулась из кухни

.

Мне было неловко, что я заглянул в ее спальню, но ее это ничуть не смутило, напротив, она была довольна

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона – Это Гастон, моя старая кукла

.

Мне его подарили в 1941-м после праздничного концерта в Тулоне

.

С тех пор прошло много лет, и его пришлось уже несколько раз перетягивать

.

Она снова стала как-то странно на меня смотреть, как вначале, когда теребила прядь волос на лбу

.

– Ты мне напоминаешь одного человека, – сказала она, как-то смущенно засмеялась и опять села на пуф

.

– Садись

.

– Мне надо идти

.

Она меня не слушала

.

– Ты не похож на современных молодых людей

.

Тебя как, собственно, зовут?

– Жан

.

– Ты не похож на современных молодых людей, Жанно

.

У тебя физиономия старого време ни

.

Даже обидно, что ты носишь джинсы и майку

.

Французы перестали быть на себя похожи

.

Они утратили народный тип

.

А ты по виду уличный мальчишка, настоящий, из предместья

.

Смотришь на тебя и говоришь себе: «Все же нашелся хоть один, который этого избежал»

.

– Избежал чего, мадемуазель Кора?

Она пожала плечами:

– Не знаю, как сказать

.

Теперь больше нет настоящих парней

.

Даже бандиты выглядят как бизнесмены

.

Она вздохнула

.

Я стоял, ждал, когда можно будет уйти, но она меня не видела

.

Она глубоко задумалась, теребя свою прядь

.

Она мысленно вернулась в мир своих песен, где были апаши и панели

.

Но я понимал, что она имела в виду, говоря о моей физиономии

.

Как кинолюбитель, я знал старые фильмы

.

Я видел «Золотую маску», «Дети райка» и «Папашу Моко»

.

Смешно, до чего я на себя не похож

.

– Мадемуазель Кора

.

.

.

Она не хотела, чтобы я уходил

.

На комоде лежала коробка шоколадных конфет, и она встала, чтобы меня угостить

.

Я взял конфету, а она настаивала, чтобы я взял еще и еще

.

– Я не ем шоколада

.

С моей профессией надо сохранять форму

.

Сейчас мода на ретро, может, мне удастся съездить на гастроли в провинцию

.

Со мной об этом вели переговоры

.

Молодежь интересуется историей песни

.

Пожалуйста, возьми еще конфету

.

Она со смехом тоже взяла одну

.

– Зря вы так себя ограничиваете, мадемуазель Кора

.

Надо пользоваться жизнью

.

– Нет, я должна сохранять форму

.

Не только ради публики, но и ради себя самой

.

Доста точно того, что я и так оскорбленная женщина

.

– Как «оскорбленная»?

– Оскорбленная годами, – объяснила она, мы оба посмеялись, и она проводила меня до двери

.

– Приходи еще

.

И я пришел

.

Я почувствовал, что у нее никого нет

.

Так часто бывает, если ты кем-то был, а потом стал никем

.

И всякий раз надо было пить с ней сидр, и она мне рассказывала о своих былых успехах

.

Если бы не война, уверяла она, и не оккупация, у нее была бы всенародная слава, как у Пиаф

.

Она мне ставила свои пластинки, и это хороший способ общения, когда не о чем говорить, так сразу образуется что-то общее

.

Я запомнил песню месье Робера Малерона, музыка Жюэля и Маргерит Монно – надо помнить имена тех, кто вам дарит свой талант

.

Пока пластинка крутилась, мадемуазель Кора ей подпевала удовольствия ради

.

Милый ангел нежданный, Белокурый и странный, Эмиль Ажар Страхи царя Соломона Улыбается мне

.

И светлы его очи, Точно белые ночи В чужедальней стране

.

.

.

Подпевая, она мне улыбалась, будто я был тем парнем, о котором шла речь, так всегда себя ведут с публикой

.

Он пришел издалече, Что за чудная встреча

.

.

.

Она мне улыбалась, но я прекрасно понимал, что в этом не было ничего личного, хотя все же был несколько смущен

.

Однажды она меня спросила:

– А царь Соломон? Ты уверен, что это не он тебя ко мне посылает? Он как будто любит одаривать людей

.

– Нет, мадемуазель Кора, я прихожу сам по себе

.

Она отпила немного сидра

.

– Ему скоро должно исполниться восемьдесят пять лет

.

– Да

.

Это немало

.

– Ему стоило бы поторопиться

.

Я не понимал, почему месье Соломону, в его-то возрасте, следует торопиться

.

Напротив, в его интересах было не торопиться

.

Я его очень любил и хотел бы, чтобы он прожил как можно дольше

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона VII Я не видел мадемуазель Кору довольно долго, две или три недели

.

Я иногда думал о ней, понимал, как трудно должно быть женщине, у которой жизнь все отняла, особенно если она прежде имела успех у публики

.

Как-то вечером она позвонила в SOS, чтобы вызвать меня как таксиста, но это был не мой черед, поехал Тонг, и он мне рассказал, что она была недовольна и почти не разговаривала с ним, только спросила, что я делаю в жизни, правда ли, что я хожу чинить домашнюю технику, и как я могу работать на SOS, ведь для этого надо обладать психологическими знаниями и интеллектуальным развитием, которых у меня явно не было

.

Меня это рассмешило, и я вспомнил, что месье Соломон спросил меня в свое время, не сидел ли я в тюрьме

.

Короче, обо мне судили по моей физиономии

.

Тонг объяснил ей, что я из тех ребят, которые никак не могут найти свое место в жизни, и что меня волнуют проблемы окружающей среды

.

Это было правдой, а еще меня интересовали разные виды животных, особенно те, которые вымирали, и что именно по этой причине я так привязался к месье Соломону

.

Тонг попытался было поговорить с мадемуазель Корой о восточной религии, где жизнь считается священной, и не только жизнь коров, как в Индии, но даже мельчайших букашек, но это не вызвало у мадемуазель Коры никакого интереса, она думала о чем-то совсем другом, и он перестал говорить, чтобы ей не надоедать

.

Мы обсуждали все это в нашей конуре, и Чак, который занимался за столом у окна, спросил, о чем мы говорим

.

Я ему вкратце объяснил:

– Это женщина, которой, должно быть, лет шестьдесят пять, а может, и больше и которая прежде имела известность

.

Она забавная, потому что сохранила свои старые привычки

.

– Какие?

– Быть молодой и красивой

.

В общем, нравиться

.

Все проходит, но не это

.

– Нет ничего более печального, чем женщина, которая цепляется за прошлое

.

– Ты попал пальцем в небо

.

Мадемуазель Кора не цепляется, она не жеманничает, она ведет себя с достоинством

.

Лицо у нее, конечно, заметно увяло, время прошлось по нему, как положено, и, наверное, поэтому месье Соломон послал ей корзинку глазированных фруктов из Ниццы

.

Она будто бы спасла ему жизнь во время оккупации – ведь он еврей

.

– Ну он дает! – воскликнул Чак, которого месье Соломон очень любил как своеобразное явление

.

– Мне сказали, что он тратит каждый месяц не меньше лимона на свои благодеяния, и все это старикам, б/у, как он их называет

.

Он думает только о себе

.

– Если ты хочешь этим сказать: он, мол, по собственному опыту знает, что значит быть старым и одиноким

.

.

.

– У него это стремление к власти

.

Все благодетели жаждут царить над людьми

.

Он был брючным королем так долго, что теперь вообразил себя просто королем

.

Царь Соломон, как тот, другой, из Библии

.

Когда Чак ушел, я посмотрел в толковом словаре

.

Я прочел, что тот царь Соломон был наследником Давида, строил крепости, вооружил свою армию колесницами, нашел союзников, но все равно умер и стал ничем, никем

.

В маленьком Ларуссе говорится, что его мудрость слывет легендарной на всем Востоке и в Ветхом Завете

.

Он прославился также своими празд никами, и в этом он был похож на месье Соломона, который тоже обрушивал на людей свою щедрость

.

Я думал об этом не раз, когда отвозил его подарки тем, кто уже ничего не ждал

.

Многие настолько привыкли быть всеми забытыми, что, когда я оставлял у их дверей эти Эмиль Ажар Страхи царя Соломона анонимные дары, они думали, что все это упало с небес, что Тот, кто там, наверху, вдруг вспомнил о них

.

Я не считаю, что месье Соломоном движет желание власти, безумное пред ставление о своем величии, но, может быть, Чак прав, когда утверждает, что это вежливая форма критиковать Небо, желание вызвать у Небожителя раскаяние

.

Как-то я ездил по магазинам с мадемуазель Корой, которая заказала такси накануне, и я помог ей отнести наверх ее пакеты

.

Она меня снова напоила сидром, а когда я хотел уйти, она сказала:

– Садись

.

Мне надо с тобой поговорить

.

Я сел на стул, а она на белый пуф, и я стал ждать, а она в это время медленно потягивала сидр, погрузившись в какие-то размышления, вид у нее был озабоченный и серьезный, словно она собиралась предложить мне какое-то дело

.

– Послушай, Жанно

.

Я наблюдала за тобой

.

Поэтому я и звала тебя приходить ко мне, мне было необходимо удостовериться

.

.

.

Внешность у тебя такая, как надо

.

Я это сразу заметила

.

У тебя есть то, что называется животным магнетизмом

.

Поверь мне, я в этом разбираюсь

.

Это из области моей профессии, я понимаю, что к чему

.

Такой внешности, как у тебя, теперь у актеров нет

.

Сцену захватил шоу-бизнес, и прежний тип потерян

.

После молодого Габена никого нет

.

Бельмондо мог бы стать таким, но он потерял вес

.

Лино – да, но он уже стар

.

Я займусь тобой, сделаю из тебя звезду, ты покоришь экран

.

Ни у кого теперь нет животного магнетизма

.

Все они юнцы, пижоны

.

Все легчайшего веса

.

Доверься мне

.

Я давно уже хочу заняться кем-нибудь, дать шанс на успех

.

Но все молодые люди, которых я вижу, какие-то липовые

.

Нету настоящих парней

.

А вот у тебя есть от природы то, что надо

.

Я это сразу почувствовала, как только тебя увидела

.

Я могу тебе помочь

.

Я оказался в затруднительном положении

.

Испытываешь неловкость, когда видишь, что пожилой человек в такой безысходной беде, что предлагает тебе помочь

.

Для себя она уже ни о чем не могла мечтать, вот она и принялась мечтать для меня

.

Слава, очереди в кассы, повсюду фотографии

.

Все то, что она хотела бы иметь для себя, но ее поезд уже ушел

.

– У тебя богатая натура, Жанно

.

Обаятельная внешность человека из народной гущи

.

Теперь это редко встречается, не знаю почему, но это куда-то делось

.

Посуди сам, ни один француз не хочет заниматься физическим трудом, это делают только алжирцы или негры, словом, кто угодно, но не французы

.

На сцене выступают теперь какие-то слабаки

.

Они не дышат полнокровно, не выкладываются до седьмого пота, у них нет нутра, за ними не чувствуешь жизни их квартала, их улицы

.

Дай мне год-два сроку, и все антрепренеры будут у твоих ног

.

Я сидел со своей самой дурацкой улыбкой на губах и даже сжимал коленки, словно красна девица

.

Я понимал, что это она просто размечталась у меня за спиной и что нельзя ее разочаровывать

.

Если хочешь помочь другому, то главное – не разрушать его мечты

.

– Знаешь, Пиаф ведь сделала Азнавура и Монтана и еще этого

.

.

.

как его, не помню имени, она стольким помогла стать артистами

.

Нет более прекрасного занятия, чем помочь молодому человеку найти свой путь

.

– Послушайте, мадемуазель Кора, я готов, но

.

.

.

– Но что?

Она рассмеялась

.

– Но шутки в сторону, ты же не думаешь, что у меня в голове всякие глупости, это в моем-то возрасте? Чего-чего, а мужиков у меня было с избытком, в них я недостатка не испытывала, поверь

.

Но со всем этим делом я давно завязала

.

Ты будешь мне платить двадцать Имеется в виду французский киноактер Лино Вентура

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона процентов своих гонораров, и все

.

Не десять, как остальные, а двадцать, потому что у меня будут лишние расходы

.

Я был согласен на все, чтобы ей помочь

.

Я всегда был готов делать что угодно, лишь бы другой не страдал

.

Во мне это есть – дурацкое желание защитить природу и те виды животных, которым грозит вымирание, тут ничего не поделаешь

.

Чак говорит, что, будь у меня возможность, я стал бы первым христианином

.

Но мне кажется, что это я делаю из эгоизма, я думаю о других, чтобы не думать о себе, потому что такие мысли меня пугают больше всего на свете

.

Как только я начинаю думать о себе, меня охватывает тоска

.

.

.

– Что ж, я согласен, мадемуазель Кора

.

Я очень люблю кино

.

– Тогда доверься мне

.

Я еще многих знаю в артистическом мире

.

Но ты сам понимаешь, что спешить не надо, карьера не делается за два дня

.

Приходи ко мне почаще, и надо, чтобы я всегда могла тебя найти, если подвернется подходящий случай

.

Ты заработаешь миллионы, и твои фотографии будут повсюду

.

Поверь, у меня есть нюх на такие вещи

.

– Она была довольна

.

– Я сразу увидела

.

У тебя физиономия любви, так это называют

.

– Есть такой фильм с Жаном Габеном – «Физиономия любви»

.

– Я знала Габена до войны, когда он снимался в «Папаше Моко»

.

Мирей Бален была моей товаркой, как раньше говорили

.

Ее тоже забыли, она умерла в полной безвестности

.

Тебе здорово повезло, что встретил меня

.

Считай, ты родился в рубашке

.

Я сказал осторожно, чтобы это выглядело правдоподобно:

– Посмотрим

.

– И даже добавил, чтобы она подумала, что я поверил: – Двадцать процентов – это все же слишком

.

– У меня будут расходы

.

Прежде всего надо будет заказать хорошие фотографии

.

И у известного фотографа, с именем

.

Она пошла за своей сумочкой

.

В туфлях на высоком каблуке она выглядела еще очень женственно

.

И ноги не были одеревенелыми, как это обычно бывает у женщин ее возраста

.

При ходьбе она естественно опиралась рукой о бедро

.

Годы читались только на лице

.

Она вынула из сумки несколько купюр и протянула их мне просто так, даже не пересчитав

.

У меня заныл живот, и мне едва удалось сохранить на лице свою знаменитую улыбку

.

Мадемуазель Кора была в состоянии паники, Бог весть, что с ней творилось, если она в это верила

.

– Возьми

.

Я знаю хорошего фотографа, Симкена

.

По-моему, он еще жив

.

Он был самым лучшим

.

И всех снимал: Ремю, Габена, Гарри Бора

.

Голос ее дрожал

.

Она протягивала мне купюры с таким видом, словно просила милостыню

.

Я не мог их не взять

.

– Я не заставлю тебя заниматься дикцией, это ни к чему

.

Ты говоришь как надо

.

По парижски, как уличные парни, это необходимо сохранить

.

Правильная дикция будет неесте ственной, насилием

.

А теперь беги

.

И будь спокоен

.

И тут она сказала нечто невероятное:

– Я тебя не брошу

.

Я ушел

.

Зашел в первое попавшееся бистро и выпил две рюмки коньяка, чтобы взбод риться

.

Если бы мое состояние могло материализоваться, у меня капала бы кровь на стойку

.

Я чувствовал себя как пойманная собака, которая смотрит сквозь решетку на волю

.

У собак бывает особый взгляд

.

В нем мольба

.

Негодяи называют это сентиментальностью

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона VIII Я не видел мадемуазель Кору десять дней

.

Она три раза звонила мне в SOS, но я не хотел часто приходить, чтобы она к этому не привыкла

.

Она размечталась на мой счет, но я понимал, что сильно поощрять ее не следовало, только чуть-чуть, потому что иначе можно погибнуть

.

Я часто о ней думал, я хотел ей помочь найти какое-нибудь место для выступлений, снова выйти на подмостки – так это у них называется

.

В один из этих дней мне в очередной раз довелось везти крупнейшего кинопродюсера месье Сальвера

.

Заказ был сделан накануне, он хорошо ко мне относился, и во время езды мы всегда разговаривали о кино

.

Я как раз незадолго до этого еще раз посмотрел в «Мак-Магоне» «Суп из утки»

.

Там есть эпизод, поражающий своим великим презрением к опасности, когда Граучо, после того как в комнату через окно влетает бейсбольный мяч, вскакивает на стул, не отложив сигары, и задергивает занавеску, чтобы не ворвался следующий

.

При этом он становится живым воплощением неодолимого презрения, лучше сыграть это невозможно

.

Нужно обладать воистину неслыханной, святой наглостью, чтобы так обращаться с пушечными передачами убойной силы, но Граучо этой святой наглости было не занимать

.

Смерть больше всего не выносит, когда к ней относятся с презрением, когда ею полностью пренебрегают, и это роскошно умел Граучо Маркс

.

К слову сказать, он уже умер

.

.

.

Так вот, когда я вез в своем такси месье Сальвера в Руасси, у нас было время поговорить, и я им воспользовался, чтобы спросить, знает ли он Кору Ламенэр, звезду довоенных лет

.

Он сам был из того времени и всю свою жизнь имел дело с актерами

.

– Кора Ламенэр? Что-то знакомое

.

– Она была жанровой певицей

.

– Она умерла?

– Нет, но она больше не выступает

.

Думаю, потому, что пела только про несчастья

.

Это вышло из моды

.

– Кора Ламенэр, Кора

.

.

.

Ну конечно

.

Тридцатые годы, время Рины Кетти

.

Я те-бя всю жизнь бу-ду ждать

.

Она еще жива?

– Она вовсе не такая уж старая, месье Сальвер

.

Думаю, ей никак не больше шестидесяти пяти

.

Он засмеялся

.

– Во всяком случае, моложе меня

.

.

.

Почему вы спрашиваете? Вы что, с ней знакомы?

– Мне бы хотелось дать ей возможность снова выступать, месье Сальвер

.

Перед публикой

.

Вы, может быть, могли бы ей найти какой-нибудь ангажемент?

– В песне теперь господствуют молодые, мой мальчик

.

Как, впрочем, и во всем остальном

.

– Я думал, ретро снова стало модным

.

– Это уже прошло

.

– Снять зал – это дорого?

– Зал надо наполнить публикой, а кто пойдет слушать старую да к тому же никому не известную даму?

– Маленький зал, где-нибудь в провинции, один-единственный раз, это не должно стоить миллионы

.

У меня отложено немного денег

.

И у меня есть богатый друг, царь Соломон, вы знаете

.

Граучо Маркс – один из знаменитых братьев-киноактеров гротескного плана

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона – Царь Соломон?

– Ну да, он прежде был брючным королем

.

Магазины готового платья

.

Он очень щедрый

.

Он, как говорится, осыпает людей дождем благодеяний

.

– Да? Так говорится? Я не слыхал такого выражения

.

– Уверяю вас, это человек удивительной щедрости

.

Неужели совсем невозможно снять какой-то зал и собрать немного публики? Это просто отвратительно, месье Сальвер, забывать людей, которые были знаменитыми, как, скажем, Рита Хейворт, Гедди Ламар или Дита Парло

.

Месье Сальвер был явно поражен, – Ну вы даете! Таких кинолюбителей, как вы, днем с огнем не сыщешь!

– Может, все же удастся дать ей возможность хоть раз выступить, я готов потратить на это все свои сбережения

.

Я видел в зеркале лицо месье Сальвера

.

Глаза его округлились

.

– Друг мой, такого удивительного шофера такси, как вы, я еще не встречал!

Я засмеялся

.

– Я это нарочно, месье Сальвер

.

Вербую клиентов

.

– Я не шучу

.

Это удивительно! Одно то, что вы знаете имя Гедди Ламар и

.

.

.

кого вы еще назвали?

.

.

– Дита Парло

.

– Да

.

Но оставьте в покое вашу подопечную

.

Она провалилась бы с треском, и это ее убило бы

.

Пусть живет воспоминаниями, так куда лучше

.

К тому же это была певица второго сорта

.

Я не стал возражать только из вежливости, но мне его слова не понравились

.

Он едва вспомнил имя мадемуазель Коры, так откуда ему знать, какого сорта она певица – первого, второго или третьего

.

Если кого-то совсем забыли, то нечего пасть разевать

.

А мадемуазель Кора сохранила свой голос, странный голос с каким-то забавным дребезжанием

.

Я считал, что он не имеет никакого права ее оценивать

.

Я был по-настоящему расстроен тем, что мне не удавалось помочь мадемуазель Коре, не мог смириться с мыслью, что ей так и не придется больше никогда выступить

.

Месье Саль вер, видимо, известный продюсер, но он не настоящий кинолюбитель, раз он даже не помнит имени Диты Парло

.

Я был в бешенстве и перестал с ним разговаривать

.

Я довез его до аэро порта, оставил машину в гараже для Тонга, сел на свой велик и отправился в муниципальную библиотеку Иври, взял толстый толковый словарь и четыре часа кряду, а то и больше, читал слова, полные смысла

.

Я настоящий фанат словарей

.

Это единственное место в мире, где все объясняется, где торжествует трезвый взгляд на вещи

.

Те, кто составляет словари, во всем абсолютно уверены

.

Вы ищете слово «Бог», и вы его находите, да еще приводятся приме ры, чтобы отмести любые сомнения: Вечное существо, создатель и властитель, владыка Вселенной (в этом смысле пишется с заглавной буквы), стоящий над человеком, благоже лательно защищающий все живое

.

Так прямо и написано, надо только посмотреть на букву «б», между «Бобыль» и «Богаделенка» – уменьшительное от «Богадельня»

.

Есть еще и другое слово, которое я очень люблю и часто им наслаждаюсь, открывая на нем мой карманный словарь Бюдэ, – я вожу его с собой в такси, чтобы всегда был под рукой: Бессмертный – тот, что не подвержен смерти

.

Это слово мне всегда доставляет радость, и приятно знать, что оно вот тут рядом, в словаре

.

Это как раз то, что мне хотелось бы добыть для мадемуа зель Коры и месье Соломона, и я собираюсь подарить ему в день его восьмидесятипятилетия толковый словарь

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона IX Каждый вечер в семь часов я отправлялся на улицу Мениль и ждал, когда из магазина выйдет Алина

.

Проходя мимо, она мне всегда улыбалась, ну просто так, дружески

.

А в один прекрасный день она вдруг перестала мне улыбаться и проходила мимо, глядя прямо перед собой, словно не видя меня

.

Это было хорошим знаком и означало, что теперь она стала в самом деле обращать на меня внимание

.

Я не собирался ее кадрить, хотел потянуть немно го

.

Всегда хорошо, если что-то можно себе вообразить

.

Правда, случается, что так заходишь слишком далеко и потом можно погибнуть

.

Я уже не раз замечал, что поддерживать соотно шение между реальным и воображаемым не так-то просто

.

И вот в какой-то вечер она вышла из магазина и прямо направилась ко мне, словно заранее знала, что я буду стоять у двери, словно об этом думала

.

– Добрый день

.

Мы получили новый словарь, который может вас заинтересовать

.

Вышли уже все тома

.

– Она улыбнулась

.

– Но, конечно, если вы сами точно не знаете, что именно вы ищете

.

.

.

– По-моему, так и должно быть, разве нет? Когда знаешь, что именно ищешь, то начинает казаться, что ты уже это как бы нашел

.

.

.

– Вы студент?

– Я? Нет

.

Хотя можно сказать, что да, как все

.

Я самоучка

.

– Я засмеялся, чтобы разрядить обстановку

.

– У меня есть товарищ, Чак, так он говорит, что я самоучка страхов

.

Она окинула меня внимательным взглядом

.

С головы до ног

.

Словно раздела донага

.

Разве что не попросила мочу для анализа

.

– Интересно

.

И ушла

.

А я остался стоять

.

И терзаться

.

«Интересно»

.

Черт-те что

.

Я плохо спал, а наутро заехал за месье Соломоном, чтобы отвезти его к зубному врачу, как договорились

.

Он решил переделать все зубы, чтобы были совсем новенькие

.

Он мне сказал, что теперь делают коронки, которые не выходят из строя двадцать пять лет, а то и больше, настолько усовершенствовалось производство зубных протезов

.

Так что месье Соломону при дется их поменять, только когда ему будет сто десять лет

.

Никогда не встречал человека, который так твердо решил бы не умирать, как он

.

Новые коронки будут стоить ему два с по ловиной миллиона, и я недоумевал, зачем они ему нужны там, где его уже ждут

.

И зачем ему все шить по мерке, причем из материалов лучшего качества, которые долго носятся? Когда он заканчивает свой туалет перед зеркалом, то кажется, что он хочет еще нравиться женщи нам, и он всегда вкалывает в галстук булавку с большой жемчужиной, чтобы выглядеть еще элегантней

.

Пока он готовился к выходу, я рассказывал ему о мадемуазель Коре

.

– Ах да, я и забыл

.

.

.

Как у вас все получилось?

– Она мне сказала, что внешностью я похож на героев ее песен и кого-то ей напоминаю

.

Она поставила пластинку, где речь шла о всяких несчастьях людей из народа

.

Все это пели еще раньше, чем она стала выступать, но она любила петь именно эти песни

.

Апаши, всякие подозрительные улицы, последняя ява и в конце – пуля в сердце

.

Мне кажется, что это на самом-то деле было совсем неплохое время, потому что только тогда, когда нет настоящих забот, можно придумывать всю эту белиберду

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона Похоже, мой рассказ позабавил месье Соломона

.

У него даже вырвался радостный смешок, словно я доставил ему большое удовольствие

.

А потом он меня просто удивил, потому что принялся хохотать так, как я еще ни разу не видел, от всего сердца, и заявил:

– Бедняга Кора

.

Она не изменилась

.

Так я и думал

.

Я не ошибся

.

Вот тогда я понял, что он знает мадемуазель Кору куда лучше, чем делает вид

.

Я вспомнил, что во времена немцев она спасла ему, еврею, жизнь, и я бы дорого дал, чтобы понять, почему он на нее за это сердился, словно ей не следовало так поступать

.

– Я думаю, вы должны ее по-прежнему навещать, Жанно

.

Я спросил его, правда ли, что она была когда-то знаменитой?

– Насколько я знаю, она была известной певицей

.

Нет ничего печальнее забытой славы и ушедшего обожания толпы

.

Приносите ей время от времени цветы, ей это доставит удоволь ствие

.

.

.

Возьмите

.

Он вынул из бумажника несколько стофранковых купюр и, держа двумя пальцами, протя нул их мне

.

– Ей, наверно, нелегко приходится

.

.

.

Годы бегут, и когда нет никого

.

.

.

Она в свое вре мя сделала завидную карьеру, у нее был такой странный, хрипловатый, чуть дребезжащий голос

.

.

.

Он умолк, словно прислушиваясь в памяти к хрипловатому, чуть дребезжащему голосу мадемуазель Коры

.

– Несколько дней назад я нашел на Блошином рынке одну из ее старых пластинок

.

Со вершенно случайно

.

У нее был свой особый жанр

.

Его трудно было забыть, поверьте

.

Да, приносите ей цветы, чтобы помочь ей вспомнить то время

.

Она могла бы продолжить свою карьеру, но у нее было глупое сердце

.

– Не понимаю, каким еще может быть сердце

.

Если оно не глупое, значит, его просто нет

.

Он был удивлен моими словами и очень внимательно посмотрел на меня, и я тогда подумал, что до этой минуты он меня как бы вообще не видел

.

– Это весьма точно, весьма верно, Жанно

.

Но одно дело иметь глупое сердце, а другое – иметь абсолютно идиотское

.

Идиотское сердце может принести большие несчастья, и не только себе, но и другим

.

Оно может сломать жизнь и даже две жизни

.

.

.

Впрочем, я ее очень мало знал

.

– Говорят, она спасла вам жизнь, месье Соломон

.

– Что?

– Да, говорят, что она спасла вам жизнь как еврею, когда здесь были немцы

.

Я не должен был этого говорить, ни за что не должен был

.

Когда я это вспоминаю, у меня и теперь еще холодеют руки и ноги

.

Я подумал, что месье Соломона сейчас хватит инсульт

.

Он весь напрягся, как бы одеревенел, а голова его стала судорожно трястись, хотя этот человек никогда, ни при каких обстоятельствах не дрожал, напротив

.

Лицо стало сперва серым, а потом каменным, таким твердокаменным, что я как бы засек момент, когда наступает полная неподвижность, словно я превратил его в статую

.

Брови сдвинуты, челюсти сжаты, он был в такой нечеловеческой ярости, что, казалось, в своем божественном гневе вот-вот начнет метать молнии с небес

.

– Месье Соломон! – завопил я не своим голосом

.

– Что с вами? Вы меня пугаете!

Он чуть отошел, потом еще немного, а потом молча улыбнулся, но мне эта улыбка тоже не понравилась, потому что она была очень горькой

.

– Она болтает всякие глупости, – сказал он наконец, – но все же приносите ей цветы

.

Он встал с кресла, слегка опершись руками о подлокотники, но без особого усилия, и сде лал несколько шагов, чтобы размять ноги

.

Остановился посреди своего просторного кабинета

.

Эмиль Ажар Страхи царя Соломона На нем был серый костюм в мелкую клеточку

.

Он взял свою безупречную шляпу, перчатки и трость с серебряной головой лошади – месье Соломон был завсегдатаем ипподрома

.

Он постоял еще несколько мгновений в задумчивости, разглядывая свои ботинки

.

– В общем, такие вещи случаются, – сказал он

.

Он не уточнил, какие именно, потому что, если перечислять, что случается, конца этому не будет

.

Он вздохнул и повернулся к окну, выходящему на бульвар Осман

.

На той стороне буль вара над парикмахерской на втором этаже была школа танцев

.

В окне мелькали пары, они танцевали здесь уже пятьдесят лет, с тех пор как месье Соломон выбрал себе эту квартиру в начале своих больших успехов в области брюк

.

Он говорил, что не перестает удивляться, думая о всем том, что произошло в мире за время этих танцев

.

Впрочем, по воскресеньям школа была закрыта, их надо вычесть из этого срока

.

Музыки слышно не было, были только видны танцующие пары

.

Эта школа была создана итальянцем из Генуи, которого месье Соло мон хорошо знал

.

Он покончил с собой в 1942 году из антифашистских соображений, хотя все соседи считали его простым альфонсом

.

У месье Соломона в кабинете висела его фотография в серебряной рамке, он мог бы стать его другом, если бы не исторические события, которые заставили месье Соломона, как еврея, просидеть четыре года в подвале на Елисейских полях, а итальянца повеситься

.

Нельзя было представить себе человека, меньше похожего на антифа шиста, чем этот Сильвио Больдини

.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.