WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Абел Аганбегян Кризис: беда и шанс для России ГЛАВА I. Накануне кризиса Ускоренный рост мировой экономики Наступление XXI в. ознаменовалось значительным ускорением социально-экономического развития ...»

-- [ Страница 4 ] --

Заинтересованность предприятий и организаций в конечных результатах деятельности Для того чтобы финансовая система эффективно работала, нужно, чтобы у коммерческих предприятий и организаций была сильная заинтересованность в конечных результатах деятельности, чтобы собственники этих предприятий и организаций, если они плохо работают, теряли бы свою собственность, другие, которые хорошо работают, напротив, увеличивали бы собственный капитал. Самое плохое в этом случае – безразличие, которым часто отличаются государственные чиновники, стоящие во главе государственных предприятий, организаций, занятых коммерцией. Таких предприятий в России довольно много на всех уровнях – и Газпром, и Аэрофлот, и Роснефть, и Связьинвест, Российские железные дороги, гидростанции и другие энергетические объекты, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и многие другие, которые работают крайне неэффективно, в значительной мере опираясь на привлечение огромных иностранных средств, которые беспредельно увеличивают их внешнеэкономический долг и вынуждают государство расплачиваться за их неэффективную работу, как это происходит в период кризиса, и будет происходить еще не раз.

Газпром, и Аэрофлот, и Роснефть, и Связьинвест, Российские железные дороги, гидростанции и другие энергетические объекты, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и многие другие компании работают крайне неэффективно, в значительной мере опираясь на привлечение огромных иностранных средств, которые беспредельно увеличивают их внешнеэкономический долг и вынуждают государство расплачиваться за их неэффективную работу, как это происходит в период кризиса, и будет происходить еще не раз.

По примеру федеральной власти, концентрирующей вокруг себя крупные государственные коммерческие организации, региональные и местные власти концентрируют вокруг себя коммерческие предприятия и организации, соответственно, регионального и местного значения. Больше трети этих организаций в период подъема и процветания нашей страны, как известно, работают в убыток.

Освобождение государства от пут коммерческой собственности В период кризиса все государства вынуждены спасать системообразующие компании от банкротства, в том числе за счет приобретения их контрольного пакета или определенной доли собственности. В послекризисный период государству предстоит постепенно освободиться от пут коммерческой собственности, ибо коммерция, зарабатывание прибыли не является государственной функцией, и государство, занимаясь не своим делом, здесь проявляет себя как плохой хозяин.

Речь, естественно, не идет об освобождении государства от владения значительной частью собственности, которая предназначена для выполнения государственных функций и должна быть в руках государства. В руках государства должна быть собственность, обеспечивающая безопасность страны и населения, в том числе и стратегически важные оборонные предприятия. Проблема безопасности требует, по-видимому, сосредоточения, во всяком случае в обозримый период, в руках государства и атомной промышленности, включая атомные электростанции. Общероссийские инфраструктурные объекты, такие как магистральная сеть автомобильных дорог, железных дорог, единая система трубопроводов, основные линии связи, высоковольтные линии электропередач, взлетные полосы на аэродромах и др. – все это, конечно, должно остаться в государственных руках. Государству нужны и свои банки, выполняющие государственные функции. Речь идет о Сельхозбанке для оказания помощи сельскому хозяйству, об Эксимбанке, по примеру США и других стран, который занимается финансовой поддержкой продвижения товаров страны на зарубежные рынки и др. Естественно, в руках государства должны быть основные социальные объекты в связи с огромной социальной функцией государства. Речь идет о здравоохранении, образовании, культуре.

И все эти государственные объекты отнюдь не должны конкурировать с частным бизнесом, с коммерческими предприятиями. Они заняты своим общегосударственным делом, которое не под силу пока частному бизнесу, во всяком случае в России.

В настоящее время в России примерно 40 % ВВП составляют бюджетные организации, финансируемые из консолидированного бюджета и внебюджетных государственных фондов (Пенсионного, Фонда социального страхования и др.).

Но, кроме того, минимум еще 20 % собственности находится в руках государственных корпораций, объединений, предприятий, организаций, и доля эта растет в связи с агрессивной экспансией «Ростехнологий», которые отнюдь не собираются заниматься государственными функциями, а нацелены на зарабатывание прибыли. Поэтому на долю частного бизнеса в России остается не более 40 % экономики, что совершенно недопустимо в рыночной стране. Долю частного бизнеса следовало бы поднять до 70 %, приватизировав коммерческие предприятия государства и в 1,5 раза сократив долю бюджета в ВВП.

Но все остальное должно быть приватизировано через рынок так, как это пытались сделать при реформировании электроэнергетики. Также надо реформировать РЖД, Газпром, Роснефть, Связьинвест. В настоящее время в России примерно 40 % ВВП составляют бюджетные организации, финансируемые из консолидированного бюджета и внебюджетных государственных фондов (Пенсионного, Фонда социального страхования и др.). Но, кроме того, минимум еще 20 % собственности находится в руках государственных корпораций, объединений, предприятий, организаций, и доля эта растет в связи с агрессивной экспансией «Ростехнологий», которые отнюдь не собираются заниматься государственными функциями, а нацелены на зарабатывание прибыли. Поэтому на долю частного бизнеса в России остается не более 40 % экономики, что совершенно недопустимо в рыночной стране.

Долю частного бизнеса следовало бы поднять до 70 %, приватизировав коммерческие предприятия государства и в 1,5 раза сократив долю бюджета в ВВП.

Сокращение государственного бюджета, переход к новой структуре заработной платы Сокращение бюджета может быть проведено, прежде всего, за счет освобождения бюджета от части социальных расходов – пенсий, жилищно-коммунальных расходов и частично расходов на здравоохранение и образование, которые можно оплачивать, по примеру многих других рыночных стран, из заработной платы и доходов граждан, которые должны быть соответственно повышены.

В ходе социальных реформ, проведение которых мы фактически прекратили, можно было бы повысить заработную плату трудящимся на 15 % и одновременно с этим ввести 10 %-ные отчисления от зарплаты на накопительные пенсии. Через какое-то время можно было бы повысить заработную плату еще, например, на 20–25 % (этот процент надо подсчитать) и перейти на рыночные расценки квартирной платы и коммунальных услуг, полностью возмещающие соответствующие затраты. Затем можно ввести, например, 6 %-ные отчисления от заработной платы на страховку по здравоохранению, имея в виду, что такую же часть будет уплачивать предприятие, для чего поднять зарплату еще на 10 %.

Кстати, рано или поздно нам придется перейти к нормальному налогу на недвижимость, земельные участки граждан в размере от 0,5 до 1 % от рыночной стоимости этих объектов и с этой целью опять-таки повысить зарплату.

Всего, таким образом, номинальная заработная плата у нас повысится, например, в 1, раза, но структура ее расходования коренным образом изменится. Доля налогов возрастет примерно до 20 %, включая налог на недвижимость, удельный вес квартплаты и коммунальных услуг тоже возрастет примерно до 20 %, появится 10 %-ная доля пенсий и 6 %-ная доля страховки по здравоохранению.

Заработная плата у нас должна повыситься, например, в 1,7 раза, но структура ее расходования коренным образом изменится. Доля налогов возрастет примерно до 20 %, включая налог на недвижимость, удельный вес квартплаты и коммунальных услуг тоже возрастет примерно до 20 %, появится 10 %-ная доля пенсий и 6 %-ная доля страховки по здравоохранению.

Такое повышение номинальной зарплаты будет стимулировать рост производительности труда, замену человеческого труда машинами и механизмами, резко повысит эффективность организационно-экономических мероприятий по освобождению от вспомогательных и побочных производств, непроданных активов и т. д. Соответственно, можно будет снизить затраты на пенсии, жилищно-коммунальные цели, на здравоохранение в составе госбюджета и за счет этого сократить налоги с предприятий и организаций. Из-за роста заработной платы себестоимость на предприятиях повысится, но поскольку соответственно будут сокращены налоги с предприятий и организаций, прибыль предприятий останется примерно на прежнем уровне.

Многие сомневаются, сможет ли наше государство обеспечить в целом по народному хозяйству, включая частный сектор, повышение заработной платы. Мне кажется, что сделать это можно, поскольку до 60 % рабочих и служащих работают или в бюджетной сфере, или на предприятиях и в организациях, контролируемых государством. Еще 20 % работают в крупных корпорациях, с которыми можно индивидуально договариваться о соответствующем повышении заработной платы в ответ на примерно такое же снижение налогов. Также можно договориться с ассоциациями среднего и малого бизнеса, прося их повысить зарплаты при условии соответствующего снижения налогов.

Эта мера должна быть проведена таким образом, чтобы 85–90 % трудящихся от нее выиграли, а не проиграли. Поэтому, например, при введении 10 %-ных отчислений на пенсии предлагается повысить зарплаты на 15 %, т. е. немного больше, чем придется отчислять.

Переход к такой структуре заработной платы больше стимулирует людей в результатах своего труда, в том, чтобы добиться повышения зарплаты, дополнительных премий, бонусов, потому что эти дополнительные средства увеличивают прежде всего ту часть зарплаты, которая остается в прямом распоряжении гражданина, она не касается налога на недвижимость, страховки на лечение, оплаты квартиры и коммунальных платежей, которые никак не связаны с уровнем зарплаты. Переход значительной части собственности, нацеленной на получение коммерческого результата, высокой прибыли, на повышенную капитализацию своего бизнеса, повысит эффективность хозяйствования, усилит стимулы к нему, поскольку введет в действие самые сильные частные стимулы, резко снизив коррупцию, пронизывающую, к сожалению, многие государственные структуры.

Модернизация и диверсификация общественного производства Выше в качестве главного направления был выдвинут тезис о модернизации и диверсификации общественного производства. Чтобы это положение не повисло в воздухе, а приобрело бы плоть и кровь, его надо конкретизировать. Представляется, что на первом этапе можно было бы сделать ставку на развитие в России отраслей по глубокой переработке имеющегося у нас сырья и материалов и получения конечной продукции с высокой добавленной стоимостью. На наш взгляд, Россия имеет лучшие условия в мире и могла бы стать мировым лидером по нефтехимии, включая производство многих видов готовой продукции из синтетических материалов, по глубокой переработке древесины, опять-таки с доведением дела до выпуска готовой продукции. Мы могли бы войти в тройку мировых лидеров по развитию энерго– и электромашиностроения, где в России большие научные и конструкторские заделы, кадры и опыт поставки этой продукции другим странам.

Россия имеет лучшие условия в мире и могла бы стать мировым лидером по нефтехимии, включая производство многих видов готовой продукции из синтетических материалов, по глубокой переработке древесины, опять-таки с доведением дела до выпуска готовой продукции. Мы могли бы войти в тройку мировых лидеров по развитию энерго– и электромашиностроения, где в России большие научные и конструкторские заделы, кадры и опыт поставки этой продукции другим странам.

На четвертое место в мире, после США, Китая и Японии, наша страна может выйти по производству легковых автомашин… На четвертое место в мире, после США, Китая и Японии, наша страна может выйти по производству легковых автомашин – высокотехнической отрасли современной промышленности, вбирающей в себя достижения многих других отраслей. Речь идет, разумеется, не просто о сборочном производстве, а главным образом о производстве в стране до 80 % и более всех комплектующих материалов и изделий в этой отрасли. Через несколько лет после кризиса Россия выйдет на производство 3 млн автомобилей, а затем может поставить перед собой высокую цель выйти на 5 млн автомобилей, из которых 4 млн могут продаваться внутри страны, а один миллион экспортироваться в соседние страны.

Наряду с автомобильной промышленностью одним из главных двигателей в развитии страны может стать жилищное и социальное строительство. Сейчас на одного человека в России приходится 21 м2, но четверть жилья в стране не имеет канализации, водопровода.

Половина жилья не имеет горячей воды. И такое жилье, строго говоря, жильем не является.

Мы строили до кризиса около 0,4 м2 на душу в год в сравнении с примерно 1 м2 во многих развитых странах, где на человека приходится от 40 до 60 м2 комфортного жилья в Европе и до 70 м2 в США. Чтобы достичь в какой-то исторически обозримой перспективе нижнего уровня развитых стран Европы по размерам и комфортности жилья, нам нужно строить в 3– раза больше, чем сегодня. Также локомотивом нашего развития может быть массовое строительство современной инфраструктуры – автострад, скоростных железных дорог, аэропортов и взлетных полос с учетом развития региональной и малой авиации, региональных центров распределения товаров, холодильников и др.

Наряду с указанными выше отраслями, которые в ближайшие 5–7 лет после кризиса смогут обеспечить быстрое поступательное развитие страны, нужно все возрастающее внимание, естественно, уделить инновационным отраслям – отраслям с высокими технологиями, большой долей наукоемкой продукции. Здесь на первое место выдвигается всемерное развитие гражданской авиации с массовым производством региональных самолетов и большегрузных транспортных самолетов, где Россия может стать мировым лидером. Новый стимул развития мог бы быть придан всей космической промышленности с оказанием международных услуг. Нужно добиться форсированного роста оффшорного программирования.

Сейчас на одного человека в России приходится 21 м2, но четверть жилья в стране не имеет канализации, водопровода. Половина жилья не имеет горячей воды. И такое жилье, строго говоря, жильем не является. Мы строили до кризиса около 0,4 м2 на душу в год в сравнении с примерно 1 м2 во многих развитых странах, где на человека приходится от 40 до 60 м2 комфортного жилья в Европе и до 70 м2 в США. Чтобы достичь в какой-то исторически обозримой перспективе нижнего уровня развитых стран Европы по размерам и комфортности жилья, нам нужно строить в 3–4 раза больше, чем сегодня.

Такая диверсификация общественного производства коренным образом изменит структуру нашего экспорта, который из главного тормоза нашего развития в ближайшие годы опять может превратиться в двигатель экономического роста. Но для этого доля обрабатывающих отраслей и услуг в экспорте должна вырасти с существующих 10–20 % до 50–60 % и соответственно сократиться доля топливных и сырьевых отраслей, а также для полуфабрикатов и материалов. Объем последних не имеется в виду сокращать, пусть они дают валюту. Речь идет о том, чтобы к валюте этих отраслей добавить еще больше валюты от развития современных отраслей и сфер экономики.

Рост благосостояния населения При увеличении экономического уровня страны достаточно высокими темпами – не менее 6 % в год – предстоит продолжить и рост благосостояния населения с сильным креном в 10–15 %-ный ежегодный рост доходов относительно низкооплачиваемых и малообеспеченных слоев населения при минимальном росте доходов у богатых семей, прежде всего связанном с введением налога на недвижимость и землю, а в дальнейшем – и в связи с переходом к прогрессивной шкале налогообложения семей с высоким достатком.

Социальную систему надо перестроить так, чтобы человеку с высоким доходом этот доход было бы выгодно тратить не на потребление, из-за повышенных налогов, прямых и косвенных, на дорогие машины, на дорогое жилье, драгоценности, эксклюзивную одежду и т. д., а было бы выгодно сберегать, приумножать эти деньги, направляя их в паевые фонды, в фонды добровольного страхования, здоровья, жизни, концентрируя их на долговременных счетах в банках и т. д.

Если сейчас 10 % самых обеспеченных людей концентрируют 33 % всех доходов, то через 5–7 лет после кризиса хорошо бы снизить эту цифру, скажем, до 25 %. В то же время 10 % самых малообеспеченных семей сейчас получают 1,8 % всех доходов. И эту цифру хорошо бы довести до 4 %. Тогда средний доход высокообеспеченных семей в расчете на душу населения будет превышать средний доход малообеспеченных семей не в 17,5 раза, как сегодня, а только в 6 раз, как в Германии, немного больше, чем в Японии, но все же находящийся в рамках современного цивилизованного уровня.

Однако вместе с тем в благосостоянии людей главным будет не повышение реальных доходов и текущего потребления, а все же улучшение жилищных условий, и особенно улучшение здоровья нации. За 7 лет можно было бы радикально, в полтора раза, сократить смертность примерно с 15 до 10 в расчете на тысячу человек населения, в том числе сократить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, инфарктов и инсультов – в раза (сегодня она в 6 раз выше чем например, во Франции), кроме того, смертность от травматизма и внешних причин в 2,5 раза (сегодня она в 5 раз выше, чем в развитых странах), преодолеть тенденцию ежегодного роста умерших от онкологических заболеваний и значительно отодвинуть возраст умирающих по этой причине, вдвое сократить инвалидность, по возможности создав условия для их включения в активную жизнь.

Это потребует, конечно, коренного реформирования здравоохранения и перехода на первом этапе к жесткому программно-целевому управлению по сокращению смертности от ее основных причин.

Фундамент, который будет заложен в среднесрочный период за 5–7 лет, позволит уже на обновленной технической базе с учетом модернизации и диверсификации народного хозяйства, устранения основных диспропорций и подъема уровня жизни, усиления стимулов к труду и предпринимательству среди населения выдвинуть стратегическую задачу долгосрочного развития с достижением в исторически обозримое время – время жизни нынешнего поколения – социально-экономических показателей самых развитых стран мира.

Долгосрочная стратегия социально-экономического развития России Накануне кризиса, как известно, Минэкономразвития подготовило Концепцию долгосрочного развития России на период до 2020 г., выбрав инновационный сценарий развития. Напомню, что по этой концепции на первом этапе к 2012 г. рост валового продукта России составит 37–38 %. С учетом кризиса в лучшем случае этот рост составит 10 %.

Реальные доходы населения на этом этапе должны были вырасти на 53–54 %. С учетом их сокращения в 2009 г. и, возможно, даже в 2010 г. вряд ли они поднимутся на 10 %.

Инвестиции должны были вырасти на 80–85 %. В лучшем случае они вырастут на 5-10 %.

Понятно, что при таких кардинальных изменениях вся эта концепция должна быть подвержена глубокой переработке. Придется разработать новую концепцию, причем на более длительный срок.

По нашему мнению, концепция до 2020 г. является как бы промежуточным материалом, техническим подспорьем формируемой настоящей долгосрочной стратегии социально-экономического развития России. В долгосрочной стратегии должны выдвигаться амбициозные, качественно определенные цели.

Такой целью может быть достижение Россией экономического и социального уровня самых развитых стран мира. К таким странам относятся страны G-7 – США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия и Канада. Их уровень экономического развития, измеряемого валовым внутренним продуктом на душу населения, составляет 30–45 тыс. долларов в сравнении примерно с 15 тыс. долларов в России. При 6 %-ном среднегодовом росте ВВП в России и 2,5 %-ном росте этих развитых стран мира. Россия войдет в их число за 25–30 лет, а примерно через 20 лет по уровню экономического развития Россия может войти в число развитых стран мира, догнав Португалию, Грецию, Израиль, Новую Зеландию и ряд других стран.

Труднее будет ликвидировать отставание в социальной области, и прежде всего по обеспечению жильем, развития, а с сильным креном в социальную область, и прежде всего в область улучшения здоровья населения.

И в среднесрочном, и долгосрочном развитии нашей стране следовало бы уделить специальное внимание проблемам экономической и социальной безопасности от мировых финансовых, экономических и других катаклизмов, которые на нашей стране сказываются особенно болезненно. Поэтому первоочередное внимание следовало бы уделить мерам по устранению тех слабостей и черных дыр в нашей социально-экономической системе, через которые негативные процессы на международной арене проникают в Россию, вызывая здесь кризисные явления. При составлении перспективного плана целесообразно, на наш взгляд, выделить в нем специальный раздел по мерам, усиливающим нашу экономическую и социальную безопасность, чтобы под этим углом зрения оценивать эффективность проектировок на будущее.

Речь, естественно, не идет о том, чтобы отгородиться от мирохозяйственной системы, перейти к политике изоляционизма. Скорее, напротив, надо завоевывать все большее и большее место в мире и по своему экономическому потенциалу, и по уровню экономического развития и эффективности, и по социальным показателям. Надо так построить структуру народного хозяйства, сформировать такие институты развития, чтобы наилучшим образом использовать себе на пользу объективные тенденции глобализации мирового развития, нивелируя в то же время возможные негативные последствия, например, от возможного оттока иностранного капитала из страны, от негативного влияния изменений курса валют и т. д. По ряду направлений можно было бы установить какие-то нормативы, лимиты, за пределы которых нельзя выходить, например лимит по доле фондового рынка в руках иностранных инвесторов или по размерам задолженности предприятий и организаций иностранным инвесторам и др. Разумеется, необязательно соблюдать эти лимиты административными, противоречащими мировой практике мерами. Нужно подходить более гибко, используя весь арсенал имеющихся у государства средств госрегулирования и бюджетной системы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ Книга называется «Кризис: беда и шанс для России». Такое название я заимствовал у китайцев, где понятие «кризис» обозначается двумя иероглифами, первый из которых обозначает «беда», а второй – «шанс для развития».

Глобальный финансово-экономический и социальный кризис, который мы переживаем, – это, действительно, беда и для мира в целом, и для отдельных стран, и для нашей России. В своем развитии Россия в связи с кризисом задержится на три, а может быть, и на пять лет. В острый период кризиса в 1,5–2 раза вырастет безработица, до 10 % упадут реальные доходы, в связи со спадом жилищного строительства на годы задержится столь важное для россиян улучшение жилищных и коммунальных условий жизни. Кризис неизбежно ухудшит здоровье у части населения в связи с вызываемым им стрессом и депрессией, увеличит смертность, прежде всего из-за сердечно-сосудистых заболеваний.

Десятки и сотни предприятий, банков и организаций обанкротятся, многие будут поглощены и реструктурированы. Пережить все это тяжело, болезненно, и кризис действительно является бедой.

В то же время в период кризиса сохранятся, а в ряде случаев окрепнут, наиболее сильные, жизнестойкие банки и организации, произойдет своего рода естественный отбор – основа прогресса. Кризис закалит миллионы людей, сумевших выйти из него победителями, и вдохновит их на новые свершения. Многим кризис «вправит мозги», разрушит догмы и иллюзии, заставит переосмыслить старые представления, преподаст жизненно важные уроки на будущее, попросту говоря – кризис расчистит и укажет более эффективный путь развития тем, кто извлечет из него полезные уроки.

Он многим даст шанс вырваться вперед, все расставить по местам и покажет «кто есть кто». Он лишит быстро и легко разбогатевших в России предпринимателей их легкой добычи – капитала, «вернет их на землю», создаст тренд сокращения разрыва между богатыми и бедными. Кризис еще раз покажет возрастающую роль науки в движении вперед, потребует в перспективе более осмысленных действий и поступков. Надеюсь, что в нашей стране кризис приведет к существенной переоценке нашей социально-экономической политики, потребует программно-целевого подхода, инноваций, выдвижения на первое место экономики знаний.

Уверен, что после кризиса будет принята вдохновляющая долговременная стратегия устойчивого развития нашей страны, которая вознесет наш народ к высотам мировой цивилизации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.