WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Виктор Ильин ИНСАЙДЕР БИРЖЕВОЙ ТРИЛЛЕР $ ВЕРШИНА Москва Санкт-Петербург 2006 УДК 821.161.1-31Ильин В.В. ...»

-- [ Страница 4 ] --

«Отсутствие серьезных корпоративных новостей вкупе с ухудшением обстановки в стране в связи с терактами не позволило "голубым фишкам" продолжить растущую динамику рыночных котировок. В результате практически по всему спектру наиболее ликвидных бумаг отмечалось умеренное падение. Лидерами снижения стали акции ЮКОСа (-1,69%) и "Мосэнерго" (-4,74%). Остальные бумаги снизились не так значительно - на 0,1 0,5% ».

«Выходит, что на рынке на захват школы сильнее всех отреагировало "Мосэнерго"? - подумал Петя. - В Америке после удара по "близнецам" биржевые торги на неделю остановили... Впрочем, там террористы били прямо по брокерским конторам, а так... В трагические дни торговля только активизируется. Так что же там все-таки с "Мосэнерго"?» «При этом необходимо учитывать и тот факт, что в преддверии заседания советов директоров РАО ЕЭС и ряда региональных энергетических компаний на рынке обозначилось увеличение спроса на их бумаги со стороны стратегических инвесторов, ожидающих кардинального сдвига в реформировании сектора. При сохранении этого спроса для "продавцов" создается реальная угроза нехватки бумаг, что может привести к значительному росту цены перепроданных акций в связи с принудительным закрытием "коротких" позиций».

«Какая к черту стратегическая скупка, если "Моська" падает почти на пять процентов?

Или у меня башка уже даже новости переварить не в состоянии?» *** Дома Петя, не раздеваясь, прошагал к компьютеру, включил его и отправился на поиск аспирина. Замученный навалившимися проблемами Шеф только рукой махнул, когда Петя отпрашивался, ссылаясь на головную боль. Голова действительно точно налилась свинцом и гудела как трансформатор, особенно в те моменты, когда Петя пытался произвести даже элементарные мыслительные операции. В итоге, переходя проспект по дороге к метро, он чуть было не попал под машину, которую заметил, только среагировав на истошный визг тормозов.

Тем не менее помимо раскалывающейся от боли головы и одновременно дикого желания заснуть была и иная причина, по которой он хотел оказаться у домашнего компьютера как можно скорее.

Запивая две таблетки аспирина крепким кофе, он пощелкал клавишами и откинулся на спинку кресла. В углу экрана забегал по кругу лепесток ромашки. Петя закрыл глаза.

Подумалось, что именно в такой позе неделю назад он застал Шефа, так не вовремя заглянув в его кабинет... В тот самый кабинет, из окна которого выпал Антон... Миром правит нелепая случайность. «На месте Антона мог оказаться я или кто-то другой...» Да, лучше уж кто-то другой... тот же Шеф. В конце концов, ведь это его кабинет, его компьютер, его чертовы сообщения. Но он жив. Сейчас побегает, заменит стекло, замнет милицейское дело и снова спокойно сядет рубить бабки, вынося на стопы наивных «физиков»... А ведь он первый, кто виновен в смерти Антона. Ну конечно, он! Не Петя же! Самодовольный Кермит-Чарли не только вор и мошенник, он еще и убийца... Преступление влечет наказание. «Тварь я дрожащая, или право имею?» Смешное слово «влечет»... то ли «волочит», то ли «привлекает», то ли и то и другое по очереди... Получается, что преступление волочит преступника и привлекает его к наказанию... но ведь это делает суд. Значит, суд тоже преступление... Встать! Суд идет...

Но встать Петя уже не мог, мысленный поток окончательно увлек его в сон.

*** Он проснулся от звонка мобильного телефона и первое, что увидел, был зеленый глазок «аськи» в углу экрана. Это могло означать только одно - Чарли не сменил пароль, хотя, учитывая обстоятельства, должен был это сделать. Мог, но не сменил, или пока не сменил. Теперь все зависело от того, насколько успешно сработала «заплатка» Антона, обещавшая обеспечить возможность незаметного просмотра сообщений для одного номера ICQ с разных компьютеров. Судя по тому, что за время Петиного сна Чарли не «выкинул» его из он-лайна своей «аськи», план сработал. «Ты был прав, Антон... Спасибо тебе», - прошептал Петя.

Телефон продолжал полифонизировать. Звонил Серега.

- Ну, ты куда пропал-то, Михалыч?

- А что, соскучился?

- Не то слово, - хохотнул Серега, - не звонишь, не расскажешь о своих успехах.

Надеюсь, не вылетел еще? А то ведь ты у нас гордый - помощи лишний раз не попросишь, все в себе.

- Успехи грандиозные, могу даже с тобой поделиться.

- Что-то голос у тебя какой-то странный, случилось чего? - насторожился Серега.

- Да нет, спал я просто.

- Ни фига себе, спит он! Ты не на работе, что ли? Выперли все-таки?!

- Не дождешься. Отдыхаю как передовик производства. Все равно сегодня на рынке делать нечего.

- О! Да я вижу, ты стал знатоком рынка.

- Ну так, твоя ж школа, - возможно, из-за резкого пробуждения и почти не отпустившей его усталости Петя был несправедливо зол на позвонившего приятеля. Во вполне обычных репликах чувствовалась нарастающая напряженность. Серега, несомненно, тоже ее почувствовал. Улыбка в его голосе постепенно сменялась на жесткую ухмылку.

- Так, может, теперь ты меня поучишь? А то сижу тут как дурак и не знаю, что сегодня клева не будет. Вы уж, господин гуру, посоветуйте дураку, какую бумажку прикупить.

- Туалетную, - буркнул Петя.

Он окончательно проснулся и теперь был зол уже на себя самого за вырвавшуюся в разговоре с ничем не заслужившим этого Серегой агрессию. «А чего ж он - выперли, выперли? - попытался неуклюже оправдаться Петя, - как считал меня неудачником, так и продолжает. Чего звонит? Убедиться, что он круче? Дать мне совет доброго самаритянина?» - Если действительно хочешь знать мое мнение, - сказал он в замолчавшую трубку, - могу сказать, что завтра с часу до двух РАО покажет 7,20 и даже ниже. Так что я сегодня буду «шортить».

«Мужик сказал - мужик сделал», - удовлетворенно прокомментировал внутренний голос после того, как, закончив разговор с Серегой, Петя позвонил брокеру, ведущему его личный счет, и распорядился продать по рынку максимально возможное количество акций РАО.

- Можем продать сейчас по 7,44, - предложил брокер.

- Замечательно. Продавайте. И примите еще сразу заявку на закрытие всего этого «шорта» по 7,20... нет... по 7,16!

*** Кадры из Беслана по мановению Петиного пальца перемежались деловыми новостями.

Сегодня утром молодой человек не нашел в себе сил подняться и отправиться на работу. В связи с последним днем недели существовал риск выхода в минус, что в отсутствие Пети на рабочем месте автоматически вело ко второму предупреждению и увольнению. Но, прикинув расклад по текущим котировкам, он все же решил, что с учетом обстоятельств запас прочности вполне достаточен, и можно позволить себе денек отдыха. Правда, внутренний голос имел на этот счет собственное мнение, выражавшееся в том, что он, Петя, просто боится выдать себя, лишний раз встретившись с Чарли.

Позвонив Гожину и сказавшись больным, он комфортно расположился на диване перед телевизором. Рядом шуршал вентиляторами ноутбук, который в ожидании прихода сообщений для Чарли теперь был включен постоянно. «Настоящий охотник должен уметь ждать», - подбадривал себя Петя, подкатывая к своему лежбищу столик с пивом и нехитрыми закусками.

В 13:20 акции РАО ЕЭС неожиданно провалились до уровня 7,10, тут же отскочили на 7,25 и к закрытию торгов уже практически полностью отыграли свое внезапное для рынка, но не для Пита, падение, пополнив его личный инвестиционный счет более чем на пять с половиной процентов. Впрочем, особой радости по этому поводу Петя не выказал. Разве что отметил успех опустошением очередной бутылки пива.

*** Вечером нежданно-негаданно позвонил объявившийся в Москве Якимов и попросился переночевать. Петя продиктовал адрес.

- Вот, приехал кое-какие московские дела закончить. Думал, за день управлюсь, да не получилось, а ночевать мне в столице теперь негде. У Шилова телефон вне зоны действия, Гожин сам не поймешь, где ночует, а более зажиточные знакомые все, как назло, в отпуска подались. Уж извини, что навязался. Я могу, конечно, и в гостиницу...

- Да ладно тебе, все нормально! Я ж один живу, так что нет проблем, проходи уже, располагайся, рассказывай.

- Да чего мне рассказывать, - Якимов покосился на батарею пустых бутылок и заметно пошатывающегося хозяина квартиры. - Устроился отлично, работаю в инвестконторе, детенышу вроде получше, в общем, все как задумывалось, тьфу-тьфу-тьфу...

А ты, я смотрю, тут праздник жизни себе устроил. Слыхал я, что ты нынче краса и гордость «ФокусИнвеста», отмечаешь очередную победу?

- Я не праздную! - Петя пнул к телевизору одну из пустых бутылок. - Я поминаю!

Внутренняя плотина все-таки не выдержала напряжения, накопившегося за последние сутки. Сев на диван и уткнув лицо в ладони, Петя беззвучно зарыдал.

*** - Это все его, понимаешь ты?! - Петя пьяно махал дымящейся сигаретой прямо перед лицом Якимова. - Я бы не просек и ничего бы не было, а он сразу въехал, ты понял? Только его уже нету, а я есть! И эти козлы есть!

Петя со злостью пнул в бок включенный ноутбук и нервно затянулся.

- А на хрена это все, если человека нету, а?! Вот скажи мне, на хрена?! Абрамов вообще ничего еще понять не успел, - а его машина сбила... Антоха из окна выпал. Если это кара небесная, то почему этим козлам все прощается? Из тех, кто видел эти сообщения, один я остался, понимаешь? Вот наварил сегодня на этом инсайде еще пять процентов, а на хрена они нужны, если я из дома выходить боюсь?! Сегодня ночью сплю и вижу, как лежу в лучах прожекторов, а из темноты вокруг меня все эти Альфы, Омеги встали в кружок, таращатся синими рожами, да еще и пальцами тычут и приговаривают: «Ты - следующий!» За окном уже совсем стемнело. Прямо посреди комнаты примостился пакет с нетронутым пивом, принесенным Якимовым. Зато на столе стояла початой уже вторая бутылка водки, за которой живо слетал оценивший ситуацию и лучше знакомый с традициями поминок гость. «Пиво завтра пить будем», - веско пообещал он.

Услышанная от то плачущего, то пытающегося грохнуть ноутбук Пети история про «волшебные» сообщения погрузила Якимова в глубокую задумчивость. Он лишь мельком просматривал предъявляемые Петей графики и курил сигарету за сигаретой, явно вынашивая в голове какой-то коварный замысел.

Суть замысла, непонятно каким образом обретшая законченные черты в пьяной голове остановившегося на ночлег гостя, была озвучена утром.

- В принципе штука, безусловно, полезная и дает возможность нехило кормиться объедками с барского стола, но состояние на ней не заработаешь, - объявил Якимов, потягивая пиво и заедая его яичницей.

- Почему это? - вяло возмутился Петя.

- Да потому что для того, чтобы заработать на этом инсайде приличные бабки, нужно поставить на него еще более солидные деньги. Принцип «деньги к деньгам» действует и здесь. Но, даже если ты найдешь инвесторов, заложишь свою квартиру, настреляешь в долг у друзей, это будет бесполезно, потому что система перестанет работать. Пока ты отщипываешь от их пирога по кусочку, никто этого не замечает. Но как только ты вступишь в игру с заметным капиталом, ты проиграешь, потому что объем выигрыша ограничен, и, кроме все тех же крошек со стола, тебе ничего не достанется - своими объемами они откроют «шорты», а потом выкупят «стопы» раньше тебя.

- А если их опередить?

- Как? Насколько я понимаю, они страхуются от риска напороться на возможных случайных соперников как раз тем, что жертвуют частью прибыли, выставляя заявки лишь чуть ниже «стопов», то есть просто выкупают объем, сваливающийся при срабатывании стоп-лоссов, не гонясь за дополнительной прибылью от возникающей паники. Кстати, правильно делают, потому что цена хоть и падает дальше, но объемов-то там уже нет, просто ценовая яма. Эти ребята не дураки. Например, во вчерашнем варианте, когда они уронили котировки до уровня срабатывания «стопов» - 7,25, если бы не начавшаяся ими же скупка по 7,20, цена могла бы легко улететь до 7,00 и ниже. А могла и не улететь - смог же ты поживиться на 7,16. Конечно, гораздо заманчивее было бы откупить объемы как можно ниже, но! Нет никакой гарантии, что между 7,20 и 7,00 не найдутся какие-нибудь крупные покупатели, которые, как зонтик над головой, примут на себя весь продаваемый по «стопам» объем, и в расставленные ниже устроителями этого шоу жадные ладошки так и не упадет ни капли прибыли. Они страхуются от перекупщиков.

Но даже если у тебя получится опередить кого-нибудь из участников этой схемы, и ты «съешь» чужие объемы, тогда кто-то из них окажется в пролете. Сразу возникнут подозрения, что корабль дал течь.

- А если скупить выше уровня «стопов»? Им же надо будет, кровь из носу, пробить цену ниже, вот они мне и нагрузят столько бумаг, сколько я унесу.

- То есть ты предлагаешь сыграть в эту схему от покупки? - важно кивнул Якимов, давая понять, что этот вариант он уже просчитывал. - Но тогда ты лишаешься основной прибыли, которую получил бы на «шорте». А где гарантия, что цена вернется? Насколько я понял, про обратный рост в сообщениях ничего не было. Он просто возникает как бы сам собой, возвращая нейтральный рынок к привычной цене. А если это падение станет началом мощного нисходящего тренда? У них-то будет запас прочности в виде той прибыли, что получена на «шорте», а у тебя не будет ничего, кроме кучи резко обесценивающихся бумажек. Скажи честно, у тебя хватит духу накупить прорву бумаг, точно зная, что прибыль с них ты получишь с некой, пусть даже высокой, долей вероятности, но только после того, как твои бумаги стопроцентно усвистят вниз при срабатывании «стопов»? И ведь еще неизвестно, выдержат ли глубину этого резкого падения твои кредитные плечи. Закроют тебя принудительно по маржин-коллу, и все - дальнейший взлет тебя уже не спасет, потому что тебя уже нет, ты в ауте.

- Тарзанка...

- Чего?

- Я говорю, твое описание похоже на принцип «тарзанки». Если я неправильно рассчитаю глубину падения, то воткнусь головой в землю, и мне будет уже по фигу, насколько высоко меня после этого подбросит...

- Образно, - похвалил Якимов, - но ты сейчас имел в виду скорее западный вариант того, что у нас называют тарзанкой, когда они на ноги резинку цепляют и головой вниз с моста бросаются. Это, бесспорно, круче, но на наших пляжах популярен более безопасный вариант - резинку натягивают и выстреливают тебя вверх, как из рогатки. Метод от противного, так сказать.

Если опять же перенести эту схему на рынок, то в такой игре единственный верный способ наварить себе прибыль от покупки, это вообще не допустить срабатывания стопов!

То есть сыграть в контригру. Заставить их натянуть резину цены как можно сильнее, но не дать ее порвать (что произойдет в случае срабатывания «стопов»). Рано или поздно их ресурсы кончатся, и сила натяжения ослабнет - цена тут же выстрелит в небо не только по законам физики, но и по законам рынка, потому как ребятам придется спешно и по любой цене закрывать свои накопленные «шорты». Но это уже будет игра ва-банк. И в этой игре у нас будет огромное преимущество - мы знаем их цель, и примерные средства, а они не подозревают даже о нашем существовании. Если они вовремя не прочувствуют уровень опасности, то наказание будет жестоким. В случае проигрыша дело, скорее всего, закончится банкротством одних и полным шоколадом для других.

- Наказание, говоришь? - уставившись в точку, пробормотал Петя. - Банкротство - как наказание за убийство... Встать, суд идет...

- Эй, - Якимов помахал перед его лицом ладонью, - ты чего там? Бредишь?

- То есть в принципе, заранее зная секретный план игры, этих ребят можно разорить до нитки?

- Ну, если и не разорить, то хорошенько потрепать. Им же придется закрывать свои «шорты» гораздо выше цены открытия. Но это все гипотетически, потому что знать секретный план мало, надо иметь еще и денежный ресурс, сопоставимый с тем, что есть у них. Ты же видел, какими объемами они оперируют. Вчера стопов больше чем на триста миллионов собрали, значит, на столько же могли продавать, чтобы до этих стопов добраться.

Вот примерно такая сумма и нужна, чтобы нашла коса на камень, стекло на кирпич. Но такого слона кирпичом не остановишь. Учитывая, что они только нам для стажировки миллион баксов на счета кинули, оборотный капитал у них будь здоров.

- Насколько я понимаю, мало кто откажется от возможности заработать хорошие деньги, а повода желать нашей конторе долголетия и процветания у тебя нет, - прищурился Петя.

- Это ты к чему?

- К тому, что у тебя сейчас есть те самые ресурсы, которых так не хватает для реального воплощения моего знания секретного плана.

- Ну, это ты хватил. Такими деньгами я не управляю, но я тут ночью подумал... в общем, могу поговорить на эту тему кое с кем из бывших коллег. Вопрос только в том, как им подать эту идею. Что-то мне подсказывает, что история с предсказаниями тут не прокатит... Слушай, - взгляд Якимова уперся Пете в глаза, - допустим, у меня действительно есть за что не любить этих ребят... по крайней мере, одного из них, а тебе-то зачем эта война миров? Отщипывай себе помалеху, пока лавочка не закрылась, унд зее гезунд.

- А мне не надо мелкими частями, мне нужно сразу, - процитировал Петя слова Остапа Бендера. - К тому же, мне тоже не чуждо чувство мести.

- Ну, смотри. В общем, мне нужно время. И, насколько я понял, - Якимов кивнул на Петин ноутбук, - оно у нас пока есть. Свежих сообщений пока ведь не поступало?

- Пока нет. И не знаю, будут ли. Пароль Чарли пока не сменил, но может сделать это в любой момент, или «заплатка» Антона на самом деле не работает, и тогда сообщений больше не будет.

- Ну что ж, все равно займемся пока сбором ополчения, потому как по факту можем уже и не успеть... No pasaran! - Якимов с улыбкой поднял сжатый кулак. - Я тебе позвоню, как что-то прояснится.

- Я тоже, - пообещал Петя, в свою очередь кивнув на ноутбук.

*** Не успел Петя проводить гостя и очистить свое жилище от пустых бутылок, как уикенд ознаменовался очередным нежданным визитом. Вваливающийся в коридор Петиной квартиры Серега с грузом бутылочного пива в руках создавал ощущение дежавю. По своему обыкновению он был радостно возбужден и легок, несмотря на грузную фигуру.

- Ну, ты даешь, Михалыч! Честно говоря, я тебе вчера не поверил. Каждый трейдер мнит себя Оракулом, и даже стоящие часы дважды в день показывают точное время. Но предсказать трехпроцентный сквиз, да еще и с указанием точного времени события - это что то. Короче, буду тебя поить, пока не расколешься, на чем ты гадаешь.

- На куриных желудках, - буркнул Петя, пропуская приятеля в комнату.

*** Глядя на вновь повисшие под потолком клубы сигаретного дыма, Петя расстался с надеждой проветрить квартиру хотя бы перед сном. Серега явно никуда не торопился и за пустой болтовней вот уже час поглощал принесенное пиво.

- Я тебе не говорил? Человечка к нам в отдел дополнительного взяли. Тоже блатной какой-то и, само собой, ничего в трейдинге не смыслит, но зато молодой, а это лучше, чем пенсионер, - научить можно.

- Раз вам людей добавляют, значит, ваш фонд банковского управления все расширяется? Какими капиталами ты теперь управляешь?

- Сколько жабу ни корми, все равно задушит. Народ богатеет и жаждет прирастить капитал. А уж те, кто на своем кармане ощутил доходность российского фондового рынка, приносят уже на порядок больше, чем в первый раз. Ты чего в игрушку, что ли, играешь от безделья? - Серега резко сменил тему разговора, потянувшись к вновь зашумевшему вентиляторами Петиному ноутбуку.

Петя протянул руку и захлопнул крышку компьютера.

- Работаю.

- О-о-о, тайна черного чемоданчика, понятненько. Уж не очередное ли предсказание ты там составляешь, а? Я вот от тебя тайн не делал, когда ремеслу учил.

- Разве я тебя вчера не отблагодарил?

- Хех! Ты себя поставь на мое место и скажи, сколько бы ты вложил в сделку по ничем не подкрепленной наводке, что ты мне дал? Вот и я - самую малость, чисто ради интереса. Так что восхищаюсь, преклоняюсь, кусаю локти и все такое, но заработал я на твоем совете четверть процента.

- Ну, а если я тебе снова инфу дам, на этот раз весь свой фонд вложишь?

- Нет, ну весь-то мне не разрешается, - заюлил Серега. - Это ж так просто не делается.

И вообще, официально решения не я принимаю.

- А фактически твой начальник ничего в этом не петрит, и всем рулишь именно ты. И с каких это пор ты себя в ПИФы записал? Это у них лимиты на распределение активов по бумагам установлены, а ты сам себе барин, пока клиенты довольны.

- Грамотные все стали, - покачал головой Серега. - Стопроцентной гарантии на рынке нет и быть не может. Ты сам-то сколько готов поставить из личного капитала на свое же предсказание? - тут же перешел он в атаку.

- Все свои накопления, а если ты поможешь мне взять кредит под залог квартиры, на что я очень надеюсь, то с учетом маржинального «плеча» я вложу в эту операцию три миллиона личных рублей. - Глаза Пети пылали решительностью, на лице появилась зловещая ухмылка.

- С ума сошел? Слава Богу, у меня своей хаты нету, мне такое помешательство не грозит. Знаешь, сейчас врачи стали не только от алкоголизма, но и от пристрастия к азартным играм лечить, — неуверенно пошутил Серега, и, встретившись с Петей взглядом, тут же осекся. - И чего за операция?

- Ничего сложного. Нужно просто покупать определенные бумажки не ниже конкретной цены, на сколько хватит сил.

- Хм. Покупать, но не ниже? Это что-то новенькое... Что и почем?

- Пока еще не знаю, - Петя беспечно пожал плечами.

- И сколько надо скупить, тоже не знаешь?

- Ага, ни шагу назад, надо просто стоять... до последней капли крови. Боишься крови, а, Серега? - Петя вдруг почувствовал прилив мрачного веселья. - Это правильно. Кровь - это страшно. Но, вопреки ожиданиям, множество подвигов совершается именно от страха.

— Раз надо стоять любой ценой, значит, кто-то будет пытаться нас свалить? — резко включивший мозги Серега выхватывал из разговора лишь самую суть. «Вот кому навороченные задачки про восточных мудрецов решить - раз плюнуть», - подумал Петя и молча кивнул в ответ на вопрос приятеля.

- И, надо полагать, валить будут не тремя миллионами?

- Тремя... стами миллионами, - улыбнулся Петя, - как минимум.

- У-у-у, это не ко мне. Знаешь, Михалыч, прости, что разрушаю твои иллюзии, но я тебе точно говорю: твоя «хрущевка» на такие бабки ну никак не потянет. Даже если я весь свой фонд тебе на подмогу кину. Это ж что слону дробина, что океану запруда, что...

- Ну, а если я найду инвесторов, ты подпишешься? Серега крякнул и потянулся за очередной бутылкой пива.

- Что за инвесторы?

- Тебе не все равно?

- Ни хрена мне не все равно! - Серега вдруг потерял самообладание. - Я втемную полcта лимонов клиентских денег не поставлю! Тем более что, насколько я понял, ты с моей помощью решил поохотиться на какую-то акулу. Подписываясь на такой риск, хотелось бы знать, с кем идешь в разведку. Ты хоть просчитал своей аналитической башкой, что будет с твоим планом, если на его выполнение не хватит хотя бы рубля? Я не знаю, что за схему ты там придумал, зато легко могу представить то, что не раз уже случалось на рынке с самоуверенными умниками. Есть аж два варианта - их либо смывало рыночной волной в унитаз, либо затаптывала толпа, избавлявшаяся от поминутно дешевеющих бумажек.

Поэтому, прежде чем я рискну своим фондом, мне необходимо знать, какие плавсредства и бронежилеты у нас имеются для того, чтобы начать эту игру?

- Заметь, ты рискуешь деньгами своих клиентов, а я всем, что у меня есть, да еще и влезаю в долги, которые в случае неудачи разорят меня навсегда, потому что иначе я ничего не заработаю для себя. Но это к слову. Понятно, что только на свои силы в таком деле рассчитывать глупо. Я подключил Якимова, он тоже сейчас портфелем рулит, плюс у него хорошо наточенный зуб на «ФокусИнвест» и связи с его старой конторой. Согласись, «Три Ко» - не самый слабый боец на рынке.

Дальше, я поговорю со знакомыми аналитиками банков. Это ж ты у нас самостоятельный такой, а в других банках управляющие фондами советы аналитиков слушают, в основном для того, чтобы было потом на кого спихнуть ответственность за убытки.

- Угу, только после всех этих переговоров биться тебе будет уже не с кем, потому как весь рынок узнает о твоих планах, и все таинственные враги вместо того, чтобы попасть в твою засаду, залягут на дно с трясущимися от страха коленками.

- Не делай из меня идиота. Я не собираюсь открывать карты всем подряд. Аналитикам достаточно подкинуть красиво оформленную идею. Их дело - выдать начальству качественный анализ, а потом лишь хладнокровно пожимать плечами на претензии трейдеров и портфельных управляющих. Ну, так что? Ты в деле?

Серега помолчал, внимательно глядя Пете в глаза.

- Значит, рассказать, что это у тебя за стопроцентный инсайд и откуда он взялся, ты отказываешься?

- Поверь, для твоего же блага.

- Ну да, ну да... Так кто, говоришь, кроме Якимовских контор, оборону держать будет?

- Если не считать моих скромных средств, то пока кроме него и тебя защитников нет.

Приятель замолчал уже надолго, прикидывая что-то в уме и пуская дым в потолок.

- Можешь обещать, что в процессе этой, э-э-э... обороны Севастополя ты будешь держать меня в курсе дел и свистнешь, когда придет пора спасаться бегством? - наконец спросил он, так и не сумев закумарить сидящую на потолке муху.

- Я даже прикрою твое отступление из своего парабеллума, - улыбнулся Петя и поднял вверх сжатый кулак. - No pasaran?!

- Чего??? А... ну, типа, да. - Серега с опаской посмотрел на продолжающего выжидательно сжимать поднятый кулак Петю... и ответив тем же жестом, гаркнул. - Рот фронт!

После чего он сокрушенно закачал головой и снова начал что-то прикидывать в уме, бормоча себе под нос. Петя уловил лишь обрывки некоторых фраз:

- Вляпался... детский сад... триста миллионов... Ты ведь с Хатакяном учился? - наконец обратился он к Пете деловым тоном.

- Ну.

- Он сейчас у Семенова в банке инвестициями рулит... Пиши номер...

- Петя начал записывать и вдруг засмеялся. Под недоуменным взглядом приятеля смех разбирал его все сильнее.

- И? - потребовал объяснений Серега, когда истерический хохот Пети сменился протяжными стонами.

- Прикинь, не отходя вот от этого залитого пивом столика, я за сутки собрал треть ярда инвестиций под проект, который пока не существует даже в виртуальном пространстве!

Прикольно получится, если продолжения этому банкету не будет.

В отличие от Пети, Серега не усмотрел в таком варианте развития событий ничего смешного. Влив в себя остатки пива, он со стуком опустил бутылку и бездоказательно, но веско объявил:

- Будет, не сомневайся!

*** - Здорово, мародер! Нажился на Беслане? - С улыбкой и в то же время с вызовом в голосе приветствовал Петю Гожин.

Заметив недоумение Беликова, Сержант указал глазами на Доску почета. На этот раз список был необычно коротким.

Фамилия Результат общий, % Результат last week, % Предупр.

Беликов +8,14 +5,63 Путилов +5,80 +2, Уваров +3,00 +2, Шилов +1,15 -1, Сауляк +0,10 +0,01 Гожин -3,72 -4,58 Нечто подобное Петя и ожидал сегодня увидеть. Он мог бы заработать и больше, стоило лишь увеличить объем сделки, но не пожелал радовать контору дополнительной прибылью. Из нижней строчки сразу стала понятна некоторая агрессия в словах Гожина.

Петя отметил ухмылкой и символическую десятую долю процента Инны. «Фу, пошляк!» - отреагировал внутренний голос на его мысленное представление той «инвестиционной» стратегии, благодаря которой девушке вновь удалось зацепиться в «зеленой зоне».

- А я до последнего «лонги» держал, - гордо продолжал тем временем Гожин. - Мой ответ террористам. Нельзя поддаваться угрозам, хоть в жизни, хоть на рынке.

- Ты в боулинг хочешь сходить? - прервал его Петя.

- А... ну, в общем, конечно.

- Сходи за меня, что-то я не до конца еще выздоровел для физических упражнений.

*** День в почти наполовину опустевшем зале тянулся скучно и безрадостно, за исключением того момента, когда за спиной Пети вдруг неожиданно возникла Инна, снова с чашкой чая в руках. Столь неприкрытое желание вновь попользоваться его биржевыми успехами так возмутило Петю, что он не удержался и невежливо прыснул от смеха. Девушка вспыхнула и без слов покинула его отсек.

Беликовым овладела апатия сразу ко всему, включая рынок, этот мрачный зал и необходимость в нем сидеть. Местный рейтинг волновал его сейчас гораздо меньше, чем состояние личного инвестиционного счета, лежащего на депозитах его брокера, расположившегося в трех домах дальше по проспекту и ожидающего наступления часа «Ч».

После знаменательного уикенда, в который был сверстан наполеоновский по своему масштабу план, требовавший и уже почти нашедший для своего воплощения сотни миллионов, его вообще перестало волновать что-либо.

От нечего делать Пит решил погадать, придет ли сегодня на оставленный в он-лайне домашний ноутбук сообщение для Чарли. Использовать для этой цели компьютерный пасьянс показалось полной капитуляцией перед напором офисной скуки, и тогда он не задумываясь, на дурака купил с рынка акций РАО ЕЭС аж на два миллиона рублей. Следом выставил как заявки на продажу на процент выше цены входа, так и стоп-лосс на процент ниже. Загадал на то, что закрытие позиции в прибыли будет указывать на поступление новостей. Руки чесались запустить «аську» с номером Чарли и на рабочем месте, но риск был слишком велик, кроме того, Петя не знал, допускает ли сделанная Антоном «закладка» прием сообщений сразу на три компьютера.

Покупатели вяло бодались с продавцами в очерченном Петиными заявками диапазоне все то время, пока он пообедал, покурил два раза в одиночестве и от безделья даже начал было подумывать о том, что напрасно так опрометчиво повел себя утром в отношении Инны.

В чем она, в конце концов, виновата перед ним? Девушка свободная, и в сексе у нее получается гораздо лучше, чем на рынке...

«Быки» поднапряглись и в два приема слопали его заявку на продажу, положив в копилку конторы еще почти процент профита. Сидеть на месте дальше не представлялось возможным. На правах лидера «доски почета» Петя рванул домой.

*** Третьи сутки не выключаемый ни из электрической, ни из всемирной сети компьютер встретил хозяина по-собачьи - радостно взвыл своими вентиляторами. Нервно подергав «мышкой» и прогнав с экрана «хранитель», Петя с замиранием сердца прочел сообщение, пришедшее от собеседника с ником Delta: «М 300 000 - 2,55».

Часть 4. D-Day Значит, точно на «Моську» перекинулись. Интересно, - Якимов весть об ожившей «аське» воспринял с энтузиазмом. - Ну, «Моська» так «Моська», не страшно. Сейчас ее цена в районе 2,70. Значит, запас у нас почти шесть процентов - есть где закрепиться. Хуже то, что времени у нас совсем не остается. Придется действовать по заветам великих полководцев:

ввяжемся в бой, а там посмотрим. Во втором сообщении тоже 2,55, не путаешь?

- Все точно. Второе сообщение было от Альфы. «М 450 000 - 2,55».

- Итого всего два сообщения, и на кону уже семьсот пятьдесят тысяч лотов. А это около двухсот миллионов рублей. А в контакт-листе еще трое, плюс сам Чарли.

- Фокстрот никогда ничего не присылал. Может, это уже не действующий агент?

- Или резерв их генерального штаба. В любом случае лучше перестраховаться. Я уже кое с кем поговорил, думаю, что все получится. А у тебя что с твоими банкирами? Что ты им напел про этот инсайд?

- Сочинять объяснения особо не потребовалось. Хатакян сказал, что он и без моих подсказок готов брать «Моею» на пять процентов ниже текущей. Правда, больше двухсот тысяч лотов он не осилит. Серега согласился сыграть втемную, но он настаивает на долевом участии.

- То есть?

- Говорит, не хочет попасть под каток в одиночку. Будет выставлять свои заявки только после нас в пропорциональном объеме.

- Решил взять на себя роль заградотряда, ну-ну. А ты сам еще не передумал принимать участие в героической обороне высоты 2,55?

- Бойцы, нанятые мной в кредит, уже прибыли на счет брокера и готовы по первому приказу занять оборонительные позиции. Правда, их оказалось меньше, чем я рассчитывал.

Эти хапуги в банке оценили мою квартиру в смешную цену. Так что у меня со всеми «плечами» набирается два с половиной миллиона рублей. Ну, плюс те деньги, которыми я управляю в «ФокусИнвесте».

- А вот это прикольно. Используем в игре против Чарли его же бабки, - засмеялся Якимов. - Что ж, зачисляем твоих наемников в отряд специального назначения. Твоей задачей будет обеспечивать прикрытие. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы противник узнал, какими ресурсами мы располагаем. То есть он не должен увидеть объем заявок, отделяющих его от заветного уровня 2,55. Иначе он либо снесет их одной сделкой, продав на один лот больше, либо испугается и решит отступиться от своих планов. В этом случае мы ничего не проиграем, но и не выиграем.

В видимом всеми трейдерами биржевом «стакане» отображаются десять лучших заявок на покупку. Поэтому ты должен постоянно забивать «стакан» «мусором» из своих заявок хотя бы объемом в один лот, и с минимальной разницей в цене между ними.

Например, текущая - 2,70, и одна из наших крупных заявок стоит на 2,65. Чтобы противник не увидел ее в «стакане», ты друг за другом, по убыванию, ставишь заявки на покупку по:

2,699, 2,698, 2,697 и т.д., пока не заполнишь этой бессмыслицей всю видимую часть «стакана». На смену «убитым» заявкам тут же должны вставать новые. Не выдержав этого издевательства, они кинут на продажу большой объем, который мы встретим своей покупкой.

Сразу после этого ты снова строишь лесенку из своих заявок, не давая противнику возможности оценить нанесенный нашим позициям ущерб и предоставляя нам возможность перегруппировать силы.

- Чувствуется, что длительное общение с Гожиным все-таки не прошло для тебя даром.

- Это верно. Кстати, в таком деле очень важна дисциплина и согласованность действий, так что военно-организаторский талант нам бы сейчас очень пригодился. Ладно, разведчик, держи меня в курсе новостей.

*** За последующие пару дней «аська» Пети перехватила еще два сообщения - от Браво и Эхо. Фокстрот по-прежнему молчал. Общий объем объявленных «стопов» составил около миллиона лотов, что в денежном выражении соответствовало четверти миллиарда рублей.

Правда, поскольку «аська» Пети перехватывала только входящие сообщения, не было никакой информации о том, каков объем «стонов», выставленных клиентами Чарли. Но решать задачу с одним неизвестным все же легче, чем с пятью.

По обыкновению Альфа в своем итоговом сообщении назначил (или назначила) начало операции на обеденный период. Видимо, предполагалось, что в это время большинство трейдеров отлучаются со своих рабочих мест и не могут оперативно реагировать на происходящие на рынке события.

Как и следовало ожидать, первый же удар стал очень мощным. Желание атакующих как можно быстрее и дешевле достичь нужного ценового уровня было вполне понятным.

Допустим, в данный момент цена лучшей заявки на покупку составляет 2,70 рубля, а цель игрока состоит в том, чтобы совершить продажу по цене 2,55. Но это невозможно сделать до тех пор, пока на рынке есть заявки на покупку по более высокой цене от 2,551 и до 2,70. То есть возникает забавная для рыночных отношений ситуация, когда продавец готов отдать свой товар по 2,55, а покупатель почему-то артачится - «нет-нет, я даю 2,70 и ни копейкой меньше». Скорее всего все нормальные покупатели немедленно расступились бы и с удовольствием дали игроку возможность осуществить свой замысел - продать акции дешевле сложившейся рыночной цены. Но вот незадача - обычные непосвященные покупатели не в курсе намерений продавца. В результате они считают удачей покупку по 2,68 и конкурируют между собой за право первым купить по 2,69-2,695.

Таким образом, самым дешевым для атакующих вариантом было бы разом продать по рынку объем, достаточный для удовлетворения всех заявок, отделявших текущую цену в 2,70 от желаемой цены в 2,55. Однако при этом следовало учитывать, что величина продаваемого объема не должна быть излишне большой, то есть сильно превосходить удовлетворяемый объем заявок на покупку. Иначе, встав в покупку где-нибудь на уровне 2,50, атакующие вынуждены были бы скупать не только посыпавшиеся «стопы», но и весь излишек собственных продаж, теряя при этом возможную прибыль.

Поэтому первый удар оказался мощным, но не разрушительным. Двести тысяч лотов смели собой все небольшие заявки на покупку до уровня 2,65, но здесь наткнулись на серьезное сопротивление. Пит, дисциплинированно выполняя свою роль, тут же начал выстраивать цепочку маскирующих заявок: 2,655, 2,66, 2,665, 2,67... В этом ему помогли быстро подтянувшиеся другие покупатели, заметившие существенное снижение цены и поспешившие подать заявку по выгодной цене. Пока атакующие пытались оценить результаты своего первого удара, котировки вновь поднялись и, хотя и не достигли прежнего уровня, опасливо закрепились на отметке 2,685.

Опасения непосвященных в игру трейдеров были легко объяснимы. Если на спокойном рынке появляется желающий продавать крупные объемы определенных акций по более низкой цене, легко предположить, что этот игрок владеет какой-то важной, но пока недоступной остальным участникам информацией - инсайдом. В этом свете внезапно снизившаяся цена уже не кажется столь привлекательной, поскольку неизвестно, насколько силен вызвавший продажи негатив. Не посвященные в игру продавцы тоже занимают выжидательные позиции. Они видят, что у них появился сильный конкурент с намерением продавать по демпинговым ценам, но не спешат последовать его примеру, не будучи психологически готовы к отказу от части запланированной прибыли. Тактика выжидания особенно заметна, когда агрессивный продавец не обозначает нужные ему уровни заявками по фиксированной цене, а продает по рынку, то есть просто выбрасывает объем, который автоматически продается по все более низкой цене до полного своего истощения.

Впрочем, атакующие раздумывали меньше времени, чем ушло на прочтение этого описания. На гистограмме, отражающей объем торгов акциями «Мосэнерго», выросла очередная высокая палка. Пит почувствовал в животе холодок, физически ощутив, как резко ухнули вниз цифры в нижней части «стакана». Однако это не помешало ему тут же резво защелкать мышкой, отправляя на биржу заранее заготовленные заявки по более высоким ценам, чтобы спрятать за ними объемы оборонительных редутов, выставленных Якимовым и банкирами. Лишь убедившись, что «стакан» наполнен ничего не значащим «мусором», Пит посмотрел в колонку, где отражалась минимальная цена дня для акций «Моськи». Оказалось, что со второй попытки атакующим удалось прорвать оборону на 2,65 аж до уровня 2, рублей.

Рядом с выставленными Питом и посторонними трейдерами мелкими по объему заявками вдруг появились более крупные заказы на покупку, которые снова погнали цену вверх. Причем погнали достаточно сильными пинками, которые быстро подняли котировки даже немного выше уровня в 2,70.

Через десять минут ожил Петин мобильник. Увидев, что звонит Серега, Петя вышел на лестницу и перезвонил приятелю.

- Твой Якимов не на «Морган Стэнли», случайно, работает?! - в голосе Сереги слышалось явное раздражение.

- Не понял.

- Вот и я не понял! Мы только что с трудом отбились, так какого ж он теперь цену вверх загоняет? Денег лишних много? Пусть так и скажет тогда, чтоб я нервы себе не трепал.

Или он думает, что игра окончена, и решил добить отступающих? Пусть тогда посчитает получше - они нам пока только сто миллионов налили, а речь, если я ничего не путаю, шла как минимум о трехстах.

- Чего ты взволновался-то? Ты самому Якимову звонил? Чего он говорит?

- Он мне говорит только, что все нормально. Слушай, ты скажи своему другу, что такие дела так не делают...

- Погоди, он тебе свои выставленные объемы сообщает?

- Сообщает, - неохотно признал Серега, - но все равно! Я должен быть в курсе всего плана, иначе зачем меня привлекли?

- Чтобы поделиться с тобой прибылью. Ладно, перезвоню. Петя набрал Якимова.

- Что, волнуются твои банкиры? - приподнятое настроение главнокомандующего оборонительными силами успокаивало. - Нервные они у тебя, однако.

- Не, Хатакян молчит. Он сказал, что будет просто собирать все, что ниже 2,65, пока не наестся, а остальное его не волнует. Это Серега нервничает.

- Да достал он уже, если честно. Ты вспомни, как он предлагал выставить сразу весь наш объем на 2,61 и ждать, чего дальше будет. Это ж стратегия деревенской драки - стенка на стенку. Никакого полета мысли. Толку от твоего Сереги мало даже в психологическом плане, я вообще только с его слов знаю, что он покупает, могли бы и без него обойтись.

Почему я должен все время перед ним отчитываться?

- Ну, во время драки от союзников не отказываются, так что придется потерпеть. Ты мне-то хоть скажи, что он там плетет про разгон какой-то?

- А ты сам-то разве не видишь, что цена вверх пошла?

- Так это все-таки твоя работа? А на фига нам сейчас эти контратаки? Вдруг эти ребята поймут, что мы им не по зубам, и свалят? Сам же говорил, их нельзя напугать, а надо заманивать на полную катушку, чтобы игра не свелась к ничьей.

- Во-первых, ничьей уже быть не может - сейчас в открытых позициях сто миллионов, такие деньги не бросают на произвол судьбы, тем более когда сил для победы еще вполне достаточно. Во-вторых, эта моя контратака как раз на «замануху» и работает. Сейчас, когда цена 2,71, а они продавали в среднем по 2,665, у них образовался убыток около двух миллионов рублей. И это не считая того, что позиции такого объема по текущей цене уже не закроешь. Ничто не втягивает в игру лучше, чем стремление отыграться. Вот увидишь, сейчас перегруппируются и пойдут в психическую.

Однако ждать следующей атаки пришлось долго. Якимову даже пришлось отказаться от дальнейшей реализации своей идеи заманивающей контратаки, поскольку желающих купить «Моську» и без того заметно прибавилось. Трейдеров привлекли заметно превысившие среднедневные показатели объемы торгов в акциях «Мосэнерго». Более того, многие из них усмотрели на графике фигуру технического анализа «двойное дно» (графическое изображение падения цены при атаках, двух остановок на линии сопротивления и дальнейшего восстановления до прежнего уровня действительно напоминало букву «W»). Данная фигура трактовалась в теханализе как «бычья», и потому большинство из слетевшихся на выросшую волатильность трейдеров открывали не «короткие», а «длинные» позиции, то есть вставали в покупку. Теперь уже «синдикату охотников за стоп-лоссами» следовало подумать если не об обороне, так о том, как оптимально распределить свои средства, чтобы не дать позывам к росту превратиться в губительное для них ралли и одновременно подготовить новый яростный бросок к цели.

Первую задачу им удалось решить довольно быстро и просто. Очередной удар, правда, далеко не такой мощный, как предыдущие, был направлен именно на набежавших «технарей». Удовлетворив все заявки на покупку выше уровня 2,68, синдикат закрепил за собой эту высоту, выставив на ней свою заявку на продажу ста тысяч лотов.

Психологический прием возымел действие. Трейдеры, оценив серьезность намерений продавцов, умерили покупательный пыл и теперь уже стали посматривать не вверх, а вниз.

Настроение рынка постепенно переметнулось на чашу весов атакующих. Появились сторонние продажи, которые сбили цену до 2,67.

С выполнением второй задачи - подготовкой к новой атаке - похоже, возникли сложности. Синдикат явно не рассчитывал на затяжную операцию, да еще и на вынужденную борьбу с набежавшими «партизанами».

Петя даже вздрогнул, когда в зале за его спиной раздался крик Шефа, который теперь уже совсем не походил на довольного лягушонка Кермита. «Я тетушка Чарли из Бразилии, где в лесах много-много диких обезьян», - заерничал Петин внутренний голос.

- Всем закрыть длинные позиции по «Мосэнерго»! Новых не открывать! Разрешается только «шорт»!

- Ни фига себе! - тут же отреагировал Шилов, - а за результат кто будет отвечать? Мы че теперь, по указке торговать будем? Конкурс закончился?

- Все слышали, что я сказал? - Шеф-Чарли несколько остыл, но вступать в дискуссию не счел нужным. - Выполняйте!

*** - Ну надо же, - голос Якимова в телефонной трубке после Петиного рассказа об истерике Чарли звучал озадаченно. - Вроде не с чего им пока так уж нервничать. Ну, не получился блицкриг, так это ерунда, подумаешь, случайная встречная заявка какого-нибудь фонда, - вот как они должны сейчас рассуждать. Если они не догадались, что кто-то осознанно играет против их планов, оснований для закатывания истерик быть не должно...

Ладно, так и быть, покажем им пряник, для поднятия боевого духа.

- Что ты задумал?

- Отступлю на 2,62. Слушай, а как же с твоим прикрытием теперь быть? «Служебные» бабки тебе теперь на «Моську» тратить запретили, а свои ты по телефону не сможешь так оперативно расставлять. Кстати, много твоих наемников в живых-то осталось?

- Да все живы. Я их приберег пока, так что Чарли стрелял по своим, - улыбнулся Петя.

- Я вот чего сделаю. Займу на всю сумму оставленные тобой на 2,65 окопы. Прикрою тебе отход, а заодно создам видимость, что моя заявка на десять тысяч лотов - это все, что осталось от нашего сопротивления.

- Круто! Переименовываю твой спецназ в камикадзе и благословляю.

- Банзай, годзаймас! - шутливо козырнул Петя.

*** «Акции "Мосэнерго" показали в течение сегодняшних торгов высокую волатилъностъ на существенно выросших объемах и закрылись на отметке 2,649, потеряв по отношению к предыдущим торгам около двух процентов своей стоимости. Причиной усиления интереса участников рынка к данным ценным бумагам аналитики считают вновь обострившиеся разногласия между председателем РАО ЕЭС и мэром Москвы».

«Круто! - прокомментировал Петя слова диктора в вечернем выпуске биржевых новостей. - Интересно, кто из нас за команду Чубайса, а кто за мэра? Впрочем, гораздо интереснее, что сейчас думают наши противники?» Наверное, впервые операция синдиката не завершилась до окончания торгов.

Открытые короткие позиции стоимостью в двести с лишком миллионов рублей пока не принесли им никакой прибыли. Якимов прав, такие ставки просто так не сдают, и скорее всего, завтра последуют новые атаки. Если им еще есть чем атаковать. Вот ему, Пете, обороняться больше нечем. После взятия синдикатом высоты 2,65 денег на брокерском счете осталось только на то, чтобы обеспечить использованную маржу при дальнейшем плановом сползании цены.

Полазив по Интернету, Петя с гордостью убедился, что тема ажиотажа в акциях «Моськи» активно обсуждается и в основных трейдерских форумах. «Еще повоюем!» - ухватился он за внезапно мелькнувшую в голове мысль. Через полчаса Петя сочинил и закинул на популярные интернет-форумы текст, который законопослушный внутренний голос тут же квалифицировал как распространение заведомо ложной информации с целью манипулирования фондовым рынком. Текст гласил: «Из заслуживающих доверия источников стало известно, что в преддверии собрания акционеров компании "Мосэнерго" различные группы инвесторов начали скупку акций для увеличения количества своих голосов, необходимых для принятия на собрании выгодных для себя решений. Причем в наращивании своего влияния заинтересованы как сторонники, так и противники реструктуризации энергетического холдинга».

*** В ответах на его сообщение в форумах, которые Петя просматривал на следующий день перед открытием торгов, трейдеры в общей массе требовали раскрытия «заслуживающих доверия» источников информации и называли ее бредом. Однако «осадок остался», и открытие торгов показало, что принять участие в торгах акциями «Моськи» желает уже гораздо большее количество спекулятивно настроенных трейдеров, нежели раньше.

Через час пришла и менее оптимистичная новость. Позвонил Хатакян и сообщил, что он полностью выбрал и даже превысил все свои лимиты на покупку «Моси», о чем и посчитал нужным предупредить.

- Не знаю, что вы там задумали, - по телефону кавказский акцент бывшего однокурсника всегда вызывал у Пети чувство, будто он разговаривает со Сталиным, - но желаю вам удачи. Потому что, если я теперь с полным портфелем этой вашей «Моськи» «словлю лосей»... я вас зарэжу!

Открытие торгов получилось нервным. Предторговая сессия частенько заканчивается тем, что цена первой сделки выпадает из привычного диапазона. Вот и сейчас кто-то с ходу купил несколько лотов «Моськи» по 2,78. «Хороший знак», - подумал Петя. Однако не прошло и получаса, как цена вернулась к уровню предыдущего закрытия. Затем котировки долгое время колебались между 2,63 и 2,65, при этом было совершенно непонятно, насколько активное участие в сегодняшних торгах принимает синдикат. Видимо, на этот раз тактику маскировки своих планов избрали атакующие. В начале первого позвонил Якимов.

- Думаешь, наши друзья исчерпали свои закрома? - поделился с ним сомнениями Петя.

- Трудно сказать. С одной стороны, триста лимонов они явно еще не вложили, а с другой стороны, вполне возможно, они решили, что оставшихся лимитов им не хватит, чтобы пробить вниз оставшиеся восемь копеек. В принципе сейчас им «шорты» не жмут, текущая совпадает с ценой их открытия, так что убытка ноль, можно и дух перевести, и нас понервировать.

- Ты говоришь так, как будто думаешь, что они знают о наших планах и вообще о нашем существовании.

- Почему бы нет? Наше сопротивление уже нельзя назвать простой случайностью.

Вчерашний объем торгов вышел далеко за пределы среднедневного. Я бы на их месте тоже решил, что без организационных мероприятий тут дело не обошлось.

- Ну и что будем делать? - Петя действительно занервничал. Ситуация неопределенности давила гораздо сильнее, чем накал битвы.

- Не знаю. Думаю... В принципе денег у меня осталось не так уж и много, а впереди у нас еще и контрвынос противника на «стопы». Не оказаться бы самим в их нынешнем положении.

- Сколько они уже вложили, как думаешь?

- Около двухсот двадцати миллионов... Подожди... Тут наметилось оживление, отключаюсь!

Петя, бросив незатушенную сигарету, бегом бросился в зал к монитору. Последняя сделка - 2,619, минимальная - 2,61! Пока он курил и беседовал с Якимовым, атакующие бросили в бой - Пит бросил взгляд на гистограмму объема - ого! Сразу четыреста тысяч лотов - больше ста миллионов рублей! После Петиного выхода из игры прикрывать свои оборонительные позиции «камуфляжными» заявками Якимов явно не успевал. Петя заметил в нижней части «стакана» стройные редуты на следующих «круглых» отметках - 2,61, 2,60 и 2,59. Заявки по более низкой цене выходили за рамки «стакана», но Петя не сомневался, что и на дальнейшем пути к критической отметке 2,55 имеются достаточно мощные заградительные кордоны якимовских и серегиных заявок на покупку.

Телефон оповестил о приходе SMS-ки. Привет от «главнокомандующего» гласил:

«Ухожу на 2,60. Если в теч. часа сливов больше не будет, нач. атаку. Где Серега?» «Что значит "где"? В смысле, на каком уровне стоят его заявки? Так понятно, что никак не выше 2,61, - Серега уже показал, что на передний край обороны он не стремится.

Или Якимов имел в виду нечто другое?» Мысль Пети повисла и замерла. Он перевел взгляд с экрана телефона на экран компьютера и несколько секунд не мог найти в таблице инструментов строку акций «Мосэнерго». На привычном месте теперь была какая-то другая бумага, поскольку цена последней сделки в 2,45 рубля явно не могла иметь к акциям «Моськи» никакого отношения. Но почему тогда заголовок строки прежний и в «стакане» появились все те же невозможные 2,45?.. Нет, уже 2,439!!! «Мося» не просто падала, она рушилась прямо на глазах.

*** - Ты свои «лонги» закрыл? - голос Якимова звучал глухо и потерянно.

- Н-нет, - Петя почувствовал, как трудно разжимаются его сведенные напряжением челюсти. Помимо воли он весь превратился в сжатый комок мышц и нервов. - Держу пока.

- Сколько тебе до маржин-колла осталось?

- По 2,31 закроют принудительно... Слушай, а почему они не начинают покупать?

«Стопы» ведь сработали, чего им еще надо?

- Нашей крови, - Якимов горько усмехнулся. - Думаешь, они не знают, сколько у нас сейчас бумаг «Моси» на шее повисло? Все эти «стопы» почему-то сработали раньше, ударили по моей покупке и перекочевали в мой портфель. С таким кирпичом мы долго не протянем. Так что теперь они жаждут поменяться с нами ролями. Мы начнем избавляться от тянущих ко дну бумаг, а они встанут в покупку и убьют сразу двух зайцев - поимеют и нас, наказав убытками, и бумаги, причем гораздо дешевле, чем изначально планировали.

- Так, может, тогда не продавать пока? Придержать.

- Угу, придержи - и на 2,31 получишь принудительное закрытие от брокера. Я бы, может, и придержал, но в мои объяснения во второй раз уже никто не поверит. А если я начну начальству про биржевой заговор Альфы и Чарли втулять, так и вообще в больничку свезут. Мне уже совсем непрозрачно намекнули на предстоящий разбор полетов по всей этой операции. В общем, мы на ближайшем отскоке начинаем закрываться, так что смотри, цену обрушим еще ниже. Проиграли мы, чего уж тут... По всем статьям проиграли. Так что закрывайся, спасай, что осталось.

- Да не поднимается у меня рука на такое «самоубийство». Веришь, смотрю на этот обвал как парализованный или загипнотизированный. Деньги улетают, а я ничего сделать не могу... Так что пусть уж брокер добивает. Сколько там сейчас?

- 2,33...

- Ну вот, на две копейки еще поживу.

- Ну, дело твое. Ладно, извини, начальство снова вызывает, похоже, началось...

- Удачи.

- И тебе.

Эпилог Октябрьский прохладный ветер гонял мелкий мусор. Разлившийся по проспекту западный лоск не проникал внутрь дворов, уже лет сорок не обновлявших свой дизайн.

Стандартный московский дворик внушал уважение к хранимым им традициям, но в умиление не приводил. Запущенный газон, сваленные по углам бумажные коробки, потрескавшиеся стены в противовес умытому проспектному фасаду, потрескавшийся асфальт... Возможно, если хорошо присмотреться, на нем еще можно было найти какие-то следы. Не так уж много времени прошло. Но он не хотел присматриваться. Он знал, что все произошло именно здесь: хруст стекла, вскрик и глухой удар.

На обочине проспекта, сразу за въездом в арку, стоял черный «Опель», чем-то сразу привлекший внимание. Пройдя немного вперед, он оглянулся посмотреть на номер под передним бампером. Номер оказался незнакомым, зато, заметив проявленный интерес, «Опель» приветливо мигнул фарами. Он отвернулся и пошел в сторону метро. Однако автомобиль тут же догнал его и снова прижался к обочине. Водитель вылез и, снимая темные очки, произнес знакомым голосом:

- Петр Михайлович, не желаете прокатиться? Петя узнал Старика, хотя выглядел он сейчас моложе, более подтянуто и, несомненно, цивильнее.

- Михаил Викторович, - Петя с трудом, но все-таки вспомнил имя бывшего коллеги, - какими судьбами?

- Да вот, заметил знакомое лицо в знакомом месте, как не остановиться. Кстати, как у вас со временем? Может быть, перекусим? Навестим нашу кафешку.

Антураж кафе, волшебным образом преображавшегося к вечеру в мексиканский ресторан, нисколько не изменился. Все тот же бизнес-ланч и создающие постоянный гул голоса сотрудников близлежащих офисов, совмещающих обед с переговорами и обсуждением степени отмороженности начальства.

- Пожалуй, нам стоит выпить, - заявил Старик, едва усевшись за столик.

- Так вы же вроде за рулем.

- Ай, бросьте! - знакомо отмахнулся Старик.

- Ну, вообще-то сегодня сорок дней как Антон...

- А я что говорю. Ну что, водочки? Выпили не чокаясь.

- Короткие периоды времени бывают удивительно насыщенными, вы не находите.

- Я бы предпочел провести самый скучный месяц своей жизни, но чтобы и Абрамов, и Антон остались живы, - довольно резко отреагировал Петя на светский тон Старика.

- А с чего вы взяли, что Абрамов тоже погиб? Насколько я знаю, он прекрасно себя чувствует.

- Последствия аварии оказались не столь серьезными?

- Да не было никакой аварии!

- ???

- Абрамов нашел себе... точнее говоря, мы нашли ему отличное место работы, и, памятуя о том, сколько неприятностей увольнение из «ФокусИнвеста» доставило Якимову, была придумана история с наездом.

- Вы считаете Абрамова столь ценным специалистом?

- Это неважно, - пожал плечами Старик, - важно то, что он поверил, что является таковым, и не отнимал у нас время сомнениями.

- Так-так. Если это не шутка, то чувствую, это еще не самое интересное, что вы можете мне рассказать. - Петя смотрел на спокойно улыбающегося Путилова и понимал, что тот не шутит. Совершенно неожиданно недавние события стали принимать новую окраску, еще более темную. Молодой человек поймал себя на знакомом ощущении, возникавшем каждый раз, когда он понимал, что его использовали. В груди тут же начала подниматься горячая волна гнева. - Вы не были похожи на обычного трейдера, а сейчас выяснится, что мы все были пешками в какой-то странной игре, сценарий которой был вам известен заранее?

Может быть, и гибель Антона в вашем сценарии предусматривалась? Кстати, кто эти таинственные «мы»?

- Не ершитесь и не говорите глупостей, Петр. Я понимаю, насколько сильно на вас повлияла эта трагедия и влияет до сих пор... но я не думаю, что вы виноваты в гибели Антона. Вы ведь не подталкивали его в окно, правда? Признаюсь, что мы рассматривали и такую версию, но я склонен думать иначе. Вы даже не видели начало его падения и в любом случае не успели бы его спасти, ведь в этот момент вы сидели за компьютером Шефа, спиной к окну, правильно? Даже если бы вы проявили хладнокровие и, услышав шум за спиной, успели поймать падающего Антона за ногу, это ничего бы не изменило - он умер практически мгновенно от ужасных порезов, а не от удара при падении. Так что прекратите корить себя.

У Пети вдруг сильно закружилась голова.

-...Я не мог ничего сделать. Когда я увидел, как он шеей на стекло... Откуда вы все это знаете?!

- Я еще не ответил на второй ваш вопрос. Так вот, я работаю в организации, которая называется ФСФР.

- Федеральная служба по финасовым рынкам?

- Номинально наше подразделение действительно входит в это ведомство, но мы предпочитаем расшифровывать его аббревиатуру как «Федеральная служба финансовой разведки»13, - улыбнулся Старик.

Так что, как вы понимаете, некоторые дополнительные возможности для того, чтобы восстановить картину происшедшего, у меня были. Но в основном мне помогла простая логика. В спешке вы оставили компьютер включенным. Жалюзи в момент падения Антона были открыты. Если он был один и полез закрыть в очередной раз заклинившие жалюзи, чтобы свет от монитора и фонарика не попадал на улицу и не привлекал внимание охранников, то с какой стати он, еще не прикрыв окно, включил компьютер? И наоборот, почему не выключил компьютер, если закончил работу и открывал жалюзи, возвращая их в первоначальное положение?

Я предположил, что это должен был сделать сообщник, на роль которого идеально подходили вы, Петр. Даже если бы я не видел вас перед этим постоянно шушукающимися, догадаться о личности сообщника все равно было нетрудно благодаря, извините, вашему росту. Антон был тоже невысок, потому и подставил себе на подоконник этот злополучный стул. Вероятно, если бы сообщник был выше Антона, то управляться с жалюзи полез бы именно он. А раз нет... ниже его по росту у нас были только вы, Петр.

- Еще Инна.

- Ну да, естественно. Только Инну я мог сразу исключить.

- Это еще почему? Вы даже не представляете, на что она способна...

- Отлично представляю, поэтому тем самым вечером, когда вы предпринимали свою вылазку, я, мило пообщавшись с Инной на встрече, состоявшейся по ее просьбе (ну, не мог же я отказать даме), тем не менее дал ей понять, что не смогу быть ее инвестиционным спонсором.

Петя покраснел, получив камень в свой огород. Тем временем Старик продолжал.

- Зато тем самым я обеспечил ей алиби. А иначе бы, ей-Богу, поставил ее на первое место в списке подозреваемых.

Сделав паузу, он посмотрел на Петю и решил, что развивать затронутую тему женского коварства далее не стоит.

- Да! Хотел у вас узнать одну деталь. То, что ключ от кабинета Шефа Антон задумал сделать еще в тот раз, когда получил туда доступ, вызвавшись починить сломавшийся компьютер, я догадался, но вот как вы проникли в офис, не потревожив сигнализацию и не оставив записи в электронном замке, осталось для меня загадкой.

- Не так уж сложно по сравнению с тем, что вам удалось вычислить. После ухода с работы мы вернулись в офис, но прошли не на свой, а на четвертый этаж, где квартирует страховая компания со смешным названием.

- «Батут»?

- Ну да. У них там постоянное столпотворение, поэтому пройти через весь их офис под видом желающих оформить ОСАГО труда не составило. Тем более что в погоне за клиентами они работают до восьми вечера. Через их дверь мы вышли на запасную лестницу, ту самую, где мы все обычно курили. А после того как, по нашим расчетам, все трейдеры и Шеф должны были уйти, но до того как Джейн закончила свою работу и включила сигнализацию, мы поднялись по лестнице на шестой этаж и вошли в свой офис через дверь, на которой замок не подключен к компьютеру и не фиксирует время и имя входящего.

Потом прятались в туалете, пока Джейн не ушла. Дальше вы в курсе.

- Не совсем. Как же вы ушли незамеченным?

- Вообще-то мы собирались провести ночь все в том же туалете до утреннего снятия сигнализации. Но когда... все случилось, я просто побежал. Не думая. И перебежал снова на этаж страховщиков. У них на двери со стороны запасной лестницы стоит обычный кодовый замок. В общем, там я и прятался всю ночь... Мне теперь постоянно снится, как я в окно Службы с такой расшифровкой аббревиатуры на самом деле не существует, по крайней мере, официально.

оттуда выглядывал... Я же не знал, что с Антоном. Слышал сразу, как он упал, крики снизу.

Когда «скорая» приехала, подумал, может, он жив остался. Потом увидел, как его на носилки кладут... укрытого... Давайте еще выпьем?

- Наверное, и я со своей стороны должен был действовать в этой истории иначе, - Старик закурил. - Честно говоря, я надеялся, что, изолировав и ошарашив Абрамова новыми впечатлениями, смогу устранить непредвиденные обстоятельства, возникшие с этими пришедшими не по адресу сообщениями в «аське» и спутавшие все наши карты. Но оказалось, что услышанным в боулинге словам Абрамова вы придали не меньшее значение, чем я. Хотя вначале мне показалось, что вы только посмеялись над его рассказом.

- Это не я. Это Антона заслуга. Он все раскрутил, я бы забыл на следующий день, если б ему не рассказал. А что за пасьянс, в котором Абрамов спутал карты, раскладывала ваша разведка?

- Мы давно подозревали «ФокусИнвест» в нечестной игре, но поймать их за руку не могли. Нужно было выяснить весь механизм, собрать доказательства. С этой целью меня, так сказать, и внедрили в логово врага.

Случай с «аськой» Абрамова, которую ему поставил Шеф-Чарли, когда его собственный компьютер сломался в самый неподходящий момент - когда вот-вот должно было прийти очень важное сообщение от Альфы, - помог нам раскрыть систему их коммуникаций. А все потому, что Чарли допустил непростительную ошибку. Боясь пропустить важное сообщение и досадуя на свой не вовремя сломавшийся компьютер, он так разнервничался, что не только не удалил за собой «аську», но и не учел, что в только что установленной программе по умолчанию стоят совсем иные установки для запуска и уровня секретности, чем на его собственной машине. Поэтому простое выключение компьютера не уничтожило следы, и вернувшийся на работу Абрамов вместе с компьютером каждое утро загружал и «аську» с номером Чарли, перехватывая пришедшие за предыдущий вечер сообщения.

- Кстати, почему они выбрали такой странный и ненадежный способ связи?

- Не так уж он и ненадежен, если использовать систему подтверждений. Кроме того, любые звонки, SMS, e-mail - все это оставляет гораздо больше улик, позволяющих легко выйти на автора сообщения. В данном случае значимость конспирации перевешивала возможные неудобства.

- Значит, ВЫ решили убрать Абрамова, пока он не раструбил о предсказаниях?

- Совершенно верно. Мы предложили ему хорошую работу, и он согласился с тем, что, извлекая уроки из истории с увольнением Якимова, свой уход следует максимально замаскировать. Наша сотрудница сыграла роль безутешной бабушки.

- Вот почему Гожин не узнал голос...

- Ну, этот наш маленький прокол, к счастью, не имел последствий. А вот ваша с Антоном инициативность меня взволновала. Я подменил «аську» на компьютере Абрамова, поскольку просто убить ее было бы слишком подозрительно - таинственные сообщения должны были иметь хоть какое-то логическое объяснение. Я подготовил для вас вполне убедительную отмазку и подставился с сообщением от собственного имени, глуповатым, не спорю, но учтите, что все приходилось делать на скорую руку. Но вы не клюнули, не стали задавать мне ожидаемые вопросы, а продолжили копать. Так, убрав одну помеху, мы получили взамен сразу две, даже три, причем далеко не такие наивные, как первая. Правда, вы с Антоном, в отличие от Абрамова, не рвались рассказывать о своих открытиях каждому встречному. Это давало нам надежду, что мы успеем собрать документальные доказательства махинаций, выйти на всех поставщиков инсайда и закончить операцию, но ваша оперативность все усложнила. Чарли и его друзья насторожились.

- Странно как-то они насторожились, - протестующе перебил Старика Петя, - даже пароль на «аське» не удосужились поменять... конспираторы!

- Честно говоря, не ожидал от вас наивной надежды на то, что в деле, где крутятся такие деньги, его участники будут столь беспечны к своей безопасности. В сложившейся ситуации они обязаны были принять соответствующие меры хотя бы просто на всякий случай, - что и сделали, но поменяли не пароли, а номера своих «асек».

- Ну да, а как же сообщения, которые я получал?

- Напомню вам, что сообщения о готовящейся атаке на РАО ЕЭС вы не получали, а сняли с компьютера Чарли, когда забрались к нему в кабинет и не только поставили на «аську» свой «жучок», но и хорошенько покопались в ее архивах. А вот пришедшие уже на ваш компьютер сообщения о стопах в акциях «Мосэнерго» были посланы ими специально, чтобы втянуть вас в игру.

- Меня?!

- Не вас лично, а скорее, тех располагающих солидными денежными ресурсами людей, которых вы привлекли под свои знамена.

- Но как они узнали?!!

- Да вы же сами им и рассказали.

- Кому?!!

- Вашему приятелю из «СаксесБанка».

- Сереге?! А он-то какое отношение?.. - Петя уже понял, куда клонит Старик, но не мог в это поверить.

- На самом деле он стал участником этой игры не тогда, когда вы предложили ему вступить в ваш отряд храбрых памфиловцев, выступивших на защиту акций «Мосэнерго» от падения, а гораздо раньше. И все это время он стоял по другую сторону баррикад. Ведь это именно он слал сообщения на компьютер Чарли под ником Альфа.

- Серега - Альфа??!! Я не верю! - автоматически соврал Петя. На самом деле все сходилось. Неожиданное исчезновение Сереги теперь полностью объяснялось. Его уволили не за убытки от покупки акций «Мосэнерго» в период их ужасного падения. И прятался он вовсе не из-за обиды на Петю за то, что тот втянул его в авантюру, стоившую Сереге карьеры.

- Думаю, что он и в «ФокусИнвест» вас пристроил, только чтобы иметь возможность наблюдать за ситуацией изнутри. Таким образом, после меня вы стали уже второй подсадной уткой в этой конторе. В последнее время у вашего приятеля возникли некоторые трения с Чарли. Возможно, он думал, что тот его обманывает при дележке прибыли, или что-то в этом роде.

Кстати, я долго не мог понять, почему вы оставили такое славное место в «СаксесБанке». Даже подозревал вас в двойной игре. Но потом от ваших бывших коллег по банку я узнал о вашем странном поведении перед увольнением и в конце концов постепенно понял мотивы столь несвойственного вам поступка... Может быть, не стоило вам этого говорить, но раз уж мы взялись выкладывать карты на стол... У Ольги, той самой, за оскорбление которой вас фактически уволили, не было интимных отношений с вашим тамошним начальником. Напротив, ее весьма обеспеченный супруг решил, что ей пора увольняться, поэтому ее работу и раскидывали по другим сотрудникам. Так что все эти половые страсти существовали только в буйном воображении вашего приятеля Сереги, который или мыслил на несколько ходов вперед, или просто хотел сделать вам гадость, а заодно использовать спровоцированное им ваше увольнение в своих интересах.

- О, Боже! - Петя беспомощно спрятал лицо в ладони. Щеки пылали. От стыда за послушное поведение марионетки в руках того, кто, по мнению Пети, явно проигрывал управляемой «кукле» в интеллектуальных способностях. От злости или даже ненависти к своей мякушности и глупости. От жара вспыхнувшего внутреннего костра, в котором сейчас горело и рушилось все то, что Петя успел записать в актив своего «Я» за два последних месяца.

-...И такая возможность ему представилась, когда вы опрометчиво выдали информацию, взятую с компьютера Чарли той злополучной ночью. В результате Серега Альфа совершенно неожиданно получил от вас информацию о целевой цене РАО, которую он сам же незадолго до этого определил и отправил Чарли. Сообразив, что таких совпадений не бывает, они сложили два и два и поняли, что где-то допущена утечка.

Затем, дабы заткнуть информационную пробоину, Серега прощупывает вас на предмет того, чтобы выяснить, сколь многое вы успели узнать, и решить, что, собственно, с вами делать дальше. И тут вы преподносите новый сюрприз, сообщая, что против их синдиката затеяна большая игра с привлечением серьезных денег. Альфе нужно отдать должное - он очень быстро сообразил, как можно повернуть сложившуюся ситуацию в свою пользу. Он - перехожу на жаргон разведчиков - решает не выводить вас из игры, а использовать втемную уже в новой игре с высокими ставками. Ваше неминуемое поражение должно было помочь им убить двух зайцев: обогатиться и отправить вас - разоренного свидетеля - подальше, на родную рязянщину, ведь без квартиры и денег вам ничего другого не оставалось бы. Скомпрометированные номера «асек» реанимировали и начали успешно сливать вам «дезу».

Кроме того, в вашем штабе постоянно находился лазутчик - ведь Серега, как якобы полноправный участник вашего движения сопротивления, был в курсе всех ваших оборонительных схем и планов, в то время как вы видели только то, что было на руку вашим противникам. Главной их целью было вовлечь в игру как можно больше средств с вашей стороны. Они знали, что в конечном счете смогут вас обыграть. Их главным оружием была дезинформация: на самом деле стопы в акциях «Мосэнерго» были гораздо больше по объему, и стояли ближе, чем вам об этом сообщалось, а точнее - на 2,60 ровно. В честной игре - деньги против денег - вы могли бы и победить, но... В тот момент, когда они посчитали накопленную в игре ставку достаточно высокой, им достаточно было лишь продавить вашу оборону до нужного уровня, который вы считали совсем неопасным. Думаю, вы даже не успели понять, что случилось. Их последняя атака была подкреплена внезапно посыпавшимися на ваши позиции «стопами», сработавшими на уровне 2,60 и образовавшими лавину продаж. Мне даже представить страшно, какие убытки вы при этом несли, и если бы именно в этот момент «Газпрому» не приспичило начать массированную скупку акций «Мосэнерго»...

- Да уж, еще бы на полкопейки ниже, и я бы остался без квартиры и без денег на всю оставшуюся недолгую жизнь... «Газпром» меня действительно спас.

- Что ж, вам повезло. Ваш неожиданный союзник сделал то, что не удалось осуществить и вам, и нам. Синдикату инсайдеров, благодаря вашему упорству, пришлось вложить в свои «шорты» еще больше денег, чем вам, поэтому, отступая, им пришлось откупать огромные объемы по резко «улетающей в космос» цене и тем самым еще более разгонять ее взлет. Фактически они попали в ситуацию, которая носит на бирже название «корнер». В итоге цена акций с 2,32 рубля за одиннадцать часов чистого торгового времени (с учетом приостановок торгов) поднялась до десяти рублей, и ваши противники оказались полностью разорены. Ну, а вы, соответственно... интересно, по какой цене вы продали свой личный пакет акций? - Старик хитро прищурился.

- До вершины я не дотянул, - признал Петя. - Но капитал свой утроил. Якимов тоже все накупленное не успел распродать, в результате и он на росте хорошо прокатился. Так что, в отличие от Чарли и его банды, мы все еще при деле - торгуем.

- Поздравляю! Значит, несмотря ни на что, вы не забросили инвестиционный бизнес куда подальше? Тогда у нас есть шанс пересечься снова, - Старик улыбнулся. - Государственная служба, знаете ли, обязывает наблюдать за участниками рынка.

- Постойте! Вы работаете на государство, «Газпром» - это фактически тоже государственная компания. Так может быть, скупка «Мосэнерго» не случайно началась в самый нужный момент? Вы ведь тоже получили от этого выгоду. Вместо нудного и малоперспективного сбора доказательств нечестной игры, да еще и с учетом того, что закон об инсайдерской информации у нас до сих пор отсутствует, вы просто включили своеобразный административный ресурс и финансово уничтожили плохих парней! Круто!

Старик усмехнулся.

- Позвольте оставить вашу догадку без комментариев. Вообще я заметил, что вы слишком доверчиво записываете людей себе в союзники. Наверное, это потому, что вам не хватает друзей, но не забывайте и про Серегу, и про то, что вы работаете на фондовом рынке.

- Хотите совет? - продолжил Старик, оценив подавленное столь неприятной беседой душевное состояние Пети. - Самый непогрешимый и единственно достойный доверия инсайд - тот, что в полном соответствии со смыслом этого термина сидит внутри каждого из нас. Внутренний голос, если его не затыкать, редко когда обманывает. Он - ваш главный союзник... Кстати, прислушайтесь, что он вам говорит вон о той девушке, что уже полчаса с интересом поглядывает в вашу сторону?

Приложение Словарь биржевого сленга В процессе торговли на бирже приходится сталкиваться не только с терминами и определениями, расшифровку которых можно найти в многочисленных экономических словарях, но и с особым сленгом. Переводу сленговых словечек на более-менее понятный русский язык и посвящен этот словарь - далеко не полный, но затрагивающий понятия, наиболее часто встречающиеся как в тексте данной книги, так и в общении фондовых трейдеров.

*** Америкосы (амеры, пендосы, кокосы) - трейдеры американского фондового рынка и просто жители Соединенных Штатов.

Баить - покупать. От англ. buy.

Башня - стоящая в стакане (см.) крупная по объему заявка на покупку или продажу той или иной ценной бумаги. Башни могут быть построены одним игроком либо складываться на значимых уровнях из совпадающих по цене обычных заявок многих игроков. Порой сильный удар по рынку превращает в башню те заявки, которые в кандидаты башни даже не планировались. Ударить по башне - купить или продать по текущим ценам рынка без выставления встречной заявки. Снести башню - полностью удовлетворить крупную заявку, убрав тем самым уровень поддержки (сопротивления).

Боковик - он же в английском варианте - флэт (flat). В отличие от направленного тренда боковик характеризуется движением рынка без явно выраженных ценовых изменений. Котировки движутся как бы вбок (flat - ровный (англ.)). Однако действительно ровным боковик бывает довольно редко. Чаще встречается так называемый пилообразный боковик - см. распилить.

Вынести (попасть) на стопы - неприятное для трейдера изменение ситуации на рынке, когда движение цен приводит к срабатыванию выставленных трейдером страховочных стоп-лоссов. «Вынос» заключается в том, что дальнейшее движение рынка происходит в обратную сторону. То есть срабатывание стоп-лосса в данном случае приводит не к остановке потерь, а к обидному выходу из позиции, становящейся в дальнейшем прибыльной.

Грин - Алан Гринспен (Greenspan), до 1 февраля 2006 года - председатель Федеральной резервной системы США. Данный служебный пост аналогичен российскому председателю Центрального банка. Выступления председателя ФРС всегда имеют значительное влияние на фондовый рынок США.

Гэп - англ. gap, значительный разрыв, скачок в котировках. Обычно случается между ценой утреннего открытия и предыдущего вечернего закрытия рынка. Возникает в случае изменения рыночной конъюнктуры за то время, пока торги не проводились.

Инсайд - важная информация, способная повлиять на котировки акций, но доступная в момент своего появления лишь узкому кругу лиц - инсайдерам. Инсайдеры используют эту информацию в своих интересах до того момента, как она становится достоянием других участников.

Интрадей - стратегия игры, основанная на торговле внутри дня (см. скальпировать).

Корнер - ситуация на рынке, когда контроль над определенными акциями переходит в руки одного трейдера или согласованной группы. Может возникнуть, например, в случае, когда участники рынка, используя шорт-торговлю, постепенно продают устроителям корнера столько акций, сколько реально не могут затем выкупить на бирже. Соответственно, закрывать свои шорт-позиций продавцам придется на условиях устроителей корнера.

Продававшие в шорт в этой ситуации как бы загнаны в угол (corner - угол (англ.)).

Кукиш - второе, возможно, даже более точное название для фигуры технического анализа, известной как «голова и плечи». По причине того, что данная фигура сигнализирует о падении котировок, тем более что она является не предупреждающей, а скорее констатирующей свершившийся факт, вполне можно считать, что это «кукиш», показанный надеждам «быков» на прибыль. Кроме того, фигура действительно похожа на задранный кверху кукиш.

Кукловоды - мифические, а возможно и реальные, крупные игроки фондового рынка, финансовые возможности которых позволяют им руководить сильными движениями рынка, создавать сценарии его поведения. Им приписывается множество неожиданных для большинства игроков и нелогичных, судя по сложившейся обстановке, изменений рыночной ситуации.

Линия поддержки (сопротивления) - ценовой уровень, на котором по тем или иным причинам сосредоточены значительные по объему заявки на покупку (для линии поддержки) или на продажу (для линии сопротивления). Соответственно, для прохождения таких уровней продавцам (покупателям) требуется приложить большее, чем обычно, количество усилий.

Лось - убыток (от англ. loss - потеря). На фондовом рынке лоси гуляют целыми стадами, поэтому в биржевом сленге для них существует масса производных выражений.

Например, лосей можно поймать, кормить, выращивать и даже спать с ними в случае, когда убыточная позиция не закрывается на ночь и переносится на следующий день.

«Лук», «мося», «рая», «телек» («тело»), «сур» («сургуч»), «татка» и т.п. - ласковые прозвища российских акций, образованные в результате сокращения их полных наименований.

«Мамба» - биржа ММВБ получила такое прозвище как по некоторому созвучию, так и благодаря происходящим на этой бирже «пляскам» котировок акций.

«Наждак», «Доу», «Си-пи» («Сиплый»)... - ласковые прозвища фондовых индексов (Nasdaq, Dow Jones, S&P), образованные в результате «русификации» их реальных наименований.

Нерезиденты (нерезы, Биг Бабло) - трейдеры, не являющиеся гражданами России, либо зарубежные инвестиционные компании, торгующие на российском фондовом рынке.

Овцы - трейдеры, тактика игры которых целиком основывается на постороннем влиянии. «Овцы» перелопачивают груды аналитических материалов и ловят каждое слово своих «пастухов», часто меняя при этом свои позиции на противоположные. Мечтают разбогатеть на инсайде.

Отсечка - дата закрытия реестра акционеров перед собранием акционерного общества. Все, кто купил данные акции после закрытия реестра акционеров (отсечки), уже не будут иметь права на получение дивидендов за предыдущий период. Купить под отсечку - приобрести акции за некоторое малое время до отсечки с целью попасть в реестр акционеров до его закрытия и тем самым получить право на дивиденды.

Отскок («прыжок дохлой кошки») - явление, обычно возникающее при резком падении (росте) курса акций, когда достижение ценами сильного уровня поддержки (сопротивления) приводит к увеличению покупки (продажи). В результате падение (рост) временно приостанавливается, и цена несколько приподнимается (опускается) относительно достигнутых уровней, как бы отскакивая от достигнутого уровня подобно мячику. Затем движение котировок возобновляется в направлении, предшествующем отскоку. Если же такого продолжения движения не происходит, то отскок превращается в разворот. В отличие от отскока термин «прыжок дохлой кошки» относится только к ситуации, когда во время нисходящего тренда происходит временное и незначительное движение цены вверх.

Перевернуться - открыть по какой-либо акции позицию, полностью противоположную только что закрытой позиции по этой же акции. То есть, например, не просто продать имеющиеся акции, а в то же время открыть по ним еще и шорт-позицию.

Пипе (пойнт, тик) - минимальный шаг в изменениях котировок акции. Обычно пипс = 0,1 копейки, но для дорогих акций пипс может быть равен и 1 копейке (см. также скальпировать).

Пирамидиться - наращивать уже открытую (обычно прибыльную) позицию. См.

также усредняться.

Плечо - кредит, который брокер может предоставить клиенту для покупки ценных бумаг под залог имеющихся на счету клиента активов. Хотя кредит может быть предоставлен не только в виде денег, но и в виде бумаг, данный термин обычно используют для обозначения длинных позиций, открытых в кредит. Ширина плеч измеряется в отношении к размеру клиентского счета. Например: плечо два к одному означает возможность получения двух рублей кредита на один рубль имеющихся активов.

Позиция (поза) - наличие у трейдера каких-либо акций. Позиция может быть открытой (данные акции есть в портфеле трейдера) или закрытой (акций нет). При этом открытая позиция может быть лонг-позицией (длинная - акции куплены в рост) или шорт позицией (короткая - акции проданы в шорт).

Поймать (кормить) лося - получить убытки по произведенным сделкам. См. также лось.

Преф - привилегированные акции. Например, о привилегированных акциях РАО ЕЭС говорят «РАО преф».

Пропирай и Проливай - активная игра на соответственно повышение или понижение.

Сопровождается быстрым изменением котировок в одном направлении. Это своеобразный скоротечный тренд в миниатюре. В зависимости от силы напора пропирай может быть еще и «пропирайным», а проливай «проливайным».

Распилить - при движении рынка в боковом канале (см. боковик) график изменений котировок акций становится зигзагообразным и напоминает зубцы пилы. У трейдеров, рискующих играть на боковике, значительно увеличиваются риски купить бумаги «на горе» (острие зубца) и затем «попасть на стопы» на дне (в нижней части зубца). Причем из-за многочисленности зубцов данная неприятность может за короткий срок повториться несколько раз подряд. Трейдер, попавший в такую ситуацию, считается «распиленным».

Свиньи - трейдеры, тактика игры которых направлена на погоню за максимальной прибылью. Жадность «свиней» заставляет их брать максимальные кредитные плечи и не фиксировать прибыль, ожидая еще более высокой цены. И то и другое, как правило, приводит «свиней» к огромным убыткам.

Селить - продавать. От англ. sell.

Скальпировать (ловить пипсы) - совершать многочисленные сделки внутри дня с целью получить прибыль на незначительных, иногда всего в несколько пипсов (но обычно многочисленных в течение дня) изменениях котировок акций.

Спрэд - текущая разница между наименьшей ценой предложения и наибольшей ценой спроса на какую-либо ценную бумагу.

Стакан - видимая каждому участнику торгов таблица с ближайшими к текущей цене биржевыми заявками трейдеров на покупку и продажу акций.

Тренд - устойчивое и длительное по времени ценовое движение рынка в определенную сторону (вверх или вниз). Соответственно различаются восходящий («бычий») и нисходящий («медвежий») тренды.

Усредняться - совершать дополнительные покупки (в случае шорта - продажи) имеющихся или имевшихся в портфеле акций при ухудшении цены этих акций. Целью этих операций является изменение в лучшую сторону средней цены покупки (продажи) данных акций.

Физики - физические лица - клиенты брокерских контор. Частные инвесторы с небольшими капиталами.

Фишки, Чипсы - «фишки» - это сокращение от словосочетания «голубые фишки», то есть наиболее популярные на рынке, по вполне объективным причинам, акции. В английском варианте «голубые фишки» звучат как «blue chips» (блу чипе), соответственно, фишки иногда называют чипсами.

Фьюч - жаргонное сокращение от «фьючерс» (futures) - инструмент срочной секции фондового рынка, позволяющий в настоящее время торговать будущей ценой некоторых ценных бумаг.

Шип (сквиз) - резкое изменение цены за короткий промежуток времени. На графике баров такое изменение будет отображаться в виде похожей на шип высокой вертикальной линии, выбивающейся из общего ряда.

Отзыв о книге Вы уже знаете что такое акции, и решили с головой окунуться в биржевую торговлю?

Уже узнали, что слова «стакан», «лось», «плечо» и т.д. имеют как минимум еще одно значение? Осталось только начать торговать... Не торопитесь, потратьте еще немного времени и прочтите эту книгу. Возможно, вы сможете избежать ошибок главного героя и добиться не таких неоднозначных результатов.

Автор раскрывает психологию участников рынка и приоткрывает мотивы их поведения, которые особенно полезно знать новичкам. Читатель сможет получить не только описание способов зарабатывания капитала на биржах, но и, что еще важнее, поймет причины, по которым люди теряют деньги.

Книга представляет интерес как для профессиональных участников, так и для тех, кто имеет желание просто разобраться в механизмах фондового рынка, а также для тех, кто еще только задумывается о торговле акциями. Возможно, прочитанное даже подтолкнет далеких от трейдинга читателей заняться этим увлекательным делом.

Даже если вы уже не первый год торгуете акциями, данная книга окажется для вас полезной. Есть большая вероятность, что в героях романа вы узнаете себя или своих коллег, и через несомненно увлекательный сюжет сможете проследить, совпадет ли судьба героев с жизнеописанием тех, кого вы знаете.

Прочитать книгу также стоит хотя бы потому, что наверняка вы еще не читали российских бизнес-романов о фондовом рынке с детективным уклоном.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.