WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Виктор Ильин ИНСАЙДЕР БИРЖЕВОЙ ТРИЛЛЕР $ ВЕРШИНА Москва Санкт-Петербург 2006 УДК 821.161.1-31Ильин В.В. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Как обычно в таких случаях, покупатель брал бумагу огромными порциями по текущей рыночной цене, не выставляя лимитированных заявок. Пит в очередной раз поразился этому факту. Он считал более правильной тактикой для тех, кому вдруг потребовалось заполучить крупный сайз определенных бумаг, постепенный выкуп на определенном ценовом уровне без существенного разгона котировок. Так выходило бы значительно дешевле, однако Пит не мог не признать, что в действиях агрессивного трейдера тоже может присутствовать определенная обстоятельствами логика. Например, если заказчика покупки интересует не столько цена, сколько скорейшее приобретение необходимого количества акций. Такая необходимость иногда возникает перед проведением собраний акционеров, когда одному из держателей крупного пакета не хватает нескольких процентов для обеспечения положительных результатов голосования по интересующему его вопросу.

Кроме того, избегая выставления лимитированных заявок (то есть не исполняемых тут же, а содержащих указание желаемой, но отличной от текущей цены), агрессивный трейдер сохраняет в тайне планируемый объем скупки.

Еще одним плюсом при быстром задирании цены является возможность обеспечить «осадок пены» путем временного прекращения покупок. Другие покупатели не готовы сразу поддержать покупку по столь стремительно взлетевшей цене. Они еще не разобрались в природе и причинах роста, а бросаться покупать вслед за агрессором, приняв правильность его действий на веру, могут позволить себе лишь самые азартные участники.

Когда активность скупщика прекращается, объемы сделок стремительно падают и котировки вступают в стадию неопределенности. Образуется огромный спрэд между ценой оставшихся практически на «доскупочных» уровнях покупателей и значительно более высокой ценой продавцов, ниже которой агрессивный покупатель выкупил все предложенные объемы.

Постепенно нервозность нарастает - особенно в том случае, когда явную причину покупки выяснить не удается и рынок вынужден довольствоваться лишь догадками и слухами, в которых ключевым неизменно является слово «заказ». Никто не знает, продолжится ли покупка, ведь нет никаких гарантий того, что объем заказа еще не выбран полностью. Покупателей мучает страх неизвестности, в то время как продавцов со временем начинает одолевать все большая досада от того, что они не поставили свою заявку чуть ниже, где она на данный момент уже была бы удовлетворена скупщиком, который может уже и не предоставить им второго шанса избавиться от данных акций по нежданно высокой цене.

(«Тук-тук! - Кто там? - Счастье твое! - Врешь, счастье стучится только один раз».) В итоге покупатели так и не решаются поднять свою цену, зато продавцы под дополнительным давлением тех владельцев бумаг, которые ранее не выставляли свои заявки на продажу, но вполне согласны расстаться со своим добром по уже показанной сегодня цене, начинают снижать требования. «Пена» оседает. Оседает тем ниже, чем дольше не начинается вторая фаза скупки. Цена способна вернуться даже на свой начальный уровень, и здесь ее вполне может накрыть очередная волна агрессивной покупки. Но будьте уверены, теперь продавцы будут держать ухо востро и вместе с покупателями учитывать в качестве возможного ориентира ту максимальную цену, до которой акция долетела в момент апогея скупки.

Пит, не имевший во время всплеска цены «Якутскэнерго» выставленной заявки на продажу («тэйк-профит»), оказался среди поставленных перед нелегким выбором продавцов.

Сметенные уровни в «стакане» уже активно заполнялись новыми аск-заявками, предлагавшими бумаги по ценам более низким, нежели те, до которых продавцов загнала волна скупки. Пит сдался практически без боя, выставив на продажу весь имеющийся объем на процент ниже достигнутой вершины. Через полчаса его акции были куплены во время очередного взлета. Он заработал три с половиной процента к цене покупки и был бы сейчас вполне счастлив, если бы не то обстоятельство, что к закрытию торгов цена «Якутскэнерго» была уже на семь процентов выше того уровня, где Пит расстался со своим пакетом.

Вновь открывать позицию, покупая акции по цене, по которой он еще утром даже и не мечтал их продать, казалось совершенным безумством. И тем не менее цена акций росла все выше и выше, устанавливая все новые фантастические максимумы. Питу оставалось лишь завороженно провожать ее взглядом. Кроме того, слабым, но все-таки утешением было то, что акции «Сбербанка» к закрытию торгов смогли-таки отыграть свое утреннее падение.

*** Как и обещал Шеф, вторник начался с выступления Технаря-Уварова, посвященного достижению им лучшего среди трейдеров Зеленого зала результата за первую неделю испытательного срока. Идея Шефа устроить подобный обмен опытом между трейдерами была неплоха, хотя и нельзя было сказать, что до сих пор информация о том, кто чем торгует и какие биржевые стратегии при этом использует, была в дефиците. Возможно, у каждого из них и были какие-то персональные ноу-хау, не подлежащие раскрытию (а у кого из нас нет секретов?), но в общем и целом все и без лекций знали, что Уваров - фанатичный поклонник технического анализа, Абрамов торгует почти исключительно акциями РАО ЕЭС, а Петю, видимо, за его аналитическое прошлое, считали специалистом по фундаментальному анализу.

Особых тайн из своих позиций и рыночных предпочтении трейдеры не делали. Не только в курилке, но и в зале то и дело можно было услышать раздававшийся из какого нибудь отсека крик примерно следующего содержания: «Кто-нибудь покупает "сургуч"9, или я один такой дурак?», или «Народ! Давайте вместе "моську" завалим!» А уж когда зал разделялся во взглядах на текущую рыночную ситуацию примерно поровну, споры становились просто яростными. При этом те трейдеры, которые ожидали падения котировок, обещали отбить своим соперникам их «бычьи рога». Те же, в свою очередь, не менее ласково обещали вспороть этими самыми пока еще не отбитыми рогами брюхо своих «медведствующих» оппонентов.

Трейдеры не брезговали и спросить совета у своих коллег. Чаще всего вопросы адресовались Технарю. Он как справочное бюро готов был выдать ответ на любой вопрос из области теханализа. Но, как правило, вопросы звучали однотипно: «Пашка! Где поддержка (сопротивление) у "лука" ("тела", "райки", "моськи" и т. п.)?» И каждый раз Технарь выводил на монитор свои мудреные графики, изучал их и через минуту исправно выдавал требуемые цифры.

Сегодня он, заметно волнуясь, читал всем присутствующим, включая Шефа, свой доклад о механических торговых системах (МТС). В свое время, когда компьютеры стали персональными и их доступность шагнула за пределы серьезных научных институтов, механические торговые системы были весьма популярны. Счетные возможности компьютеров позволяли замахнуться на реализацию мечты биржевого халявщика - заранее знать о предстоящих движениях рыночных котировок. Поэтому довольно активно раскупались так называемые «черные ящики», которые, получая на входе исходные статистические данные об изменениях цены определенных бумаг в прошлом, не раскрывая суть проводимого далее анализа, выдавали на выходе рекомендацию (сигнал) о том, что следует делать с данными акциями в данный момент. Однако каждый раз выяснялось, что любая такая система показывает положительные, иногда даже фантастические результаты лишь в определенные рыночные периоды, моментально становясь убыточной при изменении конъюнктуры.

Скорее всего это объяснялось тем, что все подобные системы построены на базе прошлого опыта и условий, которые совсем не обязательно должны соблюдаться в будущем, «Сургуч» - жаргонное наименование акций «Сургутнефтегаза».

ведь «в одну реку нельзя войти дважды». Примерно с тем же успехом можно попытаться сделать прогноз относительно того, какие числа выпадут в лотерее в ближайшую субботу, на основе анализа результатов всех предыдущих тиражей. Вы сможете заметить, что некоторые числа выпадают гораздо чаще других. Копнув еще глубже, можно установить, какие числа «любят» ходить парами. Но все это, упорядочив вашу игру, ни на шаг не приблизит вас к верному предсказанию всей выигрышной комбинации.

Тем не менее попытки доказать обратное не прекращаются, чему свидетельством и был сегодняшний доклад Технаря.

Поначалу выступление выглядело академично - сказывались студенческие шаблоны, к которым Технарь привык, поскольку еще продолжал обучение на вечернем отделении института, - но постепенно рассказ о его увлечении стал не таким сухим и приобрел более эмоционально насыщенную окраску. Технарь и раньше постоянно приставал ко всем в поисках союзников и единомышленников, расписывая возможности своих чудо-систем, выдававших, по его словам, безошибочные торговые сигналы чуть ли не в девяноста процентах случаев. Между тем, несмотря на внушительную доказательную базу в виде статистических данных о доходности сделок, совершаемых на основе инструкций воспеваемых Технарем торговых систем, тот факт, что он постоянно совершенствовал свои программы, автоматизировал то одну, то другую классическую биржевую стратегию или же на их основе создавал свои собственные, вызывал законные сомнения в том, что секрет безубыточной торговли им окончательно раскрыт.

Скептически настроенные коллеги были не против послушать выводы, следовавшие из текущего значения того или иного технического показателя, однако соглашаться на активно предлагаемое всем желающим стратегическое партнерство, когда Технарь, бескорыстно делясь своими программами, просил взамен лишь результаты их тестирования на практике, не торопились.

Лучший недельный результат давал Технарю законное право в очередной раз явить миру свое видение процесса трейдинга и, возможно, наконец-то заполучить в этом деле союзников.

Из выступления следовало, что именно благодаря механической (компьютерной) торговой системе, анализирующей текущие биржевые котировки с точки зрения упомянутой теории и выдающей на основе этого анализа определенные сигналы-рекомендации:

«покупать», «продавать», - Технарю и удалось добиться не то чтобы очень высоких, но лучших, нежели у других трейдеров, результатов. Оказалось, что в настоящее время он увлечен торговым методом под названием «Аллигатор», изобретенным и описанным Биллом Уильямсом.

- Когда Евгения Михайловна неделю назад сказала, что моя старая система, подавая слишком много сигналов, не приносит прибыли, я понял, что надо придумать что-нибудь другое. И тогда я решил использовать стратегию, которая направлена на то, чтобы не входить в рынок без подтвержденной необходимости. Я выбрал метод «аллигатора» Билла Уильямса. Как известно, он построен на трех скользящих средних, имеющих разные периоды. Каждая из этих линий имеет свое название: «челюсть», «зубы» и «губы» аллигатора. Когда все эти три линии на графике переплетены, мы делаем вывод о том, что аллигатор спит и надо оставаться вне рынка. Билл Уильяме говорит, что чем дольше спит аллигатор, тем более голодным он проснется. Просыпаясь, аллигатор раскрывает пасть и начинает охотиться на «быков» или на «медведей». Задачей моей программы является определить момент открытия пасти и того, на кого будет идти охота. Это зависит от взаимного расположения линий текущей цены и линий, образующих «пасть» аллигатора.

Если цена выше раскрывающейся «пасти» аллигатора, программа выдает мне сигнал на покупку, и наоборот...

Постепенно распаляясь, Уваров вставлял в свой доклад все больше технических терминов и, глядя на посматривающего на часы Шефа, все более торопился, не давая никакой возможности уследить за полетом его мысли. Единственным заинтересованным слушателем выглядел выздоровевший Абрамов, который даже умудрялся что-то конспектировать за докладчиком в своем неизменном блокнотике.

Когда Технарь вплотную перешел к описанию теории фракталов, его остановил Шеф.

- К сожалению, нам придется прервать вашу, безусловно, интересную лекцию, господин Уваров. Торги открываются через пять минут, и я не уверен, что аллигатор будет мирно спать до тех пор, пока вы не закончите свой рассказ, - он усмехнулся и тут же хищно блеснул стеклами очков. - Кстати, я хотел бы добавить в качестве иллюстрации тот неоспоримый факт, что ваша доходность на девяносто процентов была создана одной-единственной сделкой. Слепое следование сигналам системы позволило вам не побояться купить акции «Татнефти» в тот момент, когда, например, Гожин их продавал.

Вы до сих пор сидите в этой позиции, поэтому не знаю, как будет развиваться ваша ситуация дальше, зато я точно уверен в одном - какую бы стратегию вы ни использовали в своей торговле, есть один очень важный ресурс, без наличия которого у вас ничего не получится. Этот ресурс - время. И все мы здесь занимаемся именно тем, что с помощью имеющегося у каждого из нас философского камня, - тут Шеф постучал согнутым указательным пальцем по своей голове, - превращаем время в деньги. Надеюсь, сегодня всем вам удастся произвести обмен одного ресурса на другой по выгодному курсу. За работу!

Да! Чуть не забыл. До вечера меня не будет. Надеюсь, у вас сегодня не возникнет необходимости в моем присутствии, но, если что, обращайтесь к Евгении Михайловне.

*** Абрамов, которого заинтересовал рассказ Уварова, тем не менее был согласен с Шефом в том, что время для трейдера является самым дорогим ресурсом. Стоило Шефу покинуть зал, как он немедленно включил монитор и загрузил терминал. Старик в своих озвученных вчера в отсутствие Абрамова наблюдениях был прав - еще в пятницу Кирилл купил акции РАО ЕЭС более чем на два миллиона рублей и теперь ему не терпелось узнать, что произошло со стоимостью его позиции за пропущенный по болезни понедельник. Придя утром на работу, он уже попытался было просмотреть итоги торгов прошедшего дня на новостных сайтах, но они оказались недоступны - какая-то проблема с Интернет-каналом.

Запустится ли торговый терминал? Система запустилась, правда, выдав при загрузке сообщение о том, что она была автоматически проапгрейдена до новой версии «с повышенными коммуникационными возможностями».

Сосредоточив все внимание на мониторе, Абрамов не заметил, как Футболисты, а за ними и другие любители приколов, вновь, как и неделей раньше, принялись занимать наиболее выгодные стратегические позиции для наблюдения за его отсеком.

Да и какое это имело значение, когда, судя по появившимся на экране первым после открытия торгов котировкам, он имел уже около десяти процентов прибыли! В это трудно было поверить, все-таки акции РАО не настолько волатильны, чтобы совершать подобные прыжки, но цифры упрямо указывали на то, что невозможное произошло. Более того, цена продолжала расти, и доходность позиции только что перевалила за одиннадцать процентов!

Если тенденция не изменится, совсем скоро можно ожидать приостановки торгов.

Такая мера применяется на бирже для охлаждения не на шутку разгорячившихся голов трейдеров. При существенном изменении цены определенных акций в рамках одной торговой сессии предусмотрены остановки торгов, вначале часовые, а потом, если динамика изменения цены продолжает измеряться десятками процентов, пауза в торгах этими бумагами может составить и несколько дней.

Возможно, будь Абрамов повнимательнее, он бы заметил не только пристальное внимание коллег, но и тот факт, что сумасшедший взлет затронул почему-то исключительно обычные акции РАО. Все остальные бумаги, включая даже «префы» все той же «райки», остались на месте. Но ему было не до того. Следовало определиться, что делать дальше, держать или продавать. Подумав, он решил поставить стоп-лосс. Тогда даже в случае разворота большую часть прибыли удастся спасти.

Как только Абрамов вызвал форму для подачи условной заявки, разворот из потенциальной опасности превратился в реальную. Только что стремящаяся в небеса цена с таким же проворством теперь устремилась вниз и потеряла уже два процента. Разом вспотев, Абрамов понизил на один процент уровень своего еще не посланного на биржу стоп-лосса, но, поставив курсор на кнопку «Продать», увидел, что текущая цена уже опустилась чуть ниже намеченной им отметки аварийного выхода.

От одиннадцати процентов потенциальной прибыли осталось восемь. Решив, что синица в руках в данной ситуации предпочтительнее, и разочаровавшись в своих попытках подстелить страховочной соломки на все время ускользающий вниз пол, Абрамов собрался просто слить весь свой пакет по рынку. На переоформление заявки ушло меньше минуты, но даже за столь короткий срок цена умудрилась упасть еще на три процента. Сжимая мокрой от пота ладонью «мышку», трейдер наконец-то отправил заявку на биржу для спасения оставшихся пяти процентов прибыли.

В принципе если не вспоминать про упущенные одиннадцать процентов, даже того, что осталось, вполне хватило бы для праздничного настроения. На экране всплыло окно с надписью: «Вы уверены? Да/Нет». В голове мелькнуло: «это что-то новое», - но задумываться было некогда - цена продолжала стремительное падение. Он кликнул «мышкой» на подтверждение. Система задумалась.

- Ну! Давай же! - вслух простонал Абрамов. «Может, лучше не надо? Да/Нет», - флегматично откликнулся терминал.

- Да что за фигня!? - Трейдер закричал уже в полный голос. - Да! Да!!

«Не надо так не надо. Заявка отменена пользователем».

- Как?! Я не отменял! Я же сказал «Да», в смысле... что надо... - Кирилл был уже не уверен, что все сделал правильно.

Он снова вызвал окно заявки, отметив, что цена за время его препирательств с компьютером упала еще на два процента. «Продать»!

«Опять ты за свое? Да/Нет», - недовольно откликнулась система.

«Да», - оторопело нажал Абрамов.

«Упрямый. Люблю таких..., - скокетничала система. - А может, не будем продавать?

Да/Нет».

«Ни фига себе апгрейд!». Он хотел снова ответить «Да», потом подумал и кликнул «Нет».

«Ну, не будем, так не будем. Заявка отменена пользователем».

Признаться, Абрамов уже ожидал чего-то подобного. Эмоции кончились вместе с прибылью. Одиннадцать процентов испарились в результате внезапной вспышки болтливости его торговой системы. Некоторое время он тупо смотрел, как цена сползала все ниже. Теперь он уже проигрывал около двух процентов.

«Что молчишь? Обиделся? Да/Нет», - поинтересовалась система.

Это было уже слишком. Абрамов со злостью ткнул в кнопку выключения питания компьютера. В ответ на экране возникло изображение грудастой Татьяны Арно и веселая надпись «РОЗЫГРЫШ!».

*** В очередной раз вдоволь насладившись потешно ошарашенной физиономией Абрамова, которого смогли вывести из ступора лишь сообщением, что акции РАО в его отсутствие и в самом деле поднялись на три с половиной процента, и не став дослушивать рассказ Технаря о том, как они с Футболистами запрограммировали драматическое изменение котировок и засунули их в фиктивную торговую систему, внешне не отличимую от настоящей, но с повышенным интеллектом и стремлением поговорить по душам, Петя вернулся на свое место. «Интересно, - подумал он, - как бы я повел себя на его месте?» Однозначного ответа не было, и Петя решил сосредоточиться на торговле.

На сегодняшний день у него был приготовлен коварнейший трейдинг-план под названием «бабочка». Мысли о том, как перехитрить рынок, теперь не оставляли голову Пети ни днем, ни ночью. По дороге домой даже в висящей на стене вагона схеме линий метрополитена он видел некий биржевой график. Вечера уходили на чтение специальной литературы, работу над ошибками и постоянный поиск беспроигрышной стратегии.

Приходилось согласиться с распространенным мнением о том, что трейдинг затягивает не хуже наркотика.

Плодом очередного «мозгового штурма» и стал план операции «бабочка». Нельзя сказать, что он был изобретен Петей, скорее всплыл в памяти как ответ на поставленную задачу: найти метод извлечения прибыли при боковом движении рынка - флэте.

Использованный вчера метод игры на спрэде тоже был предназначен именно для таких бестрендовых периодов. Как показали практические испытания на «Сахморе», он даже работал, но, к сожалению, не мог обеспечить прибыль в значительном объеме. В отличие от него «бабочку» предполагалось использовать на высоколиквидных бумагах, без ограничения объемов сделок.

Суть метода была не намного сложнее и заключалась в следующем. Следовало продать «в шорт» одни акции и на вырученные от этой продажи деньги приобрести другие.

При наличии таких позиций становилось уже неважно, в какую сторону движется рынок и движется ли он вообще, поскольку в данном случае игра строилась лишь на разнице курсов двух различных бумаг. Для достижения успеха необходимо было правильно выбрать эту пару крыльев «бабочки». При этом одно крыло должно было быть заведомо слабее второго.

Слабую бумагу следовало продать, а сильную купить. При таком раскладе были возможны следующие исходы.

Обе бумаги растут. В этом случае прибыль получается в том случае, если купленные акции растут сильнее проданных.

Обе бумаги падают. Не страшно. Прибыль все равно образуется в том случае, если проданные акции падают сильнее купленных.

Проданные бумаги падают, а купленные растут. Бинго! В этом случае прибыль становится двойной.

Проданные бумаги растут, а купленные падают. Из всех перечисленных это единственный исход, при котором прибыль получить невозможно.

*** То есть в общем и целом метод выглядел вполне привлекательно именно за счет множества прибыльных вариантов. Кроме того, подобрать пару бумаг, среди которых одна была бы сильной, а другая слабой, казалось гораздо более легкой задачей, нежели точно определить дальнейшее движение рынка.

Для ее решения Петя обратился к аналитическим обзорам.

«...Хуже рынка в настоящее время выглядят акции "Татнефти" (-1,93%), по которым отмечается коррекционное движение после двенадцатипроцентного роста, показанного на минувшей неделе». «Вот и привет торговой системе Технаря, - подумал Петя, - интересно, выдала ли его хваленая МТС своевременный сигнал на продажу?» «Акции "Сбербанка" и "Сургутнефтегаза" в цене не изменились, а бумаги "Мосэнерго " стали лидерами роста среди "голубых фишек", подорожав сразу на 4,09%.

Значительно лучше рынка выглядели акции РАО ЕЭС (в РТС +2,51%, на ММВБ +3,69%), наиболее правдоподобным поводом для активизации спроса в бумагах энергохолдинга стало приближение аукционов по ОГК.

С точки зрения технического анализа четкие сигналы как на покупку, так и на продажу отсутствуют».

«Итак, если РБК не врет, нефтянка корректируется, а энергетика растет, - сделал вывод Пит. - Что ж, будем надеяться, что эта тенденция будет иметь продолжение». Он быстро, стараясь не задумываться над тем, какие риски стоят за объемами его сделок («У сороконожки спросили, как она умудряется ходить на таком количестве лапок. Та задумалась и не смогла больше сделать ни шагу»), продал в «шорт» акции «Сургутнефтегаза» на миллион рублей. И немедленно купил на эту же сумму акции РАО ЕЭС, пообещав себе, что не будет пересматривать свое решение до самого закрытия торгов.

*** Пете, хоть он и торопился, снова не удалось застать Джейн в момент ежедневного обновления данных на Доске почета, которая слишком долго была для него скорее Доской позора. Именно поэтому Пете так хотелось поймать ее взгляд в тот момент, когда она будет вписывать его фамилию, по крайней мере, в первую тройку строк.

Ну, не удалось, так не удалось. Настроение все равно было таким же приподнятым, как и его рейтинг, а если быть точным - на целых три процента, это за один-то день. Как минимум половину прибыли обеспечила удачно составленная «бабочка». На падении нефтяных цен «Сургут» пошел вниз, а вот восходящее движение энергетических акций на позитивных новостях, наоборот, продолжилось. Сегодня среда, а значит, при осторожной игре есть высокая вероятность того, что первый шаг в сторону того, что предупреждение с Пети будет снято, уже сделан.

«А бабочка крылышками бяк-бяк-бяк-бяк...», - довольно промурлыкал Петя, разглядывая несколько преобразившуюся таблицу.

Фамилия Результат общий, % Результат last week, % Предупр.

Беликов +2,88 +3,00 Абрамов +2,10 +2,20 Шилов +1,90 +0, Путилов +0,84 +0, Уваров +0,70 -1, Якимов +0,54 +0, Гожин +0,32 +0, Сауляк -0,9 -0,78 Илющенко -1,2 -1, Шипилов -2,3 -1,89 Петя отметил заметное ухудшение результата Антона и поймал себя на мысли о том, что успехи на финансовом фронте существенно улучшают характер и устраняют негатив. По крайней мере, сейчас он ощущал в себе прилив благодушия, в то время как на прошлой неделе испытывал к приятелю явное охлаждение дружеских чувств.

Заглянув в отсек соседа, Пит заметил его еще более явную удрученность.

Вспомнилось, что на этой неделе он уже не видел Антона вместе с Инной. «Неужели на прошлой неделе я тоже выглядел так мрачно? - подумал он. - Все-таки рынок слишком влияет на психику. Говорят ведь, что из-за эмоционального накала трейдеры редко когда остаются на этой работе более чем на пять лет».

- Не грусти, Антоха! Хочешь я тебе, не дожидаясь следующего вторника, про свою «бабочку» расскажу?

- Слышал? Якимов уходит.

- Как уходит? Сам? - оглянувшись, Пит заметил, что в отсеке Якимова столпились и что-то увлеченно обсуждают сразу несколько трейдеров. - А как же штраф?

- В том то и дело... Да ты иди сам послушай, если интересно, вон они все курить пошли.

*** В курилке самым популярным словом сегодня было «козлы».

- Во, козлы, блин! - возмущенно вышагивал по площадке Шилов, - человеку, может, раз в жизни случай помог, а они - ни себе, ни людям! Слушай, да проиграй ты им десять процентов, раз не хотят по-хорошему. Тогда точно забесплатно уйдешь.

Ситуация выглядела следующим образом. Якимов наконец-то получил положительный ответ на свое резюме из филиала крупной московской инвестиционной конторы, расположенного в городе Краснодаре. Семейные проблемы коллеги, о которых Петя слышал и раньше, заключались в болезни его годовалого ребенка. Врачи в один голос советовали бежать из Москвы куда-нибудь ближе к югу. И чем быстрее, тем лучше - в последнее время московский климат и ядовитый смог с каждым днем усиливали аллергические реакции и отнимали у ребенка последние силы.

Вопрос с переходом в краснодарскую контору еще пару месяцев назад вроде бы был решен положительно. Такая работа не только была для Якимова и по душе и по специальности, но кроме того, еще и хорошо оплачивалась и даже обещала на первое время жилье за символическую плату. Для переезжающей в незнакомый город молодой семьи с больным ребенком и неработающей женой такие условия выглядели как ниспосланное свыше везение. Найти в Краснодаре даже просто приличную работу на взгляд москвича представлялось делом почти невозможным, а тут...

Якимов уволился с прежней работы в хорошей финансовой компании, у которой, к сожалению, не было филиалов на юге страны. Вызов из Краснодара должен был прийти со дня на день, но все никак не приходил. В конце концов на очередной звонок Якимова ему ответили, что с местом надо подождать еще примерно месяц. Якимов, участвовавший на тот момент в отборочном виртуальном конкурсе скорее просто для того, чтобы заполнить паузу переходного периода, и попавший в первую десятку победителей, решил не отказываться от представившегося шанса провести оставшееся до отъезда время с пользой для себя и для семьи.

Пункт контракта, предусматривающий штраф за добровольный уход, он либо не заметил, сочтя документ стандартной формальностью, либо не придал ему должного значения. И вот теперь этот самый пункт стал на его пути непреодолимой преградой.

«ФокусИнвест» в лице сначала шефа-Кермита, а затем и более высокого начальства, с которым Якимов имел встречу нынче утром, требовали, чтобы либо сам Сергей, либо компания, которая принимает его на работу, выплатила предусмотренную контрактом неустойку в размере десяти тысяч долларов. «Похоже, все те льготы и "бесплатности", которыми мы обеспечиваем вашу группу, вас только расхолаживают. Наш проект имеет вполне определенную цель и смету расходов, которые вы не принимаете всерьез. Никто не обещал вам здесь клуб бесплатных развлечений, который можно бросить, придумав "левую отмазку", в любой момент, когда подвернется более теплое местечко». На посланного от лица остальных трейдеров делегата Гожина Шеф просто махнул рукой, намекнув, что просмотрел сделанные в свое отсутствие записи с видеокамер и еще разберется, что за очередную шутку они сыграли с Абрамовым.

Начальство не только не внимало ни мольбам, ни доводам, но и обещало пристально следить за всеми последующими сделками Якимова, дабы исключить возможность сознательной просадки счета. Об этом обстоятельстве и шла сейчас речь в курилке.

- Вам известен надежный способ за день просадить десять процентов, не применяя при этом топорную тактику покупки по «аскам» с немедленным слитием бумаг по «бидам»?

- отреагировал на предложение Шилова Старик, тоже принявший живейшее участие в обсуждении проблемы. - В любом другом случае нет гарантии, что сделка вместо убытка не обернется прибылью. Можно, конечно, что-нибудь придумать, но на это потребуется время, которого, насколько я понимаю проблему, уже не осталось.

- Пусть покупает какой-нибудь неликвид, а потом мы хором эти бумаги начнем продавать и легко посадим его на десять процентов, - не отступал Шилов.

- Да ладно тебе, Шило, что они, по-твоему, дураки совсем? Они тогда и вас всех на штраф посадят и трейдерской карьеры лишат навечно. Ты предлагаешь манипулирование рынком в чистом виде. - Даже внешне было заметно, как Якимов постарел за несколько прошедших дней. - Спасибо, конечно, за помощь, но не надо, ребята. Сегодня мы просто сядем и уедем, у меня уже и билеты на руках, прямо сейчас пойду помогу жене вещи собрать.

А там будь что будет. Пусть ищут, хотя это нетрудно, сам, дурак, все рассказал. Ну, пусть в суд на меня подают...

- Ага, а если братков за долгом подошлют, - вылез Шипилов, за что тут же получил незаметный, но чувствительный удар по почкам от Гожина.

- Ну, может, расплачусь со временем, по частям. Прорвемся! В общем, извините, что без отходной, так уж получилось. Звоните, если что.

Через полчаса Якимов, тепло попрощавшись с каждым трейдером, навсегда покинул Зеленый зал. Теперь их осталось девять.

*** Остаток дня прошел в гнетущей атмосфере. В зале царило похоронное молчание, изредка прерываемое в курилке воззваниями Шипилова, вбившего себе в голову идею о всеобщей забастовке. Впрочем, поддерживая дух высказываний, направленных против бессердечности конторского начальства, похоже, никто не разделял предлагаемых Шипиловым методов, отвечая молчанием на его призыв «строить баррикады». Петя сформулировал даже тезисы контрвыступления, но не счел для себя возможным высказать их вслух, поскольку занимал на данный момент первое место на Доске почета и его выступление против открытой борьбы с руководством могло быть истолковано как боязнь потерять свои предпочтительные шансы на получение денежной должности. Зато озвучить и без того всем, кроме Шипилова, понятные доводы взялся Старик.

- Чего мы таким образом добьемся, причем в лучшем случае? Нас всех уволят - возможно, хотя и маловероятно, даже без требований о выплате штрафа. После чего они легко наберут десять новых кандидатов и навсегда забудут и о том, против чего мы протестовали, и вообще о нашем существовании.

- Ну, вы как хотите, а мне работа в такой конторе на хрен не упала. Я теперь пальцем не пошевелю, чтоб из минусов вылезти! Хоть такую гадость им сделаю. А работу авось найду себе не хуже, - ответил Шипилов с видом человека, оскорбленного в лучших чувствах.

- А тебе по-любому тут два дня всего осталось, - задумчиво глядя в окно, неожиданно отреагировал на слова приятеля Шилов.

Шипилов замер, как от неожиданной пощечины, потом матюгнулся и, с размаху бросив на пол рассыпавшую искры сигарету, ушел.

*** Четверг выдался ужасно жарким. Солнце начало палить с самого утра. Казалось, что даже диктор на экране телевизора щурится от зайчиков, мешающих ему разобрать текст деловых новостей на телесуфлере.

Поездка в душном, забитом людьми вагоне метро не добавила в утреннее настроение энтузиазма. В середине колышущейся в такт движению поезда толпы раздавались восклицания. Кажется, какой-то женщине стало плохо.

В их зале кондиционер еще хоть как-то справлялся с душным маревом, но все равно не настолько хорошо, чтобы разогнать мысль о разумности испанской сиесты. По такой жаре даже курить было противно.

Время подходило к обеду, а Петя все еще не мог решить, стоит ли ему замутить на этой неделе еще одну «бабочку» на казенные деньги.

Уточнение собственника инвестируемых денег было теперь важным, поскольку воодушевленный своими биржевыми успехами Петя вчера окончательно решил завести собственный инвестиционный счет. Конечно, не в «ФокусИнвесте», а у стороннего брокера.

Благо, что в центре столицы проблем с поисками подходящей конторы не было. Одна такая нашлась буквально под боком. Ее офис располагался всего через три дома дальше по проспекту. Процесс открытия счета занял совсем немного времени. Паспорт, подписание документов, внесение денег (почти все, что удалось отложить «на черный день» за время работы в банке), знакомство с сотрудником, который будет принимать его заявки по телефону (устанавливать на своем рабочем месте программу для интернет-трейдинга через другого брокера Петя посчитал излишне рискованным шагом), - вот и вся процедура, в результате которой он стал частным инвестором. Или частным спекулянтом, время покажет.

- Эй, очнись, - раздался за спиной голос Инны. - Подстели чего-нибудь, я тебе чаю принесла.

Она водрузила чашку на торопливо подсунутый Петей листок. Сделала это так, как будто приносить ему чай было для нее в порядке вещей. Между тем для Пети это стало полной неожиданностью, даже если не учитывать, что их контакты с Инной с каждым днем становились все более редкими и формальными. Такого в их зале раньше не водилось.

Случалось, что кто-нибудь из Футболистов, педалируя половые стереотипы распределения должностных и бытовых обязанностей, но скорее все-таки в порядке грубоватого флирта, просил Инну сварганить ему чашечку кофе. Однако на это всегда следовал язвительный ответ типа: «На секретаршу ты еще не заработал» - или сообщение о том, что кофе она согласна принести просящему исключительно в постель, и то только для того, чтобы вылить его прямо на подушку.

- Вот, наслаждайся. Зеленый. Хорошо утоляет жажду.

- С-спасибо, - наконец отреагировал Петя и, не удержавшись, невежливо добавил:

- А чего это вдруг?

Инна не обиделась, улыбнулась.

- Исключительно из корыстных побуждений. Вдруг ты в ответ захочешь пригласить меня в кино.

- Какое кино? - еще более опешил Петя.

- А выбирать, похоже, не приходится, - засмеялась Инна, - при всем богатстве выбора другой альтернативы нет - «Ночной дозор», конечно, какое же еще? Или ты уже посмотрел?

- Да нет, как-то не успел еще.

- Вот-вот, только мы с тобой и остались не охвачены этим шедевром. Ну так что?

Приглашаешь, или мне для тебя еще и бутерброд сделать?

- Приглашаю... Когда ты хочешь? В выходные?

- Нет! Сегодня же вечером! До выходных ты, чего доброго, еще сто раз передумаешь.

*** - Ну вот, наконец, и мы с тобой приобщились к культовому фильму. А то, действительно, такое ощущение, что все знакомые уже разделились на три категории: те, кто только читал, те, кто только смотрел, и те, кому фильм не понравился. А тебе как? - спросил Петя, когда они решили выпить по коктейлю прямо в баре кинотеатра, прежде чем возвращаться по домам.

Инна выглядела потрясающе в коротком черном платье, которое дополняли элегантная красная сумочка и такие же красные туфли на шпильках. За счет последних она становилась выше Пети, но с этим можно было смириться ради открывавшейся взгляду стройности ее фигуры. Многочисленные мужские взгляды, бросаемые в сторону его спутницы, пробуждали в Пете первобытную гордость самца, пусть и малообоснованную.

- Пока не поняла... Ну, ничего так. Спецэффекты, все такое. Концовочка такая модная - не понять, кто победил, «наши» Иные или «не наши».

- Ну да, голливудского хеппи-энда тут точно не просматривается, - согласился Петя.

- Да и вообще, нет там грани между хорошим и плохим, - Инна продолжала старательно, как на уроке литературы, выдавать напрашивающиеся выводы. - Как нет и самого хорошего или плохого. В общем, все как на рынке, - неожиданно закончила она, опровергая Петину мысль о банальности ее умозаключений.

- В каком смысле как на рынке?

- Да в прямом - или в кривом, раз уж ни одного «прямого» смысла в этом фильме, говоря твоими словами, не просматривается. На рынке тоже нет однозначного понятия добра или зла. «Быки» не могут жить без «медведей», так же как «светлые» никому не нужны без «темных». У нас даже сложнее, ведь мы еще и оборотни. Мы боремся друг против друга, зарабатывая деньги, ничего в итоге не производя, но при этом мы создаем тот самый фондовый рынок, который считается одной из важных составляющих здоровья экономики любой страны. Так что можно смело и про нас фильм снимать, - Инна наконец-то улыбнулась, несколько успокоив напрягшегося от неожиданного погружения в глубины ее философских мыслей Петю.

- Не иначе ты приехала из Новосибирска в Москву, чтобы поступать в какой-нибудь вуз, связанный с искусством.

- А вот и нет. Я хотела конкретно на экономический факультет.

- С чего вдруг такая тяга?

- У меня мама бухгалтер, а папу я и не помню. Бабушек и дедушек у меня тоже не было. Поэтому я с детства при маме и в окружении ее отчетов, форм и прочей бухгалтерской дребедени. Последнее время она работает в Новосибирске в довольно крупной инвестиционной конторе. Так что все эти дела мне не в диковинку.

- Вот оно что... Но она же не трейдер.

- Ну и что? Она меня и в одиннадцатом классе старалась при себе держать, а со скуки чему только не научишься. Да и дядя Вова меня обучал, а уж он-то в трейдинге соображает, - глаза Инны заметно заволокло дымкой воспоминаний. Хотя, возможно, это было следствием действия уже третьего по счету коктейля.

- Что за дядя Вова?

- Так, среднего уровня начальник в маминой конторе. У них там типа роман приключился. Он и мне внимание уделял, как возможной будущей падчерице. Правда, потом мама решила, что он относится ко мне не совсем как к падчерице и вроде как учит не только трейдингу... В общем, обвинила меня невесть в чем. Скандал закатила жуткий. Потом давай прощения просить... Ее можно понять - у нее ж, как говорится, последний шанс. Поплакали, простили друг друга... и попрощались. Отправила она меня учиться куда подальше, хотя у нас там и своих хороших институтов навалом. Благо сестра ее, тетка моя, в Москве живет.

Когда я не поступила и начала домой собираться, мама сказала, что институт - это все фигня, а раз уж в столицу попала, надо там когтиться. Как в фильме «Брат», помнишь? Типа:

в Москве вся жизнь, все деньги и т. п. Теперь шлет денег и мне, и тетке, только чтоб я ей не мешала семейную жизнь налаживать. Ну а мне куда деваться? Когчусь потихоньку. Вот даже работу по теме нашла.

Ну, теперь ты рассказывай, как ты дошел до точки пересечения наших путей?

Они не заметили, как провели за разговором два часа, приняли приличное количество порций алкоголя и «закусили» их безумным количеством никотина. Лишь выйдя на улицу, они поняли, насколько уже поздно.

- Тетка, небось, дергается уже? - проявил Петя джентльменскую озабоченность.

- Не страшно. Я ей позвоню... от тебя. Чего деньги на мобилке тратить, правильно?..

Ты ведь не против? Или, может, у тебя телефона домашнего нету? - она с красноречивой усмешкой смотрела прямо в глаза оторопевшего Пети.

- Есть... конечно... есть.

- Тогда лови такси, пока я не передумала. В ее глазах мигнули искры. «Он идет на зов», - мелькнула в голове Пети фраза из только что просмотренного фильма.

*** - Что, овес подорожал? - весело обратился Петя к пожилому бомбиле, поудобнее усаживаясь на заднее сиденье рядом с Инной и намекая на то, что запрошенная за поездку сумма превышает привычный тариф.

- Вам шуточки, а девяносто пятый уже за тринадцать рублей вылез! Говорят, до двадцати дойдет. Вот что за страна у нас такая, а? Сидим на нефти, запасы богатейшие.

Ладно, мы за границу ее гоним по бешеной цене, но к своим-то людям разве можно как к иностранцам относиться? А еще говорят, недра принадлежат народу, тьфу! - Таксист выругался себе под нос. Петя явно затронул больную тему. - Нефтяные олигархи на них жируют, да и все!

- А вы на какой заправке обычно бензин заливаете? - Петя по-прежнему пребывал в приподнятом настроении.

- Да какая разница? Цена везде одна. Я ж говорю - сговор!

- И все-таки, есть же какая-нибудь наиболее любимая или удобная?

- Ну есть. «ЛУКОЙЛовская» у меня рядом с гаражом.

- Так купите акции «ЛУКОЙЛа»!

- Ага, щас! Хватит с них того, что я у них бензин по спекулятивной цене покупаю.

Буду я их еще поддерживать. Или мне что тогда, бензин будут на халяву заливать?

- Ну, это вряд ли, хотя как посмотреть. Вот вы говорите, у них от повышения цен сплошная прибыль.

- А то нет? Затраты, небось, не так сильно выросли, что ж они думают, народ совсем без мозгов? Небось, мы тоже кое-чего понимаем. Их жаба душит здесь дешевле продавать, когда на Западе нефть уже больше сорока долларов стоит, вот и вся экономика. У меня вон брат десять лет на Севере эту нефть добывал, рассказывал, кому деньги-то уходят.

- И кому же?

- А то вы не знаете?! Владельцам, так их растак, кому ж еще? Не работягам же!

- А я вам что предлагаю! Купите их акции, и вы тут же станете одним из этих владельцев.

- Ага, так они со мной и поделятся своей прибылью. Вы ж вроде грамотный с виду человек, а рассуждаете, как...

- Так, давайте вместе порассуждаем. Во-первых, и прибылью в виде дивидендов они с вами делиться начнут. А во-вторых, это даже и неважно. Вы же станете владельцем пусть одной многомиллионной, но все-таки доли всего имущества «ЛУКОЙЛа». Если их прибыль растет, значит, соответственно, увеличивается и стоимость вашей доли. Ведь количество акций величина более-менее постоянная. Платите вы завтра за литр на рубль больше, а сами уже прикидываете, что в каждом этом лишнем рубле, заплаченном автолюбителями, есть и ваша доля прибыли. Малюсенькая, конечно, но зато с каждого литра! А сколько они этих литров по стране только за один день продают? Да! Заправки у них не только в России, а даже и в Штатах имеются. Да что там заправки! Капля вашей прибыли будет и в каждом проданном «ЛУКОЙЛом» барреле нефти.

Теперь о цене вопроса. Одна акция «ЛУКОЙЛа» стоит сейчас около восьмисот пятидесяти рублей. Хотите, поспорим, что если бензин еще в два раза подорожает, то и эта акция будет стоить Никак не меньше тысячи семисот10 рублей?

- Ага, а если нефть упадет в два раза?

- Ну, так опять вы не в обиде - будете дешевым бензином заправляться.

Водитель покосился на странного пассажира. Было видно, что логика рассуждений Пети заронила в его мозг зерно сомнений в своей сермяжной правоте.

- Уж больно гладко по-вашему выходит, - покачал он головой, подумав, - ну, жизнь, как говорится, рассудит. Этот ваш дом-то?

Дом был Петин. Принимая оплату, бомбила несколько смущенно спросил:

- Так, а где, вы говорите, эти акции купить можно?.. Помахав вслед отъезжающей машине, Петя с Инной весело рассмеялись.

- Ты был бесподобен в своей убедительности, - объявила Инна. - Если бы акции распространялись методом сетевого маркетинга, как «гербалайф», ты был бы чемпионом по продажам.

- Вообще-то мне просто повезло, что он заправляется не на станции "ЮКОСа".

- Ну, нет правил без исключений. Кстати, после твоей лекции, мне стала понятна мысль, лежащая в основе инвестиционных стратегий Баффета.

- А кто это?

- Ну ты даешь! Уоррен Баффет - самый богатый трейдер в мире. По размеру капитала он на втором месте после Билла Гейтса.

- А я думал, что самый крутой инвестор - Сорос.

- Сорос - не самый крутой, а самый раскрученный, что далеко не одно и то же.

На 14 февраля 2006 года при цене бензина АИ-95 около 18 руб./литр стоимость одно акции ЛУКОЙЛа составила 2164 руб.

- Ну и что за стратегия у твоего Баффета?

- Он вкладывает деньги только в те компании, чьей продукцией пользуется лично. В любимую газету, в предпочитаемые им авиалинии и даже в компанию, производящую лезвия для бритья. Наверное, и заправлять машину он предпочитает на собственных станциях.

*** За разговором они подошли к подъезду, где на лавочке расположилась неизменная и, похоже, выбравшая свою суточную норму спиртного парочка. Алкаши проводили проходящих мимо мутными взорами.

- О-па-па... - выдал Шпынь в спину Инне и Пете, уже поднявшимся по ступенькам к подъездной двери.

Надо признать, что это было, пожалуй, самое нейтральное высказывание, которое мог сформировать из своего лексикона Шпынь в данной ситуации. Тем не менее Петя обернулся и веско посоветовал:

- Рот закрой. - Смотрел он при этом не на Шпыня, а в глаза Лехе. Тот в ответ, по собачьи наклонив голову набок, тоже внимательно вгляделся в глаза Пети и, видимо, разглядев там что-то одному ему ведомое, примирительно поднял руки:

- Да, ладно, ладно. Мы че? Мы ж ниче.

*** Проснуться и ощутить на своем плече голову мирно спящей Инны было приятно. Ее приоткрытые пухлые губы почти касались его груди и щекотали дыханием. «Не как у Анжелины Джоли, конечно, но тоже очень даже ничего», - посмотрев на эти губы и вспомнив некоторые подробности вчерашнего вечера и части ночи, Петя почувствовал прилив возбуждения. В тишине комнаты раздался легкий щелчок.

«...ровки этих бумаг за вчерашний день несколько раз то повышались, то падали...», - сообщил телевизионный диктор, с веселой хитрецой поглядывая на Петю.

«...В целом же к концу торговой сессии индекс РТС вырос на 0,9% и составил 563, пункта, при объеме торгов 11,944 млн долл. Индекс ММВБ вырос на 0,3% и закрылся на 527,72 пункта».

- Ммм... Какого черта? - пробормотала Инна, зарываясь головой в подушку.

- Это мой будильник. Мы сегодня куда-нибудь идем. - Петя с улыбкой смотрел в ее заспанное лицо.

Инна явно еще не проснулась, и вяло оглядывалась вокруг, как бы пытаясь определить, где находится. Наконец она перевалилась на спину, откинула голову на подушку и снова закрыла глаза.

- Не смотри на меня, я не накрашена, - без всяких эмоций произнесла она.

- Тебе и так хорошо.

- Не ври, все блондинки спросонья выглядят ужасно.

- И много ли блондинок ты наблюдала спросонья? - пошутил Петя, стараясь перевести разговор хотя бы в какое-то осмысленное русло.

Он решительно не знал, как вести себя дальше, и снова внутренне напрягся, подобно тому, как это произошло вчера вечером, когда он неожиданно для себя узнал, что у него будут гости. Но причина вчерашнего напряга легко идентифицировалась. Петя просто прикинул, как будет выглядеть царивший в его холостяцкой квартире беспорядок в глазах девушки. Переживания оказались напрасными - они прямо с порога, даже не зажигая света, отправились в кровать, попутно разнообразя Петин бардак предметами женской одежды.

Сейчас же определить причину возникшего психологического дискомфорта было сложнее.

Разве что свалить все на непривычность ситуации.

- Я уже опаздываю? - Инна открыла глаза и прищурилась, стараясь разглядеть стрелки на настенных часах.

- Почему только ты? На всякий случай напоминаю, мы с тобой работаем в одной конторе.

- Ничего я не забыла, - Инна приподняла руку и стала пальчиком выводить узоры на Петиной груди. - Наоборот, это ты забыл, что трейдерам из зеленой зоны, а уж тем более лидерам, опаздывать разрешается, в отличие от нас, грешных, не вылезающих из минусов.

Так что в конторе мы работаем одной, но это ненадолго.

- Почему? - спросил Петя, заранее зная ответ.

- Потому что в понедельник я получу второе предупреждение, и гудбай!

- Но сегодня еще только пятница, есть шанс все исправить.

Инна хмыкнула.

- Ты знаешь мой вчерашний результат? Нет! А я знаю. У меня уже полтора процента минуса и незакрытый убыток в неликвидной «Ростовэнерго». Еще неизвестно, как она сегодня откроется. Так что шансов ноль.

- Да подожди ты себя хоронить. Может быть, как раз сегодня кто-нибудь купит у тебя эту «Ростовэнергу».

- Угу, и кто же будет так добр, чтобы купить у меня эти бумажки как минимум по 1, при их вчерашней цене 1,39? Может быть, ты? - Она повернулась на бок и чуть приподнялась, поставив руку на локоть и положив голову себе на ладонь. При этом движении простыня сползла и открыла грудь. Инна не стала прикрываться. Кончик ее пальца, бродивший по груди Пети, поднялся выше и теперь легко скользил по его лицу. - Ты же у нас богатенький Буратинка, купи у бедной девушки акции «Ростовэнерго».

Развод был шит белыми нитками. Тем не менее ощущать свою возможность повлиять на судьбу девушки было приятно, и Петя уже производил в голове вычисления, пытаясь понять, сколько он потеряет на столь сомнительной сделке.

- И много у тебя этих бумажек?

- Ну... тысяч на семьсот. Я давно в них вляпалась, приходилось усредняться. В принципе позиция нормальная, но завтра уже пятница, и если к вечеру я не буду в плюсе...

На следующей неделе я могу откупить их у тебя назад по той же цене, а там до следующей пятницы, глядишь, что-то изменится.

Выходило, что Петя потеряет примерно полтора процента доходности. Значит, Инна столько же получит в плюс.

- Этого ведь хватит, чтобы вытащить тебя из красной зоны.

- Да, мой спаситель. С остальными позициями у меня все в порядке, но денег на очередное усреднение вытянуть уже неоткуда. - Инна не стала уточнять, что большую часть своих активов ей приходится держать в деньгах, чтобы выставлять заявку на покупку все тех же акций «Ростовэнерго», создавая таким образом видимость того, что на рынке есть покупатель этих бумаг, хотя бы на уровне 1,39. Не будь этой фиктивной заявки, ее показатели в любой момент могли упасть ниже пяти процентов, что автоматически вело к получению второго предупреждения и увольнению еще до окончания недели. Впрочем, существовал и риск того, что ее поддерживающая цену заявка на покупку будет удовлетворена, увеличив объем и без того тяжелой позиции.

- Ну что ж, - великодушно улыбнулся Петя, которому все больше нравилась роль расточительного богача с Рублевки, широким жестом одаривающего любовницу понравившейся ей безумно дорогой игрушкой, - пожалуй, я куплю у тебя эти бумажки.

- Ты серьезно?! Не выдумывай, зачем тебе это? Я же пошутила, - она нависла над ним, заглядывая в глаза.

- Совершенно! - ответил он и протянул руку, чтобы по старинному трейдерскому обычаю подтвердить договор рукопожатием.

- Не-е-ет... - улыбаясь, пропела Инна и, хищно перекинув через Петю одну ногу, рывком села ему на живот. - Пожалуй, у нас еще есть немного времени, чтобы скрепить эту сделку более надежным способом...

*** Зеленый зал весьма восторженно отреагировал на появление Инны в вечернем платье.

Безучастным остался разве что Антон, который, мельком взглянув на девушку, гораздо более внимательно посмотрел на вошедшего следом Петю.

Шилов, от которого Петя наиболее настороженно-ревностно ожидал фривольных комментариев, оказался на удивление галантен.

- Инна, умоляю, предупреждай сегодня, если будешь чего продавать. На этих торгах по-любому весь рынок будет валяться у твоих ног.

На это немедленно отреагировал Старик, который, оценив наряд Инны, тоже не удержался от очередной подходящей к случаю биржевой байки.

- А вы знаете, Алексей, ведь в вашей шутке есть изрядная доля истины. В Америке, например, до сих пор популярен индекс «длины юбок». Его смысл основывается примерно на следующей логике: настрой рынка напрямую связан с общественным настроением. А оно, в свою очередь, непостижимым образом выражается в обратной пропорции к длине женских юбок. Соответственно, наблюдая тенденцию к укорачиванию юбок, американские инвесторы делают вывод о том, что рынок в ближайшем будущем будет расти.

Шеф, заглянувший в зал, чтобы позвать высокого Гожина на расправу с опять не желающими закрываться жалюзи (Петя, впрочем, решил, что причиной его появления стало вовсе не это - солнце начинало бить в окно шефа во второй половине дня, - а то, что Кермит увидел появление Инны на мониторе следящей за залом камеры), тоже задержал взгляд на девушке. Осмотрев ее (опять же, по мнению Пети, довольно нагло) он перевел взгляд на Доску почета. Сопоставив внешний вид подчиненной с ее не вызывающим мысли о празднике глубоко отрицательным результатом, он выдал свое предположение:

- Решили дать рынку последний бой? Или весело встретить поражение? В любом случае, это достойно... - он помедлил, видимо, прикидывая, насколько политкорректно прозвучит эпитет, потом явно решил, что живем не в Америке и обвинение в публичном сексуальном домогательстве ему не грозит, -...достойно восхищения.

Тот единственный, кто точно знал причину появления Инны на работе не в обычном деловом костюме, а в сексуальном коротком платье, покуда за его спиной восхищались девушкой, с которой он провел не только вчерашний вечер, но и сегодняшнее утро, внимательно изучал котировки открывшегося рынка, прикидывая, во сколько реально ему обойдется выполнение утреннего обещания.

Ситуация оказалась непростой. Чтобы добраться до покупки акций Инны, выставленных по 1,47, необходимо было купить все, что предлагалось на рынке по более низкой цене. Пит хотел было подождать до вечера, в надежде, что котировки «Ростовэнерго» сдвинутся хоть немного вверх, облегчая его задачу, но количество желающих продать эти бумаги только увеличивалось. В итоге на сомнительную покупку (обещавшую как минимум долгое ожидание момента, когда на собранный увесистый пакет найдется более-менее щедрый покупатель) пришлось потратить не запланированные семьсот тысяч, а без малого миллион рублей. Ближайший крупный покупатель, как и говорила Инна (не только говорила, но и была этим самым покупателем, о чем Петя, как уже было сказано, не знал), стоял на отметке 1,39. Однако практически сразу после того, как Пит закончил свою покупку, этот покупатель снял свою заявку. Теперь оценка стоимости купленного пакета акций должна была производиться по средневзвешенной цене ближайших «бидов» - 1,32. Для Пита это означало потерю уже не полутора, а почти трех процентов доходности, не говоря уже о замороженном в низколиквидных бумагах миллионе. «Миллион чужих рублей за девушку, которая выглядит на миллион долларов, разве это плохая сделка?» - попытался успокоить его внутренний голос, но осекся, поняв, что в глазах его хозяина Инна вслед за акциями «Ростовэнерго» заметно потеряла в своей привлекательности.

*** Удрученный Петя отправился перекурить, застав в курилке Шипилова и Абрамова.

Первый все никак не мог простить своему ранее закадычному другу Шилову давешнего едкого замечания о его, Шипилова, скорой трейдерской кончине, и демонстративно выбирал для перекура другое время. Безотказного Абрамова он вытащил наверняка лишь затем, чтобы не оставаться в обиженном одиночестве.

Петя «курил о своем», но краем уха все же улавливал смысл беседы коллег. Речь, как ни странно, шла о будущем, связанном с дальнейшим пребыванием в конторе.

- Думаешь, клиентскими деньгами дадут управлять? - недоверчиво спрашивал Абрамов.

- А почему нет? Сертификат ФКЦБ получишь, или как там она теперь называется...

ФСФР, и вперед. А вообще клиенты ж разные бывают. Не только «физики», но и «юрики».

Вот сейчас у тебя на трейдерском счете деньги, думаешь, чьи?

- Ну, «ФокусИнвеста», наверное.

- Может, и так. Только в данном случае «ФокусИнвест» выступает как обычное юридическое лицо, то есть «юрик», доверивший деньги тебе в управление.

- Ну, в принципе так. Наверное, в основном клиенты в инвестиционных конторах все «юрики», а «физиков», ну в смысле, частных инвесторов, у нас пока гораздо меньше чем в Америке.

- Сравнил, блин! Хотя инвесторов еще худо-бедно прибавляется, в ПИФах там разных, а вот частных трейдеров в России вообще очень мало. В Москве есть, конечно, но все-таки в основном они при этом сами тоже где-нибудь в финансовой сфере работают, а вот таких, чтоб без особого понятия на кровную денежку самостоятельно бумагами торговали... К примеру, я точно знаю, что в Коми таких по пальцам пересчитать можно.

- А разве вообще бывают трейдеры в коме? - В отличие от Пети Абрамов не заметил нюанса в окончании небрежно произнесенного Шипиловым слова. Впрочем, и тот не понял, что его собеседник имеет в виду совсем иное. Диалог становился забавным, что для Пети в данный момент было весьма кстати.

- А почему нет? Я же говорю - мало, конечно, но есть.

- И как же они торгуют, если они в коме?

- И что?! Как ты, так и они - через Интернет, как же еще?! Новые технологии, к твоему сведению, и туда добрались. Да я лично знаю как минимум одного трейдера в Коми!

Было заметно, что, глядя в заискрившиеся праведным гневом от проявленного к нему недоверия глаза Шипилова, Абрамов честно пытается представить, как беспомощно лежащий и подающий заметные лишь приборам признаки жизни человек может, тем не менее, торговать на бирже. Петя отвернулся, не в силах скрыть улыбку.

- В смысле, он раньше был в коме, а теперь вышел и стал трейдером?

- Никуда он не вышел, блин! Он и сейчас там! Общаемся мы с ним даже иногда.

- Как? Знаками что ли?

- Ты че, тупой? Почему знаками-то? Думаешь, в Коми русского языка не понимают?

- Нет, ну понимать-то, может, и понимают, но говорить же он с тобой не может.

- Может позвонить, но тут ты прав, связь от них дорого стоит. Так что мы с ним переписываемся. Могу адрес дать, сам проверишь, понимает он по-русски или нет.

- Ага, - окончательно решив, что его в очередной раз разыгрывают, недоверчиво протянул Абрамов, - переписывается он с парнем в коме, как же. Адрес, наверное, - клиническая больница номер один...

- Да почему больница-то?! - уже в полный голос заорал Шипилов. - Я тебе реально отвечаю, что есть трейдеры в Коми. Может, для каких-нибудь тамошних темных старух все трейдеры и психи... особенно если б они тебя сейчас послушали... но в больницы за трейдинг не кладут.

- И то хорошо, - примирительно заметил Абрамов. - Хотя на такой работе запросто можно психику надорвать. Меня вон с вашей шутки чуть Кондратий не обнял. Я как глянул, что РАО на десять процентов вниз усвистела, аж кровь в голову вдарила.

- Но клево же Шило придумал?! - расплылся в улыбке Шипилов, на время забыв об обиде на организатора того розыгрыша...

Петя несколько ошарашенно смотрел на обоих беседующих. Он и представить себе не мог, что можно вот так запросто, заложив плавный вираж, от вызванного взаимными недослышками и недопониманием словесного клинча, так и не выяснив, почему нельзя торговать из Коми и как можно, хотя бы и задорого, запросто позвонить приятелю, находясь при этом в коме, перейти к мирной беседе на совсем иную тему.

*** Вернувшись на свое место в зале, Пит с некоторой опаской заглянул в котировки. С такой объемной позицией в низколиквидных бумагах можно было запросто, как выразился Абрамов, усвистеть вниз на десять процентов и без всякого розыгрыша! В котировках «Ростовэнерго» практически ничего не изменилось. Разве что кто-то, воодушевленный неожиданной для этой бумаги утренней объемной покупкой, все-таки откусил от Петиной заявки на продажу, которую он выставил сразу после покупки всего на один пипс выше цены приобретения, маленький кусочек в сотню лотов (из купленных Питом шести с половиной тысяч).

Зато порадовали Петины «тяжеловесы». И «Сбербанк» и «Транснефть» наконец-то не просто шевельнулись, а заметно приподнялись, почти на два с половиной процента. Чуть больше процента прибавил и «Уралсвязьинформ». «Спасибо!» - искренне поблагодарил Пит то ли рынок, то ли кого-то еще более могущественного.

*** К закрытию торгов он почти отыгрался, так и не продав при этом больше ни одной акции повисшего на его портфеле тяжким грузом «Ростовэнерго». Для этого ему впервые пришлось воспользоваться кредитным «плечом». Взятый в долг миллион заставил Петю сильно понервничать. Молодого человека бросало в пот при каждом «приседании» выбранных для спекулятивной покупки акций РАО ЕЭС. Но в итоге энергетика не подвела и добавила в общую копилку еще почти полный процент итоговой доходности.

Пете не хотелось думать (но и не удавалось отвертеться от навязчивой мысли) о том, какой результат он показал бы, не будь этой злосчастной сделки с «Ростовэнерго». И, возможно, даже еще в большей мере ему не хотелось придавать значения тому, что Инна (если не считать произнесенного шепотом ему на ухо «ты меня спас» и очаровательной улыбки, подаренной ему сразу после совершения утренней сделки) весь остаток дня не замечала его присутствия. «А ты надеялся, что она прямо посреди зала кинется тебе на шею и расцелует?» - хмыкнул внутренний голос. «Встретимся с ней вечером», - согласился на компромисс Петя.

*** Примерно за час до закрытия торгов в зале неожиданно появилась Джейн.

- Добрый вечер, господа. Перед тем, как заняться подведением итогов недели, решила сообщить вам одну новость, чтобы кое для кого цифры на этой доске в понедельник не стали чересчур неожиданными. - Она выдержала паузу, дав всем присутствующим затаить дыхание. - Проанализировав более подробно сделки прошлой недели, я обнаружила признаки... хотела сказать «нечестной игры», но обычно так говорят, когда кто-то нарушает правила, чтобы любым способом обойти конкурента. У вас же все наоборот. Вы никак не хотите считать друг друга конкурентами, хотя работу в компании получат самое большее два человека. Я обнаружила взаимные или притворные сделки с неликвидами, с помощью которых некоторые из вас помогали своим менее успешным коллегам выйти из минуса. При этом спасители теряли в собственной доходности, но это ведь не страшно, когда все равно остаешься в плюсе, а деньги не твои, правда? Да и долг, как известно, платежом прекрасен.

Все довольны, все смеются... кроме нас. Думаю, не надо объяснять, почему нашей компании не нужны трейдеры, повязанные круговой порукой, дающие средний доход в одну десятую процента. Наша задача - оставить здесь сильнейших и вовремя избавиться от балласта.

Я должна была предвидеть применение подобной тактики, но, каюсь, спохватилась поздновато. Поэтому я настояла на том, чтобы не наказывать участников этой «кассы взаимопомощи» предупреждениями. Но! Эта поблажка относится только к уже состоявшимся сделкам. Впредь такие штуки будут наказываться увольнением со штрафом.

Все результаты притворных сделок этой недели мы аннулируем, причем по-большевистски.

Незаконную прибыль экспроприируем, но бывшим владельцам ее не вернем. С тем, кто кому сколько процентов задолжал, вы, надеюсь, разберетесь сами и в другом месте.

Думаю, что вопросов тут быть не может, поэтому позвольте мне с вами попрощаться до понедельника.

«Ну, вот и все, - подумал Петя, - это было слишком просто, чтобы быть правдой.

Представляю, что сейчас творится с Инной...» «Лучше представь, что сейчас творилось бы с тобой, если бы плюсом ко всему ты бы еще и не отыгрался, спонсор рублевский нашелся, блин!» - как всегда вовремя посоветовал внутренний голос.

*** Он решил дождаться Инну у подъезда. Девушка наверняка сейчас в шоке, а утешать ее при всех или отбиваться от ее обвинений (Петя считал, что от шокированной девушки можно ожидать чего угодно) он посчитал неразумным. Впрочем, он попытался через некоторое время после объявления Джейн заглянуть к Инне в отсек, но она сразу же остановила его жестом.

Чтобы не вызывать лишних вопросов, Петя встал не у самого выхода, а чуть поодаль, неспешно закурил. Его коллеги один за другим выходили из подъезда, но Инны среди них не было. Он не вел учет вышедших, но по времени выходило, что в здании оставалась только девушка. «Неужели сидит одна в зале и плачет? Или я умудрился как-то ее упустить?» Петя достал мобильник и набрал номер. Послышались длинные гудки, но трубку никто не брал.

«Увидела номер и не хочет со мной разговаривать?» «Ну и иди себе домой, на хрена оно тебе надо?» - влез с очередным советом внутренний голос. Петя не послушался.

Вернувшись на шестой этаж, он тихо прошел по коридору, остановился у двери Зеленого зала и прислушался. Звуков рыданий слышно не было. Петя распахнул дверь и вошел.

Инны в зале не было. На всякий случай он прошел до окна, заглядывая в пустые отсеки. «Все-таки упустил. Но как. Пора носить очки».

Снова вышел в коридор и решил попробовать позвонить Инне еще раз. На этот раз он услышал не только гудки вызова, но и приглушенную мелодию. Петя точно не помнил, какой позывной стоит у Инны на телефоне, но звук появился именно тот момент, когда он послал вызов и, кроме того, его источник был где-то неподалеку, здесь, на этаже. «Ну, конечно! Туалет!» Петя постучал себя по лбу и, не выключая вызов, пошел в конец коридора.

У двери кабинета Шефа он резко остановился. Звук явно шел оттуда. «Кермит ее вызвал?

Или она пошла его уговаривать? Но это же бесполезно». Для проверки он дал на телефоне отбой и прислушался. Звук мелодии звонка прекратился и сменился тишиной, но не голосами. В кабинете не разговаривали. Петя еще по разборке первого розыгрыша Абрамова помнил, что эта дверь не обладает безупречной звукоизоляцией, да и доносившаяся минуту назад мелодия это подтверждала. Он вновь вызвал номер Инны. И снова за дверью откликнулся телефон и, кажется, послышался голос, или показалось? «Что делает мобильник Инны в пустом кабинете Шефа?» Петя поймал себя на том, что в этом вопросе он не употребил напрашивающееся слово «закрытом». Это стоило проверить.

Дверь открывалась вовнутрь. Петя приник глазом к образовавшейся узкой щели, мелодия стала намного громче. Кабинет Шефа был невелик. Массивный стол располагался прямо напротив двери, шеф сидел за ним спиной к окну, поэтому его так нервировали заедающие жалюзи. От него к двери тянулся еще один стол - приставной. Слева от двери стоял высокий и длинный, тянувшийся почти во всю стену, шкаф-купе с зеркальными дверцами. Именно в них сейчас и уперся взгляд Пети. В зеркалах отражался почти весь кабинет, обеспечивая несколько искривленный углом обзора вид сбоку.

Шеф был в кабинете один и, похоже, спал в своем рабочем кресле. Его тело, съехав несколько вниз, было расслаблено - руки свесились куда-то под стол, голова запрокинута, глаза закрыты. На звук приоткрывшейся двери он не среагировал, что и неудивительно, раз его сну не мешал довольно громкий звук телефонной мелодии, доносившийся из стоящей на приставном столе сумочки Инны. («Ушла с работы, забыв сумочку, а Шеф ее подобрал?») Петя собрался было прикрыть дверь и поразмыслить над ситуацией, как вдруг услышал как то странно приглушенный голос Инны:

- Может, все-таки выключить?

- Не отвлекайся, - тут же отреагировал Шеф, не открывая глаз и не меняя позы.

Обеспеченный отражением вид сбоку позволял разглядеть то, что спереди было закрыто приставным столом. Опустив взгляд ниже, Петя увидел, что из-под не доходящей до пола передней вертикальной стенки стола торчат носки туфель Шефа. При этом они широко разведены в стороны, а между ними лежат снятые, видимо, ради удобства, красные туфельки на высоких шпильках...

Часть 3. No Pasaran!

Периодически повторяющаяся последовательность звуков боулинга умиротворяла.

Раз за разом: глухой удар шара о дорожку, удаляющийся гул и итоговый треск разлетающихся кеглей... Развлечение, основанное на загнанной в цивилизованные рамки человеческой страсти к разрушению. Будь то снежная крепость, песочный замок или миллионы поставленных на ребро «доминошек», после утоления жажды созидания неизменно следует искушение по-садистски медленно сломать, сокрушить, обвалить и насладиться видом руин. Ну, любит человек посмотреть как на творения, так и на вытворения рук своих.

Несмотря на то что со злополучной пятницы прошло уже три дня, разрушительное начало в Пете все еще явно преобладало над созидательным. Сексуальная сцена, которую ему довелось лицезреть в кабинете шефа, все время вставала перед глазами. И хотя в действительности сцена как таковая осталась целомудренно скрытой от его глаз стенкой стола, оставив лишь явные намеки, фантазия живо и в мельчайших подробностях дорисовывала своему хозяину недостающие детали. Тум! Дррр... Хрясь! В очередной раз мысленно представленная картина разлетается вместе с кеглями, словно пазл. Снова «страйк»!

Неудивительно, что Петя уверенно лидировал в боулинг-состязании. Впрочем, и соперники ему достались, несомненно, менее подготовленные. Что Старик, что Абрамов явно не выглядели завсегдатаями боулинга, но зато как раз по этой причине получали истинное наслаждение от игры. Кроме того, они ведь обошли Петю в более серьезном состязании - трейдинге. В результате подаренных Инне процентов прибыли он смог отправиться в ставший традиционным «боулинг для лидеров» лишь с третьего места в общем рейтинге. Да разве его подарок достался Инне?! Подарочные проценты отобрал Шеф, чтобы затем, в понедельник, уже из своих рук снова вручить их девушке - теперь в качестве оплаты за... Тум! Дррр... Хрясь!

В мозгу Пети вслед катящимся по дорожке боулинга шарам прокручивался ролик главных событий прошедшего дня. Сегодня утром, придя на работу, он увидел на Доске почета то, к чему, собственно, был готов.

Фамилия Результат общий, % Результат last week, % Предупр.

Абрамов +5,85 +5,95 Путилов +3,14 +2, Беликов +2,51 +2,63 Шилов +2,40 +0, Уваров +0,96 -0, Гожин +0,86 +0, Якимов +0,54 +0, Сауляк +0,09 +0,21 Илющенко -2,71 -2,76 Шипилов -3,85 -3,44 Их с Инной притворная, как выражалась Джейн, сделка чудесным образом избежала аннулирования, оставив девушке возможность задержаться в конторе еще как минимум на неделю. Не измена Инны (о какой измене в данном случае может идти речь?!), а именно тот факт, что он, Петя, в очередной раз своим трудом оплатил сексуальные утехи руководства, бесил его больше всего.

Для остальных членов их коллектива, не подозревавших, каким образом Инна отыграла свои полтора процента убытка, главным событием стал вылет Шипилова. Конечно, взлет Абрамова на первое место с хорошим отрывом от преследователей был не менее значимым, и тоже подлежал в дальнейшем бурному обсуждению, но так уж водится, что в борьбе за человеческое внимание трагичное всегда даст фору удивительному.

Если не считать Якимова, который ушел по собственной инициативе (хотя его фамилия все еще показательно присутствовала в рейтинге, что, видимо, должно было напоминать о том, что контора так и не дала согласия на его увольнение, и отсутствие этого сотрудника на рабочем месте пока квалифицируется как прогулы), Шипилов стал первым, вылетевшим по результатам своей работы. После традиционного оглашения недельных результатов представительной комиссией, состоящей из Шефа и Джейн, ему было объявлено, что руководство не видит в его трейдинге проблесков разумных действий по выходу из кризиса, а посему выносит второе предупреждение, означающее немедленное увольнение.

После чего у Шипилова отобрали пропуск и предоставили лишь десять минут на сборы.

Перед уходом из зала Шеф заглянул в отсек Пети.

- Я тут просмотрел распечатку с электронного замка за пятницу. Не объясните ли мне, зачем вы возвращались в офис после окончания рабочего дня?

«Может быть, он все-таки услышал, как я закрывал его дверь. В том состоянии я вполне мог сделать это недостаточно тихо», - подумал Петя.

- Я... А! Я за телефоном возвращался - забыл на столе, - быстро соврал он первое, что пришло в голову, и тут же поймал себя на том, что идея сказать правду обошла его мозг за километр.

Ложь была не только неубедительной, но и легко опровержимой. Достаточно было заглянуть в телефон Инны, чтобы обнаружить входящие звонки с «забытого» телефона.

Впрочем, Петя не без оснований полагал, что отношения Инны с Шефом (или наоборот) вряд ли предусматривают ответы на такие вопросы, как: «Кто звонил? А зачем?» - Ну-ну, - как бы согласился на ничейный результат разговора Шеф и ушел, даже не бросив взгляд в отсек Инны.

Зато их разговором заинтересовался Антон. Он по-соседски зашел в отсек Пети, явно напрашиваясь на роль заинтересованного слушателя, но приятель молчал. Оценив его удрученный вид и, видимо, сопоставив некоторые факты, Антон, как бы на пробу, поинтересовался:

- Ты что, покупал у Инки «Томскэнерго»?

- Нет... Ростов, - ошарашенно подняв глаза на проницательного соседа, пробормотал Петя.

Антон заржал. Не засмеялся, а именно заржал во весь голос, привлекая внимание всего притихшего после ухода Шипилова зала. Петя терпеливо ждал. Наконец Антон, утирая набежавшие от смеха слезы, смог произнести:

- Ну, пошли, что ли, покурим.

- Так ты ж не куришь без пьянки...

- Неважно.

Все оказалось просто действительно до смешного. На прошлой неделе примерно такую же операцию по спасению «рядового Инны» провел Антон. Только предметом сделки были акции другого неликвида - «Томскэнерго». (Выяснив этот факт, приятели далее в разговоре стали называть Инну не иначе как «энергичная наша».) Именно этим объяснялось неожиданное падение позиции Антона в рейтинге, сопровождавшееся аналогичным ростом показателей Инны, которой ужасно не хотелось заканчивать неделю на последнем месте. По словам Антона, она ожидала, что из-за незначительности убытков предупреждение будет объявлено не всем, оказавшимся в «красной зоне», а лишь тому, кто займет последнее место.

Но в тот раз помощь оказалась напрасной.

- Она тебе обещала в понедельник все назад выкупить? - поинтересовался Петя.

- Само собой, - хмыкнул в ответ приятель.

- И обманула... То-то ты был такой расстроенный всю неделю.

- Да я и не надеялся, что она вернет. Дураку понятно. Обидно, что она меня как лоха развела - получила чего хотела, а как поняла, что я в минусы пошел, даже общаться перестала.

- Ну и ты ведь, наверное, кое-чего от нее получил?

- Ну... - замялся Антон.

- Да ладно, видел я, как она тебя обрабатывала на неделе.

- Угу, а я зато видел, что, забыв о моем существовании, она переметнулась на тебя, благо ты весь в плюсах к тому времени был. Интересно, кто будет следующим, неужели Абрамов? Этот, пожалуй, ей все десять процентов отдаст.

- Нет, о сохранении невинности нашего Абрамыча можешь не беспокоится. У нее теперь есть способ лучше. Хотя... давай-ка еще по одной.

Снова закурив, Петя рассказал товарищу по «несчастной любви» о событиях вечера пятницы.

*** Выброшенные шары гулко стукнулись «лбами», снова возвратившись к стойке.

Мысли Пети тоже вернулись из прошлого в реальное время.

-...Если я расскажу все, как есть, никто не поверит, и смеяться опять все будут, - вещал Абрамов вежливо внемлющему ему Старику и погрузившемуся в воспоминания Пете.

Окончание каждой партии они отмечали бокалами пива, и сейчас язык Абрамова уже заметно заплетался. Вопреки расхожему и медицински обоснованному мнению о том, что толстяки пьянеют медленнее, Петя на данный момент чувствовал лишь легкое опьянение, а объективно оценить состояние Старика не представлялось возможным.

- Простите, если я чего пропустил, - встрял в разговор Петя, - но я так и не понял, за счет чего ты нас всех обошел по доходности?

- Так я ж и говорю, - обрадовался новым заинтересованным ушам Абрамов. Ему явно хотелось посоветоваться:

- Мне завтра доклад делать, а я не знаю, чего рассказывать.

- Правду! И ничего, кроме правды! - уверенно постановил Петя.

- Прямо так и сказать, что я торговал по предсказаниям?

- По каким еще предсказаниям? Из новостной ленты, что ли?

- Да нет. Хотя тоже идея - можно всем сказать, что я по новостям торговал.

- А как на самом деле-то?

Старик, видимо, оказавшийся уже в курсе рассказа Абрамова, отвернувшись вполоборота, наблюдал за шумной компанией игроков на соседней дорожке.

- Сообщения мне стали приходить, ясно? - раздраженно ответил Абрамов, ожидая, видимо, что его немедленно поднимут на смех.

- Не понял.

- Чего тут непонятного? Сижу я во вторник за компьютером. Вдруг всплывает такая рамочка, а внутри написано... не помню уже точно, но цифры там были очень похожие на цену акций РАО ЕЭС, только процента на три ниже текущей. Потом где-то через час еще одно сообщение - цифры другие, но близкие. Ну, я сначала-то внимания не обратил, думал, опять шиловские шутки. А вечером - ба-бамс! По «райке» пошел залив, и цена почти на четыре процента упала. Потом, правда, быстро назад вернулась, но главное, что дошла до того уровня, который в сообщении был написан, даже ниже немного. Я подумал, что если б я зашортил «райку», когда сообщение получил, то был бы уже в шоколаде.

В четверг включаю комп, а он только загрузился - и давай мне выводить на экран такую же фигню, как во вторник, только с новыми цифрами. Текущая была 7,44 рубля, а в сообщениях от 7,15 до 7,20. Ну, я думаю, была не была. Не сразу продал, а поставил на всякий случай условную заявку, типа, если действительно вниз пойдет, так я на этот раз не прогадаю.

В общем, заказал - продать, если цена опустится ниже 7,41, потом добавить к продаже после 7,39 и третью заявку - «перевернуться», то есть купить в два раза больше проданного по 7,20.

На этот раз долго ждать пришлось, я уж думал, не сработает. Хорошо хоть заявки не снял. Но плохо, что побоялся ниже 7,20 переворачиваться. Под вечер опять все пошло по тому же сценарию. В один момент цена «сквизом» вниз - за пять минут до 7,10 дошла, а потом так же быстро обратно. Вот и считай: по 7,40 в среднем я продал «райку» «в шорт», потом по 7,20 закрыл эту «позу»11 и встал «в лонг» на такой же объем. По 7,37 нервы не выдержали - все закрыл и вышел в «кэш». Вот так я на первое место и попал. Ну и чего посоветуешь? Рассказывать мне завтра про это дело на докладе?

- Расскажи! - с серьезной миной пошутил Петя, представляя себе реакцию трейдеров на такой результат очередного розыгрыша наивного Абрамова. В том, что таинственные сообщения являются звеном очередной технической шутки, он не сомневался ни секунды.

- Я никому пока не говорил, думал, смеяться будут, а теперь вот тоже думаю, что надо рассказать как есть, - обрадовался поддержке их абсолютный лидер. - Я понимаю, что такого не может быть, но давайте тогда все вместе и разберемся в чем секрет, правильно? Пусть Уваров посмотрит, откуда эти сообщения появляются. Я же, если честно, в компьютерах не силен...

*** Утро вторника явилось дождливым напоминанием о том, что не за горами осень.

Сегодня по дороге на работу, привычно трясясь в метро, Петя неожиданно для себя подумал, что надо бы купить машину. Почему-то, даже когда он имел стабильную работу в банке, такие мысли ему в голову не приходили, а тут на тебе - при весьма туманных перспективах такие затратные планы. Уж не последние ли успехи в трейдинге вдохновили его на мечты о сытой жизни? «Эк, тебя, братец, мотает: от "все пропало!" до "жизнь удалась!"», - хмыкнул внутренний голос. «Молчи, дурак. Я, может быть, новую жизнь начинаю», - грубо, но с улыбкой отозвался Петя.

Антон встретил его радушно. Было видно, что он действительно рад видеть соседа и коллегу, сразу в нескольких смыслах этого слова. Вчерашний разговор расколол и разметал образовавшуюся было корку льда в их отношениях, которые изначально на интуитивном уровне приобрели дружеский характер, но позже подверглись испытаниям женскими чарами.

«No women, no cry», - пропел Петя, и ответно улыбнулся Антону.

- Ну и как боулинг? Стоит из-за него напрягаться и лезть в тройку? - поинтересовался тот.

- Да ничего особенного. Нормально порезвились. Но сейчас будет веселее. Послушай, что сегодня наш Абрамыч будет на «политинформации» рассказывать, не пожалеешь.

Шилов съест свою футболку, когда узнает, чем обернулся очередной его прикол, - пообещал Петя.

- Какой прикол? Я ничего не знаю.

- Ну, вот и узнаешь.

Однако услышать повторение уже знакомого Пете рассказа Абрамова Антону не довелось. Пришедший, как обычно, «на доклад» Шеф, который, по-видимому, с полной серьезностью относился к идее создания корпоративного духа, смотрел то на часы, то на «Поза» - на жаргоне трейдеров – торговая позиция, инвестиция.

пустой отсек Абрамова и неслышно ругался. Когда до открытия торгов оставалось пять минут, он молча встал и ушел, даже не оставив Гожину своих обычных распоряжений насчет опоздавшего.

Впрочем, это было бы бесполезно, поскольку еще через пять минут позвонила бабушка Абрамова и сквозь слезы сообщила подошедшему к телефону Гожину, что Кирилла сбила машина. Подробностей узнать не удалось, поскольку она, разрыдавшись, сразу положила трубку. Никто не ответил на звонки и позднее, когда трейдеры, поочередно набирая записанный в анкете Абрамова номер телефона, пытались дозвониться к нему домой, чтобы узнать хотя бы степень тяжести его состояния.

- Она так рыдала, что такое ощущение, что его насмерть сбило, не дай Бог, конечно, - в который раз повторял Гожин во время перекура. - Только я одного не пойму, со сколькими бабками Абрамов живет?

- Он говорил, что у него в Москве кроме бабки никого нет, с ней и живет.

- Ага, только в прошлый раз, когда он заболел, голос был другой, сто процентов. Этот явно помоложе, даже через рыдания было понятно...

- Точно, Абрамов у нас теперь почти олигарх, вот он старую бабку выгнал и взял себе помоложе! - пошутил Шилов.

- Нет, мужики, шутки шутками, а, может так получиться, что мы и правда Абрамыча больше не увидим. По-любому после аварии можно долго в больнице проваляться.

- И осталось нас тогда только семеро, - задумчиво подытожил Шилов.

«Десять негритят пошли купаться в море...», - развил его мысль внутренний голос Пети.

*** - Много курите, - встретил их по возвращении из курилки упрек вновь появившегося в зале Кермита. - Наш уважаемый Михаил Викторович, дабы соблюсти традицию, любезно предложил сделать доклад вместо Абрамова. Так что рассаживайтесь по местам и внимайте.

- Действительно, как занявший второе место, я счел своим долгом поддержать, так сказать... - Старик сделал неопределенный жест рукой. - Я, конечно, не имел возможности подготовиться, поэтому мой доклад будет иметь несколько необычную форму. Он скорее похож на, как говорит наш уважаемый сержант Гожин, политинформацию, но, надеюсь, будет вам интересен, тем более что политики в нем нет, а экономических смыслов навалено сразу в несколько слоев. Я уже не говорю про форму изложения...

- Может быть, перейдем ближе к тексту, господин Путилов? - Шеф вновь посмотрел на часы и решил поторопить Старика.

- Да-да, конечно. Этот текст называется «Легенда о Галилее»...

Легенда о Галилее «...Явления природы, как бы незначительны, как бы во всех отношениях маловажны ни казались, не должны быть презираемы философом, но все должны быть в одинаковой мере почитаемы. Природа достигает большого малыми средствами, и все ее проявления одинаково удивительны». Галилей поставил точку, откинулся на спинку массивного стула и прикрыл глаза.

Усталость давала о себе знать - несколько последних ночей Галилей провел, не смыкая глаз, рассматривая через собранный месяц назад телескоп звездное небо, луну и планеты. И теперь перед его глазами стояли впечатляющие картины увиденного - лунный пейзаж с горными цепями и вершинами, долинами и впадинами. Млечный Путь, до сих пор казавшийся сплошной белой полосой, при рассмотрении в зрительную трубу отчетливо рассеялся на отдельные звезды.

При свете дня глаза закрывались от ночной бессонницы, но стремление побыстрее поведать миру об увиденном придавало ученому сил, и в итоге весь световой день Галилей проводил в работе над новой книгой - книгой о звездах...

Скрипнула дверь и в комнату вошла жена. Галилей положил перо на недописанную страницу и повернулся к супруге:

- Марина, ты не представляешь, что я видел сегодня ночью! - воскликнул он, не замечая грусти в глазах жены. - Я снова наблюдал за Юпитером и теперь уверен, да-да, я совершенно уверен, что те три маленькие звездочки рядом с этой планетой, ну помнишь, я же тебе рассказывал, - это его спутники! Более того, сегодня я разглядел еще одну такую же точку. И все они снова изменили свое положение! Теперь нет никаких сомнений, что эти небесные тела движутся, в точности как это описано у Кеплера. Нет, сегодня ночью ты обязательно должна увидеть это собственными глазами!..

Ничего не ответив на пылкую тираду мужа, Марина Гамба подошла к столу и взглянула на исписанные листы:

- Ты снова пишешь книгу?

- Да! Я рассказываю в ней обо всем увиденном в небе. Я назову ее "Звездный вестник"...

- Но, Галилео, ты же знаешь, что на издание твоей предыдущей книги ушли наши последние сбережения. А доходов, поступивших от ее продажи, уже не хватит даже на то, чтобы купить леденцов нашему маленькому Винченцо.

- Ах, милая, как ты не понимаешь, только такая книга способна открыть, наконец, глаза этим римским слепцам! Я докажу, что Коперник был прав...

- Но прежде кардинал Беллармино отправит тебя на костер, - вздохнула жена. - Да слышишь ли ты меня?! Подумай лучше о том, что мы будем сегодня есть? Эти небесные светила совсем затмили твой разум. Может быть, в твою зрительную трубу и видна каждая блоха на задницах Гончих Псов, но зато ты уже давно в упор не замечаешь ни меня, ни детей. Ты, похоже, совсем забыл, что у тебя есть маленький сын, да еще и две подрастающие дочери, которым скоро не в чем будет ходить в школу. Ливия уже месяц ходит в дырявых башмаках, а платье Вирджинии превратилось в одну большую заплату...

- Но послушай, Марина, эта книга поможет нам заработать деньги, пойми - я ученый, и писать книги - это и есть мой способ зарабатывать на жизнь...

- Однако вся Флоренция знает, что твой отец, - покойный Винченцо Галилей, - тоже был талантливым музыкантом и философом, что не мешало ему успешно торговать сукном на городском рынке и оплачивать твою учебу в Пизанском университете. Право же, для нашей семьи было бы гораздо полезней, если бы ты унаследовал не только философские таланты отца, но и его коммерческую хватку!

Слезы брызнули из ее глаз, и Марина выскочила за дверь. Поглаживая в раздумье бороду, Галилей проводил взглядом жену, затем пробежался глазами по обветшалым стенам, и, наконец, взгляд ученого остановился на предмете его тихой радости - телескопе.

Волна гордости тут же выбросила из его головы мрачные мысли. Подумать только, ему удалось достигнуть тридцатидвухкратного увеличения! Еще никто в мире не мог заглянуть так далеко, как он. О каких деньгах может говорить эта женщина, когда его - Галилео Галилея - открытия вот-вот перевернут всю современную науку от постулатов Аристотеля до теории построения мира Птолемея! Как может она судить о бесполезности его трудов, когда сам великий Гвидо Убальдо дель Монте оценил их научную значимость.

Правда, с кафедры математики Пизанского университета, куда Галилею удалось устроиться благодаря дель Монте, его выперли, лишив и без того скудного жалования, но книга! Она же теперь почти готова. И он вовсе не "лох, вылетевший в подзорную трубу", как зубоскалят о нем соседи, он уже придумал хитрый ход, который поможет сделать новой книге хороший промоушн: "Я посвящу эту книгу нашему новому герцогу Тосканскому Козимо Медичи - он просвещенный человек и наверняка поймет всю значимость моих открытий...

Однако не мешало бы чем-нибудь перекусить..."

В животе запели валторны. Галилей собрался было кликнуть жену, но осекся. Что ни говори, но в одном она была безусловно права: в доме действительно было шаром покати - последние деньги он отдал за изготовление линз для телескопа.

Галилей подошел к своему любимому изобретению, прямо бородой нежно смахнул осевшие на поверхности трубы пылинки и прильнул к окуляру. "Скорее бы уже ночь.

Наедине с небесными телами не так подводит живот, и совершенно забываются земные невзгоды. Тем более сегодня, когда предстоит начать изучение странного явления, которое я случайно заметил вчера вблизи Сатурна. Эх, если бы удалось еще немного усилить увеличение линз..."

Солнце слепило глаза, и Галилей направил трубу телескопа вниз, путешествуя взглядом по крышам домов, куполам флорентийских церквей, лицам спешащих по своим делам горожан... А вот и городской рынок. Вон торговец сукном Ришон рекламирует свой товар. Галилей тут же вспомнил слова жены. Неужели ее сердцу ближе образ подобного торгаша, нежели великого ученого?! Да, его отец небезуспешно торговал сукном, но что бы там ни говорили, для его сына всегда было предначертано иное призвание. Поэтому, когда отец умер, Галилео, нисколько не сомневаясь, тут же продал дело отца его конкуренту, старому еврею Ришону. Отмахнувшись от добровольных советчиков, в один голос твердивших, что Ришон хорошенько нагрел его на этой сделке, Галилей моментально потратил вырученные деньги на издание своей книги по механике...

Каждый прилавок был виден удивительно четко: капли жира, стекающие с огромного куска мяса на жаровне, фрукты, румяные лепешки - казалось, что зрительная труба не только приближает изображение, но и переносит в комнату пьянящие запахи. Галилей сглотнул слюну и поспешил направить трубу в море.

С высокого холма, на котором стоял дом Галилея, открывался прекрасный вид на отдаленные от города морские просторы. Лишь этот вид своей уходящей вдаль глубиной в дневное время напоминал ученому о ночных наблюдениях бездонного неба. Не встречая препятствий, взгляд легко скользил по водной поверхности и уходил к самому горизонту.

Отчетливо просматривался Генуэзский залив, а в хорошую погоду - и все Лигурийское море, уводящее взгляд еще дальше, туда, где в туманной дымке огромное Средиземное море несло свои воды к Гибралтарскому проливу, через который уходили и возвращались все торговые суда, связывающие родную Италию с Новым Светом и колониальными странами.

Вот и сейчас в объективе были отчетливо видны несколько торговых кораблей, под полными парусами вошедшие в Лигурийское море на пути к Генуе. "Подумать только, ведь с помощью этой трубы я могу видеть не только через расстояние, но и через время. При попутном ветре эти корабли лишь завтра к полудню достигнут Генуэзского причала, а я отчетливо вижу их уже сейчас. Можно разглядеть даже, как тяжело они нагружены... Судя по очертаниям - это англичане, везут свое сукно и колониальные товары..."

Внезапная яркая вспышка озарила мозг Галилея, и через минуту ученый, захватив с собой жену, уже гнал свою повозку по спуску холма на городские улицы.

Подъехав к рынку, он прямиком направился к суконным прилавкам и отыскал там Ришона:

- Послушайте, Ришон, много ли у вас сейчас в наличии товара?

- Ах, молодой человек, вы спрашиваете много ли у меня товара? Я не знаю, для каких таких научных опытов вам потребовалась эта информация, но что бы вы там себе обо мне ни думали, я отвечу так: у старого Ришона не может быть товара ни много ни мало. У меня его всегда достаточно! Обойдите весь рынок, и вы обязательно снова возвратитесь сюда.

Вы спрашиваете, почему? Нет, вы сначала обойдите, обойдите, а потом спрашивайте, и тогда я вам отвечу, что при нынешнем привозе в этом городе только у Ришона еще остались запасы сукна. Две недели назад шторм утопил пару кораблей с товаром, и теперь покупатели имеют наглость говорить, что я пользуюсь моментом и задираю цены. Вы только послушайте, - они обзывают меня монополистической мордой! Я хорошо знал вашего отца, Галилей, и вот что я вам скажу: да, я поднял цены, потому что хочу получить оплату за свою предусмотрительность, и я не продам свое сукно ни на сольдо дешевле, даже если сам Мойша запишет мне это как одиннадцатую заповедь. А кто не согласен с моими маркетинговыми планами, пусть ходит гордый и голый...

- У меня к вам огромная просьба, Ришон, - прервал Галилей говорливого торгаша. - Я хотел бы почтить память своего отца. Вы знаете, что я пошел против его воли, продав его наследство. И вот я подумал, что было бы совсем неплохо в знак почтения хотя бы на пару дней вернуть себе его ремесло. Я думаю, он был бы рад увидеть, что его сын помнит и чтит дело своего родителя. Иными словами, я хотел бы всего на каких-нибудь два дня принять для собственной торговли весь ваш товар, разумеется, с возмещением упущенной вами за эти дни прибыли. А к вечеру второго дня я верну вам или весь товар в целости, или стоимость недостающей его части по вашей цене.

- Вы шутите, Галилей? Простите меня, но вы и ваш отец - это две большие разницы.

Если этот мир действительно оборачивается вокруг своей оси, как вы всем о том рассказываете, то только потому что в этом мире есть такие оборотистые люди, как старый Ришон. А вас, молодой человек, даже в таком беспроигрышном деле ожидает неминуемое разорение, уж поверьте моему слову. У меня здесь товара на пятьдесят тысяч золотых монет, а что вы можете предложить мне взамен, если по свалившейся на вашу больную голову блажи я это все потеряю?

- В этом случае вы можете забрать мой дом. Уверен, он стоит никак не меньше пятидесяти тысяч.

Хитрые глаза Ришона внимательно рассмотрели всклокоченную бороду Галилея, его побледневшее лицо с ярко выделяющимися синими кругами под воспаленными глазами, и затем перенесли свой сальный блеск в сторону вершины холма, где стоял дом Галилея.

Наконец, вдоволь набормотавшись себе под нос и не один раз промусолив свою амбарную книгу, Ришон обернулся к Галилею:

- Если бы вы знали, как я любил вашего отца. Чтоб вы так жили, Галилей, как я его любил! Только из уважения к нему и в честь завтрашней еврейской субботы я пойду вам навстречу. Я отдаю вам в управление все пятьсот полновесных тюков превосходного английского сукна сроком на два дня, по прошествии которых вы вернете мне их назад, а все, чего не будет хватать, возместите по моей цене. Кроме того, вы заплатите мне за этот мой вынужденный двухдневный простой еще две тысячи золотых.

Ударили по рукам. Весьма довольный сделкой Ришон передал Галилею прилавок.

Жена, с ужасом слушавшая весь разговор, наконец обрела дар речи:

- Похоже, ты действительно сошел сума! Что ты затеял? Последнему рыночному бомжу понятно, что дороже, чем продает сейчас Ришон, никто у тебя ничего не купит. Ты не получишь ни одного сольдо прибыли, да еще и отдашь за сомнительное удовольствие два дня побыть торговцем две тысячи золотых, которых у нас нет! Я понимаю, в чем дело, - ты, видимо, оскорбился на мои сегодняшние слова, но это еще не повод обрекать наших детей на голодную смерть!

- Если ты закончила, то немедля пойди к конкурентам Ришона и предложи им выкупить у меня его товар за сорок тысяч золотых.

- О боги! Да он звезданулся еще сильнее, чем я думала, - только что взяв в долг товара на пятьдесят тысяч, он отдает его за сорок!! Даже наш малыш Винченцо смыслит в торговле больше тебя...

Галилею пришлось даже прикрикнуть на жену, чтобы женщина, заламывая руки, все же отправилась выполнять его приказ. Как и следовало ожидать, удивившиеся поначалу столь неожиданному предложению торговцы быстро прикинули свою выгоду и наперебой покупали у Галилея тюки, тут же пуская сукно в продажу по более высоким ценам. Чумазые мальчишки, указывая на Галилея, в открытую крутили пальцем у виска, а женщины причитали над судьбой Марины и детей этого сумасшедшего звездочета...

К вечеру обретенный Галилеем товар закончился, и он отправился домой с вырученными от продажи сорока тысячами золотых. Совсем потерявшийся в догадках и встревоженный смутными предчувствиями Ришон распорядился даже выставить вокруг дома Галилея охрану, чтобы тот, не дай бог, не смылся ночью со всеми деньгами и не спалил заложенный дом. Всю ночь охрана слушала тихие всхлипывания жены ученого и восторженные восклицания его самого о каком-то Юпитере, Сатурне и прочих затейливых плодах явно больного, по мнению охранников, воображения.

Суббота прошла спокойно, если не считать того, что Галилей весь день то и дело посматривал в свою зрительную трубу на Генуэзский залив, при этом каждый раз все радостнее хлопая в ладоши, а к ужину, совсем развеселившись, он уже свободно распоряжался полученными деньгами и даже закатил семейный пир в честь кого-то из древнеримских философов.

А в воскресенье, прямо к открытию базарного дня, из Генуи пришел караван с дешевым, но очень качественным английским сукном, в большом количестве привезенным накануне в Генуэзский порт британскими торговыми кораблями. Естественно, что по всему итальянскому побережью цены на сукно тут же резко упали, и прибывшие ранним утром из Генуи караванщики с превеликим удовольствием согласились продать странному незнакомцу в ночном колпаке оптовую партию из пятисот тюков сукна за тридцать тысяч золотых.

Уже через час все пятьсот тюков были возвращены на склады Ришона, после чего Галилей, лишь усмехаясь в растрепанную бороду на причитания старого еврея, отсчитал ему две тысячи золотых за аренду товара. Чистая прибыль торговой операции Галилея составила, таким образом, восемь тысяч золотых.

Прошло три месяца, и вся просвещенная Европа восторженно зачитывалась только что изданным "Звездным вестником", где Галилео Галилей живописно описал множество своих новых научных открытий. Правда, два из них так и не попали на страницы книги, но зато прочно засели в умах торговцев, надолго усвоивших понятия "торговля в шорт" и "инсайд".

На раздавшиеся по окончании повествования бурные аплодисменты Старик ответил неловким взмахом руки и своим обычным: «Ай, бросьте».

*** Антон, как ни странно, выслушал рассказ Пети о том, что именно намеревался поведать в своем несостоявшемся докладе Абрамов, без улыбки. И, повторив, что не знает о существовании плана нового розыгрыша, заметил, что в любом случае было бы неплохо покопаться в компьютере сбитого машиной трейдера.

Уже через час он снова заглянул к Пете.

- Слыхал, какая беда с моим компом приключилась? Винт полетел начисто, - сообщил он подмигивая. - Шеф милостиво разрешил пересесть за машину Абрамова.

Отсеки Пети и Абрамова располагались одинаково выгодно с точки зрения их «невидимости» для камер наблюдения. Отсек, находящийся непосредственно под камерой, оказывался для нее в «слепой зоне», а камера в противоположном углу была расположена слишком далеко, чтобы четко отследить происходящее на экране монитора.

- Ну что ж, примерно этого я и ожидал, - заявил Антон тоном заправского сыщика, порывшись в начинке абрамовского компьютера. - Кто-то установил ему «аську». Сам бы он точно не смог. Он вообще не понимал, что это такое. Когда мы с Уваровым предлагали всем ее поставить, Абраша даже не въехал, зачем она нужна. А теперь стоит, родимая. Могу поспорить, что появилась она тут на прошлой неделе, когда Абрамов болел и за его компьютером сидели все, кто хотел. Сейчас проверим по дате установки.

Однако тут новоявленный сыщик получил щелчок по начавшему задираться носу.

Согласно компьютерному «самоанализу» выходило, что «аська» появилась... лишь вчера поздним вечером. В контакт-листе нашлись номера «асек» всех трейдеров Зеленого зала, однако архивы, хранящие переписку, оказались девственно чисты, что и не удивительно, учитывая, что с момента установки программы на данный компьютер не прошло и суток.

Впрочем, одно сообщение все-таки нашлось. Его текст гласил: «Покупай РАО по 7,20 - не пожалеешь!» Установить отправителя сего «ценного» совета оказалось несложно, поскольку все присутствующие трейдеры еще при знакомстве обменялись номерами своих «асек».

- Прикольно, - прокомментировал Антон, сверившись со своим контакт-листом, - спорим, ты не угадаешь, кто прислал Абрамову это сообщение?

- Ты только что уже спорил про дату установки и проиграл, - хмыкнул Петя.

- Нет, Пит, на этот раз я уверен, что этого человека ты если и назовешь, то последним.

Этот дурацкий мессидж Абрамову прислал Путилов Михаил Викторович.

- Старик?!

*** Старик физически чувствовал направленные ему в затылок из отсека напротив взгляды молодых людей. Как человек опытный и привыкший, даже полагаясь на авось, все таки страховаться от самого нежелательного варианта развития событий, он предполагал, что одним только исчезновением Абрамова замять дело не получится. Именно поэтому пришлось провести дополнительную работу. В частности, выступить с лекцией, чтобы не дать романтичному Беликову передать коллегам «последние слова» Абрамова, услышанные в боулинге, а также подставиться с «аськой», чтобы вызвать вопросы, на которые уже были заготовлены вполне приемлемые ответы.

Однако, в полном соответствии с жизненными законами, все всегда происходит не так, как мы планируем. Беликов хоть и не пересказал во всеуслышание рассказ Абрамова о таинственных сообщениях, но все же поделился этой информацией с Антоном Илющенко, гораздо более подкованным в технической области. В результате уводящая от следа приманка была обнаружена чрезвычайно быстро, но свою роль она пока не выполнила.

Парни не спешили принять так легко доставшуюся им добычу. Они, подобно молодым, но уже талантливым ищейкам, вертелись вокруг найденного следа, но не спешили отправиться по указанному им пути наименьшего сопротивления и, чувствуя какой-то подвох, лишь буравили подозрительными взглядами затылок Старика. Угроза срыва операции с устранением наивного Абрамова, вопреки ожиданиям, не уменьшилась, а просто сменила носителя. Причем то, что раскрытие фокуса с «аськой» после вовлечения Илющенко становится лишь вопросом времени, было совершенно очевидно. Радовало лишь то, что молодые люди не проявляли стремления расширить круг посвященных в заинтриговавшую их историю.

*** Антон позвонил Пете вечером того же дня.

- Ты дома? А я еще на работе. У тебя комп с Интернетом дома имеется? Можно к тебе сейчас подъехать?.. Угу, найду. Перезвоню, если заблужусь.

Антон выглядел деловито и загадочно, старательно пряча распирающее его торжество.

Петя терпеливо ждал рассказа, послушно выполняя распоряжения приятеля: «грузи комп, вызывай архив котировок, тащи пиво...».

Влив в себя содержимое первой бутылки и удовлетворенно крякнув, глядя на возникший на экране поминутный график изменений котировок акций РАО ЕЭС за предыдущую неделю, Антон наконец-то поделился причинами своего приподнятого настроения.

Посвятив весь день и немалую часть вечера изучению компьютера Абрамова, он выяснил следующее. Во-первых, «аська», в полном соответствии с высказанной утром догадкой, впервые появилась на этой машине еще в прошлый понедельник.

- Сразу ж понятно было, что тут какая-то лажа, - приятель возбужденно тараторил, не в силах больше сдерживать за маской загадочности распирающую его информацию. - Абрамыч сообщения получал всю неделю, а «аська» только сейчас появилась - не может же такого быть, правильно? Других «общалок» у него на компе нет и не было. А вот «аська» была! Просто кто-то поверх нее потом поставил новую, с другим номером. Типа замаскировал. Но замаскировал хреново. Архивные файлы от предыдущего номера «аська» не затерла. Этот «кто-то» либо не разбирается в этом деле, либо очень торопился. Труп надо было уничтожить, а он его ветками забросал, наивный.

- Чей труп? - изумился Петя.

- Да предыдущей «аськи» же! Я тебе чего толкую - программу он заново поставил, новый номер зарегистрировал, а следы старого не затер до конца! Так что номер, на который шли сообщения на прошлой неделе, я нашел.

- Ну и чего там за сообщения? Антон вздохнул.

- Эх, трудно с тобой разговаривать. Не те вопросы задаешь. Сразу видно, что в этом деле ты профан. Ты меня сначала спроси, как мне удалось восстановить на «асе» старый номер и залезть в его «хистори», если для этого надо знать пароль.

- Считай, что спросил, - протягивая приятелю очередную бутылку пива, послушно отреагировал Петя. Приходилось мириться с тем, что путь к сути рассказа пройдет через тернии технических подробностей.

- Отвечаю. Без хакерских наворотов (хотя поначалу я и их попробовал, но без толку), а лишь с помощью гениального умозаключения.

Петя картинно всплеснул руками, призывая «гуру» продолжать.

- Скажи-ка мне, Пит, - Антон откинулся на спинку кресла и вальяжно закинул ногу на ногу. Для полноты образа ему сейчас не хватало только сигары. Впрочем, Петя не смог вспомнить кого-либо из великих сыщиков, живописующих свои гениальные умозаключения, размахивая бутылкой пива. - Если в офисе стоят камеры наблюдения, прослушивается телефон и запрещается пользоваться своей техникой, то с какой стати сотрудникам разрешается иметь на компьютере бесконтрольную «аську»? Это же явная дыра в системе информационной безопасности.

- Так, Кермит же говорил, что это все больше для виду, чтоб привыкали, мол, к настоящим рабочим местам.

- Угу, в нашем зале все учебно-боевое. Но если на реальном рабочем месте «аську» иметь нельзя, то и на учебном нам бы этого тоже не позволили. А раз такого запрета нет, значит, руководство не боится безнадзорного общения своих сотрудников с внешним миром.

Почему?

- Может быть, потому, что это бесполезно. Информацию можно передавать по мобиле или просто, встретившись за пределами офиса, как мы с тобой сейчас.

- Верно говоришь, но неправильно. Вечерний контакт мало того, что неоперативен, так еще и является личным. Точно так же, как и разговор по мобиле. А вот «аська» дает и оперативность, и обезличенность, такой контакт хрен докажешь, если вовремя его с компа снести.

- Ну, тогда не знаю. Почему?

- Элементарно, Ватсон! Все дело в том, что общение по «ас-ке» в этом офисе вовсе не является безнадзорным! Система информационной безопасности на самом деле замкнута:

камеры пишут видеоряд, «жучок» на телефоне пишет аудиоконтакты, а программа «прослушка» клавиатуры записывает в свои логи каждое нажатие клавиши.

- А такие программы существуют?

- Да сколько угодно! Можешь накачать из Интернета хоть сто вариантов. Даже если у нас все понарошку, то, уж поверь мне, ни один спец из техотдела не будет тратить время на то, чтобы настраивать компьютеры стажеров как-то по-особенному. Все необходимое для работы стандартное программное обеспечение заливается на «винты» самым экономным образом, то есть методом зеркального копирования. Поэтому, даже если в нашем случае клавиатурный шпион на компьютере не нужен, он все равно там сидит. А значит, его можно вскрыть и почитать.

- Ну хорошо, и что это нам дает? Насколько я понял, там будет только то, что Абрамов или кто-то другой набирал на этой клавиатуре, но то, что ему присылали, в логах не фиксируется. Вернее, фиксируется в «хистори» «аськи», но к ней, как ты сам говоришь, нужен пароль...

-...И этот пароль тот, кто установил на комп Абрамова первую «аську», должен был хотя бы один раз набрать на его клавиатуре! - Антон блаженно улыбнулся.

- И ты его нашел?!

- Конечно! С паролем задействовать старый номер «аськи» смог бы даже ты. Можем даже прямо сейчас сделать это на твоем компе.

- И просмотреть архив сообщений? И перехватывать новые?

- А вот с этим сложнее, - досадливо поморщился Антон. - Перехватывать в принципе можно, но, если зайти в он-лайн под чужим номером «аськи» в то время, когда там уже находится его настоящий владелец, он тут же вылетит из сети и получит сообщение, что его номер используется с другого компьютера. Наверняка он не дурак, тут же сменит пароль или вообще зарегистрируется под новым номером - лавочка закроется. Поэтому я и ждал, когда все разойдутся, чтобы не столкнуться в сети с хозяином «аськи».

А в архиве доступны только те сообщения, которые приходили в то время, когда «аська» была запущена именно на данном компьютере. Так что вытащить удалось только то, что получал и про что рассказывал Абрамов, и еще одно сообщение, которое кто-то другой получил на его компьютере в понедельник.

Текст сообщений в целом совпадал с описанием Абрамова» но все же был более информативен. Например, одно из сообщений, отправителем которого был некто Браво, выглядело так: «R 120 000 - 7,20-15». В контакт-листе загадочного номера «аськи» значились имена, явно позаимствованные из системы позывных, используемых в американской армии:

Альфа, Браво, Дельта, Эхо, Фокстрот12. Вполне логично было заключить, что сам владелец номера носил пропущенную в этом списке кличку Чарли. Не менее естественным было и то, что никаких личных данных в анкетах контактных лиц обнаружить не удалось.

Самыми интересными выглядели сообщения, приходившие от Альфы, включая и то, которое поступило в отсутствие Абрамова в понедельник в 13:45 и, по всей видимости, было прочитано кем-то другим: «18:10 R 6,85».

- В принципе очень похоже на выставление заявок. Клиент сообщает, что хотел бы приобрести сто двадцать тысяч акций РАО по цене между 7,20 и 7,15 рублями. Ничего особенного. Не представляю, с чего Абрамычу пришло в голову, что это предсказание будущей цены, - пожал плечами Петя.

- Угу, мне вначале тоже так показалось. Но уж больно в кассу были все эти заявки.

Посмотри на график.

Антон показал курсором на те места графика, которые соответствовали периодам выполнения странных заявок. Цена, на какой бы высоте она ни находилась, в определенный момент буквально за несколько минут послушно ныряла до заказанного уровня, точнее говоря, каждый раз уходя даже несколько ниже, а затем медленно или так же резко возвращалась на старые позиции. Каждый раз это сопровождалось локальным увеличением объемов сделок.

Антон переместил курсор на то место графика, которое соответствовало 18 часам минутам прошлого понедельника. Эта и последующие несколько минут были отмечены на гистограмме, характеризующей объем торгов, высокими палками, а на графике цены - резким падением с 7,18 до 6,75 рубля.

- Чем тебе не предсказание? Около двух часов дня приходит сообщение: «18:10 R 6,85». И ровно в 18 часов 10 минут акции РАО начинают резко падать до 6,75... Объем видишь? Это явно не сто двадцать тысяч акций, речь идет о лотах, то есть о двенадцати миллионах акций! И это по сообщению одного только Браво. Так что возможность заработать у того, кто владеет этой информацией, получается просто суперская.

- И все эти Альфы и Дельты, как бы неправдоподобно это ни звучало, такую возможность имеют. Игра наверняка... Правда, точность прогноза все-таки с погрешностью.

Если эти ребята такие прозорливые, то почему бы им не угадать точную цель падения цены?

Они ведь так каждый раз около процента возможностей теряют.

- Не придирайся. И на такой инсайд не грех поставить все состояние. Как у Галилея в той байке, что Старик рассказывал. Кстати, с его мессагой полные непонятки. Если номер старой «аськи» Абрамыча был затерт, то откуда Старик узнал новый номер, не говоря уж о том, с какой стати он вообще посылал свое сообщение Абрамову?.. Или оно было предназначено кому-то другому?

*** День начался весело. Гожин, в очередной раз ностальгируя о своем армейском прошлом, порадовал присутствующих сообщением о намерении Госдумы перенести празднование Дня защитника отечества с 23 февраля на приближающееся 8 сентября. И даже выдал вдвойне подходящий к теме стишок:

Я с утра почистил зубы, Поскоблил по бороде И хэбэшный китель грубый Затянул на животе.

Лысину прикрыл фуражкой, Вертикаль придал спине - Одобряя, машет шашкой Прадед с фото на стене.

В американской армии используется система позывных и порядковых обозначений, основанная на латинском алфавите с заменой букв соответствующими закрепленными за ними словами: Alpha, Bravo, Charlie, Delta, Echo, Foxtrot, Golf, Hotel и т.д.

После утренней зарядки Тело с гордостью несу, И жена смахнет украдкой Набежавшую слезу.

Котировки на экране Цветом хаки греют взгляд - Я по фондовому рынку Заступить готов в наряд.

Я сегодня «бык» по праву - По-военному легко Я беру на «плечи» РАО, «Лук», «Сургут» и «Телеком».

Пусть не разевает слишком Запад жадное хавло - Есть отечественным «фишкам» И опора, и оплот!

Затем программу культурно-массовых развлечений этого странного дня продолжил Кермит, который устроил трейдерам экскурсию в Голубой зал. Предполагается, что каждый стажер должен относиться к рабочему месту, на которое он претендует, как к святая святых.

Однако Петя не ощутил особого восторга. Примерно такой же зал, как Зеленый, разве что каждый трейдер наделен большим количеством квадратных метров, что и неудивительно, ведь на его столе располагается сразу три монитора, транслирующих биржевые новости и котировки с различных торговых площадок. «Опять навороты, - подумал Петя, - возможно ли с пользой для дела переварить такой объем информации? Ее избыток так же вреден, как и недостаток». Еще одним отличием от Зеленого зала было то, что здесь на каждое рабочее место была нацелена персональная камера наблюдения.

Возможно, такая экскурсия могла бы произвести неизгладимое впечатление на студентов и школьников, но при наличии опыта собственной работы на биржевом терминале и находящегося в последней стадии своего формирования отношения к деньгам как к одной из разновидностей ценных бумаг, трудно было впечатлиться процессом выполнения чужих заявок. Пожалуй, реализовывать собственные решения гораздо интереснее. Петя в очередной раз мысленно похвалил себя за идею открыть личный инвестиционный счет. Как там говаривал Серега? «Сам пью, сам гуляю. Сам катаюсь, сам саночки вожу...» Петя собрался было поделиться этой мыслью с Антоном, но, повертев головой по сторонам, понял, что его приятель среди экскурсантов отсутствует.

*** - Я все думал над твоим вопросом про то, почему они неточно угадывают цену падения, - Антон, близко наклонившись к Пете, возбужденно чертил на салфетке биржевой график. Народу в кафе в связи с обеденным перерывом собралось много, и монотонный гул голосов мешал нормальному общению. Сотрудники расположенных поблизости офисов пытались совместить приятное с полезным - подкрепиться и обсудить дела.

- Я читал, что все основные биржи начинались с пивных, - не в тему заметил Петя, но Антон был слишком увлечен своим графиком.

- Смотри сюда, я все понял! Как можно узнать будущую цену акций, да еще и в определенное время? Не при первичном их размещении, и не каких-нибудь там неликвидов, про которые у тебя появился инсайд, а такой фишки, как, например, РАО ЕЭС, которой торгует куча мелких и крупных трейдеров. Никак! Узнать нельзя, зато можно сделать! Если продать на вялом рынке разом кучу бумаг, цена упадет, верно?

- Смотря что ты называешь кучей, два - это куча?

- Ну, например, слить за несколько минут часовую норму рыночного объема.

- Тогда, само собой, цена упадет. Только если это действительно рынок с боковым трендом, вряд ли кто-то поддержит продажу, и после твоего пролива цена снова вернется на прежний уровень, а значит, деньги ты потратишь впустую - получишь чистый убыток от продажи дешевле, чем по текущей цене. Это же классика. Именно из-за этого семьдесят процентов времени рынок находится в боковом движении, когда никто не хочет значительно менять цену, не зная, куда в дальнейшем направится рынок.

- Все верно, но что, если ты будешь точно знать, что при определенных условиях твою продажу поддержат?

- Это как?

- Ну, например, текущая цена 7,40, и ты точно знаешь, что, когда цена упадет до 7,20, начнутся массированные продажи.

- Ты про теханализ, что ли? Да любой новичок знает, что если уровень поддержки проходит на 7,25, то после его пробития вниз начнутся продажи тех трейдеров, что свято верят в постулаты и заповеди технического анализа. Только что-то это знание не дает никому особенной прибыли, - Петя даже поморщился, настолько легко оказалось разрушить интригу, на которую Антон намекал с таким горящим взором.

- Конечно, не дает, потому что, если бы все было так идеально, как ты расписываешь, уровни сопротивления пробивались бы всегда, а этого не происходит. Я говорю о другом. О точном знании того, что цена в 7,20 автоматически станет сигналом к продажам, причем ты будешь знать еще и минимальный объем этих продаж, а значит, имеешь полную гарантию, что тебе дешево нальют нужное количество бумаг, - легко отбил дилетантскую контратаку Антон.

- Это что-то типа договоренности Гитлера с Японией, про которую нам рассказывали в школе. Мол, если бы фашисты взяли Сталинград, это автоматически привело бы к началу наступления японцев на Дальнем Востоке.

- Ага, типа того. А еще это похоже на то, что если потрясти яблоню с определенной силой, то с нее посыпятся яблоки, количество которых тоже можно примерно прикинуть.

- Ладно, Ньютон, признаю, что такая информация была бы весьма ценной. Зная, что тебя поддержат, можно, не сильно рискуя на боковике, толкнуть рынок вниз, а потом собирать посыпавшиеся яблоки, только где взять гарантию, что они посыпятся в нужном объеме, и цену, при которой это случится?

- Легко! Для этого достаточно посмотреть, на каком уровне и в каком объеме скопились стоп-лосс заявки игроков! - Антон ухмыльнулся.

- По всему рынку?

- Зачем по всему? Все яблоки ты все равно не унесешь, так что достаточно найти несколько хорошо увешанных деревьев, на тряску которых не потребуется больших усилий.

- И где взять эту информацию? - Петя уже все понял, но не мог поверить в простоту игры.

- На серверах брокеров, где ж еще. Именно там хранятся данные по всем клиентским «стопам», прежде чем отправиться на биржу при достижении условий заявки, - Антон прочертил на своем графике линию к отметке 7,15, после чего изобразил резкое падение цены.

- Ты хочешь сказать, что кто-то из сотрудников брокера может заглянуть в базу и подсчитать...

-...Что по акциям РАО ЕЭС клиенты на уровне между 7,20 и 7,15 выставили стоп лосс заявки общим объемом в сто двадцать тысяч лотов, - выдав эту фразу, Антон торжествующее выложил на стол перед Петей уже знакомую распечатку сообщений с компьютера Абрамова: «К 120 000 - 7,20-15». - А теперь прикинь, что такая же информация поступит еще из нескольких контор. Как ты верно заметил, уровни поддержки хорошо известны, поэтому разные игроки часто выставляют свои стоп-лоссы примерно на одном уровне. Заранее зная расклад, можно начать массированную продажу акций «в шорт», чтобы быстро и дешево опустить рынок до нужного уровня. Всего одной сделки по контрольной цене будет достаточно, чтобы вынести игроков на «стопы» и потом как посыпавшиеся яблоки подбирать их акции, которые автоматически начнут продаваться по все ниже падающей цене. Угадать точный уровень дна этого падения невозможно, но для того чтобы хорошо затариться по дешевке - и не нужно. Через минуту подбирать попадавшие яблоки кинется весь остальной рынок, но будет поздно - основной объем уже собрал ты, потому что заранее знал, почем и сколько сможешь купить. Остальные любители дешевизны в отсутствие продавцов лишь помогут вернуть цену на прежний уровень, где ты сможешь спокойно распродавать свой урожай, получая уже двойную прибыль.

- Но ведь это же незаконно?!

-Конечно. Потому эти ребята и шифруются, как могут. В эту игру играют не конторы, а конкретные люди, имеющие доступ к нужной информации и использующие ее для наполнения личного кармана. А поскольку данная стратегия предусматривает все-таки нехилые вложения для организации первого толчка рынка, то они и образовали синдикат, позволяющий им проводить в нужный момент согласованные действия. По сигналу хором тряхнули рынок до нужного уровня и собрали подешевевшие бумажки, кто сколько смог унести, или уж не знаю какой у них там принцип дележки. Хотя думаю, что некоторые могут и просто сливать инфу крупному игроку за вознаграждение.

- Круто. А нельзя ли и нам поиметь с этого несколько килограммчиков яблок?

- Если б было нельзя, стал бы я ломать над этим голову? Нужно!

- Но ты же сам сказал, что мы не можем перехватывать их сообщения.

- Сможем, если поставим на «аську» Чарли маленькую заплаточку, благодаря которой сможем параллельно с ним читать входящие сообщения со своего компьютера, оставаясь при этом невидимыми. Надо только найти компьютер, на котором эта «аська» установлена, найти компьютер Чарли... И пока вы все сегодня ходили на экскурсию к местным профи, я, кажется, сузил круг подозреваемых до одного человека...

*** Мигалка милицейской машины расцвечивала лица стоящих полукругом зевак, создавая ощущение какого-то мистического обряда. Темный двор - старые дома, выходящие на проспект, когда-то жилые, ныне сплошь превратились в офисные здания, как муравейники набитые большими и малыми конторами. Соответственно, по причине позднего вечера горели лишь окна комнат, занимаемых немногочисленной охраной. Фары машин, и милицейских, и «скорой помощи», освещали стену дома и пространство под ней.

Толпа стояла точно по границе света и тени, словно каждый из зрителей боялся переступить эту черту между зрелищем и реальностью и оказаться причастным к трагедии, к неподвижной, неестественно скорченной фигуре на бликующем многочисленными осколками стекла залитом кровью асфальте. Это странное сходство поведения толпы зевак с повадками волчьей стаи, точно таким же образом окружающей сидящих у костра людей в ожидании, что огонь рано или поздно погаснет, придавало происходящему зловещий оттенок.

- Молодой-то какой. Там их чечены убивают, а тут они сами убиваются, - с сожалением констатировала одна из неизбежных в таких случаях старушек и тут же добавила:

- Наркоман, небось.

- Да какой наркоман?! Вы, прежде чем говорить, посмотрите, откуда он упал-то.

Контора там брокерская, - проявил осведомленность выгуливающий собаку толстяк. - Проигрался, вот и спрыгнул. У нас теперь как в Америке в тридцатые годы.

- Да когда ж тут казино открыли? - удивилась старушка.

- Да не казино! Акциями они там торгуют, биржа, брокеры, инвестиции...

- А, ну тогда скинули его, значит, из-за денег, - сделала неожиданный вывод старушка и почему-то сразу потеряла интерес к происходящему.

*** Охранники взглянули на пропуск Пети, а затем и на него самого более пристально, чем обычно.

Уже сделав пару шагов в сторону лифтов, он услышал за спиной голос одного из секьюрити.

- Слышь, «ФокусИнвест»... У вас там че, крыша от жары начала отъезжать?

- В каком смысле? - оглянулся Петя.

- В хреновом. Один из ваших ночью из окна вывалился. Насмерть.

Дверь в коридор их офиса оказалась распахнутой. Над электронным замком колдовали два парня из технического отдела. За их действиями наблюдал мужчина в милицейской форме. В Зеленом зале сидела только Инна. Она посмотрела на Петю заплаканными глазами, отвернулась и снова уткнулась лицом в ладони. Петя инстинктивно дернулся в джентльменском порыве успокоить девушку, но осекся и быстро прошел мимо на свое место. Отметил, что цифры на Доске почета сегодня утром не поменяли.

Открылась дверь, и в зал вошел Старик.

- Следователь приглашает следующего. Инна, вы пойдете? Девушка, не поворачиваясь, энергично помотала головой.

*** - Здравствуйте, я Беликов Петр Михайлович.

Следователь походил скорее на усталого ОМОНовца в штатском, а возможно, когда то и был таковым.

- Садитесь. Что вам известно об обстоятельствах смерти гражданина Илющенко Антона Сергеевича?

- Только то, что это случилось сегодня ночью.

- Скорее уж вчера поздним вечером. Когда вы в последний раз видели погибшего?

- Вчера вечером мы вместе вышли с работы и дошли до метро. Там и расстались.

- То есть вы свидетельствуете, что Илющенко вчера вечером покинул здание?

- Да.

- С вами еще кто-нибудь был? Или, может быть, кто-то из знакомых видел вас обоих по дороге к метро?

- Мы были вдвоем и вроде бы никого не встретили.

- Вы видели, как Илющенко сел в вагон?

- В метро вошел только я, Антон остался на улице. Он собирался куда-то поехать на автобусе.

- Куда?

- Мы не говорили об этом.

- Он не упоминал, что забыл что-нибудь на работе? Не собирался вернуться?

- Нет.

- И тем не менее он это сделал... У вас нет предположений, что могло заставить его вернуться на работу и залезть в кабинет своего начальника?

- Понятия не имею... Единственное, что приходит в голову, - возможно, он хотел как то изменить свои торговые результаты, но это глупость.

- Объясните.

- По регламенту нашей работы в этой организации все определяют итоговые результаты трейдинга, ну, сделок на бирже. У Антона дела шли так себе, и у него уже было одно предупреждение. Если бы он закончил эту неделю в минусе, его бы уволили.

- То есть у него были причины покопаться в компьютере начальника, - следователь явно зацепился за последнюю фразу Пети.

- Ну, в принципе... хотя это скорее к Дж... Евгении Михайловне надо было лезть.

- А к ней он не залез?

- Я не знаю, - вздрогнул Петя.

- В каком настроении он уходил с работы? Он был расстроен своими результатами? О чем вы говорили?

- Ну, в общем сожалел, конечно. Говорил, что времени осталось мало, но у него есть надежда. А о чем говорили... да как обычно, обсуждали биржевые события, планы на завтра.

- Он вам доверял? Ваши коллеги говорят, что вы дружили.

- Со мной он общался чаще, но не знаю... Ничего личного мы не обсуждали. Не могу сказать, что мы успели подружиться. Мы все здесь недавно.

- Насколько эта работа была важна для Илющенко?

- Трудно сказать... Думаю, если бы у него на примете было место получше, он бы тут не работал.

- Вам известны случаи несрабатывания замка на входной двери в ваш офис? Может быть, пропуск не считывался или еще что-то?

- Нет, не припоминаю.

- Хорошо, вы свободны. Пригласите, пожалуйста, кого-нибудь из ваших коллег, если они уже появились.

*** -...Не столько разбился, сколько порезался весь о стекла, там кровищи - жуть, - из-за спины Пети долетали обрывки разговора вернувшихся от следователя Гожина и Шилова.

- Если б сам прыгал, небось, догадался бы окно открыть.

- Ясен пень, что не сам. Шеф говорит - чистый несчастный случай. Полез жалюзи закрывать. Они ж там сломанные, видал, он меня все время зовет - то открой, то закрой.

Хрен я еще раз полезу на этот подоконник. Но я-то со своим ростом так достаю, а Антон не дотягивался - он стул на подоконник поставил и поскользнулся или что, в общем, вместе с этим стулом в окно и въехал.

- А на фига ему жалюзи закрывать потребовалось? - поинтересовался Шилов.

- А на фига ему вообще к шефу в кабинет лезть потребовалось? - раздраженно ответил Гожин.

- Ну, мало ли...

- Да не мало. В компьютер он к Шефу залезть хотел, а жалюзи закрывал, чтоб света в окне кабинета никто с улицы не увидел, менты так говорят. Компьютер включенный остался.

Теперь, чтоб дело закрыть, им осталось придумать, чего он там искал и как сквозь замок проскочил.

- А чего там с замком, я не понял?

- Они не могут понять, как Антоха попал в офис вечером, - отозвался информированный Гожин. - Замок не зафиксировал открываний после 20:00. Все видели, как он ушел, а вот как назад зашел - загадка. То ли глюк на компьютере, что за замком следит, то ли хрен его знает.

Петя включил терминал и попытался сосредоточиться на появившихся котировках.

Апатично констатировал, что рынок сожрал почти всю его прибыль, но заставить себя предпринять какие-то действия не мог. Тупо смотрел на меняющиеся на экране цифры. В какой-то момент показалось, что в экране отразилось лицо стоящего за его спиной Антона.

Петя вздрогнул и очнулся. Ужасно хотелось спать...

Выйдя на лестницу, Петя, к своему удивлению, услышал, что уже находящиеся в «курилке» Гожин, Шилов и Старик ведут разговор о кровной мести. Постепенно разгоняя туман в голове, он сообразил, что Антона даже в самых смелых фантазиях вряд ли можно было представить жертвой захвата чеченских боевиков, а значит, в стране произошло нечто более достойное обсуждения трейдерами, нежели странное падение из окна их коллеги.

Быстро докурив, Петя вернулся к компьютеру и начал читать новости.

О захвате школы в Беслане говорили все. Не обошли эту тему и в биржевых новостях, хотя здесь упоминание о трагедии выглядело значительно суше и рассматривалось через циничную призму рыночной конъюнктуры.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.