WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«АЛАН РОТ, АЛЕКСАНДР ЗАХАРОВ, ЯКОВ МИРКИН, РИЧАРД БЕРНАРД, ПЕТР БАРЕНБОЙМ, БРУКСЛИ БОРН ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВОГО РЫНКА Учебное пособие для юридических и экономических вузов ...»

-- [ Страница 5 ] --

Дискуссия в России об организации саморегулирования. В 1999 – 2000 гг. в профессиональном сообществе велась дискуссия по поводу того, должна ли быть единственной саморегулируемая организация, которая “закреплена” за определенным видом профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг и, в частности, за брокерско-дилерской деятельностью.

Подспудно в этой дискуссии присутствовал спор между сторонниками “американской” и “германской” моделей рынка ценных бумаг. Реально, кроме НАУФОР, саморегулируемой организацией должна была бы стать Национальная фондовая ассоциация (НФА), членами которой являются преимущественно кредитные организации (в конце 2000 г. НФА стала СРО).

В частности, в исследовательском отчете британской компании “Cadogan Financial”, готовившей в конце 1999 г. материалы для ФКЦБ России, отмечалось, что “нам известны намерения создания СРО по институциональному признаку, в частности СРО профессиональных участников – кредитных организаций. Мы сомневаемся в оправданности и полезности такого шага, поскольку он ведет к возникновению разных стандартов деятельности организаций, занимающихся одной и той же деятельностью;

разной степени жесткости в применении стандартов;

и, в Teweles Richard J., Bradley Edward S., Teweles Ted M. The Stock Market. 6th Edition // John Wiley & Sons, Inc. - 1992. – P.7. См. также раздел сайта NASD в Интернете “Corporate Descriptions” (www.nasd.com/pr_section1.html), в котором, в частности, указывается, что NASD – «саморегулируемая организация в отрасли ценных бумаг, ответственная за регулирование NASDAQ Stock Market, также как за регулирование масштабного внебиржевого рынка и продуктов, торгуемых на нем».

Так, в разделе «История создания и развития» на сайте НАУФОР в Интернете (www.naufor.ru) указывается, что “изначально задачей НАУФОР была организация общероссийской электронной системы торговли ценными бумагами.

И до последнего времени ассоциация успешно совмещала как функции саморегулируемой организации, так и организатора внебиржевых торгов”.

конечном итоге, к регуляторному арбитражу – т.е. решению профессионального участника вести бизнес в такой форме, чтобы оказаться под регулированием более мягкого СРО… Кроме того, при наличии угрозы превращения СРО в лоббистско- представительские центры, существование СРО по институциональному признаку создаст конфликт между участниками, принадлежащими к одному институту, и участниками, принадлежащими к другому институту… Определенный вид деятельности должен регулироваться только одной СРО.”122 «Возможность многочисленных СРО… ведет к разнице стандартов, арбитражу и конфликтам;

зависимости деятельности СРО в большей степени от интересов ее членов, поскольку если СРО не будет служить реализации их интересов, они могут покидать СРО, сокращая финансовую базу». В документе «Концептуальные основы развития рынка ценных бумаг в России», подготовленном НАУФОР и Российской торговой системой в марте 2000 г., предлагалось «решить вопрос в пользу единственности СРО в одной отрасли профессиональной деятельности… Предлагаемое решение основано на предпосылке необходимости единства рынка с точки зрения стандартов поведения его участников. Наличие двух и более СРО в одной отрасли оправдано, если оправдано наличие разных стандартов. Но на одном рынке должен быть единый для всех участников стандарт. При условии единства стандартов необходимость в более чем одной СРО отпадает». Приведенный анализ не содержит аргументов, который был бы неопровержим и который не имеет противоположных доводов. В частности, единство стандартов на рынке может достигаться через согласовательные действия СРО, через создание рабочих групп, обмен информацией, совместную работу под началом финансовых регуляторов, которые всегда выносят окончательные решения. Если удается создать международные стандарты при огромных различиях в подходах тех или иных стран к финансовой деятельности, то почему этого нельзя сделать внутри одной финансовой отрасли? С другой стороны, если один и тот же вид профессиональной деятельности осуществляют различные финансовые институты (что делается повсеместно в мире и является – как стремление к универсализации – международной тенденцией), то почему не может быть стандартов, единых в главном, но устанавливающих особенности, присущие конкретным видам финансовых институтов? Почему “регуляторный арбитраж” должен сниматься запрещением на создание еще одной СРО, а не координацией действий нескольких СРО?

При этом участники дискуссии, защищающие единственность СРО, не указывали на опасность монопольного положения на рынке, которое занимает такая саморегулируемая организация, на превращение понятия Перспективы возрождения и развития российского рынка капитала //Cadogan Financial. – 1999, Ноябрь. – P.135.

Аналитическая записка по результатам исследования «Перспективы возрождения и развития российского рынка капитала» //Cadogan Financial. – 1999, Ноябрь. – P.27.

Концептуальные основы развития рынка ценных бумаг в России//Национальная асоциация участников фондового рынка;

РТС. – 2000, Март – С. 32.

«саморегулируемая организация» в формальность, на исчезновение самого смысла саморегулирования, добровольности и инициативности как его основы, на риски для рынка, возникающие в том случае, если единственная СРО будет проводить политику, наносящую вред рынку (неправильные концепции его развития, предпочтение одних участников рынка другим, установление монопольно высоких цен на услуги СРО и др.). Конкуренция в 1998 –2001 гг.

СРО в России – НАУФОР и НФА – принесла огромную пользу уже тем, что именно благодаря ей, а также в связи с конкуренцией финансовых регуляторов в центре внимания профессионального сообщества оказались фундаментальные вопросы развития рынка (дискуссии 1998 – 2000 гг. о политике восстановления фондового рынка).

Итоговыми выводами дискуссии оказались следующие. Аргументы, обосновывающие единственность СРО и относящиеся к равенству стандартов профессиональной деятельности и возможности регуляторного арбитража нельзя признать бесспорными. Им могут быть противопоставлены обратные доводы, включая возможный ущерб от монопольного положения одной СРО на рынке.

При этом существуют различные модели саморегулирования, в том числе предполагающие множественность СРО. Аргументы в пользу одной СРО для каждого вида профессиональной деятельности относятся к исчезнувшей в Великобритании системе саморегулирования. И, наоборот, в России де-факто принята американская модель саморегулирования, которая предполагает множественность СРО, их «закрепленность» за отдельными рынками, конкуренцию и несовпадение стандартов.

В этой связи либо НАУФОР должна была быть отделена от РТС и конкурентных интересов одного рынка и реорганизована так, чтобы в равной степени представлять интересы всех участников рынка (британская модель), либо необходимо было создать вторую СРО в брокерско-дилерской деятельности, опирающуюся на фондовый рынок, который стал крупнейшим в России (ММВБ и региональные валютные биржи). Именно это и произошло в 2000 г., когда Национальная фондовая ассоциация получила статус саморегулируемой организации на рынке ценных бумаг.

РЕГУЛИРОВАНИЕ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЕ САМОРЕГУЛИРУЕМОЙ ОРГАНИЗАЦИЕЙ Извлечение из: David P. Doherty, Arthur S. Okun, Steven F. Korostoff, James A. Nofi, “The Enforcement Role Of The New York Stock Exchange”, Symposium: The Substance and Enforcement of Securities Fraud Provisions”, NW. U. L. REV. 637-43 (1991).

«I. ВВЕДЕНИЕ Нью-Йоркская фондовая биржа. Инк. (New York Stock Exchange) ("биржа" в дальнейшем) является одним из ведущих рынков ценных бумаг в мире и играет важнейшую роль в процессах образования и размещения капитала, имеющих основополагающее значение для экономики. В число участников биржи входит более 1700 компаний различных стран мира, прошедших на бирже листинг, большое количество частных и институциональных инвесторов и приблизительно 535 фирм – членских организаций (компаний, в которых работают физические лица – члены биржи – от авт.). Для постоянной жизнеспособности рынка ценных бумаг необходимо доверие инвестирующей публики к рынку, ее уверенность в добросовестности и честности рынка и профессиональных участников, обслуживающих инвесторов.

Одна из главных функций биржи как саморегулируемой организации заключается в обеспечении принудительного выполнения членскими организациями биржи («сообществом членов биржи») положений Закона об обращении ценных бумаг 1934 г. (Securities Exchange Act of 1934) и правил, принятых на его основании, а также правил биржи. Такой подход к саморегу лированию, осуществляемому биржей, задан требованиями указанного Закона 1934 г.

Биржа является неприбыльной корпорацией, управляемой Советом директоров ("Совет"), состоящим из двенадцати представителей общественности, двенадцати членов или ассоциированных членов биржи и штатного председателя, исполнительного заместителя председателя и президента. Совет отвечает за определение политики и программы биржи, а персонал биржи отвечает за их выполнение.

II. МЕРЫ ПРИНУЖДЕНИЯ, ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫЕ БИРЖЕЙ Отдел биржи по обеспечению выполнения требований (Division of Enforcement) ("Отдел обеспечения выполнения"), который входит в Регулятивную группу биржи (Regulatory Group), отвечает за проведение расследований и принятие мер наказания в случае нарушений, совершаемых компаниями - членскими организациями биржи. Регулятивная группа (Regulatory Group) отвечает за регулятивные функции биржи в отношении членских организаций. В ней работает более 450 сотрудников, т.е. более четверти персонала биржи. Помимо Отдела обеспечения выполнения в Регулятивную группу входят: Отдел регулирования деятельности членских организаций (Division of Member Firm Regulation) ("Отдел регулирования"), отвечающий за проведение периодических проверок компаний - членских организаций и мониторинг их финансового положения, операций и практик продаж клиентам продуктов;

Отдел наблюдения за рынком (Division of Market Surveillance) ("Отдел наблюдения"), ответственный за надзор за торговой деятельностью членов биржи, членских организаций и их клиентов.

III. РАССЛЕДОВАНИЯ, ПРОВОДИМЫЕ БИРЖЕЙ А. Правовая основа проведения расследований.

В соответствии с разделом 6 (b) (1) Закона 1934 г. (Section 6 (b) (1) of the Securities Exchange Act of 1934) условия регистрации национальной фондовой биржи должны включать определение SEC о том, что биржа, в частности, имеет такую организацию и такие возможности, которые позволяют выполнять и обеспечивать выполнение ее членами и ассоциированными лицами положений Закона 1934 г., правил, принятых Комиссией по ценным бумагам и биржам (Securities & Exchange Commission (SEC) на основании Закона 1934 г. и правил биржи. Раздел 19 (g) (1) Закона 1934 г. требует, чтобы биржа обеспечивала принудительное соблюдение ее членами и ассоциированными лицами этих положений. Биржа соблюдает свои функции по обеспечению принудительного исполнения законов и правил посредством проведения расследований и, когда это необходимо, принятия дисциплинарных мер. В соответствии с уставом биржи Совет (Board) облечен всеми полномочиями, необходимыми для ее управления и регулирования делового поведения компаний – членских организаций. Устав предусматривает также возможность передачи Советом (Board) своих полномочий соответствующим органам. Как указывалось выше, Совет (Board) делегировал полномочия по проведению расследований возможных нарушений Отделу обеспечения выполнения (Division of Enforcement).

Необходимо отметить, что полномочия Отдела обеспечения выполнения (Division of Enforcement) по расследованию возможных нарушений правил биржи, Закона 1934 г. и регулятивных положений SEC, принятых на основании Закона 1934 г., и наказанию за такие нарушения ограничиваются членами Биржи, членскими организациями и их служащими, а также ассоциированными членами и лицами, прошедшими авторизацию.

В. Основания для проведения расследований.

Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) получает информацию о возможных нарушениях из различных источников, в том числе из жалоб инвесторов, обращающихся непосредственно на биржу, и определенных документов, которые должны представлять членские организации. Членские организации обязаны, в частности, сообщать бирже об урегулировании претензий о возмещении убытков, превышающих определенную сумму, и принятии соответствующих дисциплинарных мер по отношению к своему служащему. Компании также должны сообщать о каждом случае, когда зарегистрированный служащий, не работающий более в компании, является объектом находящихся на рассмотрении жалоб клиентов или исков о возмещении убытков, превышающих определенную сумму.

Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) может также начать расследование на основании представлений Отдела регулирования (Division of Member Firm Regulation) и Отдела наблюдения за рынком (Division of Market Surveillance), а также Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC).

Отдел регулирования делает представления в Отдел обеспечения выполнения по случаям возможных нарушений членскими организациями правил SEC и биржи, касающихся финансовых обязанностей брокеров-дилеров и защиты ценных бумаг и средств клиентов. Отдел регулирования также передает в Отдел обеспечения выполнения дела, связанные с оперативными проблемами и нарушениями в области практики продаж клиентам продуктов (sales practice). Отдел наблюдения за рынком направляет в Отдел обеспечения выполнения своевременные представления по случаям возможного манипулирования рынком, торговли с использованием служебной информации (инсайдерской торговли), ненадлежащей торговой практики за пределами пола биржи ("пол") и возможных нарушений в зале, допускаемых специалистами или брокерами, работающими на полу. Представления SEC обычно касаются утверждений о ненадлежащей практике продаж клиентам продуктов. О возможных нарушениях Отдел обеспечения выполнения также узнает из сообщений в средствах массовой информации и других источников.

С. Процесс проведения расследований Цель расследований, проводимых Отделом обеспечения выполнения (Division of Enforcement), заключается в подтверждении соответствующих фактов, позволяющих определить, имело ли место нарушение и, если да, то какие действия должен предпринять Отдел. В ходе расследования, которое не является открытым, Отдел, в частности, собирает соответствующие документы, проводит неофициальные опросы и снимает официальные показания. Отдел может затребовать документы от членских организаций, служащих членских организаций и других лиц, имеющих информацию, относящуюся к расследованию Отдела. Отдел также обычно старается опросить всех клиентов, которые могли пострадать в результате нарушения, а также опросить и снять официальные показания со служащих компаний или других лиц, обладающих соответствующей информацией.

Члены биржи, членские организации и их служащие, а также ассоцииро ванные члены и лица, прошедшие авторизацию, должны сотрудничать с Отделом, проводящим расследование. В соответствии с Правилом биржи (a) (Exchange Rule 476 (а)) лица, не выполнившие просьбу биржи о предоставлении документов, показаний или другой информации, могут, в частности, быть исключены, временно отстранены, оштрафованы или лишены статуса ассоциации с членом биржи или членской организацией. В Правиле 477 (Exchange Rule 477) указано, что биржа может потребовать такого сотрудничества от лиц или организаций даже после того, как эти лица или организации перестали быть членами, членскими организациями или их служащими, или ассоциированными членами или лицами, прошедшими авторизацию, при условии направления биржей соответствующего уведомления таким лицам или организациям в течение одного года.

Отдел обеспечения выполнения не уполномочен направлять повестки в связи со своими расследованиями, и его право требовать показания и предоставления документов ограничено лицами и организациями, подпа дающими под вышеуказанные категории. Например, Отдел не может заставить клиентов или других лиц, не подпадающих под одну из этих категорий (таких, как юристов или исполнительных директоров публичных компаний, которые могут иметь соответствующую информацию), предоставлять документы или являться для дачи показаний. Тем не менее, Отделу, в общем, удавалось заручаться добровольным сотрудничеством таких лиц. Это сотрудничество является большим подспорьем для Отдела в проведении его расследований.

По вопросам расследования биржей любого нарушения и наказания за него субъекты расследования, свидетели и любые другие лица, с которыми имеет дело Биржа в ходе расследования, имеют право быть представленными юристом или другим лицом.

По завершении своего расследования Отдел (Division of Enforcement) анализирует факты и определяет, имело ли место нарушение и, если да, решает, нужно ли рекомендовать применение официальных дисциплинарных процедур. Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) также принимает решение относительно того, какие лица или организации должны быть объектами таких процедур, и за какие нарушения следует наказывать.

Отдел также может решить принять неофициальные дисциплинарные меры либо прекратить дело без каких-либо дальнейших действий.

Если Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) приходит к выводу о том, что необходимы официальные дисциплинарные меры, он готовит первоначальную рекомендацию о санкции. Обычно Отдел консультируется с другими старшими должностными лицами Регулятивной группы (Regulatory Group) и затем предоставляет дело руководителю Регулятивной группы на окончательное утверждение. Такое утверждение необходимо до начала применения большинства официальных дисциплинарных процедур.

В некоторых случаях Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) может решить, что характер нарушения не требует принятия официальных дисциплинарных мер, и ограничивается неофициальными мерами дисциплинарного воздействия, например, направляет письмо с предупреждением или разъяснением. В письме-предупреждении обычно указывается на то, что Отдел серьезно обеспокоен поведением адресата и предупреждает, что любое нарушение в будущем может привести к принятию официальных дисциплинарных мер. Письмо-разъяснение, используемое реже, служит напоминанием адресату о соответствующем применимом правиле или стандарте поведения, но не является взысканием.

Правила биржи предусматривают и альтернативную форму дисципли нарного воздействия: биржа может наложить штраф на лица или членские организации на сумму, не превышающую 5000 долларов за некоторые нарушения, официально объявленные биржей как незначительные по своему характеру. Такое лицо или организация может либо заплатить штраф, либо опротестовать его в порядке, определенном для официальных дисциплинарных процедур.

В исключительных случаях биржа имеет право немедленно отстранить от биржевых операций лицо или компанию до разбирательства, например, компанию, находящуюся в таком затруднительном финансовом положении, что она не может продолжать операции без риска, в частности, для публики, кредиторов и других членских организаций. Однако необходимость применять это право возникает крайне редко.

Наконец, в тех случаях, когда Отдел обеспечения выполнения (Division of Enforcement) приходит к выводу, что ни официальные, ни неофициальные дисциплинарные меры не требуются, он закрывает дело без каких-либо дальнейших действий".

Извлечение из: Celia R. Tailor, “Capital Market Development in The Emerging Markets: Time to Teach An Old Dog Some New Tricks”, 45 AMERICAN JOURNAL OF COMPARATIVE LAW 82 - 84 (Winter 1997).

«Потрясения на рынке, приведшие к созданию Комиссии по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission, SEC), также способст вовали появлению нового вида регулятивного органа в США. В ответ на крах фондового рынка конца 1920-х годов профессионалы в области ценных бумаг, стремившиеся восстановить свою репутацию, образовали национальную ассоциацию брокеров/дилеров (Национальную ассоциацию дилеров по ценным бумагам (National Association of Securities Dealers, NASD) в дополнение к Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC) для контроля за участниками рынка. Условия членства в ассоциации включали, в частности, выполнение правил, регулирующих деятельность членов, подчинение дисциплинарным санкциям в случае нарушений таких правил и соблюдения процедур, направленных на поддержку принципов справедливости и честности в торговле. Этот новый регулятивный орган получил официальное признание в поправках Акта Мэлони 1938 г. (Maloney Act) к Закону об обращении ценных бумаг 1934 г. (Securities Exchange Act of 1934), в которых разрешалось образовывать саморегулируемые организации (СРО) на рынке ценных бумаг, работающие под контролем SEC. В соответствии с этим законом условия членства в СРО должны были предусматривать право SEC пересматривать любые дисциплинарные решения и изменять или дополнять большую часть правил. Хотя законом не ограничивалось количество таких ассоциаций, NASD на сегодняшний день является единственной и объединяет в своих рядах подавляющее большинство брокеров, работающих на внебиржевом рынке.

NASD регулирует внебиржевой рынок и фондовый рынок Системы автоматических котировок Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (National Association of Securities Dealers Automatic Quotations, NASDAQ), а также другие специализированные рынки (под надзором SEC).

Предъявляя существенные требования к брокерским/дилерским фирмам членам и всем профессионалам на рынке ценных бумаг, связанных с ними, NASD также регулирует деятельность эмитентов, требуя от них подачи заявле ния о допуске ценных бумаг к листингу до участия в торговле на любом из рынков ценных бумаг, контролируемых NASD. Данное заявление о допуске к листингу обязывает выполнять требования (включая требование о раскрытии информации), в основном, аналогичные тем, которые применяются биржами.

Таким образом, механизмы, диктующие определенное поведение, существуют независимо от того, где эмитент решит предложить к обращению свои ценные бумаги.

Одновременное развитие Комиссии по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission, SEC) и саморегулируемых организаций (СРО) на рынке ценных бумаг привело к появлению в США уникальной регулятивной модели. Хотя SEC продолжала оставаться главным официальным регулятором, исторический анализ роли SEC в течение десятилетий после принятия Законов говорит о том, что она сосредоточивала свою деятельность на одном аспекте своих регулятивных функций, а именно на раскрытии информации в соответствии с Законом 1933 г., передав многие другие функции по надзору за рынками, на которых торгуются ценные бумаги, саморегулируемым организациям, контролируемым SEC. Это раздвоение ответственности привело к возникновению в США двойной модели регулирования, при которой Комиссия по ценным бумагам и биржам США (Securities and Exchange Commission, SEC) следит за раскрытием эмитентами информации о выпусках ценных бумаг при их первичном размещении, а СРО отвечает за поведение брокеров/дилеров и раскрытие информации эмитентами для допуска на вторичные рынки.

Эта раздвоенная модель, которая постоянно адаптируется к новым потребностям рынка, содействовала тому, что рынок капитала США стал лидирующим в мире. В этой связи встает вопрос: какие уроки можно извлечь из понимания причин опережающего развития этого рынка? Хотя, возможно, и нецелесообразно просто переносить рассмотренную структуру полностью на новые рынки, опыт США дает полезную информацию о том, как построить модель регулирования, и показывает, насколько важно для каждого рынка создавать свою систему регулирования, соответствующую его конкретным нуждам, которые со временем могут меняться.

III. Регулирование на формирующихся рынках.

Используя структуру США как одну из основных моделей, создатели систем регулирования на формирующихся рынках должны были определить, будет ли подобное регулирование иметь тот же эффект в их странах. Описание на рушений, имевших место во время принятия законов США, полностью относилось и к положению в области первичного раскрытия информации эмитентом на многих формирующихся рынках. Мошенничество было по всеместным, а отсутствие раскрытия информации - в порядке вещей. Однако, как показано в данной работе, модель регулирования в США является результатом постепенного процесса адаптации к потребностям рынка и его участников и управляет рынком, значительно отличающимся по уровню разви тия от рынков в Восточной Европе. Тот факт, что раздвоенная модель под ходит для нынешних условий в США, не обязательно означает, что такая же модель на формирующихся рынках станет наиболее эффективным механизмом, способствующим скорейшему достижению максимальных объемов торговли.

Каждый из формирующихся рынков уже предпринял первые попытки рыночного регулирования. Теперь необходимо понять, являются ли эти попытки оптимальным решением или существуют альтернативы, которые способствуют скорейшему появлению активных рынков, столь необходимых этим странам».

ГЛАВА 6. РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНКОВ ДЛЯ ТОРГОВЛИ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ 6.1. ОСНОВЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ РЫНКОВ, СОЗДАННЫХ ДЛЯ ОБРАЩЕНИЯ ЦЕННЫХ БУМАГ Необходимость ликвидных рынков для торговли ценными бумагами. Рассмотрим значение ликвидности для финансовых активов.

Существует множество форм финансовых активов: денежная наличность ( доллар, 1 рубль, 1 иена);

акция;

30-летняя облигация, выпускаемая Мировым банком;

обещание друга выплатить определенную сумму через определенное количество дней;

счет Вашей телефонной компании за ежемесячное обслуживание, создающий юридическое обязательство платежа, которое теле фонная компания может продать со скидкой финансовому институту. Самой ликвидной формой финансовых активов является, безусловно, денежная наличность. Ее владелец может непосредственно обменять ее на товары или услуги. Он может пойти в магазин и, скажем, обменять ее на продукты питания;

причем продавец без всяких колебаний согласится на обмен (если, конечно, денежная наличность не находится в форме валюты иностранного государства). В случае с иностранной валютой у продавца возникнут трудности с ее использованием для оплаты своих счетов;

ему наверняка придется идти в банк и обменивать иностранную валюту на местную. Поэтому иностранная валюта имеет меньшую ликвидность по сравнению с местной.

Одна из характерных черт, которая отличает финансовые активы друг от друга, заключается, как правило, в степени конвертируемости в наличность.

Предположим, Вам необходимо обратить в наличность два Ваших финансовых актива для того, чтобы выполнить некоторые свои обязательства: 30-летнюю облигацию Мирового банка и здание производственного назначения. Для того, чтобы продать здание производственного назначения, необходимо найти покупателя, который нуждается в таком здании и готов заплатить цену, предложенную продавцом. Вероятно, что продать 30-летнюю облигацию Мирового банка будет намного легче. Ликвидные финансовые активы явля ются очень привлекательными средствами хранения капитала.

Таким образом, ликвидность означает наличие покупателя на Ваш финансовый актив, который Вы желали бы продать, или же наличие продавца в случае, когда Вы желаете приобрести финансовый актив. В связи с этим встают такие существенные вопросы: как и где возможно найти покупателя или продавца? Как быстро можно их найти? Установление какой цены вправе ожидать продавец или потенциальный покупатель?

Чтобы быть привлекательными для большого числа инвесторов, инвестиции в акции или облигации должны быть ликвидными. Инвестор с гораздо большей охотой будет вкладывать средства в те акции, которые можно легко вновь продать, если (а) инвестор пересматривает свое решение, (б) цена акций возрастает, и инвестор желает реализовать накопленную прибыль, или (в) цена падает, и инвестор понимает, что совершил ошибку, и желает продать данные ценные бумаги, чтобы купить другие активы. Обеспечение ликвидности акций и облигаций является одной из функций рынков, на которых торгуются ценные бумаги.

Инвесторы хотели бы иметь возможность покупать и продавать ценные бумаги, когда они этого пожелают, что подразумевает наличие в этот момент лица, с которым можно совершать сделки. Неактивный рынок может неточно отражать стоимость компании-эмитента, поскольку покупатели и продавцы могут основывать свои решения в ходе торговли на других факторах (например, продавцу срочно нужна наличность, и покупатель знает, что продавцу будет трудно найти другого потенциального покупателя). Когда инвестиции в акции недостаточно ликвидны, держатели акций предпочитают получать прибыль от инвестиций в виде выплат дивидендов, а не от возросшей стоимости самих акций в случае их продажи. При таких обстоятельствах, когда менеджеры компаний вынуждены платить дивиденды, прибыль, которая могла бы вновь инвестироваться в компанию для ее расширения и модернизации, вместо этого идет на выплату дивидендов. В случае, если бы рынок был ликвидным, держатели акций могли бы реализовать свою прибыль через продажу акций по ценам, возросшим благодаря успешному реинвестированию компанией своей выручки.

На ликвидном рынке ценных бумаг, на котором стоимость акций в обращении точно отражает финансовое состояние компаний, инвесторы могут фиксировать прибыльность своих инвестиций через продажу акций по более высокой цене. Инвесторы также знают, что в последующем они при желании смогут вновь приобрести акции. Кроме того, если компании предоставили полную и точную информацию о результатах своих операций, инвесторы смогут более точно оценить имеющиеся у них акции. В таких обстоятельствах решение о покупке или продаже будет обоснованным и рациональным.

Еще с давних времен признавалось, что рынок, являющийся общим для участников, способствует ликвидности. Единое место торговли, где могут встречаться все покупатели и все продавцы, заинтересованные в продаже или покупке любого товара, будь то сельскохозяйственная продукция, рыба, алмазы, поделки ручной работы или ценные бумаги, имеет явные преимуще ства и выгоды. Это - классическая концепция рынка. Покупатели приходят на рынок осмотреть все имеющиеся товары сразу и сделать свой выбор;

продавцы приходят на рынок, зная, что найдут на нем покупателей. При взаимодействии всех покупателей и продавцов создаются оптимальные возможности для покупки и продажи.

Поэтому совершенно естественно то, что брокеры по ценным бумагам, получающие приказы на покупку и продажу акций, сочли целесообразным собираться в определенном месте в условленное время для создания оптимальных возможностей для торговли. После того, как была установлена такая система общей встречи в условленном месте, стало очевидным, что брокеры будут совершенствовать место торговли и создадут собственную организацию для управления рынком и осуществления других функций. Так возникла фондовая биржа. Следующие выдержки описывают процесс становления фондовых бирж в США, Великобритании, Японии и Китае.

США. Профессор Вашингтонского университета Stuart Banner в своей статье рассматривает причины, побудившие брокеров организовывать фондовые биржи и брать на себя обязательства подчиняться их правилам и требованиям.

Извлечение из: Stuart Banner, «The Origin Of The New York Stock Exchange, 1791 – 1860”, 27 JOURNAL OF LEGAL STUDIES 113, 120 - (1998). «Почему Нью-Йоркский фондовый и биржевой Совет (New York Stock and Exchange Board, старое название Нью-Йоркской фондовой биржи – от авт.) был столь успешным? Такая добровольная членская организация как Совет не смогла бы выжить, если бы не предложила своим членам нечто оправ дывающее плату за их членство. Почему нью-йоркский брокер в первой половине XIX века был готов заплатить 400 долларов для того, чтобы стать членом Совета? Что он получал взамен? Хотя ответы на эти вопросы требуют большой аналитической работы при малом фактическом материале, можно выделить пять различных преимуществ, которые брокеры получали благодаря членству.

Первое преимущество, которое получал брокер в обмен на членский взнос, заключалось в упорядоченном процессе сведения покупателей с продавцами и постоянном доступе к залу, заполненному другими брокерами, каждый из которых мог при необходимости стать торговым партнером. Когда объявлялся новый выпуск акций, когда на аукционе выставлялся очередной пакет предложенных к продаже акций, на рынке собирались все заинтересованные в предложении участники - покупатели и продавцы - при минимуме затраченных усилий и времени. Вероятно, что издержки, связанные с заключением сделки, были ниже затрат на осуществление сделки за пределами биржи - "на улице", где неорганизованность торговли мешала продавцам конкретных акций по конкретной цене найти покупателей в достаточно короткий промежуток времени. Более низкие расходы, связанные с заключением сделок, были выгодны членам Совета во многих отношениях. Как брокеры, они могли проводить большее количество торговых операций за единицу времени, что приносило им больше комиссионных. Инвесторы, зная о такой оперативности, стали с большей охотой нанимать брокеров среди членов Совета, предпочитая их аутсайдерам, что также способствовало росту комиссионных, зарабаты ваемых членами. Способность Совета собирать на аукционе покупателей и продавцов могла позитивно сказываться и на ценах, т.е. меньшее количество неудовлетворенных покупателей и продавцов были вынуждены идти на уступки, чтобы найти торгового партнера, что было еще одним стимулом для инвесторов нанимать брокеров среди членов Совета. Члены Совета одновременно являлись и инвесторами, и поэтому им тоже были выгодны оперативность и цены, свойственные организованной торговле.

Stuart Banner, «The Origin Of The New York Stock Exchange, 1791 – 1860”, JOURNAL OF LEGAL STUDIES 113, 140 (1998). Статья является разделом книги:

Stuart Banner. Anglo – American Securities Regulation: Cultural and Political Roots, 1690-1860 (Cambridge University, 1998).

Однако преимущества, связанные с доступом к организованной торговле, в первой половине XIX века были весьма ограниченными. Расходы на заключение сделок вне Совета, хотя, вероятно, и были выше, чем в Совете, но это превышение было незначительным. Сообщество нью-йоркских брокеров и то пространство, которое они занимали, по сегодняшним меркам были крошечными, т.е. на самом деле продавцам и покупателям не нужно было далеко идти или встречаться со многими людьми, чтобы охватить весь круг вероятных партнеров. Количество выпусков акций, которые можно было продать или купить, также было очень небольшим. Вероятнее всего, что все таки объем торговли вне Совета значительно превышал объем торговли в Совете. Следовательно, преимущество, связанное с затратами на осуществление сделок, не было таким уж значительным. Конкуренция со стороны торговли за пределами Совета была постоянным источником опасности, поскольку для выживания Совету нужна была критическая масса членов и объема торговли. (Фондовая биржа со слишком малым членством и объемом торговли не дает никаких преимуществ доступа к торговым партнерам, и поэтому ей трудно будет найти новых членов или удержать старых). Признавая эту опасность, члены Совета приняли в 1836 г. резолюцию, запрещающую "любую покупку или продажу акций, прямую или опосредство ванную, членами данного Совета за его пределами". Однако, по всей видимости, обеспечить принудительное выполнение этого правила было невозможно. В то время, когда Совет был закрыт, члены его продолжали работать "на улице".

Второе преимущество для члена Совета заключалось в том, что за свои долларов он получал гарантию надежности своих торговых партнеров. Эта гарантия предоставлялась в двух формах: позитивной и негативной. В первом случае Совет с самого начала проверял, можно ли полагаться на то, что потенциальные члены будут соблюдать условия опционов и срочных сделок, занимающих порой по несколько месяцев. Заключение такой сделки с незнакомцем на улице могло быть делом рискованным: с наступлением срока платежа он мог просто исчезнуть. Поэтому по уставу Совета 1817 г. его членами могли быть только брокеры, "имеющие опыт работы не менее одного года" - достаточного периода для того, чтобы нью-йоркское сообщество брокеров узнало своего коллегу. За исключением краткого периода (1817- гг.), в течение которого действовало еще более строгое правило о двухгодичной стажировке, требование к члену биржи иметь опыт не менее одного года перекочевывало из одного устава Совета в другой. Еще одно правило, остававшееся неизменным во всех уставах и предусматривавшее, что заявление о принятии в члены Совета должно быть отвергнуто, если против него проголосуют три члена Совета, служило той же цели: если в способности или желании заявителя выполнять свои обязательства были сомнения, его заявление легко могло быть отвергнутым. К 1848 г. у Совета сложилась репутация организации "для избранных". Для брокера - члена Совета эта избранность означала надежность его торговых партнеров: преимущество, объяснявшее хотя бы частично стремление брокеров стать членами Совета.

«Негативная» форма гарантии надежности, даваемой Советом, заключалась в том, что Совет выполнял две функции, которые удерживали членов от потенциально ненадежных торговых партнеров. Во-первых, начиная с 1820 г.

Совет отстранял от участия в торговле "любого члена, который не выполняет свои договорные обязательства, или становится неплатежеспособным". Права члена могли быть восстановлены после расчетов с кредиторами и проведения голосования между остальными членами Совета (необходимое для восстановления членства количество голосов в разные периоды варьировалось). Однако пока член Совета не выполнял свои договорные обязательства или оставался неплатежеспособным, от него практически держались подальше. Прямым последствием этого правила было ограничение состава потенциальных торговых партнеров лицами, являющимися плате жеспособными и не нарушающими договоры. Косвенное последствие заключалось в стимулировании членов Совета выполнять свои договорные обязательства. Во-вторых, Совет с самого начала вел список лиц, не являвшихся его членами, нарушавших договоры с членами, и запрещал последним иметь с ними дело. В 1817 г., например, Совет "постановил, что Джеймс Арден не является компетентным, и ни один брокер не должен принимать приказ, исходящий от него». В начале этот список велся неофициально. Процедура была формализована в 1834 г., когда членам было объявлено требование "открыто сообщать Совету имя любого лица, которое нарушает договора с ними", будь то клиент, отказывающийся платить комиссионные, или не являющийся членом Совета брокер, не желающий выполнять договор. В обязанности Секретаря вменялось "ведение книги регистрации всех лиц, о которых сообщалось как о нарушителях". Членам Совета запрещалось вести дела с лицами, фамилии которых фигурировали в книге, "под страхом немедленного приостановления членских прав". Список нарушителей получил название "Черная книга".

Таким образом, в функции Нью-Йоркского фондового и биржевого Совета вошли сбор и продажа информации о кредитоспособности потенциальных торговых партнеров. За эту информацию пришлось заплатить бы гораздо больше на неорганизованном рынке, чем в рамках Совета. И брокеры, стано вившиеся членами Совета, действительно покупали эту информацию по более низкой, чем в других местах, цене, что частично объясняло притягательность членства. Однако и это преимущество ограничивалось, по всей видимости, небольшой разницей в стоимости информации. По кофейням, в которых любили сиживать нью-йоркские брокеры, быстро расходились новости о нарушении договора или несостоятельности, причем о таких новостях долго помнили. Каждый брокер, не являвшийся членом Совета, наверняка вел свой собственный черный список ненадежных лиц, который он хранил в памяти и который ненамного отличался от списка Совета.

Третье преимущество состояло в том, что одинаковые для всех критерии членства способствовали созданию репутации надежности самих членов Совета, что было полезно для привлечения клиентов. Инвесторы, которые должны были делать, выбор между членом или не членом, вероятно, расценивали членство в Совете как "знак качества". В таком случае благодаря членству брокер получал больше заказов. Помимо чисто денежной стороны, членство в Совете, в особенности после того, как Совет зарекомендовал себя, давало определенный статус. Брокеры по-прежнему пользовались дурной славой, и, возможно, принадлежность к Совету делала их чуть более респектабельными.

Четвертое преимущество, которое давало членство в Совете, заключалось в доступе к важной информации - информации о текущих рыночных ценах.

Спекулянт, знающий текущую рыночную цену акций, находится в более благоприятном положении, чем тот, кто не знает ее, т.к. ему легче определить, какая сделка может быть прибыльной. Так и брокер, знающий текущую рыночную цену, может более легко привлекать клиентов, чем не знающий.

Ценность информации о рыночной цене и степень ее распространения находятся в обратной взаимозависимости: чем больше людей имеют информацию, тем меньше она стоит. Если же ее знают все, она ничего не стоит. С самого начала Совет понимал, что информация о курсах ценных бумаг могла быть ценной, только если она не выходила за его пределы.

Поэтому Совет старался ограничивать ее распространение. В апреле 1817 г., т.е. всего через месяц после образования Совета, члены проголосовали за наложение штрафа на "любого члена, покидающего зал во время продажи акций". Это правило последовательно включалось в последующие редакции Устава. Оно не позволяло члену Совета передавать информацию о цене лицам, не являющимся членами, до окончания торговли и давало членам равные возможности извлечь выгоду из их информационного преимущества перед лицами, не являющимися членами.

В том же году Совет предпринял еще более радикальный шаг для ограничения распространения информации. Члены "постановили, что член Совета или его партнер отныне не могут предоставлять для публикации сведения о ценах на акции, валюту или монеты". Однако здесь перед Советом вставала дилемма: с одной стороны, информация о рыночной цене является ценной, лишь пока ее публикация ограничена, а с другой - цена может стать рыночной, только если будет широко известна. Если бы цены, формировавшиеся во время торговли в Совете, хранились в постоянном секрете, они становились бы, если бы вообще становились, рыночными (на рынке, большая часть которого находится за пределами Совета) лишь после длительной торговли между членами и лицами, не являющимися членами. Информация о ценах, образовавшихся во время торговли в Совете, могла быть ценной только в случае ее распространения, но распространяться она должна была с определенным отставанием, достаточно большим для того, чтобы члены могли получить преимущество в торговле перед теми, кто не является членами. Поэтому Совет уполномочил своего Сек ретаря "сообщать сведения о ценах акций только один раз в неделю и лишь по одной текущей цене по своему усмотрению;

а других курсов акций не предоставлять". Совет далее будет постоянно пытаться определить оптимальную частотность раскрытия информации о ценах;

в конечном итоге, цены будут публиковаться ежедневно во многих газетах. Но и в этом случае у членов было преимущество по времени: в часы между закрытием торговли и публикацией результатов они могли вести торговлю "на улице" с брокерами, которые не были членами и еще не успели узнать цены дня. Поэтому, наверное, было столь трудно обеспечивать соблюдение запрета на торговлю вне биржи.

Впоследствии Совет принял еще два правила, направленные на извлечение максимальной выгоды из информации о ценах путем введения ограничений на ее распространение. Членам запрещалось "приводить лицо со стороны в Зал в рабочие часы". Кроме того, члены, "отправляющие... информационные сообщения" во время торговли, облагались штрафом. (Последнее правило также обеспечивало равный доступ всех членов Совета к информации: членам запрещалось и получать какие-либо сообщения во время торговли). К середине века эти усилия по обеспечению максимальной выгоды от информации о ценах стали давать результаты. Брокер Henry Clews вспоминал, что когда он начинал свою карьеру в 1850-х годах, "спекулянты часто предлагали платить по долларов в неделю, что в 10 раз превышало стоимость членства, за возможность подслушивать через замочную скважину во время торговли акциями". Даже если Клюз немного и преувеличивал (цифра выглядит подозрительно внушительной), его рассказ является красноречивым свидетельством ценности своевременной информации о рыночных ценах.

Таким образом, успех деятельности Совета в первой половине XIX века объясняется, в том числе, и его способностью контролировать доступ к этой информации.

Наконец, Совет давал своим членам механизм для регулирования торговли, обеспечения соблюдения договоров и разрешения споров, возникавших в процессе торговли. Нью-йоркские торговцы ценными бумагами часто заключали "срочные сделки", которые сейчас мы называем фьючерсными: они заключали договор о передаче и оплате определенного количества акций по определенной цене в определенный день в будущем. Во многих, а то и в большинстве срочных сделок, номинальный продавец не являлся действительным собственником акций на момент заключения договора. Он мог покупать акции на рынке незадолго до наступления срока выполнения своих обязательств или же мог просто договариваться с номинальным покупателем не передавать вообще никаких акций, а выполнить договор в дату номинальной передачи посредством платежа наличностью обеим сторонам, на основе разницы в цене акций между датой заключения и датой поставки. И в том, и в другом случае срочная сделка являлась распространенной спекулятивной операцией, основанной на будущих изменениях цены, и была популярной среди торговцев ценными бумагами, поскольку не требовала расходов в момент заключения сделки».

Великобритания. Как отмечает профессор Mahoney в нижеследующем отрывке, посвященном развитию биржи в этой стране, система членства фондовой биржи неизбежно носит характер монополии. Лица, не являющиеся членами, не допускаются к торговле на бирже. Еще один важный элемент организаций, основанных на членстве, заключается в контроле за ценами на услуги, оказываемые организациями-членами, и предотвращении конкуренции в области указанных цен. Поэтому правительство всегда внимательно следило за тем, как фондовая биржа использует свои монопольные права.

Извлечение из: Paul G. Mahoney, “The Exchange As Regulator”, Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA. LAW REVIEW 1453 (1997).

«В духе средневекового регулирования торговли, имевшего ограничительный и монополистический характер, лондонский суд старейшин в XIII веке получил от короля Эдуарда I право предоставлять лицензии лондонским брокерам, в том числе фондовым брокерам, а также ограничивать их количество и взимать с них сборы. Когда Парламент заинтересовался вопросами регулирования рынков ценных бумаг, он ограничил количество брокеров до 100 человек и предоставил полномочия по выдаче лицензий лорду-мэру. В XYIII веке в дискуссиях по вопросам регулирования фондового рынка в Великобритании постоянно поднимался вопрос о количестве лицензий, распределении этих лицензий среди потенциальных брокеров и размерах взимаемых сборов. И хотя, в основном, во время этих дискуссий говорилось, как обычно, о необходимости предотвращения излишней спекуляции и защите инвесторов, всё регулирование сводилось к распределению поступающих от брокеров сборов.

Несмотря на это, британская система регулирования не превратилась в жесткую монополию, охраняемую государством. Напротив, росла регулятивная роль самих бирж, а роль местных органов управления и национального правительства снижалась. В противоположность этому, в континентальной Европе национальные правительства зачастую активно вмешивались в управление биржами. При Наполеоне французские биржи стали квази-государственными институтами, а брокеры - члены бирж - гражданскими служащими, имевшими монополию на посредничество в операциях с ценными бумагами. Такое положение оставалось практически неизменным до законодательных реформ 1980-х годов, проведенных в рамках подготовки финансовой либерализации Европейского Союза: в Германии правительства земель, на территории которых находились биржи, назначали специалистов (лиц, ведущих аукцион -–от авт.);

в Италии министерство финансов определяло количество брокеров на биржах. На большинстве бирж континентальной Европы комиссионные имели фиксированный размер, устанавливались и контролировались государственными регуляторами".

Япония. В приведенном выше отрывке из статьи (параграф 1.2 книги) профессор Вашингтонского университета Curtis J. Milhaupt рассматривает развитие законодательства о рынках ценных бумаг в Японии, историю создания биржи в этой стране. Профессор Milhaupt делает анализ элементов системы торговли и поведения рынка. Как следует из его статьи, при отсутствии должных мер предосторожности вся торговля на фондовой бирже может превратиться в спекуляцию и подорвать ее способность выполнить свое основное экономическое предназначение.

Китай. В последнее время в Китайской Народной Республике про должалось развитие организованных фондовых бирж. Китайские фондовые биржи создавались исключительно для торговли ценными бумагами.

Извлечение из: Jay Zhe Zhang, Comment, “Securities Markets and Securities Regulation in China”, 22 N.C. J. INT’L L. & COM. REG. 557, 563- (1997).

«Б. Фондовые биржи На сегодняшний день в Китае создана комплексная система торговли, состоящая из двух национальных фондовых бирж, двух национальных электронных торговых сетей и многочисленных трейдинговых центров в крупных городах и по всей стране.

Шанхайская фондовая биржа (Shanghai Securities Exchange, SHSE) и Шэньчженьская фондовая биржа (Shenzhen Securities Exchange, SZSE) являются двумя национальными фондовыми биржами. Они были созданы соответственно в 1990 г. и 1991 г. на основании местных правил о ценных бумагах, принятых муниципальными правительствами. В 1993 г. Комитет по ценным бумагам Госсовета принял Временные положения, регулирующие фондовые биржи, которые предусматривали единые национальные правила организации и работы фондовых бирж. Однако эти Временные положения не уточняли деталей правил и процедур. В результате на рынке ценных бумаг разразился ряд скандалов. По прошествии трех лет Комитет по ценным бумагам принял Положения об управлении фондовыми биржами (Биржевые положения (Exchange Measures), которые заменяли Временные положения и устанавливали всеобъемлющие новые правила, регулирующие деятельность бирж.

Биржевые положения, как и ранее действовавшие местные и национальные правила (Exchange Measures), определяют фондовые биржи как некоммерческие предприятия, которые имеют статус "юридического лица" и являются саморегулируемыми членскими организациями. Биржей управляет собрание ее членов, совет директоров и специальные комитеты. Совет директоров является руководящим органом биржи. Есть два типа директоров:

директора-члены, которых избирают члены биржи, и директора, не являющиеся членами, которых назначают государственные регулятивные органы. Каждая биржа имеет ревизионную комиссию, подчиняющуюся совету директоров, которая отвечает за контроль и проверку финансовой деятельности биржи. Членами биржи являются официально утвержденные инвестиционные институты. Члены могут голосовать за поправки к уставу биржи и снятие или избрание директоров или членов ревизионной комиссии на годовом собрании членов.

Новое регулирование значительно усилило правительственный контроль над ценными бумагами по сравнению с Временными положениями. Комитет по регулированию деятельности с ценными бумагами (CSRC) обладает громадной властью над биржами. В соответствии с Временными положениями контроль осуществляли региональные правительства, и CSRC выполнял лишь общую надзорную функцию. По новым же положениям фондовые биржи находятся под контролем CSRC, и региональные правительства лишены большинства своих полномочий в отношении бирж.

CSRC также непосредственно контролирует порядок регистрации и расчетов.

Кандидатуры председателя и заместителя председателя совета директоров предлагаются CSRC после консультаций с региональными правительствами до избрания их в совет директоров. Кандидатуры генерального менеджера и заместителя генерального менеджера биржи также должны выдвигаться КРЦБ после консультаций с региональным правительством.

Правила и порядок биржевых операций предлагаются биржами и должны утверждаться CSRC. CSRC не только определяет общую политику, но и может контролировать повседневную деятельность бирж:

CSRC может, например, приостановить или возобновить торговлю. Изменения в количестве мест на бирже также должны утверждаться CSRC.

Помимо усиления контроля со стороны CSRC, Биржевые положения (Exchange Measures) также предусматривают бльшую ответственность бирж за управ лением рынком. Для бирж разработаны подробные правила и процедуры строгого надзора за деятельностью ее членов и компаний, прошедших листинг на бирже. Биржи могут подвергаться наказаниям не только за собственные нарушения положений о ценных бумагах, но и за невыполнение правил своими членами и компаниями, прошедшими листинг. Кроме того, Биржевые положения (Exchange Measures) содержат новую главу о регистрации ценных бумаг и расчетах. Биржи должны создавать регистрационные и расчетные органы и выполнять существующие в этой области установления».

6.2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ И САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ Монопольные права фондовых бирж и важная роль бирж в экономике побудили правительства в разных странах к введению механизмов контроля за их деятельностью. В большинстве стран на организацию и работу фондовой биржи необходимо разрешение правительства. Например, в соответствии с Законом США об обращении ценных бумаг 1934 г. (Securities Exchange Act of 1934) фондовая биржа должна предварительно зарегистрироваться в Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC).

Аналогичное требование действует в большинстве стран.

Законодательство США является хорошим примером положений, определяющих функции фондовой биржи в области регулирования. Поэтому эти положения приводятся ниже полностью.

Извлечение из: U.S. Securities & Exchange Act of 1934, 15 U.S.C. 78f.

«§ 6 Национальные фондовые биржи (а) Регистрация;

подача заявления.

Биржа может быть зарегистрирована как национальная фондовая биржа... на основе поданного в Комиссию заявления о регистрации в такой форме, которую может предписать Комиссия, содержащего правила биржи и такую другую информацию и документы, которые может предписать в своих правилах Комиссия как необходимые или целесообразные для защиты интересов публики и инвесторов.

(b) Определение Комиссии, необходимое для регистрации заявителя в качестве национальной фондовой биржи.

Биржа не может быть зарегистрирована как национальная фондовая биржа, если Комиссия не определит, что:

(1) данная биржа имеет такую организацию и такие возможности, которые позволяют выполнять цели настоящей главы, а также соблю дать и... обеспечивать соблюдение своими членами и лицами, ассоци ированными с ее членами, положений настоящей главы, правил и тре бований, разработанных в соответствии с ними, и правил биржи;

(2) при условии соблюдения положений подраздела (с) настоящего раздела, правила биржи предусматривают, что любой зарегистриро ванный брокер или дилер, а также физическое лицо, ассоциированное с зарегистрированным брокером или дилером, может стать членом данной биржи, и любое лицо может стать ассоциированным с ее членом;

(3) правила биржи обеспечивают справедливое представительство своих членов в выборах директоров биржи и управлении ее делами и предусматривают, что, по крайней мере, один или большее количество директоров представляют эмитентов и инвесторов и не связаны с членом биржи, брокером или дилером;

(4) правила биржи предусматривают справедливое распределение разумных взносов, сборов и других платежей между своими членами, эмитентами и другими лицами, пользующимися ее услугами;

(5) правила биржи направлены на предотвращение мошенничества и манипулирования;

способствуют принципам справедливости и честности в торговле, сотрудничеству и координации действий с лицами, занимающимися регулированием, клирингом, урегулированием расчетов, обработкой информации в связи с операциями с ценными бумагами;

направлены на устранение препятствий функционированию механизма свободного и открытого рынка и национальной рыночной системы и на ее развитие;

в целом на правлены на защиту интересов инвесторов и публики;

не позволяют несправедливо проводить дискриминацию среди клиентов, эмитентов, брокеров или дилеров и не регулируют на основе полномочий, предусмотренных настоящей главой, вопросы, не связанные с целями настоящей главы или управлением биржи;

(6) правила биржи предусматривают, что (при условии соблюдения правил или распоряжений Комиссии (SEC) в соответствии с разделом 78q(d) или 78s (g) (2) данной части), ее члены или лица, ассоцииро ванные с ними, подвергаются соответствующим мерам дисциплинар ного воздействия за нарушения положений настоящей главы, правил и регулятивных требований, разработанных в соответствии с ними, или правил биржи путем исключения, приостановления членства, ограничения деятельности, функций или операций, штрафа, порицания, приостановления или запрещения статуса ассоциациированности с членом Биржи, или другого соответствующего наказания;

(7) правила биржи соответствуют положениям подраздела (d) на стоящего раздела и, в общем, предусматривают справедливую проце дуру применения дисциплинарных мер в отношении членов и лиц, ас социированных с членами, отказа в членстве лицу, желающему всту пить в члены биржи, запрещения какому-либо лицу быть в ассоциации с членом биржи и пресечения или ограничения биржей доступа какого либо лица к услугам, оказываемым биржей или ее членом;

(8) правила биржи не предусматривают каких-либо ограничений на конкуренцию, не являющихся необходимыми или целесообразными для выполнения целей настоящей главы.

(с) Отказ в предоставлении членства в национальной бирже;

отказ в предоставлении статуса ассоциации с членом;

условия;

ограничения в отношении членства.

(1) Национальная фондовая биржа отказывает в членстве (А) любому лицу, за исключением физического лица, не являющемуся зарегист рированным брокером или дилером или (В) любому физическому лицу, не являющемуся зарегистрированным брокером или дилером, или не находящемуся в ассоциации с ними.

(2) Национальная фондовая биржа может, а в случаях, когда Комиссия своим распоряжением предписывает эту меру как необходимую или целесообразную для защиты интересов публики или инвесторов, должна отказывать в членстве любому зарегистрированному брокеру или дилеру или физическому лицу, находящемуся в ассоциации с заре гистрированным брокером или дилером, и запрещать вступать в ассо циацию с членом любому лицу, которое подлежит по закону дисквали фикации...

(3) (А) Национальная фондовая биржа может отказать в членстве зарегистрированному брокеру или дилеру, или ограничивать его член ство какими-либо условиями, если (i) этот брокер или дилер не отве чает стандартам финансовой ответственности или операционной способности, или этот брокер, дилер или физическое лицо, находящее ся в ассоциации с этим брокером или дилером, не отвечает стандартам подготовки, опыта и компетентности, которые определены правилами биржи;

или (п) этот брокер, дилер или лицо, находящееся в ассоциации с этим брокером или дилером, осуществлял и, по всей вероятности, вновь может осуществлять деяния или практику, несовместимые с принципами справедливости и честности торговли. Национальная фондовая биржа при приеме в члены может рассматривать и проверять квалификацию заявителя и физических лиц, находящихся в ассоциации с данным заявителем, в порядке, установленном правилами биржи.

(B) Национальная фондовая биржа может запретить физическому лицу становиться членом или вступать в ассоциацию с членом, или мо жет ограничивать какими-либо условиями членство физического лица или статус ассоциации физического лица с членом, если такое физи ческое лицо (i) не отвечает стандартам подготовки, опыта и компе тентности, которые определены правилами биржи;

или (ii) осуществ ляло и, по всей вероятности, вновь может осуществлять деяния или практику, несовместимые с принципами справедливости и честности торговли. Национальная фондовая биржа может рассматривать и про верять квалификацию заявителя, подавшего просьбу об ассоциации с членом, в порядке, предусмотренном правилами биржи, и требовать, чтобы любое лицо, находящееся в ассоциации с членом, или имеющее подобный статус, зарегистрировалось на бирже в установленном по рядке.

(C) Национальная фондовая биржа может запретить любому лицу вступать в ассоциацию с членом биржи, если это лицо не соглашается (i) раскрывать бирже такую информацию о своих соглашениях и сделках с членом, которая может быть указана в правилах биржи и (ii) предоставлять свою отчетную документацию для проверки точности поданной информации.

(4) Национальная фондовая биржа может ограничивать (А) коли чество членов биржи и (В) количество членов и назначенных предста вителей членов, которым разрешается заключать сделки в зале биржи без пользования услугами другого лица, выступающего в качестве бро кера.

(d) Дисциплина членов национальной фондовой биржи и лиц, находящихся в ассоциации с членами;

упрощенная процедура дисциплинарного воздействия.

(1) При проведении национальной фондовой биржей рассмотрения на предмет того, следует ли принимать дисциплинарные меры в отно шении члена биржи или лица, находящегося в ассоциации с членом (за исключением упрощенных процедур дисциплинарного воздействия в соответствии с пунктом (3) настоящего подраздела), биржа выдвигает конкретные обвинения, извещает о них члена биржи или лицо, предоставляет ему возможность защищаться и ведет соответствующую документацию. Решение биржи о принятии дисциплинарных мер должно быть подкреплено документом, излагающим:

(A) действия или практику, которые, как выяснилось, осуществлял данный член биржи или лицо, находящееся с ним в ассоциации, или его бездействие;

(B) конкретное положение настоящей главы, правил или регулятивных требований, разработанных в соответствии с ней, или правил биржи, которое, как считается, было нарушено в результате такого действия или практики, или бездействия;

(C) налагаемое наказание и его причины”.

Каждая страна может по-своему определять распределение функций регулирования между фондовой биржей и государством. Некоторые специалисты считают, что фондовая биржа лучше регулирует рынок ценных бумаг, нежели правительство. В своей статье профессор юридического факультета Нью-Йоркского университета Marcel Kahan излагает существо двух различных подходов к этому вопросу.126 В соответствии с первым подходом правительства уступают фондовым биржам в области регулирования. Во первых, фондовые биржи сами "живо заинтересованы в принятии правил, благоприятных для инвесторов, для того, чтобы сделать операции на бирже более привлекательными и тем самым максимально повысить прибыль членов биржи". Во-вторых, фондовые биржи являются организациями, работающими в условиях конкуренции, которые, как утверждается, вынуждают биржи вырабатывать более оптимальные правила регулирования по сравнению с вводимыми правительством мерами, которое не испытывает конкурентного давления. Наконец, фондовые биржи работают непосредственно в области, подлежащей регулированию, и поэтому более информированы, чем правительство. В результате правила бирж лучше соответствуют реальным условиям.

Профессор Marcel Kahan и другие считают, что фондовые биржи должны заниматься регулированием в контексте более широко понимаемой государственной системы регулирования. Некоторые из аргументов приводятся в следующей выдержке из его статьи, опубликованной в журнале VIRGINIA LAW REVIEW 1509, 1516(1997).

“Есть две причины, по которым фондовые биржи могут быть более компетентными регуляторами, чем правительства. Первая связана с конкуренцией. По сравнению с государственными органами, фондовые биржи, будучи частными предприятиями, больше заинтересованы в повышении собственной компетентности, необходимой для выживания в условиях конкуренции. Как показано ниже, степень влияния этого фактора будет зависеть от того, какая конкуренция существует между фондовыми биржами, и как биржевое регулирование соотносится с обязательным федеральным регулированием или регулированием штатов.

Marcel Kahan, “Some Problems With Stock Exchange-Based Securities Regulation”, Symposium: The Allocation of Government Authority, Commentary VIRGINIA LAW REVIEW 1509, 1510, 1516-18 (1997).

Аргументы в пользу данного подхода высказывает профессор Paul G. Mahoney, “The Exchange As Regulator”, Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA LAW REVIEW 1453 (1997).

Во-вторых, в ходе своей обычной (т.е. не являющейся регулятивной) деятельности фондовые биржи могут получать информацию, которая помогает им в разработке определенных правил, относящихся к рынку ценных бумаг.

Например, фондовые биржи могут иметь информацию о том, нужна ли и в какие моменты времени нужна стабилизационная торговля для того, чтобы способствовать размещению нового выпуска акций. Насколько велико в таких ситуациях преимущество биржи в компетенции в сравнении с государственным органом, зависит от типа регулирования.

С другой стороны, государственные регуляторы могут иметь преимущество в том, чтобы принудить участников рынка к выполнению правил. Я широко толкую фразу "принуждение к выполнению правил", как включающую три отдельных аспекта: право принимать обязательные для исполнения правила, наказание за нарушения и надзор за исполнением.

По крайней мере, внутри первого круга участников рынка регулятивные права фондовых бирж основаны на согласии тех, кто подвергается регулированию.

Компании, решающие получить допуск к котировке своих акций на бирже (листинг), брокеры и дилеры, заключающие сделки на бирже, должны соглашаться соблюдать правила биржи. В результате у биржи появляется право регулировать и деятельность компаний, чьи ценные бумаги прошли листинг, и работу членов биржи. Не столь очевидным, однако, является основание, на котором биржа могла бы принимать правила, обязательные для широкого круга инвесторов, такие как требования о раскрытии информации для крупных держателей акций, маржевые требования или правила, запрещающие манипулирование ценами акций. Конгресс, конечно, мог бы принять закон, наделяющий биржи правом принимать такие правила и делать такие правила обязательными для всех. Однако такая широкая передача правительственных полномочий частным организациям, даже если бы она была конституционной, вызывала бы другие проблемы.

Так, даже в тех случаях, когда биржа может принимать правила, ее воз можности наказывать за нарушение правил являются ограниченными. У биржи, в частности, нет права налагать уголовные санкции за нарушение ее правил, и даже право облагать штрафом может быть ограниченным. Поэтому, по крайней мере, в тех случаях, когда оптимальная система санкицй должна предусматривать уголовные наказания, важная роль в определении и обеспечении принудительного выполнения правил, относящихся к ценным бумагам, принадлежит правительствам.

Еще одна проблема, связанная с передачей регулятивных полномочий биржам, заключается в том, что биржи недостаточно заинтересованы в осуществлении надзора за соблюдением своих правил. В тех областях, где при отсутствии надзора нарушения часто остаются незамеченными (а я полагаю, что это характерно для многих аспектов регулирования), надзор выполняет две функции: он повышает вероятность выявления нарушений и помогает находить и наказывать нарушителей. Однако без первой функции биржа предпочла бы обойтись. Биржа заинтересована в том, чтобы инвестирующая публика считала, что правила биржи вообще не нарушаются, в то время как выявление нарушений подрывает репутацию биржи, даже если нарушителя находят и наказывают. Таким образом, пока биржа считает, что в отсутствие надзора некоторые нарушения будут оставаться незамеченными, она не будет заинтересована в таком надзоре. Внешние надзорные органы, такие как федеральное правительство, не имеют подобной заинтересованности в создании общественного мнения об отсутствии нарушений. Таким образом, внешние надзорные органы могут осуществлять надзор за соблюдением правил, относящихся к ценным бумагам, более эффективно, чем фондовые биржи».

Великобритания всегда гордилась тем, что ее система регулирования рынка ценных бумаг имеет минимальную законодательную основу и опирается, как отмечал один автор, на "кодекс правильного поведения и старые связи между членами клуба". В Великобритании на фондовой бирже лежала главная ответственность за контроль над содержанием проспектов эмиссии и защиту публичных инвесторов от мошенничества и манипулирования на рынке ценных бумаг. До "Большого взрыва" (Big Bang) – образно названной реформы финансового сектора в 1986 г. - эквивалента Комиссии по ценным бумагам и биржам США в Великобритании не было. В приведенном ниже тексте рассматривается практика государственного регулирования в Великобритании в середине 1990-х годов, сложившаяся после «Большого Взрыва», и роль биржи в этой стране в качестве регулятора.

Извлечение из: Jay D. Hansen, “London Calling?: A Comparison Of London And U.S. Stock Exchange Listing Requirements For Foreign Eguity Securities”, 6 DUKE J. COMP. & INT’L L. 197, 212-13 (1995).

«Хотя англичане не считают свою систему регулирования аналогичной американскому регулятивному гиганту - Комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), между двумя системами имеется много схожего. Британским эквивалентом SEC является Совет по ценным бумагам и инвестициям (Securities and Investment Board (SIB) - учреждение, наделенное регулятивными полномочиями в соответствии с Законом о финансовых услугах (Financial Services Act). Согласно Закону о финансовых услугах (Financial Services Act), SIB может разрабатывать правила и регулятивные положения, имеющие силу закона, разрешать деятельность инвестиционных институтов, признавать и передавать полномочия саморегулируемым организациям ("СРО").

Саморегулируемые организации (СРО) в Соединенном Королевстве, как и биржи в США, играют ключевую роль в регулировании поведения участников финансовых рынков, распространяя и обеспечивая соблюдение своих собственных правил. Как и в США, правила СРО контролируются вышестоящим регулятивным органом - Советом по ценным бумагам и инвестициям (Securities and Investment Board (SIB). Поэтому для того, чтобы добиться признания SIB, саморегулируемая организация должна принимать такие правила и стандарты их соблюдения, которые обеспечивают требуемый Законом о финансовых услугах (Financial Services Act) уровень защищенности инвесторов.

Лондонская фондовая биржа (London Stock Exchange, LSE) играет центральную роль в установлении требований допуска ценных бумаг на биржу (листинга) и непрерывной отчетности для компаний, желающих получить листинг на LSE. В отличие от США, где регулятивный орган играет главную роль в определении того, какая информация должна быть раскрыта для получения допуска ценных бумаг на биржу, в Соединенном Королевстве эту центральную роль играет сама биржа. "Правила листинга ценных бумаг", известные как "Желтая книга" (Yellow Book), включают правила и процедуры, применимые к компаниям, желающим получить допуск своих ценных бумаг к котировке (листинг) на Лондонской фондовой бирже».

Вследствие драматических изменений в результате "Большого взрыва" в Великобритании появилась потребность в более формальной структуре регулирования. В соответствии с Законом о финансовых услугах 1986 г.

(Financial Services Act) была создана такая регулятивная структура, которая носила более формальный характер и имела несколько уровней.128 На высшем уровне находилось правительственное учреждение - Министерство торговли и промышленности (Department of Trade and Industry). Это правительственное учреждение, в свою очередь, передало конкретные регулятивные полномочия Совету по ценным бумагам и инвестициям (Securities and Investment Board (SIB), состоящему из представителей частного сектора, назначаемых правительством.

Совет по ценным бумагам и инвестициям (Securities and Investment Board (SIB) устанавливал правила для саморегулируемых организаций, в том числе фондовых бирж и образований, которые англичане называли "признанными профессиональными организациями" (Recognised Professional Bodies), и утверждал правила, разрабатываемые этими организациями.

Профессионалы-посредники на рынке ценных бумаг, если они не имеют специального разрешения, должны были быть членами саморегулируемой организации, фондовой биржи или признанной профессиональной организации.

Как уже указывалось (см. пункт 4.1.), с 1997 г. в Великобритании началась новая реформа системы регулирования финансового сектора.

Функции Совета по ценным бумагам и инвестициям (Securities and Investment Board (SIB), как и многих других саморегулируемых организаций, перешли к мегарегулятору - Совет по финансовым услугам (Financial Services Authority, FSA).

В Германии восемь фондовых бирж работают независимо друг от друга. У каждой есть свои собственные правила, но эти правила подчиняются местным и федеральным законам. Помимо этого, фондовые биржи в Берлине и Гамбурге подлежат контролю и надзору со стороны местных торгово промышленных палат. Фондовые биржи в Бремене, Дюссельдорфе, Ганновере и Штуттгарте контролируются и находятся под надзором со стороны независи мых ассоциаций членов фондовых бирж. Франкфуртскую фондовую биржу (Frankfurt Stock Exchange) контролирует акционерное общество, акции которого принадлежат членам фондовой биржи. В свою очередь, органы, осуществляющие надзор за биржами, подотчетны государственному комиссару в каждой административной области (земле) Федеративной Республики, имеющей юрисдикцию над местом, в котором располагается фондовая биржа.

В некоторых странах фондовая биржа становится основой контроля над рынком ценных бумаг. В Таиланде Фондовая биржа Таиланда (Stock Exchange of Thailand) в течение ряда лет выполняла как биржевые, так и регулятивные Новая схема регулирования была введена в момент, когда начал действовать Закон о финансовых услугах 1986 г. (Financial Services Act). Кроме того, с 27 октября 1986 г. были отменены фиксированные ставки комиссионных, ликвидированы барьеры между банками, страховыми компаниями, брокерами и маркет-мэйкерами. Соответственно, это способствовало тому, что на рынке андеррайтинга возникло много конкурирующих участников.

функции до создания в 1992 г. Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission).

Нижеследующее решение апелляционного суда в Малайзии иллю стрирует роль фондовой биржи как главного регулятора деятельности своих членов. В данном случае член Куала-Лумпурской фондовой биржи (Kuala Lumpur Stock Exchange) обратился в суд с просьбой отменить решение комитета фондовой биржи, признавшего данного члена ответственным за нарушение правил фондовой биржи и наложившего на него штраф. Признавая, что суд может пересматривать решения фондовой биржи, апелляционный суд Малайзии определил, что фондовая биржа является компанией-гибридом:

компанией, зарегистрированной в соответствии с Законом об акционерных обществах, и в то же время признанной и регулируемой Законом об отрасли ценных бумаг (Securities Industry Act) 1963 г. Управление и полномочия, осуществляемые биржей, имеют "публичный характер", который "накладывается на договорные отношения с ее членами". Суд исходил из того, что осуществление биржей полномочий по принятию дисциплинарных мер предусмотрено и предписано законодательством, в соответствии с которым министр утверждает сферу и тип таких полномочий, и что осуществление этих полномочий биржей может затрагивать жизненные интересы ее членов.

Извлечение из решения суда: OSK & PARTNERS SDN v TENGKU NOONE AZIZ & ANOR, KUALA LUMPUR, 1982 MLJ LEXIS 479;

1983-1 MLJ 179, DECIDED: 21 December 1982.

«Фондовая биржа является компанией с ограниченной ответственностью, зарегистрированной в соответствии с Законом о компаниях (Companies Act), и была образована на основе консенсуса ее членов. Она существовала еще до появления Закона, который был принят в 1973 г., но вступил в силу лишь декабря 1976 г. В соответствии со статьей 30 Устава ее управляющим органом является Комитет. Когда Закон вступил в силу, биржа, в соответствии с § (1) Закона, была признана фондовой биржей, утверждаемой согласно части III Закона и обязанной охватить своими правилами, с согласия министра (определенного как Министр, ответственный за рынок ценных бумаг в § 98 (2), все вопросы, указанные в разделе 6 (2) (b), в течение шести месяцев после вступления Закона в силу. Закон предусматривал ряд положений, затрагивающих и фактически регулирующих ведение дел и функциональную деятельность биржи.

Раздел 5 запрещает организацию и существование какого-либо фондового рынка, за исключением фондовой биржи. В соответствии с разделом Министр может утверждать созданное общество в качестве фондовой биржи, если он удовлетворен тем, как конкретные вопросы, указанные в подразделе (2) Закона, и в особенности в пункте (b) этого подраздела, учтены в правилах биржи. Мы будем ссылаться, в частности, на подпункт (ii) об исключении, приостановлении членства или наказании членов и, в общем, на подпункт (vi) о ведении дел биржи с должным учетом интересов публики и пункт (с), говорящий о том, что предоставление им разрешения должно отвечать публичным интересам. Таким образом, очевидно, что публичный аспект, проявляющийся в доминирующей роли Министра и, в особенности, в учете публичных интересов, конкретно предусматривается в организации фондовой биржи. По смыслу § 98 (1) сама биржа считается фондовой биржей, утвержденной в соответствии с разделом 6 Закона, вступившего в силу декабря 1976 г., и поэтому признанной и регулируемой положениями этого Закона. Раздел 7 требует оповещения Министра о любых поправках к правилам [согласно § 2 (1) включающим, в частности, заявление о регистрации и устав] фондовой биржи и оставляет за ним право отвергать всю поправку или часть ее. В разделах 9 и 10 указывается, что никакое лицо не может быть дилером ценных бумаг или представляться таковым, если оно не имеет лицензии дилера или его представителя, и раздел 8 предписывает льготный период для наказаний за несоблюдение этих положений после того, как вступит в действие Закон.

В разделе 52 предусмотрено право комитета фондовой биржи вводить в отношении своих членов дополнительные обязательства или требования, не включенные в положения части VII Закона. В разделе 54, в частности, в его подразделах (1) и (5) предусматривается внесение на счет биржи определенной суммы денег брокером ценных бумаг, который является членом этой биржи, или фирма или компания которого является признанной биржей. В разделе указывается, что определенная сумма денег должна находиться у фондовой биржей в качестве фонда, переданного в траст, а раздел 56 требует, чтобы внесенные средства были инвестированы фондовой биржей. В разделе содержится требование о том, чтобы фондовая биржа вела соответствующий учет всех внесенных средств. В разделе 61 говорится, что фондовая биржа должна образовывать и иметь страховой фонд на случай злоупотреблений, создаваемый в соответствии с положениями § 62 и управляемый комитетом от ее имени. В разделах 64 - 82 содержатся дополнительные положения о правах и обязанностях фондовой биржи и ее комитета в отношении страхового фонда.

В частности, уместно сослаться на § 67, в котором предусматривается минимальный взнос на сумму 1000 долларов в страховой фонд биржи при вступлении в члены биржи или партнерство в компании-члене, или в состав дирекции компании-члена;

а также обязательный годовой взнос в размере долларов.

Цели биржи указаны в пункте 3 ее заявления о регистрации, подпункт (a) (i) которого определяет ее главную цель: "предоставлять, регулировать и поддерживать условия для работы фондовой биржи в Малайзии". В статье 6 ее устава содержатся требования, предъявляемые к членству, и, в основном, говорится о дилерах ценных бумаг. Статья 7 говорит о полномочиях Министра в отношении членства иностранных граждан. В соответствии со статьей только дилеры могут быть членами биржи, и они должны иметь соответствующие лицензии согласно Закону. Статья 27, в частности, в пунктах (f), (h) и (i) предусматривает приостановление членства, исключение или другие дисциплинарные меры. Статья 30 посвящена вопросам управления и говорит об учреждении Комитета для управления делами биржи и их ре гулирования, а в статье 50 заложены права и обязанности Комитета и, в частности, указывается, что они подчиняются таким правилам и положениям, которые может принимать биржа на общем собрании при условии их соответствия статьям или положениям Закона. У нас также есть Правила биржи, касающиеся фирм и компаний-членов, в частности правило 2 об условиях торговли и правила 3 и 4 о требованиях и условиях, подлежащих выполнению фирмами и компаниями-членами. Правило 2 (2) говорит об обязательстве всех фирм-членов и компаний-членов соблюдать правила в обмен на привилегию торговать на бирже и пользоваться торговыми услугами биржи как об условии признания членства. Правило 2 (1) сводится к тому, что дилер, получивший лицензию в соответствии с Законом, должен участвовать в торговле как брокер или дилер ценных бумаг в составе фирмы-члена или компании-члена. Правило 8 (*31) касается приостановления членства, исключения или других дисциплинарных мер в духе статьи 27 устава биржи, но с некоторыми дополнительными положениями и, очевидно, было подготовлено для удовлетворения требований раздела б (2) (b) (ii).

В этой связи, наверное, необходимо сразу отметить обязательство апеллянта перед Комитетом в соответствии с правилом 2 (2), взятое 7 апреля 1977 г. в установленном порядке. Много внимания уделялось этому обязательству, и уважаемый судья делал на него значительный акцент, указывая, что это обязательство подчеркивает чисто договорной характер отношений между биржей, апеллянтом и другими членами. Мы не считаем, что такой вывод полностью оправдан как совершенно сводящий на нет публичный аспект в этой концептуальной схеме, поскольку ситуация была бы точно такой же, даже если бы и не было требования брать такое обязательство, т.к. стороны в любом случае подчинялись бы положениям устава и правил. Обязательство "полно стью подчиняться Правилам и соблюдать Правила" не означает, что у биржи есть "карт-бланш" действовать, как ей заблагорассудится, и превышать свои полномочия в отношении своих членов при осуществлении своих функций и обязанностей, которые определяются и регулируются законом, и, следовательно, имеют скорее публичный, чем частный характер.

Исключительная ссылка на это обязательство в данном случае представляется ложным аргументом petitio principii, поскольку она уводит от предмета спора, который заключается в том, имеет ли биржа законное право определять вопросы, затрагивающие права брокеров, и должна ли в таком случае действовать предусмотрительно.

Заключение В свете положений Закона и основополагающих документов, на которые мы ссылались, а также на основании упомянутых нами принципов закона, можно сделать вывод, что биржа является компанией-гибридом - компанией, зарегистрированной в рамках Закона о компаниях (Companies Act), но признаваемой и регулируемой законодательством об отрасли ценных бумаг, и поэтому имеющей публичный характер, наложенный на договорные отношения со своими членами. Это - регулируемая законом организация, находящаяся под общим управлением и контролем Министра, и поэтому имеющая явный публичный аспект, отраженный, в частности, в требованиях положений раздела 6 (2) (b) (vi) и (с), который указывает на публичный интерес как на основной момент, принимаемый во внимание. Осуществление биржей полномочий по принятию дисциплинарных мер предусмотрено и предписано законодательством, в соответствии с которым Министр должен утверждать сферу и тип таких полномочий, и затрагивает жизненные интересы ее членов. Обычно законы, регулирующие ряд профессий, предусматривают создание органа для осуществления полномочий по принятию дисциплинарных мер в отношении своих членов. Однако в соответствии с Законом эти полномочия передаются органу, устанавливаемому не самим Законом, а утверждаемому Министром при соблюдении положений Закона, что практически равносильно созданию этого органа непосредственно в соответствии с Законом.

Говоря об этой оценке уважаемого судьи, следовало бы отметить, что на наш взгляд, сами обстоятельства указывают на то, что биржа является эксклюзивным профессиональным клубом в той же степени, в какой Совет по компенсациям за ущерб в результате уголовных правонарушений (Criminal Injuries Compensation Board) (in Ex parte Lain [1967] 2 QB 864, 882, который неоднократно с тех пор применялся) является благотворительной организацией. Утверждение компенсаций Советом не имело обязательной силы, его решения лишь улучшали возможность получения помощи от Короны. Суд, однако, решил, что это обстоятельство не умаляет полномочий Совета.

Поэтому и Комитет, ответственный за управление делами биржи, является органом, имеющим законные полномочия определять права лиц, получивших лицензии в соответствии с Законом для работы биржевыми брокерами, из чего следует, что при выполнении своих дисциплинарных функций он обязан осуществлять эти полномочия с должной осмотрительностью и, вследствие этого, подлежит надзору со стороны судов, которые могут истребовать дела и налагать судебные запреты".

6.3. ФОНДОВАЯ БИРЖА КАК САМОРЕГУЛИРУЕМАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ Как отмечалось и подчеркивалось в приведенных выше комментариях, фондовые биржи традиционно выполняли регулятивную функцию по отношению к своим членам и практике биржевой торговли. Брокеры сами заинтересованы в том, чтобы каждый брокер соблюдал правила и нес финансовую ответственность за совершаемые сделки. Репутация всех брокеров биржи зависит от порядочности и надежности отдельных брокеров. Вера ин вестора в надежность и справедливость рынка чрезвычайно важна для всех участников. Поэтому фондовая биржа неизбежно стала организацией, контролирующей поведение своих членов и торговлю на своем рынке.

В своей статье профессор юридического факультета Университета Вирджинии Пол Махоуни рассмотрел историю развития фондовых бирж как регулятивных организаций. Извлечение из: Paul G. Mahoney, “The Exchange As Regulator”, Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA LAW REVIEW 1453, 1457-62 (1997).

«1. Теория и практика регулирования деятельности бирж А. Теория Фондовые биржи, т.е. организованные рынки, на которых специализированные профессиональные посредники торгуют ценными бумагами в соответствии с единым набором правил, существуют с XYII века. С самого начала правительства уделяли внимание деятельности этих рынков и пытались ее ограничивать. Однако для большинства бирж всеобъемлющее правительствен ное регулирование в области правил и процедур стало характерным лишь в XX столетии. Таким образом, на протяжении большей части своей истории биржи были главными регуляторами рынков ценных бумаг. Они посредничали между покупателями и продавцами и между эмитентами и инвесторами. Они определяли, как будут заключаться и как осуществляться сделки, какие стандарты финансовой ответственности должны соблюдаться брокерами и Paul G. Mahoney, “The Exchange As Regulator”, Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA LAW REVIEW 1453, 1491-93 (1997).

какую информацию должны раскрывать инвесторам компании, прошедшие листинг. Эти правила служили дополнением к обычно применяемым правилам, относящимся к заключению и исполнению договоров, к агентским услугам (включая фидуциарные обязанности брокера перед клиентом), к обращающимся инструментам и т.д.

Биржи должны иметь сильные стимулы для принятия правил, выгодных инвесторам. Я не буду подробно останавливаться на аргументах в поддержку этого довода, поскольку они аналогичны аргументам, относящимся к стимулам любого производителя предоставлять товары и услуги, необходимые потребителям, и в любом случае, они уже приводились другими авторами.

Биржи обычно принадлежат своим членам, являющимся брокерами или другими профессиональными посредниками. Поскольку их доходы растут в зависимости от объема сделок, посредники создают фондовые биржи, которые привлекают инвесторов своей ликвидностью. Обеспечивая ликвидность, биржа конкурирует с другими биржами и внебиржевыми рынками в привле чении компаний, чьи ценные бумаги она допускает к котировке (листингу), и инвесторов к покупке этих ценных бумаг. Рынок ценных бумаг, взятый как целое, конкурирует с рынками недвижимости, ценных металлов, антиквариата и т.п. в целях привлечения денежных средств инвесторов.

Привлекательность инвестиций в акции компаний, прошедших листинг, частично зависит от институциональной структуры рынка, на котором совершается торговля ценными бумагами. Рынок может предлагать бльшую или меньшую ликвидность, иметь влияние на цены, скорость осуществления сделок и надежность выполнения при бльших или меньших затратах. У ин весторов могут быть различные предпочтения: некоторые могут предпочитать меньшие расходы, связанные с торговлей, более быстрому заключению сделок, другие могут предпочитать менее ликвидный, но анонимный рынок более ликвидному и информационно прозрачному. Вследствие этого мы можем наблюдать различные правила и процедуры, принимаемые различными рынками в интересах своих клиентов. Тем не менее, биржа выживает только в том случае, если достаточное количество инвесторов сочтут целесообразным использовать услуги биржи для покупки допущенных к котировке на ней ценных бумаг. Заметьте также, что эффективность этой конкуренции возрастает по мере устранения препятствий движению капитала. Чем больше отдельных (удаленных друг от друга географически) рынков участвуют в конкурентной борьбе за инвесторов, тем сильнее у каждого рынка стимулы принимать оптимальные правила.

В состязании за денежные средства инвесторов важна также инвестиционная привлекательность компаний, чьи ценные бумаги прошли листинг. Отдельная компания может привлечь инвестора только в том случае, если она предложит достаточный размер прибыли на риск. Одним из важных источников риска являются различия во мнениях инвесторов о состоянии компании. Компания может сократить эти различия, раскрывая финансовую и другую информацию.

Однако выбору компаниями оптимального объема раскрываемой информации могут мешать коллективные действия. Информация о конкретной компании полезна для всех инвесторов, но расходы, связанные с раскрытием информации, несут только держатели акций этой компании. Если последнее обстоятельство побудит большинство компаний не раскрывать информацию, то разница, отражающая риски, между ценой акций компаний, раскрывающих информацию, и компаний, не склонных это делать, будет небольшой, а размеры субсидирования акционеров компаний, не склонных к раскрытию информации, со стороны компаний, раскрывающих большие объемы информа ции, будут значительными. С другой стороны, если большинство компаний будет раскрывать информацию, размеры субсидирования акционеров компаний, не склонных к раскрытию информации, со стороны компаний, раскрывающих большие объемы информации, будут значительно меньше, при этом величина дисконта к цене акций компаний, не склонных к раскрытию информации, будет больше. Неясно, имеет ли действительно данная проблема большое влияние на решения компаний о раскрытии информации. Если да, то в таком случае третья сторона, такая как биржа, имеющая возможности и стимул заручаться договорными обязательствами раскрывать информацию от широкого круга компаний, выберет свод правил, более приближающийся к оптимальному, чем компании, действующие неорганизованно. Биржа также может определить единую форму раскрытия информации (если этого желают инвесторы) и распределить расходы между всеми компаниями, чьи акции допущены на биржу.

Необходимость привлечения инвесторов, имеющих широкий круг альтернатив, должна побуждать биржи выбирать такие правила и стандарты допуска ценных бумаг на биржу, которые являются выгодными для инвесторов, до тех пор, пока ценность новых выгод для инвесторов не перевешивается расходами, связанными с ними. Исходящие из своих собственных интересов, члены бирж будут принимать нужные инвесторам правила, руководствуясь теми же соображениями, какими руководствуются пекари, которые, исходя из своих собственных интересов, готовят необходимый для потребителей хлеб.

Б. Практика Организация и практика фондовых бирж на протяжении всей их истории демонстрировали понимание их членами связи между их собственным процветанием и процветанием их клиентов. Свод правил, принятый нью йоркскими брокерами ценных бумаг в 1791 г. - самый ранний сохранившийся документ об организации нью-йоркского фондового рынка - в основном определял условия договоров и порядок их выполнения. В правилах, например, давалось определение сделок "за наличные" (выполняемых на следующий день), срочных сделок (выполняемых определенного числа по взаимной договоренности). Они предусматривали порядок передачи собственности на ценные бумаги и процедуры покрытия расходов в случае невыполнения договора одной из сторон. Аналогичные вопросы рассматривались в первом учредительном документе и уставе Нью-Йоркской фондовой биржи (New York Stock Exchange) в 1817 г., а также в уставе и правилах по состоянию на 1933 г.

Действуя как торговая ассоциация, брокеры создали свод норм частного договорного права, которые, ввиду большей специализации, могли быть более точными по сравнению с общеприменимым договорным правом.

Опирающиеся на угрозу возможного отстранения от прибыльного бизнеса, эти нормы имели даже больше шансов быть выполненными, чем правила, выполнение которых обеспечивалось через суд. Частично это отражало желание членов биржи ускорить процедуру разрешения споров и сделать ее более предсказуемой. Созданный в 1792 г. свод норм частного договорного права стал необходимостью еще и потому, что нью-йоркская законодательная власть сделала невозможным принуждение в судебном порядке к выполнению условий большинства срочных сделок. Ввиду того, что брокеры были прежде всего посредниками, а не основными сторонами договоров, они фактически "продавали" своим клиентам созданную ими систему частного права. То скрупулезное внимание, которое они уделяли деталям заключения договоров, их выполнения и возмещения убытков, свидетельствует о том, что они рассматривали качество данной системы как важное преимущество в конкурентной борьбе.

Члены биржи также признавали важность принципа честности рынка и добросовестности его участников для привлечения инвесторов. В уставе г. содержалось положение, запрещающее фиктивные сделки под страхом исключения из членов биржи. К 1933 г. правила биржи еще более категорически запрещали фиктивные сделки и другие мошеннические действия и давали совету управляющих право внесения изменений в сроки по ставки ценных бумаг, если совет считал, что был организован манипулятивный корнер.

Третья важная категория правил была направлена на обеспечение финансовой надежности членов биржи и предотвращение неплатежей. Биржа проверяла потенциальных членов на финансовую надежность. Члену биржи, не обеспечившему выполнение своих договоров, грозило приостановление членства. Такие положения были выгодны не только другим членам биржи, но и их клиентам. Это видно на примере случаев, когда на основании жалоб клиентов о нарушениях договора членом биржи Совет управляющих при останавливал его членство. Позднее биржа ввела правило, требующее от брокеров отделять ценные бумаги клиентов от собственных ценных бумаг для защиты клиентов в случае несостоятельности брокеров.

Правила фондовых бирж также касаются качества ценных бумаг, которые продаются на бирже. Торговля поддельными, недействительными или другими ничего не стоящими ценными бумагами вредит брокерам-агентам, но еще больший ущерб наносит основным сторонам договора. Таким образом, то внимание, которое фондовые биржи уделяли этим вопросам, отражает признание брокерами факта зависимости их процветания от убежденности клиентов в том, что они не зря тратят свои деньги.

Большое внимание в правилах фондовых бирж уделялось вопросу действительности акций, продаваемых на бирже. Первый комитет биржи, который был создан и работал на постоянной основе, - "Комитет по ценным бумагам" - занимался разрешением споров в связи с подделками и другими нарушениями, относящимися к сертификатам акций и облигаций. К 1869 г.

биржа установила требование к листингу ценных бумаг, заключающееся в том, что всем участники рынка должны располагать точной информацией о капитализации каждой компании (т.е. о количестве акций, облигаций, находящихся в обращении, и других непогашенных обязательств). Тем не менее, Комитет биржи по листингу (Committee on Stock List) также проводил свои расследования на предмет действительности регистрации компании и ее прав на собственность, а также репутации ее товаров и услуг. В итоге, соглашение, подписываемое компаниями с биржей для получения листинга своих ценных бумаг, стало содержать требование о том, чтобы компании раскрывали полную финансовую и другую информацию, о чем более подробно пойдет речь ниже.

Делая общие выводы, можно сказать, что многие правила фондовых бирж до введения государственного регулирования были основаны на идее о том, что для привлечения инвесторов биржа должна обеспечить элементарную защиту от неплатежей, подделок, мошенничества, манипулирования и другого предотвратимого риска. Таким образом, правила фондовых бирж затрагивали значительную часть широкого спектра вопросов, рассматриваемых в современных правилах и регулятивных нормах, относящихся к рынку ценных бумаг".

Саморегулирование тем не менее является «регулированием». В следующей статье штатные сотрудники и юристы Нью-Йоркской фондовой биржи (New York Stock Exchange) описывают порядок наложения биржей санкций за нарушение ее правил.

Извлечение из: James L. Cochrane, Brian McNamara, James E. Shapiro, Michael J. Simon, “The Structure And Regulation Of The New York Stock Exchange”, 18 J. CORP. L. 57, 66-69 (1993).

«1. Наблюдение за рынком на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Отдел биржи по наблюдению за рынком (Market Surveillance Division) ("Отдел") - одно из подразделений Регулятивной группы (Regulatory Group), насчитывающей 476 человек, - состоит из 95 сотрудников, в том числе аналитиков в области наблюдения за рынком, инспекторов по торговым расследованиям, штатных юристов и компьютерных программистов. Главная задача Отдела заключается в обнаружении и расследовании нарушений, связанных с торговлей с использованием служебной информации (инсайдерской торговлей), манипулированием на рынке, торговлей с использованием информации о предстоящих сделках с крупными блоками акций («забегание вперед», frontrunning), выполнением специалистами130 своих обязательств, а также торговлей членских организаций за собственный счет и соблюдением правил торговли на полу биржи. Значительная часть работы персонала Отдела заключается в эффективном и своевременном сборе, обработке и анализе данных, касающихся процесса торговли, клиринга, состояния дел клиентов. В том, что касается наблюдения за сделками специалистов, биржа требует электронного раскрытия информации о всём объеме торговой активности в качестве дилеров, а также данных о позициях дилеров. Такие данные интегрируются в аналитических целях в Систему информации по наблюдению за рынками (Intermarket Surveillance Information System (ISIS) - обширную базу данных, содержащую более 25 миллиардов единиц электронной информации "он-лайн" о текущих и прошлых сделках, курсах акций и расчетах. ISIS содержит соответствующую информацию о всех приказах, вводимых через электронную систему доставки приказов на биржу, а также данные о "программном трейдинге» через биржу. Кроме того, ISIS дает возможность провести аудит реквизитов любой сделки (audit trail), т.е. по следовательно реконструировать конкретную сделку с любой акцией, включая информацию о времени сделки, данные о членских организациях, продавав ших и покупавших акции, брокерах на полу, которые направляли конкретные приказы, а также о том, осуществлялась ли сделка за собственный счет членской организации.

Специалист - лицо, ведущее аукцион по конкретной ценной бумаге на торговом посту в зале Нью-Йоркской фондовой биржи. Специалист имеет право совершать покупки – продажи ценных бумаг за собственный счет с тем, чтобы поддержать ликвидность рынка и непрерывность установления цены. Брокеры на полу могут совершать сделки либо между собой, либо через специалиста – через ведущуюся им книгу лимитных ордеров (ранее - «записную книжку специалиста»), в которой совершается накопление приказов на покупку и продажу и их мэтчинг в рамках двойного непрерывного аукциона, являющегося основой Нью-Йоркской фондовой биржи.

Аналитики - специалисты в области наблюдения за рынком, - пользуются сложным компьютерным оборудованием для быстрой реконструкции рыночной деятельности в тех случаях, когда возникает подозрение, что торговые операции специалиста, действующего в качестве дилера, нарушают правила биржи или что рынок акций в целом не является справедливым и надлежащим. Аналитики, в частности, рассматривают непрерывную последовательность цен, глубину рынка и торговую деятельность специалистов, включая активность их участия и стабилизирующее воздействие их операций. Анализ этих данных дополняется широким спектром автоматизированных программ наблюдения и анализом их результатов, что облегчает контроль за выполнением всех аспектов функций и обязанностей специалистов. В течение одного года проводится большое количество аналитических оценок состояния работы специалистов с конкретными акциями. Эти систематические усилия дополняются также результатами проверок, проводящихся на основании запросов, получаемых биржей от публики, организаций инвесторов, брокеров-дилеров, компаний, имеющих листинг на бирже, и государственных регуляторов. Биржа проводит расследо вание по каждому запросу.

По мере необходимости аналитики передают информацию инспекторам по торговым расследованиям, которые проводят детальную проверку, в том числе протоколируемые опросы специалистов и других лиц. По результатам этих проверок принимаются решения относительно того, должна ли биржа прини мать дисциплинарные меры.

…Все дилерские сделки специалиста находятся под пристальным надзором.

Специалист также несет строгую ответственность за качество рынка курируемых им акций в целом.

* * * В том, что касается принятия дисциплинарных мер в отношении специалистов, биржа может использовать различные методы в зависимости от серьезности нарушения. Если инцидент, расследуемый аналитиками и инспекторами по торговым расследованиям, считается незначительным по своему характеру, специалист получает письменное предупреждение или облагается штрафом. В случае серьезного нарушения правила дело передается в Отдел обеспечения выполнения (Enforcement Division) для формального рассмотрения дисциплинарного дела в Комиссии биржи по проведению слушаний (Hearing Panel). Данная Комиссия фактически является внутренним судом биржи, рассматривающим обвинения, предъявляемые членам биржи в нарушениях ее правил. Комиссия по проведению слушаний (Hearing Panel) уполномочена применять различные санкции, в том числе, перераспределение акций, наложение штрафов, приостановление членства или исключение из членов биржи, приостановление или прекращение статуса ассоциации с членом биржи. Решение Комиссии предается огласке....

На бирже периодически проводятся выездные инспекции Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities & Exchange Commission (SEC), которые определяют, как биржа контролирует и проверяет торговые операции специалистов и их деятельность по поддержанию рынка и какие меры принимаются биржей в отношении специалистов, нарушающих требования биржи».

ПРАВИЛА ДОПУСКА ЦЕННЫХ БУМАГ НА ФОНДОВЫЕ БИРЖИ Практически на всех рынках капитала фондовые биржи или другие организации, торгующие ценными бумагами, вводят определенные требования, в частности о раскрытии информации, соблюдение которых является условием допуска к торгам ценных бумаг компании-эмитента (листинга). Соглашение о допуске ценных бумаг (листинге) является своего рода договором между эмитентом и организацией, торгующей ценными бумагами, например, фондовой биржей, и поэтому компания - эмитент несет постоянное обязательство соблюдать его условия. Если компания регулярно не выполняет свои обязательства, ее ценные бумаги могут не допускаться к дальнейшей торговле на рынке. Любой случай нарушения компанией – эмитентом своих обязательств может быть предан широкой огласке для информирования инвесторов, что нередко приводит к снижению рыночной стоимости ценных бумаг компании.

Самой первой и важной целью стандартов листинга является обеспечение адекватного интереса к торговым операциям с конкретной ценной бумагой. Если нет заинтересованности в покупке или продаже ценной бумаги, рынок не получает финансовой выгоды от допуска ценной бумаги на биржу.

Поэтому правила допуска ценных бумаг (стандарты листинга) обычно включают ряд условий, связанных с общим числом выпущенных акций, находящихся в собственности массовых инвесторов, количеством держателей ценных бумаг, географическим распределением держателей ценных бумаг, рыночной капитализацией и средним месячным объемом торговли акциями на внебиржевом рынке (или на другой фондовой бирже, на которой ранее котировались ценные бумаги).

Правила допуска (листинга) акций компаний - резидентов на Нью Йоркскую фондовую биржу включают следующие компоненты:

количество держателей акций, являющихся базовым элементом для совершения сделок, или альтернативно, общее количество держателей акций и среднемесячный объем торговли за последние 6 месяцев;

общая рыночная стоимость акций, находящихся в собственности массовых инвесторов (за исключением акций, принадлежащих директорам, должностным лицам, близким родственникам директоров и должностных лиц, и пакетов 10% акций или более, находящихся в одних руках), или, альтернативно, стоимость чистых материальных активов;

требование того, чтобы компания была прибыльна в течение 3-х последних лет;

определенные минимальные размеры прибыли в каждый из последних 2-х или 3-х лет.

Вторая цель требований к ценным бумагам, проходящим листинг, заключается в обеспечении того, чтобы компания была жизнеспособной, а не "однодневкой". Фондовые биржи хотят, чтобы публика, массовые инвесторы полагались на производимый биржами отбор компаний. На решение именно этой задачи направлено упомянутое выше требование Нью-Йоркской фондовой биржи (New York Stock Exchange) о прибыльности эмитента в течение двух или трех лет. Кроме того, Нью-Йоркская фондовая биржа удостоверяется в том, что:

компания является действующим предприятием или преемником действующего предприятия;

к компании проявляется общенациональный интерес;

рынок ее товаров не носит временного характера;

компания является относительно стабильной и занимает устано вившееся место в своей отрасли;

компания работает в расширяющейся отрасли и имеет перспективы сохранить свою рыночную нишу.

Третья цель - повышение доверия инвесторов к самому рынку. Для этого большинство бирж включает в свои правила листинга положения, направленные на обеспечение элементарной защиты для миноритарных акционеров. Большинство держателей акций является миноритарными акционерами. В связи с этим в правилах допуска ценных бумаг Нью-Йоркской фондовой биржи (New York Stock Exchange) учитываются такие существенные вопросы, как конфликты интересов между руководством и компанией или между компанией и ее аффилированными компаниями;

права голоса, существующие у акционеров;

условия и порядок голосования;

наличие пирамидальной структуры контроля.

Американская фондовая биржа (American Stock Exchange), на которой котируют свои акции более мелкие компании, с особым вниманием рассматривает отношения между компанией и всеми доминирующими держателями акций и учредителями. Биржа делает это для того, чтобы удостовериться, что компания, часть акций которой находится на руках массовых инвесторов, не подчиняется частным интересам этих доминирующих держателей акций или учредителей, или другим компаниям, владельцами акций которых они являются.

В Европейском Союзе (ЕС) Директива об условиях листинга на биржах (Listing Conditions Directive) содержит минимальные условия для допуска цен ных бумаг на фондовую биржу, расположенную на территории ЕС, и требует от государств-членов обеспечения того, чтобы в их странах ценные бумаги не допускались к котировке, если условия Директивы не выполняются. В эти условия входят требования, предъявляемые к размеру компании-эмитента, времени ее существования и распределению ее акций на рынке. Директива предусматривает целый ряд обязательств эмитентов ценных бумаг, прошедших листинг, в том числе в области отчетности.

Директива ЕС о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах (EU Listing Particulars Directive) была выпущена в целях сведения к минимуму различий в требованиях государств-членов к раскрытию информации для допуска ценных бумаг на фондовую биржу (листинга). Данная директива требует от стран ЕС обеспечения того, чтобы допуск к котировке ценных бумаг на фондовой бирже на их территории зависел от публикации данных о проходящих листинг ценных бумагах.

Директива о раскрытии данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах позволяет государству-члену ЕС предусматривать различные исключения, такие как исключение для ценных бумаг, которые были выпущены для публичного размещения или выпущены в связи с предложением о поглощении, в тех случаях, когда эмитент опубликовал эквивалентный доку мент с раскрытой информацией в этой стране в течение предшествующего года.

Эти две директивы ЕС позволяют, в частности, предоставлять проспект эмиссии в качестве данных о предлагаемых к допуску для котировки ценных бумагах, и, наоборот, указанные данные в документальной форме могут быть использованы как проспект эмиссии. Требование проспекта в Директивах ЕС направлено на "дальнейшее развитие интегрированной системы раскрытия информации в ЕС, в рамках которой проспекты эмиссии и данные о предлага емых к допуску для котировки ценных бумагах могут почти во всех случаях заменять друг друга во всех странах общего рынка". ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ФОНДОВАЯ БИРЖА ЭКСКЛЮЗИВНЫМ РЫНКОМ?

Использование фондовой биржи в качестве единственного рынка для торговли всеми акциями имеет ряд преимуществ. Во-первых, она позволяет легче и с меньшими затратами создать хорошую коммуникационную систему обслуживания массовых инвесторов и брокеров. Быть постоянно в курсе того, что происходит на рынке, является критически важным для инвесторов, как только рынок становится активным. Внутридневная торговая активность будет нарастать, и потребность в поддержании связи будет становиться все острее.

Брокерам также необходима эффективная и надежная связь между их офисами и рынком. Сосредоточение всей торговли в одном месте позволяет сократить расходы и улучшить перспективы развития необходимых коммуникаций.

Во-вторых, и что не менее важно, централизация всей торговли в одном месте приводит к оптимальной ликвидности. Присутствие на одном цент ральном рынке всех продавцов и покупателей улучшает перспективы заключения сделки. Для обеспечения максимальной ликвидности рынка важно сконцентрировать торговлю во времени и пространстве. В-третьих, концентрация торговой деятельности на едином центральном рынке облегчает Warren, “Regulatory Harmony”, цитируется по: Bloomenthal & Wolff, INTERNATIONAL CAPITAL MARKETS AND SECURITIES REGULATION, 9A.02, Part IY Europe. ®MDBR See ® MDNM, Directive 79 / 279 / EEC, “Council Directive of 5 March 1979 Coordinating the Conditions for the Admission of Securities to Official Stock Exchange Listing”, O. J. Eur. Com. (No L 66) 21 (1979), с изменениями, внесенными Directive 82 / 148 / EEC, O. J. Eur. Com. (No L 62) (1982) (concerning implementation dates) (в дальнейшем Директива об условиях листинга на биржах (Listing Conditions Directive). Директива ЕС от 5 марта г., определяющая условия листинга, требует от компании незамедлительного раскрытия информации, если информация относится к существенным событиям, которые могут привести к значительным изменениям в ценах на акции компании.

Эти положения требуют своевременного раскрытия таких фактов, как крупные поглощения, существенные изменения в финансовом положении, и т.п.

наблюдение и надзор. Сокращается объем работы персонала, осуществляющего надзор, и эффективность надзора повышается.

Однако для обеспечения полной концентрации необходимо сделать так, чтобы ценные бумаги, прошедшие листинг на одной фондовой бирже, не продавались на других рынках. Биржа может добиться этого, контролируя деятельность своих членов. Запрет на участие членов биржи во внебиржевой торговле уже в течение многих лет поднимает сложные вопросы принципиального характера. Нужно ли содействовать тому, чтобы члены фондовой биржи в результате такого запрета монополизировали торговлю акциями компаний, прошедших листинг? Безусловно, в некоторых странах, особенно в малых, правительство может требовать на основании закона, чтобы вся торговля допущенными к котировке акциями проводилась на фондовой бирже. Как отмечается в тексте, приведенном ниже, Европейский Союз столк нулся с рядом трудностей при попытке выработать политику в данном вопросе.

Извлечение из: Paul G. Mahoney, “The Exchange As Regulator”, Symposium: The Allocation of Government Authority, 83 VIRGINIA LAW REVIEW 1453, 1496 (1997).

«Не только в США регулятивные органы столкнулись с трудностями, связанными с вопросами внебиржевой торговли. Принятие Директивы Европейского Союза (ЕС) об инвестиционных услугах (Investment Services Directive, ISD) - свода общих для ЕС положений о ценных бумагах откладывалось в течение приблизительно пяти лет из-за ожесточенных споров о правилах внебиржевой торговли. В одной группе стран ЕС, возглавляемой Францией, существовали требования того, чтобы все сделки, за немногими исключениями для институциональной торговли, совершались на фондовых биржах. Эти страны настаивали на том, чтобы Директива Европейского Союза (ЕС) об инвестиционных услугах (Investment Services Directive, ISD) позволяла иностранным брокерам предлагать свои услуги в пределах их границ лишь на регулируемых биржах. Другая группа стран, возглавляемая Соединенным Королевством, позволяла внебиржевую торговлю и хотела, чтобы ее брокеры могли предлагать свои услуги на внебиржевом рынке на всей территории ЕС.

Компромиссным вариантом стала Директива, допускавшая определенные внебиржевые торговые операции во всех странах ЕС при условии раскрытия информации обо всех сделках компетентному регулятору страны пребывания».

Если бирже суждено стать единственным рынком для ценных бумаг, какой должна быть политика в отношении ее членства? Независимо от того, является ли членство открытым, создаются ли различные категории членства или принимаются какие-либо другие меры, в любом случае самые различные финансовые институты должны иметь возможность участвовать в сделках с ценными бумагами как профессиональные посредники.

Биржа является лучшим агитатором за инвестирование в акции, и ее рекламные усилия в этом направлении необходимо поддерживать. Члены Биржи в высшей степени заинтересованы в содействии активному инвестированию в акции, которое помогает постоянно расширять круг инвесторов.

СИСТЕМЫ ТОРГОВЛИ ЦЕННЫМИ БУМАГАМИ Извлечение из: James L. Cochrane, Brian McNamara, James E. Shapiro, Michael J.

Simon, “The Structure And Regulation Of The New York Stock Exchange”, 18 J.

CORP. L. 57, 58, 71 (1993).

«Справочно: существуют две основные рыночные структуры для торговли ценными бумагами - аукционные рынки, такие как биржа, и дилерские рынки.

Основная характерная черта аукционного рынка заключается в том, что инвесторы могут заключать сделки друг с другом напрямую, без посредничества дилеров, ведущих торговлю за собственный счет. По правилам аукциона дилеры, такие как специалисты, играют второстепенную роль.

Специалист дополняет, а не подменяет прямое взаимодействие потоков ордеров, идущих от продавцов и покупателей.

Примером второго типа рыночной структуры - дилерских рынков - является Система автоматических котировок Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам (National Association of Securities Dealers Automatic Quotations, NASDAQ) и система автоматизированной биржевой котировки (Stock Exchange Quotation System, SEAQ) Лондонской фондовой биржи (London Stock Exchange)… До "Большого взрыва" (“Big Bang”- масштабная реформа финансового рынка Великобритании – от авт.) Лондонская фондовая биржа (London Stock Exchange, LSE) представляла собой систему конкурирующих друг с другом дилеров (или "джобберов"), собиравшихся в конкретном месте. После "Большого взрыва" Лондонская фондовая биржа упразднила различия между брокерами на полу и дилерами (т.е. джобберами);

однако, она по-прежнему остается системой конкурирующих дилеров. Кроме того, хотя Лондонская фондовая биржа ввела терминалы SEAQ, моделью которых были терминалы NASDAQ в США, Лондонская фондовая биржа не переключилась на компьютерную торговлю, даже в самом минимальном смысле этого слова. Как и терминалы NASDAQ, терминалы SEAQ распространяют информацию о курсах акций, т.е. биржевые котировки. Их введение не автоматизировало сам процесс торговли, т.е. заключение сделок. Большинство сделок заключается по телефону, как и на внебиржевом дилерском рынке США».

КЛИРИНГ И РАСЧЕТЫ ПО СДЕЛКАМ Как указывается в нижеследующем отрывке, процессы клиринга и взаиморасчетов по сделкам являются сложным компонентом системы торговли и имеют большое значение для защиты инвесторов. Эффективность рынка означает, что поток денежных средств формируется на основе продуманных оценок риска и потенциальной прибыли. Транзакционные издержки являются функцией от эффективности рынка. Если процесс оформления сделки (т.е.

каждой торговой операции, совершенной на рынке) не эффективен, сопряжен с коррупцией или риском для одной из сторон в том, что сделка не будет завершена, то «издержки» на клиринг и расчеты по сделкам становятся основной частью всей суммы транзакционных издержек.

В Индонезии, например, были трудности при введении современной автоматизированной системы расчетов и клиринга, потому что не была решена следующая сложная проблема: как учесть риск того, что брокер может от казаться от выполнения обязательств по сделке и окажется неплатеже способным, чтобы выполнить взятые им обязательства. Брокеры не доверяли самым слабым членам фондовой биржи и не хотели финансировать схему страхования рисков. При этом ответственным в финансовом отношении брокерам пришлось бы платить за брокеров, не способных нести финансовые обязательства. Однако если нет полной уверенности в том, будут ли по ставлены акции и будет ли за них произведена оплата, то кто именно проявит желание участвовать в торговле на рынке?

Извлечение из: William C. Philbrick, “The Paving of Wall Street in Eastern Europe: Establishing The Legal Infrastructure for Stock Markets in The Formely Centrally Planned Economies”, 25 LAW & POL’Y INT’L BUS. 565, 599- (1994).

«Организация клиринга и расчетов по сделкам является одной из самых важных, хотя и чрезвычайно скучных, областей, которая подлежит регулированию в целях обеспечения эффективности фондового рынка.

Клиринг и расчеты представляют собой процесс подтверждения совершенных с ценными бумагами сделок и осуществления выплат по ним. Этот процесс включает определение того, сколько должны друг другу стороны сделки, что им причитается получить и когда. В отсутствие эффективной системы клиринга и расчетов стороны, участвующие в совершении сделки с ценными бумагами, рискуют либо не получить оплату, либо не получить приобретенные ценные бумаги. Этот риск возрастает с увеличением объема торговли. Поэтому для снижения степени риска в странах, имевших ранее экономику с централизованным планированием, необходима тщательная подготовка законодательства, регулирующего фондовые рынки… Международные исследования показывают, что риск, связанный с клирингом и расчетами, можно ограничить путем сокращения времени между датой проведения торговой операции и датой оплаты, обеспечения торговых гарантий и одновременности обмена денежных средств на ценные бумаги.

Выполнение таких задач требует развитой автоматизированной системы. На крупных рынках их участники разрабатывают правила расчетов и клиринга, в том числе правила, фиксирующие период времени, в течение которого должны быть завершены расчеты по сделке. В свою очередь, количество дней, на которое можно сократить этот период, неизбежно зависит от степени автоматизации. Автоматизация, к сожалению, дело дорогостоящее. Тем не менее, расходы на создание эффективной системы будут компенсированы, если автоматизация поможет привлечению инвесторов и эмитентов к участию в рынке. Одним из основных компонентов системы клиринга и расчетов в каждой стране должен быть эффективно действующий центральный депозитарий ценных бумаг, основанный на дематериализации ценных бумаг и их безналичном обороте...

Структура собственности и управления центрального депозитария зависит от его правового статуса и режима регулирования, в рамках которого он действует. Депозитарий может существовать в форме государственного института, частной компании, дочерней компании. Какой государственный орган будет регулировать деятельность центрального депозитария, зависит от того, кому принадлежит депозитарий. Например, если депозитарий является дочерней компанией банковской или фидуциарной организации, то совершенно естественно, что его деятельность будет контролироваться государственным органом, регулирующим работу банков. В идеале система регулирования должна давать возможности всем субъектам отрасли ценных бумаг - как государственным, так и негосударственным - быть собственниками или по крайней мере участниками центрального депозитария ценных бумаг для создания системы сдерживания и противовесов».

Например, в Венгрии Будапештская фондовая биржа (Budapest Stock Exchange) основала центральный депозитарий в 1992 г. и производит расчеты по всем сделкам через центральный банк - Национальный банк Венгрии (National Bank of Hungary).

ГЛАВА 7. РЕГУЛИРОВАНИЕ ТОРГОВОЙ ПРАКТИКИ 7.1. БАЗОВЫЕ КОНЦЕПЦИИ Как уже было показано, защита массовых публичных инвесторов, необходимая для привлечения обычных граждан к участию в рынках капитала, предполагает раскрытие адекватной и точной информации о компании (главы и 3), обеспечение компетентности и добросовестности профессионалов, которые предоставляют консультации и исполняют решения об инвестировании для большинства инвесторов (глава 4), и регулирование рынков торговли (глава 5). Кроме этого, необходимо также обеспечить защиту инвесторов, особенно малых, от такой практики работы на рынке, которая идет вразрез с их интересами и может нанести им ущерб.

Определенная степень защиты для малых инвесторов предусматрива ется в законах о компаниях. Эти законы защищают миноритарных акционеров от корысти и злоупотреблений со стороны мажоритарных акционеров и менеджмента. В законах о компаниях практически всех стран имеются, в частности, положения об обязательствах должной заботы и добросовестности менеджеров компании и защите интересов инвесторов в случае нарушения этих обязательств.

Например, в статье 71 Федерального закона Российской Федерации "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) предусматривается, что директора и старшие руководители акционерного общества "должны действовать в интересах общества и... осуществлять свои права и исполнять свои обязанности в отношении общества добросовестно и разумно". В этой же статье Федерального закона также говорится, что они "несут ответственность перед акционерным обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием)". Аналогично Закон о компаниях Китайской Народной Республики предусматривает в статье 123, что директора компании должны "добросовестно и честно осуществлять свои функции и права, защищать интересы компании и не должны использовать свое служебное положение и полномочия в целях личного обогащения". В соответствии с законодательством Российской Федерации об акцио нерных обществах держатели акций имеют право добиваться через суд воз мещения убытков, понесенных в результате нарушения управляющим ого воренных обязательств. Такие служебные иски могут подаваться одним или несколькими акционерами, которые владеют по крайней мере 1% от общего числа обычных акций компании (статья 71 Федерального закона Российской Федерации "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями). Аналогичное право добиваться Английский перевод закона опубликован в: 7 TRANSNATIONAL LAWYER 386, 413 (1994).

компенсации в результате нарушения обязательств руководством компании предусматривается в законах о компаниях большинства стран.

Безусловно, эти права миноритарных акционеров, призванные защитить инвесторов от злоупотреблений со стороны руководства компании, являются важными элементами системы защиты. Как неоднократно отмечалось в этой книге, поскольку закон призван поощрять инвестирование в акции обычными гражданами, он должен обеспечивать для этих граждан адекватные средства защиты. Важным элементом такой защиты является установление меры ответственности менеджеров компаний перед теми держателями акций, которые не обладают достаточными правами, чтобы управлять компанией.

При этом в большинстве стран защита прав миноритарных акционеров предусмотрена не только в законах о компаниях. В разных странах уровни защищенности и законы, используемые для этой цели, различны. Однако во всех странах ставится практически одна и та же задача - уберечь от несправедливости и потенциального морального ущерба малых инвесторов вследствие наличия у какой-либо привилегированной группы доступа к важной информации о компании, которую эта группа может использовать для своей финансовой выгоды. Это явление известно во всем мире как "торговля с использованием служебной информации (инсайдерская торговля)".

7.2. ТОРГОВЛЯ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ СЛУЖЕБНОЙ ИНФОРМАЦИИ (ИНСАЙДЕРСКАЯ ТОРГОВЛЯ) Для того, чтобы убедить рядовых инвесторов в том, что на рынке с ними будут обходиться справедливо и что они не будут постоянно проигрывать профессионалам или более искушенным любителям, необходимы правила, направленные против торговли с использованием служебной информации (инсайдерской торговли). Необходимо создать у массовых инвесторов непрофессионалов уверенность. Только в этом случае непрофессионалы будут позитивно относиться к инвестированию в ценные бумаги и участвовать в столь сложном и неизбежно рискованном рынке, как рынок ценных бумаг.

Однако эта уверенность оказывается под угрозой, когда малые инвесторы имеют основания считать, что те, кто работают в компании или близки к ней, могут выгодно торговать акциями компании, используя доступную им информацию об очень важных фактах до того, как эти факты станут достоянием публики.

В то же время существует естественное желание получить как можно больше информации и получить ее раньше, чем она станет известной всем участникам рынка. Наивно полагать, что какая-либо система может обеспечить полное равенство всех торговцев/инвесторов в том, что касается информации.

Даже если все участники рынка одновременно получат одну и ту же информацию, некоторые оценят ее значение быстрее, чем другие, и смогут использовать эту оценку с выгодой для себя на рынке.

В итоге, торговля с использованием служебной информации (инсайдерская торговля) рассматривается как препятствие участию широкой публики в инвестировании на рынках ценных бумаг. Трудность для за конодателей и регуляторов во всех странах заключается, однако, в определении того, кто конкретно является "инсайдером" - лицом, имеющим в силу своего должностного положения доступ к служебной информации, - и что является торговлей с использованием служебной информации (инсайдерской торговлей). Если определение слишком широкое, то страдают лица, про являющие активность и изобретательность в способах добывания информации.

Если определение недостаточно широкое, то по-прежнему возможно проявление несправедливости, которую необходимо предотвращать.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.