WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Рекомендовано УМО в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по экономическим специальностям и направлениям Издание второе, переработанное и дополненное Издательство «ЭКЗАМЕН» МОСКВА 2004 ...»

-- [ Страница 7 ] --

В известной мере правит какими-то частями чиновного аппарата и криминальный мир, либо проникая в аппарат, обзаводясь там своими людьми, внедряя своих людей, либо угрожая расправой тем, кто не выполняет его требований. Власть криминального мира становится самой сильной над чиновником. И более чем понятно почему. Он перед криминалом беззащитен, государство помочь ему не в состоянии.

Следует упомянуть и новую атмосферу в чиновном аппарате, перетекающую в него из общества. Это становящаяся хронической и острой неуверенность даже за ближайшее будущее страны, не говоря об отдаленном. Мы все живем сейчас, ожидая от будущего чего угодно.

Никто не возьмется предсказать продолжение нынешней ситуации, сохранение какой-либо стабильности хотя бы на год-два вперед.

Ощущение зыбкости, взрывоопасное нынешней ситуации - фактор колоссальной влиятельности. Без него почти ничего из происходящего не может быть уяснено полностью - идет ли речь об экономике, инвестициях, политике, демографической ситуации. И на бюрократическую среду атмосфера оказывает сильнейшее воздействие.

Аппарат не может уважать и опасаться по-настоящему власти, которая до такой степени внушает неуверенность в своей прочности. И, наконец, послушность чиновничьего мира подрывается регионализацией.

Значительные отряды «вертикали» защищены от «центра» региональной властью, становящейся день ото дня если не сильнее, то непокорнее в отношении «центра». По мере его неудач, провалов этот процесс идет, ускоряется, а с ним - и выход громадной массы регионального чиновничества из-под управления общероссийским «верхом». Сейчас уже отчетливо видно, как «верх» проигрывает множество столкновений с региональной властью по тем или иным поводам, даже если все правовые основания на его стороне. Когда, например, дело доходит до открытого решения региональных властей не платить налоги в федеральную казну, то это, помимо прочего, означает своего рода суверенизацию части обще- государственного чиновного аппарата. Здесь именно чиновный, аппаратный бунт против собственных иерархов. Причем, судя по тому, как центральная власть в общем и целом глотает пилюли таких диковинных для любого государства провозглашений, она действительно теряет нити управления бюрократическим слоем.

Добавим еще очевидное: выборность региональных властей дополнительно выводит провинциальную бюрократию изпод контроля «центра». Если свести все сказанное воедино, возникает картина именно революционного преобразования традиционного российского управленческого аппарата - никак не меньше. От былой беспрекословной послушности госаппарата не остается и следа, как и от факторов, ее жестко предопределявших.

Поэтому ошибочными являются столь распространенные ныне мнения - их невероятно тиражируют средства массовой информации, но самое тревожное, что их высказывают и «наверху» - аппарат «разболтался», «занялся самим собой», «потерял чувство ответственности», «распустился» и т.д. и т.п. Такие объяснения просто наивны. Свидетельствуют об инертности мышления. Они применимы именно к прежнему, традиционному аппарату, рождены прежними устоявшимися стереотипами. Да, «тот» аппарат, «та» бюрократия, если бы стали себя вести, как нынешние, то это действительно означало бы: элементарно разболтались. Иной причины быть не могло. Но поведение теперешней бюрократии - это вовсе не разболтанность. Это то, что теперь ей присуще органично, имманентно. Это ее новая суть. Отражение, преломление в ней новых общих условий ее существования. И непонимание этого чревато для власти и для ее усилий дисциплинировать, сделать более послушным, исполнительным звеном управления российскую бюрократию. Она очень легко может потерпеть крушение во всей политике, споткнувшись на этой детали - неспособности взять в руки управленческую вертикаль. Ведь взять в руки нужно для того, чтобы обрести надежный инструмент политики. Без инст- румента нет политики. И если не удастся добиться надежности, то о каких мероприятиях, реформах тогда идет речь? Самый простенький пример тяжелейшая проблема несобираемости налогов. По масс-медиа гуляет странное объяснение: налоги, мол, не платят, потому что их не хотят платить. Но как возможно при нормально функционирующей, ответственной государственной бюрократии столь массовое уклонение от выплаты налогов? Да этого просто не получится при всем желании.

Неплательщики будут тут же выявлены и наказаны. Дело, стало быть, не только в нежелании - оно, конечно, имеется, - но и нефункционировании должным образом соответствующих звеньев госаппарата. В том, что столь часто и ложно понимается как «разболтанность». Но если с нефункционированием станут бороться именно как с разболтанностью, то мало что выйдет. И соответственно мало удастся достигнуть в борьбе с неплатежами налогов со всеми вытекающими последствиями. А они, конечно, таковы, что можно ставить крест и на всех остальных преобразовательных намерениях власти. Каков же практический вывод из сказанного? Он в том, что прежде чем рьяно браться за дело - наводить ту самую «диктатуру» в чиновничьем мире - властным структурам следует серьезно осмыслить новую ситуацию. Чтобы найти, наметить действенные, а не пустые способы дисциплинирован. Сразу следует предостеречь: это чрезвычайно сложная задача. Будет очень плохо, если осмысление пойдет по хорошо проторенной бюрократической дорожке, а именно: дается команда представить соображения, устанавливается «оперативный» (быстрый) срок;

в этот срок сдаются наспех набросанные, сыро продуманные, часто просто бессодержательные «предложения» (иных и быть не может, если учитывать, что каждое предложение проходит иерархическую лестницу рассмотрения при подготовке - от нижних звеньев к контролирующим, отбирающим, редактирующим высшим: из-за этого каждая отдельная голова работает над предложениями буквально ни- чтожный срок, все делается не то что на ходу - на бегу). «Верх» получает эти предложения, видит, конечно, что продукция не высшего качества, но иной нет, принимается та, что есть. Либо - как вариант - спускается обратно на доработку, но теперь уже сверхскоростную, в самый сжатый и нелепый срок. В итоге кое-что улучшается, но всегда незначительно, и на этом процедура «обдумывания» проблемы кончается. С вполне предвидимым - нулевым - результатом для дела. В общем, если действительно важнейшая задача дисциплинирован™ госаппарата будет решаться традиционно или с таким «осмыслением», то ее ждет неминуемый провал, последствия которого, учитывая и без того тяжелейшее состояние страны, станут едва ли не фатальными.

Одной из серьезных проблем российской экономики времен переходного периода стал непомерно возросший внутренний долг, как внешний, так и внутренний. Однако ни для кого не секрет, что многие высокоразвитые западные страны, члены Парижского и Лондонского клубов, являются не только кредиторами, но и крупнейшими должниками, в первую очередь, конечно же, речь идет о внутренней задолженности, и наиболее классическим примером здесь являются Соединенные Штаты. Поэтому, на мой взгляд, не следует так уж драматически и болезненно воспринимать проблему относительно высокого уровня государственной задолженности, как это делают некоторые особо ретивые российские политики, обвиняя реформаторов в том, что они «продали Родину за кредиты МВФ, выданные на проведение преступных реформ антинародного режима» (справедливости ради, полагаю, необходимым отметить, что большая часть внешнего долга России -это наследство СССР, а именно бездарной экономической политики правительств Н. Рыжкова - В. Павлова в 1985-1990 гг. Ведь именно правительству Рыжкова мы обязаны уменьшением золотого запаса, обретением гигантской скрытой инфляции, тотальному дефициту и т.д.).

Возвращаясь к проблеме государственного долга, хотелось бы осветить толь ко два ее аспекта: в рамках анализа внешней задолженности -вступление России в Лондонский клуб и механизм уплаты по долговым обязательствам нашей страны после их реструктуризации. Говоря о внутреннем долге, небезынтересно сделать краткое резюме по программе внутренних заимствований Министерства финансов на 1998 г. на основе анализа соответствующих документов вышеупомянутого министерства.

Как нам известно, внешний долг СССР зарубежным банкам на сумму более 30 млрд долл. реструктурирован. Это произошло после того, как Внешэкономбанк и Лондонский клуб банков-кредиторов подписали соглашение о реструктуризации внешней задолженности СССР зарубежным коммерческим банкам.

Долговое бремя (30 с лишним миллиардов долларов) после пяти лет переговоров и тщательной работы наконец ослаблено. Тем не менее ситуация с внешним долгом страны остается весьма тревожной. В 1991 г.

после распада СССР сначала предполагалось, что каждое из государств будет нести свою долю ответственности по внешнему долгу (союзный долг тогда оценивался в 108 млрд долл.), а также иметь соответствующую долю в активах бывшего СССР. Однако получилось так, что только Россия смогла обслуживать свои обязательства по внешним долгам. Поэтому вскоре договорились, что Россия примет на себя долги всех бывших республик СССР в обмен на их отказ от причитающейся доли активов (так называемый нулевой вариант). Подобное решение стоило дорого, но позволило сохранить свои позиции на внешних финансовых рынках, зарубежную инфраструктуру, обеспечило доверие потенциальных партнеров.

Переговоры с Лондонским клубом о долгосрочной реструктуризации долгов СССР коммерческим банкам Россия вела с декабря 1992 г. Первоначально прогрессу переговоров препятствовала позиция банков-кредиторов, настаивавших на отказе России от государственного иммунитета (это означало, что взыскания кредиторов могли быть обращены на активы СССР или России за рубежом). Осе- нью 1994 г. на сессии МВФ в Мадриде стороны нашли компромисс, договорившись, что должником перед Лондонским клубом будет выступать Внешэкономбанк. На время переговоров банки-кредиторы предоставляли Внешэкономбанку отсрочки платежей (так называемые ролл-оверы). Всего в рамках Лондонского клуба был предоставлен ролл-овер. В ноябре 1995 г. во Франкфурте-на-Майне правительство РФ и члены Банковского консультативного комитета Лондонского клуба подписали Меморандум о согласованных принципах глобальной реструктуризации долга бывшего СССР клубу на общую сумму 32,3 млрд долл., включая проценты сроком на 25 лет с семилетним льготным периодом. После этого Внешэкономбанк подготовил и разослал 400 с лишним банкам-кредиторам финансовые условия урегулирования задолженности перед Лондонским клубом, а это около 27 тысяч отдельных долговых требований в 15 валютах (сложность и масштабность сделки не имеют равных в двадцатилетней истории клуба).

По состоянию на 3 октября 1997 г. объем выверенной и подтвержденной в официальных протоколах задолженности составил 21, млрд долл., или более 91% требований, заявленных кредиторами. Сделка с клубом вышла на финишную прямую. Предметом соглашения с Лондонским клубом является задолженность бывшего СССР частным банкам по кредитам, не застрахованным и не гарантированным государственными компаниями, заключенными до 31 декабря 1991 г.

Сумма основного долга составляет 24 млрд долл., процентные платежи 8,3 млрд долл.. Сумма долга будет разбита на две части. Основной долг (Principal Loan) планируется оформить в ценные бездокументарные бумаги, а проценты по нему - в бумажные процентные облигации, Interest Accrual Notes (IAN). Их эмитентом будет выступать Внешэкономбанк, они будут зарегистрированы на Люксембургской фондовой бирже.

Предусмотрено обращение этих облигаций в России и за ее пределами (в Европейской клиринговой системе Euroclear). Хотя эмитентом новых бумаг будет Внешэкономбанк, они согласно постановлению правительства от 15 сентября 1997 г. будут приравнены по статусу к долговым обязательствам государства. Новые финансовые инструменты могут оказаться весьма интересными для российских и иностранных банков. По словам начальника управления ресурсов Внешэкономбанка А. Акинь шина, если в начале мая нынешнего года котировки Principal Loans (в тот период они уже торговались на предварительной основе - when and if issued basis) составляли около 58 - 60% номинала, то сегодня они стоят уже 76%. Таким образом, на стандартном лоте в 10 млн долл. промежуточный участник сделки мог заработать 1,6 млн живых денег. Что касается неспекулятивного уровня доходности новых бумаг, то они проигрывают по привлекательности ГКО и евробондам. Однако если в будущем будет достигнут обещанный уровень доходности в 10- 12% годовых по рублевым госбумагам и 6-7% по валютным, новые бумаги окажутся вполне привлекательными. Внешэкономбанку предоставляется отсрочка в погашении долгов на 25 лет с семилетним льготным периодом, в течение которого выплачиваются лишь проценты, причем по достаточно льготной ставке L,IBOR + 13/16. Только часть каждого платежа будет осуществлена деньгами, но с течением времени эта часть будет увеличиваться. Другая часть выплачивается процентными облигациями (IANs). Агентом по обслуживанию основного долга стал Bank of America, агентом по обслуживанию процентных облигаций - Chase Manhattan Bank, агентом по завершению сделки и осуществлению первоначальных платежей по Лондонскому клубу- Deutshe Bank. Даже после льготной реструктуризации долга Лондонскому клубу кредиторов положение России с точки зрения обслуживания внешнего долга остается непростым.

По расчетам ведущего эксперта исследований и прогнозирования ГУ ЦБ по Москве Ольги Кононовой, если в течение ближайших лет внешние шмстования будут составлять хотя бы немногим более 10 млрд долл.

ежегодно (как это ожидается согласно официаль ным документам), то к 2002 году сумма внешней задолженности России возрастет с нынешних 120 (на начало 1996 г,) до 220 млрд долл. Расходы по погашению внешнего долга будут постепенно расти, и начиная с г. финансирование дефицита федерального бюджета за счет внешних источников станет отрицательным, т.е. вновь привлеченных внешних займов уже не будет хватать для обслуживания старых долгов.

Однако кризис на мировом финансовом рынке, да и последние пертурбации в российском руководстве отодвигают воплощение в жизнь этих оптимистичных прогнозов на неопределенный срок. Лондонский клуб - это международно е объединение частных коммерческих банков сформирован в конце 70-х гг. для решения проблем, возникших из-за неспособности ряда стран (в первую очередь развивающихся) регулярно обслуживать внешнюю задолженность.

В отличие от Парижского Лондонский клуб занимается вопросами задолженности перед частными коммерческими банками, кредиты которых не находятся под защитой госгарантий или страхования.

Основные- методы решения долговых проблем: реструктуризация задолженности, отсрочка погашения, предоставление возобновляемых кредитов. Первое заседание Лондонского клуба созвано в 1976 г. в связи с проблемами Заира. Всего в 1981 - 1983 гг. заключено 14 соглашений на млрд долл.;

последующие два года, после разразившегося мирового долгового кризиса 1982 г. - 47 соглашений на 130 млрд долл. В 1994 - гг. Лондонский клуб осуществил реструктуризацию внешней задолженности Польши, Болгарии, Румынии, Венгрии, а также некоторых развивающихся стран (например, Бразилии и Габона). В клуб сегодня входит около 600 коммерческих банков индустриально развитых стран мира. В составе кредиторов, связанных с Внешэкономбанком, 430 банков во главе с Банковским консультативным комитетом (список банков членов БКК приводится ниже), который является органом выработки общих принципов по урегулированию задолженности ВЭБ перед коммерческими банками - кредиторами СССР.

Членами Лондонского клуба являются следующие банки:

• ¦ от Германии: Deutshe Bank AG (председатель БКК), Dresdner Bank, Kommerzbank AG;

• ¦ от Италии: Вапса Commerciale Italiana, Mediocredito Cen-trale;

• Ф от США: Bank of America;

• ¦ от Великобритании: Midland Bank;

• ¦ от Японии: Bank of Tokyo-Mitsubishi, Dai-Ichi Kangyo Bank, Industrial Bank of Japan (сопредседатель БКК);

• ¦ от Франции: Credit Lyonnais SA (сопредседатель БКК), Banque Nationale de Paris SA;

• ¦ от Австрии: Creditanstalt-Bankverein.

Специфика современной ситуации для России в том, что, вопервых, наша страна столкнулась с новой для себя расстановкой сил на так называемом постсоветском пространстве. Во-вторых, ее определяющая роль в топливно-энергетической сфере заметно модифицируется. Распад СССР расколол нефтяную отрасль на отдельные, прежде тесно взаимосвязанные сегменты.

В России осталась основная добывающая база, а почти вся транспортная инфраструктура экспорта нефти (порты, нефтепроводы) оказалась на территории ныне независимых от нее соседей. Здесь же сосредоточена и значительная часть нефтепереработки. Поэтому в своей энергетической политике государствам, возникшим на руинах СССР, приходится исходить из новых экономических и политических реалий, хотя их взаимозависимость в нефтяной сфере сохранится еще на многие годы. С точки зрения российских интересов можно выделить две основные модели взаимодействия с бывшими союзными республиками.

Для западного фланга (Украина, Белоруссия, страны Балтики) характерен приоритет таких вопросов, как Транзит российских энергоносителей при их экспорте на Запад (актуаьный для российской стороны) и энергообеспечение этих стран, загрузка их производственных мощностей в нефтепереработке и нефтехимии (актуальный для самих этих стран). В межгосударственных экономических отношениях оба эти комплекса вопросов тесно взаимосвязаны. На восточном фланге ситуация иная: страны Прикаспия и Центральной Азии ощущают свою транзитную зависимость от России при наличии собственной довольно значительной топливно-энергетической базы. Для России же реальной становится проблема появления конкурентов, тоже добывающих нефть и газ на постсоветском пространстве. При этом в период становления государственности чисто экономические проблемы сильно осложняются наличием политических противоречий между Россией и ее соседями.

Именно ситуация в богатых энергоресурсами государствах Прикаспия будет иметь особое значение для стратегических интересов России. Этот регион, по оценкам, может стать второй после Ближнего Востока мировой кладовой нефти и газа. Запасы нефти здесь оцениваются в 30 млрд т, газа в десятки триллионов кубических метров. Естественно, для России жизненно важно укрепить свои позиции в этом регионе. Назовем только наиболее очевидные причины:

• транзит нефти и газа через российскую территорию может принести немалые доходы казне. Освоение каспийских месторождений может гарантировать значительные прибыли при относительно меньших, чем в самой России, капиталовложениях;

• Ф несмотря на то что Россия неспособна конкурировать с мировыми лидерами нефтяного бизнеса в финансовом плане, она располагает значительным кадровым, научно-техническим, строительным потенциалом, вполне пригодным для каспийских проектов;

• ¦ усиление экономического взаимодействия России и прикаспийских государств СНГ несомненно повлечет за собой нормализацию межгосударственных политических отношений в этом регионе.

К сожалению, пока российская политика по отношению к прикаспийским государствам СНГ не отличается последова- тельностью и целенаправленностью. В ней часто превалируют конъюнктурные, групповые интересы, а отнюдь не стратегические государственные цели и задачи. Существует упрощенное мнение, что в этой политике борются два течения: имперское и прагматическое. На деле же, на наш взгляд, налицо противостояние групповых интересов, далеких от национальных. Изменчивость и хаотичность действий России в отношении нефтегазовых ресурсов Прикаспия можно проиллюстрировать тремя примерами. Первый - это позиция России по поводу самого статуса Каспийского моря, которую неоднократно отстаивал МИД РФ, формально состоит в том, что Каспийское море по своим природным особенностям является озером и на него не распространяются юридические нормы Конвенции ООН (1982 г.) по морскому праву. В то же время реально существует молчаливое согласие с нынешним статус-кво, вытекающим из позиций Азербайджана и Казахстана о секторальном делении Каспия, согласие, лоббируемое российскими нефтяными компаниями и негласно поддерживаемое правительством.

Более твердая и определенная позиция России по статусу Каспия могла бы дать ей дополнительные козыри для участия в каспийских проектах, так как западные инвесторы (а именно на них рассчитывают наши соседи) избегают вкладывать капиталы в разработку месторождений с неопределенным правовым статусом. Второй - инцидент с российским участием в освоении месторождения Кяназ (Сердар). В ходе визита президента Азербайджана Г. Алиева в Москву (1997 г.) подписано соглашение о совместном с Россией освоении этого месторождения. Но после визита президента Туркменистана С. Ниязова Россия практически денонсировала соглашение, возложив ответственность за его подписание на компании «ЛУКойл» и «Роснефть». В результате первая приостановила свое участие в соглашении, вторая - вышла из него. Исполнительная же власть сделала вид, что ничего об этом соглашении не знала. Естественно, подобная практика не повышает авторитет России у ее прикаспийских соседей.

После 1991 г. в России произошли глубокие изменения. Была принята новая Конституция страны, что способствовало развитию процессов демократизации нашего общества. Российская экономика приобрела новый облик, произошли перемены в сознании рабочих, крестьян, директоров. За два с половиной года реформ удалось добиться некоторых положительных результатов:

• ¦ идут структурная перестройка экономики (доля материального производства снизилась до 50%) и ее демилитаризация (военный заказ сокращен на 70%), начали действовать спросовые ограничения;

• ¦ летом 1994 г. инфляция не превышала 10% в месяц;

• ¦ более 40% занятых работают на негосударственных предприятиях;

• ¦ процентная ставка Центрального Банка Российской Федерации была снижена с 210 до 150%;

На фоне относительно невысокого уровня безработицы возникают серьезные социальные проблемы в депрессивных городах и регионах, среди отдельных категорий населения (женщины предпенсионного возраста, некоторые контингента молодежи).

Несмотря на сложность складывающейся ситуации, она вполне управляема и, как показал опыт, предсказуема: дерегулирование и либерализация экономики привели к спаду производства, Теперь этот спад надо превратить из общего в структурный, т.е. необходимо через процедуры санации и банкротства вывести из оборота нежизнеспособные предприятия. Вместе с тем следует активно поддержать эффективных производителей, стимулировать очаги роста в экономике;

либерализовав внешнеэкономическую деятельность, удалось добиться положительного сальдо внешней торговли. Сегодня стоит задача - предотвратить «примитивизацию» нашего экспорта и облагородить импорт;

после денационализации в результате чековой приватизациии страна должна решить более сложную задачу создания эффективных собственников и стратегических инвесторов - через фондовый рынок, через вторичный рынок ценных бумаг;

прекращено инфляционное финансирование капитальных вложений, ставка банковского процента стала положительной и наблюдается тенденция к ее понижению. Теперь важно создать в стране нормальный инвестиционный климат, активно использовать для целей инвестирования накопления предприятий и населения. Именно на этом, в известном смысле переломном этапе развития страны, когда наметился выход из кризиса и вполне реальны стабилизация, а затем и оживление в экономике, особенно актуальной становится задача привлечения прямых иностранных инвестиций. Они должны не только дать серьезный импульс оздоровлению российской экономики, но и способствовать ее вхождению в мировую экономику.

Многие иностранные инвесторы считают инвестиционный климат в России неблагоприятным из-за политической и экономической нестабильности, неотработанности законодательства, обременительной налоговой системы, неразвитости инфраструктуры. Так, они отмечают наличие в России противоречащих друг другу и быстро изменяющихся законодательных актов и постановлений, касающихся иностранных инвестиций, различное толкование или даже игнорирование их отдельными организациями и местными властями. На такие принципиальные вопросы, как право собственности на землю, механизмы реализации залоговых форм, иностранные инвесторы не получат однозначных ответов. Налоговая система не стимулирует инвестиционную активность Недостаток коммерческой информации о рынке в России, регионах и конкретных предприятиях, транспортной и телекоммуникационной системах, правовой базе также является препятствием на пути иностранного инвестирования в экономику России, особенно для малых и средних зарубежных ком-паний и фирм. В настоящее время открываются новые перспективы притока инвестиций в российскую экономику.

Первое, самое главное направление привлечения иностранного капитала - освоение с его помощью невостребованного научно технического потенциала России, особенно па конверсируемых предприятиях оборонной промышленности. Второе направление расширение и диверсификация экс- портного потенциала России. Третье направление - создание импортозамещающих производств, развитие производства товаров народного потребления, продовольственных товаров, медикаментов. Четвертое направление - сфера транспорта и связи, отрасли инфраструктуры. Пятое направление - содействие притоку иностранных инвестиций в трудоизбыточные регионы (в первую очередь в Центральный и Северо-Западный), в восточные районы страны, обладающие богатыми природными запасами. От российского правительства требуются вполне конкретные практические меры по улучшению работы с иностранными инвесторами - в области законодательства, кредитно-финансовой и налоговой политики, в организационной и информационной сферах.

Существующее законодательство об иностранных инвестициях не отражает экономические реалии страны и требует доработок, по степени риска вложения капитала Россия находится на одном из последних мест.

Поэтому правительство должно принять ряд новых акций по привлечению иностранных инвестиций. Учитывая, что вопросами регулирования и координации привлечения иностранных инвестиций в экономику России до последнего времени занимались многие министерства и ведомства, что затрудняло работу иностранных инвесторов в России и вызывало обоснованные нарекания, правительство России приняло решение о возложении функций по координации деятельности федеральных органов исполнительной власти РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ по вопросам сотрудничества с иностранными инвесторами на Министерство экономики России.

Указанное решение облегчит практическую деятельность иностранных инвесторов на территории РФ. Для этого Министерство экономики России должно обеспечить:

• ¦ систематическую, увязанную с другими направлениями экономической политики правительства, разработку предложений в сфере международного финансово-инвестиционного сотрудничества;

• ¦ формирование и реализацию государственной политики по привлечению иностранных инвестиций, а также координацию сотрудничества в инвестиционной сфере с международными финансовыми организациями;

• ¦ работу по заключению международных договоров о поощрении и взаимной защите капиталовложений, организации и проведению международных тендеров, заключению концессионных договоров и соглашений о разделе продукции, наполнению кредитов, получаемых от международных финансовых организаций и иностранных государств, конкретными инвестиционными проектами, созданию свободных экономических зон и регулированию в них деятельности иностранных инвесторов.

Приток иностранных инвестиций жизненно важен и для достижения среднесрочных целей - выхода из современного общественно экономического кризиса, преодоления спада производства и ухудшения качества жизни россиян. При этом необходимо иметь ввиду, что интересы российского общества, с одной стороны, и иностранных инвесторов - с другой, непосредственно на совпадают. Россия заинтересована в восстановлении, обновлении своего производственного потенциала, насыщении потребительского рынка высококачественными и недорогими товарами, в развитии и структурной перестройке своего экспортного потенциала, проведении антиимпортной политики, в привнесении в наше общество западной управленческой культуры. Иностранные инвесторы, естественно заинтересованы в новом плацдарме для получения прибыли за счет обширного внутреннего рынка России, ее природных богатств, квалифицированной и дешевой рабочей силы, дости- жений отечественной науки и техники и... даже ее экологической беспечности. Поэтому перед нашим государством стоит сложная и достаточно деликатная задача: привлечь в страну иностранный капитал, не лишая его собственных стимулов и направляя его по мерам экономического регулирования на достижение общественных целей.

Роль России в мировом рынке капитала крайне незначительна, а встречный поток инвестиций из России в экономику зарубежных стран, источником которых служат, помимо легальных контрактов, и осевшие в зарубежных банках платежи по нелегальным сделкам, в несколько раз превышает ввоз капитала в Россию. Спад производства, инфляция, растаскивание национального богатства и утрата управляемости процессом социально-экономического развития общества привели экономику России в упадок и вызвали инвестиционный кризис.

Объем капитальных вложений в 1992 г. в сопоставимых ценах по сравнению с 1991 г. снизился в 2 раза, а в 1993 г. - еще на 16%. Таким образом, за два года он сократился на 58%. Доля накопления в ВВП упала с 16 до 9% в 1992 г. и 8% в 1993 г. В течение 1993 г. стоимость строительства возросла в 10,9 раза, т.е. была выше общего темпа инфляции. С 1990 по 1994 г. доля производственных капитальных вложений как источника расширенного воспроизводства снизилась с 70 до 60%, а коэффициент капиталоотдачи (ввод основных фондов -тыс. руб. на 1 млн руб.

затраченных капитальных вложений) упал до беспрецедентного в мировой практике уровня — 0,28. Это связано с тем, что большая часть капитальных вложений бесконтрольно «проедается» строителями, иными словами, направляется на приращение их заработной платы. Затраты на так называемое монтируемое, т.е. производственное, оборудование (без компьютеров и автомашин) за 1992 -1993 гг. снизились в 8 - 9 раз. В связи с этим в 1993 г. объем незавершенного (законсервированного и просто заброшенного) строительства возрос на 20 - 25% по отношению к 1992 г.

Как показала инвентаризация незавершенного строительства, на ноября 1992 г. оно составило 40 трлн руб. При этом более 2/ «незавершенки» представлено объектами производственного строительства. Абсолютная эффективность капитальных вложений (отдача накопления), которая в дореформенный период медленно снижалась, но была положительной величиной, оказалась отрицательной. Публикации Госкомстата, Министерства финансов, Министерства экономики и различных экспертов - отечественных и зарубежных - дают совершенно различные данные об объеме прямых иностранных инвестиций в России.

Назовем лишь наиболее существенные факторы, обусловливающие столь значительные расхождения в статистике (факторы, увеличивающие исследуемую величину, обозначены знаком «+», а уменьшающие ее знаком «-»):

• ¦ разные источники оперируют различным кругом форм иностранных инвестиций (скажем, включают или не включают в их величину портфельные инвестиции, вложения в покупку нерезидентами недвижимости на территории России и т.д.) (+);

• ¦ в условиях падения государственной дисциплины местные статистические органы направляют в Госкомстат неполные сведения об иностранных инвестициях (-);

• ¦ многие российские коммерческие структуры, используя учредительные документы (выписки из торгового реестра и банковского счета) иностранных коллег, вносят за них необходимый вклад в уставной фонд и, зарегистрировав предприятие с иностранными инвестициями, используют его как «крышу» для получения льгот в своей коммерческой деятельности ();

• ¦ предприятия с иностранными инвестициями реинвестируют часть своей прибыли в производство, при этом неизвестно, как отражаются их капитальные вложения в тех или иных данных (+).

По данным Госкомстата, прямые иностранные инвестиции в покупку акций действующих промышленных предпри ятий в 1993 г. достигли примерно 900 млн долл., а победители инвестиционных конкурсов взяли на себя обязательства вложить еще млрд долл. Таким образом, общая сумма фактически инвестированного капитала на 1 января 1994 г. составляла 4 - 4,5 млрд долл., т.е. 0,2% от накопленных прямых иностранных инвестиций мирового сообщества. Эта цифра, сама по себе столь мизерная по сравнению с масштабами внутреннего рынка России и ее долей в территории, населении, природных ресурсах, производственном и научно-техническом потенциале мирового сообщества, говорит о скудости притока иностранных инвестиций. В большинстве своем это не серьезные капитальные вложения, а маркетинговые затраты с целью изучения российского рынка и первоначального закрепления в нем. Наиболее общая причина нежелания частных иностранных инвесторов вкладывать свой капитал в Россию - ее плохой инвестиционный климат. Слабый приток прямых иностранных инвестиций в российскую экономику объясняется нестабильной политической обстановкой в стране (разногласиями между исполнительной и законодательными властями, Центром и субъектами Федерации, наличием межнациональных конфликтов в самой России и войн непосредственно на ее границах), социальной напряженностью (забастовки, недовольство широких слоев общества ходом реформ), разгулом преступности и бессилием властей, неблагоприятным для инвесторов законодательством, инфляцией, спадом производства, непрерывным падением курса рубля и др. Эти факторы перевешивают такие привлекательные черты России, как ее богатые природные ресурсы, мощный, хотя технически устаревший и хронически недогруженный производственный аппарат, наличие дешевой и достаточно квалифицированной рабочей силы, высокий научно технический потенциал. В рыночной экономике совокупность политических, социально-экономических, финансовых, социокультурных, организационно-правовых и географических факторов, присущих той или иной стране, привлекающих или отталкивающих инвесторов, принято называть ее инвестиционным климатом. Ранжирование стран мирового сообщества по индексу инвестиционного климата или обратному ему показателю индекса риска служит обобщающим показателем инвестиционной привлекательности страны и «барометром» для иностранных инвесторов. В России, к сожалению, до сих пор отсутствует своя система оценки инвестиционного климата страны и ее отдельных регионов.

Иностранные инвесторы ориентируются на оценки многочисленных консалтинговых фирм, регулярно отслеживающих инвестиционный климат во многих странах мира, в том числе и в России.

Однако оценки инвестиционного климата в России, даваемые зарубежными экспертами на их регулярных заседаниях, проводимых вне Российской Федерации и без участия российских экспертов, представляются малодостоверными, а возможно и ангажированными.

Привлечение иностранных инвестиций в российскую экономику является важным средством устранения инвестиционного «голода» в стране. По оценке российских экспертов в Давосе, потребность страны в иностранных инвестициях составляет 10-12 млрд долл. в год. Однако, для того чтобы иностранные инвесторы пошли на такие вложения, необходимы очень серьезные изменения в инвестиционном климате. При этом следует отметить, что, по данным официальной статистики, ежедневно из страны вывозится капитала на сумму около 20 млрд долл.

Требуется принятие ряда кардинальных мер, направленных на формирование в стране как общих условий развития цивилизованных рыночных отношений, так и специфических, относящихся непосредственно к решению задачи привлечения иностранных инвестиций. Среди мер общего характера первоочередными являются:

• ¦ достижение национального согласия между различными властными структурами, социальными группами, политическими партиями и прочими общественными организациями по поводу приоритетности решения общенациональной проблемы выхода России из экономического кризиса;

• ¦ ускорение работы Государственной думы над общехозяйственным (в том числе Гражданским кодексом) и уголовным законодательством, нацеленным на создание в стране цивилизованного некриминального рынка;

¦ радикализация борьбы с преступностью;

¦ торможение инфляции всеми известными в мировой практике мерами, за исключением невыплаты трудящимся зарплаты;

• Ф пересмотр налогового законодательства в сторону его упрощения и стимулирования производства;

• ¦ мобилизация свободных средств предприятий и населения на инвестиционные нужды путем повышения процентных ставок по депозитам и вкладам;

• ¦ внедрение в строительстве системы оплаты объектов за конечную строительную продукцию;

• ¦ запуск предусмотренного законодательством механизма банкротства;

• ¦ предоставление налоговых льгот банкам, отечественным ииностранным инвесторам, идущим на долгосрочные инвестиции, с тем чтобы полностью компенсировать им убытки от замедленного оборота капитала по сравнению с другими направлениями их деятельности;

¦ формирование общего рынка республик бьшшего СССР со свободным перемещением товаров, капитала и рабочей силы.

Привлечение в широких масштабах иностранных инвестиций в российскую экономику преследует долговременные стратегические цели создания в России цивилизованного, социально ориентированного общества, характеризующегося высоким качеством жизни населения, в основе которого лежит смешанная экономика, предполагающая не только совместное эффективное функционирование различных форм собственности, но и интернационализацию рынка товаров, рабочей силы и капитала.

Глава 20. Глобальные проблемы мировой экономики С окончанием «холодной войны» отпала угроза термоядерной катастрофы, и это главное. Человечество значительно продвинулось в понимании глобальных проблем, а правительства и международные организации обрели немалый опыт устранения и предупреждения ряда опасных явлений и ситуаций.

Глобализация мировой экономики, революция в сфере телекоммуникаций, развитие региональной интеграции создают благоприятные предпосылки для более эффективных действий в сфере отношений «человек - общество - природа». В то же время ряд важных факторов действует в противоположном направлении. Появление на мировой сцене десятков новых национальных государств предопределило акцент в их внутренней и внешней политике на утверждении национальной независимости, преодолении экономического и финансового кризисов. Вопросы же экологии, рационального природопользования, демографии, науки, образования, здравоохранения отодвинулись на второй план. Одновременно быстрый рост масштабов хозяйственной деятельности не только в главных центрах мирового хозяйства, но и на значительной части периферии (Китай Индия, Бразилия, Индонезия, Мексика) резко усилили давление на ресурсный потенциал Земли и природную среду. Влияние процессов глобализации также оказалось противоречивым.

Огромные по масштабам транснациональные торговые, денежные, миграционные потоки движимы преимущественно законами рынка и способны в силу этого вызывать финансовые и иные кризисы международного масштаба. Вместе с тем в условиях прекращения биполярной конфронтации с новой силой дали о себе знать национальные исторические Wp««e, религиозные, этнические, клановые проблемы.

Война суверенитетов, сопровождаемая локальными и регионами конфликтами, -типичное явление в ряде регионов мира. Все это создает серьезные преграды на пути формирования международных регулирующих механизмов, адекватных современным условиям и потребностям. Подлинно транснациональный характер приобрели такие явления, как организованная преступность, терроризм, незаконный оборот наркотиков. Растут риски, связанные с крупномасштабными техногенными катастрофами, уничтожением больших количеств накопленного ядерного, химического, биологического оружия, захоронением радиоактивных отходов, Подобные перемены в мире не могли не повлиять на общее состояние и характер глобальных опасностей, их иерархию и структуру, формы и глубину проявления. В XXI в. человечество входит с грузом не только уже известных проблем, но и новых, требующих от мирового сообщества свежих инициатив и подходов.

При всем разнообразии глобальных проблем они обладают общей спецификой, выделяющей их на фоне других процессов и явлений мирового развития. В зарубежной и отечественной литературе существуют десятки определений на этот счет. Можно выделить наиболее характерные черты и признаки глобальных проблем, состоящие в том, что они:

Ф приобрели поистине планетарный, общемировой характер, затрагивают интересы всего человечества;

• Ф угрожают человечеству регрессом в дальнейшем развитии производительных сил, в условиях самой жизни;

• Ф нуждаются в неотложных решениях и действиях по преодолению и предотвращению угроз жизнеобеспечению и безопасности граждан;

• Ф требуют коллективных усилий со стороны всех государств, всего мирового сообщества.

Сегодня перед мировым сообществом стоит важнейшая задача:

сохранить мир в эпоху крутых перемен и не дать местным конфликтам разгореться в «мировой военный пожар». Без глобальной устойчивости невозможно решать другие проблемы, какими бы значимыми они не казались. Поэтому в их обсуждение наряду с вопросами военной, продовольственной, энергетической и экологической безопасности следует включать, причем далеко не на последнем месте, и демографический фактор с учетом его количественных, качественных и этнических аспектов. Устойчивость развития человечества в процессе роста и особенно во время переходного периода имеет исключительное значение с исторической и социальной точки зрения. В условиях, когда всеобщая военная угроза перестала быть доминирующей, верхнюю ступень иерархии глобальных проблем заняли демографические сдвиги: именно от числа живущих на планете людей, их территориального размещения и масштабов их хозяйственной деятельности зависят такие важнейшие параметры, как обеспеченность населения ресурсами, состояние биосферы Земли, мировая социальная и политическая среда. Одна из особенностей современного мирового развития быстрый рост народонаселения. В 1650 г. численность населения земного шара составляла около 0,5 млрд и увеличивалась приблизительно на 0,3% в год что примерно соответствовало времени удвоения, равному 250 годам.

2,5 млрд, в последующие десятилетия оно возросло более чем на 3 млрд, приблизившись в 1998 г. к 6 млрд чел. Интересно отметить, что абсолютный прирост в 1991 г. был больше, чем за любой другой год (см.

предлагаемую табл.).

Прирост численности населения мира (1971 и 1991 гг.) Темпы прироста численности упали не настолько, насколько возросла сама численность населения, поэтому ежегодный прирост населения продолжает увеличиваться. Рост попрежнему остается динамичным, хотя его темпы немного снизились. Даже при исключительно оптимистических прогнозах относительно дальнейшего падения рождаемости ожидается значительный рост численности населения, особенно в про-мышленно менее развитых странах.

По оценкам ООН, к 2015 г. население мира может возрасти до 7, млрд. При этом число жителей в основных хозяйственных центрах Северной Америке, Западной Европе, Японии, Австралии, Новой Зеландии вместе взятых увеличилось за 1950-1996 гг. в 1,5 раза, в Восточной Европе и бывшем СССР - в 1,6 раза. В развивающихся же странах население выросло за эти годы в 2,7 раза, в том числе в Африке - в 3,3, Латинской Америке - в 3, Азии - в 2,5 раза. В итоге доля этих стран в общей численности жителей планеты возросла за последние полвека с 2/ до почти 4/5. Прогнозные количественные характеристики динамики изменения мирового населения приведены в следующей табл.1.

1 Хорее Б. В. Прогнозные оценки роста мирового населения// ОНС, 1999, № 1, с. 120.

Но естественное движение населения в целом обладает способностью к саморегуляции. Демографического апокалипсиса бояться не следует. Напротив, в будущем неизбежно возникнет вопрос о демографическом исчерпании планеты. Но все это годится для условий нормального экономического развития, когда может сложиться тенденция к нулевому приросту. Общий прирост населения за пределами 2000 г., по прогнозам, замедлится и приблизительно к 2100 г. численность населения стабилизируется на уровне 10-12 млрд. Общая численность населения в мире продолжает расти, но темпы ее ежегодного прироста начиная с 60-х гг. стали заметно снижаться: от пиковой отметки в 2,29% в 1963 г. до 1,49% в 1996 г. За последнее десятилетие сократился и абсолютный ежегодный прирост населения - с 87 млн в 1988 г. до 80 млн чел. в 1996 г. Подобная тенденция поколебала мрачные прогнозы недавних лет о «демографическом взрыве», способном поставить человечество на грань катастрофы. Демографы недооценили такой фактор, как снижение во многих странах коэффициента фертильности - числа детей, рождающихся в течение жизни матери. Между тем в Индии, например, этот показатель сократился к середине 90-х гг. по сравнению с 60-ми гг.с 6 до 3,8 ребенка на каждую семью: в Индонезии и Бразилии - с 6,4 до 2,9, в Китае еще значительнее - с 6,2 до 2 детей на семью. В мире в целом между 1950 и 1996 г. число детей в семье сократилось в среднем с 5 до менее Подобные изменения - результат роста благосостояния в экономически зрелых странах, снижения масштабов бедности и повышения уровня жизни во многих развиваются странах, вставших на путь реформ и индустриализации.

В числе последних - Китай, Индия, Индонезия, Бразилия, где проживает почти 45% населения мира. Вместе с тем сыграл роль переход этих и ряда других стран к политике ограничения рождаемости. Другой крупный демографический сдвиг - омоложение населения в группе развивающихся государств, и наоборот, старение в развитых. Доля детей до 15 лет за первые три послевоенные десятилетия увеличилась в большинстве развивающихся стран до 40 - 50% их населения. В результате здесь сосредоточена наибольшая часть молодой трудоспособной рабочей силы. Обеспечение ее занятости - острейшая социальная проблема ближайших десятилетий. В это же время рост продолжительности жизни и доли престарелых в развитых странах создали огромную нагрузку на пенсионную, здравоохранительную и попечительскую системы.

Правительства оказались перед необходимостью выработать новую социальную политику, способную решать проблемы старения населения в XXI в.

Демографические сдвиги происходят в условиях сохраняющихся глубоких диспропорций в размещении мирового экономического потенциала и всей совокупности предоставляемых населению социальных благ. В то время как в небольшой группе развитых государств проживает всего около 1/7 населения земного шара, в них производится 4/5 мирового валового продукта, что в расчете на душу населения в 20 раз больше, чем в развивающихся странах. Соответственно, в первой группе стран неизмеримо выше общий уровень расходов на здравоохранение, образование, защиту природной среды и, как следствие, намного выше продолжительность жизни, чем в группе развивающихся государств. Хотя в последних благодаря широкой вакцинации, применению антибиотиков, улучшению питания и санитарных условий продолжительность жизни также возросла (с 1950 по 1996 г. - на 21 год, в развитых - на 8 лет). Что касается стран Восточной Европы и бывшего СССР, где проживает 6,7% населения Земли, то здесь производится 6% мирового валового продукта (по данным «Программы международных сопоставлений» - около 4% ми- крового ВВП);

они заметно отстают от развитых стран и по душевому производству ВВП (в 5 - б раз), и по продолжительности жизни. Сможет ли человечество в перспективе смягчить глубокие диспропорции между богатым и бедным полюсами современного мира?

Как показывают прогнозы, к 2020 г. развивающиеся страны по темпам роста ВВП превзойдут группу развитых государств почти в 2 раза.

Их доля в совокупном валовом продукте мира может соответственно увеличиться. Степень разрыва в уровне экономического развития основных центров и периферии будет в немалой степени зависеть от того, насколько удастся стабилизировать численность населения в предстоящие десятилетия.

Между тем граница между богатством и бедностью проходит ныне не только между развитыми и развивающимися странами, но и внутри каждого из государств. Картина здесь крайне пестрая. 20% населения наиболее богатая его часть превосходит по доходам беднейшие 20% ( г.): в ЮАР - в 45 раз, Бразилии - 32, Гватемале - в 30 раз, тогда как в США в 13, Великобритании и Китае - в 7, Германии и Республике Корее - в 6, Индии - в 5 и Японии - в 4 раза. В мире в целом разрыв с 1960 по 1993 г.

возрос с 30 до 60 раз.

Поляризация доходов населения наряду с социальным (рост безработицы) и экологическим прессингом, войнами (Афганистан, Руанда, Босния), этническими конфликтами привели к громадному росту транснационального перемещения людей. Число беженцев с 1 млн в начале 60-х гг. увеличилось до 27,4 млн в 1995 г. Число мигрантов оценивается в 110 -130 млн чел. За последнее десятилетие более 90 млн чел. были вынуждены покинуть свои дома в поисках заработков.

Подобные масштабы вынужденного передвижения людей предъявляют новые требования к мировому порядку, ко шеей системе регулирования международных потоков миграции населения. На основе имеющихся данных демографы вывели теорию, получившую название «демографический переход». Согласно этой теории при низких уровнях промышленного развития рождаемость и смертность высоки и численность населения растет медленно.

По мере улучшения качества питания и здравоохранения смертность уменьшается, запаздывание рождаемости на одно - два поколения приводит к разрыву между уровнями рождаемости и смертности, который способствует быстрому росту численности населения. Но как только люди вовлекаются в образ жизни высокоразвитого индустриального общества, рождаемость тоже снижается, и темпы роста численности населения опять уменьшаются.

Этот процесс наблюдается сейчас и прогнозируется примерно до XXII в., когда предполагается стабилизация численности населения на уровне 11 13 млрд чел.

Однако следует обратить внимание на особенность этого прогноза:

представление о стабилизации населения отвечает современному уровню развития производительных сил и современным представлениям о тенденциях НТР. Все идеи ограничения рождаемости, стабилизация роста населения всегда были обусловлены сложностями экономического развития. Не случайно поэтому появление предположений о том, что современная НТР, базирующаяся на достижениях физики, химии и адекватной им техники за пределами XXII в. сменится так называемой гуманитарной революцией на основе достижений биологических, гуманитарных и естественных наук. Одним из последствий может быть увеличение продолжительности жизни, совершенствование физических и духовных сил человека. При развитии этой тенденции рост человечества может продолжаться. Предположения такого рода неявно прослеживаются в оценках максимально возможной численности населения в 40 - 50 млрд чел. Согласно данным Госкомстата РФ современный прогноз по России на 2000 и 2010 г. отражен в приведенной ниже таблице1.

' Максимова В.М. XXI век со старыми и новыми глобальными проблемамиШЭ и МО, 1998, № 10, с. 8.

Предположительная численность населения России до 2010 г., по данным Госкомстата (на конец года, тыс. чел.) уровня смертности, так что население этих стран очень медленно сокращается.

Анализ проблемы демографического роста невозможен без рассмотрения проблемы ограниченности ресурсов: продовольственных, энергетических, хотя ресурсы только косвенно влияют на изменение народонаселения, так как его рост неизбежно ведет к увеличению их абсолютного потребления.

На всем протяжении истории человечества производство продуктов питания, как правило, не успевало за общим ростом народонаселения.

Лишь во второй половине XX столетия мировое производство зерновых, главный индикатор продовольственного положения, стало опережать по темпам рост народонаселения. За сорок лет (с 1950 по 1990 г.) население удвоилось, тогда как мировой сбор зерновых увеличился в 3 раза.

Широкое применение в земледелии высокопроизводительной техники, элитных семян, новых технологий обработки земли, крупных ирригационных систем, минеральных удобрений и средств борьбы с вредителями произвели подлинную «зеленую революцию» в сельском хозяйстве многих стран. Благодаря крупномасштабному строительству траулеров резко увеличилась добыча морепродуктов. Острота мировой продовольственной проблемы заметно смягчилась. Однако в конце 80-х начале 90-х гг. рост мирового производства продуктов питания начал замедляться, тогда как спрос на них продолжал быстро расти. Последнее связано не только с увеличением общего числа жителей на планете, но и с таким новым фактором, как повышение благосостояния большой массы людей вследствие широкой индустриализации развивающихся стран, в первую очередь в Азии. Когда страны Западной Европы после Второй мировой войны приступили к радикальной модернизации своей экономики, их население составляло 280 млн чел. США прошли период быстрого экономического роста, имея в то время население в 160 млн.

Сегодня страны Азии во главе с Китаем переживают подлинный промышленный бум, располагая населением в 3,5 млрд чел., что составляет более половины всех жителей Земли.

ние последних десяти лет с 17 до 16 кг в год. При этом почти все эксперты считают, что улов, который падает во всех морях и океанах, кроме Тихого, следует сокращать. Новой «зеленой революции» также не будет;

в течение десяти лет не было роста применения удобрений, так как их эффективность достигла максимума. Если к этому добавить острый дефицит воды для орошения, то пессимизм в отношении возможности улучшить диету человечества, если не будет как-то приостановлен существующий темп роста населения, становится достаточно оправданным. Следствием подобного развития явилось ухудшение к концу столетия мирового продовольственного положения. Мировой сбор зерна (с 1984 по 1996 г.) и улов рыбы (с 1988 по 1996 г.) в расчете на душу населения сократились более чем на 9%. Мировые запасы зерна упали в 90-е гг. до самой низкой отметки - 50 дней потребления при минимально допустимом уровне безопасности в 70 дней. Мировые цены на пшеницу и кормовое зерно за один 1996 г. возросли вдвое. Между тем от недоедания страдают более 750 млн чел. Сохраняются глубокие диспропорции между уровнем производства и потребления продуктов питания в развитых и развивающихся странах (см. приведенные ниже таблицы).

Потребление продуктов питания в разных странах (в ккал/день на чел.) 1 Максимова В.М. В XXI век со старыми и новыми глобальными проблемами ШЭ и МО, 1998, № 10, с. 8.

Чт о касается демографического роста, то в обозримой перспективе население Земли, согласно тенденциям его развития всего лишь удвоится, т.е, достигнет за пределами XXI в. 10 - 12 млрд и на этом стабилизируется (так называемый нулевой рост). Прокормить такое население даже при нынешней технической оснащенности реально, а ведь в будущем появятся новые возможности.

По утверждению экспертов Международной организации питания, в настоящее время на планете есть и в обозримом будущем останется достаточно резервов для пропитания 20 - 25 млрд чел. Это позволит человечеству спокойно миновать демографический переход.

Энергетический кризис 1972-1981 гг. расценивался некоторыми аналитиками тех лет как свидетельство истощения невозобновляемых ресурсов и вступления человечества в эпоху «длительного энергетического голода». Но именно кризис дал толчок развитию энергосберегающих технологий, а главное - крупномасштабной геологоразведке, открытию новых нефтегазовых и угольных источников в различных регионах мира.

В итоге обеспеченность мировыми запасами ископаемого топлива не ухудшилась, наоборот, возросла: только с 1990 по 1995 г. она увеличилась по углю с 400 до 440 лет, природному газу - с 60 до 67 лет, нефти - с менее 40 до 42 лет. И это при том, что мировое потребление добываемых первичных энергоресурсов возросло за последнюю четверть века более, чем в 1,5 раза, достигнув в 1996 г. огромной величины в 11, млрд т условного топлива. По оценкам, к 2015 г. общее потребление этих ресурсов возрастет до 17,1 млрд т или еще в 1,5 раза при опережающем росте их мирового производства. Таким образом, глобальной энергетической опасности в ее прежнем понимании как абсолютной нехватки энергоресурсов в мире практически не существует. Но сама по себе проблема надежного обеспечения человечества энергией остается.

Она состоит из ряда аспектов.

Во-первых, общее ухудшение природно-географических условий добычи минерального топлива и, как следствие, значительный рост расходов на геологоразведку, добычу и транспортировку энергоносителей на большие расстояния. Районы добычи нефти и газа все более отдаляются от основных центров их потребления. Причем в качестве крупных потребителей энергоресурсов выступают не только страны США, Канада, европейские страны и Япония, но и большое' число развивающихся государств, включая Индию и Китай. Основные же центры нефте- и газодобычи размещены на Ближнем и Среднем Востоке и в России. При этом в самой России, а также в США, Канаде, Норвегии и Великобритании, нефте- и газодобыча все более перемещаются в малонаселенные и труднодоступные районы. Что касается шельфов Каспийского моря, то их освоение связано с многомиллиардными затратами, особенно на транспортировку добытого углеводородного сырья.

Во-вторых, удовлетворение быстро растущих энергопотребностей пока в значительной мере осуществляется экстенсивным путем вовлечением в оборот все новых и новых объемов энергоресурсов, их расточительного, не всегда оправданного, расходования. Переход на энергосберегающую технику и технологию ограничивается пока передовыми странами. В подавляющем большинстве развивающихся государств, в том числе и быстро индустриализирующихся, этот процесс, требующий крупных инвестиций, сильно задержался.

тепроводов возросло число аварийных ситуации, сопровождающихся загрязнением земной и морской поверхностей.

В-четвертых, рост в мире числа стран - поставщиков энергоресурсов, ослабление позиции ОПЕК, превращение нефти с начала 80-х гг. в биржевой товар усилили неустойчивость мирового нефтяного рынка. Политические потрясения, подобные Иракскому кризису (первый нефтяной кризис 1973-1974 гг. был кризисом политическим, это была война Израиля с арабами, страны ОПЕК объявили эмбарго на поставки нефти в те государства, которые поддерживали Израиль, страны Северной Америки и Западной Европы, это привело к росту цен), внесли корректировки в основные сценарии мирового экономического развития, рассчитанные на повышательную тенденцию движения мировых цен на нефть. Начиная с 1997 г. нефтяные цены впервые за последнее десятилетие сильно пошли вниз, нанося ущерб нефтедобывающим странам - аутсайдерам ОПЕК, в том числе России. Подобная ситуация, которая, по оценкам специалистов, может продлиться до 2005 г., свидетельствует о назревшей необходимости выработать новые надежные механизмы регулирования мирового энергетического рынка.

В-пятых, существующий уровень производительных сил и технического прогресса не гарантирует безопасность замены традиционных источников энергии альтернативными, прежде всего атомной. Несмотря на очевидные преимущества последней (относительно более дешевый возобновляемый источник энергии), ее более широкое применение наталкивается на острое сопротивление мировой общественности. Крупные техногенные катастрофы, такие как на Чернобыльской АЭС, привели к резкому сокращению строительства и ввода в эксплуатацию новых мощностей атомных электростанций.

Проблема осложняется скоплением многих тысяч тонн опасных для биосферы и здоровья людей ядерных отходов, требующих надежного захоронения. Очевидно, понадобится время, прежде чем человечество сможет перейти к использованию надежных, полностью безо пасных для жизни людей и окружающей природы источников энергии, к ее разумному расходованию, устойчивому экономически эффективному энергообеспечению. Современная цивилизация постоянно расширяет потребление природных ресурсов на фоне соответствующего роста отходов производства и потребления. Это не может не вызывать увеличения затрат на борьбу с загрязнением окружающей среды. Как следствие, ныне общество должно постоянно повышать известную долю национального дохода, которая компенсирует затраты на извлечение природных ресурсов и охрану среды обитания человека. Это, в свою очередь, ограничивает темпы экономического роста. Исследование причин нарастания столь негативных тенденции требует рассмотрения вопроса о дефицитности различных природных ресурсов, которыми располагает современная цивилизация. На нынешнем этапе развития в мире действительно существуют природные ограничения.

На биосферу Земли, причем в условиях, когда необходимых средств для проведения экологической политики у этих стран просто нет.

Особую опасность представляет растущий уровень загрязнения атмосферы в результате выброса отравляющих веществ промышленными предприятиями и транспортом. В ряде районов мира, где расположены предприятия металлургии, нефтепереработки, химии, суммарное содержание вредных веществ превосходит допустимый уровень концентрации в 10 и более раз, создавая опасность для здоровья и жизни людей, растительного и животного мира не только в этих районах, но и далеко за их пределами.

В 80-е гг. обнаружилась новая угроза - истощение озонового слоя в результате использования холодильных реагентов, пенопродуктов, аэрозолей. Образование в 1986 г. «озонной дыры» в Антарктиде, спустя десятилетие - над Якутском, признаки таких дыр в Арктике, снижение содержания озона над средними северными и южными широтами ведут к изменению радиационного и термического режима глобальной атмосферы, росту крайне опасного для здоровья людей ультрафиолетового излучения Солнца.

Но самый большой резонанс получила опасность глобального изменения климата. Причина - растущий из года в год уровень выброса углерода в атмосферу в результате сжигания все увеличивающихся масс ископаемого топлива и древесины. Ныне он достигает 6 млрд т в год. Если не предпринять кардинальных мер, его концентрация к 2025 г. удвоится, что способно вызвать «парниковый эффект». При таком развитии событий температура воздуха к 2100 г. может подняться в среднем на 1,5 - 4, градуса для всей планеты, причем в наибольшей степени это затронет североамериканские равнины, Западную Европу и Сибирь, зоны активного земледелия, что приведет к резкому нарушению зернового баланса в мире.

И уж совсем мрачный прогноз касается обширных районов вечной мерзлоты, способных в случае растепления выбросить в атмосферу боль шое количество содержащегося в толщах льда метана и углекислого газа и тем самым многократно увеличить «парниковый эффект». Подобные прогнозы, равно как и непредсказуемость последствий, связанных с потеплением климата, порождают глубокую тревогу и беспокойство.

Кстати, по сообщениям из Германии, там составлен прогноз новых технических открытий, согласно которому к 2014 г. удастся найти средство, ликвидирующее парниковый эффект, связанный с избытком в атмосфере двуокиси углерода.

культуры только за последние 50 лет возросла по сравнению со среднеисторической в 30 раз. Ускоренная эрозия почв, получившая название «тихого кризиса планеты», представляет, по мнению ученых, наибольшую (не считая атомной войны) угрозу жизни на Земле. Помимо почвы к ресурсам литосферы относятся полезные ископаемые. Их относят к категории невозобновляемых, так как запасы их по мере использования не восстанавливаются.

Накопление природных запасов шло на протяжении многих миллионов лет, а высокие темпы добычи приводят к их резкому сокращению или же к полному уничтожению в течение десятилетий.

Ежегодные объемы добычи составляют примерно 100 млрд т горной массы. Это усиливает воздействие на литосферу.

В связи с исчерпанием многих видов ресурсов, залегающих вблизи земной поверхности, добыча перемещается в более глубокие горизонты.

Одновременно происходит и расширение их площадей. На многих рудниках протяженность горизонтальных и наклонных выработок измеряется десятками, а то и сотнями километров. Это приводит к преобразованию природных условий: уровней подземных вод, режимов их движения, что вызывает проседания и сдвиги земной коры, образование трещин и провалов. При извлечении жидких и газообразных полезных ископаемых изменяется термический режим, питание, сток, скорость движения и температура подземных вод. В итоге мелеют поверхностные реки и озера, развивается карст (растворение водами горных пород), образуются воронки, меняется форма рельефа.

Значительный ущерб наносится лесным ресурсам мира, во многом определяющим состояние и качество биосферы. Несмотря на возросшие масштабы искусственного лесонасаждения, площадь лесов неуклонно сокращается. За последнее столетие она уменьшилась на 1/3. В Африке исчезло более 1/2, Азии - 2/5, в Латинской Америке - около 1/3 лесов в сравнении с их первоначальной площадью. Ухудшился качествен ный состав лесных ресурсов. Основные причины деградации лесов чрезмерные масштабы вырубки, нерациональное использование древесины (в качестве топлива), преобладание экстенсивных форм ведения лесного хозяйства, гибель лесов от пожаров (уничтожается до 10 и более млн га ежегодно).

По имеющимся прогнозам, прекратить сокращение лесов в тропических и аридных районах мира в обозримой перспективе не удастся. Сокращение биологического разнообразия Земли - еще одно крайне тревожное следствие антропогенного воздействия на природу. За истекшее столетие полностью исчезли либо близки к исчезновению до тыс. видов высших растений, более 1 тыс. видов диких животных, сотни уникальных пород домашних животных. Подобные темпы вымирания биологических видов - беспрецедентны и превышают все, что человечеству известно из палеонтологической эры. Согласно оценкам, к 2010-2015 гг. биосфера может утратить еще до 10 -15% составляющих ее видов.

Сохранение генетического фонда Земли превратилось в животрепещущую проблему, требующую кардинального пересмотра всей стратегии поведения человека в отношении природной среды.

Человечество окружает не только природная, но и социальная среда. И от того, на сколько государство и общество способны обеспечить своим гражданам безопасность, зависит жизнь каждого человека. Спустя уже полстолетия после изобретения ядерного оружия человечество еще не избавилось от опасности ядерной войны. Вследствие случайности, в результате террористического акта или в ходе военных действий ядерная бомба может однажды взорваться и возбудить ядерный конфликт. 50 лет назад разрушение Хиросимы и Нагасаки оказало огромное эмоциональное воздействие. Последовавшие затем неприменения подобного оружия притупили сознание его мощи.

Мировое сообщество сумело остановить главную угрозу международной безопасности - угрозу третьей мировой вой- ны. Ликвидируется оружие массового уничтожения - ядерное, химическое, бактериологическое, сокращаются армии, осуществляется конверсия военного производства. Тем не менее под рунсьем все еще находятся свыше 23 млн солдат и офицеров регулярных армий, не считая более 7 млн чел. в составе полувоенных формировании и свыше 39 млн резервистов. Остается тактическое ядерное оружие. Расширяется число «пороговых стран», ведущих его разработку. Страны «ядерного клуба» создают новые виды вооружений. Одним из непредсказуемых последствий сокращения вооружения явилось расползание оружия среди мирного населения, что в немалой степени способствует превращению этнических и других конфликтов в затяжные локальные воины. Такова неизбежная плата за гонку вооружений, которая велась на протяжении четырех послевоенных десятилетий.

Мировое сообщество сделало крупный шаг вперед в сторону демократии, защиты прав человека и основных свобод, улучшения экономических и социальных условий в жизни людей. Но оно не смогло предотвратить насилия в самых различных его проявлениях, в том числе и в форме преступлений.

Общая преступность в мире с каждым годом увеличивается.

Начиная с 80-х гг. она возрастает на 5% ежегодно. Наибольшее число преступлений совершается в США - до 35 млн в год. Резко возросла преступность в России, где количество преступлений только в 1995 г.

достигло около 3 млн. Отличительная черта современной преступности ее организованный характер. В качестве инициаторов и исполнителей преступлений выступают хорошо организованные группировки, располагающие новейшими системами оружия, средствами связи и коммуникаций, охранной сигнализацией, прослушивающими устройствами, радиотелевизионными и компьютерными сетями, квалифицированными штабами, оперативными службами, заранее разработанными программами осуществления преступных операций. Как констатировалось на встрече «большой восьмерки» в Денвере (июнь г.), «преступные группировки часто адаптируются к крупным изменениям быстрее и эффективнее чем наши правительства». При этом идет быстрый процесс транснационализации преступности. Она выражается в создании преступных группировок с участием граждан нескольких государств, осуществлении криминальной деятельности на территории двух и более стран, организации преступлений, нарушающих международные обязательства и нормы международного права.

Одно из наиболее опасных и распространенных преступлений международный терроризм. Его цели многообразны. Это и попытки изменить политический строй, свергнуть руководство той или иной страны, навязать в качестве официальной идеологии сектантские, националистические, фундаменталистские и иные воззрения. Это и подрыв стабильности в обществе, запугивание населения, провоцирование военных действий, требование освободить от ареста соучастников террористических актов, получить выкуп и иные материальные выгоды и т.п. Арсенал используемых средств также широк -убийства политических лидеров, захват заложников, вербовка, финансирование, обучение наемников, их использование в военных и террористических актах, угон самолетов, захват теле-и радиоцентров, незаконное радиовещание и многое др.

К началу 90-х гг. в мире действовало около 500 террористических организации и групп различной экстремистской направленности. Только за десять лет своей деятельности они совершили 6,5 тыс. актов международного терроризма, от которых пострадало более 11 тыс. чел.

Глубокую тревогу мирового сообщества вызывают преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Нелегальная международная торговля наркотиками охватывает практически все страны мира. Сформировались мощные группировки, располагающие широкой сетью торговых и производственных предприятий, собственными лабораториями, специально обученным персоналом. Общий годовой доход только американской мафии от контрабанды наркотиков пре- вышает 1 млрд долл., больше государственных бюджетов ряда стран.

Высока степень общественной опасности международного наркобизнеса.

Его следствием является причинение вреда здоровью растущего числа граждан, снижение социальной активности, ухудшение генофонда населения. Обладание крупными денежными средствами позволяет преступным наркогруппировкам оказывать давление на политическую систему, правоохранительные органы, средства массовой информации, расшатывая стабильность общества, подрывая его безопасность. Серьезную угрозу представляют преступления, посягающие на личные права граждан: продажа и эксплуатация детского труда, торговля женщинами, распространение порнографии, насильственные исчезновения людей.

Подобного рода преступность, отнюдь не новая в мировой практике, приобретает ныне формы, часто скрытые от широкой общественности и правосудия и потому труднораспознаваемые.

Новым видом преступлении являются незаконные операции в сфере высоких технологий, связанные с передачей через национальные границы компьютеров, средств телекоммуникаций, других видов дорогостоящей наукоемкой техники.

Особую тревогу вызывают проводимые в ряде стран эксперименты по клонированию людей, создающие угрозу генетическому фонду человечества. Едва ли не главная опасность ближайших десятилетий, как уже отмечалось, - рост населения в мире, превышающий возможности удовлетворения его потребностей в ресурсах. Простым наращиванием темпов мирового экономического роста проблему не решить. Одна из возможных альтернатив - контроль за рождаемостью, стабилизация численности населения. Однако согласно последним расчетам Вуппертальского института (Германия) решающую роль будет играть не уровень стабилизации мирового населения - 12,10 или даже 8 млрд чел., а способность промышленных стран перейти на менее ресурсоемкий стиль жизни и технологии, сберегающие природную вия и потребительских товаров в размерах, способных уже в ближайшие десятилетия удовлетворить мировые потребности. Но это, по мнению ряда ученых, может повлечь за собой такие масштабы безработицы и оттока населения из бедных стран в богатые, которые сравнимы по своим последствиям с глобальной катастрофой. Научнотехнический прогресс, движимый преимущественно рыночными силами, нуждается в тщательном наблюдении, контроле, регулировании. Общество обязано заранее предвидеть вызываемые им эффекты - экономические, экологические, социальные, уметь оценивать степень риска внедрения новых и новейших технологий.

Сегодня благодаря быстрому развитию средств массовой информации население Земли лучше, чем когда-либо, осведомлено о грядущих опасностях. Намного хуже обстоит дело с практическим осуществлением конкретных преобразований, направленных на создание устойчивого общества. Большинство реформ рассчитано на длительный срок - до 40 - 50 лет. Начинать же их приходится нынешним поколениям людей. Однако ни общественное мнение, ни бизнес, ни политики пока не готовы идти на перемены, сопряженные с кратковременными потерями, ради долгосрочных выгод.

Реализация проектов требует огромных финансовых средств.

Чтобы достигнуть, например, целей, провозглашенных «Повесткой дня на XXI век», (один из «проектов будущего», принятый Организацией Объединенных Наций, главами государств и правительств 171 страны мира на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де Жанейро, 1992 г.), только развивающимся странам потребуется в 90-х гг.

дополнительно 600 млрд долл. При этом помощь Запада должна составить 125 млрд долл., что вдвое больше всего объема помощи, полученной развивающимися государствами в начале 90-х гг. Подобные расчеты, сделанные Секретариатом Конференции ООН в Рио, расценены авторитетными экспертами как абсолютно неосуществимые. Вместе с тем, определяя общие размеры финансирования будущих реформ, видный американский ученый Пол Кеннеди не без основания полагает, что «речь идет о суммах, которые уступают израсходованным в период «холодной войны» на гонку вооружений».

Не менее проблематично разделение ответственности государств за глобальные опасности. До недавних пор проводилась четкая грань между «главными виновниками» истощения природных ресурсов (страны Запада во главе с США) и их «жертвами» (развивающиеся и бывшие социалистические страны). Сегодня ситуация меняется. США, будучи мировым лидером по масштабам экономической деятельности, продолжают оставаться и самым крупным источником экологической опасности. Вместе с тем огромный ущерб среде и ресурсам был нанесен в ходе индустриализации в бывшем СССР, особенно гигантскими «стройками коммунизма», осуществлявшимися без какого-либо учета экологических последствий. В результате нынешняя Россия оказалась в числе стран с наихудшей экологической ситуацией. Все более угрожающие размеры принимает деградация среды в развивающихся странах, особенно многонаселенных, вставших на путь ускоренной модернизации, таких как Китай.

В целом, как свидетельствует американский институт «Вахта мира», основную нагрузку на природную среду и ресурсы планеты создают восемь стран - США, Япония, ФРГ, Россия, Китай, Индия, Индонезия, Бразилия. Здесь проживает 56% населения Земли, производится 59% мирового ВВП, На эти страны приходится 58% всех выбросов углекислого газа в атмосферу Земли (в том числе 23% - на США, 13% - на Китай, 7% на Россию). Очевидно, что от совместных действий правительств этой «восьмерки» в значительной мере будет зависеть способность мирового сообщества ответить на вызовы конца столетия. Западу предстоит оказывать бедным странам не только продовольственную, техническую, гуманитарную, но теперь уже и демографическую, а также экологическую помощь.

Таковы некоторые проблемы и трудности, с которыми сталкивается процесс формирования и реализация стратегии устойчивого развития, при котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление инвестиций, ориентация технического и социального развития согласуются не только с нынешними, но и с будущими потребностями. Проблема осложняется проявившейся в последние десятилетия тенденцией постепенного размывания национального государства. С одной стороны, это связано с расширением полномочий местных органов власти, особенно заметным в крупных странах с федеративным устройством. С другой - с передачей рядом стран суверенных прав в руки интеграционных институтов (пример Европейского союза), выполнением функций по регулированию торговых, кредитных, платежных отношений международными организациями (ВТО, МВФ, Мировой банк и др.).

Еще более значительный фактор - растущие масштабы выходящей из-под правительственного контроля деятельности транснациональных корпораций. В условиях, когда правовая защита природной среды и ресурсов в разных странах остается во многом различной, ТНК и их заграничные предприятия получают возможность уходить от ответственности за экологические и другие нарушения и преступления.

Тем более что развивающиеся страны, заинтересованные в индустриализации и привлечении иностранного капитала, не спешат с принятием жесткого природоохранного законодательства, для реализации которого у них к тому же нет ни кадров, ни средств. И что особенно тревожно, вне правительственного контроля оказываются растущие транснациональные криминальные структуры, действующие в сфере организованной преступности, терроризма, наркобизнеса. В борьбе с этими чрезвычайно опасными явлениями национально-государственные механизмы становятся беспомощными. В этой связи сомнительно высказывание политиков о том, что страны «третьего мира» способны противостоять втягива- нию их в процесс транснационализации с помощью главного оружия национального государства, укрепления его суверенитета. Гем более что внутри самого «третьего мира» насчитывается по меньшей мере квазигосударств или государств-фантомов, подобных Чечне, где отсутствуют устойчивая правовая структура, легитимная власть и где вооруженные конфликты становятся нормой жизни (среди них Афганистан, Сомали, Руанда, ряд территорий Южной Азии). Проблема формирования механизмов, адекватных потребностям предотвращения глобальных угроз, особенно четко дает о себе знать в области обеспечения военной безопасности. До недавнего времени казалось, что всеобщая ядерная угроза миновала. Недавние испытания атомного оружия Индией и Пакистаном, опасность расширения «клуба ядерных держав» выдвигают в повестку дня создание институтов, способных держать под надежным контролем использование ядерных технологий.

набеги, насилия, постоянные заговоры и перевороты, терроризм, эпидемии, голод превращают эту часть мира в источник повышенной опасности. Предотвращение глобальных угроз безопасности, и прежде всего военной, требует нового взгляда на такие принципы международных отношений, как уважение суверенитета, невмешательство во внутренние дела государств. Риск прихода к власти коррумпированных и уголовных элементов, возрождения тоталитарных и даже фашистских режимов в нестабильной части мира, втягивания других государств в локальные и региональные военные конфликты достаточно велик.

Обеспечение глобальной безопасности в широком смысле слова - не только экологической, ресурсной, экономической, но и военной, - с неизбежностью возвращает нас к проблеме формирования механизмов, способных надежно защитить нынешние и будущие поколения от глобальных угроз. Количество предлагаемых проектов на этот счет очень велико: от создания глобальных наднациональных институтов как основы будущего мирового правительства до традиционных схем укрепления национального государства в качестве главного института власти и единственного центра принятия решений.

Наиболее вероятным представляется вариант, согласно которому «национальные правительства будут постепенно утрачивать функции носителей исключительного суверенитета и включаться в иерархическую вертикаль в качестве среднего звена». Имеется в виду разделение прав и ответственности между органами муниципального и регионального управления, национальным правительством и международными и интеграционными организациями и институтами. Очевидно, что соотношение функций и полномочий в такой исключительно важной сфере, как предотвращение глобальных угроз, будет зависеть от конкретного характера этих угроз, масштабов и глубины опасностей для конкретных стран и регионов, мира в целом.

Что же касается долгосрочной стратегии мирового развития, то исследования последних лет, несомненно, углубляют и расширяют наши представления о мире будущего и источниках глобальных угроз. Но также верно и другое: пока еще никто не предложил более конструктивной, с точки зрения практической политики, идеи, способной объединить усилия международного сообщества в решении глобальных проблем, нежели концепция устойчивого мирового развития. Во всяком случае она содержит ориентир не только для нынешних, но и будущих поколений.

Что ждать от России? Нынешние поколения страны в полной мере испытывают на себе экологические и другие последствия форсированной индустриализации 30-40-х гг., тяжелейшей мировой войны, послевоенных ядерных испытаний. Внесла свою лепту в «букет глобальных проблем» и новая 1 оссия, заняв одно из ведущих мест по числу крупных техногенных аварий, масштабам коррупции, организованной преступности наркобизнеса.

Обладание богатыми природными ресурсами при всех условиях бесценное достояние страны. Однако речь идет не только о том, что Россия располагает поистине огромными естественными возможностями для сбалансированного развития собственной ресурсной базы, оптимального размещения населения на огромной территории с учетом климатических, природных и других особенностей, сохранения экологически чистыми крупных географических районов и т.д. Теперь, когда, по свидетельству авторитетных ученых, нарушена устойчивость биосферы Земли и природный потенциал недостаточен для поддержания систем жизнеобеспечения, встала проблема возврата мирового сообщества к использованию этого потенциала в допустимых пределах. Это потребовало принципиально нового подхода к оценке национальной антропогенной нагрузки, исходя не только из существующего уровня экологического давления данной страны на окружающую среду, численности ее населения, но и так называемого национального вклада в формирование глобального природного потенциала Земли.

Именно территории с естественными экосистемами, не нарушенными хозяйственной деятельностью, являются центрами восстановления стабильности окружающей среды. Вклад же национальных территорий в стабилизацию окружающей среды оценивается российскими учеными в следующих пропорциях: Россия 15%, Азиатский регион (без стран СНГ) - 7, США - менее 1, Европа - 0%.

Россия не принадлежит к странам «демографического взрыва» и в силу этого не представляет угрозы мировому сообществу в сфере воспроизводства людских ресурсов, подобно странам развивающегося мира, особенно крупно населенным.

Что касается депопуляции и старения населения, с которыми столкнется Россия будущего, то это иной масштаб проблем, типичных для развитых стран и вполне разрешимых их собственными усилиями. Вклад любой страны в решение глобальных проблем в растущей степени будет определяться уровнем, масштабом и ка чеством ее интеллектуального и духовного потенциалов. Несмотря на большие потери, понесенные Россией в области фундаментальной науки, передовой технической мысли, образования, культуры, у нас еще сохраняется достаточный запас прочности. Достаточный для того, чтобы не только восстановить потерянное, но и дать новый мощный импульс интеллектуальному и духовному возрождению и развитию. Нынешняя Россия располагает 12% ученых мира, из них 1/3 в возрасте до 40 лет.

В начале XXI в. в случае реализации эффективной стратегии технологической модернизации Россия способна иметь четвертую часть макротехнологий мира, определяющих лицо постиндустриального общества. Сохраняя потенциал ядерного сдерживания, Россия имеет возможность в течение 10- 15 лет осуществить крупную военную реформу.

Но и перейдя затем на новейшие обычные вооружения и системы боевого управления, страна по-прежнему сможет выполнять стабилизирующую роль в мировой политике, в обеспечении международной безопасности главного условия решения глобальных проблем. Если при этом, разумеется, приложит максимум усилий для устранения внутренней напряженности и конфликтных ситуаций, прежде всего на южном направлении.

Все это позволяет предположить, что в перспективе благодаря особому геополитическому и геоэкономическому положению Россия может стать центром притяжения для десятков стран и регионов обширного евразийского пространства. И эту уникальную роль она сможет выполнить лишь при условии интенсивной интеграции страны в глобальные структуры, активного участия в формировании мировой политики, отвечающей потребностям нынешних и будущих поколений в создании устойчивого и равновесного мира. Международное сообщество заговорило всерьез о глобальных проблемах на рубеже 60-70-х гг. К их категории стши отшсить деградацию окружающей среды и демографически! шгрш, угрозу истощения природных ресурсов и нехватки в мире энергии и продовольствия, растущую пропасть между богатыми и бедными странами, положение в которых особенно тяжелое из-за быстрого прироста их народонаселения, не обеспечиваемого ростом уровня экономического развития. Верхнюю ступень иерархии глобальных проблем заняли демографические сдвиги. Именно от числа живущих на планете людей, их территориального размещения и масштабов их хозяйственной деятельности зависит обеспеченность населения ресурсами, состояние биосферы Земли, мировая социальная и политическая среда.

Одна из особенностей современного мирового развития быстрый рост народонаселения. Если в течение первой половины XX столетия общее число жителей Земли увеличилось на 1 млрд чел. - с 1,5 до 2, млрд, то в последующие десятилетия оно возросло более чем на 3 млрд, приблизившись в 1998 г. к 6 млрд чел. В то же время бюджет Международного продовольственного фонда помощи нуждающимся странам, за счет которого удается несколько сдерживать продовольственные кризисы, сократился за 1986 -1996 гг. в 2 раза. Так выглядят главные индикаторы мировой продовольственной ситуации, свидетельствующие о появлении в конце XX столетия серьезных угроз ее стабильности.

Итак, человечество вступает в XXI в. со сложным комплексом глобальных опасностей, в условиях динамично развивающегося, внутренне противоречивого мира. Каким образом противостоять надвигающимся угрозам? Что могут и должны предпринять ученые, бизнес, правительства, международные организации, чтобы экономика не вышла за устойчивые для природной среды пороги, а социальнополитическая организация общества - за пределы равновесия?

Подобными вопросами переполнена философская, экономическая, социологическая и политическая литература. Появилось множество альтернативных программ, рассчитанных на следующий век.

Формирование долгосрочной Программы действий столкнулось с огромными трудностями концептуального характера. Возникла острая потребность в уточнении многих представлений о мире, движущих силах и пределах его развития, о роли технического и социального прогресса и других ценностных ориентиров, соотношения национальных и глобальных интересов, принципов и норм внутренней и внешней политики, международных отношений. Едва ли не главным в научных дискуссиях последней четверти века стал вопрос о направлениях мирового развития.

Хорошо известен марксистский «формационный подход», согласно которому развитие человечества представляется как цепь социальных революций, завершающихся созданием коммунистического общества.

Глобальные проблемы не вписываются в подобную схему «по определению». Их появление долгое время объяснялось марксистами «пороками капитализма», с исчезновением которого якобы отпадут и источники глобальных опасностей. В основе «стадийного подхода» взгляд на развитие мира как на исторический процесс перехода человеческого общества из одной стадии технического и социального прогресса в другую. Речь идет о стадиях «сельскохозяйственной революции» (длилась около 8 веков), «промышленной революции» последних двух столетий и, наконец, о вступлении человечества во второй половине XX столетия в новую стадию (эпоху, эру) революционных преобразований.

Идея всемогущей преобразующей роли научно-технической революции, как известно, легла в основу популярной в 60-е гг. «теории роста», обещавшей «грандиозное общество изобилия». Но эта теория шла вразрез с самой идеей социального прогресса и, казалось, вела в никуда, за что и была подвергнута острой критике.

ланд. Напомним, что речь идет о таком развитии, при котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление инвестиций, ориентация технического и социального развития согласуются не только с нынешними, но и с будущими потребностями. При этом понятие потребностей включает и потребности, необходимые для существования беднейших слоев населения, удовлетворение которых должно стать приоритетным. Концепция вводит понятие «устойчивого общества» — общества, «удовлетворяющего нужды сегодняшнего поколения, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять их собственные нужды».

Развивая эту идею, Д. и Д. Медоузы в работе «За пределами роста» предлагают «самое простое определение»: «устойчивое общество - это общество, способное существовать в течение жизни многих поколений, общество достаточно дальновидное, гибкое и мудрое, чтобы не разрушать поддерживающие его физические или социальные системы». При таком подходе глобальная революция предстает как процесс перехода человечества к новой стадии развития - созданию устойчивого общества.

Научно-технический прогресс, движимый преимущественно рыночными силами, нуждается в тщательном наблюдении, контроле, регулировании.

Общество обязано заранее предвидеть вызываемые им эффекты экономические, экологические, социальные, уметь оценивать степень риска внедрения новых и новейших технологий.

Пока еще никто не предложил более конструктивной с точки зрения практической политики идеи, способной объединить усилия международного сообщества в решении глобальных проблем, нежели концепция устойчивого мирового развития. Вклад любой страны в решение глобальных проблем в растущей степени будет определяться уровнем, масштабом и качеством ее интеллектуального и духовного потенциалов.

Подводя итоги, можно утверждать, что в современной мировой экономике действуют две основные тенденции.

Во-первых: наблюдается усиление целостности мирового хозяйства, его глобализация, что вызвано развитием экономических связей между странами, либерализацией торговли, созданием современных систем коммуникации и информации, мировых технических стандартов и норм.

Наиболее отчетливо данный процесс проявляется через деятельность ТНК, являющихся «самым мощным агентом интернационализации общества». К середине 90-х гг. в мировом хозяйстве действовали примерно 270 тыс. филиалов 39 тыс. ТНК. Им сегодня удается контролировать свыше трети мирового производства и торговли.

Современные исследователи полагают, что в мировой экономике происходит дальнейшее усложнение системы связей между ТНК в форме образования международных корпоративных альянсов. Их цель развивать и продвигать на рынки новые технологии, используя сравнительные преимущества филиалов в разных странах. Подобные альянсы стали своего рода адаптацией к усилению конкуренции на мировом рынке, поскольку позволяют объединить усилия в технологической сфере, снизить риск при совместном инвестировании в крупные проекты.

Во-вторых: в современном мировом хозяйстве происходит экономическое сближение, взаимодействие стран на регионмьном уровне, формируются крупные региональные интеграционные структуры, развивающиеся в направлении создания относительно самостоятельных центров мирового хозяйства.

ЛИТЕРАТУРА 1. БорМ.З. История мировой экономики. - М., 1998. 2. Буглай В.Б.

Международные экономические отношения. — М, 1996. 3. Веришгора В.В. Менеджмент. -М., 1998. 4. Всемирное хозяйство/Под ред. А.В.

Иванова. -М., 1995. 5. Землянухин Б.И. Современные финансовые рынки.

— М., 1995. 6. KupeeeA.JI. Международная экономика. - М., 1997. 7.

Кириллов М.В. Мировая экономика вчера, сегодня, завтра. -М., 1998. 8.

Ленский Е.В., Цветков В.А. Транснациональные финансово промышленные группы и международная экономическая интеграция. М., 1998. 9. Леонтьев В.В. Экономические эссе. - М., 1995. 10. Линдерт П.Х. Экономика мирохозяйственных связей. — М., 1992. 11. Ломакин В.К.

Мировая экономика. - М., 1998. 12. Максимова М.В. Глобальные проблемы и мир между народами.-М., 1982, 13. Мировая экономика на рубеже XXI века: Сборник обзоров.-М., 1994. 14. Мировая экономика. Экономика зарубежных стран/Под ред. В.П. Колесова, М.И. Осьмовой. - М., 2000. 15.

Мухин АЛ., Тимошенко О.Ф. Мировое хозяйство". - С.Пб., 1995. 16.

Носкова И.Я. Международные валютно-кредитные отношения.-М., 1998.

17. Основы внешнеэкономических знаний /Под ред. Н.П. Фа-минского. М., 1994. 18. Павлов К.В., Шишков М.И. Мировая экономика. - Ижевск, 1997. 19. Пебро М.В. Международные экономические, валютные и финансовые отношения.-М., 1990. 20. Рыбалкин В.Е. Международные экономические отношения. Интеграция. - М., 1997. 21. Семенов К. А.

Международные экономические отношения. -М., 1998. 22. Сергеев П.В.

Мировое хозяйство и международные экономические отношения на современном этапе. - М., 1998. 23. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов.-М.;

1962. 24. Современный мир:

интеграционализация и отношения государств двух систем. -М., 1998. 25.

СтрыгинА.В. Мировая экономика. -М., 2002. 26. ТНК в мировом развитии.

Тенденции и перспективы. Доклад для ООН. - М., 1997. 27. Фомичев В.И.

Международная торговля. - М., 1998. 28. Щербангт Ю.А., Рожков К.Л., Рыбалкин В.Е., Фишер Г. Международные экономические отношения.

Интеграция. М., 1997. 29. Шрегтер Х.А. Международные экономические организации. -М., 1996. 30. Экономика зарубежных стран:

капиталистические и развивающиеся страны / Под ред. В.П. Колесова. М., 1991.

Учебное пособие для вузов Стрыгин Андрей Вадимович МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА Издательство «ЭКЗАМЕН» ИД №05518 от 01.08. Гигиенический сертификат № 77.99.10.953.Д.005465.07.03 от 25.07.2003 г.

Редактор В. И Осипов Корректор А.В. Полякова Дизайн обложки И.Р. Захаркана Компьютерная верстка Е.Ю. Лысова 105066, Москва, ул. Александра Лукьянова, д. 4, стр. 1.

www.examen.biz E-mail: по общим вопросам: info@examen.biz;

по вопросам реализации: sale@examen.biz тел./факс 263-96- Подписано в печать с диапозитивов заказчика 06.02.2004.

Формат 84x108/32. Гарнитура «Тайме». Бумага офсетная. Уч.-изд. л.

22,63. Усл. печ. л. 26,89. Тираж 5000 экз.

Заказ К» 2250 Общероссийский классификатор продукции ОК 005 93,том 2;

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.