WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Рекомендовано УМО в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по экономическим специальностям и направлениям Издание второе, переработанное и дополненное Издательство «ЭКЗАМЕН» МОСКВА 2004 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Наиболее важные из них - межправительственные соглашения о формировании зоны свободной торговли, о Платежном союзе, поддержке производственной кооперации предприятий и отраслей стран СНГ, создании транснациональных хозяйственных и финансовых структур, о сотрудничестве в области инвестиций и проведении антимонопольной политики. Создаются первые наднациональные организационные структуры как постоянно действующие механизмы реализации совместно принятых договоренностей. Речь идет, прежде всего, об учрежденном октября 1994 г. Межгосударственном экономическом комитете, наделенным контрольно-распорядительными функциями и обладающим прерогативами и жесткими санкциями для принятия решений, обязательными для исполнения всеми участницами СНГ. Чрезвычайно важным событием явилось заключение Россией, Белоруссией, Казахстаном тройственного Таможенного союза, предполагающего отмену тарифных ограничений;

, упразднение таможенного контроля и ликвидацию внутренних таможенных границ.

Оживлению реинтеграционных процессов в СНГ способствовали:

принятый в Ташкенте Договор о коллективной безопасности стран участниц СНГ, идея об образовании Евразийского союза, референдум в Белоруссии по углублению интеграции с Россией. На четвертом, современном этапе, который берет свое начало с марта 1996 г., четко обозначилась многоярусная структура взаимодействия новых государств, когда стратегические интересы стали перевешивать центробежные силы, а геополитический фактор инициирует реинтеграцию:

¦ Россия, Белоруссия - наиболее глубокая форма Сообщества с общими национальными, в том числе политическими структурами управления;

¦ Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия - углубленная, прежде всего экономическая, интеграция, базирующаяся на Таможенном и Платежном союзах;

¦ страны - участницы СНГ - сложившееся после распада СССР межгосударственное объединение 12 республик.

Таким образом, наметившееся сближение куда менее интенсивно, чем предшествующий ему распад. Но совершенно очевидно, что СНГ начинает трансформироваться в качественно новую геополитическую, социально-экономическую и национально-культурную инфраструктуру, аналогов которой не было в мировой истории. Потенциал, заложенный в документах, принятых за пять лет интеграционными органами Содружества, должен, наконец, заработать. Разрушение единого экономического пространства изменило геополитическое положение России: «зарубежье» вплотную приблизилось к границам страны, основная часть регионов стала приграничными территориями, что требует значительных расходов на специальное обустройство границы, поскольку возникла угроза неконтролируемого ввоза и вывоза сырья, товаров, продукции. По данным Департамента пограничной службы, обустройство 1 км вновь создаваемой границы превышает 2 млрд. руб.

Нарушение производственно-технологических связей привело к остановке и дезорганизации ряда производств и вызвало общее падение промышленного производства как в России, так и в других странах Содружества. В 1995 г. по сравнению с 1990 г. ВВП России составил 62,2%, объем промышленной продукции - 50%, валовая продукция сельского хозяйства -67%, а капитальные вложения - всего 30% от уровня 1990 г. На Украине - у главного экономического партнера России - за тот же период объем ВВП снизился до 44,4%, объем продукции сельского хозяйства - до 61%, а капитальные вложения - до 26%. В определенной степени исключение составляет Узбекистан, где ВВП снизился на 18% по сравнению с 1990 г., объем промышленной продукции соизмерим с дореформенным временем, объем валовой продукции сельского хозяйства составил в 1995 г. 83% от уровня 1990 г.

Таким образом, первая половина 90-х гг. для всех стран характеризуется как период снижения экономического потенциала каждой отдельной страны Содружества и всех стран СНГ в целом. По экспертным оценкам, ВВП за этот период снизился на 350 млрд. долл. При этом, по расчетам экспертов Международного валютного фонда, примерно 50% этого спада вызвано разрывом прежних хозяйственных связей. В промышленности, особенно в отраслях с высокой степенью интегрированное (ВПК, машиностроение, приборостроение), произошел спад производства из-за недопоставок сырья и комплектующих изделий.

Целая отрасль шахтного машиностроения для угольной промышленности осталась полностью за пределами России (на Украине). В значительной зависимости от поставок Луганского завода оказалось россий ское тепловозостроение, от поставок хлопка из Средней Азии - легкая промышленность. Возникновение дефицита некоторых минерально сырьевых ресурсов стало следствием нарушения экономических связей и сказалось прежде всего на производстве продукции черной и цветной металлургии, поскольку такие важные виды сырья, как хром, свинец, барий и бокситы, остались в основном в Казахстане, титан, ртуть и сера на Украине, марганец - на Украине, в Казахстане и Грузии, ртуть и сурьма - в Киргизии. Потеря Россией части мировых рынков (особенно по наукоемкой продукции) явилось следствием стихийного процесса конверсии предприятий оборонного комплекса, сокращения государственной поддержки и запоздалого принятия программы «Конверсия», В результате доля военной продукции в общем выпуске промышленной продукции сократилась с 53% в 1990 г. и не достигла 30% в 1995 г.

Утрата Россией существенной части транспортной инфраструктуры и транспортных средств усложнила выход страны на мировой рынок. С разрывом единой транспортной сети Союза и образованием локальных транспортных сетей суверенных государств Россия потеряла прямые сухопутные выходы в страны Центральной и Западной Европы, Черноморского и Средиземноморского бассейнов, а также в южные и восточные регионы страны (на Северный Кавказ, в Западную и Восточную Сибирь, на Дальний Восток). Железнодорожные и автомобильные магистрали из центральных районов России на Северный Кавказ и Черноморское побережье пролегают через Украину, Транссибирская магистраль - через Казахстан. Россия лишилась всех основных специализированных морских портов на Балтике (Новоталлинского, Рижского, Вентспилского, Клайпедского), которые обеспечивали выход экспортных грузов страны. Только по прибалтийской железной дороге осуществлялась перевозка 23% всех экспортно импортных грузов Союза. На Черном море у России остался только порт Новороссийск, который не удовлетворяет потребности российской экономики в торговых связях с зарубежными странами.

Переориентация экспорта России в большей мере на страны дальнего зарубежья проходила особенно интенсивно в 1990-1992 гг., когда российские поставки в эти страны увеличились более чем в 2 раза, при этом в страны СНГ по большинству товаров поставки сократились на 50 70%. В структуре российского экспорта по прежнему преобладает доля сырья и топлива.

Ослабление позиций на рынках СНГ обусловлено усилением влияния в этих странах иностранного капитала, переориентацией ряда товарных потоков из этих стран в страны дальнего зарубежья и в развивающиеся страны. Так, в государствах Средней Азии и Азербайджане усиливается влияние исламских государств, в том числе Турции. Выход стран СНГ на мировой рынок создает для России в их лице новых конкурентов. Образование задолженности стран СНГ России, обусловленное несбалансированностью взаимных расчетов, также следует рассматривать в качестве одного из факторов негативных последствий.

Особенно больших размеров достигла задолженность стран Содружества по поставкам российских топливно-энергетических ресурсов. Первый этап рыночных преобразований в странах СНГ внес принципиальные изменения в состояние тенденции развития традиционных межотраслевых и межрайонных экономических связей.

Суверенитет новых независимых государств ближнего зарубежья обусловил разрыв кооперационных связей некогда единого народнохозяйственного комплекса, как в разрезе отраслей, так и в разрезе регионов;

создал благоприятные условия для поиска новых торговых партнеров и переориентации экономических связей на страны дальнего зарубежья. Эта ситуация стала характерной как для России, так и для других стран Содружества. Так, только с 1994 по 1995 г. в структуре внешнеторгового оборота России доля стран СНГ снизилась с 26% до 22% при одновременном росте экспортно-импортных операций со странами дальнего зарубежья. В 1996 г. во внешнеторговом обороте России наметилась тенденция роста доли стран СНГ.

В товарной структуре экспорта из России в страны СНГ сохраняется сырьевая направленность с преобладанием энергоносителей (доля нефти и газа составляет 49%, а доля перерабатывающих отраслей - всего 5 - 8%);

в импорте преобладают продовольственные товары и сырье для их производства: из Украины - зерно, из Молдовы - винно-водочные изделия.

В общем объеме экспорта России со странами Содружества в 1995 г. ее ведущими партнерами были Украина (49,1%), Беларусь (20,7%), Казахстан (17%), Узбекистан (5,8%). Так же высока доля России в этих странах: она составляет в экспорте Украины 83,5%, Беларуси - 71,3%, Казахстана 79,9%, Узбекистана - 49,5%. Важнейшими партнерами России из государств Содружества в общем объеме импорта являются Украина, Беларусь, Казахстан, Узбекистан. Доля Украины составляет 48,9%, Беларуси - 15,5%, Казахстана - 20,2%, Узбекистана - 5,5%. В свою очередь доля России в импорте этих стран доминирует и составляет на Украине 81,6%, в Казахстане - 74,4%, Беларуси - 80,6%, Узбекистане - 64,3%.

Особенность нынешней ситуации заключается в том, что среднеазиатские государства, получив возможность выбора торговых партнеров, перестали ориентироваться только на Россию и начали формировать свой внутренний рынок с использованием инвестиций стран дальнего зарубежья. Казахстан имеет достаточно тесные связи с приграничными и близлежащими территориями России. Помимо России Казахстан активно действует в рамках Сообщества стран Центральной Азии с бывшими среднеазиатскими республиками. Кроме того, Казахстан приветствует и содействует расширению экономических связей со стороны дальнего зарубежья. Иногда это происходит в ущерб интересам России. В настоящее время более 20 крупных казахских предприятий, в том числе Карагандинский металлургический комбинат, отданы в управление западным фирмам. Добыча хромовых руд передана Японии, урановых Бельгии. Японская нефтяная национальная корпорация получила право на проведение геологических и геофизических работ северо-западнее Аральского моря и восточнее Прикаспийской впадины. Влияние западных капиталов сказывается и на ситуации с таким важным стратегическим сырьем, как хлопок. При этом узбекские экспортеры отказываются от клиринга и настаивают на торговле за твердую валюту. Такая независимая от России политика вызвана тем, что Узбекистан намерен реализовать в течение пяти лет проект модернизации хлопководства в рамках соглашения о займе, заключенного между Республикой Узбекистан и МБРР (стоимость проекта - 84,59 млн. долл. США, из них 18,5 млн. долл.

Узбекистана). В Туркменистане особую активность проявляет Турция, которая за последние 5 лет инвестировала в экономику Туркменистана 1, млрд. долл., что составляет 47% общего объема иностранных инвестиций.

Из 200 зарегистрированных фирм 110 принадлежит турецкому капиталу.

Таджикское руководство также передает ряд стратегических объектов западным компаниям. В Таджикистане действует около 200 СП, нацеленных в основном на участие в разработке месторождений золота и серебра, а также на совместное строительство объектов производственного назначения для легкой и хлопкоперерабатывающей промышленности.

Американский Сити-Банк финансирует в Азербайджане разработки нефтяных месторождений в западной части Апшеронского полуострова.

При этом контракт заключен на основе раздела продукции. Кроме того, Азербайджан устанавливает тесные контакты со Всемирным банком, ЕБРР, ЕС, а также Исламским банком развития. Отслеживание ситуации в России и на территории стран Содружества позволяет западным странам все активнее брать под свой контроль как в России, так и в странах СНГ важнейшие виды минерального сырья, в том числе стратегически важного для России. Партнеры России в странах Содружества в поисках выхода из экономического кризиса все чаще отдают месторождения своих минеральных ресурсов или жизненно важные энергети- ческие объекты в управление на 10-20 лет или в собственность иностранным компаниям. Особую тревогу вызывает тот факт, что наряду с минерально-сырьевой базой в странах СНГ под контроль иностранных компаний уходят и бывшие оборонные предприятия с высокими технологиями, имеющие стратегическое значение для всех стран Содружества. Так, в Узбекистане, в соответствии с программой конверсии, такие оборонные производства, как заводы «Узэлектромаш», «Алгоритм», АО «Оникс», ПО «Узбеккабель» и др., становятся узбекско-американскими СП, а Ташкентское авиационное производственное объединение им. В.

Чкалова будет производить агрегаты для самолетов США.

Существует два возможных альтернативных стратегических курса дальнейшего развития страны: топливно-сырьевой ориентации и комплексного развития. Стратегия топливно-сырьевой ориентации представляет собой продолжение существующего курса: сохранение полной открытости российской экономики мировому рынку и подчинение его требованиям. Перспективу тогда имеют три группы отраслей: топливно-сырьевые, «грязные» в экологическом отношении и некоторые обрабатывающие производства, основанные на применении сравнительно дешевой и вместе с тем квалифицированной рабочей силы.

Обрабатывающие, в особенности наукоемкие и высокотехнологичные, не имеют перспективы, поскольку их продукция неконкурентоспособна по сравнению с аналогами, существующими в мире. Необходимо предвидеть объективные последствия выбора одной из их стратегий. Прежде всего, надо оценить макроэкономические последствия. Проведенные в институте народнохозяйственного прогнозирования исследования и расчеты показывают, что при продолжении стратегии топливно-сырьевой ориентации в стране за ближайшие годы может быть преодолен экономический спад. Однако при этом варианте в ближайшие 10-12 лет нельзя рассчитывать на сколько-нибудь заметный экономический подъем.

Страна попадает в фазу весьма продолжительной стагнационной депрессии. Это свя зано с тем, что подорваны основные источники экономического роста и в условиях данного варианта их нельзя достаточно быстро восстановить.

Учитывая результаты 1996 г., основные экономические показатели в г. были ниже уровня 1995 г. При реализации варианта комплексного развития предлагаемая система мер позволило уже к 2000 г. добиться ощутимого оживления экономики. В соответствии с проведенными прогнозными расчетами основные макроэкономические результаты развития по рассматриваемым вариантам можно охарактеризовать следующими показателями, приведенными в табл.:

В первом варианте сохраняется существенное снижение уровня инвестиционной активности российской экономики при весьма незначительном увеличении объемов непроизводственного потребления.

Однако следует учитывать, что при сохранении сложившейся тенденции к росту дифференциации доходов населения столь незначительный рост общего фонда потребления означает дальнейшее снижение уровня жизни подавляющего большинства населения.

Во втором варианте обеспечивается ощутимый рост потребления при быстром восстановлении нормального уровня инвестиционной активности. При этом опережающий рост потребления и капиталовложений по сравнению с ростом производства достигается за счет резкого сокращения размеров положительного внешнеторгового сальдо России со странами дальнего зарубежья. Оба варианта существенно различаются по своей отраслевой структуре. В первом продолжается усиление топливно-сырьевой ориентации российской экономики, не преодолевается спад производства в отраслях инвестиционного комплекса, в частности в машиностроении, а также в отраслях, производящих товары народного потребления, в особенности в легкой промышленности. В этих условиях продолжает нарастать экономическая зависимость России от импорта. Во втором, напротив, опережающими темпами растут отрасли инвестиционного комплекса.

Особое внимание следует обратить на региональный аспект последствий выбора того или иного варианта экономической стратегии. В условиях топливно-сырьевой ориентации самодостаточными являются только 10 - 12 субъектов РФ, где проживает 1/5 населения страны.

Остальные субъекты нуждаются в существенной поддержке. Анализ показывает, что в последние годы увеличилось выкачивание ресурсов из традиционных регионов-доноров: Западной Сибири, Урала, Поволжья.

Вместе с тем резко сократилась поддержка остальных регионов (за исключением Московского), в особенности регионов Российского Черноземья, Северного Кавказа, Дальнего Востока. Полностью прекращена поддержка регионов Севера и Восточной Сибири. Усиливаются межрегиональные различия в уровне экономического развития и жизни людей. Только в условиях стратегии комплексного развития может быть обеспечена самодостаточность большинства регионов России, уменьшение нагрузки на регионы-доноры, усилена поддержка нуждающихся регионов, восстановлены система межрегиональных связей и экономическое единство страны. Курс топливно-сырьевой ориентации неизбежно ведет к дальнейшей дезинтеграции постсоюзного пространства. Действительно, основным и предпочтительным рынком сбыта является дальнее зарубежье. Но реальные возможности расширения производства продукции топливно-сырьевых отраслей России весьма ограничены. В перспективе до 2010 г. возможный рост этой продукции не превысит 5 - 8% по сравнению с уровнем 1995 г., до сих пор увеличение экспорта топливно-сырьевых ресурсов в дальнее зарубежье обеспечивалось сужением внутреннего рынка в связи с общим спадом производства и сокра щением поставок в страны СНГ. В условиях предполагаемой стабилизации отечественного производства стабилизируется и уровень внутреннего спроса на эти ресурсы. Следовательно, основным путем расширения экспорта в дальнее зарубежье останется дальнейшее сокращение поставок их странам СНГ. Очевидно, что это будет серьезно подталкивать остальные страны Содружества на поиски контактов с внешним миром.

Прогнозные расчеты показывают, что при таком сценарии российский экспорт в страны Содружества может увеличиться примерно в 1,5 раза, импорт из них - в 1,3 раза. Доля стран СНГ во внешнеторговом обороте России могла бы возрасти уже к 2000 г. примерно до 30% против 22% в настоящее время. В торгово-экономических отношениях со странами СНГ Россия могла бы выйти на небольшое положительное сальдо в размере 2- млрд. долл., что может быть компенсировано предполагаемым в данном варианте не менее чем двукратным сокращением положительного внешнеторгового сальдо со странами дальнего зарубежья. Как показали расчеты, небольшое положительное сальдо внешнеторгового баланса России со странами СНГ не только обеспечивает максимизацию интегральных конечных результатов всего Содружества, но эффективно и для социально-экономического развития самой России.

Стратегия экономической интеграции должна строиться по крайней мере, по двум уровням. С одной стороны, важное значение имеют интеграционные процессы на микроуровне;

установление прямых экономических связей между хозяйствующими субъектами стран СНГ, развитие кооперационных связей между предприятиями разных стран, создание совместных предприятий и межстрановых финансово промышленных групп, разработка и осуществление совместных инвестиционных проектов и т.п. Этому должна способствовать согласованная таможенная, налоговая, кредитная политика. С другой стороны, необходим интеграционный процесс и на макроэкономическом уровне, предполагающий согласование на межгосударственном уровне формируемой структурной, научно-технической, инвестиционной, социальной и внешнеэкономической политики. В заключение необходимо сказать следующее. В своем развитии СНГ прошло несколько этапов. Первый этап (1991 -1992 гг.) характеризовался развалом хозяйственных связей между предприятиями, интегрированными в единый народнохозяйственный комплекс, поспешным делением национального хозяйства. Резко оборвались объемы товарообмена между бывшими республиками. На втором этапе (1993 г.) вследствие разрыва хозяйственных связей произошли резкий спад производства и инвестиционной активности, чрезмерное удорожание стоимости жизни и увеличение прожиточного минимума, скачкообразный галопирующий рост инфляции и обесценивание рубля, разразился всеобщий кризис в экономике, политике и культуре. Осознание последствий подобных событий привело к третьему этапу (1994- 1995 гг.), который обозначился подписанием сентября 1993 г. Договора о создании Экономического союза. На четвертом, современном этапе, который берет свое начало с марта 1996 г., четко обозначилась многоярусная структура взаимодействия новых государств:

• ¦ Россия, Белоруссия - наиболее глубокая форма Сообщества с общими национальными, в том числе политическими, структурами управления;

¦ Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия - углубленная, прежде всего экономическая, интеграция, базирующаяся на Таможенном и Платежном союзах;

¦ страны - участницы СНГ - сложившееся после распада СССР межгосударственное объединение 12 республик.

Факторы негативных последствий разрыва экономических связей России со странами СНГ можно условно разделить на факторы межгосударственного и внутригосударственного значения. К факторам межгосударственного значения можно отнести: разрушение единого экономического пространства и изменение геополитического положения России, развал единого народнохозяйственного комплекса страны и нарушение про изводственно-технологических связей. Эти факторы оказали негативное влияние на экономику всех государств Содружества, обусловив спад промышленного производства во всех отраслях и промышленных комплексах этих стран. Важнейшими факторами внутригосударственного значения являются: возникновение дефицита некоторых минерально сырьевых ресурсов, утрата Россией существенной части транспортной инфраструктуры и транспортных средств для выхода на мировой рынок, значительное утяжеление структуры экспорта за счет увеличения доли топливно-сырьевых ресурсов, разрушение отраслей высоких технологий, ослабивших позиции России как на рынках СНГ, так и на мировом рынке, а также неотработанность системы взаиморасчетов со странами СНГ, осложняющая экономическую обстановку в России. Первый этап рыночных преобразований в странах СНГ внес принципиальные изменения в состояние и тенденции развития традиционных межотраслевых и межрайонных экономических связей. Суверенитет новых независимых государств ближнего зарубежья обусловил разрыв кооперационных связей некогда единого народнохозяйственного комплекса как в разрезе отраслей, так и в разрезе регионов;

создал благоприятные условия для поиска новых торговых партнеров и переориентации экономических связей на страны дальнего зарубежья. Эта ситуация стала характерной как для России, так и для других стран Содружества. Особенность нынешней ситуации заключается в том, что среднеазиатские государства, получив возможность выбора торговых партнеров, перестали ориентироваться только на Россию и начали формировать свой внутренний рынок с использованием инвестиций стран дальнего зарубежья. Отслеживание ситуации в России и на территории стран Содружества позволяет западным странам все активнее брать под свой контроль как в России, так и в странах СНГ важнейшие виды минерального сырья, в том числе стратегически важного для России.

Партнеры России в странах Содружества в поисках выхода из экономического кризиса все чаще отдают месторождения своих минеральных ресурсов или жизненно важные энергетические объекты в управление на 10-20 лет или в собственность иностранным компаниям. Наряду с минерально-сырьевой базой в странах СНГ под контроль иностранных компаний уходят и бывшие оборонные предприятия с высокими технологиями, имеющие стратегическое значение для всех стран Содружества. Курс топливно-сырьевой ориентации, избранный нефтедобывающими странами СНГ, неизбежно ведет к дальнейшей дезинтеграции постсоюзного пространства, поскольку основным и предпочтительным рынком сбыта является дальнее зарубежье. Но реальные возможности расширения производства продукции топливно-сырьевых отраслей России весьма ограничены. При такой стратегии социально-экономического развития страны СНГ могут представлять экономический интерес для России лишь как сферы неэквивалентного обмена. Россия в этом случае будет стремиться к наращиванию отрицательного сальдо внешнеторгового баланса с этими странами, с тем чтобы хотя бы частично компенсировать сохраняющееся при данном варианте развития огромное положительное сальдо со странами дальнего зарубежья. Принципиально иной вырисовывается ситуация при выборе стратегии комплексного развития. Расширение экономического сотрудничества со странами Содружества становится одним из важнейших направлений решения проблемы создания достаточно емкого рынка для продукции отечественных обрабатывающих отраслей. Одновременно создаются благоприятные условия для реализации продукции других стран Содружества на российском рынке, что принципиально повышает их заинтересованность в укреплении экономических контактов с Россией. Соответственно, возникают реальные условия для экономической интеграции стран СНГ. Впервые интеграционные экономические процессы стали проявляться в странах Западной Европы еще в начале XX в. Так, например, в 1921 г. между Бельгией и Люксембургом было заключено двустороннее соглашение об экономическом товаров, капиталов и услуг», а также проведение общей политики в области транспорта и сельского хозяйства, создание валютного союза, унификация налоговой системы, сближение законодательств и разработка общих принципов согласованной экономической политики. Высший законодательный орган ЕС - Совет Европы, в который раз в четыре года производятся выборы. Высший исполнительный орган - Комиссия европейских сообществ (ЕС, ЕОУС и «Евратом»).

С расширения сферы интересов ЕС и вовлечения в их орбиту решения политических вопросов в дальнейшем были созданы Европейский парламент и Европейский суд, деятельность которых ориентирована в основном на постепенный переход к политической интеграции. На первом этапе деятельности ЕС был создан Таможенный союз, после чего стал возможным плановый переход к разработке программы комплексной экономической интеграции. Второй этап деятельности ЕС связан с реализацией Программы ЕС - создание единого внутреннего рынка стран-членов, принятой в 1985 г. и направленной в основном на внедрение единых требований, предъявляемых к качеству производимой и импортируемой продукции.

Сферой острых разногласий внутри ЕС является вопрос о создании единого центрального банка, а в дальнейшем — экономического и валютного союза. Франция настаивает на ускорении этого процесса, но против выступают Великобритания и ФРГ. Другим острым, не получившим до настоящего времени разрешения вопросом является предполагаемая передача части национальных суверенных прав органам сообщества на основании результатов переговоров и принятых решений в Маастрихте. Большое внимание в деятельности ЕС уделяется реализации положений глобальных программ в области научноисследовательских работ и обучения. Наиболее существенными из них являются программа подготовки квалифицированных кадров и их обмена («Эразмус»), программа разработки и внедрения новых материалов («Еврам»), программа развития техники обуче ния на базе развитая новых технологий («Дельта»), программа совместных исследовательских разработок («Эврика»), включая координацию в области космических, а также программа применения современных технологий в целях повышения безопасности движения автомобильного транспорта. Интеграционные процессы в ЕС сказываются и на внешних связях сообщества, активизировавшего свои отношения со странами членами ЕАСТ и этой организацией в целом. Созданная в 1960 г. ЕАСТ включает в настоящее время в свой состав Австрию, Норвегию, Швейцарию, Швецию, Исландию и Финляндию.

В конце 80-х - начале 90-х гг. в деятельности ЕАСТ приоритетное место занимали мероприятия, аналогичные тем, что предусматривалось программами экономической интеграции стран - членов ЕС. В связи с этим в 1989 г. в Лугано представители ЕАСТ и ЕС подписали конвенцию о взаимном признании и обязательства в исполнении решений по гражданским и торговым делам, что выдвинуло перед ЕАСТ ряд дополнительных задач, включая повышение степени согласованности проводимых странами-членами мероприятий.

Таким образом, вовлеченными в общеевропейские процессы экономической интеграции оказываются 15 стран ЕС с населением более 360 млн чел. и 3 страны ЕАСТ, население которых превышает 30 млн жителей. После вступления в состав ЕС новых 10 членов это будет крупнейшее в мире интернациональное объединение с населением в 0, млрд чел. Если процессы экономической интеграции базируются на принципах создания наднациональных институтов и государственно монополистической основе, что предполагает развитие мощной межгосударственной правовой и договорной системы, то экономическая интеграция в североамериканском регионе осуществляется прежде всего на частно-монополистической основе. Отсюда и специфика процесса:

высокий уровень взаимопереплетения и взаимопроникновения капиталов в США и Канаду, интегрирующих свои национальные хозяйства. По- скольку сам характер и основные направления интеграции между этими двумя странами с самого начала определяла мощность американских монополий, то организационно они не сопровождались процессами формирования наднациональных регулирующих структур и механизмов.

Со второй половины 80-х гг. инициативы европейских государств по созданию единого внутреннего рынка постоянно вызывают протесты со стороны США, обвинивших сообщество в протекционизме, что повлекло за собой введение ряда мер по ограничению доступа на американский рынок ряда европейских товаров, и в первую очередь продовольственных В ответ страны-участницы ЕС провозгласили «принцип взаимности», предполагающий возможность введения единых квот сообщества на американский рынок.

Процесс экономической интеграции характерен не только для географически замкнутых пространств и государств, взаимоотношения между которыми имеют давние исторические тенденции. Со второй половины XX в, в процесс интеграции постепенно вовлекается все большее количество стран и территорий. Различный уровень их экономического развития неизбежно приводит к образованию примерно однородных сообществ, интегрирующих свои национальные экономики.

Американские корпорации прочно удерживают первенство в мире по таким направлениям НТП, как производство авиа- и космической техники, сверхмощных компьютеров и их программного обеспечения, производство полупроводников и новейших мощных интегральных схем, производство лазерной техники, коммуникационных средств, биотехнологии. На долю США приходится свыше 50% крупных нововведений, генерируемых в развитых странах. В известном смысле, США являются главным «инкубатором» технических инноваций для всего мира. США продолжают оставаться крупнейшим производителем продукции высоких технологий, или, как ее принято называть, наукоемкой продукции: их доля в мировом произ- Теперь хотелось бы перейти к рассмотрению регионального экономического сотрудничества в Северной Америке. США, Канада и Мексика гораздо позже других экономических центров мира приступили к экономической интеграции. Организационной формой этой интеграции стала Североамериканская ассоциация свободной торговли (НАФТА).

Было подписано соглашение между США, Канадой и Мексикой о Североамериканской ассоциации свободной торговли, вступившее в силу 1 января 1994 г. Если проанализировать суть основных положений Соглашения и сравнить с основополагающими посылками документов Европейского Союза, то очевидно главное: демонтируются не только таможенные барьеры, НАФТА также открывает путь к созданию единого континентального рынка для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

По подсчетам специалистов не исключено, что уже через 15 лет произойдет слияние трех национальных рынков и сформируется зона свободной торговли с населением более 375 млн чел. Следует также иметь в виду, что в рамках НАФТА пока не созданы специальные органы, регулирующие сотрудничество, аналогичные существующим в ЕС (Комиссия, Суд, Парламент и т.д.). Не исключено, что в процессе сотрудничества появятся иные, чем в ЕС, механизмы, что, впрочем, будет продиктовано необходимостью. Создание НАФТА было продиктовано изменением политической и экономической ситуации в мире, вызванным распадом СССР, ОВД, прекращением «холодной войны». Страны Западной Европы, Япония, дальневосточные государства стали проявлять все более активное стремление выйти из зоны прямого американского влияния и проводить самостоятельную, отличную от американской, экономическую политику. Кроме того, исследования последних лет говорят о сравнимости суммарных экономических и научно-технических потенциалов стран ряда регионов (Западная Европа, Дальний Восток) с аналогичными показателями Соединенных Штатов. ЕС после сравнительно долгого периода становления интеграции в начале 90-х гг. приступил к политике «резкого форсажа», направленной на углуб- ление и расширение интеграции. В то же время отмечается стремительный рост экономической мощи Японии и ряда стран Юго Восточной Азии. Активизировалась деятельность организации Азиатско Тихоокеанского экономического сотрудничества, просматривается курс Японии на создание своего рода азиатского общего рынка, идут переговоры о создании Восточно-азиатского экономического сообщества и т.д. Все эти факторы заставляют США предпринимать действенные меры по предотвращению возможных негативных последствий. Ведущую роль в развитии интеграции на североамериканском пространстве, безусловно, принадлежит США, которые на протяжении многих лет посредством своих компаний активно внедрялись в экономику соседей.

В период подавляющего преимущества американской экономики на континенте, беспрекословного лидерства на мировых рынках США не особенно нуждались в развитии интеграционных процессов на своем континенте. Смена обстановки в мире объективно поставила перед ними такую задачу. Помимо аргументов политического характера, каждая страна - участница Соглашения имеет свои экономические обоснованные причины для участия в НАФТА. Так, по мнению американских экспертов, увеличение экспорта приведет к росту числа рабочих мест (кстати, эти расчеты уже оправдались, несмотря на сравнительно небольшой отрезок времени). Большие надежды связываются с процессом перенесения на мексиканскую территорию трудоемких, материалоемких и других производств, что должно существенно повлиять на снижение издержек и тем самым повысить конкурентоспособность американских товаров.

Американские политологи и экономисты считают НАФТА своеобразным трамплином для более глубокого проникновения в экономику латиноамериканских стран на качественно новых условиях, например, партнера, а не «эксплуататора». В этой связи необходимо осветить экономическую ситуацию в странах - партнерах США по Североамериканской ас- социации - Канаде и Мексике. Канада, к примеру, давний и надежный экономический партнер США. Для Канады сотрудничество с США является определяющим: доля США во внешнеторговом обороте Канады составляет около 70%, и наоборот, доля Канады во внешней торговле США - 20%. Это очень высокий показатель, если учесть, что в самой интегрированной экономической группировке, в ЕС, доля Германии во внешнеторговом обороте Франции составляет менее 20%, а доля Франции - чуть выше 10%. Вместе с тем лишь в конце 80-х гг. канадцы пришли к выводу о наступлении благоприятных условий для углубления интеграционных процессов с США, имея в виду тот факт, что эффективность канадских фирм стала приближаться к аналогичному показателю для американских компаний. Возможная экономическая выгода после ликвидации таможенных барьеров была предварительно скрупулезно подсчитана, в частности для обрабатывающей и добывающей промышленности. Правительство Канады считает, что участие в НАФТА позволит более тесно приобщиться к выпуску наукоемкой продукции, повысить норму прибыльности, так как оплата труда в Канаде выше, чем у партнеров по экономической группировке. Следует отметить, что в Канаде насчитывается много противников усиления интеграции в рамках НАФТА, поскольку американские компании в Канаде ведут слишком агрессивную политику, и существуют определенные опасения относительно потери национального контроля над некоторыми отраслями.

Большие надежды связывает с НАФТА Мексика. Она рассчитывает резко ускорить темпы своего развития, провести реформы и уже через 10 15 лет приблизиться по уровню своего развития к промышленно развитым странам. Для этого были предприняты решительные меры по либерализации движения капитала, начался его приток, вырос объем иностранных инвестиций. В то же самое время существуют опасения, что мексиканским компаниям будет весьма сложно сдерживать напор северных соседей, особенно в сельском хо- зяйстве, где могут возникнуть серьезные проблемы. На все это накладывается то обстоятельство, что Мексика относится к категории стран с наибольшей внешней задолженностью -95,6 млрд долл. США, по данным на 1989 г. Вместе с тем абсолютный размер внешней задолженности еще не обязательно свидетельствует о том, что страна испытывает затруднения с его обслуживанием. В связи с последним утверждением в международной статистике выделяют группу государств, наиболее пораженных долговым кризисом («страны с чрезмерной задолженностью»). Из развивающихся государств, по данным на 1989 г., в эту группу входила в том числе и Мексика. Преобладающая часть непогашенного долгосрочного долга в настоящее время приходится на иностранных государственных кредиторов («Парижский клуб»). В то же время именно тесная связь между экономиками США и Мексики позволяет последней входить в число крупнейших реципиентов прямых иностранных инвестиций.

В 1961 г. с местопребыванием в Париже учреждена Экономическая организация сотрудничества и развития (ОЭСР), членами которой являются Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Ирландия, Испания, Италия Канада, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, США, Турция, Финляндия, Франция, ФРГ, Швейцария, Швеция, Исландия и Япония, т.е., практически все государства «трех центров». Кроме того, в работе ОЭСР постоянно принимают участие Комиссия европейских сообществ, а также ЕАСТ.

Высшим органом ОЭСР является Совет, в состав которого входят представители стран-участниц. Текущая работа составляется Секретариатом во главе с Генеральным секретарем, назначаемым Советом сроком на 5 лет. Практическая деятельность ОЭСР осуществляется через его комитеты: исполнительный: по вопросам экономической политики;

содействия развитию;

по торговле между Востоком и Западом. Кроме того, при ОЭСР функционирует Международное энергетическое агентство, учрежденное в 1974 г., членами которого являются 21 государство из членов ОЭСР за исключением Исландии, Финляндии и Франции. Создание ОЭСР диктовалось целями согласования общей экономической политики стран-участниц, а также координации их политики по предоставлению помощи развивающимся государствам. В настоящее время основными задачами ОЭСР, согласованных на встречах представителей стран-членов и принятых в качестве перспективных программ, являются обеспечение равновесия между спросом и предложением на рынке энергетических товаров, и в первую очередь нефти, улучшения условия их продажи, более надежное обеспечение их потребностей в энергоресурсах. В связи с этим в принятом коммюнике Совета ОЭРС в 1988 г. отмечалось, что все члены ОЭСР должны содействовать расширению доступа на свои рынки товаров из развивающихся стран, поддерживать и приумножать, насколько возможно, финансовую и прочую помощь этим странам. Кроме того, более тесными должны быть отношения и с новыми индустриальными странами.

Процессы взаимовыгодного экономического сотрудничества заложены в основе укрепления и развития прогрессивных тенденций формирования национальных хозяйств развивающихся государств, повышения жизненного уровня их населения. Однако само по себе такое сотрудничество возможно на базе определенного экономического потенциала, что создает определенные трудности в процессах форсирования тенденций экономической интеграции развивающихся государств. При этом в процессе вовлечения в интеграционные связи развивающихся государств главными факторами, определяющими их прочность и взаимообусловленность выступают не только более или менее идентичные уровни развития их национальных хозяйств, но также и традиционные исторически сложившиеся внешнеэкономические альянсы и природно-географическая специфика. В связи с этим обзор существующих экономических интеграционных организаций развивающихся государств будет осуществлен по регионам Арабского Востока, Центральной, Южной и Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки, включая бассейн Карибского моря.

С открытием в 60-е гг. обширных нефтяных запасов на Ближнем Востоке начался быстрый и неуклонный рост доходов арабских государств этого региона, что способствовало в начале 70-х гг. учреждению ряда "национальных и региональных кредитно-финансовых институтов. К ведущим региональным организациям относятся: Лига арабских государств, учрежденная еще в 1945 г., Арабский фонд экономического и социального развития, основанный в 1972 г., Арабская инвестиционная компания, Арабский международный банк и Арабский банк для инвестиций и внешней торговли, датой основания которой стал 1974 г. И наконец, в 1976 г. была учреждена Организация Персидского залива для интенсификации экономического развития Египта.

Лига арабских государств объединяет 21 государство Азии и Африки, развивающихся на принципах ислама, а также Организацию освобождения Палестины. Первоначально организация ставила общеполитические цели, но впоследствии на первый план выдвинулись задачи межарабского экономического сотрудничества, что сказывается на ее структуре, оформленной в виде постоянных комитетов по политическим, экономическим и военным вопросам. Высший руководящий орган Лиги - Совещание глав государств и правительств, а исполнительный - Генеральный секретариат с местопребыванием в Тунисе.

Все страны - члены Лиги арабских государств принимают одновременно участие в деятельности Арабского фонда экономического и социального развития, руководящего деятельностью Арабского фонда развития сельского хозяйства, и контролируют специальный счет Организации арабских производителей нефти. Как Арабский инвестиционный банк, так и Арабская инвестиционная компания заняты согласованием и осуществлени ем кредитно-инвестициошюй деятельности. Основная роль в этих процессах принадлежит Египту, Ливии, Объединенным Арабским Эмиратам, Оману и Катару. Алжир, Ливия и ОАЭ сосредоточили внимание на деятельности учрежденного ими Арабского банка для инвестиций и внешней торговли. В современном арабском мире четко определились три зоны экономического сотрудничества: Арабский Запад, т.е., страны Магриба и тяготеющие к региону государства;

регион Персидского Залива и регион Передней Азии.

В феврале 1989 г. на Второй встрече глав государств Северной Африки в Марракеше было провозглашено создание Союза арабского Магриба, в состав которого вошли Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко и Тунис, которые подписали три основополагающих договора: Договор о создании Союза, Декларацию о его учреждении, Резолюцию по итогам работы большой магрибской комиссии. В том же 1989 г. был образован и Совет арабского сотрудничества, в который вошли Египет, Иордания, Ирак и Йеменская Арабская Республика, по принципу географического единства, но не исходя из общности экономического развития. Так, Египет, Иордания и Йемен являются экспортерами дешевой рабочей силы в Саудовскую Аравию.

За пределами географии Арабского мира также функционирует ряд интеграционных организаций, к которым относятся:

• ¦ Кувейтский фонд экономического развития, основанный в г. и предоставляющий льготные займы арабским, азиатским и африканским странам на цели промышленного и сельскохозяйственного развития;

¦ Фонд Абу-Даби для экономического развития арабских стран, созданный в 1971 г. и специализирующийся на финансировании развития инфраструктуры, промышленности и туризма в арабских странах;

¦ Саудовский фонд развития, функционирующий с 1974 г. и ставящий цели помощи практически всем развивающимся странам западной ориентации;

• ¦ Иракский фонд внешнего развития, действующий также с г, в направлении инвестиционной политики в бедные арабские государства;

¦ Арабский банк экономического развития Африки и Арабский фонд для Африки, функционирующие за счет средств Саудовской Аравии, ОАЭ и некоторых других арабских нефтедобывающих государств;

¦ Исламский банк развития, созданный в 1974 г. и объединяющий 24 мусульманских государства, а также Гвинею, Гамбию, Индонезию, Камерун, Мали, Нигер и Чад. Штаб-квартира банка расположена в Куала Лумпур;

¦ Арабский фонд технической помощи африканским и арабским странам, созданный в 1975 г. и финансирующий проектно-сметные работы по объектам.

Образованный в 1981 г. Совет сотрудничества арабских государств Персидского Залива объединяет Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовскую Аравию, имеет целью осуществление всесторонней координации и интеграции национальных хозяйств, укрепление взаимосвязей между странамичленами и развитие сотрудничества в области экономики, политики, обороны, безопасности и культуры. Высший руководящий орган Совета - Высший комитет из числа глав государств и правительств, собираемый ежегодно. Рабочими органами являются министерский совет, комиссия по решению спорных вопросов и секретариат с местопребыванием в Эр-Риаде. В рамках Совета сформированы 24 постоянных комиссии, рассматривающие конкретные вопросы сотрудничества. Помимо тесной политической и экономической интеграции арабских государств в Азии действует еще несколько региональных организаций, старейшей из которой является Организация экономического сотрудничества, известная до 1985 г. под названием Организация регионального сотрудничества для развития, созданная в 1964 г. Турцией, Ираном и Пакистаном со штаб-квартирой в Тегеране. В рамка Организации в на- стоящее время действуют 4 технических комитета: экономики, технологии и промышленности, сельского хозяйства, образования и научно исследовательской работы, а также Региональный совет по планированию.

Основные направления деятельности Организации включают в себя проработку и осуществление проектов Банка Организации, создания совместных предприятий, разработки систем спутниковой связи, а также разработку соглашений по введению режимов наибольшего благоприятствования в торговле.

Другая субрегиональная организация - Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), образованная в 1967 г. и включающая в свой состав Индонезию, Малайзию, Сингапур, Таиланд и Филиппины. В 1984 г. членом АСЕАНА стал Бруней. Главной целью АСЕАН является ускорение экономического роста, социального прогресса и культурного развития стран-членов. Высшим органом организации является Совещание министров иностранных дел, текущей работой руководит Секретариат (с местопребыванием в Джакарте) и 11 постоянных отраслевых комитетов. В 1977 г. страны-члены АСЕАН учредили совместный фонд для предоставления краткосрочных ссуд и Коммерческий банк, осуществляющий кредитование с 1981 г.

Другая азиатская региональная организация, созданная в 1985 г., Ассоциация регионального сотрудничества Южной Азии в составе Бангладеш, Бутана, Индии, Мальдивской Республики, Непала, Пакистана и Шри-Ланки. Основными ее целями являются содействие социально экономическому и культурному развитию стран Южной Азии, укрепление двустороннего и многостороннего сотрудничества как внутри Ассоциации, так и ее членов с третьими государствами и региональными организациями, Высшим органом Ассоциации стали ежегодные встречи глав государств и правительств. Дважды в год созывается Совет министров Ассоциации, в промежутках текущими делами руководит Постоянный комитет и Секретариат (с местопребыванием в Катманду).

В условиях усиления протекционистской политики промышленно развитых государств и валютной зависимости от них развивающихся африканские страны так же, как и более богатые соседи, стремятся использовать преимущества международного разделения труда в рамках континента и выгоды создания интеграционных экономических объединений. При этом определяющими факторами экономической интеграции в странах Африки являются исторические взаимосвязи освободившихся колоний с метрополиями, их тяготения к установлению англофонных и франкофонных политических союзов, а также близость арабских стран континента с исламскими, азиатскими соседями.

Основной формой интеграции на межафриканском уровне выступают клиринговые платежные взаимоотношения.

Исполнительный секретариат. В рамках Сообщества действуют четыре специализированные комиссии: по торговле, таможенному обложению, иммиграции и валютным фондам;

по промышленности;

по сельскому хозяйству и природным ресурсам;

по транспорту, связи и энергетике, а также по социальным и культурным вопросам. Сообщество учредило Фонд сотрудничества, компенсации и развития {с местопребыванием в Ломе), а также Западноафриканскую клиринговую палату. Бурунди, Габон, Заир, Камерун, Конго, Руанда, Сан-Томе и Принсипи, Центрально-Африканская Республика, Чад и Экваториальная Гвинея учредили одновременно Экономическое сообщество стран Центральной Африки, а его три участника -Бурунди, Заир и Руанда еще и локальное Экономическое сообщество стран Великих Озер.

В 1963 г. молодые освободившиеся государства Африки учредили Африканский банк развития, начавший функционировать с 1966 г. На настоящий момент его членами являются 50 африканских государств практически все члены Организации африканского единства. Высший орган банка - Совет управляющих из числа министров финансов стран членов. Исполнительный орган - Совет директоров в Абиджане. Под эгидой банка действует Доверительный фонд Нигерии и Африканский банк развития.

В 1980 г. в Африке была создана еще одна межправительственная экономическая организация - Конференция по координации развития Юга Африки в составе Анголы, Ботсваны Замбии, Зимбабве, Лесото, Маплави, Мозамбика, Свазиленда и Танзании с целью противодействия в регионе экономическому диктату ЮжноАфриканской Республики.

Высшим руководящим органом Конференции стала Конференция глав государств и правительств, а исполнительными - Совет министров стран участниц и Исполнительный секретариат (с местопребыванием в Габороне). Ежегодно также проводятся Консультативные Конференции, в работе которых помимо стран-участниц принимают участие другие государства и международные организации. Западноафриканский валютный фонд - Бенин, БуркинаФасо, Кот-д'Ивуар, Мали, Нигер, Сенегал, Того. Валютный союз государств Центральной Африки - Габон, Камерун, Конго, Центральная Африканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея. Экономическое сообщество стран Западной Африки - Бенин, БСК, Буркина-Фасо, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Кабо-Верде, Либерия, Мавритания, Мали, Нигер, Нигерия, Сенегал, Сьерра-Леоне и Того.

Другой формой валютного сотрудничества африканских стран стало создание валютных союзов, предполагающее выпуск единой валюты, имеющей единое хождение на территории стран - участниц союза, осуществляющего при этом единую валютно-финансовую политику. В настоящее время в Африке действуют два таких союза. Таможенный и экономический союз Центральной Африки (ЮДЕАК), образованный в 1964 г. Габоном, Камеруном, Конго, Центральной Африканской Республикой и Экваториальной Гвинеей. Высшим руководящим органом ЮДЕАК является Совет глав государств, а исполнительным - Генеральный секретариат (с местопребыванием в Банги). ЮДЕАК имеет фонд солидарности, средства в который поступают из таможенных сборов и виде дотаций из Франции.

Второй союз - созданный в 1962 г. Центральный банк государств Западной Африки, гарантирующий неограниченную конвертируемость африканской валюте стран-членов по отношению к французскому франку из расчета один к пятидесяти африканских. Впоследствии от Центрального банка отпочковался Западноафриканский банк развития.

Наиболее известными в Латинской Америке являются такие группы и образования, как Латиноамериканская ассоциация интеграции, Амазонский пакт, Андский парламент, Центральноамериканский общий рынок, Карибское сообщество и Латиноамериканский фонд развития для центрально-американского региона.

Латиноамериканская ассоциация интеграции, или «Договор Монтевидео 1980 г.», вступила в силу в 1981 г. и объединяет Аргентину, Боливию, Бразилию, Венесуэлу, Колумбию, Мексику, Парагвай, Перу, Уругвай, Чили и Эквадор. Кроме них, в ассоциации статус наблюдателей присвоен Кубе, Испании и Португалии. Высшим органом Ассоциации является Конференция глав государств, созываемая раз в три года.

Исполнительный орган Ассоциации - Совет министров иностранных дел странучастниц. Постоянным рабочим органом стал Секретариат (с местопребыванием в Монтевидео). Целью создания Ассоциации является стремление странучастниц в создании единого латиноамериканского рынка, что предопределило стратегию ее приоритетов: разработка таможенной политики, а также формирование соглашений по предоставлению режимов наибольшего торгового благоприятствования. В рамках Ассоциации действует несколько субрегиональных организаций.

Созданная в 1969 г. «Лаплатская группа», или группа Амазонского пакта, подписанного Аргентиной, Боливией, Бразилией, Парагваем, Уругваем, о сотрудничестве и использовании ресурсов и коммуникаций Амазонки и реки Ла-Плата и функционирующая с 1973 г. Андская группа в составе Колумбии, Перу, Чили (вышедшее из пакта в 1976 г.) с Колумбией содействует упрочнению субрегиональных экономических отношений между странами участниками. В рамках Андской группы действует Андская корпорация развития с уставным капиталом в 1 млрд долл. США, а также Андский резервный фонд, образованный для поддержки равновесия платежных балансов странучастниц. Подписанный в 1960 г. и вступивший в силу в 1961 г. Договор Манагуа, вошедший в историю как Общий договор о Центральноамериканской экономической интеграции, заложил основы Центральноамериканского общего рынка. Его участниками стали Гватемала, Гондурас, Коста-Рика, Никарагуа и Сальвадор, которые проводят единую экономическую политику в области таможенной либерализации взаимной торговли, стимулирования развития внутризональной промышленности, а также введения единого внешнего тарифа против третьих стран. Финансирование общих акций осуществляется из Центральноамериканского банка экономической интеграции, Центральноамериканского экономического фонда, Центральноамериканской комиссии по морскому транспорту и Центральноамериканской комиссии по железнодорожному транспорту.

Аналогичный характер своей деятельности имеет Карибское сообщество (КАРИКОМ), в состав которого входят Багамские Острова, Барбадос, Белиз, Гайана. Ямайка, Тринидад и Тобаго. Еще одна группировка такого типа, функционирующая локально в бассейне Карибского моря, - это организация Восточнокарибских островов в составе Антигуа и Барбуды, Доминика, Гренады, Монтсеррата, СентКристофера, Невис, Сент-Люсии, Сент-Винсента и Гренадин.

Глава 18. Региональные проблемы мировой экономики Со времени своего формирования во второй половине XIX в.

мировое хозяйство прошло достаточно долгий путь развития. Это развитие имеет свое продолжение и ныне: происходит дальнейшее возрастание масштабов хозяйственной деятельности отдельных стран, углубление международного разделения труда. Современное мировое хозяйство не является однородным. Роль в нем отдельных национальных экономик и регионов мира различна. Об удельном весе этих экономик и регионов в мировом хозяйстве можно судить по приведенной ниже табл. со статистическими данными ООН1.

Доля стран и регионов в мировом ВВП (%) Максимова В М. В XXI век со старыми и новыми глобальными проблемами//МЭ и МО, 1998, № 10, с. 22. С дополнениями из Mouthly Bulletin of Statistics, N.Y., Nov. 2001.

Продолжение табл.

Из таблицы видно, что среди лидеров мировой экономики находятся страны Северной Америки (США и Канада), страны Западной Европы (Великобритания, Германия, Италия, Франция), государства Восточной Азии во главе с Японией. За ней следует динамично прогрессирующая группа новых индустриальных экономик: Тайвань, Сингапур и др. Все еще на этапе перехода к рынку остается ряд государств Восточной Европы и бывшего СССР. В регион Северной Америки входят промышленноразвитые США и Канада.

Интеграционные связи между США и Канадой начали складываться еще в 20-х гг. нашего века, когда внешнеэкономические контакты Канады переориентировались со слабеющей Великобритании на США.

Предприниматели США стали быстро осваивать экономическое пространство богатой природными ресурсами, но малозаселенной и недостаточно развитой соседней страны.

Процесс взаимопроникновения собственности канадских и американских предпринимателей достиг высокой отметки, и сегодня масштабы сращивания двух соседних стран очень велики. Также у США имеется и южный сосед: Мексика, в экономику которой американский капитал стал проникать в 70-е гг. С 1 января 1994 г. началась реализация соглашения Североамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА), подписанного США, Канадой и Мексикой 17 декабря 1992 г. В рамках НАФТА происходит постепенная ликвидация тарифных барьеров, снимаются большинство других ограничений для экспорта и импорта (кроме определенной номенклатуры товаров - сельхозпродукция, текстиль и некоторые др.). Создаются условия для свободного движения не только товаров, но и услуг, капиталов, профессионально подготовленной рабочей силы. Документ содержит обязательства сторон относительно создания механизма по разрешению споров, которые будут непременно сопровождать начальный период становления организации. Соглашение не предусматривает решения проблем, относящихся к социальной сфере, - безработицы, образования, культуры и т.д. Ведущая роль в развитии интеграции на североамериканском пространстве, безусловно, принадлежит США, которые на протяжении многих лет через свои компании активно внедрялись в экономику соседей. По мнению американских экспертов, увеличение экспорта приведет к увеличению числа рабочих мест, и эти расчеты уже оправдались. Большие надежды связываются с перенесением на мексиканскую территорию трудоемких, материалоемких и других дорогостоящих производств, что существенным образом должно повлиять на снижение издержек и тем самым повысить конкурентоспособность американских товаров.

Экономика Канады тесно связана с американской. Достаточно сказать, что доля США во внешнеторговом обороте Канады составляет примерно 70% и доля Канады - 20%. Это очень высокий показатель.

Вместе с тем лишь в конце 80-х гг. канадцы пришли к выводу о наступлении сравнительно благоприятных условий для углубления интеграционных процессов с США, имея в виду тот факт, что эффективность канадских фирм стала приближаться к аналогичному показателю для американских. Предварительно была скрупулезно подсчитана возможная экономическая выгода после ликвидации таможенных барьеров, в частности для обрабатывающей и добывающей промышленности. Канада считает, что участие в НАФТА позволит более тесно приобщиться к выпуску наукоемкой продукции, повысить прибыль, так как оплата труда в Канаде выше, чем у партнеров по группировке. В Канаде насчитывается и много противников углубления интеграционных процессов с США, в НАФТА, так как американские фирмы в Канаде слишком агрессивны. Существуют определенные опасения относительно потери национального контроля над некоторыми отраслями. Опасения канадцев понятны еще и потому, что пока не созданы сильные юридические институты, призванные сопровождать экономические процессы.

Мексика связывает с НАФТА большие надежды, рассчитывает резко ускорить темпы своего развития, внедрения реформ и уже через 10-15 лет приблизиться по уровню своего развития к промышленно развитым странам. Были предприняты решительные меры по либерализации движения капитала, начался его приток, вырос объем иностранных инвестиций. Однако существуют опасения, что мексиканским компаниям будет весьма сложно сдерживать напор северных соседей, особенно в сельском хозяйстве, где возникнут сложные проблемы. В настоящее время трудно оценить эффективность деятельности НАФТА, поскольку прошло не столь много времени, но уже сейчас просматривается стремление южноамериканских стран присоединиться к этой экономической группировке.

Вероятно, в ближайшей перспективе можно будет ожидать расширения НАФТА, однако видится необходимым создание определенных организационных структур, отработки механизма сотрудничества.

Западная Европа занимает особое место в мировом хозяйстве. На ее долю приходится около 23% совокупного ВВП и 7% населения мира.

Западная Европа включает 25 стран, которые отличаются друг от друга размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим и научно-техническим потенциалом. Официально до ноября 1993 г. ведущая интеграционная группировка западноевропейских стран называлась Европейским сообществом. Она появилась после слияния в 1967 г. органов трех ранее самостоятельных региональных организаций:

• ¦ Европейского объединения угля и стали - ЕОУС (1952 г.);

• ¦ Европейского экономического сообщества - ЕЭС (1958 г.);

• ¦ Европейского сообщества по атомной энергии - Евратом ( г.).

С 1 ноября 1993 г., после вступления в силу Маастрихских соглашений, официальное название этой группировки - Европейский союз (ЕС). Развитие интеграции в рамках ЕС прошло ряд этапов, характеризующихся ее углублением, переходом от низших форм (зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок) к высшим - экономический и валютный союзы, и увеличением числа участников, К настоящему времени в ЕС практически завершилось создание основ рынка, системы государственного управления, и страны вплотную подошли к окончательному оформлению экономического, валютного и политического союзов. В ЕС как полноправные члены союза входят 15 стран: Австрия, Бельгия, Италия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция. По уровню экономического развития, характеру структуры экономики, масштабам экономической деятельности западные страны делятся на несколько групп.

Основная экономическая мощь региона приходится на четыре крупные высокоразвитые в промышленном отношении страны: ФРГ, Францию, Италию и Великобританию, - которые сосредотачивают 50% населения и 70% валового внутреннего продукта. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона. Прочие государства относятся к малым промышленно развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации на производстве технически сложной высококачественной продукции.

Статистические данные демонстрируют сдвиги, произошедшие в последние десятилетия в положении стран Западной Европы в мировой экономике. Так, их доля в совокупном ВВП мира за 1970 - 1980 гг. возросла с 25 до 31%, а затем сократилась примерно до 23% в 1995 г.

Экономический рост региона характеризовался понижающимися темпами.

Он прерывался сокращением производства в периоды кризисов в 1975, 1981, 1993 г., когда совокупный ВВП этих стран упал соответственно на 1,2, 0,2, 0,3%. Отме ченные периоды характеризовались резким увеличением инфляции и безработицы, низкой загрузкой производительных мощностей. На современном этапе в Западной Европе весьма велик потенциал научно технических исследований. Ведущие страны расходуют на эти цели свыше 2% ВВП. Расходы западноевропейских стран в значительной степени ориентированы на фундаментальные исследования. Страны региона отстают в таких ключевых производствах, как интегральные схемы и полупроводники, изготовление микропроцессоров, суперЭВМ, биоматериалов. На других направлениях западноевропейские компании занимают передовые рубежи. Это - строительство АЭС, производство фармацевтических препаратов, техника связи, отдельные отрасли транспортного машиностроения и т.д. Но эти виды техники и продуктов оказывают слабое воздействие на технологическую структуру производства. Поэтому более узкий рынок наукоемкой продукции в Западной Европе по сравнению с США в меньшей степени формируется за счет внутреннего производства. Среди факторов, отрицательно влияющих на ход экономического развития Западной Европы выделяется массовая безработица — до 20 млн чел. Более 80% безработных сосредоточено в странах ЕС. Уровень безработицы в них составлял в 1996 г. 11,4% рабочей силы в сравнении с 5,5% в США и 3,3% в Японии.

Современное экономическое развитие западноевропейских стран протекает под знаком структурных изменений. Эти изменения отразили общие тенденции развития производства и общественного разделения труда в условиях нового этапа НТП, а также явились следствием структурных кризисов перепроизводства 70-х и начала 90-х гг. Сдвиги в промышленном производстве неодинаковы. Если в некоторых странах его роль снижалась, то в южных и ряде северных стран (Исландия, Финляндия, Ирландия) доля промышленного производства в ВВП возросла. В этих странах продолжался процесс индустриализации, создавались новые производственные мощности общего назначения. На современном этапе структурный кризис пережили судостроение, черная металлургия, текстильная и угольная промышленность. Такие отрасли, бывшие не так давно стимуляторами роста, как автомобилестроение, химия, электротехника, столкнулись с сокращением внутреннего спроса, изменениями в международном разделении труда. К наиболее динамичным отраслям относятся электронная промышленность, в которой преимущественное развитие получило производство промышленного оборудования и специального назначения, прежде всего ЭВМ. Выделились новые отрасли и производства, связанные с изготовлением роботов, атомных реакторов, аэрокосмической техники, новых средств связи. Однако они оказались на только не в состоянии обеспечить высокие темпы роста экономики, но и в своем развитии отставали от США и Японии.

Отечественные производители обеспечивают только 35% регионального потребления полупроводников, 40% электронных компонентов, еще меньше интегральных схем. Западноевропейская промышленность по выпуску информационной техники обеспечивает 10% потребностей мирового и 40% регионального рынков. Современные процессы монополизации в Западной Европе имеют отличия от подобных процессов в Северной Америке.

Наиболее прочные позиции крупнейшие западноевропейские компании занимают в традиционных отраслях, значительно отставая в новейших наукоемких. Отраслевая специализация крупнейших объединений Западной Европы менее подвижна, чем у корпораций США.

А это тормозит структурную перестройку экономики. Кроме ЕС, в Европе существует еще одна организация Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ). Она возникла в 1960 г. после подписанной в Стокгольме соответствующей конвенции. В настоящее время членами ЕАСТ являются Австрия, Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция и Швейцария.

В отличие от ЕС здесь за каждой страной сохраняется внешнеторговая автономия и собственные таможенные пошлины в торговле со странами «третьего мира», единого таможенного тарифа не существует. Совет, куда входят представители всех стран-членов ЕАСТ, не является наднациональным органом и может принимать решения лишь на основе единогласия.

В 1991 г. подписано соглашение между странами обеих группировок о создании единого европейского экономического пространства. В соответствии с этим соглашением страны -члены ЕАСТ начиная с 1993 г.

включают в свои законодательства сотни правовых актов ЕС, касающихся свободного движения товаров, капиталов, услуг, а также политики в области конкуренции.

Предусматривается введение к 2000 г. единой валюты, выработка общей внешней политики, повышение роли Европарламента, введение единого гражданства, сотрудничество в области безопасности и т.д.

Наиболее динамично развивающимся регионом в мировой экономике в последние десятилетия считается Восточная Азия.

Первой среди стран региона переход к современному экономическому росту совершила Япония. Еще в конце XIX в., начиная с реформы Мэйдзи, японское правительство создало условия для свободного предпринимательства и инициировало осуществление модернизации экономики. Особенностью японской модернизации хозяйственной деятельности явилось то, что иностранный капитал занимал незначительную долю при создании современной экономики, а также и тот факт, что немалую роль в модернизации играло патриотическое движение, инициируемое государством.

В итоге, в послевоенный период Япония подняла экономику из руин до положения равенства с богатейшими странами мира. Сделала она это в условиях демократического правления и при распределении экономических выгод среди широких кругов населения.

Современная экономика Японии в удивительной степени зависит от мелких предпринимателей. Почти одну треть рабочей силы составляют работающие на себя и неоплачиваемые члены их семей. В начале 30-х гг. в Японии было 9,5 млн предприятий, имеющих менее 30 рабочих, из них 2, млн - это фирмы, а 6 млн - не объединенные в корпорации деловые предприятия, не связанные с хозяйством. В этих фирмах было занято более половины рабочей силы. В промышленности почти половина рабочей силы работает на предприятиях, имеющих менее 50 рабочих Правительство поощряет сбережения и рост малых предприятий с помощью налоговых льгот, финансовой и другой помощи. Из мелкого бизнеса формируются огромные сети поставщиков и субподрядчиков крупных монополий «первого», «второго» и «третьего» уровней. Их руками создается, например, половина стоимости автомобилей, которые изготовляет фирма «Тойота».

Япония стала первой страной, в экономике которой реализовалась модель сбалансированного роста. С 1990 г. эта богатая страна также первая и пока единственная вступила в последний этап в реализации все той же экономической модели сбалансированного роста. Это - этап умеренного прироста ВНП зрелой рыночной экономики. А это означает, что высокие темпы роста японской экономики сменятся ежегодным приростом ВНП в среднем в 2-3%. Начало этого этапа совпало с четырехлетней депрессией мировой экономики, которая после семилетнего процветания вступила в 1990 г. в серьезный экономический кризис, из которого Япония выбирается до сих пор. Это подтверждается статистикой, и в середине 90 х гг. в экономике Японии четвертый год продолжался спад. За 1992 г.

промышленное производство сократилось более чем на 8%. Это - более резкое падение, чем то, которое Япония имела в конце 80-х гг. В 1993 г. в экономике Японии наблюдался нулевой рост, а в 1994 г. он составил 0,6%, 1995 г. мало то изменил, и прирост сохранился на уровне 0,5%. И только 1996 г., обеспечит экономический рост Японии в 3,4%, а это приблизительно тот уровень, который характерен именно для зрелой рыночной экономики.

За последние два десятилетия большинству отраслей японской промышленности приходилось, сталкиваться с «шоками» той же силы, что и в остальных странах и регионах мира. Но они приспособились настолько хорошо, что во многих случаях вышли из затруднений даже более сильными, чем прежде. Но кризис 90-х гг. бросил более серьезный вызов японской экономике, который дополнился и другими обстоятельствами:

страну постигло одно из страшнейших землетрясений в Кобе, главном порту района, являющемся центром японской промышленности. Имеет прямое отношение к затянувшемуся экономическому спаду и частая смена правительств в последние годы. Все это совпало с тем периодом времени, когда Япония вступила в завершающий этап экономической модели сбалансированного роста, характеризующийся затуханием и перепадом к умеренному экономическому росту. Анализ показывает, что период высоких темпов роста японской экономики позади. Япония вступает в следующий, XXI в. с умеренным, т.е. невысоким экономическим ростом, присущим зрелой рыночной экономике. Это итог реализации модели сбалансированного роста.

В число стран восточноевропейского региона входят следующие стран: Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Чехия. Эти страны в тот или иной период решили отказаться от централизованно планируемой экономики и продолжать свое экономическое движение по пути рыночных реформ.

При рассмотрении хода реформ в странах Восточной Европы нелегко выявить расклад достижений и потерь. Очевидно, что достигнут немалый прогресс в трансформировании централизованно планируемой экономики в демократическую рыночную систему. Тем не менее экономические и социальные издержки перехода оказались гораздо выше, чем ожидалось.

Затянувшийся экономический спад, высокий уровень безработицы, упадок системы социального обеспечения, углубление дифференциации доходов и благосостояния - все это привело к разочарованию и нарастающей политической напряженности. Спад оказался гораздо глубже, чем изначально планировалось. История и текущая экономическая ситуация в этих государствах определяются набором сходных факторов, отличающих их от стран, образовавшихся на территориях бывших СССР и Югославии.

Первые программы реформ состояли из наборов стабилизационных мер, институциональных перемен и структурной политики, в том числе приватизации. Монетарные и фискальные ограничения должны были сбить инфляцию, восстановить финансовое равновесие, обеспечить предпосылки создания стабильной макроэкономической ситуации.

Либерализация внешних связей должна была помочь выйти на оптимальный уровень цен и внести на внутренний рынок необходимую дозу конкуренции. Предполагался также перелив ресурсов из убыточных предприятий в прибыльные сферы деятельности, развиваемые и управляемые прежде всего вновь нарождающимся частным предпринимательством. При этом средний уровень благосостояния должен был расти, особенно в секторах, имевших и при плановой системе преимущества (тяжелое машиностроение, металлургия, добыча полезных ископаемых, управленческий аппарат). Причем издержки приспособления должны были остаться достаточно ограниченными - частично благодаря прямым иностранным инвестициям, которые, как ожидалось, хлынут в страны с переходной экономикой с их низкой стоимостью рабочей силы и неосвоенными рынками.

Но реальность оказалась гораздо серьезнее: все страны региона испытали удары спада и безработицы. С тех пор как девять лет назад восточноевропейские страны приступили к реформам, они прошли немалый путь. Во всех из них созданы демократические, плюралистические системы, не встает и вопрос об отходе от рыночных реформ. Ликвидирова- ны основы централизованного планирования и государственного контроля: цены либерализованы, национальные валюты стали конвертируемыми, потребители и производители относительно свободны в своих решениях. Инфляция в основном подавлена, сведены на нет хронические дефициты. Значительная часть производимой продукции приходится на частный сектор, внутренние рынки обеспечены широким набором товаров и услуг, вполне сравнимым с имеющимся в промышленно развитых странах. Страны с переходной экономикой предприняли также усилия для интеграции в мировой рынок: ¦ существенная часть их внешней торговли приходится на развитые страны, ¦ их внешнеэкономические связи углубляются за счет притока прямых и портфельных иностранных инвестиций. Появилось немало новых рыночных институтов, таких как биржи, кредитные инструменты, антимонополистическое регулирование, законодательство о банкротствах и т.д.

Данные по уровню ВВП и промышленному производству в Восточной Европе в 1993 - 1995 гг. см. в приведенной ниже табл.

Как показывают статистические данные, к 1994 г. эти страны успешно преодолели экономический спад и началась долгожданная стадия оживления. В ряде стран доля негосударственного сектора в ВВП превысила 50%.

При трактовке приведенных статистических данных налицо прогресс в изменении структуры собственности и внешнеторговой ориентации восточноевропейских стран. Но, несмотря на достижения, есть немало промахов и разочарований. Рынок здесь еще не вышел из «детского» возраста: он быстро растет, но еще незрел и неустойчив.

Наиболее тревожным и неожиданным для восточноевропейских стран стал «переходный» спад, проявившийся в сокращении производства и занятости до уровней значительно более низких, чем в дореформенный период. Общий спад производства за период 1989-1993 гг. оказался действительно крупномасштабным, сравнимым, пожалуй, только* с Великой депрессией 1929 -1933 гг. Спад достиг особой глубины в Болгарии и Румынии - странах, хуже подготовленных к немедленным рыночным реформам и меньше продвинувшихся по пути реформ, нежели Чехословакия, Венгрия и Польша. Обращает на себя внимание, что во всех рассматриваемых странах падение промышленного производства оказалось заметно глубже (приблизительно более чем наполовину) падения ВВП. В Болгарии и Румынии спад промышленного производства составил к концу 1993 г. 50%. Тем не менее произошедший спад- явление вполне естественное и неизбежное.

Одним из основополагающих предположений столь серьезных проблем явилось то, что почти полная занятость в централизованно планируемой экономике обеспечивалась слабой трудовой дисциплиной, идеологической догмой о полной занятости при социализме и низкой зарплатой. Соответственно, предсказывались широкомасштабные увольнения в переходный период. В то же время предполагалось, что возросший спрос на труд в сфере услуг и частном бизнесе поглотит значительную часть избыточной рабочей силы в промышленности, так что общий уровень безработицы останется умеренным. Решение этой проблемы следует искать в структурной политике, нацеленной на улучшение функционирования рынка труда за счет устранения перекосов в формировании ставок заработной платы и доведения пособий по безработице до уровня средней зарплаты, увеличения межрегиональной и межотраслевой мобильности рабочей силы.

Последняя стадия развития системы централизованного планирования характеризовалась высокой инфляцией и повсеместным дефицитом. Либерализация цен и девальвация национальных валют усилили инфляционное давление. На практике «корректирующая» инфляция сильно зашкаливала за уровни, предусмотренные стабилизационными программами. В результате основной задачей реформистских правительств стало восстановление основ ценовой стабильности.

Как показал опыт, сбить инфляцию с почти гиперинфляционных значений до контролируемого уровня было относительно легко -при условии обоснованности, последовательности и четкой реализации антиинфляционных программ. Однако, добившись снижения инфляции до среднегодового уровня 20 - 40%, большинство восточноевропейских стран оказались неспособными сбить ее дальше. Даже «умеренная» инфляция, составляющая 10 -12% в Чехии и Словакии, оказывает чрезвычайно негативное воздействие на сфаны с переходной экономикой.

В таких условиях сохраняется высокий уровень номинальных и реальных процентных ставок, что ограничивает кредит и мешает экономическому оживлению, служит источником неуверенности для бизнеса и из-за нежелательных эффектов в распределении доходов может вызвать социальную напряженность. Попытки остановить такую инфляцию с помощью стандартного инструментария денежных рестрикций (ставка процента и т.д.) в подобных условиях оказываются малоэффективными, особенно если страна испытывает значительный приток краткосрочного капитала из-за рубежа (Чехия, Польша). Консервативная денежная политика нужна по-прежнему, но ее необходимо сочетать с мерами, которые бы сбивали инфляционные ожидания, тормозя действие инерционных механизмов. Реформаторы в восточноевропейских странах отчетливо видели слабости традиционных госпредприятий, а в долго срочном плане разрешить проблему надеялись через ускоренную приватизацию. В результате вместо прекращения неэффективного производства, увольнения избыточной рабочей силы и реагирования на сигналы рынка стандартным, нацеленным на максимизацию прибыли способом, госпредприятия пошли по пути завышения цен на свою продукцию, сохранения занятости и интенсивного лоббирования правительственной поддержки.

В чисто экономическом плане приватизация должна обеспечить более эффективное корпоративное управление и дополнительные источники финансирования. В рассматриваемых странах использовались две стратегии приватизации: одна базировалась на свободном распределении госсобственности между всеми желающими, другая имела более коммерческий характер, и ее условия варьировали в каждом конкретном случае. Однако поскольку последний вариант носит «штучный» характер, приватизация всего госсектора займет долгое время.

Поэтому дилемма состоит в выборе между «широкой, но поверхностной» или «глубокой, но узкой» приватизацией. В любом случае завершение процесса потребует немало лет. Важным уроком, вытекающим из опыта последних девяти лет, явилось то, что можно рекомендовать придерживаться компромиссной стратегии, сочетая элементы свободного распределения и коммерческой продажи, в том числе на условиях кредита (лизинг, товарный кредит и т.д.).

Другой урок состоит в том, что скорость приватизационного процесса должна измеряться тем, насколько быстро на приватизированных предприятиях можно создать эффективное корпоративное управление. Поскольку этого нельзя добиться сразу, какое то время должно сохраниться и продолжать работать немалое число госпредприятий.

Настоятельная потребность в радикальном реформировании всей финансовой сферы была признана только тогда, когда стало ясно, что банки и другие существующие финансовые институты превратились в крупное препятствие на пути пере хода от плановой к рыночной экономике.

Главные пороки финансовой системы включали в себя:

¦ отсутствие многих важных институтов финансового посредничества (пенсионные и паевые фонды, специализированные кредитные и сберегательные организации, страховые фирмы, фондовый рынок);

¦ ограниченность ресурсов капитала у коммерческих банков, их чрезмерную зависимость от небольшого числа клиентов (прежде всего крупных госпредприятий);

¦ отсутствие опыта кредитных операций, несовершенство или отсутствие разумного регулирования и контроля над банками.

Совершенно очевидной была слабость надзора за банковской системой: центральные банки восточноевропейских стран придерживались довольно идеалистического подхода, полагая, что либеральной политики выдачи банковских лицензий в сочетании с высокими процентными ставками и (иногда) кредитными потолками будет достаточно для изменения поведения коммерческих банков.

Другими важными последствиями отсутствия реформ в данной сфере стали дороговизна и ограниченная доступность кредитов.

Отсутствие разумного регулирования и нарушенная система стимулов у менеджеров сделали банки особенно подверженными коррупции и злоупотреблениям. Многочисленные финансовые скандалы, поразившие банковский сектор Венгрии, Польши, и в самое последнее время - Чехии, показали, что качество банковского регулирования, надзора со стороны центральных банков и юридической базы оставляет желать лучшего.

Скандалы не только потрясли основы многих коммерческих банков и негативно повлияли на их клиентов, но и серьезно подорвали доверие общественности к рыночным институтам, и в целом к реформам. С самого начала осуществления реформ правительства восточноевропейских стран приписывали прямым иностранным -инвестициям (ПИИ) ключевую роль в преобразованиях Первоначальный оптимизм относительно ПИИ базировался на следующих отличительных чертах экономики восточноевропейских стран:

¦ доступность квалифицированной и дешевой рабочей силы;

¦ удобное географическое положение вблизи западных рынков;

¦ ожидавшийся рост внутреннего спроса;

¦ либеральное законодательство.

На практике приток ПИИ за прошедшие годы оказался значительно меньше предполагавшегося и крайне неравномерно распределен между отдельными странами. Более того, в 1994 г. наступила стагнация ПИИ, особенно ярко проявившаяся в Чехии и Венгрии, ранее лидировавших во всем регионе по объему получаемых инвестиций.

Четких объяснений этому нет. Как представляется, восточноевропейские страны обеспечивают иностранным инвесторам стимулы, вполне сравнимые с существующими на других формирующихся новых рынках. В то же время качество рабочей силы здесь выше. Причины могут быть связаны и с нестабильностью законодательной базы, политической и микроэкономической ситуации, а также - по крайней мере, в отдельных странах - с широким размахом профсоюзного движения, высокой активностью профсоюзов и традициями частых трудовых конфликтов (Польша). Итогом девяти лет преобразований в странах Восточной Европы следует считать создание предпосылок рыночного развития. И в то же время появились проблемы, связанные с непредвиденными социально экономическими издержками трансформации и слишком медленным восстановлением уровня жизни. Поэтому требуется неординарная внутренняя политика, направленная на поддержание экономического роста и необходимых структурных сдвигов при обеспечении финансовой дисциплины и макроэкономической стабильности, более активное сотрудничество с мировым сообществом. Это определит скорость и прогресс реформ в ближайшие годы. Известно, что подсистема развивающихся стран включает 4/5 всех стран мира. В них проживает более 80% населения Земли. Экономическое состояние развивающихся стран, их проблемы непосредственно сказываются на подавляющей час- ти человечества. К этой подсистеме относятся все азиатские страны, кроме Японии, Республики Кореи и Израиля, все страны Африки, исключая ЮАР, а также страны Латинской Америки. По темпам экономического роста периферия мирового хозяйства, включая КНР, превосходила промышленно развитые страны. Наиболее высокие темпы прироста ВВП отмечались в 60 - 70-е гг. В 80-е гг. произошло значительное падение среднегодовых темпов прироста. В 90-е гг. они повысились, но не достигли уровня 60 - 70-х. Развивающиеся страны обычно группируются по регионам с учетом их географического положения, Среди развивающихся стран в современных условиях идет процесс экономической дифференциации. В настоящее время они оказались, по крайней мере, на трех различных уровнях развития. Стратегии экономического развития азиатских НИС опирались на экспортно ориентированное производство, прежде всего готовых изделий. Поэтому эти страны превратились в крупнейших поставщиков на мировой рынок обуви, одежды, текстильных изделий, бытовой электронной аппаратуры, персональных компьютеров, легковых автомобилей и других видов высокотехнологичной продукции. Начиная с 80-х гг. постепенно меняется место НИС не только в мирохозяйственных связях, где им удалось найти свои «ниши», но и в современной мировой экономике. Признанием их возросшей роли в мировом хозяйстве стало принятие в конце 1996 г.

Республики Корея в члены престижного элитарного клуба промышленно развитых стран- Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Страны Латинской Америки в своем хозяйственном развитии добились более скромных результатов. Им приходилось трижды менять свою экономическую стратегию.

Начиная с прошлого столетия латиноамериканские государства оказались в роли поставщиков сырья на мировой рынок. К концу 20-х гг.

эта волна исчерпала себя. Чрезвычайно разрушительный для Латинской Америки мировой экономический кризис 1929 - 1933 гт. подвел черту под режимом открытой экономи дукции, то в последующие годы их число сократилось до 2 3 (включая Никарагуа и Гаити). Возрос внешнеторговый оборот, утечка капиталов за рубеж сменилось их притоком, повысилась общественная производительность труда. Среди главных целей реформ выделялось оздоровление финансовой системы, преодоление инфляции, а в ряде стран и гиперинфляции. Своего максимума инфляция достигла в 1989 и 1990 г., когда ее уровень составил 1200%, а в отдельных странах - даже 5000 - 8000% (Никарагуа, Перу, Аргентина и Бразилия). В этой проблеме сконцентрировались главные беды экономики и общества - ослабление предпринимательской деятельности и мотивации к труду, приоритет быстрой и нередко сомнительной наживы и т.д. Как свидетельствует латиноамериканский опыт, сильнейшим тормозом на пути преобразований социальноэкономического характера является наличие у той или иной страны крупного внешнего долга. Достигая критической массы (у каждой страны она своя — в зависимости от конкретного потенциала), он начинает ограничивать свободу действий государства, выбора собственной стратегии развития. Так, приватизация в Парагвае, Боливии, Панаме и некоторых других странах началась, по существу, после того как МВФ поставил в качестве условия их кредитования развертывание процесса разгосударствления экономики. В ряде случаев (Парагвай, некоторые страны Центральной Америки) оговаривались даже сроки приватизации и указывалось число компаний, которые она должна была затронуть.

На современном этапе свыше десяти стран региона не в состоянии своевременно уплачивать проценты по внешней задолженности. Этим должникам особенно трудно выстраивать оптимальную (с точки зрения национальных интересов) экономическою политику. Так, относительно медленный ход преобразований в Бразилии, их пробуксовка в Эквадоре обусловлены в нематой степени наличием крупного внешнего долга.

Проблематична и ситуация в сфере внешней торговли, которая в новой стратегии призвана стать основным двигателем экономического роста. Между тем либерализация внешней торговли привела не только к ее крупному и растущем) дефициту (в Аргентине 2, млрд, долл. в 1992 г. и 3,4"млрд в 1993 г.), но и к наплыву на местный рынок товаров, которые теснят национальную продукцию, как в сфере промышленности, так и сельского хозяйства. В Колумбии, Венесуэле, некоторых других странах производство пшеницы, риса, отдельных других культур, которое ранее не только удовлетворяло внутренние потребности, но и обеспечивало экспорт, в нынешних условиях стало сокращаться. Суммарный дефицит платежного баланса региона по текущим операциям увеличился с 6 млрд долл США в 1990 г. до 43 млрд в 1993 г. Производство, за исключением Чили и Мексики, либо модернизируется слабо (Аргентина, Бразилия), либо не модернизируется совсем, что предопределяет низкую конкурентоспособность экспортных товаров.

Существенную опасность для успеха проводимой экономической трансформации представляют сопряженные с ней социальные издержки.

Преобразования в экономике зачастую осуществляются в отрыве от социальной сферы, т.е. с нарушением системного подхода к реформированию. Значительный уровень социальной напряженности в Латинской Америке в немалой степени предопределен тем, что в условиях развернувшейся «рыночной революции» из двух моделей разметая европейской, с ее определенной заботой о слабых и проигравших, и американской, для которой характерна конкурентная, жесткая модель, была избрана (не без давления извне) последняя. А это означает: в Латинской Америке, кроме всего прочего, идет смена цивилизационных ценностей, духовных ориентиров, что не может проходить безболезненно.

Современный этап реформирования и его ближайшие перспективы концептуально оформлены т последних сеешжх Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибских стран (ЭКЛАК), где экспертами регулярно обобщается региональный опыт развития.

Примечательно, что в последнее время даже эксперты МВФ и МБРР, стремящиеся поддержать в регионе престиж своих рекомендаций и неоднократно подвергавшиеся суровой критике, стали следить, чтобы в стабилизационных программах были представлены социальные аспекты и содержались механизмы «социального выравнивания». Они, в частности, считают, что сокращение продовольственных субсидий должно осуществляться постепенно, а прямую помощь следует сфокусировать на бедных слоях общества.

На современном этапе Латинская Америка переживает сложный период комплексных структурных преобразований, для которых характерно нетрадиционное решение экономических, политических, социальных, институциональных и культурных проблем. Для успешного продвижения реформ созданы и определенные политические предпосылки, прежде всего в виде демократических режимов почти во всех странах. Выяснилось, что успехов добились те страны, к руководству в которых пришли не политики традиционного склада, а интеллектуалы, лидеры нового типа, которым удалось добиться национального согласия.

Подводя некоторые итоги произошедших преобразований, скажем, что перед регионом стоит немало нерешенных проблем, возможно в скором будущем появление новых. Так, крупные средства, поступающие в казну от приватизации, скоро иссякнут, и тогда странам придется изыскивать иные источники. Однако регион пришел в движение, он стал динамичен.

Мексика стала первой развивающейся страной, принятой весной 1994 г. в члены Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В регионе просматривается отход от крайностей протекционизма и неолиберализма и движение к золотой середине. Эти тенденции и ознаменуют вступление Латинской Америки в новое столетие. Немало сложных проблем стоит и перед развивающимися странами Африки.

Начиная с середины 50-х гг. страны этого региона охватила некоторая эйфория в связи с провозглашени- ем независимости. Надежды на то, что независимость придаст импульс экономическому росту и развитию, не оправдались. В середине 90-х гг. на долю африканского континента, где проживает более 11 % населения Земли, приходится лишь около 5% мирового производства. В геополитическом, экономическом и цивилизационном отношении Африка состоит из двух достаточно различных субрегионов: Северной Африки, расположенной к северу от Сахары, типологически более близкой Ближнему Востоку, и Тропической Африки, расположенной соответственно к югу от Сахары. Государства Тропической Африки относятся к числу наиболее характерных стран развивающегося мира. Все они в прошлом были колониями, что предопределило их узкую, аграрно сырьевую специализацию в международном разделении труда.

В национальных экономиках государств региона велика роль традиционного сектора. Его основой выступают мелкие крестьянские хозяйства, в которых доминирует использование природных факторов труда, и живой труд преобладает над овеществленным. Для хозяйств типичен экстенсивный характер производственной деятельности. Также для региона характерны низкий уровень развития экономики и социальной сферы. Средняя величина ВНП на душу населения составила в 1995 г. при расчете по текущим валютным курсам 490 долл. США. При этом лишь в пяти государствах этот показатель достигал или превышал 20ОО долл. США (Ботсвана, Габон, Маврикий, Намибия, Сейшельские О ва). Девять государств региона имели в 1995 г. доход на душу населения менее 200 долл. США, в том числе Эфиопия -100 долл. США, Мозамбик 80 долл. США. Об экономической отсталости стран региона свидетельствует и структура их ВВП. В среднем по региону в промышленности создается 30% ВВП, в сельском хозяйстве - 20%. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП составляет всего 15%. При этом в большой группе стран этот показатель намного ниже, а в Анголе, Руанде и Эфиопии - всего 3%.

Важную роль в создании ВВП играет сфера услуг (48% ВВП в г.). Однако в рамках третичного сектора роль науки, образования, здравоохранения остается незначительной. Все государства Тропической Африки за исключением Ботсваны, Габона, Маврикия и Сейшельских Островов относятся к странам с низким уровнем развития людских ресурсов, что свидетельствует о слабости их систем образования. 54% женщин старше 15 лет и 35% мужчин неграмотны.

Средняя продолжительность жизни - самая низкая в группе развивающихся стран, всего 52 года (1995 г.). Вследствие низкого уровня ВНП на душу населения, отсталой структуры производства и неразвитой социальной сферы многие (2/3) государства региона относятся по методологии ООН к «наименее развитым странам» (НРС). Страны Тропической Африки занимают периферийное и соответственно зависимое положение в мировой экономике. Такое положение государств региона проявляется сразу по нескольким направлениям:

• ¦ вследствие узкой, аграрно-сырьевой специализации этих стран в международном разделении труда их доходы от внешней торговли в определяющей степени зависят от конъюнктуры, складывающейся на мировых рынках сырьевых товаров, а значит, - от спроса на эти товары в их основных потребителях-промышленно развитых государствах Запада;

• ¦ валовые внутренние сбережения подавляющего большинства государств Тропической Африки далеко не покрывают их потребности во внутренних инвестициях и, соответственно, последние могут обеспечиваться лишь при условии привлечения финансовых ресурсов извне;

• ¦ о зависимом положении государств Тропической Африки в мировой экономике свидетельствуют размеры их внешней задолженности.

Совокупный внешний долг превысил в 1995 г. 186 млрд долл. США, что соответствовало примерно 81% регионального ВНП и почти 242% их совокупного • экспорта. На его обслуживание в 1990 - 1995 гг. ежегодно расходовалось свыше 15% совокупных экспортных поступлений.

Поскольку экономика африканских государств находится в сильной зависимости от внешних факторов и прежде всего от торговли с зарубежными странами, ее оздоровление может быть напрямую связано с принятием и осуществлением таких мер, как снижение импортных таможенных тарифов, отмена налогов на экспорт сельскохозяйственной продукции, сокращение налога на корпорации. Высокий уровень корпоративного налога (40% и выше) фактически душит африканских предпринимателей, закрывая им доступ на внешние рынки, и создает питательную среду для коррупции и уклонения от налогов. Этим можно объяснить высокий уровень сосредоточения производства в так называемом неформальном секторе, заведомо выводящем из-под контроля финансовых служб значительные капитальные средства. По данным МВФ, в Кении он оставляет 35% от зарегистрированного объема производства, в Танзании - 30-33%, Гане - 32%, в Нигерии - 27%. А поскольку производство наиболее развито в городах, то там в неформальном секторе занято до 60% экономически активного населения. Следовательно, глубоко продуманная экономическая и торговая политика, реально учитывающая положение африканских стран в международном разделении труда, призвана обеспечивать экспортерам беспрепятственный доступ к средствам производства и их выход на внешний рынок с конкурентоспособной продукцией. А главная цель налоговой политики должна состоять в поощрении развития обрабатывающих отраслей промышленности. Эта политика должна создавать самые благоприятные условия как местным, так и иностранным инвесторам, обладающим богатым коммерческим, организационным опытом и техническими знаниями. Ныне африканские страны еще находятся на стадии апробации различных моделей экономического развития, которые построены на трех «китах»: разгосударствление собственности, либерализация хозяйственной деятельности и стабилизация финансовой сферы. Более заметных результатов они добились только в достижении количественных показателей приватизации, которая по существу означает лишь- смену собственности и вовсе не обязательно влечет за собой качественные изменения в экономике.

Не довольствуясь западными рецептами, африканские страны чаще изучают опыт новых индустриальных стран Азии, где правительственные структуры и верно выбранные критерии научно технического прогресса сыграли решающую роль в ускорении экономического развития. Опыт некоторых из них (Республика Корея, Малайзия, Сингапур, Таиланд) весьма притягателен для ряда стран Африки. Так, африканских лидеров устраивают существующие в азиатских странах авторитарно-командные формы правления, которые, по их мнению, согласуются с африканскими ценностями. Наметившийся в 80-е гг. в Африке переход от авторитарных методов правления к демократическим так и не получил развития, Далее, если в азиатских странах частный сектор стал аккумулятором капитала, то Африка, где частное предпринимательство не развито, а значительная часть национального дохода незаконно присваивается правящей элитой, стала примером бегства капиталов за рубеж. По оценкам, за период с 1985 по 1995 г. сумма капиталов, покинувших только страны Тропической Африки, составляет примерно млрд долл.

В 1989 г. ряд африканских стран вместе с наиболее развитыми странами Азии и Латинской Америки образовали «Группу 15» с целью расширить торгово-экономическое сотрудничество между ее участниками и установить постоянный диалог с мировыми державами. Из африканских стран в «Группу 15» вошли Алжир, Египет, Зимбабве, Нигерия и Сенегал.

Сознавая, что нынешняя сырьевая ориентация промышленного производства „ внешней торговли не дает никаких шансов на равноправную интеграцию в мировое хозяйство, представители африканских государств 23 октября 1996 г. приняли решение о создании Союза за индустриализацию Африки. Его цель - содействие промышленному развитию африканских государств, повышению конкурентоспособности их промышленной продукции на международном рынке, поощрение в регионе партнерских отношений в сфере промышленного производства, а также привлечение членов международного сообщества к участию в индустриализации Африки и оказанию ей помощи. Все это, конечно, не означает, что наконец-то найдено решение экономических проблем континента. Это лишь свидетельствует об активизации поисков адекватной стратегии экономического развития, которая в большей степени отвечала "бы национальным интересам африканских стран и открывала бы новые пути и резервы преодоления ими экономических трудностей.

Общей тенденцией для всех регионов является экономическая интеграция и образование региональных группировок. Подразделение мирового хозяйства на интеграционные группировки оказывает противоречивое влияние на процесс интернационализации производства.

Формирование международных экономических объединений и союзов содействует развитию производственных связей между странами, входящими в них. Но одновременно это создает препятствия экономическим отношениям между странами, принадлежащими к различным группировкам, приводит к концентрации товарных потоков внутри экономических объединений. Вместе с тем, сдвиги в экономическом положении ряда стран мировой экономики, возросшая интенсификация их экономических связей снижает их первоначальную заинтересованность поддерживать главным образом только на двусторонней или многосторонней основе. Отсюда их стремление расширить рамки отношений, выйти на контакты с другими объединениями, самостоятельно или в составе всей группировки.

Глава 19. Экономические проблемы России в системе мирохозяйственных связей Чтобы четко сформулировать задачи, стоящие сегодня перед российской экономикой, необходимо разобраться в причинах ошибок теоретиков и практиков, ответственных за реформирование экономики в минувшее десятилетие. Основная задача, которую они ставили перед собой, - формирование эффективного собственника, чтобы передать ему бразды хозяйственного управления, вырванные из рук тоталитарного государства. Эффективным с точки зрения общества является собственник, регулярно и сполна платящий налоги, создающий рабочие места. Однако при практическом решении этой нужной задачи реформаторы совершили две ошибки. Они не оградили громадную госсобственность от расхищения и, проводя приватизацию акционированием в неподготовленной стране, передали неэффективному собственнику практически весь производственный потенциал страны.

Иными словами, попытались внедрить рыночные отношения при отсутствии реальных субъектов рынка. Проанализируем причины неудач экономической реформы.

Во-первых, социалистический менталитет глубоко въелся в сознание политиков и ученых, искренне считающих себя либералами и рыночниками. А он диктует только один путь реформы - «отнять и разделить». На этот раз отнять не у богатых, а у государства. Считалось, что, разрушив производственную монополию государства, мы построим новое общество с конкурирующими между собой предприятиями разных форм собственности. Безусловно, комплекс социалистических идей подсознательно царил в головах наших «либералов». Отнять у государства собственность! Отдать предприятия в управление трудовым коллективам!

Госресурсы распределить между госпредприятиями и (тогда еще) кооперативами! Позднее и акции госпредприятий разделить между членами трудового коллектива. Бюджетные средства распределить в виде льготных кредитов между государственными и приватизированными предприятиями.

Процесс «распределения» государственной собственности начался задолго до приватизации. Вначале это был развал экономической вертикали (Госплан, Госснаб, министерства) и наделение экономической самостоятельностью госпредприятий. Коммерциализация госсектора зашла так далеко, что затронула даже Министерство обороны, вплоть до войсковых частей. Наделение чиновников правом коммерческой деятельности позволило им в короткий срок разграбить громадную, богатейшую страну, не нарушая при этом законов. В самом деле, если чиновник (директор госпредприятия или руководитель ведомства) продает за бесценок ценнейшее сырье или покупает втридорога совершенно ненужную продукцию, то формально нарушений закона нет (факт взятки доказать практически невозможно). Обогащение отдельных лиц за счет государства воспринималась как нечто неизбежное. Более того, еще недавно считалось, что только так можно осуществить первоначальное накопление, что так мы возродим коммерческую инициативу, создадим частный сектор экономики, способный конкурировать с государственным. Надежды реформаторов, как и следовало ожидать, оказались напрасными. Из-за неблагоприятного инвестиционного климата внутри страны приобретенный капитал вывозится за границу. Наши теоретики не поняли главного - для расцвета экономики, основанной на частной собственности, нужен не столько капитал, сколько условия, при которых имеет смысл его вкладывать (т.е.

благоприятный инвестиционный климат). Будут условия - капитал всегда найдется. И зарубежный бизнес захочет прийти в среду, в которой капитал можно эффективно использовать, и отечественные предприниматели смогут развивать производство, получая неразорительные кредиты.

Единственное, что было необходимо в годы перестройки, - это не мешать поэтапному переходу госпредприятий в руки инициативных людей путем продажи предприятий с аукциона с возможностью рассрочки платежей.

Во-вторых, движимые желанием внедрить все «самое передовое», наши «либералы» приватизировали акционированием большую часть госпредприятий, несмотря на то что условия не позволяют акционерным компаниям успешно функционировать. Как известно, для эффективного функционирования корпораций необходимы три главных фактора:

¦ разумное хозяйственное законодательство;

¦ развитой фондовый рынок;

Ф наличие корпуса честных менеджеров, высокий общественный статус которых диктует им соответствующее поведение.

Отсутствие этих факторов делает корпорации - государственные, частные и смешанные - заведомо неэффективными. Деятельность их руководства практически всегда будет носить полукриминальный характер. Поэтому они станут постоянно гниющими язвами экономики. На первых порах акционирование ничего не изменило в статусе руководителей теперь уже акционированных предприятий. И если прежде эти руководители совершали сделки с коммерческими структурами в интересах последних (за соответствующую мзду) в ущерб интересам собственника-государства, то теперь они продолжают эту деятельность уже в ущерб акционерам.

Сегодня ситуация резко меняется. Новые хозяева скупают контрольные пакеты акций приватизированных предприятий. На данном этапе это можно было бы считать движением вперед, ибо предприятия обретают хозяев. Однако новые хозяева - яркий пример неэффективных собственников. При грабительском налогообложении и высокой инфляции можно понять желание хозяев предприятий (как тех, кто владеет предприятием безраздельно, так и тех, кому принадлежат контрольные пакеты акций) уйти от налогов, не показывая в балансе прибылей. В существующих условиях и новые хозяева приватизированных предприятий (обладатели контрольных пакетов акций), и владельцы частных предприятий ищут высокую прибыль в направлениях, весьма далеких от нормальных производственных процессов, для которых создаюсь предприятия, и методы извлечения этой прибыли, как пршпо, также далеки от законных (уход от налогов и пр.).

Но рано или поздно будут уменьшены налоги, потеплеет инвестиционный климат. Придет время, когда станет выгоднее выйти из тени, платить налоги сполна, проводить все операции законно. И тогда проявятся последствия установившейся традиции невыплат дивидендов, привычки владельцев контрольных пакетов акций считать себя безраздельными собственниками предприятий. Более того, придет время, когда экономическое развитие страны поставит на повестку дня необходимость проводить не жульнические, а настоящие эмиссии акций.

Владелец контрольного пакета акций процветающего предприятия созреет для того, чтобы поделиться своим доходом с новыми инвесторами.

Однако он не захочет поставить прежних акционеров, которых на протяжении ряда лет лишал нормальных дивидендов, вровень с новыми..

Этот психологический барьер вряд ли будет преодолен. И часть хозяев будет, вопреки назревшей необходимости, по-прежнему оставаться в тени, противозаконно присваивать доход, А когда это станет очень затруднительно, владельцы контрольных пакетов большинства предприятий скорее пойдут на разрушение предприятия путем его продажи по частям (с получением личного теневого дохода), чем согласятся выплачивать дивиденды рядовым акционерам. Можно предвидеть неизбежную гибель большинства акционерных обществ с переходом их имущества в частные руки. Только крупные (но далеко не все) акционерные общества смогут войти в число корпораций, акции которых будут котироваться на мировом рынке.

Возникает вопрос: какой должна быть экономическая программа в условиях, когда все собственники неэффективны? Ведь даже когда условия станут благоприятными, значительная часть экономики будет оставаться в руках неэффективных собственников, порожденных усилиями наших реформаторов. В этом основная проблема политики реформ. Сформулируем главные условия экономического развития:

¦ работоспособная властная вертикаль;

• ¦ наличие эффективного собственника;

¦ благоприятный инвестиционный климат.

Создание работоспособной властной вертикали под силу сегодня только Президенту, пользующемуся широкой поддержкой населения.

Формирование эффективного собственника будет происходить в условиях, когда инвестиционный климат благоприятен, а властная вертикаль последовательными ограничениями противозаконных операций сделает проблемой само существование неэффективного собственника.

Инвестиции - единственный способ развития экономики на базе передовых технологий. И речь идет не только о финансовых инвестициях.

Не менее важно для экономического развития, чтобы широкие слои населения инвестировали в экономику свою предпринимательскую инициативу, творческий дух, усердие, добропорядочность, трудолюбие.

Рынок не может создать инвестиционный климат, это забота государства.

Формирование благоприятного инвестиционного климата сводится к выполнению следующих условий:

• ¦ коренная реконструкция инфраструктуры;

• ф оздоровление социальной атмосферы;

• ¦ создание стабильной законодательной базы;

• Ф оптимизация налоговой и таможенной систем;

• ¦ достижение устойчивости национальной валюты.

Анализ показывает, что для создания этих условий необходимы коренные изменения бюджетной политики государства. Для реконструкции инфраструктуры и оздоровления социальной атмосферы (путем глобальной социальной поддержки нетрудоспособной части населения, безработных и бюджетников) нужны очень большие финансовые ресурсы. Требования к устойчивости национальной валюты не позволяют формировать эти средства путем печатания денег (т.е.

облагая население инфляционным налогом). А оптимизированная налоговая система (система с переносом тяжести налогового бремени на рентные платежи) не даст, по крайней мере на первых порах, резкого роста доходной части бюджета. Ведь она предусматривает снижение уровня налогового бремени на каждого отдельного субъекта рынка и рассчитана на расширение производства, а следовательно, на расширение налогооблагаемой базы по мере улучшения инвестиционного климата. Изыскать средства для формирования благоприятного инвестиционного климата можно, лишь приняв меры по охране казны. Деятельность государственных служащих, приносящая убытки государству и прибыль коммерческим структурам, стала уже не отдельным негативным явлением, а приобрела настолько массовый характер, что превратилась в существенный фактор протекающих у нас макроэкономических процессов. Проблема охраны казны решается универсальным образом, если законодательно принимается акт, запрещающий чиновникам всех рангов принимать самостоятельные решения при сделках с частным сектором. Все сделки, где государство является продавцом, необходимо проводить через открытый аукцион. Все сделки, где государство выступает как покупатель, - через конкурсный тендер. Аукцион увеличит доходы казны, так как все национальное богатство, лицензии, квоты, права аренды и пр., приносящие доход, будут не распределяться за взятки, а продаваться по максимальной цене, расходы казны уменьшит конкурсный тендер, который (в тех случаях, когда государство выступает заказчиком) выявит подрядчика, могущего обеспечить надлежащее качество по наименьшей цене. Все это пополнит бюджет и прекратит расхищение казны, что крайне необходимо для формирования благоприятного инвестиционного климата.

Процесс реформ при грамотном подходе должен носить кумулятивный характер. Попадающие в руки государства средства от продажи госимущества, направляемые на улучшение социальной атмосферы, улучшают и инвестиционный климат. Это способствует росту цен на госимущество, лицензии, концессии. Увеличение доходов государства, в свою очередь, улучшает инвестиционный климат. Став более благоприятным, он будет способствовать расширению налоговой базы, что в конце переходного периода обеспечит бездефицитность бюджета при умеренном налогообложении, Сегодня конкурирующие, борющиеся между собой партии и блоки исходя из их экономических взглядов можно свести к трем идеологическим направлениям:

• ¦ корпоративная экономика (в духе К. Гэлбрейта) с государственным регулированием, сотрудничеством государственного и частного секторов экономики, сращиванием государства и крупных корпораций;

• 4 экономический либерализм (по Ф. Хайеку и М. Фридмену), придающий первостепенное значение стихийным процессам конкуренции;

• ¦ государственное управление экономикой (по типу «реального социализма»).

Автор - сторонник государственного управления экономикой применительно к госсектору, сторонник либераловрыночников применительно к частному сектору экономики и непримиримый противник корпоративистов, так как считает, что условия для корпоративной экономики у нас еще не созрели. Но самое главное, на чем настаивает автор, - это абсолютная бесперспективность надежд и корпоративистов, и либералов-монетаристов на то, что их методами можно поднять экономику, заставить работать хозяйственный механизм страны. Трудно сказать, чего здесь больше: искренних заблуждений или беспардонной лжи. Не так важно, заблуждаются ли эти идеологи или обманывают нас, но факт остается фактом. Их методами ничего сделать нельзя, ибо практически весь производственный потенциал страны находится в руках неэффективных собственников. Заставить предприятия работать приверженцы государственного управления экономикой могли бы, только вернув тоталитарный режим, а режиму - приватизированную собственность. Но этого сегодня не хочет почти никто. Люди устали от революций. Единственно разумное решение - смириться с потерями, с развалом нашего местами уникального, но в целом неэффективного производства и, сформировав благоприятный инвестиционный климат и эффективного собственника, начать экономическое развитие страны практически с нуля.

Можно сколь угодно долго возмущаться последствиями ошибок наших либеральных идеологов. Конечно, в руках государства большинство предприятий хоть плохо, но работало. А затем, проданные с аукциона, они при благоприятном инвестиционном климате достаточно быстро могли быть модернизированы новыми хозяевами. Но этого не произошло и необходимо считаться с фактами. Однако есть все основания предполагать, что целенаправленными, энергичными действиями правительство еще может отчасти спасти положение. Необходим поиск демократических (нетоталитарных) альтернатив спасения отечественного хозяйственного потенциала. Задача состоит в том, чтобы «вырвать» производственный потенциал страны из рук неэффективного собственника, заменив его путем демократической, либеральной процедуры собственником эффективным. Слово «вырвать» недаром взято в кавычки, ибо имеется в виду замена не только (и не столько) физическая.

Речь идет о смене ролевой функции, которая превратила бы неэффективных с государственной точки зрения экономически активных персонажей в эффективные. Необходимо, чтобы этот процесс прошел по возможности в кратчайшие сроки и безболезненно. Наверное, наиболее адекватными были бы мероприятия, не только не препятствующие, но даже понуждающие собственников контрольных пакетов акций становиться полными владельцами предприятий.

Поскольку мы доказали гибельность в наших условиях корпоративной собственности, то наверное единственно правильным решением будет помочь подлинным владельцам корпораций превратить корпоративную собственность в частную. На первом этапе это, естественно, ничего не даст. Предприятия, превращенные из корпоративных в частные, по-прежнему будут оставаться в тени, принося своим собственник»* «левый» доход. Но зато при изменении инвестиционного климата в стране (уменьшении налогового бремени, ослаблении инфляции и пр.) ничто не помешает новым собственникам выйти из тени, стать эффективными собственниками, нормальными законопослушными гражданами в нормальной стране. Если государство поставит владельцев контрольных пакетов акций корпораций, образованных из госпредприятий, в достаточно жесткие условия, препятствующие теневой деятельности (а сегодня почти любая эффективная с точки зрения личной выгоды деятельность поневоле является теневой), и одновременно оговорит, что оно не будет препятствовать скупке всех акций АО одним лицом (или группой лиц), и, более того, позволит изменить статус предприятия, превратив его в частное или товарищество, сняв с него после смены статуса все специфические ограничения, накладываемые на корпорацию, то в этом случае удастся довольно быстро избавиться от деструктивных в наших условиях корпораций, склонных превращаться в криминальные. Все это касается, конечно, только предприятий, которые могут быть полноценными субъектами рынка, и не затрагивает естественные монополии, объекты инфраструктуры, государственный контроль и регулирование которых не должны уменьшаться ни при каких обстоятельствах. В дальнейшем частному предприятию (или товариществу) будет позволено (если оно, конечно, сумеет завоевать доверие рядовых инвесторов) вновь поменять статус, снова стать корпорацией и эмитировать свои акции для широкой продажи населению.

В этом случае ограничения и регулирование новой корпоративной деятельности должны быть уже существенно Другими, чем теперь, и не жестче, чем это принято в развитых странах Но и в этом случае не следует унывать. Старинная пословица учит:

если у вас украли лошадь - вы обнищаете, если у вас сгорел дом разбогатеете. Действительно, в первом случае вы, вместо того чтобы работать, будете искать потерянное, а во втором - соберете друзей и начнете отстраивать свое жилище. ФРГ в свое время это удалось.

Россия - страна хронически исключительно сильного, доминирующего государственного начала. Государство у нас -веками все или почти все, если говорить о жизнедеятельности страны. Да и о ее развитии, преобразованиях тоже. Под такую роль государства сложился и соответствующий аппарат -чрезвычайно разветвленный, вторгающийся во все и вся в жизни общества. Обязательной особенностью такого аппарата была, конечно, строжайшая послушность «верху» - он ведь сам-то появился как результат всемогущества высшей власти. До революции самодержавной, после революции - «диктатуры пролетариата», означавшей привычную для России диктатуру высшей власти. Такая невероятно мощная власть и традиция особой значимости власти вызывали в ее адрес две понятные и противоположные общественные эмоции: огромное на нее упование и громкую же ненависть к ней.

Упование - потому что сама ее невероятная сила и гигантские полномочия внушали мысль, что ей посильно все, в том числе и сотворение лучшего будущего. Ненависть - поскольку в силу тех же ее качеств естественно возлагать на нее стопроцентную ответственность за все, что «не так» в стране. А этого «не так» было столько, что сама ответственность автоматически влекла за собой чувство ненависти. Понятно, надежды на радикальное изменение жизни к лучшему, попытки реализации таких надежд - весь бесконечный революционный порыв, существовавший в обществе, - всегда имели своей обязательной составной частью идею полной ликвидации существовавшей на тот момент власти. Мало того, что она выглядела абсолютно повинной, едва ли не первопричиной всех бед, она вызывала такую жгучую неприязнь к себе, что в глазах радикалов иного пути к лучшей жизни, кроме как разрушения ее до основания, просто не могло существовать. А после успешного «революционного действа» столь же естественно в какой-то момент у новых сил, возглавивших страну, появлялась потребность восстановления сильной власти. С другой идеологией, с другими целевыми установками и смыслом деятельности, но все равно очень сильной, очень командной. Это предопределялось основательностью разрушения прежней власти, оставлявшей страну неуправляемой. Отсюда - тяга к жесткой управляемости, что обусловливалось также традицией, политической психологией общества - никуда не денешься! - привычного к сильной власти, к инициативе и усилиям «сверху», а не «снизу», не из собственных рядов. Общественные настроения сами начинали в конце концов вопиять о восстановлении мощи государственного начала, не видя ничего взамен.

Возьмем три революционных переворота нынешнего столетия. Им всем присуща эта закономерность обращения с властью: сначала полностью разрушить - в качестве всесильной, затем восстановить - в качестве очень сильной. Это - историческое представление. Иной ситуации веками просто не было. Государственный аппарат в России всегда напоминал военный по абсолютному послушанию распоряжениям «сверху». Он был даже анекдотичен в этом смысле. Повиновение доходило до степеней, когда выглядело издевательством - хотя было просто крайним усердием, лютым страхом оказаться заподозренным в недостаточности такового.

Цар император распорядился министру двора выявить в России всех, занимающихся самодеятельностью. Тот, препровождая распоряжение ниже (привожу рассказ по памяти, могу спутать детали, но не сюжет), добавил «строжайше выявить» - чтобы ничего не было упущено, В губерниях - с целью максимального исполнения - «выявить» заменили на «изловить». Еще ниже прибавили - «изловить и препроводить». А на самом низу «исполнительной вертикали» в пылу усердия добавили:

«препроводить и выпороть».

Из недавних, социалистических времен памятны другие примеры бездумного послушания. Один - памятное антиалкогольное постановление конца 80-х. Страна пить не перестала. Наоборот, как выявила статистика, по закупкам сахара в целях самогоноварения даже прибавила. Но вот кто действительно «завязал» намертво - так это аппарат.

Особенно высший административный и партийный. До постановления обычай «поддавать» по любому доводу там был распространен широчайше -как не пить, если пилось не за счет собственного кармана? Автор этих строк, немало поработавший в те годы разъездным лектором, испытал обычай на собственном опыте: везде в провинции, где приходилось выступать перед партийными аудиториями, затем следовало приглашение в знаменитые тогда «боковушки» (комнаты для особых посетителей при ресторанах) и начиналось фантастическое возлияние - особенно на фоне тогдашнего дефицита продовольственных товаров. И вот этот-то аппарат прекратил пить вчистую! До такой степени, что праздники, разные юбилеи отмечались чаем и лимонадом (уникальное, надо сказать, действо - лимонадный тост в честь, скажем, очередного Октября или 60-летия местного большого начальника;

выглядело это как издевательство).

Государственная служба - за исключением очень узкого и труднодоступного круга других поприщ (писательского, музыкального и т.д. - но ведь не всякий мог на нем подвязаться) - была самой престижной, почетной, выгодной, доходной. И что тоже существенно - «не пыльной» (в противовес гряз ным, трудным, некомфортным работам на производстве). Уходить с государственной службы было некуда, все остальное выглядело для массы чиновников хуже. Поэтому за нее следовало держаться изо всех сил, не гневя начальство никакой строптивостью. Если говорить о социализме, то мертвая привязанность чиновника к службе усугублялась, с одной стороны, привилегиями - скрытыми, негласными, особенно «наверху», и, с другой - отсутствием частной собственности. Даже высокопоставленный, великолепно живущий за счет громадных привилегий чиновник сразу превращался в бедняка, лишаясь поста.

Наконец, следует упомянуть, что власть за неповиновение могла не только запросто изгнать со службы «в никуда», но еще и наказать. В российской системе от власти было некуда спрятаться. Так всегда было в истории. Когда террором, когда преследованиями и разными придирками она всегда могла достать. И не колеблясь это делала. Причем защиты искать было абсолютно негде, в стране не было независимых от власти институтов, способных заступиться.

И вот тут-то, возвращаясь к сегодняшнему дню, хочется задаться вопросом: таков ли госаппарат, вся эта громоздкая «исполнительная вертикаль» ныне? По-прежнему ли напоминает колоссальное шагающее единым строем военизированное подразделение? Где одной команды достаточно, чтобы подтянуться, ускорить шаг, изменить направление и т.д. - как всегда бывало в России? Страна, как часто говорят, может быть, и не изменилась всерьез, но вот чиновничество изменилось. И это закономерно, ибо нет больше того государственного, экономического, социального контекста, который делал госаппарат столь абсолютно послушным, заставлял стоять всегда навытяжку перед «верхом». Возник контекст, который, наоборот, делает его непослушным, своевольным, своенравным Прежде всего, государственная служба теперь далеко не са«« пшоыш и престижная. Занятия бизнесом сплошь и рядом куда интереснее.

Недаром огромное число чиновников ушли в бизнес и возвращаться на госслужбу не собираются. Кроме того, образовалась еще одна притягательная сфера - политическая. Там тоже для многих ушедших из чиновничьей сферы жизнь складывается благополучнее, ярче, увлекательнее (политическая деятельность - дело, помимо прочего, весьма азартное, и притягательность этого качества нельзя недооценивать;

многие стали буквально наркоманами политики, рабами ее особой захватывающей, хотя нередко пустой суеты). Далее.

Государство, власть - стоит ли об этом говорить, настолько очевидно? уже не могут наказать непокорного, «непослушного», неисполнительного чиновника так жестоко, как некогда. Собственно, чаще всего в силу множества причин сейчас они вообще не могут никак наказать.

Чиновничий аппарат, конечно, много меньше ныне страшится «верха», чем прежде. Сказать, что страха нет вообще, будет, разумеется, преувеличением. Потерять место массе чиновников совершенно не хочется. Но это вовсе не тот сковывающий страх, как когда-то. Его можно и перешагнуть. У тьмы чиновников - что «вверху», что «внизу» - появился, наряду с властью, вышестоящими инстанциями, еще один начальник. Имя ему - взятка. И те, кто взятку способен дать. И прежде чиновничий аппарат России - что социалистической, что досоциалистической - брал взятки в разных формах. Но ныне изменился масштаб: взятки стали большими, иногда огромными, а напор взяткодателей возрос невероятно и потому, что взятка стала почти легитимной, и потому, что за взятку можно иметь такую «отдачу», о какой прежде и помыслить нельзя было.

Не распределение тех или иных благ, привилегий покупаются взяткой, а громадные доходы, фантастические состояния. Сейчас много рассуждают, сколько у нас реально ветвей власти - одна (президентская, исполнительная), три, четыре (добавляются средства массовой информации). Идут споры и о том, какая важнее, влиятельнее. Наверное, можно включить сюда и пятую ветвь власти - взятку. И, возможно, по влиянию она не уступит самым сильным ветвям.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.