WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ Наднациональность в праве международных организаций О.Н. Шпакович Шпакович Ольга Николаевна – к.ю.н., доцент кафедры сравнительного и европейского права, док торант

Института международных отношений Киевского национального университета им. Тараса Шевченко (Украина);

E-mail: oshpakovych@mail.ru Статья посвящена основным признакам наднациональности. Автор исследует наднациональность как правовую категорию, обращает внимание на разные концепции наднациональности. Особое внимание в статье уделяется определению наднационального характера международной организации.

Ключевые слова: международные организации, наднациональность, европейские сообщества, Европейский союз, наднациональная организация, суверенитет.

Key words: international organisations, supranationality, European communities, European Union, supranational organisation, sovereignty.

Введение Наличие большого количества международных организаций и возможности у каждого государства инициировать его увеличение обогащает спектр стратегий и тактик обеспе чения интересов государства путем участия в международных организациях. Основной задачей государства в данной сфере становится четкое понимание специфики между народной организации, ее возможностей, потенциала и закономерностей развития, значения и места в структуре внешнеполитического курса.

Существующие классификации международных организаций различаются по типу критериев, составляющих основу каждой из них. Некоторые ученые, например Т. Цыганкова и Т. Гордеева, полагают, что целесообразнее вести речь не о классифи кации, а о типизации международных организаций [20]. По их мнению, международ ные организации можно различать как минимум по трем базовым критериям: членство государств, географический охват, компетенция. Кроме того, характеристику можно дополнить признаками правового статуса, характера деятельности, периода функцио нирования и порядка вступления в организацию. От характеристик (признаков) орга низации зависят ее роль и место в системе международных отношений.

Главным критерием типизации международных организаций признано членство государств: организации делятся на межгосударственные и неправительственные.

В зависимости от распределения полномочий между организацией и ее государствами членами выделяют следующие типы организаций:

1) межправительственные организации, выполняющие координирующие функции;

2) международные организации, выполняющие отдельные наднациональные функ ции;

3) полностью наднациональные организации.

ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. 2012. № 2 (37) В организациях первого типа компетенции распределяются между ними и госу дарством. В организациях второго типа конкретные вопросы передаются исключитель но в ведение международной организации. К таким вопросам относятся глобальные проблемы современности, требующие особых механизмов регулирования. В учреди тельных документах организаций данного типа определяется компетенция, которая затрагивает определенные сферы деятельности и ограничивает функции государства в них. Члены организации обязаны подчиняться ее решению даже вопреки собственным интересам.

К организациям, выполняющим отдельные наднациональные функции, относят ся Европейский союз, Всемирная торговая организация, Международный валютный фонд, Европейская ассоциация свободной торговли и др. Их наднациональность рас пространяется на сферу экономических, политических, валютно-финансовых проб лем, которые входят, согласно учредительному договору, в их компетенцию.

Элементы наднациональности присущи и деятельности Совета Безопасности ООН. Они касаются исключительного права принятия решения о принудительном ис пользовании вооруженных сил при отсутствии подобного права у государств (исклю чение – право на самооборону). Тенденции развития наднациональных элементов се годня присущи многим международным организациям.

На наш взгляд, интерес представляет классификация по характеру полномочий, позволяющая выделить межгосударственные и надгосударственные, или, точнее, над национальные организации. Данная классификация позволяет лучше понять юри дическую природу правовых актов, которые принимаются органами международной организации, и их влияние на внутренние правопорядки государств-членов. В связи с этим заслуживает внимания анализ элемента наднациональности международных организаций.

Правовая природа наднациональности Наднациональность как правовая категория является предметом оживленных дискус сий. Данное явление исследовали В. Василенко, И. Кунц, П. Хэй, Г. Тункин, М. Ко ролев, В. Муравьев, А. Шибаева, Л. Фалалеева, С. Михайлова, Д. Кулеба и др., одна ко общепризнанной теории наднациональности до сих пор не существует. Отсутствие единства научных взглядов обусловлено, с одной стороны, неоднозначностью трак товок термина «наднациональность» в тех немногих документах, где он применяется, а с другой – разницей методологических приемов, используемых при его изучении [13].

Наднациональность, с одной стороны, рассматривают как принцип международ ного права, с другой – как правовое явление. Самой распространенной является мысль о том, что наднациональность постоянно эволюционирует, способствуя дальнейшему развитию интеграционных процессов.

Впервые термин «наднациональность» был упомянут в учебнике Дж. Шоу «Вве дение в право Европейского союза», ссылающемся на труд М. Вольфа «Мировое пра вительство» 1916 г., в котором указано, что существование наднациональных органи заций не ограничивает приоритетную и принципиальную роль государств в мировой политической системе [24].

В настоящее время сформировались основные научные подходы, обосновываю щие наднациональность:

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ – как идеальную систему проведения переговоров между нациями: переговоры осуществляются в пределах соответствующих органов, благодаря которым госу дарства получают контроль над процессами принятия решений (Ф. Шарпф);

– как систему перекладывания ответственности и рисков с национальных орга нов на наднациональные органы (Дж. Маджоне, М. МакЛарен, К.-Х. Ладор);

– как направленность национальной политики на формирование межгосудар ственного единства, а не как ограничение национального государства (И. Вейлер, А. Сомек);

– как верховенство над правовой системой государства, которое является исклю чением из общего состояния национально-правового регулирования отношений, поскольку выступает лишь средством преодоления кризисов, с которыми сталки ваются государства (К. Шмитт, М. Хардт, А. Негри);

– как наднациональную интеграцию, которая по своей природе является меж дународной и при которой каждое государство за счет внешней политики стре мится достичь как можно большей выгоды и власти (Ю. Тихомиров, И. Вейлер, Ф. Майер) [6].

Понятие «наднациональность» появилось в зарубежной литературе после созда ния Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). Договор об учреждении ЕОУС был подписан в Париже в 1951 г. Его участниками стали шесть развитых стран Западной Европы: Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Голландия, Люксембург. В основу построе ния и функционирования правового механизма ЕОУС была положена идея, согласно которой риск развязывания новой войны между странами Западной Европы будет су щественно снижен, если институтам экономического сообщества передать значитель ные полномочия по управлению угольной и сталелитейной промышленностью.

В Договоре об учреждении ЕОУС были детально прописаны полномочия по ре гулированию сфер, которые он охватывал. В нем сочетались два противоположных подхода к их регулированию. С одной стороны, закрепленные в Договоре об учреж дении ЕОУС положения позволяли централизованно контролировать цены на уголь и изделия из стали, уровень государственной помощи этим отраслям, меры по поощре нию инвестиций, уровень производства, транспортные тарифы, дискриминационную и ограничительную торговую практику, структуру производства и т.п. С другой сторо ны, положения Договора предусматривали создание зоны свободной торговли углем и сталью с очень ограниченным вмешательством в функционирование организации со стороны государственных структур участников.

Закреплением этих подходов на институциональном уровне стала передача зна чительных регулирующих полномочий институтам сообщества, главным образом Вер ховному органу, который состоял из независимых от государств-членов международ ных чиновников, за счет потери соответствующей доли таких полномочий со стороны национальных органов. Учитывая широкие полномочия институтов ЕОУС, Верховный орган, Совет министров, Ассамблею и Суд стали называть наднациональными, в от личие от межгосударственных органов традиционных международных организаций.

Более того, термин «наднациональный» получил юридическое закрепление в Париж ском договоре: «Члены Верховного органа полностью независимы при осуществлении своих функций в общих интересах объединения. Выполняя свои обязанности, они не обращаются за инструкциями и не руководствуются указаниями какого-либо прави тельства или органа. Они воздерживаются от любых действий, несовместимых с над национальным характером их функций. Каждое государство-член обязуется уважать наднациональный характер деятельности членов Верховного органа и не будет пред принимать попыток влиять на них при выполнении ими задач» [12].

ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. 2012. № 2 (37) Таким образом, в Договоре об учреждении ЕОУС под наднациональностью пони малась независимость членов Верховного органа от указаний или воздействий со сто роны государств-членов. Вместе с тем Договор не содержал юридического определе ния данного понятия. Несколько позднее, после вступления в силу в 1967 г. изменений в Договор об учреждении ЕОУС, ст. 9 была отменена, в результате чего термин «надна циональный» был изъят из права европейских сообществ.

Дальнейшие дополнения и изменения, которые вносились в учредительные доку менты ЕОУС, практически не коснулись подходов, первоначально заложенных в пра вовой механизм регулирования угольной и сталелитейной промышленности. Однако успешное функционирование ЕОУС предопределило создание еще двух сообществ: Ев ропейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии. Соответствующие учредительные договоры были подписаны в Риме в 1957 г.

По мнению В. Василенко, европейским сообществам свойственна наднациональ ность. Среди признаков наднациональности В. Василенко выделяет следующие:

1) владение органами сообществ исключительной компетенцией в областях, ко торые определены в учредительных актах и которые ранее относились к суверен ной прерогативе государств-членов;

2) правоспособность главного представительного органа сообществ, в котором государства-члены имеют неравное количество голосов, расширять их компетен цию;

3) право органов сообществ, действующих в рамках своей компетенции, обязы вать своих членов без их согласия и против их согласия путем принятия обязатель ных постановлений большинством голосов;

4) право органов сообществ, действующих в рамках своей компетенции, заклю чать от имени сообществ договоры с третьими государствами, которые являются обязательными для государств-членов;

5) право органов сообществ, действующих в рамках своей компетенции, обязы вать и уполномочивать своими постановлениями и международными договорами физических и юридических лиц или органы государств-членов непосредственно без трансформации этих постановлений и международных договоров в нацио нальные правопорядки;

6) наделение непредставительных органов сообществ, т.е. органов, состоящих из международных чиновников, полномочиями принимать обязательные для государств-членов постановления, касающиеся вопросов и действий, подобно упомянутым в п. 5 Постановления представительных органов [11].

На наш взгляд, нельзя согласиться с утверждением о расширении или изменении компетенции представительными органами ЕС, поскольку в настоящее время, в свя зи с вступлением в силу Лиссабонского договора о функционировании Европейского союза, четко определена компетенция органов данного объединения, а ее изменение или расширение запрещено.

М. Бирюков отмечает, что наднациональность характеризует качество междуна родных организаций, обусловленное их целями, функциями и полномочиями, пере данными им государствами-членами. При этом основными чертами наднационально сти для Европейского союза являются:

– определенная независимость организации или ее органов от государств членов;

– наличие полномочий принимать решения большинством голосов;

– обязательное действие этих решений;

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ – автономность власти организации;

– прямое действие решений для физических и юридических лиц государств членов;

– отсутствие права выхода из наднациональной организации;

– лишение права на ее роспуск [1].

Представляется, что вступление в силу Лиссабонского договора о функциониро вании Европейского союза, который предусматривает право выхода из Европейского союза, заставляет пересмотреть значение такого критерия, как отсутствие права выхода из наднациональной организации для определения наднациональности.

На примере Европейского союза М. Королев излагает сущность наднационально сти так: «Внутреннее право наднационального объединения автоматически становится внутренним законодательством его членов, оно создается органом, который действу ет юридически неподконтрольно государствам-членам и принимает обязательные для государств решения независимо от негативного к ним отношения со стороны одного или нескольких государств, при том что соответствующие вопросы полностью или ча стично изымаются из ведения таких». Остальные же признаки, по его мнению, имеют гораздо меньшее значение и являются несущественными [5].

В начале 1950-х годов И. Кунц определяющей чертой наднациональности считал передачу государствами-членами части своих суверенных полномочий международ ной организации и наделение ее соответствующей компетенцией по их реализации. По мнению И. Кунца, международное право в целом должно быть наднациональным. Оно не может быть правом между, а только над государствами [17].

П. Хэй главным критерием для определения наднациональности называет авто номный характер международной организации. Он полагал, что для Европейского эко номического сообщества независимость Комиссии ЕС является главной характеристи кой наднациональной природы сообщества [17].

Среди российских исследователей также нет единого понимания термина «надна циональность».

Так, Г. Тункин утверждает, что организация, наделенная наднациональными пол номочиями, остается межгосударственной организацией, а не мировым правитель ством [10].

Е. Шибаева считает, что вопрос о наднациональности международной органи зации – это вопрос о соотношении суверенитета государств-членов с полномочиями созданного ими внутриорганизационного механизма. Вступление государств в между народную организацию означает добровольную передачу данной организации своих суверенных прав. Степень делегирования составляет, на взгляд И. Шибаевой, сущ ность института наднациональности [22].

А. Фещенко понимает наднациональность как совокупность полномочий, кото рыми государства наделяют определенный международный орган для целенаправлен ного регулирования их взаимоотношений, причем эти полномочия имеют приори тетный характер по отношению к соответствующей компетенции государств-членов, включая возможность принятия обязательных для них решений [19].

М. Королев признает лишь «возможность существования функциональной над национальности, которая является способом единого регулирования определенной области жизни государств, заключивших между собой с этой целью соответствующее соглашение». Он также отмечает, что «в чистом, сущностном виде наднациональность вообще невозможна, поскольку до тех пор, пока государства наднационального соз ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. 2012. № 2 (37) дания сохраняют суверенитет, они обладают способностью в любое время прекратить свое членство в нем, и лишить суверенные государства этого права невозможно» [5].

Следовательно, важно подчеркнуть, что введение в структуру той или иной меж дународной организации отдельных наднациональных элементов совсем не обяза тельно ведет к ограничению суверенитета государств-членов этих организаций, обес печивая определенное повышение эффективности функционирования организации.

Как отмечает Н. Ушаков, даже тогда, когда создается наднациональная организация, которая может быть определена как конфедеративный союз государств и которая вы ступает на международной арене не только от своего имени, но и от имени государств, входящих в этот союз, «речь идет не о потере государствами-членами своего сувере нитета, а лишь о передаче ими некоторых полномочий совместно созданному объеди нению» [18].

Л. Фалалеева полагает, что наднациональность – это фундаментальный признак интеграционного объединения государств, имеющего собственную автономную пра вовую систему, созданную путем передачи государствами-членами ряда своих суверен ных прав в пользу объединения. Эти права осуществляются институциональными ор ганами, принимающими обязательные для государств-членов решения, подавляющее большинство которых имеет прямое действие на их внутренний правопорядок.

Более четкое толкование понятия наднациональности в зарубежной юридической литературе представлено Г. Шермерсом и И. Кунцом, которые определяющей в нем счи тают передачу государствами-членами части своих суверенных полномочий междуна родной организации и наделение ее соответствующей компетенцией по их реализации [17]. По мнению Г. Шермерса и И. Кунца, таковыми являются некоторые международ ные организации системы ООН: Международная организация гражданской авиации, Международная метеорологическая организация, Всемирный почтовый союз и др.

Нам представляется, что нельзя говорить об элементах наднациональности только в рамках Европейского союза – необходимо рассматривать наднациональность самой организации. Так, при заключении международного договора, который является обя зательным для государств-членов, участие принимает не отдельный наднациональный орган, как, например, в ООН Совет Безопасности, а почти все институты, в частности, в Европейском союзе Совет, Комиссия, Парламент.

С. Михайлова считает, что наднациональность характерна в меньшей мере для международных организаций и в большей степени – для конфедераций [9].

Л. Грицаенко считает, что целесообразнее говорить о наличии в межправитель ственных организациях наднационального элемента, а не о наднациональности самих межправительственных организаций. Причем в случае с Европейским союзом надна циональность заключается в отказе государств-членов в определенных сферах от части своих суверенных прав в пользу институтов этого интеграционного объединения. Со ответственно, наднациональный уровень власти выше государственного, наднацио нальное объединение не зависит от государств-участников, его волеизъявление имеет прямое действие на их территории [3].

Французские юристы П. Ретер и И. Комбако считают, что главным элементом над национальности является способ принятия решений именно в органах международных организаций. Принятие решений большинством голосов, утверждают они, позволяет говорить о наднациональном характере международного органа [14].

П. Пескаторе для определения наднациональности предлагает несколько крите риев: признание общности интересов, существование эффективной власти, ее авто номный характер [14].

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ К. Фон отмечает, что наднациональная организация должна иметь следующие признаки:

– институты организации должны формироваться из международных чиновни ков, которые не имеют императивных мандатов от своих правительств;

– решения в них принимаются большинством голосов;

– акты, которые принимает организация, имеют прямое действие на территории государств-членов [14].

По мнению А. Талалаева, надгосударственность (наднациональность) имеет ряд признаков:

– право данного органа организации обязывать своих членов без их согласия и против их согласия, путем принятия обязательных решений большинством голо сов;

– право своими решениями обязывать и уполномочивать физические или юри дические лица или государственные органы государств-членов непосредственно без трансформации этих решений в национальное право государств;

– право наделять непредставительские органы, т.е. органы, состоящие из неза висимых от государств международных чиновников, полномочиями принимать решения в соответствии с первым и вторым пунктами;

– право органа и организаций на вмешательство в важные вопросы, связанные с внутренней компетенцией государств [16].

Определение наднациональности, представленное А. Фещенко, сформулирова но как проблема соотношения государственного суверенитета и полномочий органов организаций. «Наднациональность, с точки зрения международного права, – считает А. Фещенко, – можно определить как совокупность полномочий (юридически закре пленных или других), которыми государства наделяют определенный международный орган для целенаправленного регулирования их взаимоотношений, причем эти полно мочия имеют приоритетный характер при соответствующей компетенции государств членов, включая возможность принятия обязательных для них решений» [19].

На наш взгляд, в данном определении необходимо выделить три важных момента, характеризующих объем возможных полномочий органа в наднациональных междуна родных организациях:

– возможность иметь наднациональные полномочия;

– целеустремленность регулирования международным органом отношений госу дарств-членов;

– приоритетный характер компетенции международного органа.

Профессор В. Василенко дополняет указанные выше определения наднациональ ности важным уточнением об условиях правомерности этого правового явления: «Воз никает вопрос, согласуется ли явление наднациональности с основными принципа ми общего международного права и какими политико-правовыми последствиями оно чревато. Как отмечалось выше, для феномена наднациональности характерны отказ государств-членов от какой-то части своих суверенных прерогатив и наделение анало гичными прерогативами органов международной организации. Если такой отказ явля ется следствием действительно свободного волеизъявления сторон, если каждая из них отказывается от своих суверенных прерогатив в равной степени с другими, и к тому же реально обеспечиваются их национальные потребности, интересы и цели, то вряд ли может возникнуть обоснованное сомнение в правомерности явления наднациональ ности с точки зрения международного права» [2].

ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. 2012. № 2 (37) Таким образом, не только в западной, но и в отечественной литературе прослежи вается неоднозначность трактовок понятия «наднациональность».

Сегодня в мире не существует межправительственной организации, которую бы можно было охарактеризовать как абсолютно наднациональную организацию. В свя зи с этим Е. Шибаева отмечает: «правильнее было бы говорить, что в учредительных актах международных организаций, деятельность которых имеет эксплуатационно хозяйственный и промышленный характер, заложены тенденции получения ими эле ментов наднациональности» [23].

Вопрос о том, ведет ли передача государственной компетенции международной организации к ограничению суверенитета или, наоборот, является одним из проявле ний суверенитета государства в эпоху глобализации – один из самых дискутируемых.

В Европе вопрос о суверенитете стал камнем преткновения в развитии интеграцион ных процессов. Несомненно, интеграционные процессы, характерные для современ ного мира, влияют и на концепцию суверенитета. Однако как международное право является «единственно возможной формой отношений суверенных государств», так и право Европейского союза создается государствами для достижения тех целей, кото рые они ставят перед собой, участвуя в интеграционных процессах. Учитывая это, ни международное право, ни право Европейского союза ни в коем случае «не отменяют» суверенитет.

А. Мещерякова в своей работе «Наднациональность в праве Европейского союза и проблема суверенитета» утверждает, что вопрос об определении границ государствен ного суверенитета является наиболее дискуссионным в эпоху глобализации, тем бо лее что в науке существует взгляд, согласно которому передача компетенции между народной организации – это не ограничение суверенитета, а наоборот – одно из его проявлений. Будучи по природе государственно-правовой категорией, суверенитет одновременно является основным политико-юридическим свойством государства как субъекта международного права [8].

В этой связи справедливым является мнение О. Мещеряковой о том, что переда чу компетенции международной организации нельзя трактовать как ее окончательную потерю. К тому же компетенцию в определенных сферах обычно передают не полно стью, а лишь по отдельным вопросам. Поэтому, бесспорно, государства продолжают владеть своей компетенцией, как и прежде. Передача компетенции наднациональным органам международной организации не противоречит государственному суверените ту, поскольку государства добровольно являются членами соответствующей междуна родной организации, создаваемой на основе договора [8].

Важно подчеркнуть, что введение в структуру той или иной международной орга низации отдельных наднациональных элементов совсем не обязательно ведет к огра ничению суверенитета государств-членов этих организаций, обеспечивая тем не менее определенный рост эффективности функционирования организации.

И. Ахмад отмечает, что речь идет о наделении наднациональными полномочия ми лишь определенного органа, а не организации в целом [4]. Указанное утверждение, на наш взгляд, можно считать узким толкованием наднациональности межправи тельственных организаций, поскольку субъектом международного права является вся организация, а значит и элементы наднациональности будут присущи организации в целом, а не только некоторым наднациональным органам.

Мы считаем, что наличие наднациональных элементов в структуре организации не ведет к ограничению суверенитета государств-членов. Наднациональный характер организации означает не потерю государствами-членами своего суверенитета, а лишь передачу своих полномочий совместно созданной международной организации.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ Модели наднациональности Нам представляется, что наиболее важными чертами наднациональности является, во-первых, передача государством части полномочий организации;

во-вторых, право организации вмешиваться в вопросы, относящиеся к внутренней компетенции госу дарств;

в-третьих, право организации создавать нормы прямого действия не только для государств-членов и органов организации, но и для физических и юридических лиц государств-членов.

Передача государством своих полномочий (прав) международной организации является краеугольным вопросом теории наднациональности. Ответ на него зависит лишь от того, какой философии придерживается исследователь или иной субъект тол кования. Страх перед положительным ответом на этот вопрос в начале XXI в. обуслов лен опасением обосновать таким образом правомерность потери государством сувере нитета. Однако, как отмечал И. Лукашук, передача полномочий государством является реализацией его суверенитета и международной правосубъектности, а не отказом от них.

Можно также согласиться с И. Вейлером, который считает, что даже в случае пере дачи суверенных полномочий «верховная власть все равно находится в национальных конституционных правопорядках, которые санкционируют верховенство, определяют его параметры и, как правило, устанавливают его ограничения» [19].

Совершенно правильной является и формулировка о договорной основе передачи полномочий. Ведь, как предполагает В. Василенко, «государство, заключая договор, не ограничивает своего суверенитета или свободы, а наоборот, реализует их, поскольку действует в собственных интересах» [2].

Опыт приобретения государствами членства, в частности в Европейском союзе, демонстрирует факты внесения изменений в конституцию той или иной страны на кануне ратификации международного договора, который предусматривает передачу полномочий государства в пользу организации. Такие изменения вносят не для за крепления возможности передачи, а ради участия в международной организации или устранения противоречий между конституцией и соответствующим международным договором.

В вышеупомянутых случаях речь идет об институциональной модели наднацио нальности. Вместе с тем существуют также неинституциональная и национальная мо дели. Последняя заключается в верховенстве юрисдикции одного государства над дру гим и является главным историческим явлением, которое формально не встречается в современной практике.

Неинституциональная модель наднациональности заключается в принятии сто ронами обязательств для осуществления ими своей компетенции в рамках междуна родного договора, без создания органов с наднациональными полномочиями. Евро пейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ) является примером данной модели.

Опыт функционирования ЕАСТ показывает, что успешная интеграция необязательно связана с формированием наднациональных органов [7].

Другой особенностью является право международной организации вмешиваться во внутреннюю компетенцию государства. В связи с этим необходимо упомянуть, что принцип невмешательства во внутренние дела тесно связан с принципом суверенно го равенства государств. Содержание принципа невмешательства во внутренние дела означает запрет государствам и международным организациям вмешиваться во вну тренние дела государств и народов в любых формах: вооруженным, экономическим, ВЕСТНИК МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ. 2012. № 2 (37) дипломатическим путем, посредством шпионской или диверсантской деятельности, открыто или косвенно со стороны одного государства, нескольких государств или под прикрытием международной организации. Так, согласно п. 7 ст. 2 Устава ООН, Орга низация не имеет права «на вмешательство в дела, которые по сути относятся к вну тренней компетенции любого государства» [15].

Однако следует иметь в виду, что некоторые события, происходящие в пределах того или иного государства, могут квалифицироваться, например Советом Безопасно сти ООН, как не относящиеся исключительно к внутренней компетенции государства.

Так, например, если Совет Безопасности ООН констатирует, что они угрожают между народному миру и безопасности, то такие события перестают быть внутренним делом данного государства, и действия ООН в отношении этих событий не будут вмешатель ством во внутренние дела государства. Таким образом, концепция невмешательства не означает, что государства могут произвольно относить к своей внутренней компетен ции любые вопросы. Международные обязательства государства, в том числе и обяза тельства по Уставу ООН, являются критерием, который позволяет правильно подхо дить к решению этого вопроса.

С. Черниченко считает, что наднациональность «означает предоставление меж правительственной организации ее учредителями права обсуждать вопросы, которые государства обычно считают вопросами, относящимися к их внутренней компетен ции» [21]. Однако, по нашему мнению, наднациональность предполагает не только об суждение вопроса, но и принятие правовых актов обязательного характера.

И наконец, третий признак – право организации создавать нормы прямого дей ствия не только для государств-членов и органов организации, но также для физических и юридических лиц государств-членов. Право организации создавать нормы прямого действия для всех субъектов международного права имеет важное значение, посколь ку прямое действие норм, принятых на наднациональном уровне, означает непосред ственное регулирование отношений всех субъектов права, следовательно, влияние на структуру правовой системы государства, которая начинает определять содержание и форму национальной правовой политики.

Можно считать, что наднациональность является способом регулирования опре деленной сферы жизни государств, которые с этой целью заключили между собой со ответствующее соглашение. Таким образом, наднациональность, с одной стороны, имеет функциональный характер, а с другой – самостоятельный, не зависящий от воли государств.

Выводы Наднациональность – это свойство, присущее современным международным органи зациям. Суть наднациональности как юридического феномена заключается в том, что международные организации способны создавать нормы права прямого действия не только для своих государств-членов, институтов или органов, но также для юридиче ских и физических лиц государств-членов. Тем не менее нельзя сводить наднациональ ность только к деятельности Европейского союза. Данный элемент присущ и другим международным организациям. И только исходя из толкования отдельных статей учре дительного документа организации мы можем определить наднациональный характер той или иной международной организации.

Принципы наднационального регулирования, на первый взгляд, противоречат основным принципам международного права, но в действительности противоречия РЕГИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ нет, если учредительные документы предусматривают возможность выхода из между народной организации, т.е. действует базовый принцип – свобода воли субъектов международного права. Государства, вступая в международную организацию с надна циональными элементами регулирования, скорее, реализуют свои суверенные права, нежели их теряют. В учредительных актах международной организации ограничива ется не суверенитет (механизм власти, режим, компетенция), а лишь один институт – компетенция. Международно-правовое ограничение компетенции государства – это нормальная практика, которая не нарушает государственной целостности и независи мости.

Литература 1. Бирюков М.М. Международно-правовые аспекты ассоциированного членства в Европей ском экономическом сообществе: автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 1981.

2. Василенко В.А. Основы теории международного права. Киев: Вища школа, 1988.

3. Грицаєнко Л.Л. Інституційний механізм Європейського Союзу: автореф. дис. … канд. юрид.

наук. Киев, 2010.

4. Ахмад И. Правотворчество международных межправительственных организаций. Киев, 1999.

5. Королев М.А. Наднациональность с точки зрения международного права // Международ ный журнал международного права. 1997. № 2. С. 3–20.

6. Кулеба Д.І. Принцип наднаціональності у міжнародному праві. Киев: Наукова доповідь, 2011.

7. Кулеба Д.І. Участь України в міжнародних організаціях. Правова теорія і практика. Киев:

Виданичий дім «Промені», 2007.

8. Мещерякова О.М. Наднациональность в праве Европейского союза и проблема суверени тета: автореф. дисс. … докт. юрид. наук.. М., 2010.

9. Михайлова С.Ю. Конфедерация как международно-правовое обьединение государств:

вопросы теории и практики: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Казань, 2006.

10. Муравьев В.И. Международные организации – специфические субъекты международно го права. Киев: УМК ВО, 1990. С. 26.

11. Муравйов В.І. Правові засади регулювання економічних відносин Європейського Союзу з третіми країнами (теорія і практика). Київ: Академ-Прес, 2002. С. 90–91.

12. Муравьев В.И. Буржуазная юридическая наука о наднациональном характере права Ев ропейских сообществ // Вестник КГУ. Международные отношения и международное право.

1979. Вып. 8. С.84–90.

13. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. М.: Дело, 1999. С. 67–73.

14. Смирнова К.В. Джерела права Європейського Союзу: автореф. дис. … канд. юрид. наук.

Киев, 2005.

15. Статут Організації Об'єднаних Націй від 26 червня 1945 року. URL: http://zakon.rada.gov.

ua/cgi-bin/laws/main.cgi (date of access: 27.03.2012).

16. Талалаев А.Н. Право международных договоров. Договоры с участием международных организаций. М.: Международные отношения, 1989.

17. Тостухин А.Э. О наднациональном характере Европейского союза // Московский журнал международного права. 1997. № 4. С. 3–21.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.