WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ И СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В УРАЛЬСКИХ СЕЛАХ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ 1920-х - НАЧАЛА 1940-х ГОДОВ Автор: В. В. ФИЛАТОВ ФИЛАТОВ Владимир Викторович - доктор исторических наук,

профессор, заведующий кафедрой истории, теории государства и права и социологии Магнитогорского государственного технического университета им. Г. И. Носова (E-mail: magistr

Аннотация. Раскрываются особенности ситуации в аграрной сфере России в 1920-е и 1930-е годы, представлены пропорции социально-профессиональных групп сельского населения Урала перед началом и после окончания коллективизации. Исследуются процессы урбанизации и миграции селян.

Приводятся данные Всесоюзных переписей населения 1926 и 1939 годов и государственных архивов.

На примере отдельных районов Уральского региона анализируются причины роста смертности и снижения рождаемости в неурожайные годы. Изучается динамика браков и разводов сельского населения.

Ключевые слова: отказ от нэпа • индустриализация • урбанизация • коллективизация Период с 1929 по 1939 г. был для России временем великих потрясений и радикальных перемен, коренным образом изменивших облик села. Модернизация проводилась одновременно с утверждением на селе нетрадиционных форм организации производственной деятельности. Единоличное крестьянское хозяйство ликвидиро- стр. валось в ходе сплошной коллективизации. После нее ведение личного подсобного хозяйства в подворье колхозников, рабочих и служащих жестко регламентировалось и, учитывая крохотные размеры приусадебных участков (соток), не восполняло недостаток сельскохозяйственной продукции для личного потребления и продажи на рынке. В соответствии с утвержденным СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 февраля 1935 г. Примерным уставом сельскохозяйственной артели максимальный размер приусадебного участка семьи колхозника (колхозного двора) был установлен на уровне 0,5 га и не менялся до 1991 г.

Но еще в 1925 г., в разгар НЭПа, "середняки" составляли в России основную массу крестьянства. Этот год оказался достаточно благоприятным для страны. К тому времени были восстановлены дореволюционные посевные площади, валовой сбор зерна на 20% превысил сбор 1913 г. Несмотря на жесткую систему налогообложения, в стране увеличивался слой средних и зажиточных крестьян.

Обновление российской промышленности происходило медленно, крестьяне были недовольны нехваткой промышленных товаров. В 1925 г. правящий режим провозгласил курс на проведение индустриализации. В ходе нее предполагалось резко поднять выплавку чугуна и стали, уделить основное внимание форсированному развитию тяжелой индустрии, машиностроению, военной, энергетической и топливной промышленности, а также транспорту. Обеспечивающую выпуск потребительских товаров легкую промышленность предполагалось развивать во вторую очередь.

На демографические и миграционные процессы в Уральском регионе оказали сильное влияние индустриализация и вызванные коллективизацией преобразования на селе. Данные общесоюзных переписей 1926 г. и 1937 г. показывают почти удвоение за 10 лет численности городского и 15 - 20% ное снижение сельского населения [Жиромская и др., 1996: 40]. Во второй половине 1920-х гг.

наибольшую часть Уральского региона охватывала Уральская область с территорией в 1757,3 тыс. кв.

км. Кроме нее, в Уральский регион входили: Башкирия, Вотская (Удмуртская) область, Оренбургская губерния. Вскоре после создания Уральской области (образована в ноябре 1923 г. в результате слияния Екатеринбургской, Пермской, Тюменской и Челябинской губерний) [Уральская историческая энциклопедия: 533] Свердловску была намечена роль центра подготовки индустриализации на Урале.

Первоначально ее предполагалось осуществлять на основе создания государственных трестов и синдикатов с привлечением иностранных концессий. Однако расчеты на привлечение иностранных капиталов не оправдались (в середине 1920-х гг. на долю концессионных предприятий приходилось около 1% совокупного промышленного производства страны), и вскоре такая стратегия развития уральских городов была заменена жестким управлением из Центра. В 1934 г. Уральская область была ликвидирована. Вместо нее возникли Свердловская и Челябинская области. Отраслевая структура их хозяйства оказалась подчинена геополитическим целям СССР. В эти годы создается Урало-Кузнецкий комбинат, в Свердловске строится завод Уралмаш. Тогда Уральский регион включал помимо этих областей Оренбургскую (Чкаловскую) область и две автономные республики (Удмуртскую и Башкирскую), а с 1938 г. в результате разукрупнения Свердловской области появляется Пермская область.

Материалы Всесоюзных переписей 1926 г. и 1939 г. свидетельствуют, что городское население Уральского региона за период с 1926 по 1939 г. увеличилось в 2,6 раза. Значение этого роста по Уральскому региону превышает средние данные по СССР в целом, где численность горожан возросла в 2,1 раза. В начале 1930-х гг. городское население Урала более чем на 2/3 состояло из недавних сельских жителей [Корнилов, 1987: 35]. Ситуация в уральской деревне оказывала значительное влияние на модернизационные процессы. В Уральской области темпы снижения численности сельского населения были более высокими, чем в Башкирии (рис. 1)1. Доля селян среди всего _ Источники: [Сдвиги в сельском..., 1931: 130, 131];

[Социалистическое строительство Урала..., 1932: 5];

[Социалистическое строительство СССР, 1936: XLVI];

Государственный архив Свердловской области (далее- ГАСО), ф. 241, оп. 3, д. 35, л. 126;

[Хозяйство Башкирии, 1930: 1, 16].

стр. Рис. 1. Доля сельских жителей в Уральской области и в Башкирии от общей численности населения области (в %).

населения за 1927 - 1933 гг. сократилась в Уральской области с 78,3 до 61,1%, тогда как в Башкирии- с 91,2 до 88,2%, что объясняется тем, что в Башкирии не было сырьевой базы для развития промышленности. Удельный вес сельского населения на Урале в целом за период с 1926 г. по 1941 г.

сократился с 83,1 до 62,5%, хотя в абсолютных показателях это уменьшение было незначительным - с млн. до 8,7 млн. человек (на 3,3%, см. табл. 1). Особенно значительной оказалась урбанизация в Свердловской области, где доля селян к 1941 г. составила всего 39,2%, тогда как в Башкирии сохранялся сравнительно высокий удельный вес сельского населения.

По данным статистики, наиболее быстрыми темпами сокращение сельского населения происходило в промышленно развитых районах Урала. Новостройки и промышленные предприятия нуждались в рабочей силе, основным источником которой выступало село. Именно процессы урбанизации оказали в 1930-е гг. наиболее сильное влияние на численность сельского населения, ее половозрастную структуру, ее естественный прирост2.

Сокращение сельского населения требовало восполнения недостатка трудовых ресурсов деревни за счет интенсификации сельскохозяйственного производства. Был необходим переход к интенсивным технологиям. В Свердловской, Челябинской и Пермской областях прилагалось немало усилий по механизации и тракторизации производственных процессов. До коллективизации преобладание мелких аграрных хозяйств наряду со значительным количеством рабочих рук затрудняло перевод сельскохозяйственного производства на промышленную основу с применением машинной техники.

Форсированная индустриализация открывала возможности для пополнения заводских трудовых ресурсов, а также для модернизации и механизации производства на селе. Этот процесс развивался противоречиво. Государственная политика на словах была нацелена на интенсивное ведение сельского хозяйства, но на деле подъем аграрного производства осуществлялся в основном за счет расширения посевных площадей в ущерб качественным, интенсивным факторам роста.

В середине 1920-х гг. наблюдался кризис в животноводстве, высоки были непроизводственные потери сельскохозяйственной продукции. Проведение ускоренной коллективизации было вызвано стремлением правящего режима сделать из деревни послушного поставщика дешевого зерна. Середняк, составлявший основную массу сельских товаропроизводителей, экономически не был заинтересован в сдаче государству хлеба, производил продукты главным образом для внутреннего потребления и продаж на местных рынках. Властям все труднее становилось обеспечивать вы- _ Разница между количеством родившихся и умерших за год.

стр. Таблица 1. Изменения численности сельского населения территорий Уральского региона за 1926 - гг. (в % от общей численности населения области/автономной республики)* Уральская Оренбургская Свердловская Челябинская Годы Башкирия Удмурдия область область область область 1926 83,1 85,8 67,5 69,3 91,2 87, 1937 64,6 76,4 49 56,4 83,5 78, 1939 71,4 77,3 40,5 40,1 82,6 73, 1941 62,5 71,2 39,2 57 81,3 72, * Рассчитано по: [Население Урала, 1996: 136 - 137].

полнение плана хлебозаготовок. Против крестьян, вовремя не сдавших хлеб, стали применять меры уголовной ответственности. Но это не очень помогло. И. В. Сталин решил, что земледелие пора перевести на государственные рельсы. НЭП, принесший стране относительное благосостояние, стали сворачивать с 1928 г. Часть представителей высшего партийного и хозяйственного руководства (Н. И.

Бухарин, А. И. Рыков и М. П. Томский и др.) пыталась противодействовать этой линии, выступала против планов свертывания НЭПа и ускоренной коллективизации, но потерпела поражение. То, что последовало далее, представляло собой насильственную экспроприацию имущества сотен тысяч кулаков с высылкой их на Урал и за него, а также превращение миллионов крестьян-собственников в зависимых от колхозного начальства аграрных работников. Результатом такой коллективизации стало нарастание безразличия колхозников к обобществленному имуществу и к результатам собственного труда.

Коллективизации сопутствовала индустриализация, которая также осуществлялась силовыми методами.

Ради нее из деревни выкачивались огромные ресурсы. Важным источником проведения индустриализации стала избыточная дешевая рабочая сила деревни. Кроме того, в строительстве крупных промышленных объектов, на лесозаготовках и т.д. широко использовался труд заключенных и спецпоселенцев (включая раскулаченных и высланных крестьян). Обязательная подписка на государственные займы на треть уменьшала фактическую зарплату рабочих и служащих.

Социальный состав сельского населения за период преобразований существенно изменился, что также повлияло на модернизационные процессы в уральской деревне. За 1927 - 1929 гг. удельный вес рабочих, занимающихся земледельческим трудом, уменьшился с 6,2 до 2,4% в Уральской области и с 6,6 до 3,3% в Башкирии. К началу коллективизации доля бедняков в селах Уральской области сократилась на 1%, а в Башкирии - на 3,7%. Удельный вес середняцких хозяйств в Уральской области увеличился на 3,8%, а в Башкирии - напротив, он снизился на 4,4%, хотя по стране в целом в этот период отмечалось увеличение численности хозяйств середняков. Доля так называемых кулаков среди лиц, занятых земледельческой деятельностью, за этот период сократилась и в Уральской области и в Башкирии, соответственно, с 3,2 до 1% и с 2,1 до 0,8%. Это не удивительно, поскольку "раскулачивание" зажиточных крестьян начинает практиковаться советскими властями за несколько лет до коллективизации. Уральская область выделялась в 1927 г. высокими данными по кулакам (4,4% от всего сельского населения области, в то время как в среднем по СССР они составляли 3,9%). Налоговые органы выявили в 1929/1930 гг. 2,2% кулацких хозяйств в Уральской области и 3,2% - в Башкирии, а на следующий год - 0,5% и 0,74%, соответственно3.

В 1929 г. в структуре сельского населения наряду с общим сокращением доли лиц, занятых земледельческим трудом, отмечалось увеличение удельного веса селян с не сельскохозяйственными занятиями. Преобладание среди уральских селян середняцкой части позволяет говорить о потенциальной возможности данной группы Российский государственный архив экономики (далее - РГАЭ), ф. 7733, оп. 7, д. 275, л. 35.

стр. населения участвовать в модернизации сельского хозяйства. Речь идет об упущенных в результате коллективизации возможностях формирования в условиях социалистического хозяйствования крепких кооперативных институтов. Это позволило бы обеспечить активное участие селян во внедрении новой техники в производство при широкой государственной поддержке.

Середняцко-зажиточная часть крестьянства была наиболее восприимчивой к инновациям. Крестьяне опытники формировались главным образом в среде процветающих, хозяйственных мужиков. Однако классовые установки проводимой правящей партией аграрной политики не позволили раскрыться талантам и возможностям данной группы населения, хотя благодаря ее активности можно было бы распространить их опыт ведения хозяйства, подтянуть бедняцкую часть селян, поднять их земледельческую культуру и жизненный уровень.

К концу 1930-х гг. произошли существенные изменения в социальном составе уральской деревни (табл.

2). В 1939 г. большинство сельского населения Урала стало колхозниками (62,9%, а по СССР в целом - 66,9%). Однако их удельный вес в регионе был несколько отличным по областям: выше - в Башкирии и ниже - в Свердловской области. Свердловская и Челябинская области отличались от других районов Урала высоким промышленным развитием, что наложило отпечаток и на село. Здесь было сосредоточено больше совхозов и МТС, да и в самих колхозах чаще применялся труд рабочих, нежели колхозников. За счет Свердловской и Челябинской областей, в которых удельный вес рабочих составлял 35,2% и 34,2%, соответственно, доля рабочих и служащих среди занятого населения Урала была довольно высокой (33,1%). Подобное положение позволяло здесь активнее, чем в других регионах, осуществлять перевооружение сельского хозяйства. Челябинский тракторный завод в первую очередь обеспечивал тракторами свою и соседнюю Свердловскую область. Поэтому там быстрее проводилась механизация сельского хозяйства.

Крестьяне-единоличники остались к концу 1930-х гг. в небольшом количестве и уже не играли заметной роли в производственном процессе. Вместе с некооперированными кустарями их удельный вес в Уральском регионе составил в 1939 г. 2,8% (табл. 2). К тому времени больше всего крестьян единоличников сохранилось в Удмуртии и Пермской области - по 2,5% от занятого населения, тогда как всего на десять лет ранее их доля достигала там 9/10. Экономическое и внеэкономическое принуждение заставляло эту часть сельского населения вступать в колхозы, переходить в совхозы или переезжать в город. Количество единоличных аграрных хозяйств в Уральской области за период с 1927 по 1933 г.

сократилось в 3,7 раз, в Башкирии -в 2,5 раз, в Удмуртии- в 2,7 раз. К концу 1930-х гг. в Башкирии оставалось всего 14,4 тыс. единоличных хозяйств, в Оренбургской области- 2,7 тыс., в Челябинской области - 9,5 тыс. таких хозяйств4.

Радикальное переустройство деревни сказывалось на показателях естественного прироста сельского населения. За 1926 - 1940 гг. на Урале был отмечен спад естественного прироста селян с 185,3 до 85, тыс. человек (в 2,2 раза). В Свердловской области самый низкий естественный прирост был отмечен в 1934 г. (6,3 тыс. чел.), а в Челябинской области - в 1940 г. (5,9 тыс. чел.). Башкирия отличалась от других районов Урала более высокими показателями естественного прироста сельских жителей, и здесь он не опускался ниже 45,1 тыс. чел. (в 1936 г.). Источники: РГАЭ, ф. 1562, оп. 73, д. 102, л. 41, 55, 55 об.;

оп. 82, д. 272, л. 61. Центральный государственный архив Удмуртской Республики (далее - ЦГА УР), ф. 234, оп. 1, д. 1605, л. 2 об. Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан (далее - ЦГИА РБ), ф. 164, оп. 3, д. 19, л. 45. Государственный архив Оренбургской области (далее - ГАОО), ф. 1003, оп. 3, д. 935, л. 45. ГАСО, ф. 1813, оп. 1, д. 886, л. 4 об. Объединенный государственный архив Челябинской области (далее - ОГАЧО), ф. 485, оп. 12, д. 36, л. 38.

Источники: ЦГИА РБ, ф. 472, оп. 4, д. 2, л. 4, 36, 45 об, 84, 132, 136 об. Государственный архив Пермской области (далее - ГАПО), ф. 493, оп. 3, д. 7219, л. 384 об., 385. РГАЭ, ф. 1562, оп. 20, д. 58, л. 97, 98. ОГАЧО, ф. 485, оп. 4, д. 1120, л. 13об.;

оп. 5, д. 144, л.

130, 131 об., д. 488, л. 48;

оп. 6, д. 793, л. 1. См. также: [Население Урала, 1996: 145].

стр. Таблица 2. Состав сельского населения (с семьями) Уральского региона по социальным группам на г. (в %)* Уральский регион Группы сельского Оренбургская Пермская Свердловская Челябинская населения Башкирия Удмуртия Урал область область область область Рабочие 12,5 14,5 26,7 23,5 35,2 34,2 33, Служащие 8,3 8,7 12,4 11,0 13,2 13,3 62, Колхозники 74,8 72,6 58,4 60,5 47,0 48,9 1,?

Кооперированные 1,3 0,6 0,8 1,2 1,5 1, кустари Некооперированные 1,1 1,2 0,5 1,3 1,6 1,0 2, кустари Крестьяне- 1,9 2,5 1,1 2,5 1,5 1, единоличники Нетрудящиеся 0,02 0,04 - 0,05 0,04 0,02 - * Источники: [Всесоюзная..., 2002: 36, 91, 142, 193, 246, 301;

Корнилов, 1993: 37].

График наглядно демонстрирует ход демографических изменений за эти годы. Естественный прирост населения Уральской области достиг пика в 1928 г. - 166,9 тыс. человек, затем началось снижение (рис.

2). На голодные годы приходится существенное снижение прироста населения в селах. В 1933 г.

естественный прирост достиг здесь критически низкого значения в 1,7 тыс. человек. В результате начавшихся в 1929 - 1930 гг. кампаний по коллективизации и раскулачиванию резко упали урожаи хлеба. Многие крестьяне, не желавшие передавать инвентарь и скот в создаваемые колхозы, уничтожали его. Но планы сдачи хлеба в 1930 г. были выполнены благодаря тому, что контролировать колхозы оказывалось легче. Однако в 1932 г. они вновь оказались сорваны по той причине, что в разоренных хлебозаготовками регионах начинался голод. Несмотря на это, колхозы под сильным административным нажимом были вынуждены в 1932 г. сдавать государству практически весь урожай, не оставляя себе ни семян, ни фуража. Зима 1932 г. оказалась наиболее голодной и для людей, и для скота. В довершении этого 3 декабря 1932 г. было опубликовано постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) за подписью Молотова и Сталина, заканчивающееся словами: "Предупредить колхозы, колхозников и единоличников, что в областях, краях и республиках, не выполнивших годового плана хлебозаготовок и не обеспечивших себя семенами для ярового сева, колхозная торговля хлебом допущена не будет, а также предупредить их о том, что торговля хлебом в этих областях, краях и республиках будет преследоваться как спекуляция".

Как отмечает В. Б. Жиромская, на демографические процессы в стране отрицательное влияние оказали голод, репрессии и переселение раскулаченных. Лишь с середины 1930-х гг. началась относительная стабилизация прироста населения, происходят медленное снижение уровня смертности и некоторый рост рождаемости [Жиромская, 2001: 33].

Следует отметить, что на Урал за эти годы было выслано 128 тыс. семей, более трети всех раскулаченных в стране. Общая численность населения в Уральском регионе за 1926 - 1937 гг. возросла на 1,8 млн. человек. В это время по данному региону миграция в города превышала в 3 раза величину естественного прироста [Кузьмин и др., 1996: 18].

Источники: ГАСО, ф. 1812, оп. 2, д. 29, л. 6;

д. 33, л. 15;

д. 27, л. 73;

д. 170, л. 14. См. также: [Аграрное.., 2005: 257].

стр. Рис. 2. Значения естественного прироста населения Уральской области за 1927 - 1933 гг. (в тыс. чел.).

Численность родившихся в сельской местности в Уральской области увеличивалась до 1928 г., когда она составила 318,5 тыс. человек (рис. 3). Дальнейшее нестабильное развитие региона в связи с массовой коллективизацией и голодом значительно повлияло на рождаемость. В 1932 г. она упала в 1, раз по сравнению с 1928 г. Минимальное за анализируемый период количество умерших селян пришлось на 1932 г. - 122,1 тыс., тогда как в 1927 г. число умерших достигло 189,2 тыс. Последствия голода проявились в 1933 г., когда умерло 169,5 тыс. человек7.

Хотя показатель естественный прироста сельского населения на Урале в 1926 - 1940 гг. оставался положительным, численность рождений снизилась почти вдвое (с 503,1 тыс. до 253,5 тыс.).

Одновременно в 1,8 раза упала смертность селян (с 305,2 тыс. до 167,6 тыс.). И эта тенденция прослеживалась в большинстве районов Урала. Наименьший уровень рождаемости в Челябинской области пришелся на 1940 г. - 29,9 тыс. человек. Смертность сельского населения возрастала в кризисные для региона годы голода и репрессий или следующие непосредственно за ними. Наиболее тяжелыми для Урала были 1931 - 1933, 1936, 1938 - 1939 годы. В Свердловской области больше всего сельского населения умерло в 1934 г. (60,4 тыс. чел.), в Челябинской области -в 1939 г. (45,7 тыс. чел.), в Башкирии - в 1937 г. (60,9 тыс. чел.)8.

В Уральской области в 1931 - 1933 гг. был отмечен высокий уровень смертности детей до 10 лет и, прежде всего, в возрасте до 1 года- от 52,7 до 70,5% от всех умерших (табл. 3)9. Такая крайне высокая детская смертность была характерной не только для начала 1930-х гг. В 1928 г. она составляла 70,3%.

Основной ее причиной оказывались инфекционные заболевания (корь, дизентерия и др.). Из приведенных в рассматриваемой таблице данных следует, что на втором месте по уровню смертности (после детей до 10 лет) находилась группа населения в возрасте от 60 до 69 лет - от 4,6 до 9,3% от всех умерших.

На примере Коми-Пермяцкого округа можно видеть реальные результаты голодных лет (1932/33 и 1936/37 годы), сказавшиеся на естественном приросте населения. Если в 1926 г. его естественный прирост составлял здесь + 5,1 тыс. человек, то в 1933 г. + 75 человек, в 1934 г. имеем отрицательное значение -3,3 тыс. человек, в 1935 г. вновь начался рост + 3,6 тыс., в 1936 г. рост продолжился + 2,4 тыс.

человек10. В период голода в пищу употребляли суррогат (березовое и липовое дерево, Источники: ГАСО, ф. 1812, оп. 2, д. 29, л. 20;

д. 30, л. 6;

д. 27, л. 73;

д. 33, л. 15;

[Аграрное.., 2005: 257] Источники: ЦГИА РБ, ф. 472, оп. 4, д. 2;

[Население Урала, 1996: 154 - 155, 163].

Рассчитано по: ГАСО, ф. 1812, оп. 2, д. 170, л. 2;

д. 171, л. 1 об.;

д. 172, л. 4, 4 об.

Центр документации общественных организаций Свердловской области (далее -ЦДООСО), ф. 4, оп. 15, д. 181, л. 133.

стр. Таблица 3. Смертность сельского населения Уральской области в 1931 - 1933 гг. (в тыс. чел.);

(в 1933 г. - в границах Свердловской обл.) До 10 лет 10 - 14 лет 15 - 19 лет 20 - 24 лет 25 - 29 лет 30 - 39 лет Годы абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % 1931 107,5 70,5 1,7 1,1 2,4 1,6 3,3 2,2 3,1 2,0 4,6 3, 1932 84,5 69,2 1,6 1,3 4,2 3,4 2,4 2,0 2,4 2,0 4,2 3, 1933 45,2 52,7 1,0 1,2 1,3 1,6 1,7 1,9 1,9 2,2 3,4 4, 40 - 49 лет 50 - 59 лет 60 - 69 лет 70 и старше возраст неизвестен итого Годы абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % абс. % 1931 4,4 2,9 5,3 7,0 7,0 4,6 12,7 8,3 0,6 0,3 152,6 1932 4,3 3,5 5,3 7,3 7,3 6,0 5,1 4,2 0,8 0,7 122,1 1933 4,2 4,9 5,8 6,8 8,0 9,3 12,3 14,3 1,0 1,1 85,7 ржаную и гороховую солому, разные травы), были случаи поедания кошек и собак. В 1926 - 1927 гг.

средняя продолжительность жизни в Коми-Пермяцком округе составила около 35 лет, т.е. на уровне конца XIX века [Котов, 1999]. От тех лет сохранилась докладная записка прокуратуры Уральской области о случае каннибализма в деревне Усть-Турке Ординского района.

С 1935 г. начинается предвоенный рост величины общего коэффициента смертности. Рост рождаемости в 1934 - 1937 гг. носил временный и компенсаторный характер. За годы третьей пятилетки коэффициент рождаемости на Урале вновь снижается одновременно с увеличением коэффициента смертности [Население Урала, 1996: 13].

На XVII съезде ВКП(б) И. В. Сталин объявил в отчетном докладе, что имел место "рост населения Советского Союза со 160,5 миллиона человек в конце 1930 года до 168 миллионов в конце 1933 года" [Сталин, 1951: 336]. Но в итоговых данных Всесоюзной переписи 1937 г. Центральное управление народно-хозяйственного учета при Госплане СССР (ЦУНХУ) привело цифру 162 млн. человек. Чем объясняется разница в 6 млн. человек? Ведомство стремилось отыскать ошибки. Осуществлялись тщательные перепроверки и пересчеты, учитывались все без исключения людские ресурсы, в том числе спецконтингент НКВД [Жиромская и др., 1996: 32 - 33], но тщетно: итог почти не менялся. Стали спрашивать с руководства служб нархозучета причины расхождения итоговых данных с приведенными вождем оценками. Зам. начальника отдела населения и здравоохранения М. В. Курман в докладной записке от 14 марта 1937 г. довел до высшего руководства некоторые причины недоучета смертности ЗАГСами11. Начальник Казахского управления нархозучета в качестве основной причины убыли населения по республике указал "откочевничество и прочие явления, связанные с перегибами, имевшими место в 1930 - 1932 гг."12. Он был прав: проведение коллективизации явилось попыткой заставить кочевой народ перейти к пахотному земледелию, поэтому сотни тысяч казахов откочевали со своими стадами в соседнюю Монголию.

Проведенная в 1937 г. Всесоюзная перепись населения приоткрыла страшную картину потерь населения страны от "коллективизации", голода и репрессий. Поэтому ее засекретили и объявили недействительной. Значительная часть ее организаторов и ряд работников переписных отделов на местах оказались репрессированы, а многие _ Проведенные ЦУНХУ проверки зафиксировали немало случаев смертей, не записанных в книгах ЗАГСов, особенно в Украине, Курской и Воронежской областях. Регистрация смертей в местах заключения, в колониях, среди спецпоселенцев и в ГУЛАГах, действительно, не входила в общегражданский учет. Как явствует из спецпереписей, таких смертей было немало. См.: [Жиромская и др., 1996: 42 - 43].

РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 143. Л. 144. Приведено по: [Жиромская и др., 1996: 44].

стр. Рис. 3. Численность родившихся и умерших сельских жителей Уральской области в 1927 - 1933 гг. (в тыс. чел.).

расстреляны. Известный российский демограф А. Я. Кваша отметил: "Перепись должна была показать, что прирост населения в СССР выше, чем в капиталистических странах, подтвердить названную И. В.

Сталиным цифру на конец 1933 г. в 168 млн. человек, а также прогноз на 1937 г. в 180,3 млн.

Статистиков, по сути дела, наказали за то, что из-за голода, репрессий и других социальных потрясений численность населения оказалась значительно меньше, чем предполагалось" [Кваша, 1994: 968]. Были закрыты журналы "Вестник статистики" и "Статистическое обозрение", в которых ранее публиковались данные о смертности и рождаемости. Эти данные долго не были доступными для широкой общественности.

Об изменениях в половозрастном составе населения Уральского региона. В уральской деревне в 1926 г. более половины жителей состовляло трудоспособное население, на детей до 14 лет приходилось 36,8% от всего населения. В 1939 г. произошло сокращение сельского экономически активного населения трудоспособного возраста. Теперь его доля составила 47,7%, а удельный вес молодежи до лет возрос до 42,4%.

По данным переписи 1926 г., среди сельского населения в трудоспособном возрасте преобладали женщины - 53,5%. Ситуация не изменилась и в 1939 г.: среди граждан в трудоспособном возрасте женщины составили 53%. Впрочем, такие пропорции были характерны не только для села, но и для города [Кузьмин и др., 1996: 191,193]. В 1926 г. в трудоспособном возрасте наиболее высокая доля мужчин приходилась на Оренбургскую губернию (53,3%), а женщин - на Удмуртию (57,3%). В 1939 г.

удельный вес экономически активных мужчин в Свердловской области превышал его уровень в других районах Урала. За 1926 - 1939 гг. в сельских районах Урала количество мужчин трудоспособного возраста сократилось на 3,9%, а женщин - на 3,7% [Корнилов, 1988: 38]. Приведенные данные характеризуют непростое демографическое положение в деревне, когда мужчин становилось все меньше от того, что они чаще мигрировали в город, а женщинам все чаще приходилось выполнять на селе тяжелую физическую работу. Они были менее склонными к миграции и больше привязанными к хозяйству, чем мужчины. Миграция мужской части населения из сел в города не способствовала укреплению родственных связей в семьях, а напротив, разрушала их, приводила к падению рождаемости и росту смертности.

За 1926 - 1939 гг. изменения в показателях по брачности в уральском селе были еще не столь существенными (табл. 4, источник [Корнилов, 1988: 38, 40]). Самый высокий показатель брачности среди женщин давала Оренбургская область (640 в расчете на 1 тыс. чел.), а среди мужчин - Башкирия (749). Наиболее низкий уровень брачности был отмечен среди женщин в Пермской области (579), а среди мужчин - в Свердлов- стр. Таблица 4. Распределение сельского населения Урала в возрасте от 15 лет и старше по состоянию в браке (на 1000 чел. соответствующего пола и возраста, в числителе - мужчины, в знаменателе - женщины).

Территории Уральского региона Годы Уральская Пермская Свердловская Челябинская Оренбургская Башкирия Удмуртия обл. обл. обл. обл. обл.

1926 704/596 Нет дан. Нет дан. Нет дан. 711/609 695/606 723/ 1939 Нет данн. 722/579 719/608 736/610 740/640 749/633 733/ Таблица 5. Число браков и разводов сельского населения Уральского региона за 1939 - 1941 гг. (в тыс.;

в числителе - количество браков, в знаменателе -количество разводов).

Территории Уральского региона Годы Уральск. Оренбург. Пермская Свердловск. Челябинск.

Башкирия Удмуртия область область область область область 1939 54,4/5,5 15,3/1,8 11,1/1,4 8,7/0,6 13,2/1,4 Нет данн. 6,1/0, 1940 32,2/5,0 5,1/0,7 4,7/0,8 4,0/0,4 5,4/0,7 10,3/0,5 2,7/0, 1941 32,7/3,9 4,3/0,4 5,1/0,7 5,0/0,4 5,7/0,5 9,4/1,7 3,1/0, ской области (719). Данные по статистике браков и разводов свидетельствуют, что в этот период мужчины в Уральском регионе оказывались значительно мобильнее и чаще вступали в брак, чем женщины, которые не всегда находили для себя мужа, способного, по их мнению, вести хозяйство и содержать семью.

На графике (рис.4.) видно, что с 1927 по 1932 г. численность браков, заключавшихся в год в Уральской области, снизилась более чем втрое - с 52,2 тыс. до 17,2 тыс. человек13. Количество разводов в 1931 г.

превысило уровень 1930 г. в 1,7 раза, а в 1932 г. снизилось в 3,2 раза. Это свидетельствует о нестабильности семейных отношений в эти трудные для села годы. Статистика показала, что в 1939 г.

происходило сокращение абсолютного числа как заключаемых браков, так и разводов (табл. 4).

В 1939 г. на Урале насчитывалось 1870,4 тыс. сельских семей. По результатам переписи 1926 г., средняя численность уральской семьи составляла 4,06 человек, а в 1939 г. на этой же территории (в пределах Пермской, Свердловской и Челябинской областей) она возросла до 4,51 человек. Средняя величина сельской семьи Урала составила в 1939 г. 4,65 человек. Особенно высок был этот показатель в Башкирии -4,85 человек.

Более половины уральских семей (58,7%) в 1939 г. имели до четырех детей. По многодетности среди районов Урала первенствовала Башкирия, где доля семей с пятью детьми составила 19,6%. Гораздо меньшая численность детей отмечалась в промышленных районах: в Пермской, Свердловской и Челябинской областях.

Небольшая часть членов сельских семей Урала жила отдельно друг от друга (6,6%). В промышленных районах таких разделенных семей насчитывалось больше, чем в сельских: в Пермской области (9,8%), в Свердловской области (9,4%). Одиноко живущие люди, не имеющие семьи, в уральском селе составляли ничтожную часть - 1,8%. Немного больше их было в промышленных районах: в Пермской области (2,6%) и в Свердловской области (2,4%) [Корнилов, 1988: 41 - 43].

_ Источники: ГАСО, ф. 1812, оп. 2, д. 27, л. 73;

д. 29, л. 20;

д. 30, л. 6;

д. 33, л. 15;

д. 170, л. 1, 4.

стр. Рис. 4. Число браков и разводов в Уральской области в 1927 - 1932 гг. (тыс.).

Социально-демографическая характеристика уральской деревни свидетельствует о коренных изменениях, произошедших в ней в период социалистического строительства, о ее кризисном положении в голодные годы. В это время совершалась ускоренная урбанизация, численность селян сократилась, но не так сильно, как в Центральной России. Возрос удельный вес нетрудоспособных сельских жителей. В середине 1930-х гг. отмечен компенсаторный рост рождаемости селян. Эти изменения требовали перехода к интенсивному развитию сельскохозяйственного производства, что позволило бы восполнить недостающие людские ресурсы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Аграрное развитие и продовольственное обеспечение Урала. 1928 - 1934 гг. / Сост. Е. Ю. Баранов, Г. Е.

Корнилов. Т. 1. Оренбург, 2005.

Всесоюзная перепись населения СССР 1939 года: Уральский регион. Сборник материалов.

Екатеринбург, 2002.

Жиромская В. Б. Демографическая история России в 1930-е гг. Взгляд в неизвестное. М., 2001.

Жиромская В. Б., Киселев И. Н., Поляков ЮЛ. Полвека под грифом "секретно". Всесоюзная перепись населения 1937 года. М.: Наука, 1996.

Кваша А. Я. Демографическое развитие России // Вестник Российской Академии Наук. 1994, т. 64, N11.

Корнилов Г. Е. Социальная структура уральской деревни накануне Великой Отечественной войны // Население и трудовые ресурсы уральской советской деревни. Сборник научных трудов. Свердловск, 1987.

Корнилов Г. Е. Демографическая структура сельского населения Урала (по данным Всесоюзной переписи населения 1926 и 1939 гг.) // Социально-демографическое развитие уральского села.

Свердловск, 1988.

Корнилов Г. Е. Уральское село и война. Проблемы демографического развития. Екатеринбург, 1995.

Котов О. В., Рогачев М. Б., Шабаев Ю. П. Традиционная культура народов европейского северо востока России. Коми. // Этнографическая электронная энциклопедия. 1999.

http://www.komi.com/Folk/komi/79.ritm Кузьмин А. И., Оруджиева А. Г., Корнилов Г. Е. и др. Население Урала XX века. История демографического развития. Екатеринбург, 1996.

Сдвиги в сельском хозяйстве СССР между XV и XVI партийными съездами. Статистические сведения по сельскому хозяйству за 1927 - 1930 гг. М.;

Л., 1931.

Социалистическое строительство СССР. Статистический ежегодник. М., 1936.

Социалистическое строительство Урала за 15 лет. Статистический сборник. Свердловск, 1932.

Сталин И. В. Сочинения. Т. 13. М.: Государственное издательство политической литературы, 1951.

Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 2000.

Хозяйство Башкирии. 1930. N 10 - 12.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.