WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИНФРАСТРУКТУРА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА И ПРОЦЕССЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИИ (НА ПРИМЕРЕ ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность: Экономика и управление народным хозяйством

Направление: Региональная экономика Автор: Н.Г. ЮШКОВА, к.а.н., доцент кафедры архитектуры жилых и общественных зданий Волгоградского государственного архитектурно строительного университета В работе отражены результаты авторского исследования инновационных процессов в российских регионах в свете реализации государственных принципов многополярного развития, позволившего сформулировать основные положения политики регионального развития территорий на основе комплексной оценки их особенностей. Доказана возможность и целесообразность формирования инновационных инфраструктур конкретных региональных систем на основе ранжирования «точек роста» с последующим ее «закреплением» в документах развития региона. Предложено использование в практике управления территориями понятие «инфраструктура» в новом, пространственном, аспекте.

In the article we present the results of the author’s research on the problem of innovative processes in the Russian regions in view of the implementation of state multipolar development guidelines, which allowed to formulate the fundamentals of regional territory development policy taking into account the evaluation of the regions’ characteristics. It has been proved the feasibility and expediency of forming the innovative infrastructure of specific regional systems on the basis of ranking of “growth points” followed by "fixing" these points in the documents of regional development. It has been proposed to use the term of “infrastructure” in a new spatial aspect for the territorial management practice.

Ключевые слова: инновационное развитие региона, многополярность, инновационная инфраструктура региона, точки роста региона, планирование.

Keywords: regional innovative development, equalization, multipolar development, innovative infrastructure of the region, “growth points” of the region, planning.

Переход мирового сообщества к инновационному типу экономики является одной из ведущих тенденций современного этапа развития цивилизации. Инновационное развитие экономики отнесено к числу высших приоритетов внутренней государственной политики Российской Федерации, как минимум до 2020 г. [1], а инновационный сценарий рассматривается как его обязательное условие. Несмотря на очевидную предпочтительность этого типа сценария развития, его практическая реализация не отличается активностью.

Автором работы был проведен сравнительный анализ состояния инновационных процессов в российских регионах в пространственном аспекте.

За основу анализа были приняты стратегические документы федерального уровня, задающие строго определяющие пространственные объекты (зоны) инновационного развития федеральных округов и субъектов РФ [2], документы территориального планирования развития регионов Российской Федерации, разработанные в соответствии с Градостроительным кодексом РФ 2004 г. и мониторинг фактического состояния практической реализации проектов формирования точек роста регионов. Выполнение сравнительного анализа было нацелено на установление совпадений (либо разночтений) между целями пространственного развития территорий государственного уровня, а также их формализацией и реализацией на региональном уровне. По результатам анализа было выявлено шесть типов (сценариев) принятия управленческих решений (политик регионального развития территорий), различающихся особенностями протекания инновационных процессов:

- реализация объектов инновационного развития на территории региона полностью соответствует документам стратегического и территориального планирования (например, республика Мордовия, Омская обл.);

- объекты инновационного развития на территории региона, заложенные в документы стратегического и территориального планирования, частично реализуются;

- реализация объектов инновационного развития на территории региона происходит инициативно, в основном, вразрез с документами территориального планирования региона планирования (Ленинградская обл., Тверская обл.);

- развитие региона с образованием инновационных объектов происходит в соответствии с документами стратегического планирования региона, но в противовес документам территориального планирования;

- инновационное развитие, заложенное в документы стратегического и территориального планирования, на практике не реализуется (сценарий, получивший наибольшее распространение);

- инновационное развитие, обозначенное в документах стратегического планирования, не зафиксировано в документах территориального планирования региона и не реализуется на практике (Волгоградская обл., Новгородская обл.).

Анализ прогнозных и программных документов государственных органов власти и управления, директивных и нормативных документов Президента и Правительства Российской Федерации [3, 4, 5, 6], научных концепций и работ ведущих специалистов и общественных деятелей относительно проблем и перспектив инновационного развития России показывает необходимость формирования новой структуры и механизмов его реализации. Превалируют, в основном, противоположные по сути, позиции: одна из них связывает возможности инновационных преобразований в стране с трансформацией социальной, политической и экономической системы, в то время как другая допускает сохранение инерционных начал развития (Белякова, 2009). В обоих случаях перспективы инновационного развития государств напрямую связаны с оценкой степени устойчивости социально-экономических систем [7]. При всем том, что развитие как ведущее свойство сложных систем может быть как устойчивым, так и неустойчивым, его результаты проявляется, в основном, в необратимых качественных ее изменениях, обычно сопровождаемых количественными переменами. Устойчивое развитие социально-экономической системы характеризуется динамичностью и, одновременно, относительной неизменностью ее свойств. И, напротив, для неустойчивого развития характерны качественные изменения в системе, при которых ее свойства способны ухудшаться, вплоть до потери системой целостности.

На современном этапе развития общественных отношений, в связи с возросшей актуальностью проблем глобальных угроз человечеству экономического, экологического и социального характера устойчивое развитие социально-экономических систем рассматривается в качестве объекта государственной политики [8]. При переходе России от административной экономики к рыночной системе хозяйствования имевшийся отечественный опыт управления предыдущих десятилетий напрямую не мог быть использован по объективным причинам. В этих условиях за основу были взяты мировые образцы, такие как Концепция устойчивого развития, ставшая достоянием широкой мировой общественности после опубликования доклада Международной комиссии ООН по окружающей среде и развитию (1987 г.). В этом документе устойчивым было признано развитие, способствующее удовлетворению потребностей нынешнего поколения без уменьшения таких возможностей для будущих поколений. Основные принципы устойчивого развития, уже с позиций глобализации, были сформулированы на Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992 г.).

«Устойчивое развитие» стало рассматриваться как процесс стабильного поступательного социально-экономического развития, направленный на непрерывный прогресс в обществе с целью обеспечения экономического подъема и одновременно защиты ресурсной базы. И с этого момента можно говорить о становлении концепции нового типа, способной определять пространственный, вектор государственной политики. Подтверждением справедливости данного (пространственного) подхода послужили разработанные позднее методологические положения и конкретные планы действий правительств по их практической реализации (Всемирный Саммит по устойчивому развитию, Йоханнесбург, 2002 г.). Во многом благодаря формулировке пространственных аспектов развития территорий определились предпосылки формирования нового вектора научных исследований процессов устойчивого (сбалансированного) развития.

В свете новых задач реализации Концепции 2020, признание на государственном уровне инновационных принципов развития экономики нашей страны означает закономерное эволюционирование процессов устойчивого развития, расширение границ и выявление новых аспектов этой проблемы.

Среди них выделяются ранжирование регионов, необходимость поиска эффективных персонифицированных механизмов реализации государственной политики, установление зависимости процессов устойчивого (инновационного) развития от роли государства, а также от степени его вмешательства эти процессы. Из понимания устойчивого развития как процесса гармонизированного развития общества и природной среды, не нарушающего равновесия интересов настоящего и будущих поколений следует, что в нем синтезируются проявления двух типов: обеспечивающих сохранение и основанных на изменениях, иными словами, постоянное воспроизводство инноваций. Инновацию (нововведение, новшество) в самом общем виде можно определить как конечный результат инновационной деятельности, получивший воплощение в виде нового или усовершенствованного продукта, реализуемого на рынке (инновация – продукт), нового или усовершенствованного технологического процесса, используемого в практической деятельности (инновация – процесс) [9].

Инновация, кроме того, в соответствии с международными стандартами, является определенной управленческой категорией. Это – новая ценность, полученная в результате воплощения научных идей и знаний для удовлетворения потребностей как отдельных потребителей, так и общества в целом, имеющая высокий социально-экономический результат (прибыль).

Несмотря на достаточно серьезную изученность данных вопросов, единая трактовка инноваций как явления отсутствует, что позволяет оставаться ему актуальным объектом исследований.

Обобщение современных научных взглядов на проблемы инновационного развития позволяет установить, что в основе инновационного типа развития региональной социально-экономической системы лежит совокупность инноваций во всех сферах жизнедеятельности, в том числе, и связанные с ними общественные изменения. В силу этого автор предлагает рассматривать инновацию в широком смысле как органическую совокупность процессов, ориентированных на запланированный результат, а также получаемого социально-экономического эффекта от усовершенствования структуры и содержания, способствующая устойчивому развитию общественных отношений.

Цель инновационного развития региона в этом контексте – формирование долгосрочных многоуровневых отношений между социально-экономическими субъектами на основе идеологии инновационной культуры, обеспечивающей создание и внедрение инноваций во всех сферах жизнедеятельности.

Основными признаками инновационного развития региона являются:

системность, масштабность, целенаправленность, сбалансированность интересов, нейтрализующие в целом существующие негативные проявления развития, такие как неопределенность результата, несовпадение общественных и частных ожиданий, асимметричность информации.

Именно российским регионам отводится особая роль в разработке и внедрении принципов и механизмов инновационного развития. Данная проблема в региональном разрезе и пути ее решения мерами государственной региональной политики в общем виде представлены в целом ряде документов [10, 11]. Согласно им инновационное развитие неотъемлемо от реализации принципа многополярности на территории страны, позволяющего сконструировать новую структуру пространства, не привязанную жестко к сложившимся энерго-сырьевым и финансовым зонам развития, а обусловленную появлением новых центров инновационного роста, концентрирующих человеческий и технологический потенциал. С этих позиций регионы рассматриваются как самостоятельные хозяйствующие субъекты, имеющие возможность вхождения на мировые рынки при условии высокой конкурентоспособности, – показателя, отражающего в комплексе уровень использования имеющегося в регионе ресурсного потенциала, напрямую связанного с эффективностью действующей системы управления, а также сложившуюся дифференциацию регионов по уровню социально экономического развития.

Неравномерность территориального развития – объективный процесс, свойственный многим странам мира. Для обеспечения устойчивого пространственного развития территории региона в мировой практике используются различные модели управления: выравнивания территориальных различий в уровнях социально-экономического развития регионов и поляризованного (сфокусированного) развития («теория полюсов роста»).

Государственная политика выравнивания проводилась, в частности, в СССР практически на протяжении всего этапа социалистического развития экономики вплоть до конца 1980-х годов. Её суть заключалась в сохранении усредненного уровня социально-экономического развития отдельных территорий (экономических районов (республик)) в рамках единого народнохозяйственного комплекса страны на основе планомерного и централизованно управляемого размещения производительных сил, в основном за счёт потенциала системы государственного управления и имеющегося промышленного потенциала.

В разные годы экономические и территориально-пространственные приоритеты политики этого типа определялись дифференцированно: подъем отсталых окраин Закавказья, Средней Азии (1920-е–1930-е годы);

создание металлургической базы, строительство машиностроительных заводов-дублеров в максимально удаленных от вероятностного противника районах на Урале и в Сибири (в 1930-е –1940-х годы);

ускоренное развитие восточных районов страны (1950-е –1970-е годы);

формирование крупных территориально производственных комплексов повсеместно на территории страны (1960-1980-е годы). Эффективность и возможность государственного управления в данных параметрах измеряются, прежде всего, наличием необходимых ресурсов для ее реализации. Закономерна постепенная дифференциация развития территорий, утрата отдельными регионами лидерских признаков и проявление иждивенческих настроений – в других. Свидетельством кризиса политики выравнивания региональным развитием является постепенное снижение эффективности используемых административных и институциональных механизмов государственного управления.

Социально-экономические процессы в пространственном аспекте выражаются в проявлении высокой интенсивности структурных и инфраструктурных преобразований, вызываемых предпринимательской активностью, реализацией инновационных инициатив за счет активного привлечения инвестиционных ресурсов, которые в силу политических, географических, природных, исторических и экономических причин имеют очаговый, выборочный, направленный характер и концентрируются на определенных, фиксированных территориях. Именно он диктует характер государственного перераспределения ресурсов и закладывает основы теории поляризованного развития (Ф. Перру, Ж. Будевиль). Суть этой теории выражается в выявлении закономерности влияния этих «полюсов (точек) роста» на основные факторы производства – капитал, рабочую силу, территории, не являющиеся «полюсами». Поляризованное развитие – принцип пространственного развития, получающий распространение в странах, испытывающих потребность в социально-экономическом подъеме, и находящихся в начальных его фазах, отличающихся последовательным формированием инновационных процессов.

Признание за принципами поляризованного развития регионов ведущей роли в региональной политике [4] означает выделение на территории Российской Федерации сети динамично развивающихся «опорных регионов» с высоким потенциалом роста и стратегическими инициативами, предусматривающих концентрированную ресурсную поддержку федерального центра. Модели развития территорий, основанные на принципах поляризованного (или «сфокусированного») и выравнивающего регионального развития противоположны по сути: отличительным признаком первой является концентрация финансовых, административно-управленческих, человеческих и других видов ресурсов в «опорных регионах» («полюсах», «локомотивах» роста), с последующим распространением инновационной активности в другие регионы. Современная практика развития регионов не исключает возможности одновременного использование этих взаимоисключающих принципов. Тем самым формируются основы синтетической региональной политики, гармонизирующей условия и формы развития на основе сочетания позитивных элементов государственных и рыночных методов управления.

Формулировка инновационных принципов развития регионов вызывает необходимость эволюционных подходов к исследованию этих пространственных систем. Использование термина «регион» в нашей стране связано с началом становления основ отечественной школы регионалистики (Н.Н. Некрасов), где регион это крупная территория страны с однородными природными условиями и характерной направленностью развития производительных сил на основе использования потенциала материально технической базы, производственной и социальной инфраструктуры. В рамках этого научного направления был предложен двухуровневый принцип построения региона, который базировался на общности общегосударственных задач для органов государственного управления, и позволял выявить два типа региона союзные республики и экономические районы. Регионы нашей страны, согласно Конституции СССР, различались по национальному признаку и статусу органов управления с выделением двух типов: союзные и автономные республики и административно-территориальные образования (области, края, города республиканского подчинения, города областного (краевого) подчинения, автономные округа, а также прочие города, села и поселки).

В системе деятельности, обеспечивающей управляемость регионов в территориально-пространственном аспекте, в период 1980-х–1990-х годов термин «регион» активно использовался учеными-градостроителями в основном в целях описания и прогнозирования развития систем расселения соответствующего уровня и подготовки соответствующих документации.

Региональные системы населенных мест (РНМС) представляли собой наиболее существенное звено в общей системе пространственной организации территории страны, занимая промежуточное положение групповыми системами, объединяющими города и поселки разной величины, и общесоюзной системой населенных мест. РНМС, соответствующие, как правило, территориям союзных республик (бывшего СССР) были призваны обеспечить взаимную увязку групповых систем населенных мест разных уровней (крупных, средних и малых). Это, гипотетически, позволяло населению региона использовать преимущества главного регионального центра с высоким народнохозяйственным потенциалом, а также создать разветвленные централизованные системы инженерно-технического обеспечения, рекреационного, социального и других видов обслуживания. В работах, выполненных в ЦНИИП градостроительства во второй половине 1980-х годов (А.В. Кочетков), определены предпосылки появления нового объекта градостроительных исследований – территориально-планировочного комплекса (населенных мест и их систем) – структурной единицы единого народнохозяйственного комплекса страны, иными словами, региона. Границы таких территориально-планировочных комплексов в большинстве случаев определялись степенью интенсивности социально-экономических связей населенных мест и их элементов, а способность этих комплексов функционировать обеспечивалась взаимосвязями производства и населения.

После провозглашения суверенитета России все территориально административные единицы приобрели статус субъектов Федерации. С изменением основ конституционного строя, зафиксированных в Конституции РФ 1993 г. процесс реформирования территориально-политического устройства страны продолжился, а понятия «регион» и «субъекты Российской Федерации» стали различаться как области, республики, края, автономные области и округа [12]. В целях реализации Президентом Федерации конституционных полномочий, повышения эффективности деятельности федеральных органов государственной власти и совершенствования принципов управления территориями на территории России было образовано 89 федеральные округов.

Современные исследователи (Белякова, 2009;

Дорошенко, 2010;

Рожков, 2009;

Ярашева, 2008) практически единодушны во мнении, что эффективность достижения целей инновационного развития в условиях нашей страны напрямую зависит и от правильности определения стратегических задач государственного управления в отношении отдельных регионов, и от того, насколько полно и качественно учитываются региональные особенности их функционирования. Таким образом, в современных условиях целесообразно проведение «встречной» политики развития территорий регионов: от федерального центра к регионам, и, наоборот, от регионов – к центру. Изучение существующих в научном сообществе современных проблем и факторов, обеспечивающих инновационное развитие регионов, позволило автору выявить следующие обязательные условия этого процесса:

- универсальность (технологичность) самой инновационной деятельности и формирующих ее процедур, автономность процесса воспроизводства инновационных решений;

- создание инфраструктуры, обеспечивающей инновационное развитие, образованной элементами – инновационными объектами;

- радикальность изменений структуры и характера управления, ее адаптация к постоянно обновляемым условиям и факторам развития;

- соответствие комплексных (проектно-управленческих) решений планирования развития инновационных объектов механизмам их реализации;

- оптимизация информационного обеспечения в направлении адаптивности инновационным процессам;

- достижение высокой степени восприимчивости социально экономическими (рыночными) агентами (обществом) новых идей, знаний и технологий.

Анализ научных публикаций последних лет по проблеме развития пространственных систем регионального уровня, проведенный автором, позволил прийти к выводу об использовании термина «регион» при описании неравнозначных явлений. В последнее время в программных документах Государственной Думы РФ, при разработке федеральных законов находят отражение системные принципы разрешения проблем регионов. В частности, предложена новая концепция регулирования территориального развития регионов Российской Федерации (проект федерального закона «Об основах государственного регулирования…» [13]), в которой объединены существующие и новые ее элементы, отражающие закономерное изменение уровней и качество жизни населения регионов, характер взаимодействия систем жизнедеятельности регионов, смещение центров сосредоточения населения, дифференциацию межрегиональных связей при сохранении относительной однородности общего экономического пространства. В качестве признаков региона выделяются социальный, природный, экономический, инфраструктурный, национально-культурный потенциал. Все это подтверждает приверженность государственной политики принципам поляризованного развития регионов.

Вопросы оценки степени неоднородности развития регионов России как совокупности принципиально различающихся между собой по уровню экономического развития территорий, в последние годы остаются в центре внимания научной общественности (Лексин, Шевцов, 2003).

В исследовании проблем развития регионов получили наибольшее распространение административный и экономико-географический подходы. В первом случае регион – часть территории РФ, обладающая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий, а также совокупность административно-территориальных единиц (городов, сельских районов и др. территориальных образований), а также нескольких субъектов РФ, либо самостоятельная административная единица, совпадающая с границами территории субъекта РФ. Во втором случае регион рассматривается как часть территории страны, обладающая совокупностью однородных природно-климатических, географических, экономических признаков. Особого внимания заслуживает системный подход (Цахаев, 2008), при котором регион рассматривается как управляемая социально экономическая система, (выделено Ю.Н.Г.) состоящая из совокупности элементов, включая градостроительную компоненту. Среди новых подходов к типологическому ранжированию регионов следует выделить предложения по оценке их инновационного потенциала (ИП) как основания для определения конкретных направлений их развития (см., например работы Чернышевой, 2008), различающихся уровнем ИП и интенсивностью реализации инновационных идей.

Обобщение существующих на сегодняшний день подходов к оценке процессов развития регионов позволило автору сформулировать современные принципы формирования пространственной системы региона, ориентирующие показатели социально-экономического развития территории на определенные его уровни [14]: макро-регион, мезо-регион, микро-регион. Сообразно данным уровням ранжируются принципы полицентрического развития территории, в соответствии с которыми формируется модели планирования процессов инновационного развития. «Регион» в современных условиях следует рассматривать как многоуровневую и многоаспектную развивающуюся пространственную систему, характеризующую новый, инновационный, этап его общественных отношений, соответствующий смене теоретической концепции размещения производительных сил и расселения населения на концепцию управления территориями, связанными с появлением поляризованного развития (точками роста).

Выявленный принцип структурной иерархии региональной системы (макро-регион – мезо-регион – микро-регион) выражается в необходимости соблюдения в системе пространственного планирования регионального уровня требований адаптации государственных (общих) положений федеральной политики к конкретной ситуации субъекта Российской Федерации. Они определяют в формируемой системе планирования не только сохранение баланса государственных общественных интересов и экономических хозяйственных интересов собственников, но и встраивание региональных положений пространственной политики в разработанные выше, федеральные, решения по развитию, а также координацию инновационных решений пространственного развития территории с приоритетами социально экономической политики. От степени адаптации региональных социально экономических систем к инновационному развитию зависит уровень инновационного развития государства в целом, а инновации в процессах развития региона становятся ключевыми элементами в системе устойчивого развития социально-экономического пространства.

Эффективность инновационного развития экономики во многом определяется характеристиками инновационной инфраструктуры. В настоящее время отдельные реализованные ее объекты не дают целостной картины.

Взаимодействие разрозненных и изолированных друг от друга элементов инфраструктуры происходит разбалансировано и безотносительно к общим принципам развития системы, что не позволяет сформировать целостное представление о перспективах их последующего развития. Для достижимости инновационного развития в «новой экономике» необходимыми являются условия структурной организации системы и активизации процессов взаимодействия ее элементов, что возможно при условии целенаправленного формирования оптимальной инфраструктуры.

Инновационная инфраструктура региона (ИИР) является базовой составляющей инновационной экономики, инновационного потенциала общества, она предопределяет темпы (скорость) ее развития экономики и рост благосостояния ее населения. Развитость ИИР отражает степень инновационности пространственного развития экономики. Поэтому в идеале для эффективного функционирования инновационной экономики инновационная ИИР должна быть эффективной, функционально полной и универсальной. Оценить эти состояния можно по наличию принципа мультипликационности, который выражается в оказании непосредственного воздействия не только на показатели отдельных экономических секторов, но и на развитие экономической системы в целом. Исходя их этих посылов, а также из имеющегося опыта развитых стран мира, можно констатировать, что в условиях глобальной конкуренции на мировом рынке развития ИИР является структурным ядром национальной инновационной системы, фундаментом инновационной экономики, а также эффективным механизмом современного развития территорий всех иерархических уровней ее организации.

В соответствии с этими установками формируются основные положения региональной политики, в которых инфраструктура рассматривается как приоритетный объект государственного управления и один из ключевых инструментов социально-экономического развития субъектов Российской Федерации [15, 16, 17, 18, 19]. В то же время нельзя не отметить явного противоречия между необходимостью достижения целей инновационного развития российских регионов и стандартных («не инновационных») подходов к процессу формирования региональной инфраструктуры. С позиций государственного управления предусматривается размещение федеральной инфраструктуры в области транспорта, энергетики, связи, здравоохранения, образования, науки и иных областях в целях создания условий для развития субъектов Российской Федерации с учетом их конкурентных преимуществ. А повышение эффективности использования указанной инфраструктуры предполагается посредством совершенствования мероприятий территориального планирования в рамках единой системы стратегического планирования развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

Вместе с тем возможность сосуществования инфраструктуры, формируемой традиционными объектами, и объектами «новой экономики», остается серьезной методологической проблемой, совершенно новой для российского опыта управления регионами [15, 16, 17, 18, 19, 20, 21], для решения которой предлагаются различные способы. Проведенный анализ многообразия распространенных современных решений сводится в основном к следующему варианту. Согласно нему, внимание органов управления акцентируется на отдельных элементах инновационной инфраструктуры, а среди ее основных признаков выделяется способность оперативно и гибко реализовать необходимые в данный момент времени инновации, основанные на высоких производственных технологиях, и универсальность (или конкурентоспособность) для осуществления любых инноваций и развития любых производств. Иными словами существующие методологические подходы вызывают критику по причине своей излишней теоретичности и неконкретности.

В настоящее время в нашей стране существуют только предпосылки формирования и ограниченный опыт практической реализации инновационной инфраструктуры. В стадии создания находятся ее отдельные элементы. А типология этих элементов (установлена автором в процессе сравнительного анализа состава документов территориального планирования субъектов Российской Федерации, разработанных позднее принятия Стратегии 2020) не развита и представлена, как правило, особыми экономическими зонами, технопарками, бизнес-инкубаторами, центрами трансферта технологий, венчурными, технико-внедренческими, инжиниринговыми и проектными компаниями. Стандартным для отечественной практики управления является определение перспектив развития инфраструктуры инновационной экономики, в основном, за счет предприятий ее инновационного сектора, инновационных кластеров, новых форм организации научной и образовательной деятельности, способных взять на себя основную нагрузку в кадровом и научном обеспечении запросов высокотехнологичного сектора национальной экономики. В этой связи признание синонимами инфраструктуры создания и реализации инноваций и инновационной инфраструктуры представляется не вполне корректным. Последнее представляется более общим понятием.

Все это является косвенным объяснением причин отсутствия в отечественной практике управления регионами общепринятого определения инновационной инфраструктуры социально-экономического пространства региона и разнохарактерных трактовок этого термина разработчиками градостроительной документации. Для корректного понимания сущности инновационной инфраструктуры необходимо обоснование современных принципов ее формирования и обязательность одновременного их сочетания в процессе ее реализации.

Инновационная инфраструктура образует нижележащий по отношению к структуре уровень [20, 21], объединяющий элементы развития региона (объекты, капитальные сооружения, а также их связи), назначение которой – обновляемое, поступательное функционирование системы, а не дополнение или сопровождение основных видов хозяйственной деятельности. Эти пространственные элементы отражают наиболее активные на территории регионов социально-экономические процессы посредством, например, зон и узлов опережающего экономического роста. Строго говоря, зоны и узлы развития региона, интегрируясь друг в друга, и, с учетом комплекса действующих градостроительных факторов, формируют «точки роста» территории различных видов. Точки роста разных видов образуют многослойную инфраструктуру, что обеспечивает условия полноценного функционирования градостроительной системы в целом. Последующие изменения в содержании процессов развития региона приводят как к появлению новых элементов «инновационной инфраструктуры», так и замедлению темпов пространственного расширения ранее образованных «точек роста».

Обоснование, выявление и закрепление на территории процессов инновационного развития является первой стадией формирования инновационной инфраструктуры региона. Но реальная возможность ее существования, а также ее жизнеспособность сопряжена с наделением ее определенными количественными и качественными характеристиками, – параметрами функционирования. Именно благодаря наличию этих категорий обеспечивается планируемое в заданных параметрах (параметрируемое) развитие пространства жизнедеятельности.

Механизм практической реализации инновационной инфраструктуры региона основан на согласовании процедур территориальной локализации процессов развития и обоснования комплекса мер, разрабатываемых органами государственного управления регионального уровня. В этом смысле считавшийся обязательным государственный приоритет ее обеспечения сегодня утрачивает свое доминирующее значение. Принципиальным новшеством реализации инновационной инфраструктуры региона становится обоснование модели государственно-частного партнерства, напрямую зависящей от модели инновационного развития региона. Благодаря данному подходу совершенствуется система государственного управления: она адаптируется под динамику социально-экономических процессов развития региона, а государство приобретает новую функцию – регулятора этих процессов. Новые акценты взаимодействия государства и бизнеса проявляются в том, что типы «точек роста» становятся основанием для выбора модели государственно-частного партнерства.

В конечном счете, выявленные пространственные приоритеты развития региона определяют строение инновационной инфраструктуры, сочетающей различные типы «точек роста». Фиксация этих приоритетов в пространственном аспекте будет осуществляться в объектах соответствующего уровня инновационной инфраструктуры региона. Возможна оптимизация имеющихся правовых положений Градостроительного кодекса посредством узаконения синхронизации процедур стратегического (социально экономического) и территориального планирования в систему пространственного планирования [22]. В практическом аспекте реализация ИИР выражается в планировании бюджетных капитальных вложений под ее конкретные объекты. В свою очередь, система таких объектов каждого типа определяет подпрограмму инновационного развития конкретного региона, согласуемую по показателям развития с соответствующими долгосрочными программами федерального уровня.

На следующем этапе исследования проводилось комплексное изучение и анализ состояния потенциала пространственного развития конкретной региональной системы и выявление условий и факторов е развития [14]. Этот потенциал формируется природно-ландшафтным, транспортным, производственным и инвестиционным потенциалами, каждый из которых задействует специфические особенности планируемой территории. Природно ландшафтный потенциал – возможности и свойства природного ландшафта, используемые в качестве среды обитания и для обеспечения тех или иных социально-экономических потребностей общества. Транспортный потенциал – систему основных существующих и перспективных транспортных осей, крупных транспортных узлов и комплексов. Производственный потенциал – имеющиеся и потенциальные возможности производства, отвечающие современным требованиям рыночной экономики, наличие факторов производства, обеспеченность его определяющими видами ресурсов.

Инвестиционный потенциал – финансово-экономические и пространственные возможности сбалансированного развития региона, дающие высокий уровень экономического дохода. Принципиально, что при оценке потенциала пространственного развития конкретного региона рассматриваются одновременно все его компоненты в совокупности.

Совокупность представленных принципов оценки потенциала развития региональной системы была апробирована на практике, в процессе разработки проекта схемы территориального планирования Волгоградской области, основанного на результатах анализа положений стратегии социально экономического развития Волгоградской области до 2025г. Автором были разработаны в составе материалов обоснований модели-схемы, обосновывающие каркасную основу развития региона, обеспечивающую условия гармонизации инновационных процессов и сложившегося характера использования территории. Это становится возможным благодаря общности принципов распределения территориального потенциала в рамках этой системы и последующему закреплению данных положений к уровням разработки управленческих решений территориального планирования (федерального, регионального и муниципального).

Предложенная модель, таким образом, описывает новую систему планирования инновационных процессов развития региона, позволяющую максимально реагировать на изменение их характеристик, обеспечить преемственность инновационных решений по развитию территории регионального уровня и их точную привязку к уровню муниципальных образований и гарантировать управляемость территории региона.

Эффективность системы планирования в свете достижимости целей инновационного развития регионов зависит от степени обоснованности используемых средств планирования (комплекса стратегий развития региона, зон и точек роста, характеристик интенсивности процессов) и от характерных региональных градостроительных особенностей территории.

Методологическое развитие научных теоретических основ территориального планирования, авторские разработки позволили сформулировать принципы формирования специальных технологий управления, направленных на упорядочение структурной организации социально-экономической системы регионального уровня и повышающих реализуемость функционирование инновационных процессов. Они дают в руки специалисту-управленцу точный инструмент оказания управленческих воздействий на происходящие процессы – своеобразный регламент осуществления мероприятий территориального планирования, способствующий повышению управляемости процессов пространственного развития территории за счет придания им измеримости (наличия точных критериальных оценок функционально-пространственных преобразований территории).

Ориентиры развития региональной экономики сегодня не ограничиваются только сохранением баланса экономических хозяйственных интересов собственников и государственных общественных интересов посредством их закрепления в государственных стандартах, нормативах и правилах. Не менее актуальным для функционирования региональной экономики представляется наличие новых пространственных стандартов системы территориального планирования, закрепляющей прогрессивные, инновационные решения, увязывающие экономические и градостроительные аспекты пространственной организации территории. Управляемость сформированной на новых принципах системы обеспечивается соответствием пространственных (геометрических) показателей изменяемости системы (количественных и качественных характеристик системы) внешним условиям, благодаря использованию адаптивных мероприятий, позволяющих сохранять, и при необходимости, усиливать требуемое (заданное) состояние. Выбор методов воздействия (управления) обусловлен особенностями восприятия управляющего воздействия элементами системы, – региона, а различный уровень восприимчивости элементов, с учетом их типологической неоднородности, формирует методологическую основу дифференцированного управления процессами инновационного развития территории.

Список литературы 1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (Утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р) // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

2. Концепция Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации // Министерство регионального развития Российской Федерации. – М., 2005.

3. Инновационное развитие – основа модернизации экономики России:

Национальный доклад. – М.: ИМЭМО РАН, ГУ–ВШЭ, 2008.

4. Основные направления деятельности правительства Российской Федерации на период до 2012 года (Утверждены распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1663-р) // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

5. Основные параметры прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020-2030 годов. Приложение к Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации // Министерство экономического развития Российской Федерации. – М., 2008.

6. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года // Министерство экономического развития Российской Федерации. – М., 2010.

7. Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке / Под. ред.

А.Г. Гранберга, В.И. Данилова-Данильяна, М.М Циканова, Е.С. Шопхоева.

– М., 2002.

8. О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию (Утверждена Указом Президента РФ от 1996) // СПС «Консультант Плюс».

– 2012.

9. Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике в Российской Федерации: Федеральный закон РФ // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

10. Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации:

Указ Президента Российской Федерации 3 июня 1996 года № 803 // Российская газета. – 1996. – С.4.

11. Концепция совершенствования региональной политики в Российской Федерации // Министерство регионального развития Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://archive.minregion.ru/WorkItems/ListNews.aspx?PageID=536.

12. О полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе: Указ Президента РФ № 849 от 13 мая 2000 г. // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

13. Об основах государственного регулирования регионального развития в Российской Федерации: Федеральный закон РФ // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

14. Юшкова Н.Г. Формирование градостроительных образований в контексте инновационного развития российских регионов [Электронный ресурс] / Н.Г.

Юшкова, М.А. Павелко, М.Ю. Рыжкова, С.С. Кострикина, О.И. Чашкина // Интернет-Вестник ВолгГАСУ. – Вып. 3 (17). – 2011. – Режим доступа: http:// www.vestnik.vgasu.ru.

15. Исмаилов Т.А. Инновационная экономика – стратегическое направление развития России в XXI веке [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://stra.teg.ru.

16. Об инновационной деятельности и государственной инновационной политике в Российской Федерации: Федеральный закон РФ // СПС «Консультант Плюс». – 2012.

17. Бендиков М.А. Инфраструктура инновационной деятельности: сущность, состав и цели региона / Стратегическое планирование и развитие предприятий. Секция 1. Теоретические проблемы стратегического планирования на микроэкономическом уровне // Материалы десятого всероссийского симпозиума (14-15 апреля 2009 года, Москва). – М., 2009. – С. 22–26.

18. Ульянова О.Ю. Развитие жилищной системы в региональной социальной инфраструктуре: инновации, инвестиции и культура. – Волгоград, 2008.

19. Развитие российских регионов: новые теоретические и методологические подходы. – С-Пб., 2006.

20. Алаев Э.Б. Социально-экономическая география. –М., 1983.

21. Смоляр И.М. Терминологический словарь по градостроительству. – М., 2004.

22. Юшкова Н.Г. Алгоритмы управления градостроительными процессами // Вестник гражданских инженеров. – СпбГАСУ. – 2010. – Вып. 3 (24). – С. 30– 35.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.