WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5 212 Анна Кушкова Посрамление за воровство в системе обычно правового судопроизводства российских крестьян второй половины XIX — начала ХХ вв.

.

.

Анна Николаевна Кушкова Европейский университет в Санкт Петербурге 1 Работа над статьей была поддержана грантом Американского Совета научных сообществ (ACLS) 2002–2003 гг. (тема исследования — «Обычно правовая культура российской поре форменной деревни: позорящие наказания»).

213 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

.

.

.

.

..

.

.

.

.

1 В постоянной вариативности объекта обычно правовых исследований, определяемой их привязкой к локальному контексту, лишний раз подтверждается идея К. Гирца об аналогии, лежащей в основе изучения права и этнической культуры как таковой: «Law and ethnography are crafts of place: they work by light of local knowledge» [Geertz 1983: 167].

2 Функциональный критерий лежит в основании одного из возможных определений обычного права, наряду с формальным, гносеологическим и другими (см. [Крюкова 2003: 98]).

Хотя в наши задачи не входит сравнение этих двух подходов, можно высказать предполо жение, что в первом случае в поле действия обычного права войдут лишь правовые в стро гом смысле слова вопросы, а во втором — и то, что может не иметь отношения к области права, с точки зрения официального законодательства, например, категория репутации (включая такие ее выражения, как деревенские прозвища), иные типы доказательств народ ного судопроизводства (например, божба или решение дел «глядя по человеку») и т.д.

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

..

....

.

..

.

.

.

Что касается официального судопроизводства, то посрамления к этому времени практичес ки исчезают из применяемого в нем набора санкций. «Обряд публичной казни», когда «пре ступник, приговоренный к ссылке на каторгу или на поселение, отвозился на место казни на черных дрогах (виновные в убийстве отца или матери — под черным покрывалом) и с надписью на груди о роде вины», а также преломление шпаги над головой преступника, сто ящего на эшафоте, были отменены в 1880 г.;

к концу XIX в. в «Уложении о наказаниях» со хранились лишь «опубликование осужденного через ведомости сенатские, обеих столиц и губернские (ст. 58), выведение из биржевого собрания через биржевого старшину (ст. 1276) и выставление имени в биржевой зале (ст. 127)» [Брокгауз, Ефрон 1898: 236– 237]. Все это, однако, не имело отношения к крестьянской обычно правовой культуре.

Приведем несколько примеров из упомянутых программ: «Какие встречаются случаи позо рящих наказаний, и за какие именно действия? Как относится народ к наказанным позор но? Примечание. Во многих местностях в смысле осрамительных наказаний употребляют ся: вождение по улице с украденною вещью, отрезание девушке косы или покрытие ее очипком, надевание осрамительных уборов и т.п. Желательно привести те обряды и пес ни, которыми сопровождается исполнение таких наказаний» [Программа 1889: 56];

«Суще ствует ли обычай представлять вора на суд с поличным, привешенным к нему на шею или на плечи?» [Матвеев 1879: 13];

«Не применялись ли к преступниками позорящие наказания [вождение по улице с украденной вещью, надевание позорных одеяний и т.д.]? Если приме нялись, то какие именно, как, по чьему приговору и за какие преступные действия?» [Пав лов Сильванский 1927: 485] и т.д.

215 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

.

..

…....

.. ….

.....

....

На Дону существовал также термин гоньба [Барсов 1874: 80].

Принцип «наказания в образе преступления» обнаруживается во многих текстах народной культуры, что позволяет говорить о нем как о проявлении некоего универсального механиз ма сознания. Вспомним, например, тексты обмираний, в которых мучения грешников на том свете изображаются в точном соответствии с совершенными ими на земле грехами: так, подслушивавшая под соседскими окнами и ссорившая людей сплетнями «повешана за зубы;

различные змии исходят из уст ее» [Сахаров 1872: 195];

не соблюдавший церковные праздники обречен вечно плясать [Назидательный рассказ… Синого Канаитского монастыря 1915: 12];

разбавлявшая молоко водою черпает поварешкой воду из колодца — отделяет ее от молока [Назидательный рассказ… Тихвинского Введенского монастыря 1915: 9] и т.д.

Имеющий отношение к данной проблеме вывод содержится и в работе А. Энгелькинг «Про клятие. Исследование о народной магии слова» (Вроцлав, 2000): по мнению исследователь ницы, кара, которую призывает проклинающий на голову своего недруга, «является зер кальным отражением вины» (напр., «Ты меня обманул, чтоб тебя Бог обманул!» и под.

[цит. по: Ясинская 2003: 53]).

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

.

В этой связи можно вспомнить и принцип Qua parte peccassent, eadem mulcturi (какая часть грешит, та и наказывается), существовавший в правовых традициях многих архаичных куль тур (ср. обычай отрубать или калечить руку присягнувшего ложно, т.к. клянутся правой ру кой;

обрезание половых органов прелюбодеям и пр.) [Кулишер 1887: 164–165].

Что касается воровства, то, скажем, в лубочных картинках «казнь <…> вора [изображает ся] в жжении рук и спины (так как руки крали, спина носила)» [Новичкова 1995: 132].

Тот же принцип лежит и в основе многочисленных магических способов отыскания/наказа ния вора, в которых действие производилось над предметом, с которым у вора был непос редственный контакт в момент совершения преступления: напр., вещь, которую вор держал в руках, нужно положить «на скрипучее дерево, и вора будет ломкой ломать в то время, когда скрипит дерево» [Якушкин 1896: 420];

чтобы причинить болезнь вору, следует бро сить «обрезок или часть того, что осталось на месте кражи, в кузнечный мех или под мельничный жернов» — вор «станет пухнуть и через год умрет» [Матвеев 1878а: 38–39], сжечь вырезанный след вора, от чего последнего станет «корчить» [Тенишев 1907: 156– 157]. В этой связи хотелось бы отметить один любопытный парадокс: при том, что воров ство является «отчуждением» собственности, способ наказания за него может предполагать воздействие на предмет, в большей или меньшей степени «неотчуждаемо» связанный с во ром.

Восприятие это было столь устойчивым, что могло проецироваться и на другие, не связан ные с посрамлением случаи: «Провод по деревне виновных в кандалах в деревенцах припи сывается тому, что начальство желает „страмотить“ преступников точно так же, как срамотят и сами деревенцы» [АРГО. Ед. хр. 7. Л. 26].

Поличное (т.е. то, что самим фактом своего существования «уличает, изобличает», показы вает истинное «лицо») часто было обязательным для доказательства вины вора: «Чтобы вора можно было притянуть к суду, его необходимо поймать на месте преступления („поймать с поличным“) <…> Одного подозрения в воровстве народ не считает доста точным: „не пойман — не вор“» [АРЭМ. Д. 1405. Л. 37–38]. Вариант: Не уличен, не вор [Даль 1998 IV: 1001–1002]. Ср.: Вор отъявленный, а улики на него все нет! [Там же:

1000]), Поличное — первый свидетель. Против поличного нет отвода [Даль 1998 III:

657] и др. Вопрос о поличном имеет отношение к вопросу о статусе и видах доказательств в народной юридической практике, который, впрочем, составляет отдельную исследователь скую проблему.

217 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

.

....

.....

..

.

.....

.

.

...

........

….

....

Интересно, что мотив словесного описания появляется в рассказе, относящемся к более по зднему времени (приблизительно к началу 30 х гг. ХХ в.). По словам информантки, женщи не, которая воровала со скотоводческой фермы, повесили табличку с описанием ее про ступка и так водили по деревне: «Лозунов [видимо, «лозунгов». — А.К.] напишут на груди у ёй, и ведут» [Белозер. 03. ПФ 3.8. КИЯ]. Впрочем, трудно точно сказать, было ли это обусловлено «всеобщей грамотностью» в советской деревне или же являлось свидетель ством постепенного исчезновения обычая посрамления в его более традиционном виде.

По замечанию известного историка Э.П. Томпсона, в западно европейской традиции по срамление являлось чуть ли не единственным случаем, когда дети получали право агрессии по отношению ко взрослым [Thompson 1993: 490–491].

В позорящих наказаниях других типов (за сексуальные преступления) гендерное распреде ление, как правило, выражено более четко: так, в случае прелюбодеяния жены главным ис полнителем такого наказания обычно бывал муж, который мог передавать «очередь» другим мужчинам деревни [напр., АРЭМ. Д. 1108. Л. 21].

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

.

..

..

.

.

.

.

.

.

.

К таким исключениям можно отнести имеющийся у нас текст о пасечнике, который соб ственноручно поймал пчелиных воров и провел их по деревне с чашкой меда в руках, хотя главная его цель все равно состояла в том, чтобы «посрамить воров перед народом» [РГАЛИ.

Ед. хр. 1. Л. 23]. Сходный случай описывает и П.С. Ефименко, называя его «Наказание вора собственными руками хозяина украденной вещи» и возводя к «древнему узаконению», со гласно которому обвиненный по уголовному делу «отдавался головою обиженному, кото рый мог с ним поступить по закону, мог и простить» [Ефименко 1869: 278].

В этой связи следует вспомнить, что семантика слова позор включала в себя как значение «зрелище, что представляется взору» (ср. Девка позорная (южн. зап.) — видная, приятная на взгляд, красивая), так и значение «стыд, поруганье, поношенье, бесчестье, срам» [Даль 1998 III: 600]). Ситуация позора как осуждения конституируется внешним взглядом, т.к.

«предполагает оценку поведения субъекта со стороны общества», и поведение это таково, что «подрывает его репутацию в глазах других» [Булыгина, Шмелев 2000: 227, 225]. Пуб личный характер вождения вора, при котором он становится объектом всеобщего внимания и посрамления, представляет собой пример сочетания обоих упомянутых смыслов.

219 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

...

....

..

.

.

..

.

.

..

.

.

… ….

........

.

.

.

.

..

.....

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5..

..

.

.

...

.

...........

.

..

..

.

.

.

.

.

Здесь можно вспомнить и такие действия по наказанию неизвестного вора, как переворачи вание свечи, чтение заупокойных молебнов или «отпевания» на месте преступления и пр.

(ср. [наведение порчи на вора имитацией обряда отпевания на месте совершения кражи]:

«Портеж на вора осуществляли индивидуально или всей деревней» [Логинов 1993: 104]).

Подобную «бестиализацию» можно обнаружить и в другом виде позорящих наказаний — за прелюбодеяние, когда нарушителей (обычно жен) впрягали в повозку вместо лошади (напр., [АРЭМ. Д. 1108. Л. 23]). Животная метафорика характерна также для описания са мих «сексуальных преступлений», в частности того, что сейчас мы бы назвали «гражданским браком»: «попесьи (т.е. „по природе, по обычаю псов, по собачьи“) — Попесьи живут, и не венчаются» [Даль 1998 III: 779].

221 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

.

.

.

..

.

.

.

....

. …....

.....

Ср.: [мужики] «отправились <…> к дому одного из воров, взяли его отца 65 летнего ста рика и, связав ему руки назад, сказали такие вины: так как ты и сам был замечен в во ровстве, так значит тому же учишь и сына, и следовательно, в теперешнем случае ты должен быть виноват <…> Порешивши таким образом, толпа повела связанного старика по улицам» [Заметки 1865: 493];

[крестьянка украла тулуп] «в острастку прочим ворам и для того чтобы муж жене давал уем, одели Афанасия [мужа. — А.К.] в краденый тулуп и водили по всем улицам с барабанным боем» [Еланский 1861: 122–123].

Для сравнения: в Западной Европе кроме «куклы» преступника мог замещать т.н. «proxy»– например, один из соседей или просто молодой человек [Thompson 1993: 472].

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5...

….

..

..........

.

.

.

.

.

.

.

..

.

Интересно в этой связи вспомнить, что в современных рассказах о деревенских драках, когда кого либо ранят или даже убивают, как правило, оказывается, что никому «неизвест но», кто конкретно это сделал.

Применение понятия «самосуд» в расширительном смысле как «наказание своими силами» неточно;

в строгом смысле слова самосуд означает именно коллективное убийство преступ ника. Характерно, однако, что иногда в таком значении оно используется именно для опи сания ритуала посрамления вора: «Самосуд, как обычное явление, почти исчез, и лишь сла бым отголоском его является вождение вора с украденною вещью по деревне» [Харузин 1889: 8].

223 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

.

.

..

.

.

.

.

..

.

.

Ср.: «Demonstrations were occasionally directed against thieves» [Ingram 1984: 92].

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5 …...

….

….

.

.

.

….

...

..

В некоторых случаях церковь могла быть тем местом, где объявлялось о совершенном во ровстве: «В лесных местностях Вологодской, Костромской и Вятской губерний еще жив обычай заявлять о пропавшем в церкви, и в крайне случае на базаре, обращая на себя вни мание шапкой, приподнятой на длинной палке» [Максимов 1869: 81];

тж. [Ефименко 1869:

224].

Семантика неподвижности, вероятно, имеет отношение к смерти как высшей мере наказа ния (о ряде «болезнь — смерть — обращение в камень», последнее из которых является «самым страшным» наказанием, см.: [Белова 1999: 27]).

225 И С С Л Е Д О В А Н И Я.....

.

…....

.

..

.

.

.

.

.

.

.

Ср.: «Когда бабы дерутся <…> то таскают одна другую за волоса и пускают в дело зубы <…> Сбе[гаются] соседи посмотреть „на камедь“ <…> это любимое зрелище крестьян» [АРЭМ. Д. 805. Л. 19–20].

Говоря о психологии зрителей, следует, на наш взгляд, обратить внимание еще на одно об стоятельство. Видимо, при обнаружении пропажи не всегда было сразу ясно, кто в ней по винен;

до тех пор пока теми или иными способами это не устанавливалось, создавалась «презумпция виновности» в отношении если не всех, то, по крайней мере, многих жителей деревни. Возможно, что коллективное посрамление вора уже во время «вождения», так же, как и применение к нему физического насилия, можно рассматривать как компенсацию или месть односельчан за подобное подозрение (см., напр. [Успенский 1986: 64]).

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

.

......

.

.

.

.

….

….

.....

«Посмеяние», собственно, является одним из синонимов «посрамления» (напр., [Даль III: 782]).

Данный пример имеет отношение к практике многократного наказания за одно и то же пре ступление, возможной в крестьянском обычном праве и составлявшей одно из его отличий от права официального.

Помимо пропития имущества вора, потребление алкоголя вообще было крайне значимо в контексте всей ситуации воровства. Сильное опьянение, исключавшее, так сказать, «вменяе мость» вора, считалось «смягчающим обстоятельством» при совершении кражи [АРЭМ.

Д. 1707. Л. 50]. Подношением «миру» водки могло «покупаться» «разрешение» воровать в 227 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

....

.

...

.....

.

.

.

..

...

....

.... ….

….

.....

.

.

чужих деревнях [АРЭМ Д. 1256. Л. 1;

АРЭМ Д. 1119. Л. 24]. В кабаке могли строиться пла ны будущего воровства: [воры] «не скрывали своей профессии и каждый вечер устраивали открытые заседания в одном кабаке, где и обсуждались предполагаемые на следующий день подвиги» [Якушкин 1896: 72]. Пропивание денег в кабаке могло быть знаком совер шенного преступления: «По окончании воровства пьют вместе в кабаке на деньги, выру ченные от продажи украденного, почему и догадываются о свершении ими кражи» [АРЭМ.

Д. 1139. Л. 49]. Среди воров мелкого «калибра» выделялась особая группа тех, «которые вор[овали] из за магарычей», т.е. крали нужные в хозяйстве предметы и затем за водку от крывали хозяину, где их можно найти [АРЭМ. Д. 1119. Л. 9].

Ср.: «Тихон просил прощения и обещал крестьян поить целых два дня у волю водкой. Но крестьяне не прельстились на угощение, и решено было сейчас же приступить к наказа нию» [АРЭМ. Д. 1120. Л. 10].

Из данного рассказа с очевидностью следует, что совместная выпивка могла быть самой главной и конечной целью «обычно правового судопроизводства» и что конфликтные ситу Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

..

.

.

.

.

...

ации могли провоцироваться специально ради того, чтобы «примириться на вине». Пере ориентирование ситуации с наказания на выпивку, как и само ожидание этого момента, могло, видимо, достигать такой степени, что у совершающих наказание вообще исчезала враждебность по отношению к вору (ср. «И уж как все обрадовались вору то, как батюшке родному. — Веди к кабаку!» [Успенский 1986: 64]), изначальный повод — кража (если она вообще имела место) — становился как бы неважен, а значимым и желаемым становились лишь его обязательные последствия внутри «традиционного» сценария разрешения конф ликта.

229 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

.

..

.

.

..

....

........

.........

.....

.

.....

...

.

.

.

.

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5..

….

.

.....

..

............

......

.

.

.

.

.

.

231 И С С Л Е Д О В А Н И Я.....

.

..

.........

........

.....

.

. ….

.

…......

В этом смысле интересно обратить внимание на «протестный» аспект этой традиционности, находящей выражение в сопротивлении низовой культуры насаждаемым «сверху» инноваци ям: «The plebian culture is rebellious, but rebellious in defense of custom» [Thompson 1993: 9].

Воровская репутация сама по себе, даже вне связи с публичным посрамлением, могла зна чительно модифицировать практики внутридеревенского взаимодействия. Во первых, страх прослыть вором в глазах однодеревенцев мог удерживать крестьян от воровства или зас тавлял их быть более осторожными: «Пойдет молва, <…> десятки лет такой славы не смоешь» [АРЭМ. Д. 1815. Л. 4]. Во вторых, именно на имевшего репутацию вора в первую очередь падало подозрение всякий раз, когда случалась новая кража: «Сейчас же собира[ли] сход и всем сходом [шли] делать поголовный обыск <…> Больше всего обыскива[ли] те дома, где зна[ли], что хозяева на руку нечисты» [АРЭМ. Д. 818. Л. 43]. В третьих, тому, кто был известен как вор, обычно не давали мирских должностей [Небольсин 1862: 400].

Социальное отчуждение могло принимать и более радикальные формы: «Даже с прощенным вором хуторяне впоследствии не общались, в связи с чем вор вынужден был переселиться в другое место» [Мануйлов 1998: 17]. В четвертых, подозрение в воровстве открывало ши рокий простор для инвективного творчества: «Самым высшим оскорблением считается ру гательство, соединенное с укоризною в чем либо позорном — воровстве, мошенничестве и т.п.» [Бондаренко 1890: 79];

тж. [АРЭМ 7/856: 12;

Якушкин 1875: XXXVI].

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

......

.

.

.

.

.

.

.

.

.

233 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

...

.

..

.....

.

.

..

.

.

..

.

........

.

.

.

….

.

.

.

.

.

.

..

.

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.

.

.

.

.

.

.

.

….

.

..

.

.

.

….

.

.

...

….

235 И С С Л Е Д О В А Н И Я.

...........

.

.

.

....

..

..

.

.

.

.

.

.

.

.

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

....

.....

.

.

.

..

.

.

.

.

..

..

.

.

.

..

.

237 И С С Л Е Д О В А Н И Я..

.

..

........

.

..

.

...

..........

..

.

...

..

..

.

.......

.....

...

....

...

...

....

...

....

...

....

.....

.......

..

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5....

......

.......

.....

..

..

....

.......

.. l l l.........

..

.........

...

......

......

...

.....

..

...

.......

......

...

...

..

....

..

.....

..

.

.........

.

..

...

.....

....

.

..

...

.

...

.....

...

.

..

239 И С С Л Е Д О В А Н И Я.....

..

.

.........

.

..

........

..

...

.

.....

....

.......

..

.....

...

...

...

........

...

.

..

.......

..

....

..

.....

.

.

.

..

....

...

......

.

....

.

..

.....

..

Анна Кушкова. Посрамление за воровство… АНТ РОПОЛОГ ИЧЕ С КИЙ ФОРУМ №5.

.........

.

.

..........

..

....

..

....

..

..

.....

. l l l l. l l.

l...

. l l. l.

.

. l l l l...

....

... l l l..

............

.......

......

......

......

......

......

......

......

......

......

.......

.....

.....

..

241 И С С Л Е Д О В А Н И Я...

...

...

...

...

...

.....

.

....

.

............

...

............

...

............

...

............

...

............

...

............

...

Анна Кушкова. Посрамление за воровство…




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.