WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Мамонтов С.А., Тихомиров А.В. Медицинское сообщество и здравоохранение //Главный врач: хозяйство и право. – 2011. - № 4. – С.13-22.

Резюме: показано, что для развития отечественного здравоохранения нужна институционализация медицинского профессионального сообщества;

revealing that to health service system development medical professional community institutionalization is needed.

Ключевые слова: медицинское сообщество, здравоохранение, профессиональное самоуправление, хозяйственное саморегулирование;

medical community, health service system, professional self-government, economic self-regulation.

МЕДИЦИНСКОЕ СООБЩЕСТВО И ЗДРАВООХРАНЕНИЕ С.А.Мамонтов, А.В.Тихомиров Самое поверхностное ознакомление с многообразными идентифицирующими определениями свидетельствует, что понятие профессионального сообщества в наше время в нашей стране оказалось совершенно размытым, по-разному понимаемым и привязанным к характеристикам конкретной организации.

В одних случаях под профессиональным сообществом понимается отдельная часть такового (профессиональное сообщество педагогов детско юношеского туризма, московских адвокатов, выпускников бизнес-школы МИРБИС и пр.).

В других случаях профессиональным сообществом признается орган такового (ассоциация учителей английского языка Ярославской области, Альянс Помогающих Практик "ПроБоно" - профессиональное сообщество психологов и психотерапевтов, HR-клуб - профессиональное сообщество выпускников ИКТ, специализирующихся в Управлении персоналом, Профессиональное сообщество Московский Архитектор, Профессиональное сообщество трейдеров Forex и пр.).

В третьих случаях считаются объединившимися в профессиональное сообщество карьеристы, диджеи, исследователи гражданского общества и пр.

Очевидно, профессиональное сообщество – это объединение граждан не по географии, не по приверженности единым хобби или по принадлежности к формализованной организации, притязающей на всеобщий охват соответствующей социальной группы.

В историческом плане единства определения профессионального сообщества также нет. Эмпирические истоки этого понятия относятся к средним векам, когда существовали цеха ремесленников (товаропроизводителей) и гильдии торговцев (продавцов, поставщиков), которые были организованы на условиях профессионально-хозяйственного самоуправления1. Идеологические истоки понятия профессионального Грацианский Н.П. Парижские ремесленные цехи в 13-14 столетиях. Казань, 1911;

Левицкий Я.А. Города и городское ремесло в Англии в 10-12 вв. М. - Л., 1960;

Полянский Ф.Я. Очерки социально-экономической политики цехов в городах Западной Европы 13-15 вв. М., 1952;

Рутенбург В.И. Очерк по истории раннего сообщества связаны с политической теорией корпоративизма2, согласно которой элементарными ячейками общества являются определнные социальные группы, а не отдельные индивиды (понятие «корпорация» здесь используется не в значении юридического лица, а в более широком смысле как объединение физических лиц по профессиональному признаку).

Однако социальные группы не обязательно образуют профессиональные сообщества. Социальная группа может представлять собой свободный клуб, в том числе и носителей единой профессии, без всяких обязательств как друг перед другом, так и перед клубом. Такие клубы, в том числе по профессиональным интересам, могут существовать и как неформальные межорганизационные профессиональные сообщества, т.е. когда их члены, так или иначе, принадлежат к разным формализованным организациям.

В контексте институциональной теории применительно к профессиональным сообществам идея корпоративизма в том верна, что они имеют надорганизационный характер. А исторический опыт существования цехов и гильдий показывает, что профессиональные сообщества являются наиболее древними социальными институтами, хотя бы в архаичной форме и прекратили свое существование. Иными словами, профессиональные сообщества первичны по сравнению со сложившимися позже другими социальными и – тем более – публичными институтами.

Складываясь зачастую стихийно, профессиональные сообщества в результате институциональной эволюции принимают ту форму существования, которая наиболее адекватна их целям. Тот факт, что медицинское профессиональное сообщество существует как исторически устоявшийся социальный институт наряду с таким публичными институтами, как отраслевое ведомство практически во всех странах, кроме, конечно, стран СНГ, свидетельствует о его исторической необходимости для общества.

Участие в деятельности профессиональных сообществ является добровольным и основывается на личной заинтересованности каждого из участников в такой деятельности (тем самым это вполне самоорганизующиеся системы).

Главной целью существования таких сообществ является личностное и профессиональное совершенствование участников в порядке сбережения специализированного знания, получения и передачи нового знания, характерного для профессии.

Специализированное знание имеет прикладное назначение: участники профессионального сообщества применяют его для обеспечения капитализма в Италии. М. - Л., 1951;

Стоклицкая-Терешкович В.В. Проблема многообразия средневекового цеха на Западе и на Руси. - В кн.: Средние века, вып. 3. М., 1951.

Теория корпоративизма была дискредитирована ее использованием Муссолини в качестве элемента официальной доктрины фашизма. Другим фактором негатива стал государственный корпоративизм, который обозначает практику государственного регулирования частных (общественных) организаций с целью учреждения государством как источника их легитимности и участия чиновников в их управлении, в условиях диктатуры бюрократии становящийся инструментом коррупции и средством лоббизма чиновничеством интересов крупного бизнеса в ущерб интересам общества.

благосостояния своего и своей семьи, за приложение своих знаний получая вознаграждение либо неся утраты за их недостаток. Компетентность, профессиональная осведомленность – источник дохода носителей специализированного знания.

Это означает, что цена обладания специализированным знанием и умения применить его на практике, во-первых, объективна;

во-вторых, недоступна публичным ограничениям, восполняясь в механизмах общественного признания;

в-третьих, амбивалентна, проявляясь потерями при недостатке такого знания. Как бы извне мерой публичной оценки не девальвировалось специализированное знание, его социальная оценка будет соответствовать мере общественного признания – как со знаком «плюс», так и со знаком «минус».

Вот откуда происходит верность приписываемого равно Ленину, Семашко и Сталину изречения о том, что хорошего врача народ сам прокормит.

Следовательно, медицинское профессиональное сообщество служит целям выравнивания уровня его участников до такового хорошего врача с тем, чтобы ему соответствовал свойственный социальной оценке профессии материальный достаток.

В связи с изложенным представляется правильным определение Н.А.Ипатовой: профессиональное сообщество представляет собой множество людей, разделяющих социальную практику, организационную структуру и обладающих общими интересами в рамках конкретного вида деятельности.

Профессиональная деятельность характеризуется существованием корпуса специализированного знания и способов получения и передачи нового знания, характерного для профессии, спецификой взаимоотношений «профессионал - клиент», характерной для профессии;

получением участниками дохода (заработка) от клиентов в ходе реализации соответствующего вида деятельности (1, С.84-85).

В странах капиталистического развития отраслевые ведомства проходили свою эволюцию на фоне предсуществования института профессионального медицинского самоуправления, а не наоборот. Иными словами, медицинское профессиональное сообщество было уже сложившимся, когда отраслевые ведомства еще претерпевали те или иные преобразования до достижения нынешнего состояния.

Предметом отраслевого ведомства повсеместно является здравоохранение, в то время как предметом медицинского профессионального сообщества – медицина. Медицина не подменяет и не замещает здравоохранения так же, как здравоохранение – медицину. И здравоохранение не устанавливает правила медицины так же, как медицина – правила здравоохранения.

Здравоохранение – это функция государства, в то время как медицина в качестве корпуса специализированного знания – функция медицинского профессионального сообщества. Здравоохранение объединяется публичным механизмом функционирования, медицина – общественным (медицинская деятельность осуществляется в обществе).

Соответственно, здравоохранение и медицина использует различающиеся ресурсы: первое – финансовые, вторая – профессионально-технологические.

Здравоохранение является заказчиком для медицины: государство в интересах общества компенсирует своими ресурсами использование медицинским сообществом своих.

Тем самым здравоохранение и медицина различаются ключевыми характеристиками – предметом, способом функционирования и результатом мобилизации ресурсов.

Предсуществования медицинского профессионального сообщества, его надорганизационного характера, отличий модуса его существования от такового отраслевого ведомства, казалось бы, должно быть достаточно, чтобы то и другое занимались каждое своим делом.

Однако в нашей стране сложилось так, что медицинское профессиональное сообщество было поглощено в советское время отраслевым ведомством, а дальнейшее развитие страны происходило в условиях диктатуры государства в обществе. Постсоветский период ситуацию не изменил, и отношение государства к обществу осталось прежним. Более того, то, что должно было стать допустимым в обществе, стало допустимым в государстве.

Так, например, сложилось судейское сообщество - совокупность всех судей в государстве. Согласно ст. 29 ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" от 31 декабря 1996 г. высшим органом судебного сообщества является Всероссийский съезд судей, который формирует Совет судей Российской Федерации и Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации. Компетенция и порядок образования органов судейского сообщества устанавливаются федеральным законом.

Деятельность органов судейского сообщества регулируется актами (регламентами, положениями), принимаемыми этими органами.

Основными задачами органов судейского сообщества являются:

1. содействие в совершенствовании судебной системы и судопроизводства;

2. защита прав и законных интересов судей;

3. участие в организационном, кадровом и ресурсном обеспечении судебной деятельности;

4. утверждение авторитета судебной власти, обеспечение выполнения судьями требований, предъявляемых кодексом судейской этики.

Таким образом, публичное профессиональное сообщество в новое время было легализовано. Отличие от социального профессионального сообщества состоит в том, что в публичном сообществе не стоит вопрос получения участниками дохода от клиентов в ходе реализации соответствующего вида деятельности: результат деятельности судей не имеет формы товара. Кроме того, необходимости в публичном профессиональном сообществе нет постольку, поскольку на государственной службе имеют значение решения не органов профессионального сообщества, а органов власти и их должностных лиц.

Медицинское же профессиональное сообщество так и не получило стимул к формированию.

Основами законодательства об охране здоровья граждан 1993 г. (вставка 1):

- легализованы органы профессиональной общественности, а не само медицинское сообщество;

- признано акцессорное участие органов профессиональной общественности в делах отраслевого ведомства;

- скудные самостоятельные функции медицинского сообщества не были обеспечены механизмами реализации.

Вставка Основы законодательства об охране здоровья граждан (1993) Статья 62. Профессиональные медицинские и фармацевтические ассоциации Медицинские и фармацевтические работники имеют право на создание профессиональных ассоциаций и других общественных объединений, формируемых на добровольной основе для защиты прав медицинских и фармацевтических работников, развития медицинской и фармацевтической практики, содействия научным исследованиям, решения иных вопросов, связанных с профессиональной деятельностью медицинских и фармацевтических работников.

Профессиональные медицинские и фармацевтические ассоциации принимают участие:

1) в разработке норм медицинской этики и решении вопросов, связанных с нарушением этих норм;

2) в разработке стандартов качества медицинской помощи, федеральных программ и критериев подготовки и повышения квалификации медицинских и фармацевтических работников, в присвоении медицинским и фармацевтическим работникам квалификационных категорий;

3) в соглашениях по тарифам на медицинские услуги в системе обязательного медицинского страхования и деятельности фондов обязательного медицинского страхования.

Профессиональные медицинские и фармацевтические ассоциации республик в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга могут проводить проверочные испытания медицинских и фармацевтических работников по теории и практике избранной специальности, вопросам законодательства в области охраны здоровья граждан и выдавать им соответствующий сертификат специалиста, а также вносить предложения о присвоении им квалификационных категорий.

Профессиональные медицинские, фармацевтические ассоциации и другие общественные объединения осуществляют свою деятельность в соответствии с законодательством Российской Федерации, республик в составе Российской Федерации.

Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» 2011 г. (вставка 2):

- профессиональные медицинские и фармацевтические ассоциации заменены на профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения;

- введена аккредитация профессиональных медицинских и фармацевтических общественных объединений при отраслевом ведомстве;

- профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения полностью лишены самостоятельных функций, декларативно представленных в Основах 1993 г.

Вставка Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (2011) Статья 70. Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения 1. Медицинские и фармацевтические работники имеют право на создание профессиональных общественных объединений, формируемых на добровольной основе для защиты прав медицинских и фармацевтических работников, развития медицинской и фармацевтической практики, содействия научным исследованиям, решения иных вопросов, связанных с профессиональной деятельностью медицинских и фармацевтических работников.

2. Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения принимают участие в разработке норм этики в сфере охраны здоровья граждан и решении вопросов, связанных с нарушением этих норм.

3. Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения, аккредитованные уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, принимают участие в:

- разработке порядков оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи, программ подготовки и повышения квалификации медицинских и фармацевтических работников, в аттестации медицинских и фармацевтических работников для получения ими квалификационных категорий;

- соглашениях по тарифам на медицинские услуги в системе обязательного медицинского страхования и осуществление деятельности фондов обязательного медицинского страхования.

Профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения, указанные в части 3 настоящей статьи, разрабатывают и утверждают клинические протоколы лечения и методические рекомендации Электронная регистрационная карта на законопроект № 534829- по вопросам оказания медицинской помощи.

Аккредитации подлежат не только профессиональные медицинские и фармацевтические общественные объединения, но и физические лица - специалисты4 с нормативными ограничениями, относящимися к их деятельности – утвержденными порядками оказания медицинской помощи и стандартами медицинской помощи (вставка 3).

Вставка Законопроект «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (2011) Статья 64. Право граждан на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью 1. Право на занятие медицинской деятельностью в Российской Федерации имеют:

1) лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, утверждаемыми в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста;

3. Аккредитация специалиста - процедура определения соответствия готовности лица, получившего высшее или среднее медицинское или фармацевтическое образование, к осуществлению медицинской деятельности определенного вида и профиля в соответствии с утвержденными порядками оказания медицинской помощи и стандартами медицинской помощи либо к осуществлению фармацевтической деятельности в установленном порядке.

Аккредитация специалиста осуществляется по окончании им освоения основных образовательных программ среднего, высшего и послевузовского медицинского и фармацевтического образования, а также дополнительных профессиональных образовательных программ не реже одного раза в пять лет в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Аккредитация специалиста – это процедура определения соответствия готовности выпускника медицинского вуза к осуществлению медицинской деятельности определенного вида и профиля в соответствии с публичными нормативами.

По различным словарным определениям аккредитация, аккредитовать – подтвердить свое уполномочение и поручиться, что действия уполномоченного не будут выходить из назначенного круга (Михельсон, применяется для обозначения выпускника медицинского вуза, а не для обособления от врачей общей практики 1883);

аккредитация (лат. accrdere - доверять) – назначение на выполнение каких-л. функций, наделение полномочиями, правами на совершение чего-л.;

акт официального признания возможности и правомочности выполнения определенных функций.

Иными словами, аккредитация является доверительным признанием правомочий неправообладателей действовать в рамках, допущенных правообладателями. Притязатель на выполнение публичных функций, реализацию полномочий выступать от имени государства, осуществление прав на совершение действий, которыми обладает государство, признается правомочным в этом через государственную аккредитацию, являющуюся в данном случае доверительным допуском субъектов частного права к осуществлению деятельности в круге публично-правового значения5.

Характеристиками аккредитации являются:

- избирательная доверительность по критериям правообладателя;

- привилегии в круге права правообладателя перед остальными, остающимися вне этого круга;

- угроза лишиться привилегий при нарушении доверительных границ под ответственность перед правообладателем.

Так, например, проходят аккредитацию журналисты или спортсмены (тренеры, спортивные врачи и пр.) у организатора соответствующего мероприятия. Аккредитация не является разрешением осуществлять, соответственно, журналистскую или спортивную (тренерскую, спортивно врачебную и пр.) деятельность. Аккредитация не является также процедурой определения соответствия готовности журналиста или спортсмена (тренера, спортивного врача и пр.) к осуществлению соответствующей деятельности.

Аккредитуется субъект соответствующей деятельности.

Соответствующая деятельность – если она нуждается в публичном разрешении – лицензируется. Лицензируется деятельность, во-первых, экономического характера (производство и реализация товара, выполнение работ, оказание услуг);

во-вторых, потенциально вредообразующая;

в третьих, если она недоступна регулированию иным образом (2). В отличие от аккредитации лицензирование лишено доверительного характера:

соответствует деятельность установленным требованиям – оформляется лицензией. Лицензируется экономическая деятельность, а не любая (например, бытовая) активность. Лицензия – акт ручательства государства перед обществом за то, что деятельность хозяйствующего субъекта соответствует установленным требованиям. Лицензирование – тоже не определение соответствия готовности хозяйствующего субъекта к осуществлению деятельности в соответствии с публичными требованиями.

Лицензируется деятельность хозяйствующего субъекта в гражданском обороте, а не в пределах чьего-либо правообладания. И ответственность хозяйствующего субъекта, деятельность которого лицензируется, наступает в этом смысле аккредитация образовательных заведений как признание одних (частных) приравненными к другим (публичным) является не более чем обреченной попыткой адаптировать советскую систему к новым условиям.

за причинение ущерба потребителям и другим третьим лицам за пределами границ правообладания, представляемых лицензирующим органом. Главное в связи с этим – государство дает разрешение (лицензию) хозяйствующим субъектам на осуществление деятельности в обществе.

Действительно, если здравоохранение – функция государства, то медицина – дело общества. Государство обеспечивает надзор за медицинской деятельностью и ее финансирование при осуществлении функции здравоохранения. Медицинская деятельность происходит в обществе в отношениях между врачующими и врачуемыми. Собственно охрана здоровья, медицинская помощь, разделяет общество на тех, кто ее осуществляет, и тех, в отношении кого она осуществляется, т.е. на медицинское сообщество и на остальных – пациентов, потребителей.

И лицензирование легитимирует медицинскую деятельность в отраслевом экономическом обороте, позволяя на законном основании получать соответствующую ее оплату. Но и осуществление медицинской деятельности, и ее оплата происходит в интересах общества – обеих его частей. И надзор в здравоохранении, и оплату медицинской деятельности одной части общества государство осуществляет в пользу другой части общества, а не в свою пользу и не в своих интересах.

Лицензирование медицинской деятельности предпринимается в интересах общества. Интересы общества не обязывают общество перед государством, властью, бюрократией. Лицензирование осуществляется не ради лицензирования, не ради благополучия государства, а ради благополучия общества. Государство призвано следовать общественным интересам, а не замещать их своими интересами или своей интерпретацией интересов общества. В связи с этим публичные разрешительные меры должны иметь общественные механизмы влияния на них, на их эффективность. Таковые отсутствуют.

Вместо создания механизмов общественного влияния на эффективность лицензирования медицинской деятельности, планируя или не планируя его упразднить, государство намеревается ввести аккредитацию специалистов как способ их персонального обязывания перед собой. Тем самым общество отодвигается в своих интересах перед требованиями государства, соответствуют они действительным интересам общества или нет.

Более того, аккредитацией специалиста не ограничивается обязывание общества перед государством – наряду с этим вводятся порядки оказания медицинской помощи и стандарты медицинской помощи. Врачующий и его деятельность в отношении врачуемого становятся фокусом предельного заурегулирования, лишенного целесообразности для врачуемого. Оказывать медицинскую помощь врачующий обязывается в соответствии с требованиями государства, а не в соответствии с потребностями врачуемого.

Но государство не является правообладателем в отношениях между врачующими и врачуемыми. В этих отношениях правообладателями – каждый в своей части – являются именно врачующие и врачуемые.

Оказывает медицинскую помощь врачующий не посредством аккредитации, порядков и стандартов, а мерой своих способностей прикладного использования знаний и умений, и – под ответственность не перед органами управления здравоохранением, а перед врачуемым, если действиями врачующего ему причинен вред.

Между тем именно в вопросе ответственности заключается основная проблема нормативно-разрешительного регламента медицинской деятельности. Ни аккредитация специалиста, ни лицензирование медицинской деятельности не снимает ответственности с причинителя вреда, которую он несет самостоятельно. Но если так, нормативно-разрешительный регламент медицинской деятельности равно в существующем (лицензирование) и планирующемся (аккредитация, порядки и стандарты) виде лишен правового значения, даже будучи законодательно установленным: либо разрешение под ответственность разрешающего, либо разрешение не более чем ради разрешения. Применительно к причинению вреда лицом, соблюдающим нормативно-разрешительный регламент медицинской деятельности в существующем и планирующемся виде, государство ответственности не принимает.

Нормативно-разрешительный регламент по идее должен носить профилактический, превентивный, упреждающий причинение вреда характер. Выяснение готовности специалиста к осуществлению соответствующей деятельности имеет значение для целей профилактики причинения вреда здоровью потребителей. Однако, во-первых, подобное выяснение не относится к образовательной деятельности, чтобы быть экзаменом. Во-вторых, оно не относится и к функциям отраслевого ведомства, поскольку специалист не на работу нанимается, чтобы это было интерпретировано как своего рода тест для замещения должности. Значение выяснения готовности специалиста к осуществлению соответствующей деятельности в качестве аккредитации не находит правовой аналогии. А с точки зрения упреждения причинения вреда ни к чему специалиста не обязывает и ни от чего не избавляет.

Если подобная превенция оказывается несостоятельной, то должна наступать солидарная, долевая или субсидиарная с причинителем ответственность субъекта дачи разрешения. Однако на деле ответственность за причинение вреда при осуществлении медицинской деятельности наступает только для причинителя – аккредитован он или нет, лицензирована его деятельность или нет, соблюдает он порядки и стандарты или нет. Если он самостоятелен в такой ответственности, он должен быть свободен и от не избавляющих от нее ограничений нормативно-разрешительного регламента, либо ответственность должна распространяться и на источник такого регламента. И если государство в качестве источника такого регламента ответственность не принимает, следовательно, нужен другой подобный источник, такую ответственность способный разделять с причинителем.

Иное дело – сертификат, выдаваемый на основании проверочного испытания, проводимого комиссиями органов профессионального медицинского сообщества по теории и практике избранной специальности, вопросам законодательства в области охраны здоровья граждан, как это определено в Основах 1993 г. (вставка 4). Слабость этой нормы права в том, во-первых, что она не институционализирует медицинское сообщество, а выделяет – несистемно – лишь его органы в качестве профессиональных ассоциаций (которыми являются объединения юридических, а не физических лиц – ст.121 ГК РФ6). Во-вторых, наряду с профессиональными ассоциациями субъектом проведения проверочного испытания называются образовательные учреждения, в связи с чем встает вопрос о значении сертификата в качестве образовательного документа. В-третьих, документ о прохождении проверочного испытания называется сертификатом специалиста, хотя – применительно к его проведению органами профессионального медицинского сообщества – должен был бы называться сертификатом профессиональной пригодности специалиста.

Вставка Основы законодательства об охране здоровья граждан (1993) Статья 54. Право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью Право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а также сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской или фармацевтической деятельности Сертификат специалиста выдается на основании послевузовского профессионального образования (аспирантура, ординатура), или дополнительного образования (повышение квалификации, специализация), или проверочного испытания, проводимого комиссиями профессиональных медицинских и фармацевтических ассоциаций, по теории и практике избранной специальности, вопросам законодательства в области охраны здоровья граждан.

Если диплом по специальности подтверждает профессиональную правоспособность, т.е. способность иметь профессию, то сертификат профессиональной пригодности подтверждает профессиональную дееспособность, право специалиста на осуществление профессии. Не факт, что любой имеющий профессиональную правоспособность специалист станет обладателем профессиональной дееспособности.

Если диплом по специальности является ручательством соответствующего вуза за уровень образованности выпущенного специалиста, то сертификат профессиональной пригодности – ручательством профессионального что объясняется тем, что Основы принимались за несколько лет до действующего Гражданского кодекса сообщества за уровень профессионализма принятого специалиста. На ручательство профессионального сообщества вправе рассчитывать не любой специалист, но лишь обладающий профессиональной пригодностью. Тем самым выпускник вуза не автоматически становится участником профессионального сообщества, а только доказав профессиональному сообществу свою профессиональную пригодность.

На основании сертификата профессиональной пригодности специалист присоединяется к профессиональному сообществу и получает допуск к профессии7, в дальнейшем прогрессируя, аттестовываясь на квалификационную категорию и пр.

В отличие от государственной разрешительной системы, обязывающей участника медицинского сообщества (специалиста) перед государством, общественная сертификация профессиональной пригодности специалиста обязывает его перед коллегами, медицинским сообществом в том, чтобы соответствовать уровню профессионализма себе подобных. В каждый момент медицинское сообщество может дать оценку профессионализма любого специалиста, в том числе и перед органами государственной власти, включая суд, а также обеспечивает формирование текущих профессиональных рейтингов. В целом – это способ самоупорядочения медицинского профессионального сообщества.

Если медицинское профессиональное сообщество принимает на себя ответственность за профессиональную пригодность своих участников, эта ответственность должна распространяться и на последствия их деятельности.

Если специалист осуществил профессиональное пособие надлежащим образом, медицинское сообщество призвано оказать ему необходимую поддержку, в том числе, и в правовой процедуре. Если же специалист допустил вредообразующее отклонение в технологиях осуществления профессионального пособия, медицинскому сообществу надлежит предпринять меры для возмещения (компенсации) причиненного им вреда и устранения соответствующих повреждений.

Таким образом, допуск к медицинской деятельности в настоящее время осуществляется в лицензионной процедуре. Лицензирование в нашей стране имеет недолгую историю, но за это время обнаружило некоторые препятствия для целей охраны здоровья, в том числе. Оказалось, что лицензионные условия и требования не в полной мере служат целям упорядочения медицинской деятельности, создавая основу для коррупции, и мало что значат для поддержания уровня медицинской помощи. При этом лицензирование никак не связано с ответственностью за причинение вреда при оказании медицинской помощи, которую несут субъекты медицинской деятельности.

Более того, такая ответственность наступает для медицинской организации, в то время как действительным причинителем подобного вреда который может быть утрачен, например, при несоблюдении корпоративных норм членства в медицинском сообществе является работающий в ней медицинский работник. Из-за этого, в частности, в здравоохранении не развивается страхование ответственности, поскольку профессиональная ответственность медицинских работников страхованию недоступна, а гражданской ответственности они не подлежат.

Появилась идея перенести лицензирование на деятельность медицинского персонала. Так, по словам заместителя Министра здравоохранения и социального развития России В.И.Скворцовой «выпускники медицинских вузов будут получать вместе с дипломом пакетную лицензию с конкретным перечнем видов медицинской деятельности, которую они могут выполнять»8.

Однако, оказалось невозможным отделить лицензирование и ответственность как последствия экономической деятельности.

В связи с этим возникла идея заменить лицензирование в здравоохранении на адекватную альтернативу. В законопроекте «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» характер такой альтернативы получила аккредитация специалиста (ст.64). Однако попутно идея отмены лицензирования была отвергнута, и аккредитация специалиста осталась наряду с лицензированием медицинской деятельности. Тем самым цель замены лицензирования достигнута не была, а аккредитация (наряду с Порядками и стандартами медицинской помощи) стала дополнительным средством допуска к медицинской деятельности. Собственно, так и было установлено в Основах законодательства об охране здоровья граждан 1993 г. (ст.54), где наряду с лицензированием был предусмотрен сертификат специалиста.

Государство пошло по нормативному пути ужесточения допуска к медицинской деятельности. При этом содержание и последствия этой деятельности сохранили экономический характер. Тем самым усугубилось противоречие между требованиями государства к медицинской деятельности и требованиями общества к ее последствиям, оформленными законодательно в обоих случаях.

Параллельно этим процессам в соответствии с Законом о саморегулируемых организациях 2007 г. в сфере охраны здоровья возникло иное понимание – общественного допуска к медицинской деятельности, правда, только экономического характера. Как стремящаяся к саморегулированию организация Л.М.Рошалем была образована Национальная медицинская палата (2010).

Наконец, возможность общественного допуска к медицинской деятельности иного – профессионального – характера также не исключена.

Однако для этого «… нужно создавать систему профессиональных ассоциаций, профэкзаменов, которая бы позволяла понять, кто на рынке сколько стоит. Сейчас ты не можешь ничем доказать свою квалификацию, кроме того, что работаешь у какого-то конкретного работодателя»9.

В целом изложенное позволяет провести сравнение аккредитации, лицензирования и сертификации в медицине (рис.1).

http://rian.ru/edu_news/20090807/180076914.html Кузьминов Я. Из интервью газете «Известия» 17 июня 2011 г. URL: http://www.izvestia.ru/news/492265 по сост. на 21 июня 2011 г.

В Основах 1993 г. оказалась незавершенной идея разделения масштаба и границ сфер распространения медицинского образования, отраслевого ведомства (здравоохранения) и профессионального сообщества (медицины).

В законопроекте 2011 г. установлена граница между медицинским образованием и отраслевым ведомством, в том числе в сфере медицинского профессионального сообщества, которое, однако, за неинституционализированностью отнесено к категории клубного объединения по интересам – медицинской общественности.

Аккредитация Лицензирование Сертификация Управомоченный профессиональное правообладатель государство субъект сообщество Таргетирование субъект деятельность квалификация разрешения - избирательная - установление доверительность - экономическая профессиональной по критериям деятельность;

пригодности или правообладателя;

непригодности;

- привилегии в круге права правообладателя - допуск к перед - безопасность;

профессии;

остальными, Характеристики остающимися вне этого круга;

- угроза лишиться - оценка привилегий при - если профессионализма нарушении разрешительные в конкретных доверительных цели случаях и границ под недостижимы формирование ответственность иными профессиональных перед средствами.

рейтингов.

правообладателем.

аккредитованного лица перед причинителя причинителя и правообладателем перед профессионального Ответственность вне связи с пострадавшим сообщества перед ответственностью вне связи с пострадавшим перед лицензированием пострадавшим Рис.1. Сравнение аккредитации, лицензирования и сертификации в медицине.

Следовательно, задачей является институционализация медицинского профессионального сообщества с формированием его как внутрисоциального образования, преемственно несущего специфический набор функций, которые иначе не могут выполняться либо вообще, либо с тем уровнем, который необходим для устойчивости общества и его развития.

Институционализация медицинского сообщества состоит в экономической трансформации совокупности медицинских работников, корпоративизации медицинской профессиональной общности, автономизации медицинского сообщества.

1. Экономическая трансформация совокупности медицинских работников.

В существующем виде медицинских работников специалисты медицинского профессионального сообщества собой не представляют. Это совокупность работников, организованная по иерархии работодателя, связанная вертикальными связями субординации, а не горизонтальными связями координации. Тем самым шкала противоречий интересов работников и работодателей соответствует позиции первых во внутриорганизационной вертикали вторых: эти интересы чем дальше от верха, тем больше расходятся до противоположности. Поскольку ответственность за действия работников несет работодатель, а медицинская деятельность сопряжена с рисками для здоровья пациентов, постольку противоположность интересов работников и работодателей результирует порождением ответственности вторых безразличием первых. Работодатель в своей социально-ответственной деятельности становится заложником экономической мотивации трудового профессионализма работника. В отсутствие такой мотивации либо работник безучастен к последствиям своей деятельности для работодателя и пациента, связанных отношениями имущественной ответственности, либо проявляет незаконную экономическую активность, за которую также не несет имущественной ответственности.

Следовательно, единственная возможность изменить ситуацию – возложить экономическую самостоятельность (благо приобретений) и имущественную ответственность (бремя утрат) на самого специалиста. Для этого достаточно запретить трудовой наем специалистов в медицине (сделав возможными только гражданско-правовые сделки), для чего придать им положение, приравненное к хозяйствующим субъектам. Придание им некорпоративного положения индивидуалов представляется наиболее подходящим. Это позволяет на экономических началах организовать профессиональное медицинское сообщество, прежде лишенное необходимости и, соответственно, мотивации позиционироваться в пространстве товарообмена. В случае экономической ориентированности субъектов медицинской деятельности становится возможной рыночная конкуренция за пациента между ними и возникает привлекательность практического здравоохранения для инвесторов. Социальная основа для существования неформальных платежей исчезает (3). Специалисты в экономическом положении сами организуют свою деятельность, извлекают из нее соответствующие доходы, сами производят соответствующие расходы, сами несут ответственность по результатам этой деятельности.

Тем самым практическое здравоохранение становится представленным исключительно специалистами, совмещающими экономическое и профессиональное положение. Организации лишаются права нанимать специалистов и осуществлять медицинскую деятельность. Вместо этого организации обретают неограниченный фронт деятельности по обеспечению специалистов всем необходимым для деятельности, т.е. создают инфраструктуру.

Медицинское сообщество становится представленным единством экономически независимых и самостоятельных специалистов, которым есть, что терять, и потому есть, что координировать, а не совокупностью находящихся в трудовой субординации медицинских работников.

Экономическая трансформация совокупности медицинских работников достигает создание условий для инвестиционной привлекательности, стимулирует инновационную активность, формирование инфраструктуры для медицинской деятельности.

2. Корпоративизация медицинской профессиональной общности.

Даже будучи экономически самостоятельными, организационно специалисты до тех пор будут представлять собой неупорядоченную медицинскую общественность, пока не сформируется корпоративная структура единства общности.

Идентифицирующим признаком единства общности является медицинская профессия, но без необходимой организационной структуризации и нормативного упорядочения общность не обретет свойств сообщества.

Общность должна быть объединена структурированной системой органов, включающих соответствующие ее части по разным признакам (территориальным, профильным и пр.), чтобы представлять собой упорядоченное сообщество.

Тем самым для целей упорядочения общих профессиональных интересов, т.е. профессионального самоуправления, специалистам необходимо объединение органами медицинского сообщества.

Вместе с тем специалисты имеют и индивидуальные экономические интересы. Им нужны не только средства производства медицинских услуг, но и бухгалтерские, юридические и другие информационно-консалтинговые услуги. Для согласования таких интересов – при осуществлении деятельности в технологическом единстве и последовательности оказания медицинской помощи, например, в поликлинике или стационаре – им также необходимо объединение в саморегулируемые организации.

В структуре медицинского сообщества предпочтительной для объединения специалистов для целей одновременно профессионального самоуправления и хозяйственного саморегулирования является форма некоммерческих партнерств (4).

Корпоративизация медицинской профессиональной общности создает условия для страхования гражданской ответственности специалистов и наступления распределенной (за совместно причиненный вред – ст.1080 ГК РФ;

солидарной – ст.322 ГК РФ и субсидиарной – ст.399 ГК РФ) ответственности соответствующих структур медицинского сообщества.

3. Автономизация медицинского сообщества.

Медицинское сообщество, организованное на принципах профессионального самоуправления и хозяйственного саморегулирования, требует признания только федеральным законом. При осуществлении своих функций органы медицинского сообщества не нуждаются в аккредитации при отраслевом ведомстве.

Органы медицинского сообщества представляют всех участников медицинского сообщества и осуществляют два вида функций: в пределах своей самостоятельности и в отношениях с федеральным органом управления здравоохранением. Среди первых – допуск обладателей медицинских специальностей к осуществлению медицинской профессии;

установление уровня профессиональной пригодности или профессиональной непригодности обладателей медицинских специальностей;

ведение учета участников медицинского сообщества в соответствующем государственном реестре и их индивидуального профессионального послужного списка;

установление правил медицинской профессии и стандартов безопасности ее осуществления;

обеспечение коллегиальной оценки действий (бездействия) участника медицинского сообщества по требованию суда;

присвоение квалификационных категорий и награждение отличившихся участников наградами медицинского сообщества;

установление норм профессионального поведения в отношениях с пациентами и контроль за их соблюдением;

установление норм внутриорганизационного поведения и контроль за их соблюдением;

формирование фондов возмещения (компенсации) вреда личности пациента, допущенного участниками медицинского сообщества при осуществлении медицинского пособия, порядка и механизма устранения за счет этого фонда такого вреда силами участников медицинского сообщества;

другие функции, предусмотренные федеральными законами.

Среди вторых – согласование плана выпуска специалистов;

согласование медико-экономических стандартов (стандартов эквивалентности размера оплаты и характеристик встречных предоставлений);

согласование стандартов безопасности пациентов, если они устанавливаются государством в качестве технических регламентов медицинской деятельности;

другие функции, предусмотренные федеральными законами.

Автономизация медицинского сообщества позволяет дополнить социальными публичные инструменты упорядочения и развития общества и их использовать дифференцированно.

В целом, институционализация медицинского сообщества приводит к тому, что медицинское сообщество получает социальную идентичность, независимую от отраслевого ведомства (вставка 5), как это сложилось повсеместно в мире. Кроме того, институционализация медицинского сообщества инициирует трансформацию других институтов в сфере охраны здоровья в порядке адаптации к возникшим изменениям.

Вставка Предложение Статья NN. Медицинское сообщество 1. Медицинское сообщество страны существует для организации обладателей медицинской профессии, обеспечения эффективности их деятельности по поводу здоровья граждан и устранения неблагоприятных для граждан последствий этой деятельности.

Медицинское сообщество в предусмотренных настоящим законом пределах самостоятельно в своей деятельности и осуществлении уставных полномочий в отношении своих участников.

Отношения медицинского сообщества и его органов со своими участниками, с органами государственной власти и местного самоуправления, с организациями гражданского общества и гражданами дополнительно регулируются специальным федеральным законом.

Акты органов медицинского сообщества имеют рекомендательную силу для органов управления здравоохранением соответствующих уровней и подлежат обязательному рассмотрению и своевременному реагированию в установленный законом срок.

Органы медицинского сообщества вправе обращаться в иные органы государственной власти любых уровней, а в отсутствие реагирования с их стороны – в суд.

2. Выпускники медицинских вузов как обладатели медицинской специальности становятся обладателями медицинской профессии только в качестве участников медицинского сообщества.

Выпускники медицинских вузов вправе не вступать в медицинское сообщество, если их деятельность не связана с медицинской практикой.

Участники медицинского сообщества не вправе вступать в отношения трудового найма кроме случаев, установленных настоящим законом.

Участники медицинского сообщества, зарегистрированные в этом качестве в государственном реестре под соответствующим персональным номером, признаются управомоченными самостоятельно осуществлять хозяйственную деятельность, предметом которой является медицинская деятельность.

Помимо медицинской деятельности участникам медицинского сообщества разрешена творческая, преподавательская и научная деятельность.

Обладатели медицинской профессии отстраняются органами медицинского сообщества по установленным настоящим законом и уставом основаниям от осуществления соответствующей деятельности с внесением записи об этом в государственный реестр участников медицинского сообщества.

3. Медицинское сообщество страны образуется всеми обладателями медицинской профессии.

Обладатели медицинской профессии соответствующего профиля объединяются органами медицинского сообщества этого профиля.

Органы медицинского сообщества всех профилей объединяются в Региональные медицинские советы по территориальному принципу.

Органы медицинского сообщества разных профилей представлены Центральными профильными медицинскими советами.

Региональные и Центральные профильные медицинские советы в качестве соответствующих подразделений образуют единый Национальный Медицинский Совет.

Органы медицинского сообщества всех профилей и Национальный Медицинский Совет имеют форму некоммерческого партнерства.

Национальный Медицинский Совет создает комитеты по направлениям своей деятельности.

4. Функции органов медицинского сообщества в пределах своей самостоятельности:

- допуск обладателей медицинских специальностей к осуществлению медицинской профессии;

- установление уровня профессиональной пригодности или профессиональной непригодности обладателей медицинских специальностей;

- ведение учета участников медицинского сообщества в соответствующем государственном реестре и их индивидуального профессионального послужного списка;

- установление правил медицинской профессии и стандартов безопасности ее осуществления;

- обеспечение коллегиальной оценки действий (бездействия) участника медицинского сообщества по требованию суда;

- присвоение квалификационных категорий и награждение отличившихся участников наградами медицинского сообщества;

- установление норм профессионального поведения в отношениях с пациентами и контроль за их соблюдением;

- установление норм внутриорганизационного поведения и контроль за их соблюдением;

- формирование фондов возмещения (компенсации) вреда личности пациента, допущенного участниками медицинского сообщества при осуществлении медицинского пособия, порядка и механизма устранения за счет этого фонда такого вреда силами участников медицинского сообщества;

- другие функции, предусмотренные федеральными законами.

5. Функции органов медицинского сообщества в отношениях с федеральным органом управления здравоохранением (отраслевым ведомством):

- согласование плана выпуска специалистов - согласование медико-экономических стандартов;

- согласование стандартов безопасности пациентов, если они устанавливаются государством в качестве технических регламентов медицинской деятельности;

- другие функции, предусмотренные федеральными законами.

Федеральный орган управления здравоохранением не вправе устанавливать требования в отношении медицинского сообщества, его органов и его участников.

Использованные источники:

1. Ипатова Н.А. Дискурсивная модель профессионального сообщества //Журнал социологии и социальной антропологии. 2009. - Т. 12. - № 3. - С.

82-93.

2. Мамонтов С.А., Лазарев С.В., Тихомиров А.В. Препятствия для лицензирования деятельности практических врачей //Главный врач:

хозяйство и право. – 2010. – № 1. - С.44-51.

3. Тихомиров А.В. Первичная медико-санитарная помощь в социально ориентированной модернизации здравоохранения //Главный врач: хозяйство и право. – 2009. – № 6. - С.22-28.

4. Тихомиров А.В. Трансформация институтов медицинской деятельности //Главный врач: хозяйство и право. – 2009. – № 4. - С.26-34.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.