WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Ф.Т.Алескеров, А.Д.Бородин, С.И.Каспэ, В.А.Маршаков, А.М.Салмин ПОЛЯРИЗОВАННОСТЬ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ В РОССИИ (Опыт ВЫБОРОВ в ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ РФ в 1993-2003 гг.) 1 Исследование

структуры электоральных предпочтений пред Элементарный бытовой пример ставляет собой одно из традиционных и наиболее развитых направлений сублимации содер жательных устано- политической науки. Ряд принципиальных подходов и конкретных вок в практические методов анализа поведения избирателей давно перешел из разряда предпочтения – экспериментальных в область исследовательской рутины – того, что «асимметричный» выбор между ресто можно назвать повседневной политометрией. В то же время не раном, где подают прекращается (и, пока проводятся выборы, вероятно, не прекратится) уникальный десерт, и другим, славящим- поиск таких интегративных показателей, которые позволили бы с ся отменным обслу максимальной полнотой и, по возможности, просто количественно живанием. Причины и обстоятельства охарактеризовать наличное состояние политического пространства и каждого конкретно векторы его эволюции.

го выбора всегда В настоящей работе предлагается подход к решению этой задачи, будут достоянием выбирающего, его связанный с использованием новой версии одного из возможных маленькой тайной, показателей такого рода – индекса поляризованности.

но общая тенденция отражает некую Понятно, что политически референтные установки/ориентации моду. При этом ее граждан (сублимирующиеся в совокупность электоральных предпоч изменение далеко не обязательно связано тений и, в итоге – в то, что в обиходе называют «результатами выборов») с лежащими на по содержательно различны, в том числе – разноплановы1. Понятно также, верхности фактора ми (в нашем случае, что выраженная количественно степень однородности/неоднородности например – массо суммы этих установок/ориентаций могла бы служить важнейшей вым увлечением дан характеристикой определенного политического сообщества, если угодно, ным десертом или же возникшей вдруг его «дактилоскопическим отпечатком».

массовой Простейший, предельный случай, возможный только в теории – потребностью в хорошем об- когда все сообщество без остатка разделено на две численно равные служивании ) и вся группы, придерживающиеся диаметрально противоположных позиций по кий раз требует специальной интер- всем политически референтным вопросам. Поляризованность такого претации.

общества была бы абсолютной. Соответственно, полная гомогенность политических ориентаций означала бы нулевой уровень по ляризованности. Конечно, в реальной массовой политике ни подобная патовая ситуация, ни абсолютный консенсус невозможны, и значение любого индекса поляризованности, независимо от методики его исчисления, будет находиться в интервале от 1 до 0, даже если число групп носителей различающихся политических мнений не превышает двух. То что на практике их всегда больше, а абсолютная противопо ложность политических позиций любой их пары мыслима только в абстракции, делает расчеты такого индекса достаточно сложными и трудоемкими.

При этом прежде, чем переходить к расчетам, необходимо удов летворительно разрешить как минимум два связанных друг с другом методологических вопроса. Во-первых, следует убедительно показать, что получаемые тем или иным способом числовые показатели могут Адекватным поли- восприниматься как адекватное описание политической реальности2. Во тической реальнос вторых, должен быть дан ответ на вопрос, в какой мере, при каких ти ее формализован ное описание можно условиях и до каких пределов они могут так восприниматься.

условно считать до Основным источником информации о составе и структуре поли тех пор, пока оно, с тических мнений определенного общества традиционно принято считать одной стороны, не противоречит результаты проходящих в нем национальных выборов. Учитывая (в значимым фактам идеале) реальную всеобщность и политически обязывающий характер явно вызывающим образом, а с другой – выборов, они по определению являются experimentum crucis. Ему не вырождается в существенно уступают по своей эвристической мощи любые со констатацию трюизмов.

циологические инструменты, будь то опросы, симулирующие выбор из реального списка партий или кандидатов, или же различные виды моделирования, позволяющие прогнозировать его косвенно, хотя в итоге иногда и более точно. Однако нельзя не учитывать и того, что выборы помещают гражданина в ролевой ипостаси избирателя «в специфическую ситуацию, когда его политические симпатии суще ственно корректируются вследствие нескольких обстоятельств:

- необходимости найти им однозначное формализованное выражение в рамках предложенного «меню», заведомо ограничивающего выбор, каким бы разнообразным оно ни было, - появления отсутствующей в иное время (например, в ситуации социологического опроса) реальной ответственности за выбор, что может серьезно его модифицировать. Неоднократно описанные модели «полезного», «верноподданического» голосования или «голосования за наименьшее зло», снижающие прогностическую ценность данных опросов, как раз и выявляют различные аспекты этой ситуации. Своеобычной разновидностью «ответственности» является и демонстративная «безответственность» – «голосование назло», демонстрирующее неудовлетворенность «меню», прогнозом вероятных результатов выборов или же сомнение в их честности, то есть, в конечном итоге – неготовность играть по правилам, признающимся несправедливыми.

- различных внешних воздействий (от обычных предвыборной агитации и пропаганды в СМИ до «информационных войн» и административного давления, не говоря уже о возможных под тасовках результатов выборов). Ситуации, когда вероятность «нештатных» воздействий высока, ставят исследователя в трудное положение, во многом обесценивая избирательную статистику как инструмент анализа ориентаций и поведения электората в статике и динамике»3.

Таким образом, даже итоги выборов в конечном счете имеют Каспэ С.И., проблематичное отношение и к искомой структуре политических мнений Салмин А. М.

Граждане – электо- граждан, и к интуитивно воспринимаемому или/и социологически рат – фракции:

конструируемому состоянию политической культуры общества.

преобразования по Учитывая все сказанное, легко понять, почему, с одной стороны, литических мнений на выборах в Госу предметом настоящей работы являются именно и только электоральные дарственную Думу предпочтения, а с другой, – ее результаты не подлежат поспешному Российской Федера ции в 1993, 1995 и расширительному толкованию.

1999 гг. // Полития.

Предполагаемым содержательным различиям политически ре 1999. № 4. – С. 24.

ферентных установок и ориентаций, носителями которых выступают граждане, соответствуют, заведомо не совпадая с ними, содержательные различия в идеологии, программах, публичном образе (во всем том, что обозначается сейчас неуклюжим, но емким термином «пози ционирование») политических акторов, фигурирующих в избирательном бюллетене. Стандартным средством когнитивного структурирования этих бесконечно многообразных, «переливающихся» различий является условное изображение политического пространства как спектрально организованного на некоей оси, позволяющей ранжировать электоральных «игроков» по определенному признаку. Однако критерии выбора такого признака отмечены неустранимой печатью субъективности. В стандартную «право-левую» («консервативно-ли беральную» и т. п.) типологию, являющуюся одной из базовых метафор политического дискурса – как аналитического, так и прикладного – легко подставляются почти любые смыслы, что само по себе не плохо и не хорошо. Хуже, когда смыслы смешиваются, и факт их смешения не осознается или не признается. Почти столь же субъективен и сам процесс размещения политических акторов на этой оси. Наконец, в условиях несформированной партийной системы, нестабильности ее состава, отсутствия устойчивых моделей взаимодействия политических акторов с государством, обществом и друг с другом, отсутствия общих для всего политического класса коммуникативных стандартов эта субъективность возрастает еще более. Впрочем, затрудненность аналитической работы не означает ее полной невозможности.

Несколько лет назад была предпринята попытка, не отказываясь вовсе от «право-левой» шкалы (что было бы и контрпродуктивно, поскольку именно в этой системе понятий сегодня в России преимуще ственно реализуется, во-первых, самоидентификация политических акторов, во-вторых, их репрезентация в пространстве общественного мнения), расширить возможности ее использования.

«Избрав своим аналитическим инструментом условную шкалу «правые-левые», авторы подразумевали, что она помогает локализовать политический объект не на какой-то одной, более или менее произвольно выбранной, а на любой из осей, образующих систему координат российской политики. /.../ Если отнестись к сегодняшнему дискурсу с достаточным вниманием, станет ясно, что сегодня политических акторов в России (коллективных и индивидуальных) чаще всего оценивают, исходя из их отношения к свободе в разных ее проявлениях. Это:

- социально-экономическая свобода (шкала «государственная опека» / «самостоятельность в условиях рынка»);

- политическая свобода (шкала «авторитарность» / «демократизм»);

- культурная свобода («закрытость» / «открытость» общества и страны, что в современной России чаще всего, хотя не исключи тельно, проявляется в оппозиции «западничество» / «почвенни чество»)»4.

Каст С.И., Салмин Разумеется, правомерность и продуктивность этого подхода могут А. М. Измерения быть оспорены и как таковые (например, адекватность приписывания свободы:

парламентский тому или иному актору определенной позиции на определенной оси, электоральный производящегося при помощи всегда отчасти волюнтаристских процесс в постсоветской экспертных процедур), и применительно к конкретной исторической России // Полития.

ситуации. С течением времени может утратить политическую 2000. № 3. – С. 6.

референтность и какое-либо отдельное «измерение свободы» (в 2000 г.

была сформулирована гипотеза, что к концу 90-х гг. именно это стало происходить с проблематикой свободы культурной5), и все они вместе Там же – С. 25- взятые. Так, нельзя не заметить, что думские выборы 2003 г. ознаме новались существенной модификацией политического дискурса. Воз можно, не случайно то обстоятельство, что в нижнюю палату парламента прошли (то есть были признаны гражданами в качестве легитимных носителей значимых политических мнений) лишь те партии, которые оказались способны предъявить обществу пусть не детализированные, пусть легко уязвимые для критики, но, что гораздо важнее, легко распознаваемые и эмоционально нагруженные «проекты нации». Те же политические акторы, чьи предвыборные «посылы» оказались нереферентны этой генеральной теме (или референтны, но слишком маргинальны, экстремальны, специфичны и т. д.), не были допущены гражданами к дальнейшему участию в процессе принятия политических решений. Однако до тех пор, пока новый принцип структурирования политического и электорального пространства не оформится окончательно и не получит более веских эмпирических подтверждений, авторы полагают себя вправе использовать уже продемонстрировавшую свои возможности модель, внося в нее, впрочем, некоторые поправки.

Так, представляется возможным, размещая политических акторов (в случае парламентских выборов – партии) на описанных осях, присвоить каждому из них некоторое значение pi в определенном выше интервале от 0 до 1. При этом сохраняется в силе то допущение, что для однозначного определения координат того или иного политического объекта на каждой оси в принципе достаточно четырех простых формулировок: «крайняя выраженность позиции», «типичная позиция», «смягченная или размытая позиция», «невыраженная (в заданных терминах) позиция» (условно 3, 2, 1, 0). С учетом развер тывания шкалы влево/вправо от нуля, на каждой шкале таких позиций будет всего семь (-3, –2, –1,0,1,2,3). Для условной шкалы «левые- правые» эти позиции можно обозначить как «крайне левые», «левые», «левый центр», «центр», «правый центр», «правые», «крайне правые». В силу того, что для расчета индекса поляризованности необходимо, чтобы позиции групп р. принадлежали отрезку [0,1], оценки на каждой из шкал были модифицированы: позиции «крайне левые» было присвоено значение рi=0,1, позиции «левые» – рi=0,2, и так далее до рi=0,7 для «крайне правых».

Индекс поляризованности рассчитывается следующим образом6.

Индекс Предположим, что нам известны доли v. членов общества, входящих в ту поляризованно или иную из n различных групп, i=l,...,n, причем Также пусть сти и его расчет для каждой группы возможно однозначно определить, как она Индекс позиционирована на условной шкале признака (ограниченной 0 и 1), по поляризованности которому поляризовано общество. Положению і-ой партии на шкале введен в: Алескеров Ф. Т., Голубенко М.

присваивается значение pi, 0

А. Об оценке Для определения индекса поляризованности вначале рассчитаем симметричности политических «центр масс» системы точек р., считая, что в каждой из них сосредото взглядов и чена масса vi.. Тогда поляризованности общества. – М., 2003.

После этого показатель поляризованности может быть рассчитан по формуле Максимальное значение индекса поляризованности (П=1), дос тигается в случае, когда половина индивидов в обществе состоит в группе с pj=0, а вторая половина – в группе с р = 1. Минимальное же его значение, очевидно, соответствует ситуации, когда существует лишь одна группа, в которую входят все члены общества, и следовательно, П=0.

Таким образом, максимальное значение индекса П соответствует наибольшей поляризованности общества, а минимальное – ее отсутствию. Поскольку в рассматриваемом случае максимальное зна чение позиции партии равно 0,7, то максимальное значение индекса поляризованности, как это нетрудно посчитать, будет равно 0,6.

Результаты расчетов сводного индекса по стране представлены в Динамика индек Таблице 1. В качестве исходных были взяты данные о результатах вы са поляризован боров в Государственную Думу, опубликованные на официальном сайте ности в общерос ЦИК, архив ИСАНТ и данные Информационной системы Национальной сийском аспекте службы новостей7.

Средние значения индекса поляризованности по России Таблица 1993 1995 1999 социально-экономическая ось 0,21 0,22 0,25 0, политическая ось 0,31 0,30 0,35 0, культурная ось 0,37 0,29 0,26 0, См. http:// Поляризованность для России в отличие от расчетов для субъектов www.cikrf.ru, http:// Федерации была рассчитана по итогам всех четырёх выборов, так как WWW. nns. ги/elects/ izbobyed/itv95fs.html данные о результатах выборов 1993 г. даже в региональном разрезе (не говоря уже об уровне территориальных избирательных комиссий) сегодня недоступны – по причинам, скорее всего, выходящим за пределы компетенции политической науки.

Результаты расчетов сводного индекса поляризованности по зволяют проанализировать общероссийскую динамику изменений по казателя (см. Диаграмму 1).

Из диаграммы видно, что поляризованность электоральных предпочтений по социально-экономической оси неуклонно возрастала в течение всех 1990-х гг. и лишь в 2003 г. несколько снизилась. По ляризованность по политической оси колебалась волнообразно, но пиковое ее значение также приходится на 1999 г. Индекс поляризован ности по культурной оси, напротив, в течение всех 90-х гг. снижался с минимумом в 1999 г., а в 2003 г. вновь немного возрос.

Интерпретация этих колебаний не вызывает особых затруднений, что служит косвенным доказательством валидности рассчитываемого таким способом индекса поляризованности. Рост поляризованности на социально-экономической оси в 1993-1999 гг., видимо, связан и с тяжелым общим состоянием российской экономики, и с тем, что экономическое положение одних групп в течение этого временного отрезка ухудшалось, в то время как других (существенно более малочисленных), напротив, улучшалось. Снижение же поляризованности, отмеченное в 2003 г., скорее всего, связано с определенной эко номической стабилизацией, дополненной уже довольно продолжи тельным периодом экономического роста (хотя реальное сокращение имущественного неравенства остается делом отдаленного будущего, если вообще воспоследует). Поляризованность по политической оси была выше среднего в 1993 г. (когда на выборах еще лежала тень недавно завершившегося острейшего политического кризиса) и в 1999 г. (когда также политический по своей природе кризис, связанный с нео пределенностью будущего страны после ухода президента Ельцина, Индекс поляризованности в общероссийском аспекте Диаграмма --------- Социально-экономическая — — — Культурная - - - - - - Политическая... Усредненный индекс был в самом разгаре). В то же время 1995 г. и особенно 2003 г. были в политическом отношении достаточно спокойными. Наконец, как от мечалось выше, политическая референтность культурного измерения свободы в 1990-е гг. сокращалась, по крайней мере, традиционный для России спор «западников» и «почвенников» все более явно исчерпывал себя, что и отразилось в неуклонном снижении поляризованности по культурной оси. Некоторый (хотя и очень слабый) рост этого показателя в 2003 г., не исключено, как раз и является подтверждением гипотезы о превращении в политически референтную тему нации, не полностью совпадающей с содержательным наполнением культурной оси в нашем прежнем понимании, но проецирующейся именно на нее.

Отметим также то примечательное обстоятельство, что – как мы видим по весьма гладкому графику усредненного индекса поляризованности – на протяжении вот уже четырех имевших место в России парламентских выборов колебания поляризованности электоральных предпочтений по различным осям взаимно компенсировали друг друга. Этот факт может иметь не только прогностическое, но и технологическое значение. Во всяком случае, он позволяет задуматься и о возможных последствиях возникновения своеобразного «резонанса» по ляризованности (в случае одновременного ее роста на различных осях), о причинах его отсутствия в прошлом, и о методах его недопущения в будущем.

Вообще, факт отсутствия каких-либо выраженных трендов индекса поляризованности на протяжении уже десятилетия важен сам по себе. Не умолкают разговоры о размывании и без того шаткой партийно политической идентичности граждан России. В этом случае закономерно было бы ожидать резкого снижения индекса поляризованности электоральных предпочтений, по крайней мере, на интервале 1999- гг., чего совершенно не наблюдается. Сложно спорить с тем, что партийно-политическая идентичность действительно далека от окончательной кристаллизации, но она при этом, похоже, пребывает в состоянии стабильности, а не прогрессирующей эрозии. Между прочим, этот факт заставляет усомниться и в реалистичности неоднократно обсуждавшегося сценария возникновения в России устойчивого и преемственного режима «доминантной партии» – в той версии, которая чаще всего упоминается или подразумевается в дискуссиях о возможных вариантах развития партийной системы в стране, то есть квазипартии, созданной сверху в качестве общественного филиала и представительского alter ego правящей бюрократии и действующей в политически неструктурированном обществе. Во всяком случае, степень поляризованности электоральных предпочтений пока еще не снизилась в необходимой для этого степени, оставшись практически той же, что и в «бурные 1990-е», и ничто в данный момент не указывает, что этого снижения следует ожидать в ближайшее время. И если нечто, внешне напоминающее именно такую доминантную партию, и возникнет в обозримом будущем, то это может стать, скорее, следствием слабой эмоциональной и деятельностной выраженности политических ориентаций на уровне политической элиты и/или электората, ослабленности прямой и обратной связи между первой и вторым на всех уровнях гражданского общества, чем слабой идеологической контрастности наличествующих в обществе ориентаций самих по себе.

Сценарий симулированного или гиперстимулированного вытеснения неофициальных партий с политической арены, не говоря уже об их цензурировании, мы в данном случае вообще не рассматриваем, поскольку он не может быть интерпретирован на основе модели, по определению предполагающей свободное, пусть временами и искаженное в силу разных обстоятельств, волеизъявление электората. Пока же приходится констатировать, что, если судить по приведенным данным, на данный момент для России в принципе не закрыты наглухо ни окно возможностей, приоткрытое в сторону развития многопартийности без явной доминирующей силы, ни то, через которое просматривается перспектива становления «классической» доминантно-партийной системы, когда одна политически выраженная субкультура по тем или иным причинам в течение продолжительного времени устойчиво преобладает в обществе над остальными. Излишне говорить, что ни один из этих вариантов нельзя сегодня считать предопределенным. По крайней мере, наши данные не позволяют, да по природе своей и не могут позволить, прийти в этом случае к жестко однозначному выводу.

Динамика Расчет индекса поляризованности раздельно для каждого из регионов России, рассматриваемых в нашем исследовании (по очевидным индекса причинам не включена в эту совокупность Чеченская республика), поляризованнос позволяет проанализировать динамику значений показателя по всем трем ти в регио осям «измерений свободы» – социально-экономической, политической и нальном аспекте культурной – и сделать ряд дополнительных наблюдений8.

Прежде всего привлекает внимание амплитуда колебаний индекса Результаты соответствующих по регионам, то есть разница между наибольшим и наименьшим расчетов значением регионального индекса поляризованности.

отнесены в Приложения. Так, по оси социально-экономической свободы эта амплитуда значительно возрастает в 1999 г. по сравнению с 1995 г. (0,3139 и 0, соответственно), но затем еще более значительно сокращается Диаграмма Амплитуда колебаний регионального индекса поляризованности –––––– Социально-экономическая — — — Культурная --------- Политическая к 2003 г. (0.1041), демонстрируя тем самым определенное нивелирование субъектов Федерации по этому критерию. Объяснение этого факта тенденциями экономического развития России последнего времени (в число которых входит и некоторое сокращение разрыва между «депрессивными» и «успешными» регионами, и некоторая унификация условий хозяйственной деятельности – как минимум, в звене «центр регионы») является самым очевидным и, не исключено, по принципу «бритвы Оккама», что и самым правильным. Во всяком случае, никакое другое объяснение не выглядит на данный момент явно конкурентоспособным в сравнении с этим.

Сходную динамику имеет и размах колебаний индекса по поли тической оси: резкий рост к 1999 г. (от 0,1802 до 0,3139) и столь же резкое падение к 2003 г. (до 0,1512), также «пробивающее» порог 1995 г.

Действительно, в течение 1990-х гг. (и особенно второй их половины) региональные элиты становились все более автономными политическими игроками, транслируя соответствующие электоральные предпочтения и «своим» избирателям. Уже в силу этого различия в характере региональных политических процессов росли, в том числе и различия в степени поляризованности мнений. Напомним, что в 1999 г. в обеих жестко противостоявших друг другу «партиях власти» (прошлой, советской и нынешней – бюрократической) региональная составляющая была весьма сильна. Усиление же гомогенности российского политического пространства и существенная деавтономизация региональных элит, последовавшие в течение первого срока прези дентства Путина, повлекли за собой, как и в случае оси социально- экономической, выраженное нивелирование субъектов Федерации.

В то же время амплитуда региональных колебаний индекса поля ризованности по оси культурной свободы, также резко увеличившись к 1999 г. по сравнению с 1995 г. (от 0,1504 до 0,2718), в 2003 г. снизилась в меньшей степени, сохранив заметное превышение над исходным уровнем (0,2027). И этот факт легко укладывается в рамки выдвинутой гипотезы о росте политической референтности темы нации, причем продолжение этого роста в принципе может превратить ее в перспективе в доминирующую.

Статистический анализ распределений значений индекса поля ризованности по всем трем осям в разные годы рассматриваемого пе риода позволяет выделить группы регионов, образующие верхние и нижние квартили, то есть характеризующиеся экстремально высоким либо экстремально низким уровнем поляризованности электоральных предпочтений. Сразу же привлекает внимание то обстоятельство, что нижние квартили распределений по всем трем осям и за все годы «наблюдений» в значительной степени сформированы национальными республиками и автономными округами (см. Приложение 1), в то время как в верхнем квартиле субъектов Федерации этого типа, как правило, заметно меньше, чем было бы при нормальном их распределении.

Притом, что всего из 88 рассматриваемых в нашем исследовании субъектов Федерации национальных республик и округов насчитывается 31, а квартиль включает в себя 22 региона, нормальная их доля на квартиль составила бы 7-8. Между тем в нижнем квартиле социально экономической оси она равна в среднем за весь период 14, политической –11, культурной –15, в то время как в верхнем – 8, 5 и 4 соответственно.

Таким образом, степень однородности политических мнений (во всяком случае, электоральных предпочтений) в национальных республиках и округах существенно выше, чем в среднем по стране. Наиболее распространенным в литературе и трудно опровержимым каузальным объяснением этого феномена является тезис о выраженной зависимости исхода голосований в этих регионах от «административного ресурса», то есть от специфики сформировавшихся в них (по крайней мере, в большинстве) региональных политических режимов.

Действительно, в литературе и экспертной практике индикатором мощности «административного ресурса» принято считать повышенный (существенно превышающий средний по стране) уровень явки. Как правило, использование специфических административных технологий для повышения явки, о котором впервые заговорили после парламентской кампании 1995 г., отмечается именно в национальных республиках и автономных округах. Сохраняется эта особенность региональных политических процессов и в годы президентства Путина.

В то же время «административный ресурс», при всей его значи мости, вряд ли может быть признан детерминирующим электоральное поведение фактором unicum sui generis. Необходимо также учитывать влияние социально сконструированных санкций и норм – таких, как социальный престиж и социальное порицание, – ограничивающих возможности девиантного поведения и увеличивающих удельный вес конформных мотиваций в общем массиве политически референтных установок и стереотипов. Как показано С.Коулменом, индивиды, проявляющие при голосовании социальный конформизм, останавливают свой выбор на том кандидате или партии, политическую идентификацию с которым они считают наиболее адекватной для своей социальной группы или класса9. В этом случае индикатором конформности Coleman S. The Effect of Social волеизъявления избирателей можно считать явку на выборы;

в случае, Conformity on если она приближается к 50% (что в России рассматривается как Collective Voting Behavior // Political критическое значение), то можно говорить о невысоком уровне Analysis. 2004. Vol.

конформизма, поскольку участие в выборах в России (впрочем, не только 12. # 1.

в ней) является социально одобряемым действием, более того, выражением политической лояльности, а абсентеизм воспринимается как дефицит последней. Следовательно, высокий уровень абсентеизма должен рассматриваться как индикатор повышенной поляризованности электоральных предпочтений.

Чтобы проверить эту гипотезу, был проведен регрессионный анализ явки и поляризованности по трем осям в региональном разрезе по результатам выборов 2003 г. (см. Приложения 2а, 26). Результаты свидетельствуют о наличии значимой взаимосвязи между явкой и значением индекса поляризованности по всем трем осям, и чем сильнее явка избирателей превышает 50%-ный рубеж (а регионов, где она была бы значительно ниже, на парламентских выборах 2003 г. не было), тем ниже индекс поляризованности. Таким образом, можно еще раз констатировать, что самая низкая поляризованность наблюдается именно в регионах с повышенной явкой, то есть преимущественно в национальных республиках и автономных округах, формирующих нижние квартили распределения значений индекса по всем трем «измерениям свободы». Мощность «административного ресурса» и степень конформности политической культуры, безусловно, содержательно коррелируют;

однако вряд ли причинно-следственная связь в этом случае носит односторонний характер – вернее было бы говорить об их обоюдном кумулятивном взаимовлиянии.

Также представляет интерес динамика индекса поляризованности в группе так называемых «электорально емких» регионов, то есть располагающих наибольшим количеством зарегистрированных изби рателей.

Именно в них, прежде всего, решается судьба любой федеральной избирательной кампании, и именно на них по этой причине в при оритетном порядке сконцентрированы усилия и ресурсы избирательных штабов. Эту группу составляют Москва, Московская область, Краснодарский край, Санкт-Петербург, Свердловская область, Рос товская область, республики Башкортостан и Татарстан, Челябинская область и Самарская область. Значения усредненного индекса для этой группы составляют соответственно 0,2678, 0,2735 и 0,2663 за 1995,1999 и 2003 гг. соответственно (см. Диаграмму 3). Сравнивая Диаграммы 1 и 3, легко заметить, что динамика индексов по всем осям в целом повторяет общероссийскую, отличаясь только большей сглаженностью графиков. В то же время примечательно, что за все годы наблюдений и по всем осям уровень поляризованности в «электорально емких» регионах оказывается ниже, чем по стране в целом. Конечно, это отклонение весьма незначительно, однако устойчивость тенденции позволяет заключить, что ценность «электорально емких» регионов для избирательных штабов дополнительно повышается относительно большей склонностью их населения к конформному волеизъявлению.

* * * В данной статье приведены только некоторые примеры исполь зования предлагаемой нами версии индекса поляризованности в анализе российского политического процесс – как общенациональном, так и на региональном уровне. Авторы полагают, что продолжение Диаграмма Индекс поляризованности для десяти «электорально емких» регионов –––––– Социально-экономическая — — — Культурная........... Усредненный индекс --------- Политическая работы в этих направлениях позволит обнаружить новые возможности этого аналитического инструмента.

На сегодняшний день перспективы применения предложенной методики связаны главным образом с тремя основными обстоятель ствами. Во-первых, с возможностью «надстраивания» статистических рядов, открывающейся с каждыми новыми выборами. Во-вторых, с разработкой более совершенных, менее субъективных методов локализации политических партий и тенденций в политико-культурном пространстве. В-третьих, с уточнением смысла и с разработкой новых способов исчисления самого индекса поляризованности. В-четвертых, с возникновением новых политических контекстов, в которых подобная разработка станет не только возможной, но и необходимой.

Применение индекса поляризованности при анализе парламентских выборов в России дает ответы далеко не на все вопросы, относящиеся к структурированию российского политико-культурного пространства, однако без его использования дальнейший более углубленный его анализ едва ли возможен.

Приложение Квартильное разбиение индекса поляризации по регионам и осям Социально-экономическая ось Нижний квартиль Верхнийквартиль Республика Мордовия 0,1410 Тверская область 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,1568 Оренбургская область 0, Республика Тыва 0,1682 Новгородская область 0, Чукотский автономный округ 0,1856 Волгоградская область 0, Республика Татарстан 0,1875 Кировская область 0, Республика Ингушетия 0,1897 Республика Марий Эл 0, Эвенкийский автономный округ 0,1904 Еврейская АО 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,1923 Краснодарский край 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,2009 Омская область 0, Корякский автономный округ 0,2016 Псковская область 0, Мурманская область 0,2029 Орловская область 0, Ханты-Мансийский автономный округ 0,2058 Вологодская область 0, Кемеровская область 0,2069 Республика Башкортостан 0, Челябинская область 0,2078 Саратовская область 0, Ненецкий автономный округ 0,2080 Нижегородская область 0, Воронежская область 0,2082 Алтайский край 0, Камчатская область 0,2084 Брянская область 0, Республика Дагестан 0,2088 Республика Алтай 0, Сахалинская область 0,2089 Республика Северная Осетия – Алания 0, Красноярский край 0,2092 Республика Бурятия 0, Архангельская область 0,2098 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Коми-Пермяцкий автономный округ 0,2106 Чувашская Республика 0, Социально-экономическая ось Нижний квартиль Верхний квартиль Республика Ингушетия 0,0633 Смоленская область 0, Республика Тыва 0,1983 Ставропольский край 0, город Москва 0,2582 Волгоградская область 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,2617 Орловская область 0, Чукотский автономный округ 0,2825 Рязанская область 0, Эвенкийский автономный округ 0,2862 Оренбургская область 0, Корякский автономный округ 0,2877 Тамбовская область 0, Республика Карелия 0,2965 Астраханская область 0, Ненецкий автономный округ 0,2988 Саратовская область 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,3009 Пензенская область 0, Республика Татарстан 0,3026 Курская область 0, город Санкт-Петербург 0,3030 Омская область 0, Мурманская область 0,3061 Ульяновская область 0, Вологодская область 0,3101 Тюменская область 0, Пермская область 0,3125 Ростовская область 0, Архангельская область 0,3156 Республика Адыгея (Адыгея) 0, Республика Коми 0,3171 Алтайский край 0, Ханты-Мансийский автономный округ 0,3176 Новосибирская область 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,3185 Карачаево-Черкесская Республика 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,3195 Краснодарский край 0, Ленинградская область 0,3240 Республика Северная Осетия – Алания 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,3245 Республика Дагестан 0, Социально-экономическая ось Нижний квартиль Верхний квартиль Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,1615 Калужская область 0, Республика Ингушетия 0,1636 Московская область 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,1676 Республика Хакасия 0, Ненецкий автономный округ 0,1745 Самарская область 0, Ханты-Мансийский автономный округ 0,1754 Астраханская область 0, Магаданская область 0,1771 Республика Бурятия 0, Камчатская область 0,1779 Удмуртская Республика 0, Приморский край 0,1796 Саратовская область 0, Корякский автономный округ 0,1805 Оренбургская область 0, Чукотский автономный округ 0,1829 Карачаево-Черкесская Республика 0, Чувашская Республика 0,1842 Брянская область 0, Мурманская область 0,1843 Тюменская область 0, Эвенкийский автономный округ 0,1854 Республика Мордовия 0, Хабаровский край 0,1901 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Свердловская область 0,1917 Республика Тыва 0, Республика Адыгея (Адыгея) 0,1946 Республика Башкортостан 0, Ростовская область 0,1946 Республика Татарстан 0, Сахалинская область 0,1956 город Санкт-Петербург 0, Пермская область 0,1962 город Москва 0, Республика Северная Осетия – Алания 0,1973 Республика Калмыкия 0, Ивановская область 0,1975 Кабардино-Балкарская Республика 0, Республика Коми 0,1979 Республика Дагестан 0, Нижний квартиль Политическая ось Верхний квартиль Республика Мордовия 0,2029 Орловская область 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,2197 Вологодская область 0, Республика Тыва 0,2391 Волгоградская область 0, Республика Татарстан 0,2592 Республика Бурятия 0, Республика Ингушетия 0,2640 Кировская область 0, Республика Дагестан 0,2798 Усть-Ордынский Бурятский автономный округ 0, Чукотский автономный округ 0,2869 Республика Алтай 0, Эвенкийский автономный округ 0,2900 Брянская область 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,3003 Амурская область 0, Республика Саха (Якутия) 0,3009 Хабаровский край 0, Республика Калмыкия 0,3032 Краснодарский край 0, Карачаево-Черкесская Республика 0,3053 Магаданская область 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,3097 Оренбургская область 0, город Москва 0,3126 Республика Хакасия 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,3131 Омская область 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,3134 Чувашская Республика 0, город Санкт-Петербург 0,3140 Иркутская область 0, Ненецкий автономный округ 0,3147 Читинская область 0, Воронежская область 0,3173 Приморский край 0, Корякский автономный округ 0,3189 Алтайский край 0, Рязанская область 0,3202 Курганская область 0, Кемеровская область 0,3210 Еврейская АО 0, Политическая ось Нижний квартиль Верхний квартиль Республика Ингушетия 0,0633 Смоленская область 0, Республика Тыва 0,1983 Ставропольский край 0, город Москва 0,2582 Волгоградская область 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,2617 Орловская область 0, Чукотский автономный округ 0,2825 Рязанская область 0, Эвенкийский автономный округ 0,2862 Оренбургская область 0, Корякский автономный округ 0,2877 Тамбовская область 0, Республика Карелия 0,2965 Астраханская область 0, Ненецкий автономный округ 0,2988 Саратовская область 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,3009 Пензенская область 0, Республика Татарстан 0,3026 Курская область 0, город Санкт-Петербург 0,3030 Омская область 0, Мурманская область 0,3061 Ульяновская область 0, Вологодская область 0,3101 Тюменская область 0, Пермская область 0,3125 Ростовская область 0, Архангельская область 0,3156 Республика Адыгея (Адыгея) 0, Республика Коми 0,3171 Алтайский край 0, Ханты-Мансийский автономный округ 0,3176 Новосибирская область 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,3185 Карачаево-Черкесская Республика 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,3195 Краснодарский край 0, Ленинградская область 0,3240 Республика Северная Осетия – Алания 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,3245 Республика Дагестан 0, Политическая ось Нижний квартиль Верхний квартиль Республика Ингушетия 0,1537 Республика Коми 0, Курская область 0,1835 Кировская область 0, Республика Северная Осетия – Алания 0,1994 Республика Калмыкия 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,2007 Республика Карелия 0, Тамбовская область 0,2312 Вологодская область 0, Орловская область 0,2316 Калининградская область 0, Ставропольский край 0,2376 Магаданская область 0, Карачаево-Черкесская Республика 0,2379 Владимирская область 0, Липецкая область 0,2395 Тюменская область 0, Амурская область 0,2412 Новгородская область 0, Брянская область 0,2414 Иркутская область 0, Ульяновская область 0,2443 Ярославская область 0, Чувашская Республика 0,2463 Томская область 0, Республика Алтай 0,2463 Волгоградская область 0, Кемеровская область 0,2473 Ленинградская область 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ 0,2487 Московская область 0, Белгородская область 0,2501 Челябинская область 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,2502 Нижегородская область 0, Читинская область 0,2502 город Санкт-Петербург 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,2514 Республика Дагестан 0, Алтайский край 0,2519 Ростовская область 0, Республика Адыгея (Адыгея) 0,2521 Камчатская область 0, Республика Мордовия 0,1243 Республика Хакасия 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,1279 Самарская область 0, Республика Тыва 0,1380 Тверская область 0, Республика Дагестан 0,1520 Кировская область 0, Республика Татарстан 0,1705 Томская область 0, Республика Ингушетия 0,2003 Волгоградская область 0, Республика Калмыкия 0,2059 Омская область 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,2095 город Москва 0, Чукотский автономный округ 0,2104 Республика Карелия 0, Эвенкийский автономный округ 0,2153 Новосибирская область 0, Республика Адыгея (Адыгея) 0,2205 Нижегородская область 0, Карачаево-Черкесская Республика 0,2213 Свердловская область 0, Республика Северная Осетия – Алания 0,2214 Иркутская область 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,2233 Калининградская область 0, 0,2257 город Санкт-Петербург 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Корякский автономный округ 0,2317 Хабаровский край 0, Пензенская область 0,2340 Магаданская область 0, Кемеровская область 0,2349 Республика Коми 0, 0,2400 Камчатская область 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ Орловская область 0,2406 Пермская область 0, Саратовская область 0,2417 Сахалинская область 0, Республика Алтай 0,2427 Приморский край 0, Культурная ось Нижний квартиль Верхний квартиль Республика Ингушетия 0,0415 Ульяновская область 0, Республика Тыва 0,1089 Чувашская Республика 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,1831 Краснодарский край 0, Республика Татарстан 0,1846 Саратовская область 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,1900 Пермская область 0, Корякский автономный округ 0,1925 Республика Марий Эл 0, Эвенкийский автономный округ 0,1936 Оренбургская область 0, Чукотский автономный округ 0,1960 Хабаровский край 0, Республика Дагестан 0,1982 Свердловская область 0, 0,1998 Еврейская АО 0, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ Республика Северная Осетия – Алания 0,1839 Вологодская область 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,1844 Волгоградская область 0, Курская область 0,2024 Магаданская область 0, Тамбовская область 0,2185 Тюменская область 0, Орловская область 0,2215 Владимирская область 0, Карачаево-Черкесская Республика 0,2248 Республика Карелия 0, Брянская область 0,2313 Иркутская область 0, Ставропольский край 0,2315 Республика Татарстан 0, Ульяновская область 0,2330 Новгородская область 0, Республика Алтай 0,2339 Хабаровский край 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,2351 город Москва 0, Читинская область 0,2359 Республика Ингушетия 0, Чувашская Республика 0,2364 Республика Дагестан 0, Амурская область 0,2374 Томская область 0, Ненецкий автономный округ 0,2380 Ленинградская область 0, Кемеровская область 0,2400 Московская область 0, Республика Адыгея (Адыгея) 0,2412 Ярославская область 0, Липецкая область 0,2413 Челябинская область 0, Белгородская область 0,2414 Нижегородская область 0, Алтайский край 0,2418 город Санкт-Петербург 0, 0,2438 Ростовская область 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Смоленская область 0,2449 Камчатская область 0, Культурная ось Нижний квартиль Верхний квартиль Республика Мордовия 0,2159 Тульская область 0, Республика Башкортостан 0,2170 Сахалинская область 0, 0,2214 Тюменская область 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Ненецкий автономный округ 0,2218 Алтайский край 0, Республика Северная Осетия – Алания 0,2226 Ямало-Ненецкий автономный округ 0, Республика Калмыкия 0,2255 Челябинская область 0, Вологодская область 0,2263 Омская область 0, Удмуртская Республика 0,2265 Нижегородская область 0, Магаданская область 0,2283 Томская область 0, Ленинградская область 0,2305 город Санкт-Петербург 0, Псковская область 0,2308 Новосибирская область 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,2340 Самарская область 0, Приложение 2а Явка и поляризация в региональном разрезе 2003 г.

Регион Явка Соци- Поли Куль ально- тиче тур эконо- ская ная миче- ось ось ская ось Чеченская Республика 0,8708054 0,0870 0,1214 0, Республика Дагестан 0,8460664 0,2088 0,2798 0, Республика Мордовия 0,8258921 0,1410 0,2029 0, Республика Татарстан (Татарстан) 0,7707027 0,1875 0,2592 0, Республика Башкортостан 0,7582143 0,2302 0,3421 0, Кабардино-Балкарская Республика 0,7570812 0,1568 0,2197 0, Орловская область 0,7382835 0,2296 0,3430 0, Республика Саха (Якутия) 0,7261512 0,2215 0,3009 0, 0,6891207 0,2149 0,3131 0, Агинский Бурятский автономный округ 0,6878775 0,2401 0,3443 0, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ Белгородская область 0,6658889 0,2224 0,3315 0, Республика Ингушетия 0,6627491 0,1897 0,2640 0, Коми-Пермяцкий автономный округ 0,6425017 0,2106 0,3003 0, Ненецкий автономный округ 0,6356335 0,2080 0,3147 0, Пермская область 0,6232318 0,2179 0,3216 0, Корякский автономный округ 0,6197942 0,2016 0,3189 0, Чукотский автономный округ 0,6197603 0,1856 0,2869 0, Республика Калмыкия 0,6193062 0,2129 0,3032 0, Саратовская область 0,6039231 0,2313 0,3415 0, Ярославская область 0,6002813 0,2202 0,3314 0, Республика Алтай 0,5973100 0,2377 0,3447 0, Кировская область 0,5963432 0,2268 0,3438 0, Ямало-Ненецкий автономный округ 0,5902787 0,2009 0,3134 0, Архангельская область 0,5888573 0,2098 0,3255 0, Еврейская автономная область 0,5887326 0,2285 0,3541 0, Удмуртская Республика 0,5843901 0,2221 0,3344 0, Чувашская Республика – Чувашия 0,5841601 0,2451 0,3499 0, Алтайский край 0,5819325 0,2320 0,3520 0, Тверская область 0.5812142 | 0.2255 0,3392 0, город Москва 0,5783861 0.2180 0,3126 0, 0,574660" 0. Пензенская область 0,3334 0, Регион Явка Соци- Поли Куль ально- тиче тур эконо- ская ная миче- ось ось ская ось Костромская область 0,5711990 0,2194 0,3400 0, Псковская область 0,5666924 0,2286 0,3345 0, Курганская область 0,5661995 0,2220 0,3523 0, Кемеровская область 0,5643660 0,2069 0,3210 0, Республика Марий Эл 0,5640984 0,2284 0,3376 0, Вологодская область 0,5626824 0,2298 0,3431 0, Новосибирская область 0,5601278 0,2251 0,3385 0, Оренбургская область 0,5552154 0,2257 0,3461 0, Республика Тыва 0,5549854 0,1682 0,2391 0, Томская область 0,5544542 0,2169 0,3341 0, Омская область 0,5532420 0,2286 0,3472 0, Тюменская область 0,5501172 0,2163 0,3340 0, Ульяновская область 0,5488808 0,2200 0,3355 0, Курская область 0,5482019 0,2184 0,3315 0, Республика Адыгея (Адыгея) 0,5480761 0,2223 0,3321 0, Ростовская область 0,5439370 0,2244 0,3391 0, Брянская область 0,5372673 0,2333 0,3448 0, 0,5360426 0,2058 0,3326 0, Ханты-Мансийский автономный округ Московская область 0,5357692 0,2149 0,3248 0, Рязанская область 0,5353296 0,2165 0,3202 0, Астраханская область 0,5346978 0,2203 0,3324 0, Калужская область 0,5331615 0,2221 0,3370 0, Смоленская область 0,5328724 0,2225 0,3412 0, Республика Коми 0,5328396 0,2119 0,3345 0, Карачаево-Черкесская Республика 0,5300621 0,2247 0,3053 0, Тамбовская область 0,5295243 0,2211 0,3250 0, Республика Карелия 0,5280179 0,2136 0,3305 0, Мурманская область 0,5274159 0,2029 0,3272 0, Челябинская область 0,5261398 0,2078 0,3212 0, Воронежская область 0,5254364 0,2082 0,3173 0, Липецкая область 0,5232632 0,2183 0,3291 0, Краснодарский край 0,5232279 0,2286 0,3452 0, Таймырский автономный округ 0,5213949 0,1923 0,3097 0, Сахалинская область 0,5189387 0,2089 0,3381 0, Регион Явка Соци- Поли Куль ально- тиче тур эконо- ская ная ось ось миче- ская ось Тульская область 0,5166115 0,2140 0,3265 0, Самарская область 0,5136353 0,2252 0,3407 0, Республика Бурятия 0,5132277 0,2392 0,3437 0, Камчатская область 0,5119006 0,2084 0,3412 0, Амурская область 0,5118543 0,2183 0,3448 0, Ивановская область 0,5114592 0,2186 0,3360 0, Магаданская область 0,5111193 0,2147 0,3459 0, Волгоградская область 0,5074537 0,2266 0,3434 0, Эвенкийский автономный округ 0,5071655 0,1904 0,2900 0, Читинская область 0,5056060 0,2237 0,3509 0, Новгородская область 0,5038812 0,2259 0,3419 0, 0,5024953 0,2383 0,3286 0, Республика Северная Осетия – Алания Республика Хакасия 0,4982281 0,2211 0,3469 0, Ставропольский край 0,4942494 0,2166 0,3299 0, Свердловская область 0,4901676 0,2147 0,3271 0, Владимирская область 0,4731672 0,2152 0,3297 0, Хабаровский край 0,4714066 0,2148 0,3449 0, Калининградская область 0,4660811 0,2172 0,3366 0, Нижегородская область 0,4652114 0,2317 0,3296 0, Ленинградская область 0,4643672 0,2164 0,3285 0, Приморский край 0,4595800 0,2112 0,3512 0, Иркутская область 0,4555127 0,2209 0,3502 0, Красноярский край 0,4502718 0,2092 0,3221 0, город Санкт-Петербург 0,4385311 0,2234 0,3140 0, Элементы регрессионного анализа Приложение Политическая ось Культурная ось Независимая пере- Социально- менная / коэффи- экономическая циент корреляции ось явка -0,8218 -1,2574 -0, 1. интерцепт 1 0,9273 0, интерцепт 2 -0,0406 -0,026 0, R2 0,3937 0.5381 0,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.