WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МОЛОДЕЖЬ ДАГЕСТАНА О РЕЛИГИОЗНО-ПОЛИТИЧЕСКОМ ЭКСТРЕМИЗМЕ И ТЕРРОРИЗМЕ Автор: С. Ш. МУСЛИМОВ МУСЛИМОВ Салих Шабанович - доктор философских наук, профессор кафедры философии и социологии Дагестанского

государственного университета (E-mail: salih37

Аннотация. На основе конкретно-социологических исследований среди молодежи и взрослого населения Дагестана выясняются представления и суждения респондентов о сущности религиозно политического экстремизма и терроризма, о причинах его распространения на Северном Кавказе, о целях и намерениях религиозно-политических экстремистов. Основными причинами распространения экстремизма в этом регионе являются кризис социально-экономических и духовно-нравственных отношений, обнищание населения в условиях рынка, криминализация всех сторон жизни, этноклановый характер коррупционности властных отношений, упадок авторитета традиционного духовенства.

Ключевые слова: религиозный экстремизм * терроризм * тарикатский ислам * суфизм * салафизм * ваххабизм * джихад Выбор в качестве объекта исследования населения Дагестана мотивирован рядом обстоятельств.

Прежде всего это самый большой по территории, численности населения, экономическому потенциалу, стратегическому положению, многонациональности и многоверию регион Северного Кавказа. В то же время он наиболее криминален и коррупционен, причем коррупционность здесь носит этноклановый характер, поскольку клановый интерес находит поддержку у этнического сознания.

стр. Основными методами исследования были анкетный опрос и интервью. Анкетным методом опрошено 1600 студентов, аспирантов, молодых преподавателей и сотрудников негосударственного университета Российской академии образования, института теологии и международных отношений, школы милиции, а также сотрудников госучреждений, проходивших учебу на факультете повышения квалификации в Дагестанском госуниверситете. Методом стандартизированного интервью охвачено более 500 респондентов - представителей этнических, конфессиональных, социально профессиональных групп. По этническому, половозрастному, конфессиональному составу избранная совокупность соответствует характеристике генеральной совокупности.

Вопросы, поставленные в анкете и документе для интервью, можно сгруппировать в два блока.

Первый нацелен на выяснение мнений респондентов, их представлений, суждений о сущности, целях и намерениях религиозно-политического экстремизма и терроризма, причинах его распространения на Северном Кавказе, допустимости и недопустимости насильственного навязывания своей религиозной веры другим людям и т.д. Второй блок содержит вопросы, требующие выражения личностного отношения к экстремистам и террористам. Готовность сообщить в правоохранительные органы о знакомых, земляках, родственниках, являющихся экстремистами и террористами, выразили 25,5%, 35% - не готовы к этому, 39,5% затруднились ответить. В интервью на тот же вопрос положительно ответили 32%, отрицательно - 32,1%, а 35,5% затруднились ответить однозначно.

Основные мотивировки отрицательных ответов сводятся к следующим: "Это же не кто попало, а родня, родных предавать нельзя" (34 человека);

"Я боюсь, что правоохранительные органы меня потом не защитят, не обеспечат мне спокойствие" (28 человек);

"Зачем мне это надо, это не мое дело, пусть сами разберутся" (12 человек);

"Это противоречит моим понятиям, никогда и ни в коем случае" (9 человек);

"Всегда есть надежда переубедить заблудшего, направить его на правильный путь" (13 человек) и т.д. Лишь четвертая часть молодежи и третья взрослого населения республики готова сотрудничать с властью и правоохранительными органами в борьбе с религиозно политическим экстремизмом и терроризмом.

Рекомендации, предлагаемые молодежью в качестве профилактики и борьбы с религиозно политическим экстремизмом, сводятся к следующему: 1) обеспечить работой в городах и селах, ликвидировать безработицу - 44%;

2) усилить нравственное воспитание в семье, школе, вузе, в трудовых коллективах, через средства массовой информации, бороться с пропагандой секса на телевидении - 18%;

3) повысить эффективность работы правоохранительных органов, ужесточить законы против террористов, усилить борьбу с коррупцией среди чиновников и правоохранительных органов - 28%;

4) усилить силовые методы борьбы с экстремизмом и терроризмом - 21%;

5) улучшить социально-экономическую ситуацию в республике - 17%;

6) запретить все религиозные передачи в СМИ, уменьшить количество мечетей в республике - 7%;

7) вернуться к социализму, запретить пропаганду ислама, найти компромисс со всеми религиями, усилить пропаганду мировоззренческой толерантности - 6%.

Следует отметить, что взрослое население в ходе интервью высказывает близкие по содержанию рекомендации для профилактики и борьбы с религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом. Эти рекомендации примерно следующие: 1) дать молодежи работу по профессии, трудоустроить ее, сократить безработицу, дать нормальную зарплату - 9,5%;

2) активно бороться с коррупцией во власти, среди правоохранительных органов, с олигархическими прослойками в обществе - 10,5%;

3) организовать публичные дискуссии для выяснения причин таких взглядов и действий - 2%;

4) необходима борьба с коррупцией, в том числе в правительстве республики, выдвижение во властные структуры честных, порядочных людей - 9,5%;

5) укрепить законность и порядок во всех сферах жизни дагестанского общества, системно и грамотно развивать экономику республики - 10,5%;

6) запретить ваххабизм на всей территории России, изъять ваххабитскую литературу из продажи - 4,5%;

7) вернуться к истинному светскому государству, каким был СССР, - 4% респондентов.

стр. Религиозно-конфессиональную обстановку в Дагестане оценивают как стабильную 12%, конфликтную - 25,5%, напряженную - 49%, затруднились ответить 13,5%. Таким образом, абсолютное большинство молодежи, а именно 74,5% считают конфессиональную обстановку напряженной и конфликтной.

Причинами напряженности во внутриконфессиональных (межрелигиозных) отношениях были названы: а) социально-экономический кризис - 12%;

б) попытки некоторых политических партий и деятелей использовать религиозные чувства населения в своих целях (например, во время предвыборных кампаний и т.д.) - 16%;

в) претензии исламских организаций на исключительное положение в дагестанском обществе - 8%;

г) распространение новых, нетрадиционных религиозных движений и культов (ваххабизма, протестантских общин и т.д.) - 35%;

д) конкурентная борьба различных религиозных организаций, исламских течений за увеличение числа своих последователей - 22%. Считает недопустимым насильственное навязывание своей религиозной веры другим людям 68%, 23% думает, что можно применять насилие в передаче своей религиозной веры другим. Этот симптом является настораживающим в отношениях между верующими и неверующими людьми, между родителями и детьми. Необходимость учета в своей деятельности религиозными организациями федерального и республиканского законодательства признают 55%;

не признают - 27%;

затрудняются ответить - 12%. Как видно, около 40% опрошенных считают, что религиозные организации РД или не должны действовать в правовом поле федеральных и республиканских законов, или затрудняются ответить на данный вопрос. Здесь также наблюдается значительный отход от принципов светского государства: борьба за чистоту ислама - 13%;

борьба за социальную справедливость - 6%;

это уже ремесло определенной части общества -10%;

получение финансовой поддержки от зарубежных государств - 19%;

борьба против неверующих - 16%;

борьба с безнравственностью в обществе - 7%;

другое - 8%. Основными целями религиозно-политического экстремизма и терроризма, по мнению опрошенных, являются построение исламского (шариатского) государства (20%), получение финансовой поддержки от зарубежных государств (19%) и борьба против неверующих (16%).

Факторами, способствующими усилению религиозно-политического экстремизма, опрошенные считают безработицу среди молодежи и других слоев общества (36%), неудовлетворительную работу правоохранительных органов, системы власти (22%) и отсутствие в регионе влиятельной светской политической оппозиции (13%). Причинами конфликтов среди единоверцев названы борьба за власть (29%), неуважительное отношение к национальным обычаям и традициям других народов (24%) и взаимная идеологическая нетерпимость (14%).

Главными отличиями ваххабизма от тарикатизма опрошенные считают отрицание тарикатов и деятельности шейхов (22%), требование очищения ислама от нововведений и возврат к первоначальному исламу (19%), а также строгое единобожие (17%).

Предпочтение жить в светском государстве высказывают 54%;

в религиозном -30%;

в гражданском (светском) затрудняются ответить - 9%. Осуждают добрачные и внебрачные сексуальные отношения между полами - 61%;

не осуждают - 25%;

затруднились - 14%. По данным вопросам ответы совпадают с ответами на идентичные вопросы исследования "Ценности ислама и гражданского общества: единство и противоречия", проведенного Дагестанским госуниверситетом в 2007 г. В обоих исследованиях около 60% опрошенных изъявили желание жить в светском (гражданском) государстве и лишь 25 - 30% - в религиозном (шариатском). При этом до 90% опрошенных считают себя верующими мусульманами. Примерно такие же ответы получены и на вопрос "Осуждаете ли Вы добрачные и внебрачные сексуальные отношения между полами?" В то же время известно, что по шариатским законам внебрачные половые связи - грех, за который виновницу подвергают самым унизительным наказаниям. Наши исследования подтверждают высказывания главы РПЦ патриарха Кирилла о том, что современный человек, являясь верующим ментально, по разуму, в жизни ведет себя как неверующий.

стр. Анализ ответов взрослого населения Дагестана дает более значимый материал для выводов и обобщений по исследуемой проблеме. Причиной напряженности во внутриконфессиональных отношениях 24% указывают социально-экономический кризис, вызывающий недовольство и озлобленность народа;

12% связывают это с попытками некоторых политических партий и деятелей использовать в своих целях религиозные чувства населения, особенно в период предвыборных кампаний;

21% видят причину в претензиях исламских организаций на исключительное, лидирующее в духовной жизни положение в дагестанском обществе, в конкурентной борьбе различных организаций, исламских течений за увеличение числа своих последователей;

19% связывают это с распространением новых, нетрадиционных религиозных течений (движений): ваххабизма или различных протестантских общин;

12% видят причину в отсутствии истинной веры, неуважении к другим конфессиям, отсутствии культуры общения, толерантности и образованности в вопросах религиозной веры;

11,5% объясняют напряженность во внутриконфессиональных отношениях отсутствием доверия к защитникам религии, которые нередко насильственно навязывают свои взгляды.

Позиции опрошенных по взглядам, целям и намерениям религиозно-политических экстремистов распределились следующим образом: 58% считают целью экстремистов и террористов борьбу за власть, построение исламского (шариатского) государства и получение финансовой помощи от зарубежных государств;

18% уверены, что терроризм и экстремизм стали ремеслом, профессией, способом зарабатывания денег, способом выживания для безработной молодежи;

5% называют целью борьбу с безнравственностью в обществе, с неверием в бога;

4% уверены, что их целью является борьба за социальную справедливость в обществе, за чистоту ислама;

4% считают, что у них много целей, а именно: построение исламского (шариатского) государства, борьба за чистоту ислама, за социальную справедливость, борьба против неверующих, с безнравственностью в обществе.

По мнению опрошенного взрослого населения, основными факторами, способствующими усилению религиозно-политического экстремизма и терроризма в Дагестане и на Северном Кавказе, являются следующие: безработица среди молодежи и других категорий населения - 37% опрошенных;

неудовлетворительная работа правоохранительных органов, системы власти, стадная психология людей, страх перед властью -16%;

коррумпированность всех и вся, прежде всего власти, продажность власти - 12%;

неприятие большинством населения олигархической государственной власти - 10%;

отсутствие в регионе влиятельной светской политической оппозиции - 9%;

нравственная деградация общества, религиозная (исламская) неграмотность населения, отсутствие истинной веры, клановость системы социальных отношений - 9%;

активное взаимодействие религиозных организаций Дагестана и Северного Кавказа с международными мусульманскими организациями, получение финансовой поддержки от зарубежных государств, возрастание усилий мусульманских государств по переориентации Дагестана и Северного Кавказа от традиционного ислама на позиции фундаментализма и воинствующего экстремизма, по созданию исламского государства на территории Чечни и Дагестана, экстремистская обработка паломников в Мекке, куда съезжаются со всех уголков мусульманского мира, - 7% опрошенных.

Общая оценка ваххабизма такова: 78% считают его религиозно-экстремистским течением, которое должно быть запрещено на всей территории страны;

14% называют ваххабизм мусульманским религиозным течением, запрет которого нельзя допустить, ибо это есть ограничение свободы вероисповедания. Около 8% затрудняются однозначно ответить на этот вопрос. Таким образом, примерно пятая часть опрошенных не видит опасности в деятельности сторонников ваххабизма, считает его одним из современных течений мусульманской религии. Как бы сложна и опасна ни была реальная ситуация противостояния ваххабизма и тарикатизма, на наш взгляд, возможности продуктивного диалога между конфликтующими идейными течениями не исчерпаны. Для этого с обеих сторон должна быть проявлена воля к взаимопониманию, исключающая оскорбительные выпады в адрес друг друга.

стр. Полагаем, в ваххабизме следует выделить две взаимосвязанные, но нетождественные стороны:

идейно-теоретическую и практически-политическую. Спор о чистоте ислама, о недопустимости внесения в него сомнительных новшеств и поклонения святым местам, о необходимости строгого соблюдения единобожия и т.д. - все это относится к области религии и может восприниматься верующими и даже неверующими по-разному: одобрительно или отрицательно. Все зависит от убеждений человека, уровня теоретического познания, воспитания и даже вкусов. Здесь каждый волен иметь свое мнение. Что же касается претензий ваххабитов на политическую и государственную власть, установление в Дагестане исламской системы управления, насильственное навязывание мусульманской веры всем гражданам без исключения, то их несостоятельность очевидна со всех точек зрения. Во-первых, это противоречит конституциям России и Дагестана, в которых закреплен светский, нерелигиозный характер государственной власти и идеологии. Во-вторых, это противоречит сущности всякой, в том числе мусульманской религии, функция которой сводится к духовному, нравственному совершенствованию человека в этом мире и подготовке его к потусторонней жизни.

Какие же методы борьбы с представителями религиозно-политического экстремизма в республиках Северного Кавказа опрошенные считают необходимыми и эффективными? К основным методам, по их мнению, относятся следующие: борьба за честную и справедливую власть, за непродажный закон, борьба с коррупцией во власти - 14%;

силовые методы, ибо "горбатого могила исправит", "клин клином вышибают", лучше вернуться к смертной казни, методы убеждения для бандитов неубедительны, неэффективны, меры должны быть более жестокими как со стороны государства, так и со стороны религиозных организаций вплоть до осуждения шариатскими судами -18%;

более разумным и эффективным является сочетание силовых методов с методами убеждения, этнорелигиозной толерантностью - 26%;

информационные методы через СМИ, используя средства массовой информации, - 12%;

политические и социально-экономические методы и средства урегулирования проблем представителями власти, только улучшение социального положения людей может преодолеть религиозный экстремизм и терроризм - 14%;

если власть, правительство хотели бы ликвидировать ваххабизм, то они давно бы это сделали, ваххабизм выгоден властям, чтобы выбить из федерального бюджета деньги и присвоить их себе, - 4%;

для сохранения стабильности, мира, территориальной целостности в регионе надо использовать все методы: политические, силовые, информационные, методы убеждения, компромисса, диалога и т.д. - 6%;

необходимо объединить усилия всех республик Северного Кавказа и совместно мирным путем найти выход из сложившейся ситуации - 2%;

никакие методы борьбы с религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом не приведут к стабильности в регионе, ибо деятельность экстремистов получает все большее распространение, вовлекая в свои ряды не только молодежь, но и другие слои населения - 2%;

не надо бороться с религиозно-политическим экстремизмом и терроризмом - 2%.

Сторонники светского государства (67,6%) мотивируют свою позицию следующим образом: здесь защищаются права личности, женщины и мужчины равноправны, можно выполнять все религиозные предписания, нет места религиозному фанатизму, это наиболее оптимальный вариант для нашего народа, мы жили в светском государстве в советский период, в гражданском люди больше прислушиваются к законам, здесь свободно могут сосуществовать люди разных вероисповеданий. В религиозном много абсурдных ограничений, религиозное государство подходило для средневековой эпохи, только у гражданского, светского государства есть будущее, все процветающие европейские страны являются гражданскими государствами, только у гражданского общества и государства есть будущее. Сторонники религиозного (шариатского) государства (16,4%) мотивируют свою позицию тем, что главным в жизни человека является религия, религиозный образ жизни, в религиозном государстве, где очень суровые законы, люди боялись бы совершать преступления, хотели бы жить в пра- стр. вильном шариатском государстве, но не в таком, как Саудовская Аравия, религию надо сделать образом жизни, ибо все народы в конце концов придут к религиозному государству.

В заключение - следующие выводы. 1. Религиозный экстремизм и терроризм -это ответная реакция обездоленных слоев общества на социально-экономические условия, приведшие их к массовому обнищанию. Это движение молодежи, не занятой трудом, которая не может найти свое место в жизни, не может самореализоваться. 2. На Северном Кавказе в один узел сплелись различные формы социальной несправедливости. До широких масс не доходят огромные бюджетные средства, которые выделяются республикам, особенно Дагестану. 3. Религиозно-радикальные течения, организации зазывают в свои ряды безработные категории населения под предлогом борьбы с социальным неравенством и за социальную справедливость. 4. Причины противостояния ваххабитов и тарикатистов коренятся в том, что последние служат, по нашему мнению, несправедливой, криминальной власти, сотрудничают с ней и получают от нее финансовую поддержку. 5. Широкое распространение клановости, этнического эгоизма, коррупции в республике отрицательно влияет на эффективность управления финансовыми и материальными ресурсами субъектов данного региона, на распределение бюджетных средств по этническим районам, приводит к их разворовыванию и нецелевому использованию.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.