WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Е. Н. Пенская статья поступила КНижНая ПолКа — в редакцию в ноябре 2011 г.

отражЕНиЕ восПитатЕльНых и образоватЕльНых ПроцЕссов Обсуждается идея создания списка «100 книг ВШЭ» как уни- Аннотация верситетского читательского канона. Анализируется многолетний издательский проект Русской христианской гуманитарной акаде мии «Русский путь».

Ключевые слова: высшее образование, культурология, об щие культурные образцы, круг чтения, издательские проекты.

сегодня такое понятие, как «личная библиотека», «домаш няя библиотека», становится почти архаизмом. Это означает, что на наших глазах радикально изменилась культурная тра диция, практика чтения. Нет, тут не подходят количественные измерители: больше, меньше… Читают. Продолжают читать.

Правда, обращаются к книгам и текстам принципиально иначе, чем это было несколько десятилетий назад.

Но если о вкусах и предпочтениях не спорят, то о списках, о составах книжных полок спорят азартно. Дискуссии вокруг образовательных стандартов неизбежно сводятся к тому, ка кой алгоритм взять за основу формирования списка, что оста вить в нем, а что непременно изъять. «войны списков» — по жалуй, самое интересное и осязаемое в этих спорах. Наблюдая за ходом этих сражений, можно с очевидностью сделать вывод о том, как меняется пресловутый культурный код.

Для этой статьи было два импульса. один — общий. он связан с львом львовичем любимовым. Ко многим свойствам и известным ролям ллл следует добавить еще одно качество:

лев львович — профессиональный читатель, его читательский стаж начинается еще в юности. Помните, он говорит: в двад цать лет прочитал десятитомник Ницше, в 1950х годах запре щенный. а позднее, когда надо было, — двести книг по обра зованию. На иностранных языках. Многое важное он прочитал К юбилею Л.Л. Любимова  от корки до корки не один раз. русская религиозная филосо фия — его пристрастие, интеллектуальная мера мер.

второй импульс, скорее, частный, но он тоже имеет отноше ние к ллл.

Предыстория такова. Примерно год назад и. Д. Фрумин, заместитель главного редактора нашего журнала, предложил проект «100 книг» с целью создать такую университетскую шка лу чтения, университетский читательский канон, общий и для преподавателей, и для студентов: «собрать список сильно ре комендуемой литературы, которую как минимум должен про читать каждый выпускник, чтобы считать себя членом сообще ства». осенью 2011 г. исак Давидович снова инициировал его обсуждение. Повод проясняет рабочая переписка, фрагменты которой мы приводим.

«Дорогие коллеги, 19 октября я проводил семинар своей сту денческой лаборатории “развитие университетов”. случайно я спросил у своих молодых коллег, знают ли они, что такое дата 19 октября для российской культуры и образования. только один из них (из 18), признавшись, что услышал сегодня по радио, ска зал, что это — День лицея. вот тут я ощутил в полной мере то, что мы с виталием анатольевичем (Куренным. — Е. П.) обсуж дали как разрушение общих культурных образцов. При этом са мые лучшие университеты, например Йель или Колумбийский, практикуют такие обязательные курсы типа “основы мудрости человечества” или просто “великие книги”. вряд ли у нас по лучится такое. Но почему бы не попробовать вернуться к идее проекта “100 книг”? ведь ситуация потери общего культурного кода становится опасной для трансляции культуры».

На это письмо и. Д. Фрумина отвечал л. л. любимов:

«Дорогой и. Д.! идея ваша — архи. в прошлом году побеседо вал с несколькими студентами филиалов и расспросил о том, какие книги они читали. из списка, озвученного мною, — ни од ной (!!!). тогда я предложил этот список для нашего пермского лицея № 10 и вообще для школ университетских округов. а за тем написал списки “книг для чтения” для юрфака и факта ме неджмента в Н. Новгороде. беда не только в том, что дети не чи тают, а в том, что ППс тоже не читает, т. е. у детей пастырей нет.

Ниже — мой список для школ: adentures к “истории” — для “на чалки”;

остальное — с 5го класса. При этом пьесы (греч. трагедии, римские комедии, Шекспира) надо читать вслух дома или в клас се, распределив роли: мама, “сыгравшая” Медею, точно поумнеет.

искренне ваш л. л.».

и дальше лев львович привел свой список.

Список зарубежной литературы  (для совместного чтения детей и родителей) y Гомер: «илиада», «одиссея» y Н. Кун: «легенды и мифы Древней Греции и Древнего рима» y Греческие трагедии (Эсхил, софокл, Еврипид) Е. Н. Пенская Книжная полка — отражение воспитательных и образовательных процессов y римские комедии и сатира y вергилий: «Энеида», «буколики» y Эзоп: басни y рабле: «Гаргантюа и Пантагрюэль» y сервантес: «Дон Кихот» y Данте алигьери: «божественная комедия» y Шекспир: трагедии, комедии y Мольер: «Мизантроп», «скупой», «тартюф», «Мещанин во дворянстве» y Гете: «Фауст», «страдания юного вертера» y байрон: «Паломничество Чайльд Гарольда», восточные поэ мы, драматические поэмы y лафонтен: басни y Шиллер: «Коварство и любовь», «разбойники», «вильгельм телль», «Дон Карлос», «Мария стюарт», «орлеанская дева» y Шарль де Костер: «легенда об Уленшпигеле» y Мицкевич: «Дзяды», «Пан тадеуш», «Конрад валленрод», «Гражина» y сенкевич: «Крестоносцы» y станюкович: «вокруг света на “Коршуне”» y Диккенс: «Посмертные записки Пиквикского клуба», «Дэвид Копперфильд», «холодный дом» y Гюго: «отверженные» y Г. Манн: «Юность и зрелость короля Генриха IV» y т. Манн: «будденброки» y скотт: «айвенго», «Квентин Дорвард», «Пуритане», «роб рой», «Уэверли» y свифт: «Путешествия Гулливера» y Купер: «Шпион», «Пионеры», «Последний из могикан», «Прерия», «лоцман», «следопыт», «зверобой» y рид: «всадник без головы», «Квартеронка», «оцеола, вождь семинолов», «белый вождь» y верн: «Дети капитана Гранта», «таинственный остров», «Двадцать тысяч лье под водой», «властелин мира», «с земли на луну» y стивенсон: «остров сокровищ», «Черная стрела», «странная история доктора Джекила и мистера хайда» y Дюма (отец): пять книг о мушкетерах, «Граф МонтеКристо».

обмен письмами вызвал новый виток обсуждения проекта «100 книг вШЭ». любопытно, что один из участников по пово ду списка ллл высказался так: «Этот перечень — “говорящий”.

он не хуже паспорта дает сведения о человеке, о его культур ной прописке, о поколенческих пристрастиях и возможностях».

Действительно, и список, и его фрагмент — книжная полка, со став которой может меняться, но ядро остается постоянным, — все это приметы умственной биографии, нашего интеллектуаль ного устройства. об одной «книжной полке», о способах ее фор мирования и пойдет речь ниже.

К юбилею Л.Л. Любимова  «Русский «русский путь» — это название книжной серии. Ее подзаголо вок — Pro et contra.

путь»: книж сначала о проекте и его «родителях», хотя очевидна стран ные доро ность такого зачина: почти 20летняя родословная этой книжной ги и без затеи богата и принесла свои обильные плоды. зачем возвращать дорожье ся в столь давние времена? Напомним: цикл изданий был задуман в 1990е годы в рамках исследований русской христианской гума нитарной академии. «русский путь» — это визитная карточка ака демии, самый известный ее проект, долгий и отчасти самостоя тельный, лишь внешне отождествляемый с альмаматер благодаря солидной узнаваемости добротных томов в однотонных твердых обложках с золотым тиснением логотипа. закономерно любопыт ство и желание прояснить, как связано все, что выходит под этой двойной, нет, даже тройной маркой — «рП», Pro et contra, рхГа, — с идеологией, образовательной политикой и стратегией академии.

Дата рождения — 1989й. о «родителях» известно немного.

рхГа прошла свой «русский путь»: сначала институт, до 1993 г. — высшие гуманитарные курсы, потом, с 2004го, — академия.

смена вывесок происходила в рамках общего процесса переи менования школ в гимназии и лицеи, а институтов — в академии и университеты. известны цифры, успешная динамика роста: на чинали со 160, теперь 800 студентов. Ежегодный прием — 200 че ловек. все как у людей: есть дневное, вечернее отделение. в рхГа три факультета: факультет философии, богословия и религиове дения, факультет психологии и факультет мировых языков и куль тур. Факультет философии, богословия и религиоведения вроде понятный и закономерный для христианского вуза, а вот филоло гокультурологический факультет, в структуре которого есть ан глийская, финская и востоковедческая (арабистика, китаистика, японистика) кафедры, отделение искусствоведения, так же как психологический факультет, по замыслу устроителей вписыва ется в общую христианскогуманитарную концепцию академии, и преподавание должно радикально «перезагрузить» современных прагматичных слушателей — заменить естественнонаучный под ход на духовнокультурологический. словосочетание «духовная культурология» и его производные, видимо, относятся к тем про граммным опознавательным знакам, которыми отмечены разно образные стороны работы рхГа — образовательные, научные, из дательские. витрина призвана заранее снять вопросы и вызвать уважение. она не предполагает детализации. Крупные амбици озные проекты выше мелочей. исследователи заняты изучением «феноменов, символизирующих духовную динамику в развитии нашей страны… за пятнадцать лет книжная серия выросла и пред ставляет собой нечто подобное дереву, корень которого состав ляет сам замысел духовного осмысления культурноисторических реалий». Это из «манифеста». обращение к читателю. Не то чтобы духовный подход в светских научных делах вызывал отторжение — скорее вопрос: а как это происходит на деле?

Е. Н. Пенская Книжная полка — отражение воспитательных и образовательных процессов и вот тут начинается «матовая» территория. «Мат» и в шах матном смысле, и в световом: какаято гибельная непрозрач ность. замкнутость информационного цикла в рхГа и об рхГа очевидна — известно лишь то, что академия считает нужным сообщить о себе на сайте и в официальных интервью ректора Д. К. бурлаки, возглавляющего многие проекты рхГа, в том чис ле и редколлегию «русского пути». Что, кроме тихого восторга и доверия, могут вызвать вязкие сведения о высоком качестве образования, не уступающего элитным классическим универси тетам, по духовной составляющей превосходящего их програм мы, а по коммерческим критериям вполне достойно занимающе го высокий средний уровень — 25–35 тысяч рублей за семестр для студентов дневного отделения, high middle ценовой сегмент [интервью с ректором русской христианской гуманитарной ака демии]. отметим, что вуз считает себя светским, не относящим ся к какойлибо одной конфессии. в нем учат всех подряд: аг ностиков и атеистов, протестантских пастырей и православных священников. закономерна также и «матовая» стилистика пуб личных выступлений Д. К. бурлаки: умереннонаступательная, она слабо камуфлирует набором общеправославных идеологем коммерческие притязания. размечая «линию фронта» в войне между православными и светскими стратегиями, а в конечном счете в споре за платежеспособную клиентуру, ректор петер бургского христианского вуза формулирует прерогативу фи нансовой господдержки в сочетании с поиском местного кол лективного сороса, которого в крайнем случае может заменить объединенная гуманитарная структура, совокупность фондов — аналогов рГНФ и рФФи, спонсирующих издательскую, научную и просветительскую деятельность православных образователь ных учреждений [бурлака. способно ли православие выиграть битву за умы].

На поверку реальная идеология рхГа в основном (только) фи нансовая, а постоянный поиск новых источников — бесперебой ный стимул, импульс активности и проявлений во внешней среде.

состав учредителей причудлив: российская академия образова ния, санктПетербургская духовная академия, институт русской литературы (Пушкинский Дом) российской академии наук. Но по следние года три рхГа мечтает о поддержке Московской патри архии, тщетно делая ставку на митрополита иллариона (алфеева), викария патриарха Московского и всея руси, председателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата, постоянного члена священного синода, ректора общецерковной аспирантуры и докторантуры им. св. Кирилла и Мефодия и т. д. и т. п. «из ныне здравствующих богословов мне интересен епископ илларион (алфеев). он, конечно, продолжает традиции русской религиозной мысли рубежа XIX–хх веков» — характерно, что в современном бо гословии Д. К. бурлака называет только одно имя [интервью с рек тором русской христианской гуманитарной академии].

К юбилею Л.Л. Любимова  «и если бог даст нам грант…» [интервью с ректором...].

Думается, эти слова могли бы стать эпиграфом к концепции рхГа, грантовой по сути. она не холодная и не горячая. такая, как есть.

Неочевидная. Матовая. Непрозрачная и привычно необсуждае мая1, поскольку не принято анализировать устройство современ ных православных учебных заведений, средних и высших, отсут ствуют критерии анализа, не очерчены границы ниши, не проявле но ее пересечение с соседямигуманитариями, не артикулируется их неразличимость, размытость контуров и содержательного на полнения, не сопоставляются сигналы, посылаемые рынку2.

идентичность апологии, пусть и содержащей некоторую долю поле мичности по отношению к научным трудам ректора рхГа, и безапел ляционность «заказной» агрессии не вызывает сомнений. сравните:

«таким образом, идеи русской религиозной философии относятся к развитию в русской истории только второго момента разума — момента религии откро вения. их специфику, однако, составляет то, что развитие идеи христианской религии в россии до ее тотальности, до ее предельной глубины осуществляет ся в тот период, когда она уже вовлечена общим духом мировой истории в ста дию развития определенности философской формы. Поэтому глубина христи анского откровения разрабатывается на нашей отечественной почве с силь ным “креном” в рефлективную философскую сторону. всемирное развитие третьего момента разума — философского — приводит к тому, что русская христианская идея становится в своем высшем пункте религиознофилософ ской. именно так, на наш взгляд, систематика разумного должна проявляться в рассмотрении духа русской культуры. и, как мы уже отметили, она в общих чертах намечена прежде всего в практической деятельности рхГа, присутству ет и всегда присутствовала в самом его пафосе, и мы уверены, что она будет в нем развиваться и крепнуть и дальше — как в сфере “воли”, так и в сфере “теоретической идеи”, потому что только единство этих двух моментов дает нам понятие “абсолютной идеи”, а что дух создателей рхГа “заражен” стремлением к абсолютному, для нас несомненно» [сумин, 2008]. вот другая реплика в «спо ре за кошелек»: «бурлака пишет: “Мне не встречалось аргументированного обоснования того, почему общее и профессиональное образование не может быть получено в православном учебном заведении, финансируемом, по край ней мере частично, из муниципального или федерального бюджета”. в этом неявном и на первый взгляд даже наивном вопросе легко усматриваются шо винистические интересы. ведь вопрос не ставится, например, так: почему бы государству не создать широкую сеть религиозных учебных заведений — пра вославных, католических, протестантских, иудаистских, мусульманских, языче ских и т. д. Думается, что абсурдность самой постановки такого вопроса оче видна. общее образование должно быть общим для всех граждан, независи мо от их религиозных настроений, а профессиональное образование — именно профессиональным, и религия здесь ни при чем. вместе с тем, если церковь отдает себе отчет в том, что это за явление — “православное учебное заведе ние” (обучающее в том числе или прежде всего православию?), то она, вероят но, вправе создавать и, как видим, создает свои образовательные структуры.

Но эти структуры, естественно, должны оставаться структурами именно церк ви, и именно она должна нести ответственность перед народом, прежде все го за то качество образования, которое предоставляет. и если церковь жела ет конкурировать в вопросах качества альтернативных образовательных услуг с государственными образовательными учреждениями, то она сама и долж на находить подобающие средства участия в такой конкуренции. а за народом всегда должно быть и оставаться естественное право выбора» [титова. По по воду статьи Д.К. бурлаки].

за 20 с лишним постсоветских лет не появилось ни одного качественного ис следования таких вузов, как Православный святотихоновский универси тет, институт иоанна богослова и проч. Ни одна из сторон их многообразной Е. Н. Пенская Книжная полка — отражение воспитательных и образовательных процессов в полной мере это отсутствие рефлексии можно отнести, как ни странно, к «русскому пути» — повторим: мощному издатель скому проекту — долгожителю, шагнувшему далеко за академиче ские рамки и на самом деле предназначенному для аудитории сла бо и лишь внешне привязанной к альмаматер. 18 лет. 40 томов.

Правда, очень разных, неровных. тем не менее это масштабный и очень серьезный капитал. бывали годы, когда выходило по не сколько объемных, почти тысячестраничных книг с серьезными комментариями. Это означает, что Господь нужным и правильным людям посылает гранты, используемые по назначению. Может быть, участие высших сил препятствует обсуждению? во всяком случае, для многих очевидно, что такая интеллектуальная про дукция у нас не рецензируется. Книжная полка, на которой раз местилась бы вся серия «русского пути», — это целая библиоте ка — национальный символ. Устои. они предполагают не критику, а благоговение.

Но все же, как выглядит эта книжная «русская дорога» в пони мании тех, кто ее прокладывает сегодня?

в самом начале идеологи серии столкнулись с ухабинами, рыт винами, попали в сложные западни и отказались от интересных, нетривиальных решений, от мысли разрабатывать значимые поли тические и идеологические события, породившие свою густую ми фологию. Мифологию трактовок в том числе.

авторы проекта выбрали более простой, привычный и, по сути, тривиальный маршрут — вдоль именных вех. «русский путь» откры вался в 1993–1994 гг. знаковой фигурой — антологией «Николай бердяев. Pro et contra. личность и творчество Н. а. бердяева в оценке отечественных мыслителей и исследователей». Эта пер вая книга задавала формат и структуру последующих: при всем разнообразии и пестроте обсуждения «монографическая фактура» обычно читателю представлялась в двух типах материалов — че рез мемуары, эпистолярию, документальные источники и критику, научные статьи. Предполагалось, что интеллектуальный конфликт, столкновение интерпретаций станет основой всей серии, и по это му принципу при всех возможных отклонениях выстроится каждый случай. Нетрудно представить, насколько значим в такой сложной конструкции научный комментарий и рамочный текст составителя.

вообще «авторское предложение» заказчикуиздателю — ключе вой момент. Но в этом процессе есть главный посредник — гран тодатель, принимающий первое и основное решение. Получается, что рхГа — это финальная инстанция. Деньги плюс идея и ее ис полнение. рхГа в этой ситуации выступает в роли продюсера мно готомного книжного сериала.

деятельности не изучена. Эта тема остается закрытой и всплывает в прессе лишь «по случаю», когда возникает общественная полемика по поводу выхо да некачественных учебников или введения в образовательный процесс дис циплин, напрямую связанных с религией.

К юбилею Л.Л. Любимова  итак, пилотная серия «бердяев» попала на хорошо взрыхлен ную почву: к тому времени с конца 1980х уже вышло в других из дательствах несколько бердяевских книг, наглядно воплощавших черты советской книжной утопии, мечты о книжном рае [бердяев, 1990, 1991, 1993 и др.]. 1990е — время таких тучных, масштабных, чрезвычайно амбициозных проектов, обещающих интеллектуаль ное и культурное изобилие. Увесистая греза. «русский путь» под маркой рхГирхГа взял на себя и по сей день последовательно выполняет обязанности легитимного представителя такого интел лектуального парадиза, контуры которого сложились еще в самиз датском андеграунде 1950–1960х, но особенно отчетливо просту пили в 1970х. Понятно, почему проект в целом и отдельные из дания в частности почти ни разу за все эти годы не разбирались критически. Продукция райской жизни и деятельности не подле жит профессиональному рецензированию. о серии либо не упоми нают, лишь цитируя, вставляя в сноски и списки отдельные выпу ски, либо почтительно аннотируют, используя в псевдоразборах, дайджестах и интервью.

вот, к примеру, как выглядит паточная юбилейная риторика презентации гоголевского тома в 2009 г.: «Произведения Гоголя всегда в настоящем. Это не умаляет значимости других классиков.

Просто нужно понимать, что, например, Достоевский — в вечно сти, а Гоголь — в современности, считает с. а. Гончаров (кстати, составитель книги. — Е. П.). значимость и масштабы творчества Гоголя получили и пространственное измерение, отразившись на объеме нынешнего издания. “Гоголь. Pro et contra” — книга, ко торую, по меткому замечанию директора Фундаментальной библи отеки а. в. воронцова, редкая студентка сможет поднять. однако и это еще не все. в планах издательства рхГа выпустить второй том гоголевских Pro et contra в наступившем, хоть уже и не гого левском, году» [Мельникова, 2010]. Но это ритуал. отчетное меро приятие. студенческая корреспонденция. а вот вроде бы совсем не ритуальный обзор профессионала, выполненный «из интере са». «По велению души» рецензент отбирает книги, и в этот спи сок значимых новинок попадает одно из последних изданий се рии рхГа — «Даниил андреев. Pro et contra». составление, вступи тельная статья, комментарии Г. Г. садиковалансере. сПб.: рхГа, 2010. (серия «русский путь»): «Это — первый научно подготовлен ный свод публикаций об одном из самых ярких и странных персо нажей русской культурной и духовной истории хх в., включающий в себя примерно столько же разделов, сколько было видимых миру сторон у этой мало с кем сопоставимой личности» [балла, 2011].

Далее в статье перечислены разделы книги и авторы. Как о чело веке в его человеческих связях рассказывает о Данииле андрееве его вдова алла андреева. в разделе «Культурный фон» — много аспектном до известной размытости, как всякий культурный фон, — говорится о смысловых и символических устремлениях времени, в которое пришлось жить андрееву, о месте, которое Е. Н. Пенская Книжная полка — отражение воспитательных и образовательных процессов в этом времени занимал он сам, о культурно родственных ему фи гурах. отдельно рассматривается литературный контекст его по эзии и прозы. в разделе «религиозный дух» церковные и светские авторы осмысливают нетривиальные отношения андреева с тра диционной религией, и в частности с каноническим православи ем… Куда интереснее позиции внеконфессиональных авторов, например Михаила Эпштейна, который корректно и уважитель но рассматривает Даниила андреева в контексте русского эсха тологизма и вообще предлагает исходить из доверия к его опыту.

очень любопытна статья сергея Маркуса… и т. д.

На общем фоне изживания рецензионного жанра, его разруше ния и замены анализа и разбора аннотацией со слабыми вкрапле ниями авторского комментария и впечатлений от просмотренно го/прочитанного эти две страницы выглядят идеально. Но попада ние или, наоборот, выпадение той или иной книги из поля зрения рецензента — вещь абсолютно случайная, непрогнозируемая, вку совая. такой импрессионизм, сложившаяся практика дневниковой необязательности упоминаний, своевольное комментирование так же необъяснимо, произвольно и непредсказуемо включает или упускает подлинные события этого проекта.

в полной мере к ним можно отнести вышедший полтора де сятилетия назад и до сих пор оставшийся эталонным, обозначив шим планку качества серии двухтомник Константина леонтьева.

Но и вроде своевременное, почти синхронно совпавшее с выхо дом книг, развернутое новомировское упоминание о них, фунда ментальное на первый взгляд, мало чем отличается от другого, бо лее позднего обозрения в том же издании, о котором речь шла чуть выше. сравнение текстов — «раннего», середины 1990х, и «позд него», 2010х — показательно: пространная и простодушная при всей видимой философскокультурологической усложненно сти медитация, актуальная в 1990е, за какойнибудь десяток лет свернулась и в нулевые превратилась в негустой клубок, чуть боль ше сотни строкреплик, обзорных маркеров. «На трудах леонтьева хорошо выращивать собственные идеи, лишенные его крайностей;

при одном упоминании его имени уже становится интересно, инте реснее, например, чем при упоминании Герцена… Есть в наследии леонтьева какаято вечная неисчерпанность;

вот почему двухтом ник о нем, выпущенный петербургским русским христианским гу манитарным институтом… не просто освежающее и укрепляющее интеллектуальную мышцу чтение, но настоящая лаборатория оте чественного мышления, в тигле которой образуются новые и цен ные сплавы». Это Юрий Кублановский. После рецензионного за чина, располагающего к дальнейшему чтению своей спокойной абстрактной красотой, повествование продолжается о «своем», о кублановсколеонтьевском, в котором читатель теряет шкалу мер и не без труда ориентируется, уясняя, кто и что важнее, ин тереснее, и отдает в итоге предпочтение автору рецензии. о кни ге «всерьез» вспоминается лишь в самом конце. о чем мы? ах, да.

К юбилею Л.Л. Любимова  ведь был повод для разговора. Приведен фрагмент предисловия а. а. Королькова, подтверждающий лирический настрой состави теля, и в финале — практическое наблюдение: «… безусловный просчет: ни розановский, ни леонтьевский двухтомники серии Pro et contra на обложке не нумерованы: это затрудняет общение с книгами, когда они обе сразу находятся в читательском обороте» [Кублановский, 1996].

Но двухтомник хорош понастоящему. и объяснение его пользы находим не в рецензиях, а в «необязательных» дневниковых рабо чих пометах, в конкретном контексте важных для конкретной сре ды. вот как написано, к примеру, о книге о. Констанина зайцева о леонтьеве (переизданной в составе двухтомника «К. Н. леонтьев.

Pro et contra»): «…Единственному… вменяемому и вообще очень хорошему разбору леонтьевского православия, где и объясняется для самых дурных, т. е. для интеллигенции, что ничего там “леон тьевского” не было, а было обыкновеннейшее святоотеческое хри стианство… именно у этого автора, а не у его “отцов”, хомякова и Достоевского, аскетика и догматика “розового христианства” за стыли в виде систематизированного учения и практики. интересно, насколько замечал это сам о. Константин… все это дает представ ление о реальном климате русской (особенно зарубежной) цер ковной истории в XX в… это другое устройство логического про странства, в котором многие линии уже не пересекаются, т. к. все расперто закачанной под завязку розоватой жидкостью… “любви” или как ее там…» [Bishop, 2002].

любопытно, что юбилейные медитации, отмечавшие 180ле тие К. Н. леонтьева, уже почти не нуждаются в двухтомнике. ритуал предполагает общность связей. Но в нашем случае ускользающий контекст леонтьеведов атомизирован и выстраивается соглас но индивидуальным авторским вкусовым предпочтениям [Малер, 2011].

Если вернуться к книжной полке «русского пути»… традиционно в главной номинации — литературная серия. она богаче и насы щенней остальных. Перед литературным массивом меркнет и ка жется отчасти произвольной философская, теологическая, по литическая, научная «линейка». Не спасают от зияющих лакун опубликованные и тоже практически не замеченные антологии о Павлове и вернадском, книги, посвященные Петру I, Екатерине II, К. П. Победоносцеву. авторы проекта открыто и немного просто душно обещают в скором времени реструктуризацию всей затеи, в качестве аргумента, подтверждающего этот аванс, упоминая га рантированную поддержку рГНФ. Но сможет ли фонд компенси ровать отсутствие научных школ, неразобранность и закрытость архивов, непрочитанность огромных пластов, буквально залежей исторических документов, источников, утрату или отсутствие куль туры комментирования — все те болезни, что мы приняли, да и (что грешить зря на советское и постсоветское наследство!) не лечи ли, а усугубляли, все научные хвори, которыми давно заражена Е. Н. Пенская Книжная полка — отражение воспитательных и образовательных процессов гуманитарная мысль? собственно, «русский путь» в целом и каж дый выпуск в отдельности — в той или иной степени история на ших гуманитарных практик, медицинская карта нашего умственно го здоровья и недугов. сегодняшних. современных. «Кухня», «из наночная сторона» серии — хороший показатель.

Куда все же ведет серия «русский путь»? вектор его указать не просто. Но истоки просматриваются. Чем больше книжный при рост серии, тем заметней дрейф антологий, их срастание с со седями по жанру — хрестоматиями, книгами, не включенными в контекст и свободными от какихлибо умственных обязательств, любой прагматики, кроме учебной. «русский путь» — это ретропро ект. При всей академической серьезности он незаметно открывает чтото забытое и детское (недаром совсем неуместно и внезапно, в самую неподходящую минуту при внимательном чтении обсуж даемого последнего тома вдруг всплыл аркадий Гайдар, как на важдение детского сна), возвращает несбывшуюся позднесовет скую мечту 1970х. «русский путь» — это осколок вроде бы старого социалистического универсума, не предполагавшего какиели бо контексты, прагматику. цветные тома серии — это метеориты, догнавшие нас и свалившиеся оттуда, из той галактики как напо минание о советском космосе. Какими путями проползают в нуле вые советские книжные утопии, какие спрятанные механизмы их не только реставрируют, но и питают финансово, где гнездятся по тенциальные доноры? за этими процессами следует пристально наблюдать.

1. балла о. Книжная полка ольги балла // Новый мир. 2011. № 2. Литература 2. бердяев Н. а. Евразийцы. россия между Европой и азией:

Евразийский соблазн. антология. М., 1993.

3. бердяев Н. а. самопознание. М., 1991.

4. бердяев Н. а. судьба россии. М., 1990.

5. бурлака Д. способно ли православие выиграть битву за умы на фронте российского образования? / санктПетербургское отделение российского гуманистического общества http:// humanism.su/ru/articles.phtml?num= 6. интервью с ректором русской христианской гуманитарной акаде мии (рхГа). 2009. 23 декабря http://rhgaru.livejournal.com/1222.

html 7. Кублановский Ю. Неотшлифованный самородок. К. Н. леонтьев.

личность и творчество Константина леонтьева в оценке рус ских мыслителей и исследователей. антология. Pro et contra.

издательство русского христианского гуманитарного института.

сПб., 1995. Кн. 1. 1891–1917 гг. Кн. 2. После 1917 г. // Новый мир.

1996. № 9.

8. Малер а. Прозрения и затмения леонтьева // русский журнал. 2011. 25 февраля http://www.russ.ru/pole/ ProzreniyaizatmeniyaLeonteva К юбилею Л.Л. Любимова  9. Мельникова Д. Гоголь, которого редкая студентка сможет под нять // сПбУ. Книжная полка. № 1 (3808) 2010. 27 января http:// journal.spbu.ru/wp/?p= 10. сумин о. отзыв на автореферат дис. докт. философ. наук Д. K. бурлаки на тему «Метафизика культуры. опыт систематиза ции идей русских религиозных мыслителей». 2008. 12 февраля http://www.sumin.copula.ru/007_Otzyvy/01_Na_Burlaku/Index.htm 11. титова Е. По поводу статьи Д. К. бурлаки «способно ли право славие выиграть битву за умы?» http://humanism.su/ru/articles.

phtml?num= 12. Bishop Gregory (hgr) (в. М. лурье) Чья бы корова. 2002. 29 июня http://hgr.livejournal.com/103783.html




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.