WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ Ж.В. Пузанова (Москва) «ОДИНОЧЕСТВО» КАК ПРЕДМЕТ ЭМПИРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА1 В статье предлагается подход к изучению феномена одиночества, для ре ализации которого апробированы: тест

UCLA для измерения уровня пе UCLA для измерения уровня пе для измерения уровня пе реживания одиночества, метод неоконченных предложений для выявле ния личностных смыслов «одиночества», метод семантического диффе ренциала для определения эмоционального отношения к одиночеству.

Приводятся инструментарии исследования, результаты экспериментов, на основе которых обосновывается адекватность предложенного подхода.

Ключевые слова: одиночество, переживание одиночества, личностный смысл, семантическое пространство, метод неоконченных предложений.

Постановка исследовательской задачи Проблема одиночества рассматривается в различных науках: фи лософии, культурологии, психологии, социологии, педагогике, антро пологии и др. Но если философское осмысление одиночества имеет определенную традицию, то в психологии и социологии поиск раз личных путей и методов его изучения, возможностей эмпирического исследования этого феномена начался только в 70-е гг. ХХ в. В фоку се теоретических разработок [1;

2;

3;

4;

5] находились в первую оче редь причины возникновения одиночества. Последствия же и реак Жанна Васильевна Пузанова – кандидат философских наук, доцент кафедры социологии Российского университета дружбы народов. E-mail: pouzanova@ rambler.ru.

© Cоциология: 4М. 2009. № 29.

«Одиночество» как предмет эмпирического анализа ции индивидов на состояние одиночества, как правило, оставались без внимания. Психологический подход связывал возникновение оди ночества с индивидуальными особенностями и жизненным опытом человека (Дж. Зилбург, Х.С. Салливан, Ф. Фромм-Рейхман). В экзи стенциалистском подходе за точку отсчета брался «факт», что люди изначально одиноки и соответственно никто не может разделить с человеком его чувства и мысли, разъединенность – есть сущност ное состояние его переживаний. Социологи К.К. Боумен, Д. Рисмен, Ф.И. Слейтер пытались найти причины одиночества в первую оче редь в радикальных изменениях, происходящих в современном об ществе [6;

7]. Соответственно можно выделить три основных подхо да к определению «сущности» и происхождении одиночества: одино чество свойственно людям, обладающим определенными личност ными качествами;

одиночество присуще человеку от природы;

оди ночество – социально приобретенное чувство [8].

В эмпирических исследованиях одиночество зачастую тракту ется как патологическое болезненное состояние и изучается лишь в определенных возрастных группах, т.е. речь фактически идет о возникновении и переживании одиночества на различных этапах жизненного цикла, либо в отдельных социально-демографических группах (проживающие без семьи, незамужние/неженатые и т.п.).

Наибольшее число исследований относится к изучению одиноче ства в подростковом, юношеском [9;

10;

11;

12;

13;

14] и пожи лом возрастах [15].

Для измерения уровня переживания одиночества используют ся различные методики: стандартный тест UCLA (будет описан ниже), опросник Э. Элбинга, в котором одиночество трактуется как утрата, потеря идентичности, идеи, смысла, значимой цели и ценностей, методика определения уровня субъективного ощуще ния одиночества Д. Рассела и М. Фергюсона, опросник А. Аше ра, специально разработанный для изучения одиночества в под ростковом возрасте. Существуют и другие методики, опирающи еся в основном на представления об одиночестве как дефиците Ж.В. Пузанова социальных/эмоциональных связей. Практически все методики позволяют определить только «уровень переживания» одиноче ства: высокий – средний – низкий. При этом остается непонятным внутреннее «наполнение» измеряемого явления, ведь у каждого человека переживание одиночества различно. Более того, такого рода методики не могут дать информацию ни о том, что человек понимает под одиночеством, ни о близких к нему состояниях, та ких как отчуждение, изоляция, уединение, утрата.

Исследователи, как правило, исходят из предпосылки, что одиночество есть некое болезненное переживание, связанное с потерей или дефицитом социальных и эмоциональных связей, и подбирают поэтому для изучения «группы риска», где на основе замеров количества и качества связей и психологического (а ча сто и психического) состояния индивида делают вывод о «тяже сти» переживания одиночества. Но в этом случае вне поля зре ния остаются личностные смыслы одиночества, его понимание отдельным человеком. А за счет «сужения» поля поиска до «про блемных» областей выпадает оценка и отношение к одиночеству у человека, не находящегося в ситуации дефицита социальных связей или депрессии, хотя опыт переживания одиночества име ют практически все.

На наш взгляд, переход к эмпирическому уровню изучения феномена одиночества предполагает осмысление нескольких основных проблем.

1. Множественность смыслов, вкладываемых в понятие «оди ночество», так как внутреннее «наполнение» одиночества у каж дого человека специфично (под ним может подразумеваться и уединение, и изоляция, и отчуждение и др.).

2. Множественность реакций человека на одиночество, его эмоциональное отношение к феномену и переживанию одино чества.

3. Разнообразие причин, влияющих на возникновение состо яния одиночества. Теоретических моделей, описывающих такого «Одиночество» как предмет эмпирического анализа рода причины и обусловленных, в том числе и психологически ми, и социальными факторами, достаточно много.

В этой связи нами было проведено поисковое исследование, цель которого – реконструкция структурных элементов феноме на одиночества на основе выявления личностных смыслов, опре деления эмоционального отношения к этому феномену и раскры тия причинных объяснений состояния одиночества. Мы исхо дили из двухуровневой структуры одиночества: эмоционально го (аффективного) и рефлексивного (когнитивного) уровней, т.е.

из «ощущения» и «осознания», – отдавая себе отчет в том, что по внешнему поведению невозможно отличить одинокого человека от неодинокого.

Инструментарий нашего исследования состоял из несколь ких блоков, реализующих: тест UCLA, разработанный Д. Рассе UCLA, разработанный Д. Рассе, разработанный Д. Рассе лом для фиксирования «уровня» одиночества [16], метод неокон ченных предложений, семантический дифференциал. Кроме это го в инструментарий вошел блок вопросов, направленных на вы явление представлений о причинах одиночества.

Инструментарий исследования Одной из методик, распространенных и подтвердивших свою эффективность при фиксировании «уровня» одиночества, счита ется тест UCLA [1, с. 206]. Он применялся во многих эмпириче UCLA [1, с. 206]. Он применялся во многих эмпириче [1, с. 206]. Он применялся во многих эмпириче ских исследованиях одиночества и представляет собой метод од номерного шкалирования и является шкалой суммарных оценок, пункты которой были отобраны разработчиками на основании ряда методических экспериментов, а также корреляции с индек сом самоотнесения к категории одиночества и проверки на ва лидность [16]. Первый блок нашего инструментария состоял из этого теста. Вопрос к блоку формулировался следующим обра зом: «Укажите, как часто Вы испытываете состояние, описан ное в каждом нижеследующем пункте. Обведите кружком балл Ж.В. Пузанова для каждого пункта». Респондентам предлагалось выбрать один из вариантов ответа «никогда – редко – иногда – часто» по всем предложенным ниже пунктам.

1. Я чувствую, что нахожусь в ладу с окружающими меня людьми.

2. Я испытываю недостаток в дружеском общении.

3. Нет никого, к кому я мог бы обратиться.

4. Я не чувствую себя одиноким.

5. Я ощущаю себя частью группы друзей.

6. У меня много общего с окружающими людьми.

7. Я больше не замыкаюсь в себе.

8. Никто из окружающих не разделяет моих интересов и мыслей.

9. Я – человек, легко отдаляющийся от людей.

10. Есть люди, к которым я испытываю глубокие чувства.

11. Я чувствую себя покинутым.

12. Мои социальные связи не глубоки.

13. Никто не знает меня по-настоящему.

14. Я чувствую себя изолированным от других людей.

15. Я могу найти друзей, как только я этого захочу.

16. Есть люди, которые по-настоящему понимают меня.

17. Я несчастен, оттого что так отдален от людей.

18. Люди вокруг меня, но не со мной.

19. Есть люди, с которыми я могу поговорить.

20. Есть люди, к которым я могу обратиться.

Уровень переживания респондентом чувства одиночества определялся в виде суммарной оценки, исходя из того, что вари ант ответа «часто» на одни пункты кодируется как «4», а «никог да» как «1», а на другие – наоборот «часто» кодируется как «1», а никогда как «4».

Второй блок инструментария составили неоконченные пред ложения, позволившие снять тревогу респондента, возникающую при необходимости давать ответы на сенситивные вопросы о себе, и обеспечившие доступ к необходимой исследователю информа ции. Ранее нами было показано, как, используя метод неокончен ных предложений, можно получить данные о категориях, кото «Одиночество» как предмет эмпирического анализа рыми оперируют люди для описания своего жизненного опыта, собрать личностные смыслы, а также определить значения, кото рые вкладывают респонденты в понятия «одиночество» и «оди нокий человек» [17]. В ходе именно этого исследования были ото браны «адекватные стимулы (начала предложений)», к которым были отнесены:

Одиночество – это следствие… Одиночество приходит тогда, когда… Одиночество – это плохо потому что… Одиночество – это хорошо, потому что… Для меня одиночество – это… Человек одинок, потому что… В инструментарий были включены и неоконченные предло жения, позволяющие респондентам охарактеризовать эмоциональ ное состояние человека, переживающего одиночество:

Одинокий человек испытывает… Одинокому человеку свойственны… Когда человек одинок, он… Одиночеству подвержены… При формировании вопросов третьего блока инструментария мы исходили из переплетения в индивидуальном сознании двух реальностей, отраженных непосредственно в виде субъективных переживаний и ощущений, и опосредованно – через систему об щественно выработанных способов осознания (через языковые формы). Завершая предложения, респондент оказывается в ситу ации, когда ему самому необходимо «назвать» свои эмоции, но их не всегда возможно «озвучить словами». В этом случае помогает методика построения семантического пространства как способа передачи смысла понятия в простейших филогенетически и он тогенетически первичных формах восприятия и эмоций. Она вы водит нас из системы социальной нормированности, обществен ной конвенции в мотивационно-потребностную сферу субъекта, Ж.В. Пузанова из сферы значений когнитивного уровня в сферу смыслов аффек тивного уровня [18].

Как известно, основное положение психосемантики – это раз деление значения, которое фиксируется в языке надындивидуаль но, зависимо от социального окружения и личностного смысла, как субъективной эмоциональной оценки окружающего мира и, как правило, не имеющего аналога в языковых единицах [19]. Поэтому целесообразно построение особого семантического пространства восприятия феномена одиночества. Довольно часто исследовате ли вводят собственные шкалы, но в этом случае с неизбежностью присутствует значительный элемент субъективности. В нашем же исследовании эмоциональный уровень отслеживался с помощью двух методик: неоконченных предложений и семантического диф ференциала. При выборе исходных биполярных шкал были проана лизированы шкалы, предложенные Ч. Осгудом, и набор шкал, вы деленных В.Ф. Петренко [20]. Кроме того, был проведен ассоци ативный эксперимент, в ходе которого респонденты назвали при лагательные, описывающие разнообразные ощущения по поводу одиночества. Возможен и вариант, когда респондентам предлагает ся написать пары прилагательных, но тогда возникает трудность с подбором антонимичных пар. Поэтому корректнее сначала выбрать ряд прилагательных, а затем сформировать антонимичные пары.

В результате ассоциативного эксперимента нами было полу чено 37 прилагательных: мрачное, забытое, мечтательное, свет лое, беспробудное, частое, полезное, радужное, далекое, нужное, возвышенное, дружеское, романтическое, преходящее, грустное, тоскливое, глубокое, полное, необходимое, злое, закрытое, пло дотворное, убогое, бессмысленное, печальное, вынужденное, хо лодное, принудительное, простое, невезучее, впечатлительное, закономерное, управляемое, фатальное, заслуженное, активное, постоянное. Основываясь на том, что шкалы не должны носить расплывчатый неоднозначный характер и требовать дополнитель ных разъяснений, из этого списка были удалены «неоднозначные» «Одиночество» как предмет эмпирического анализа прилагательные, и получено 19 пар: светлый – темный;

холод ный – горячий;

простой – сложный;

глубокий – поверхностный;

полный – неполный;

дружеский – враждебный;

активный – пас сивный;

печальный – радостный;

закрытый – открытый;

посто янный – временный;

частый – редкий;

преходящий – вечный;

бес смысленный – осмысленный;

плодотворный – неплодотворный;

возвышенный – низменный;

принудительный – добровольный;

управляемый – стихийный;

закономерный – случайный;

заслужен ный – незаслуженный, которые и образовали исходное признако вое пространство. С помощью антонимичных прилагательных, которые описывают простейшие первичные формы восприятий и эмоций, предполагается, что человек способен оценить изуча емый объект, соотнося интенсивность внутреннего переживания с заданной шкалой [18;

21]. Включение в инструментарий этих шкал позволило выявить аффективный компонент отношения к феномену одиночества, сопоставить его с когнитивным уровнем осознания и попытаться сравнить восприятие одиночества у раз ных групп людей, отобранных на основе теста UCLA.

И, наконец, для того чтобы выделить представления респон дентов о возможных причинах появления состояния одиночества, был сформулирован ряд суждений, с которыми им предлагалось согласиться или не согласиться. Были предложены три группы суждений о сущности и происхождении одиночества (на основа нии имеющихся теоретических подходов [6]): одиночество при суще человеку от природы;

одиночество – социально приобретен ное чувство;

одиночество свойственно людям, обладающим опре деленными личностными качествами. При этом, как уже указыва лось, мы исходили из того, что одинокие люди будут говорить о собственном опыте, а неодинокие – придерживаться распростра ненных представлений об одиночестве. Вопрос, обращенный к респонденту, звучал: «Согласны ли Вы со следующими высказы ваниями?» и предлагались три группы суждений, с которыми он мог согласиться или не согласиться.

Ж.В. Пузанова Группа 1. Одиночество присуще человеку от природы.

1. Все люди в мире одиноки.

2. Даже в компании лучших друзей/друга человек одинок.

3. Все люди одиноки, но не все это признают.

4. Одиночество – всего лишь осознание собственной инди видуальности.

5. Кто никогда не чувствовал себя одиноким, тот никогда не чувствовал себя самим собой.

6. Только в одиночестве возможно творчество.

7. Осознание одиночества – встреча с собственным «Я».

8. Только в состоянии одиночества человек может осознать свою значимость.

Группа 2. Одиночество – социально приобретенное чувство.

1. Одиночество появляется, когда исчезают друзья.

2. Разочаровавшись в окружающих, человек чувствует себя одиноким.

3. Отсутствие любимого человека вызывает чувство одино чества.

4. Одинокий человек – изгой в современном обществе.

5. Только потеря близкого человека способна вызвать в чело веке глубокое чувство одиночества.

6. Одиночество помогает отвлечься от суеты общества.

7. Одиночество – единственный способ избежать обмана.

8. В нашем мире быть проще одиноким.

Группа 3. Одиночество свойственно людям, обладающим определенными личностными качествами.

1. Замкнутый человек обречен на одиночество.

2. Оптимистам не бывает одиноко.

3. Общительный человек никогда не одинок.

4. Высокомерные люди часто одиноки.

5. Одиночество – признак исключительности и неповторимос ти человека.

«Одиночество» как предмет эмпирического анализа 6. Одиночество – знак гениальности.

7. Некоторые люди склонны к одиночеству от природы.

8. Творческие натуры любят одиночество.

Эмпирическая база исследования Полевая часть исследования была реализована в 2007 г. В опро се приняли участие 107 студентов первого курса Российского уни верситета дружбы народов различных направлений подготовки, т.е. те, кто сменил социальное окружение. В выборку вошли как москвичи и жители Московской области, поступившие в универ ситет и оказавшиеся в новой обстановке, так и люди, приехавшие из других городов России, для которых смена социального окруже ния была сопряжена с весьма резким изменением условий жизни.

Логика анализа данных и результаты исследования На первом этапе анализа по данным, полученным с помо щью шкалы суммарных оценок (вопросник UCLA), были выде UCLA), были выде ), были выде лены три группы респондентов в зависимости от уровня пережи вания одиночества. Так как диапазон изменения этого уровня от 20 до 80 баллов, то в первую группу были отнесены респонден ты, набравшие от 20 до 40 баллов, во вторую – 40-60 баллов, в третью – 60-80 баллов.

Тем самым в первую группу попадают респонденты, не склонные к переживанию одиночества и ответившие на вопро сы, диагностирующие наличие этого переживания, отрицательно.

Эта группа является самой многочисленной как среди москви чей, так и среди приехавших из других городов (74% и 68% со ответственно), и наиболее часто встречающиеся ответы респон дентов – «крайне редко». Во вторую группу вошли респонден ты, занимающие промежуточное положение, ответы которых в целом характеризуются некоторой неопределенностью. Самый распространенный вариант ответов для них – «иногда». Мы счи Ж.В. Пузанова таем возможным рассматривать таких респондентов скорее как не переживающих/не склонных к переживанию глубокого чув ства одиночества на момент опроса. Из числа респондентов москвичей к этой группе относятся 26%, а среди респондентов, приехавших из других регионов, во вторую группу были отнесе ны 28%. Третья, самая малочисленная группа представлена од ним респондентом (с ним в процессе дальнейшего анализа было проведено интервью).

Далее нами было сделано сравнение результатов теста UCLA с ответами на вопрос: «Чувствуете ли Вы себя одиноким?» В ре зультате выяснилось, что практически все респонденты (91,5%), ответившие «Я не чувствую себя одиноким», попали в первую группу (по методике UCLA). Из такого рода сильной корреляци UCLA). Из такого рода сильной корреляци ). Из такого рода сильной корреляци онной связи можно констатировать, что достаточно трудоемкая методика тестирования дает такой же результат, как и ответы на один вопрос: «Чувствуете ли Вы себя одиноким?» Второй этап анализа включал выявление особенностей пере живания чувства одиночества на рефлексивном (когнитивном) и эмоциональном (аффективном) уровнях, т.е. анализ результатов применения метода неоконченных предложений, хорошо зареко мендовавшего себя в построении моделей и распознавании эле ментов структур образов [22;

23]. Для реконструкции структур ных элементов феномена одиночества прежде всего были выделе ны элементарные обоснования, которые затем были объединены в 10 элементов: коммуникация, социальное окружение, внешние об стоятельства, негативные эмоции, личностные характеристи ки, поведение, уединение, оценка переживания одиночества, оди ночество, естественное состояние. Эти элементы были объеди нены в 5 компонентов: социальное окружение, негативные эмо ции, личностные характеристики, поведенческая реакция, оцен ка (см. табл. 1).

В процессе анализа для оценки значимости элемента и ком понента был введен индекс. Для этого каждому элементарному Таблица РЕКОНСТРУКЦИЯ СТРУКТУРНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ФЕНОМЕНА ОДИНОЧЕСТВА Компоненты Элементы Элементарные обоснования Общение Коммуникация Понимание Замкнутость Ненужность Социальное окружение Потеря близких, душевная травма Социальное окружение Отсутствие любимого человека/друга Неприятие обществом Неприятие общества Внешние обстоятельства Внешние обстоятельства Стресс, депрессия Грусть, тоска Негативные эмоции Негативные эмоции Неуверенность, стесненность, дискомфорт Агрессия, злость Особенности характера, недостатки Возраст Личностные характе- Личностные Странности ристики характеристики Умные, опытные Неудачники, глупые «Одиночество» как предмет эмпирического анализа Окончание табл. Компоненты Элементы Элементарные обоснования Ошибки Поведение Сосредоточение на деле Поведение Попытка изменить положение Спокойствие Реакция (поведенческая) Алкоголизм Размышления Отдых Уединение Посвятить время себе Собственное желание Творчество, идеи Равнодушие Хорошо Оценка Плохо Оценка Негативные последствия Одиночество Одиночество Естественное состояние Естественное состояние Все одиноки Ж.В. Пузанова «Одиночество» как предмет эмпирического анализа обоснованию (ЭО) присваивался вес, равный: 1 – если оно един ственное в окончании предложения;

0,5 – если оно сопровожда ется еще одним;

0,33 – если элементарных обоснований три и бо лее. Общий вес всех ЭО получился равным 997,83. Каждый эле мент (компонент) также имел собственный вес, доля которого в общем весе и характеризует его значимость (см. табл. 2).

Наиболее частыми были ответы: «нуждается в общении», «человек замыкается в себе», «отчужденность», «он не может найти общий язык с другими», «тебя не понимают», «не с кем делиться своими чувствами», «не имеет друзей», «он не любит и его не любят», «неумение подстраиваться под общество», «он никому не нужен» и даже «ему никто не нужен». Таким образом, основной причиной и следствием одиночества, по мнению мно гих респондентов, является отсутствие (утрата) социальных свя зей или проблемы в коммуникации. По большей части пережи вание одиночества ассоциируется у респондентов с негативными эмоциями, либо проблемами в общении, отсутствием близких лю дей и личной трагедией.

Палитра переживаний, вызванных одиночеством, достаточ но широка. Так, в качестве обоснований на предложение: «Оди ночество – это плохо, потому что…» респонденты называли:

грусть, скуку, страдания, дискомфорт, стеснительность, ра зочарование в жизни, депрессию, подавленность и даже же стокость и грубость. Чуть меньший вес у компонента «пове денческая реакция». Респонденты считают, что нередко одино чество – собственное желание человека, это способ либо «уйти от проблем», либо «посвятить время себе» и «разобраться в себе». Некоторые описывали одиночество как уединение («по стоянно сидеть дома», «времяпровождение дома»), как способ «отдохнуть», «отвлечься от суеты», как возможность «занять ся своими делами», «способ себя развивать». Были и те, кто счи тали, что одиночество – следствие ошибок в жизни, алкоголиз ма или же разлуки с близким человеком.

Таблица ЗНАЧИМОСТЬ ЭЛЕМЕНТОВ И КОМПОНЕНТОВ В СТРУКТУРЕ «ОДИНОЧЕСТВА» Элемент Вес Доля, % Компонент Вес Доля, % Коммуникация 183,80 18, Социальное окружение 122,82 12,31 Социальное окружение 324,45 32, Внешние обстоятельства 17,83 1, Негативные эмоции 190,44 19,09 Негативные эмоции 190,44 19, Личностные характеристики 94,16 9,44 Личностные характеристики 94,16 9, Поведение 59,82 6, Поведенческая реакция 186,63 18, Уединение 126,81 12, Оценка 73,65 7, Одиночество 39,00 3,91 Оценка 158,15 15, Естественное состояние 45,50 4, Нет ответа 44,00 4,41 Нет ответа 44,00 4, Итого 997,83 100,00 Итого 997,83 100, Ж.В. Пузанова «Одиночество» как предмет эмпирического анализа В компонент «оценка» попали высказывания, которые давали характеристику одиночества в качестве переживания. Как и пред полагалось, одиночество чаще воспринимается в виде негативно го чувства (ЭО «плохо» имеет вес 46, а «хорошо» – 18,82). При этом в первое из них входят резко отрицательные характеристики:

«это крах», «самоубийство», «смерть», «катастрофа», «самое ужасное чувство, присущее человеку». В элементарных обосно ваниях «хорошо» часто встречались такие ответы, как «это во все не плохо», «иногда полезно», «много плюсов». Также к компо ненту «оценка» относятся предположения, что одиночество при суще всем людям и оно – естественное состояние («это жизнь», «обычное состояние»).

К личностным характеристикам одиноких людей нередко при писывались такие качества, как высокая самооценка, пессимизм, скверный характер, скрытность, самодостаточность. Одиночество равно присуще, по мнению респондентов, как умным («люди, мно го знающие о жизни»), так и глупым, неудачникам («ботаники», «непривлекательные», «неудачники»). Была выделена также и ка тегория «странных людей» – «совершают странные поступки», «необычные люди», «склонные к сумасшествию». Были и предпо ложения, что одиночество – черта определенного возраста, при сущая, прежде всего, пожилым людям и подросткам.

Таким образом, на этом этапе анализа вырисовываются не которые тенденции восприятия и понимания одиночества моло дыми людьми. Большинство из них интерпретируют его как нега тивное, положительные же характеристики приписываются оди ночеству в случае, если оно является средством, чтобы отвлечь ся от суеты и посвятить время себе, т.е. как уединение. Некото рые респонденты затруднялись с ответами, обосновывая это тем, что им незнакомо такое чувство, возможно, именно поэтому оди нокие люди им казались странными, выделяющимися из толпы.

В целом результаты использования методики неоконченных предложений согласуются с различными теоретическими подхо Ж.В. Пузанова дами к рассмотрению этого феномена: возникновение одиноче ства зависит от общества, социального окружения, личностных характеристик индивида и онтологичности одиночества, о чем мы говорили в постановке проблемы. Кроме этого методика по казала «неразделенность» в осознании понятий «одиночество», «уединение», «изолированность», «отчуждение», причин и по следствий одиночества, что особенно ярко раскрывается в ЭО эле мента «коммуникация». Здесь совершенно четко видно, что про блемы в коммуникации выступают как одни из основных причин ных объяснений одиночества, но на личностном уровне респон дентами акценты расставляются по-разному: «не может найти общий язык с другими», «тебя не понимают». Можно говорить и о многоуровневости восприятия и осознания одиночества: ког нитивный (попытки осознать причины возникновения одиноче ства, его сущность), аффективный (попытки описать, какие эмо ции возникают при объяснении одиночества) и отчасти поведен ческий (попытки представить, как ведут себя люди, испытываю щие одиночество).

Третий этап анализа осуществлялся по результатам оценки «одиночества» по совокупности 19 семантических шкал. Так как ставилась задача построения семантического пространства, то пре жде всего из анализа были исключены шкалы, по которым дава лись нейтральные оценки (0), ибо они эмоционально не затраги вали респондентов и не несли существенной смысловой нагруз ки. К их числу оказались отнесенными: принудительный – добро вольный, управляемый – стихийный, заслуженный – незаслужен ный, преходящий – вечный, бессмысленный – осмысленный. Сле дует подчеркнуть, что эти шкалы находились в конце списка, по этому вполне возможен вариант, когда они не «сработали» имен но из-за своего расположения.

На основании сходства оценок по шкалам была построена матрица корреляции шкал, которая затем подверглась процедуре факторного анализа (использовался центроидный метод с враще «Одиночество» как предмет эмпирического анализа нием факторов по принципу varimax). По его результатам отбира лись шкалы, повышающие качество факторной модели. Критериями оценки качества являются высокие значения отобранных шкал (в ин тервале от –3 до +3), высокая объяснительная способность модели.

Таковыми оказались 10 шкал, которые приведены в табл. 3. Факто ризация этих шкал позволила выделить 4 фактора (они дают 68% объясненной дисперсии), образующих семантическое простран ство восприятия феномена «одиночество» (в табл. 3 представлены факторные нагрузки, значения которых более чем 0,4).

Таблица ЗНАЧЕНИЯ ФАКТОРНЫХ НАГРУЗОК Факторы Исходная шкала 1 2 3 Глубокое-поверхностное 0,620 0, Дружеское-враждебное 0, Печальное-радостное –0,688 0, Закрытое-открытое –0,552 0, Постоянное-временное 0, Частое-редкое 0, Плодотворное-неплодотворное 0, Возвышенное-низменное 0, Закономерное-случайное 0, Простое-сложное 0, Выделение этих базовых факторов является основой для даль нейшей корректировки списка шкал, исходных для построения се мантического пространства.

В результате проведенной факторизации можно констатиро вать следующее: первый из факторов (объясняет 22% общей дис персии) характеризует положительное отношение к одиночеству (по нашему предположению, он семантически связан с понятием Ж.В. Пузанова «уединение»). Второй фактор (20%) соотносится с прилагатель ными глубокое, печальное, закрытое, закономерное и связан с психологическим состоянием одиночества. Третий фактор (15%) описывает временную протяженность (постоянное, частое), чет вертый (12%) – интенсивность переживания (глубокое, простое).

Далее нами была предпринята попытка сравнить оценки оди ночества в четырехфакторном семантическом пространстве у двух категорий респондентов, выделенных на первом этапе ана лиза – это «неодинокие» и «имеющие опыт переживания одино чества». Отношение к одиночеству в этих двух группах практи чески схожее за исключением смещения во второй группе оцен ки по второму фактору, который мы определили как психологи ческое одиночество.

На четвертом этапе анализа выявлялись представления об одиночестве в контексте причинных объяснений (по согласию или несогласию с перечисленными выше высказываниями). В ре зультате было выявлено, что в основном люди склонны рассма тривать в качестве причин возникновения одиночества общество и индивидуальные характеристики личности (50,5% и 51,3% по ложительных ответов соответственно). С тем, что одиночество является естественным состоянием человека, согласились толь ко 32,9% опрошенных.

Несмотря на небольшую разницу в возрасте наших респон дентов можно заметить некоторые различия в ответах респонден тов 16 и 20 лет. Так, 50% шестнадцатилетних согласились с вы сказываниями об обществе как главном виновнике одиночества.

У двадцатилетних большинство набрали личные качества чело века (43,8%). Респонденты от 17 до 19 лет соглашались с первым («от природы») и третьим («личные свойства») блоком пример но поровну. Интересными оказались результаты с точки зрения зависимости мнений студентов о причинах одиночества с их ма териальной обеспеченностью. Респонденты, считающие свое ма териальное положение плохим («мне едва хватает на самое необ «Одиночество» как предмет эмпирического анализа ходимое»), винили в одиночестве общество, в то время как ре спонденты, оценивающие свое материальное положение как хо рошее, видели главную причину одиночества в индивидуальных качествах личности.

Обобщая результаты исследования, можно сделать вывод, что молодые люди, принявшие участие в исследовании и сменив шие социальное окружение (полностью или частично), поступив в университет, в целом не испытывают глубокого переживания одиночества (на основе результатов методики UCLA). Что каса UCLA). Что каса ). Что каса ется общих представлений молодых людей о причинах возник новения одиночества (когнитивный уровень восприятия одино чества), многие из них связывают их с проблемами в коммуника тивной сфере (отсутствие друзей и понимания со стороны окру жающих, общения) и личностными особенностями (замкнутость, высокомерие). Интересен тот факт, что результаты исследования на когнитивном уровне не связаны с полом и местом проживания студентов до поступления в университет, однако зависят от воз раста (несмотря на то, что разница в возрасте была не велика) и от материального положения респондента.

На эмоциональном же уровне наблюдаются различия по полу и месту проживания до поступления в университет, хотя они не носят существенного характера. На эмоциональном уровне се мантическое пространство слова «одиночество» формируется че тырьмя факторами: уединение, психологическое чувство одино чества, временная протяженность, интенсивность переживания.

Среди переживаний, наиболее характерных для одинокого че ловека, большинство респондентов выделяло такие эмоции, как грусть, тоска, стресс, депрессия, дискомфорт и неуверенность и т.д. Однако при рассмотрении этих результатов необходимо при нимать во внимание, что наши респонденты не испытывали чув ства одиночества, поэтому данные характеристики давались либо на основе личных наблюдений (опыта), либо благодаря сложив шимся стереотипам.

Ж.В. Пузанова Реконструкция структурных элементов феномена одиноче ства методом неоконченных предложений дала возможность по строить многокомпонентную модель, куда входят описательные объяснения одиночества (личностные смыслы), причинные объ яснения и эмоциональная оценка. Это согласуется и с результа тами построения семантического пространства, которые пока зали, что действительно существует «раздвоенность» в отноше нии к одиночеству и положительные оценки здесь соседствуют с негативными. Причем респонденты, имеющие опыт пережива ния одиночества, более сдержаны в своих оценках. Существуют и различия в результатах этих двух методик. Так, по первому из них «негативные эмоции» набрали вес в 20% от всех ЭО и мож но сказать, что преобладает оценка одиночества как негативного переживания, то по второму факторы «одиночество» (негативно описывающий одиночество) и «уединение» (положительно) при мерно равнозначны. Скорее всего, это связано с различными уров нями восприятия, а также с тем, что при работе с неоконченны ми предложениями респонденты в основном говорят о себе, либо передают представления об одиноком человеке и стоят перед не обходимостью «назвать» свои эмоции. При использовании мето дики семантического дифференциала респонденту не приходит ся переводить свои ощущения с аффективного уровня на когни тивный, что при исследовании такой деликатной темы, безуслов но, является достоинством.

Таким образом, в ходе исследования был поставлен и решен ряд задач, связанных с изучением одиночества на эмпирическом уров не, и подтверждено, что для более полного и адекватного анализа этого феномена наиболее релевантным является метод неокончен ных предложений в сочетании с психосемантическими методами.

ЛИТЕРАТУРА 1. Лабиринты одиночества / Пер. с англ.;

Сост., общ. ред. и предисл. Н.Е. По кровского. М.: Прогресс, 1989.

«Одиночество» как предмет эмпирического анализа 2. Moustakas C.E. Loneliness. N.Y.: Prentice-Hall, 1961.

3. Riesman D., Glazer N. The Lonely Crowd: a Study of Changing American Character. New Haven, 1961.

4. Slater P. The Pursuit of Loneliness: American Culture at the Breaking Point.

Boston, 1976.

5. Weiss R.S. Loneliness: The Experience of Emotional and Social Isolation.

London: MIT Press, 1973.

6. Покровский Н.Е., Иванченко Г.В. Универсум одиночества: социологиче ские и психологические очерки. М.: Логос, 2008.

7. Пузанова Ж.В. Философия одиночества и одиночество философа // Вестн.

РУДН. Сер. Социология. 2006. № 4-5. С. 47–59.

8. Пузанова Ж.В. Одиночество (опыт философско-социологического ана лиза). М.: Изд-во «Уникум Центр», 1998.

9. Кирпиков А.Р. Позитивные аспекты переживания одиночества в подрост ковом возрасте: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2002.

10. Малышева С.В. «Образ Я» и представление о сверстнике у подрост ков, переживающих одиночество: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2003.

11. Перешеина Н.В. Психология одиночества у законопослушных и крими нальных подростков: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 1999.

12. Шмелев Р.В. Исследование взаимосвязи девиантного поведения и со стояния одиночества в подростковом обществе: Автореф. дис. … канд. психол.

наук. Самара, 2004.

13. McGuire S.C. Genetic and Environmental Contributions to Loneliness in Children // Psychological Science. November 2000. Vol. 11. Iss. 6.

14. Uruk A.C., Demir A. The Role of Peers and Families in Predicting the Lone liness Level of Adolescents // Journal of Psychology. March 2003. Vol. 137. Iss. 2.

15. Романова И.В. Адаптация одиноких женщин к посттрудовому пери оду в условиях современного общества: Автореф. дис.... канд. социол. наук.

Улан-Удэ, 2002.

16. Russel D., Peplau L.A., Cutrona C.E. The Revised UCLA Loneliness Scale:

Concurrent and Discriminate Validity Evidence // Journal of Personality and Social Psychology. 1980. No. 3 (39). P. 472–480.

17. Пузанова Ж.В. Метод неоконченных предложений в изучении пробле мы одиночества // Вестн. РУДН. Сер. Социология. 2004. № 6-7. С. 92–111.

18. Баранова Т.С. Психосемантические методы в социологии // Социоло гия: методология, методы, математические модели. 1993–94. №3-4. С. 55–64.

19. Климов И.А. Комплексное использование семантического дифференциа ла и контент-анализа открытых вопросов для изучения культурных феноменов // Социология: методология, методы, математические модели. 1998. № 10. С. 5–27.

20. Петренко В.Ф. Основы психосемантики. СПб.: Питер, 2005.

Ж.В. Пузанова 21. Баранова Т.С. Эмоциональное «Я – Мы» (опыт психосемантического исследования социальной идентичности) // Социология: методология, методы, математические модели. 2002. № 14. С. 70–101.

22. Бурлов А.В., Татарова Г.Г. Метод неоконченных предложений в изуче нии образа «Культурный человек» // Социология: методология, методы, мате матические модели. 1997. № 9. С. 5–31.

23. Климова С.Г. Опыт использования методики неоконченных предложе ний в социологическом исследовании // Социология: методология, методы, ма тематические модели. 1995. № 5-6. С. 49–64.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.