WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

МНОГОМЕРНЫЙ АНАЛИЗ ДАННЫХ М.Г. Руднев (Москва) ВЛИЯНИЕ «РУССКОЯЗЫЧНОСТИ» НА ЖИЗНЕННЫЕ ЦЕННОСТИ1 В статье представлены результаты вторичного анализа данных, полу ченных с помощью методики Ш. Шварца в

Европейском социальном исследовании. Анализируется влияние принадлежности к русскоязычно му сообществу на жизненные ценности людей, проживающих в разных странах (Израиль, Латвия, Россия, Украина, Эстония). Проводятся кросс культурные сравнения ценностей, опираясь на методы дисперсионного и регрессионного анализа.

Ключевые слова: кросс-культурные сравнения, языковой фактор, русско говорящие, жизненные ценности, методика Шварца, регрессионный анализ.

Постановка исследовательской задачи Различия между ценностями россиян и жителей других стран зачастую связывают с влиянием национальной культуры [1;

2;

3;

4;

5]. Если русская культура действительно важна для формиро Максим Геннадьевич Руднев – младший научный сотрудник сектора исследо ваний личности ИС РАН. E-mail: maksim.rudnev@gmail.com.

Статья подготовлена в рамках проекта «Изменения в социальной структуре, ценностных ориентациях и образы будущего граждан России и Украины: срав нительный анализ», осуществляемого при финансовой поддержке РГНФ (грант №08-03-91301а/U, рук. Е.Н. Данилова). Автор выражает благодарность за помощь при подготовке статьи В.С. Магуну, Л.М. Дробижевой и Г.Г. Татаровой.

© Cоциология: 4М. 2009. № 28.

М.Г. Руднев вания ценностей, то тогда говорящие на русском языке жители различных стран в ценностном отношении должны быть похожи и на русскоязычных людей из России, и друг на друга больше, чем на представителей других культурно-языковых групп, жи вущих с ними в одной стране. Например, такая закономерность наблюдалась среди русскоговорящих жителей Эстонии [1]. Они в ценностном отношении оказались очень похожи на россиян, среди которых по выборке более 80% говорят на русском языке, и совсем не похожи на эстоноязычных жителей. Другой пример: в Украине значимость различных ценностей зависит от региона проживания, причем значительно от других отличается западный регион, где большинство жителей говорят на украинском языке [6;

7].

Мы исходили из того, что важнейшим каналом приобщения человека к культуре является его язык и, таким образом, языковой фактор оказывается хорошим индикатором культуры, позволяющим изучать ее влияние на жизненные ценности. В этой связи нами была поставлена задача сравнения между собой групп русскоязычных и нерусскоязычных жителей четырех стран, имеющих значительную долю русскоязычного населения (Латвия, Израиль, Украина и Эстония). Понятие «русскоязычные» обозначает лишь говорящих на русском языке. В связи с этим важно уточнить два момента.

Первый связан с крайней разобщенностью русскоязычных, живущих за пределами России [8], отсутствием у них диаспораль ной самоорганизации, их идентичностью скорее с российским го сударством, чем с российским (или русским) народом (см. [9;

10]), и соответственно усилением упомянутых свойств русскоязычных групп после распада Советского Союза [8]. Второй – русскоязыч ные, проживающие за пределами России, не являются единым этносом, поскольку относятся к различным этническим группам, в том числе – к титульным. В Израиле подавляющее большинство русскоговорящих – евреи, в Украине существенная часть русско говорящих – этнические украинцы [11], в Эстонии и Латвии среди них есть русские, украинцы, белорусы, евреи.

Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности Все эти факты указывают на то, что русскоязычные, живущие за пределами России, не являются ни общиной, ни диаспорой, ни единым этносом. Их специфика, вероятно, состоит в их «русско язычности» и вытекающих из этого следствиях: в бльшей (по срав нению с титульными группами) вовлеченности в потребление рус скоязычных СМИ и других русскоязычных культурных продуктов, в бльшей идентификации с Россией как центром русскоязычного мира. Значительная часть (или даже большинство) русскоязычных жителей указанных стран объединены также общим советским прошлым, их социализация и часть жизни прошли в условиях быв шего СССР. Поскольку русскоязычные, проживающие в различных странах, все же являются чем-то большим, чем номинальная группа, будем называть их далее «русскоязычным сообществом».

Нами были сформулированы и проверены две гипотезы.

1. Русскоязычное население различных стран в ценностном отношении ближе к русскоязычным России и других стран, чем к титульному населению «своих» стран.

2. Принадлежность к русскоязычным группам оказывает сход ное влияние на ценности жителей различных стран, но степень этого влияния варьируется от страны к стране.

Анализ заключался в сопоставлении «языковых» и «страновых» влияний на жизненные ценности населения 5 стран, имеющих в своем составе заметную (или даже преобладающую, как в России) долю русскоязычного населения. Методологической особенностью нашего исследования является сочетание двух уровней анализа: на агрегированном уровне, т.е. на уровне групповых средних, и на ин дивидуальном уровне. Первый подход дает более общее и целостное представление о различиях изучаемых групп, второй же позволяет изучить разброс индивидуальных данных. Важно, что эти два уровня анализа являются взаимодополняющими.

М.Г. Руднев Эмпирическая база исследования В процессе анализа использовались данные 3-й волны (раун да) Европейского социального исследования (European Social Survey), проведенного в 2006–2007 гг. в 25 европейских странах1.

В анализ включены 5 стран, в которых проживает значительное количество русскоязычного населения и которые участвовали в ЕСИ: Россия, Украина, Эстония, Латвия и Израиль2.

Суммарно в анализируемых нами странах проживает боль шинство русскоязычных людей планеты. Объем опрошенных по всем пяти странам составил 9847 респондентов. В том числе в Эстонии – 1510 респондентов (русскоязычных – 539, эстоно язычных – 971);

в Латвии – 1938 (русскоязычных – 522, говорящих на латышском – 1416);

в Украине – 1972 (русскоязычных – 632, украиноязычных – 1343);

в Израиле – 1987 (русскоязычных – 242, ивритговорящих – 1745);

в России – 2278 русскоязычных рес пондентов.

Об инструментарии исследования. Язык респондента фикси ровался с помощью вопроса: «На каком языке или языках Вы чаще всего говорите дома?» Критерием «русскоязычности» выступало со общение респондента о том, что дома он говорит в первую очередь на русском языке. В качестве «титульных языков» рассматривались в за висимости от страны украинский, эстонский, латышский и иврит.

Ценности измерялись с помощью методики Ш. Шварца [13;

14], основанной на его теории базовых жизненных ценностей и опирающейся на предположение существования 10 типов ценно В России исследование проводится Институтом сравнительных социальных исследований (ЦЕССИ), национальный координатор – А.В. Андреенкова [12].

Данные по Израилю взяты из 1-го раунда Европейского социального исследо вания, проведенного в 2002–2003 гг., поскольку во 2-м и 3-м раундах эта страна не участвовала. При этом в анализ были включены только те жители Израиля, которые говорили дома на иврите (титульный язык) либо на русском языке.

Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности стей, находящихся в устойчивых отношениях между собой (см.

рис. 1). В этом ценностном круге Шварца отражены устойчивые взаимосвязи между типами: чем ближе друг к другу они рас положены, тем сильнее прямая связь. Соответственно типы, рас положенные в противоположных секторах круга, имеют обратную связь. Применительно к конкретному человеку это означает, что предпочтение одного типа ценностей обычно происходит в ущерб значимости других, противоположных по смыслу ценностей1.

Рис. 1. «Круг Шварца», иллюстрирующий взаимосвязи между десятью ценностными типами (Источник: [13]) Более подробное описание методики на русском языке можно найти в работах [1;

6;

15].

М.Г. Руднев Приведем краткое описание 10 базовых типов жизненных ценностей.

Власть-богатство (Power). Социальный статус и престиж, контроль или доминирование над людьми и ресурсами, обладание большим количеством денег и материальных благ.

Достижение (Achievement). Личный успех и его демонстрация через достижения и способности, соответствующие социальным стандартам.

Гедонизм (Hedonism). Собственное удовольствие и чувствен ное удовлетворение.

Риск-новизна (Stimulation). Жизнь, насыщенная острыми ощущениями, новизной и сложными задачами.

Самостоятельность (Self-direction). Независимость в мыш лении и принятии решений, творчество, познание.

Универсализм (Universalism). Понимание, высокая оценка и защита благополучия всех людей, а также природы, толерант ность.

Благожелательность (Benevolence). Сохранение и повыше ние благополучия людей, с которыми человек часто общается.

Традиция (Tradition). Уважение и принятие обычаев и идей, которые исходят от традиционной культуры и религии, привер женность им.

Конформность (Conformity). Избегание действий, склонно стей и побуждений, которые могли бы расстроить других людей или причинить им вред, а также нарушить социальные требования и нормы.

Безопасность (Security). Безопасность, гармония и стабиль ность общества, отношений с людьми и самого человека.

По теории Ш. Шварца 10 типов ценностей можно объединить в четыре категории, которые образуют две ценностных оси. Пер вая из них противопоставляет ценности Открытости изменениям ценностям Сохранения. В терминах 10 ценностей – это противо поставление Самостоятельности, Риска-новизны и Гедонизма Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности ценностям Безопасности, Конформности и Традиции. Вторая ось «разводит» по разным полюсам ценности Самоутверждения (это ценности Власти-богатства и Достижения) и Выхода за пределы своего «Я» (ценности Универсализма и Благожелательности).

Существует несколько методик измерения ценностей, разра ботанных Ш. Шварцем. В Европейском социальном исследовании был применен метод Портретного опросника [14]: респонденту предъявлялся 21 словесный портрет людей, характеризующий их ценности, и затем предлагалось оценить свое сходство с этими людьми по 6-балльной шкале, от 1 – «совсем не похож на меня» до 6 – «очень похож на меня». На основе этих оценок вычислялись 10 индексов, которые выражали значимость для респондента каж дого из 10 типов ценностей. Индексы вычислялись как средние двух (или трех – в случае Универсализма) оценок, которые затем центрировались. Центрирование представляет собой вычитание индивидуальной средней по 21 оценке из значения средней, это помогает обойти склонность различных респондентов работать только в одной части шкалы1.

Значения по каждой из ценностных осей для каждого инди вида представляют собой индивидуальные факторные значения, полученные с помощью факторизации ответов на 21 исходный вопрос анкеты (подробнее см.: [6;

7]).

Сравнительный анализ страноязыковых групп Анализ на уровне агрегированных данных выстраивался на основе сравнения 9 страноязыковых групп между собой. Пере Такова стандартная процедура обхода склонности респондентов к работе только в одной части шкалы (речь идет о шкале Лайкерта). Эта склонность значительно различается среди представителей разных стран: например, жители Греции и Кипра склонны работать в нижней части шкалы, отмечая преимущественно или 2, а жители Швеции и Норвегии отмечают только 3 или 4. В психологии процедура центрирования называется «ипсатизация».

М.Г. Руднев сечение признака страны и языка дало эти 9 страноязыковых групп: русскоязычные и титульные группы каждой из 5 стран (нерусскоязычные россияне исключались из анализа).

В табл. 1 приведены ценности, по которым русскоязычное насе ление четырех интересующих нас стран статистически значимо от личается от российских русскоязычных, а также от своих сограждан, говорящих на государственном языке1. В первом столбце таблицы представлено число ценностных индексов, по которым каждая из групп русскоязычных отличается от русскоговорящих россиян, а во втором и третьем столбцах – особенности этих отличий. В сле дующих трех столбцах по той же схеме описаны отличия каждой из русскоязычных групп от своих «титульных» сограждан.

Отличие различных страноязыковых групп от русскогово рящих россиян. Русскоговорящие жители Эстонии отличаются от россиян только по одному индексу – Конформности, т.е. средние значения индексов для них практически совпадают с российскими.

В то же время они резко и статистически значимо отличаются (по 8 индексам) от титульной эстонской группы. Для наглядности это можно выразить как соотношение 1:8. В Украине это соотноше ние – 5:6, в Израиле – 5:5. И лишь в Латвии эта закономерность нарушается: латвийские русскоязычные сильнее отличаются от русскоязычных россиян, чем от титульного населения, говорящего по-латышски, – 7:3.

Титульное население каждой из 4 рассматриваемых стран отличается от россиян сильнее, чем соответствующее русско Статистическая значимость (на уровне 0,05) различий средних здесь и далее проверялась с помощью процедуры однофакторного дисперсионного анализа (ANOVA) на основе критерия Тамхена, в котором не используется допущение о равенстве дисперсий. В каждом из 4 сравнений (по каждому из 10 индексов) участвовало три группы: русскоязычная, соответствующая титульная и рус скоязычные россияне, т.е. проверялась нулевая гипотеза о равенстве средних в этих трех группах.

Таблица РАЗЛИЧИЯ МЕЖДУ РУССКОЯЗЫЧНЫМИ ГРУППАМИ РАЗЛИЧНЫх СТРАН И ДРУГИМИ СТРАНОЯЗЫКОВЫМИ ГРУППАМИ Различия между русскоязычными из разных стран Различия между русскоязычным и «титульным» и русскоязычными россиянами населением четырех стран Менее важны, чем Более важны, чем Менее важны, чем Страна Более важны, чем Число для русскоязычных Число для «титульного» для «титульного» для русскоязычных различий россиян ценнос- различий населения ценнос- населения ценнос россиян ценности… ти… ти… ти… Благожелательность Безопасность Универсализм Эстония 1 Конформность 8 Достижение Самостоятельность ––– Власть-богатство Риск-новизна Гедонизм Безопасность Риск-новизна Традиция Риск-новизна Латвия 7 Гедонизм 3 Конформность Благожелательность Гедонизм Достижение Универсализм Благожелательность Традиция Безопасность Традиция Израиль 5 Гедонизм Власть-богатство 5 Конформность Гедонизм Достижение Власть-богатство Самостоятельность Конформность Конформность Традиция Риск-новизна Украина 5 Благожелательность 6 Традиция Достижение Гедонизм Риск-новизна Универсализм Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности М.Г. Руднев язычное. В Эстонии титульное население отличается от россиян по 9 ценностям, а русскоязычное – по одной, т.е. соотношение 9:1, в Израиле это соотношение 9:5, в Украине – 9:5, в Латвии – 8:7.

Если допустить, что люди из разных стран, говорящие на русском языке, по своим базовым характеристикам, влияющим на ценности, совпадают с российскими, то их ценностные от личия от россиян покажут, как повлиял на них факт проживания в другой стране.

Рис. 2. Ценностные дистанции между страноязыковыми группами четырех стран и русскоязычными россиянами На рис. 2 изображены ценностные дистанции1 между различ ными страноязыковыми группами и русскоязычными россиянами.

«Зарубежные» русскоязычные явно ближе по своим ценностям к российским русскоязычным, чем соответствующие титульные группы. Примечательно, что и русскоговорящие, и нерусского ворящие люди, живущие в одной стране, часто отличаются от Ценностная дистанция вычисляется как сумма разностей между средними значениями каждого из 10 ценностных индексов в сравниваемых группах.

от русскоязычных россиян Величина ценностной дистанции Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности россиян по одним и тем же ценностям, но только в разной степени.

Например, в Латвии и русскоязычное и титульное население отли чается от русскоязычных россиян в сторону бльшей значимости ценностей Риска-новизны, Гедонизма и Достижения.

Эстония Украина Израиль Латвия Рис. 3. Внутристрановые (между русскоязычным и титульным населением) и «межрусские» (между русскоязычным населением данной страны и четырьмя другими русскоязычными группами) ценностные дистанции Различия между русскоязычными из разных стран и «титульными» группами Исходя из того, что русскоязычные из разных стран чаще бли же по своим ценностям к русскоязычным россиянам, чем к «своим» титульным группам, можно ожидать, что по ценностным дистанци ям «зарубежные» русскоязычные окажутся ближе друг к другу, чем к своим согражданам. Но как видно из рис. 3, на котором изображены соответствующие ценностные дистанции, это предположение не всегда оказывается верным. Русскоязычные Эстонии и Украины Величина ценностной дистанции М.Г. Руднев оказались ближе по своим ценностям к людям, говорящим на том же языке из других стран, чем к титульному населению своих стран. Для русскоязычных израильтян эти дистанции примерно равны, а жители Латвии, говорящие по-русски, наоборот, по своим ценностям ближе к своим согражданам, говорящим на ла тышском языке, чем к русскоязычным из других стран. Тем самым факторы принадлежности к стране и к русскоязычной культуре в разной степени влияют на структуру ценностей в зависимости от страны проживания.

Чаще всего более значимые для русскоязычных ценности от носятся к категориям Самоутверждения и Сохранения, а менее значимые – к категориям Открытости изменениям и Выхода за пределы «Я». На рис. 4 в пространстве этих двух интегральных ценностных осей изображены 9 страноязыковых групп – русско язычное и титульное население четырех стран и русскоязычные россияне. Стрелками на нем указано направление отличий рус скоязычных групп от соответствующих им титульных. В Израи ле, Латвии и Украине различия между средними показателями русскоязычного и титульного населения статистически значимы по обеим ценностным осям, в Эстонии отличия значимы лишь по оси «Выход за пределы “Я” – Самоутверждение»1.

Направления отличий русскоязычного населения от титуль ного во всех странах, кроме Украины, очень похожи: это отличия в сторону большей значимости для русскоязычных ценностей Са моутверждения и ценностей Сохранения. В Украине же обратная ситуация. Русскоязычные отличаются от украиноязычных тем, что в бльшей степени ориентированы на ценности Открытости Заметим, что русскоязычные Латвии и Израиля статистически значимо отлича ются от русскоязычных россиян по обеим осям, а русскоязычные Украины – лишь по одной оси («Выход за пределы “Я” – Самоутверждение»), русскоязычные Эстонии вообще не отличаются от россиян по этим осям. В целом титульные и русскоязычные группы достаточно схожи по направлению отличий от русско язычных россиян.

Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности изменениям (Самостоятельности, Риска-новизны и Гедонизма) и менее ориентированы на ценности Самоутверждения (Конформ ности и Традиции). Объясняется это тем, что для украиноязычных жителей, по сравнению со всеми остальными страноязыковыми группами, характерна крайне высокая степень выраженности ценностей Сохранения и высокая – Самоутверждения. Поэтому русскоязычные жители, чьи ценности более близки ценностям россиян, «смещаются» относительно украиноязычного населения в сторону Открытости изменениям и Выхода за пределы «Я».

ОТКРЫТОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯМ – СОХРАНЕНИЕ Рис. 4. Расположение страноязыковых групп в пространстве двух интегральных ценностных показателей ВЫХОД ЗА ПРЕДЕЛЫ «Я» – САМОУТВЕРЖДЕНИЕ М.Г. Руднев Таким образом, анализ агрегированных данных наглядно ил люстрирует то, что группы русскоязычных объединяет характер смещения ценностей в сторону ценностей русскоязычных рос сиян вне зависимости от того, к каким ценностям тяготеют сами титульные группы.

Сравнение средних показателей по страноязыковым группам не позволяет учитывать разброс данных на уровне индивидов;

кроме этого, контролировались другие (помимо языка) характери стики сравниваемых групп, влияющие на ценности. В этой связи перейдем на уровень индивидов и обратимся к регрессионному анализу, который дает возможность оценивать взаимосвязь при одновременном контроле нескольких переменных.

Результаты регрессионного анализа Было построено 12 моделей по каждой зависимой переменной (по 10 ценностным индексам и двум ценностным осям). Неза висимыми переменными выступали: принадлежность к одной из анализируемых стран1 и к русскоязычному сообществу. Чтобы контролировать влияние основных социально-демографических характеристик, в регрессионную модель были также включены в качестве независимых переменные: пол, возраст и образование (число лет обучения). Всего в каждую модель было включено 8 независимых переменных. Параметры качества этих моделей и регрессионные коэффициенты 12 линейных регрессионных моделей2 приведены в табл. 2 и 3.

В данном случае в анализ было включено все население России, а не только русскоязычное.

Исходные шкалы являются порядковыми, но при их анализе де-факто при нимается допущение об интервальном уровне измерения (на этом допущении построена процедура центрирования).

Таблица КОЭФФИЦИЕНТЫ ЛИНЕЙНОЙ РЕГРЕССИИ ПО 10 УРАВНЕНИЯМ характеристика Пол – мужской –0,12** –0,03** –0,09** –0,08** –0,07** 0,08** 0,07** 0,05** 0,08** 0,08** Возраст 0,23** 0,30** 0,33** 0,18** 0,25** –0,11** –0,37** –0,34** –0,24** –0,15** Образование –0,07** –0,08** –0,12** 0,01 0,01 0,20** 0,03* –0,00 0,06** 0, (количество лет) Страна проживания – Россия (контрольная группа) Страна проживания – –0,01 0,09** –0,06** 0,01 0,01 –0,04* 0,01 –0,01 –0,07** 0,03* Украина Страна проживания – –0,09** –0,13** –0,18** 0,02 –0,10** 0,08** 0,06** 0,26** 0,21** –0,12** Израиль Страна проживания – –0,08** 0,02 –0,08** 0,07** 0,04* 0,06** 0,10** 0,13** –0,09** –0,18** Эстония Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности Безопасность Конформность Традиция Благожелательность Универсализм Самостоятельность Риск-новизна Гедонизм Достижение Власть-богатство М.Г. Руднев Окончание табл. 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0,03* –0, –0,07** –0,09** –0,08** –0, –0, 0, 0,06** 0,14** –0,11** –0,11** –0,13** –0,14** –0,22** 0,04* 0,20** 0,21** 0,10** 0,09** характеристика Страна проживания – Латвия Язык общения дома – русский R * Коэффициент значим на уровне 0,05.

** Коэффициент значим на уровне 0,001 или выше.

о ств т Власть-бога ение стиж До м дониз е Г Риск-новизна сть ятельно о ст Само м лиз а ерс нив У сть тельно ела ж о лаг Б радиция Т сть мно онфор К сть опасно з Бе Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности Основные выводы, полученные на основе регрессионного анализа, таковы:

1. Принадлежность к русскоязычному сообществу значимо влияет на 6 из 10 типов ценностей. Она повышает значимость Безопасности, Достижения и Власти-богатства и понижает ценность Традиции, Благожелательности и Универсализма, причем это происходит при условии, когда контролируются, т.е.

выровнены, такие характеристики респондентов, как страна про живания, пол, возраст и образование.

2. В модели, описывающей влияние указанных независимых пе ременных на ценность Безопасности, величина бета-коэффициента (стандартизованного коэффициента, величина которого имеет смысл) принадлежности к русскоязычному сообществу ниже, чем в моделях, построенных для других типов ценностей (только 0,03, когда в других моделях абсолютная величина значимых коэффициентов колеблется от 0,06 до 0,14). Незначимой оказалась принадлежность к русскоязычному сообществу в моделях, описывающих ценности Конформности, Самостоятельности, Риска-новизны и Гедонизма.

Таким образом, статистически незначимые или малозначимые коэф фициенты «русскоязычности» появляются в моделях, описывающих влияние ценностей по оси Открытость изменениям – Сохранение (за исключением ценности Традиция).

Таблица КОЭФФИЦИЕНТЫ РЕГРЕССИИ ПО ДВУМ ИНТЕГРАЛЬНЫМ ЦЕННОСТНЫМ ПОКАЗАТЕЛЯМ Выход за пределы Открытость измене характеристика своего «Я» – ниям – Сохранение Самоутверждение –0,11** 0,03** Пол – мужской 0,44** –0,02* Возраст Образование (количество –0,08** –0,06** лет) М.Г. Руднев Окончание табл. Выход за пределы Открытость измене характеристика своего «Я» – ниям – Сохранение Самоутверждение Страна проживания – Россия (контрольная группа) Страна проживания – –0,01 0,05** Украина Страна проживания – –0,16** –0,12** Израиль Страна проживания – –0,06** –0,19** Эстония Страна проживания – –0,22** 0,08** Латвия Язык общения дома – –0,05* 0,13** русский R2 0,29 0, * Коэффициент значим на уровне 0,05.

** Коэффициент значим на уровне 0,001 или выше.

3. Модели, в которых зависимыми переменными выступают инте гральные факторные показатели, подтверждают выводы, полученные применительно к отдельным ценностным индексам. Они показывают, что принадлежность к русскоязычному сообществу значимо влияет на оба интегральных показателя. Однако бета-коэффициент языковой переменной в модели, описывающей влияние на ось Открытость изменениям – Сохранение, вдвое меньше аналогичного коэффици ента в модели Выхода за пределы «Я» – Самоутверждения (–0, и 0,13 соответственно значимы на уровне 0,01 или выше). Другими словами, «русскоязычность» респондента слабо понижает значимость ценностей Сохранения (в частности – Традиции) и достаточно сильно увеличивает значимость ценностей Самоутверждения (Достижения и Власти-богатства), соответственно уменьшая значимость ценностей Выхода за пределы «Я» (Благожелательности и Универсализма).

Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности 4. Результаты, касающиеся влияния «русскоязычности» на ценности, совпадают с влиянием факта проживания в России, полученным на более обширном массиве данных [1]. Из упомя нутого исследования также следует, что ценности Открытости изменениям – Сохранения объясняются по большей части такими переменными, как пол, возраст, уровень образования, вторая же ценностная ось – Выход за пределы «Я» – Самоутверждение – признаком проживания в определенной стране. Таким образом, более сильное влияние языкового признака на ось Выход за пределы «Я» – Самоутверждение, чем на другую ценностную ось, указывает на то, что принадлежность к русскоязычной груп пе действует аналогично страновой принадлежности, и обе этих переменных связаны, скорее всего, с культурным контекстом.

5. Фактор проживания в определенной стране значимо влияет на жизненные ценности людей. Это влияние различается в разных странах и по отношению к различным ценностям. Однако чаще всего принадлежность к стране влияет на ценности сильнее, чем принадлежность к русскоязычной группе.

В качестве контрольной группы для признака «место прожи вания» выступает переменная «проживание в России», поэтому регрессионные коэффициенты для той или иной страны характе ризуют влияние факта проживания в этой стране по сравнению с проживанием в России. Можно сказать, что эти коэффициенты указывают на то, как изменились бы ценности россиянина, если бы он жил в одной из этих стран (вне зависимости от его языка, пола, возраста и образования). Сильнее всего на такого человека повлияло бы проживание в Эстонии, поскольку в 9 моделях из коэффициент, характеризующий влияние проживания в этой стра не, является значимым на уровне 0,01 и выше. При этом ценность Безопасности, Традиции, Достижения и Власти-богатства для этого человека существенно уменьшилась бы, а ценность Благо желательности, Универсализма, Самостоятельности, Риска новизны и Гедонизма стала бы более значимой. А вот проживание М.Г. Руднев в Украине менее всего отразилось бы на ценностях гипотетиче ского россиянина, поскольку признак проживания в этой стране статистически значим только в 5 регрессионных уравнениях (в из них на уровне 0,001). Для этого человека более важными стали бы ценности Конформности и Власти-богатства, а менее значи мыми – ценности Традиции, Самостоятельности и Достижения.

Проживание в Латвии усилило бы для этого индивида важность ценностей Открытости изменениям и Самоутверждения, про живание в Израиле увеличило важность Открытости изменениям и Достижения, но снизило бы значимость ценностей Власти богатства и Универсализма.

Таким образом, фактор принадлежности к русскоязычному сообществу заметно влияет на жизненные ценности респондентов, живущих в различных странах. Соотношение влияний принад лежности к русскоязычному сообществу и проживания в стране не только различается для разных ценностей, но и варьируется в зависимости от страны. В частности, было показано:

– принадлежность к русскоязычному сообществу влияет преимущественно на ценности категорий Выхода за пределы «Я» – Самоутверждения, в которые входят ценности Универсализма, Благожелательности, Достижения и Власти-богатства. На ценности категорий Открытости изменениям – Сохранения при надлежность к русскоязычному сообществу влияет слабее;

– русскоязычные разных стран различаются по ценностным дистанциям до русскоязычных россиян – ближе всего к ним русско язычные Эстонии, далее следуют русскоязычные Украины и Израиля и наиболее удалены по своим ценностям русскоязычные Латвии;

– в Латвии именно признак страны оказывает решающее влияние на ценности жителей, русскоязычные Латвии ближе по своим ценностям к титульному населению, чем к русскоязычным из других стран.

Особенности Латвии, где влияние языкового фактора гораздо слабее, чем в других рассматриваемых странах, могут быть связа Влияние «русскоязычности» на жизненные ценности ны с особенностями использования языков в Латвии (большинство населения владеет и русским, и латышским [18]). Другой причиной может быть то, что говорящие преимущественно по-русски или по-латышски живут в одних и тех же местах – в Латвии геогра фическое разделение на «русские» и «латышские» районы менее заметно, чем, например, в Эстонии или в Украине.

Результаты нашего исследования также приводят к более ши рокому выводу о необходимости бльшего внимания к языковому фактору в кросс-культурных исследованиях, в которых в качестве индикатора принадлежности к культуре чаще всего используется лишь признак страны.

ЛИТЕРАТУРА 1. Магун В., Руднев М. Жизненные ценности российского населения:

сходства и отличия в сравнении с другими европейскими странами // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2008. № 1. C. 33–58.

2. Schwartz S.H., Bardi A. Influences of Adaptation to Communist Rule on Value Priorities in Eastern Europe // Political Psychology. 1997. No. 18. P. 385–410.

3. Inglehart R. Modernization and Postmodernization. Princeton: Princeton University Press, 1997.

4. Inkeles A. National Character: A Psycho-social Perspective. New Brunswick:

Transaction Publishers, 1997.

5. Bollinger D. The Four Cornerstones and Three Pillars in the «House of Rus «House of Rus House of Rus sia» Management System // Journal of Management Development. 1994. No. 13 (2).

P. 49–54.

6. Магун В., Руднев М. Жизненные ценности населения Украины: сравнение с 23 другими европейскими странами // Вестник общественного мнения: Данные.

Анализ. Дискуссии. 2007. № 3-4.

7. Магун В., Руднев М. Жизненные ценности населения: сравнение Украины с другими европейскими странами // Украинское общество в европейском простран стве / Под ред. Е. Головахи, С. Макеева. Киев: ИС НАНУ, 2007. С. 226–273.

8. Зевелев И.А. Соотечественники в российской политике на постсоветском пространстве // Россия в глобальной политике. 2008. № 1.

9. Дятлов В. Диаспора: попытка определиться в термине и понятии // Диа споры. 1999. № 2-3.

10. Милитарев А. О содержании термина «диаспора» и к выработке его определения // Диаспоры. 1999. № 2-3.

М.Г. Руднев 11. Молчанов М. О правовом государстве и русской этнонации Украины // Русский архипелаг. 2003;

http://www.archipelag.ru.

12. www.cessi.ru.

13. Schwartz S.H. Universals in Content and Structure of Values: Theoretical Advances and Empirical Tests in 20 Countries // Advances in Experimantal Social Psychology / Ed. by M.P. Zanna. Orlando, FL: Academic, 1992. Vol. 25. P. 1–65.

14. Schwartz S.H., Lehmann A., Roccas S. Multimethod Probes of Basic Human Values // Social Psychology and Culture Context: Essays in Honor of Harry C. Triandis / Ed. by J. Adamopoulos, Y. Kashima. Newbury Park, CA: Sage, 1999. P. 107–123.

15. Карандашев В.Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности:

концепция и методическое руководство. СПб.: Речь, 2004.

16. Davidov E., Schmidt P., Schwartz S. Bringing Values Back in: Testing the Adequacy of the European Social Survey to Measure Values in 20 Countries // Public Opinion Quarterly. 2008. Vol. 72. No. 3. P. 420–445.

17. Davidov E., Meuleman B., Billiet J., Schmidt P. Values and Support for Immigra tion: A Cross-Country Comparison // European Sociological Review. 2008. P. 1–17.

18. Русский язык в мире: Доклад МИД РФ. М.: МИД РФ, 2003;

www.mid.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.