WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИАЛЬНО-ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАТУС И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ РОССИИ, ГЕРМАНИИ, США (сравнительный анализ) Автор: Т. Е. ХАВЕНСОН, Е. В. МИГОЛЬ ХАВЕНСОН Татьяна Евгеньевна - старший преподаватель факультета

социологии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" (E-mail: tkhavenson МИГОЛЬ Екатерина Владимировна - исследователь лаборатории политических исследований НИУ ВШЭ (E mail: ekaterina.migol

Аннотация. В статье проанализированы политические ценности обществ трех стран: России, Германии и США. Обосновывается необходимость анализа социально-профессиональных статусов.

Делается вывод о том, что ценностная структура разных социально-профессиональных страт российского общества повторяет структуры американского и немецкого, но более консолидирована в сторону социалистического полюса.

Ключевые слова: социальная стратификация * социально-профессиональные группы * схема EGP * неинституциональные факторы развития * политические ценности Ответ на вопросы - почему в разных обществах складываются различные политические системы и институты и от чего зависит формирование того или иного политического режима - следует искать в социальной структуре общества. Вслед за Инглхартом и другими учеными [Inglehart, 1990, 2008;

Abramson, Inglehart, 1992;

Inglehart, Abramson, 1994], отмечающими важность неинституциональных факторов развития стр. общества, предполагаем, что политические ценности тех или иных социальных групп, имеют значение для формирования определенного политического режима. Развитие социалистических движений и образование массовых политических партий во второй половине XIX века положило начало наработкам ученых, которые стремились выделить социальные классы и соотнести их с политическими ценностями. С развитием общественных наук и при использовании данных социологических опросов научная дискуссия о социальной основе политических ценностей поднимается на новый уровень. После Второй мировой войны ученые сосредотачиваются на объяснении поведения избирателей на выборах с точки зрения социальной структуры исследуемого общества. Широкое распространение получила гипотеза С. М. Липсета о том, что в основе политических предпочтений лежит материальный интерес избирателей (Lipset, Lazarsfeld, Barton, Linz, 1954). Наряду с Липсетом представители Колумбийской школы (Lazarsfel, Berelson, Gaudet, 1948) утверждали, что характеристики, определяющие политический выбор, - это класс, религия, место проживания. Согласно Мичиганской политологической школе (Campbell, 1960), гипотеза о наличии связи между политическими ценностями и социальным классом подтверждается только среди тех респондентов, которые сами могут отнести себя к некоторому социальному классу.

Липсет и Роккан в книге "Структуры размежеваний, партийные системы и предпочтения избирателей" (1967) делают вывод, что исследования социальной структуры и политических ценностей основываются на теории четырех основных расколов общества, произошедших в результате промышленной и национальных революций в Европе и Северной Америке в XIX веке [Lipset, Rokkan, 1967].

Во второй половине XX века западноевропейское общество сталкивается с новыми проблемами:

ухудшением экологии, терроризмом, ядерной опасностью, активизацией движения сексуальных меньшинств и т.д. Вызовы постиндустриального общества уже не вписываются в контекст основных социальных размежеваний, предложенных Липсетом и Рокканом. Появляются новые политические партии, чья идеология - вне традиционной борьбы между левыми и правыми. В настоящее время в западноевропейской научной среде серьезно изучаются вопросы, рожденные новыми расколами.

В работе авторов Манца, Хута, Брукса [Manza, Hout, Brooks, 1995] выделено пять основных теорий, оспаривающих релевантность классового подхода при анализе политических ценностей. Первая [Turner, 1992;

De Graaf, 1995] не рассматривает классы как значимый феномен ввиду того, что в современном мире наблюдается высокий уровень социальной мобильности и поэтому политические ценности, характерные тому или иному классу, не успевают закрепиться за индивидом. Вторая сосредотачивается на возникновении новых социальных вызовов: движение сексуальных меньшинств;

региональные, экологические движения и т.д. [Laclau, Mouffe, 1985;

Balbus, 1982;

Cohen, 1982].

Представители третьей, когнитивной теории [Inglehart, 1990;

Rose, 1986;

Dalton, 1988;

Franklin, Mackie, Valen, 1992], считают, что благодаря возросшему общему уровню образования, политические ценности и предпочтения становятся более рациональными и независимыми, в том числе и от классовой принадлежности. Четвертая по мнению Манца, наиболее влиятельная, основывается на "постматериалистических" ценностях, таких как самореализация, творческое развитие, толерантность [Inglehart, 1990;

Abramson, Inglehart, 1992;

Inglehart, Abramson, 1994;

Dalton, 1988]. Пятая выдвигает тезис о том, что рабочий класс в результате различных факторов количественно стабильно сокращается. Поэтому левые партии, электоральным ядром которых традиционно выступал рабочий класс, расширяются за счет среднего - менеджеров среднего и низшего звена [Inglehart:, 1990;

Gouldner, 1979;

Eyerman, 1987;

Alt, Turner, 1982;

Nieuwbeerta, De Graaf, Ultee, 1992].

Существуют серьезные доводы и в пользу классового подхода. Ее реабилитации посвящены исследования Эванса (1993), Виклиема (1992), Манца, Хута, Брукса (1995). Работы основываются на сравнительном анализе данных 1950-х и 1990-х гг., стр. где показано, что связь между принадлежностью к определенному социальному классу и выражением политических ценностей одинаково значима в конце и середине века. В числе аргументов в пользу классового деления также тезисы о том, что, во-первых, экологические, движения меньшинств и т.д.

существовали и в середине XX века, и, тем не менее, социальный класс рассматривался как значимый фактор при изучении политических ценностей. Во-вторых, попытки левых партий привлечь в свой электорат представителей среднего класса не влияют на предпочтения рабочего класса.

Объект большинства исследований, отстаивающих внеклассовый подход изучения политических ценностей, - развитые демократические государства [Hout, Brooks, Manza, 1994;

Dalton, Flanagan, Beck, 1984;

Finkel, Humphries, Opp, Karl-Dieter, 2001]. Отметим, что для изучения появившихся после распада СССР демократических государств, четкие подходы до сих пор не разработаны. Полагаем, что сравнительный анализ политических ценностей обществ с развивающейся демократией и обществ, просуществовавших значительное время в условиях демократического режима, даст возможность выявить различия в соотношении политических ценностей, присущих тому или иному социальному классу.

В исследовании в качестве страны с формирующимся демократическим режимом выступает Россия (что представляет первостепенный интерес для российских исследователей), а развитые демократические государства - Германия и США. Выбор США обусловлен тем, что это - федеративная республика, где большая часть полномочий исполнительной власти делегируется президенту, и где роль личности в формировании внутренней и внешней политики сложно переоценить. Германия выбрана в качестве представителя западной континентальной Европы, так как имеет иную по сравнению с представленными странами форму правления - парламентская республика, и в то же время тесные культурные и исторические связи с Россией.

Для проведения сравнительного анализа выбираем социальный статус как индикатор социального класса, полагая, что это функционально-эквивалентная категория в исследуемых обществах, так как предлагаемая далее классификация социально-профессиональных статусов адекватно отражает их структуру.

Исследуя связи между социальным статусом и политическими ценностями, предполагаем ответить на вопросы: совпадают ли политические ценности во взаимно соответствующих социальных группах: отличаются ли значимо политические ценности разных социальных групп внутри каждого общества;

какие именно политические ценности в большей степени присущи тому или иному обществу?

Эмпирической базой исследования послужили данные1 Международной программы социальных исследований (International Social Survey Programme (ISSP))2, в рамках которой они проводятся ежегодно, начиная с 1985 г. Волны, посвященные изучению представлений населения о роли государства, пришлись на 1996 и 2006 гг.3 Мы используем данные 2006 г. Объем выборки составил 5004 чел., из них: 2377 в России, 1 109 в Германии и 1518 в США.

Измерение социального статуса Для того чтобы причислить респондента к тому или иному социальному классу, выбрана одиннадцатиступенчатая схема социально-профессиональной страти- Данные предоставлены Единым архивом экономических и социологических данных. URL: http://sophist.hse.ru Международное ежегодное мониторинговое исследование по важным для социальных наук вопросам. Исследования являются репрезентативными для всего населения изучаемой страны и соответствуют общей половозрастной структуре. URL:

http://www.issp.org.

Следующая волна, посвященная изучению роли государства, ожидается не ранее 2014 г.

стр. фикации EGP, разработанная британскими социологами во главе с Дж. Голдторпом (1968).

Возможность ее применения для изучения социальных процессов обоснована как для Западных стран, так и для России (Бессуднов, 2009;

Hauser, Warren, 1997;

Ganzeboom, Treiman, 1996). Схема основана на выделении трех типов социальных отношений внутри экономической жизни индивидов:

работодатели, наёмные работники и предприниматели. Далее определяется тип контрактных соглашений между работником и работодателем. Исходя из этого, Голдторп и коллеги выделяют социально-профессиональных классов4: (1) I: топ-менеджмент/высший класс управленцев;

(2) II:

менеджмент среднего звена/низший класс управленцев;

(3) IlIa: работники рутинного нефизического труда - высший слой;

(4) IIIb: работники рутинного нефизического труда - низший слой (работники сферы услуг и продаж);

(5) IVa: самозанятые с подчиненными;

(6) IVb: самозанятые без подчиненных;

(7) V: мастера и бригадиры физического труда;

(8) VI: квалифицированные рабочие;

(9) VIla: полу- и неквалифицированные рабочие (не в сельском хозяйстве);

(10) Vllb: полу- и неквалифицированные рабочие (в сельском хозяйстве);

(11) IVc: самозанятые в сельском хозяйстве (фермеры). Данную классификацию используем в работе5.

Измерение политических ценностей Традиционно при анализе политических ценностей рассматривается шкала с двумя противоположными полюсами - левый и правый [Manza, Hout, Brooks, 1995;

Hout, Brooks, Manza, 1994;

Kelley, McAllister, Mughan, 1985]. Предполагается, что набор левых ценностей скорее свойственен представителям рабочего класса, правых - квалифицированным работникам нефизического труда и самозанятым. В исследовании различия между правыми и левыми ценностями выражаются через отношение респондентов к таким процессам и явлениям, как национализация/приватизация, государственное вмешательство в экономику, социальное неравенство.

Именно эти политические установки, по мнению исследователей [Evans, 1993], наиболее четко отражают классовое сознание и создают идеологическое противопоставление между классами.

В ходе исследования проведен экспертный опрос для отбора из анкеты ISSP вопросов, ответы на которые отражают предпочтения респондентов в рамках дихотомии "левые-правые политические ценности". На основе вопросов построена шкала6, отражающая распределение установок респондентов от крайне левых до крайне правых. Вопросы проверены на возможность включения в сумматорную шкалу Ликерта -процедура, которая позволяет оценить, действительно ли каждое суждение вносит вклад в измеряемую установку. При построении шкалы рассчитывается коэффициент корреляции между переменными: "ответ на данный вопрос", "сумма ответов на все остальные, исключая эту переменную". Коэффициенты корреляции оказались значимыми как минимум на 5% уровне.

Для оценки внутренней консистентности шкалы рассчитан коэффициент альфа Кронбаха по всей выборке и отдельно по каждой из изучаемых стран. Для всей выборки в целом, Германии и США коэффициент равен 0,8, для России 0,7, что означает достаточно высокую консистентность шкалы (максимальное значение коэффициента - 1).

В итоге получена шкала политических ценностей. Поскольку она строилась только на основе вопросов о роли государства в экономике, постольку не отражает идеологические взгляды респондентов в полном объеме, а сосредотачивается лишь на экономическом аспекте. Таким образом, левый полюс означает, что человек выступает Далее в тексте употребляются термины "социально-профессиональные" и "социальные" и "классы", "страты" и "группы" как синонимы.

В исследовании ISSP используется кодификатор профессий ISCO-88. Мы перекодировали в схему EGP по алгоритму Ганзебума (Ganzeboom).

Шкала изменяется в диапазоне от 3 до 90 баллов.

стр. Таблица. Описательная статистика по шкале политических ценностей. Разделение по схеме EGP и стране проживания респондента Германия Россия США Схема EGP Сред- станд Сред станд. Сред станд Мин Макс Мин Макс Мин Макс нее откл. -нее откл. -нее откл.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 (1) I: Топ- 55,6 11,8 22 82 43,2 9,3 3 66 54,4 10,6 31 менеджмент/выс ший класс управленцев (2) II: 54,4 8,8 23 81 42,1 9,2 9 66 51,5 9,5 25 Менеджмент среднего звена / низкий класс управленцев (3) IIIaa: 50,0 13,5 8 71 41,0 9,6 18 65 52,4 11,6 34 Работники рутинного нефизического труда - высший слой (4) lllb: Работники 53,0 10,4 33 64 37,8 12,1 9 62 47,6 5,6 37 рутинного нефизического труда - низший слой (Работники сферы услуг и продаж) (5) IVa: 51,9 9,3 10 77 40,6 10,2 4 79 50,9 8,8 21 Самозанятые с подчиненными (7) V: Мастера и 54,3 7,7 43 74 42,1 10,4 22 66 55,0 9,1 34 бригадиры физического труда (8) VI: 50,9 9,8 14 75 40,6 9,4 6 67 50,6 8,9 28 Квалифицирован ные рабочие (9) VIla: Полу- и 48,0 9,0 18 69 40,7 9,9 5 76 49,3 8,6 18 неквалифицирова нные рабочие (не в сельском хозяйстве) (10) VIlb: Полу- и 50,5 9,6 28 62 38,9 9,4 12 65 52,8 5,6 46 неквалифицирова нные рабочие (в сельском хозяйстве) (11) IVc: 54,6 11,4 30 72 44,1 10,1 26 55 56,3 10,0 41 Самозанятые в сельском хозяйстве (фермеры) стр. против сокращения государственных расходов, считает, что государство должно обеспечивать население достойными пенсиями и пособиями по безработице, а правый - описывает тех, кто выступает за минимальное участие государства в экономической жизни.

Различия в политических ценностях между странами и профессиональными группами.

(Сравнение средних значений по шкале политических ценностей) Проанализируем результаты, иллюстрирующие сравнение средних оценок в изучаемых странах, а также внутри различных социально-профессиональных страт (схема EGP) для каждой страны7.

Различия в политических ценностях. Во всех странах наблюдается достаточная умеренность во взглядах, среднее значение не приближается к минимуму или максимуму. Однако положение России ниже и несколько ближе к полюсу левых взглядов (41,2), а в США и Германии - смещено в сторону правых позиций (51,6 и 51,5, соответственно)8.

Различия между политическими ценностями в разных социальных группах (EGP). Во всех странах (табл.) топ-менеджеры (1) и фермеры (11) склонны к правым взглядам. Полюс левых в каждой стране свой, однозначно туда можно отнести только низкоквалифицированных рабочих (9), (10). В Германии к нему приближаются высший слой работников нефизического труда (2) и работники, занятые в сельском хозяйстве (10);

в США- работники сферы услуг и продаж (4);

в России - низкоквалифицированные рабочие в сельском хозяйстве (10), и работники сферы услуг и продаж (4).

Однако факт, что работники рутинного нефизического труда (2) или же работники сферы услуг (4) оказываются склонными к социалистическим ценностям (в нашей шкале это означает близость к левому полюсу), никак не противоречит результатам предыдущих кросскультурных исследований [Inglehart, 1990;

Gouldner, 1979;

Eyerman, 1987;

Alt, Turner, 1982;

Nieuwbeerta, De Graaf, 1992]. Это объясняется, во-первых, тем, что проведение правоориентированной политики не влечет прямых выгод для данной социальной группы, а во-вторых - левые партии из-за сокращения числа рабочих стараются переориентировать свои политические программы, чтобы привлечь в свой электорат еще и средний менеджмент.

Несмотря на то, что результаты дисперсионного анализа отдельно по всем странам показали значимые различия (F-статистика для Германии равна 6,07 (sig. 0,001), для США - 3,023 (sig. 0,001), для России - 5,558 (sig. 0,001)), разница в политических ценностях проявляется только для некоторых социальных групп в каждой стране.

В Германии статистически значимо то, что рабочие (9) ближе к левому полюсу, чем высший (1), средний менеджмент (2) и самозанятые (5). В России отличаются менеджеры высшего звена (1) - сторонники правых взглядов от предпринимателей (5) и квалифицированных и неквалифицированных рабочих (8), (9), (10). В США ситуация похожа на российскую. Менеджеры высшего звена (1) в целом более склонны считать, что государство не должно вмешиваться в экономику, чем менеджеры среднего звена (2);

в России - это предприниматели (5) и квалифицированные и неквалифицированные рабочие (8), (9), (10). Отметим, что в России наблюдается самый большой разброс во мнениях внутри каждой страты. Это может быть индикатором того, что в стране нет четкой связи между принадлежностью к тому или иному социальному Проверка статистической значимости различий проведена с помощью дисперсионного анализа. Результаты показали, что различия в средних значениях можно считать статистически значимыми.

F-статистика для данной модели равна 699,5 при уровне значимости 0,001. Статистически значимо отличаются только среднее России от средних США и Германии.

стр. Рис 1. Вероятность согласия с поддержкой убыточных предприятий в целях сохранения рабочих мест.

классу и приверженностью к определенным политическим ценностям, в то время как в западноевропейских странах эта связь более очевидна.

Оценка силы связи политических ценностей со страной проживания и профессиональной принадлежностью показала, что страна проживания в большей степени объясняет различия в средних оценках по шкале политических ценностей. Этот признак объясняет 22% вариаций по шкале, тогда как профессиональная принадлежность, выраженная в схеме ЕОР, объясняет только 5%9. Результаты указывают на существование других факторов, однако в данном случае изучим связи между тремя группами признаков - политические ценности, страна и профессиональная группа.

Связь политических ценностей страны и профессиональных групп (анализ отдельных случаев) Анализируя положение социально-профессиональных групп и стран по шкале политических ценностей, мы рассматривали все вопросы агрегированно. Чтобы понять, какие именно ценности "тянут" определенные социальные группы к одному из полюсов шкалы, рассмотрим их по отдельности. Опишем только те, которые вносят наибольший вклад в общую шкалу и обладают наибольшим дифференцирующим эффектом.

Применим модель логистической регрессии. В качестве зависимой переменной - вопрос про ценности, перекодированный в дихотомическую шкалу (1/0), в соответствии с результатами опроса экспертов. В предикторы включались страна проживания и классовая схема в разных сочетаниях. В качестве основного результата получена вероятность ответа, выражающего согласие с данным вопросом, для каждой социальной группы.

Поддержка убыточных предприятий в целях сохранения рабочих мест. При рассмотрении в качестве предиктора страны проживания, без учета профессиональной страты, отметим, что наиболее крайние позиции занимают США и Россия, вероятность положительного ответа 80% и 64%, соответственно.

Для Германии она равна 70%. Добавим профессиональный статус. Видно, что структура мнений различных социальных страт совпадает в каждой стране (рис. 1). По схеме EGP можно с Сила влияния была оценена с помощью линейного регрессионного анализа с использованием фиктивных переменных.

стр. Рис. 2. Вероятность согласия с необходимостью оплаты пенсий по возрасту.

уверенностью сказать, что класс топ-менеджеров и менеджеров среднего звена в каждой из них придерживается самых правых позиций, к ним же примыкают самозанятые (фермеры). Это означает, что вероятность того, что управленец или фермер согласится с тем, что правительство должно поддерживать убыточные отрасли экономики ради сохранения рабочих мест, достаточно низкая.

Противоположные позиции более вероятны в ответах работников рутинного нефизического труда и полу- и неквалифицированных работников в сельском хозяйстве.

Анализируя распределение политических ценностей среди представителей разных социальных классов, не следует забывать об идеологической специфике стран. Например, в российском обществе можно выделить наиболее левонастроенный социально-профессиональный класс - работники рутинного нефизического труда (3). В страновом сравнении - их позиция оказывается на правом полюсе ценностной шкалы. Это означает, что именно по данному вопросу российское общество оказывается наиболее правонастроенным по сравнению с немецким и американским.

Пенсии по возрасту. Позиции США и Германии наиболее близки (вероятность положительного ответа 90% и 89%, соответственно), Россия - более левонастроена - вероятность согласия 99%. Переходя к модели с двумя независимыми переменными, отмечаем преобладание левых политических ценностей среди российского населения (рис. 2): топ-менеджмент (1) и все остальные считают, что государство должно обеспечивать людей пенсиями. В Германии и США высший менеджмент (1) и самозанятые (5) традиционно остаются приверженцами правых позиций;

на левом полюсе - работники рутинного нефизического труда (4) и полу- и неквалифицированные служащие О).

Пособия по безработице. В России 85% согласны с тем, что государство должно больше тратить на пособия по безработице;

в США также преобладает это мнение, хотя и менее выраженное - вероятность согласия 72%. Позицию немецкого населения правильнее охарактеризовать как нейтральную - 57%. С учетом социально-профессионального статуса наблюдается практически одинаковая структура ценностей внутри каждой страны (рис. За). Однако в Германии, как во всей Европе, огромное количество мигрантов и др. граждан живут на пособия по безработице, что вызывает недовольство работающего, уплачивающего налоги, немецкого населения. Респонденты наименее склонны отвечать "да" на вопрос - должно ли государство выплачивать всем нуждающимся пособие по безработице. Российскому населению в целом присущи ценности левого полюса, люди чаще дают положительный ответ на этот стр. Рис. 3. Вероятность согласия с а) Оплатой пособий по безработице;

б) Обеспечением работой каждого, кто хочет работать;

в) Сдерживанием роста цен;

г) Сокращением разницы в доходах между бедными и богатыми.

вопрос. Пособия по безработице в нашей стране малы, так что очевидно желание респондентов добиться от государства их увеличения. Важный момент - объединение высшего и среднего менеджмента (1) (2) с мастерами и бригадирами физического труда (7) в некую консолидированную группу, придерживающуюся одинаковых политических ценностей с очевидным правым уклоном.

Вероятность того, что представители этого социального слоя будут поддерживать расходы государства на выплаты безработным, крайне низкая. Их объединяет наличие некой автономии на рабочем месте, а также руководящая позиция: будь то руководство простыми рабочими или офисными служащими. Это не единственный пример, в котором руководящий менеджмент (1), (2), мастера и бригадиры (7) разделяют одни и те же политические ценности. Их представители с наименьшей вероятностью соглашаются, что государство должно обеспечивать работой каждого (рис. 3б), сдерживать рост цен для поддержания благоприятной экономической обстановки в стране (рис. 3в), предпринимать меры по сокращению разницы в доходах между богатыми и бедными (рис. 3г). Их объединяет то, что они занимают руководящие должности (любая руководящая должность требует обладания некими выдающимися навыками и способностями, более высокими профессиональными качествами и умениями, чем у подчиненного). Заметим, что исследуемые вопросы, так или иначе, связаны с положением незащищенных слоев населения. Поэтому в данном случае менеджеры управленцы и мастера/бригадиры чувствуют себя достаточно уверенно в экономическом плане и не нуждаются в дополнительной государственной поддержке. Однако те социальные страты, которые придерживаются более левых позиций - менеджеры низшего звена (2) и полу- и стр. неквалифицированные рабочие (9), оказываются в менее защищенном положении, поэтому естественно ждут от государства определенных гарантий.

Обеспечивать работой каждого, кто хочет работать. В США 40% респондентов согласились с утверждением, что государство должно обеспечивать работой каждого, кто хочет работать. Это ожидаемый результат для общества, где исторически человек сам должен был обеспечивать себя работой, не искать поддержки у государства. В Германии взгляды также достаточно правые - вероятность согласия 63%. В России население склонно практически всегда соглашаться с тем, что государство должно помогать своим гражданам во всем, в том числе и в обеспечении работой, - 93%.

Учитывая социально-профессиональный статус и страну проживания (рис. 36), отметим, что в западных странах различия политических ценностей проявляются явно при переходе от одной социальной группы к другой. В российском обществе они однородны, все социально профессиональные группы придерживаются левых взглядов, с небольшим отклонением вправо топ менеджмента (1), мастеров, бригадиров (7) и фермеров (11). Однако структура политических ценностей тяготеет к структуре западных обществ - крайние позиции, насколько их можно выделить, совпадают.

Сдерживать рост цен. Точка зрения населения Германии и США практически совпадает по данному вопросу, 75% и 77% вероятность согласия, соответственно. Россияне, как и в вопросе о пенсиях, придерживаются крайне левых взглядов - 98%. Добавление второго предиктора - социально профессионального статуса (рис. 3в), не вносит практически никаких изменений. Мнение населения России однообразно и этим отличается от мнений в США и Германии, где сохраняется структура соотнесения определенного социального класса с набором политических ценностей, хотя и с небольшим сдвигом в сторону левого полюса. Отметим, что в западных странах по всем предыдущим вопросам топ-менеджмент (1), бригадиры, мастера (7) и фермеры (11) объединялись в одну правоориентированную группу, а в отношении вопроса о сдерживании роста цен государством только топ-менеджмент занимает ярко выраженную позицию. Возможно, осознавая реальные экономические последствия этой политики, они отделяются от всего населения и остаются приверженцами правых взглядов.

Сокращать разницу в доходах между бедными и богатыми. Наиболее склонно к положительному ответу (86%) оказывается российское общество. Центральную позицию занимает Германия - вероятность согласия 67%, в США позиция неопределенная - 52%. Учитывая разделение на социально-профессиональные группы (рис. 3г), делаем вывод, что структуры ценностей примерно совпадают во всех странах. Хотя в России она менее выражена, но и в Германии, и в США разница между крайними (левой и правой) позициями не столь значительна, как по предыдущим вопросам.

Отмечены различия идеологического климата в странах, но очевидно, что существует ряд проблем, которые раскалывают общества именно по оси социального статуса. Разница в политических предпочтениях между представителями разных социально-профессиональных страт в. современных обществах все же существует. Более ярко она выражена в странах с развитыми демократиями, нежели в странах с развивающимся демократическим режимом. На сегодняшний день анализ политических ценностей на основе социального статуса остается релевантным, о чем также свидетельствуют и другие исследования.

Итак, выявлено, что российское общество отличается уклоном в сторону левой идеологии10. Несмотря на то, что структура соотнесения политических ценностей с социальными классами по некоторым вопросам повторяет аналогичную структуру в западных странах, левоориентированность российского общества не может быть проигнорирована. Средний российский топ-менеджер более левонастроен, чем американский или немецкий рабочий, хотя внутри российского общества топ-менеджмент - это группа, находящаяся на правом полюсе, а рабочие представляют собой левоориенти- Как мы говорили в параграфе "изменение политических ценностей", при упоминании идеологий речь идет только об экономическом аспекте, а именно о роли государства в экономике.

стр. рованный слой населения. Если не учитывать другие факторы, кроме политических ценностей, то значимые различия идеологических климатов в России, с одной стороны, и в США и Германии, с другой, дают право предположить, что современное развитие российской политической системы не идет по пути западно-демократических стран.

Отметим также, что социальные классы и их политические предпочтения в немецком и американском обществах выражены ярче, нежели в российском. Это означает, что общества США и Германии - идеологически более разнообразны, нежели России. Как в Германии, так и в США можно наблюдать внутри некие значимые политические разногласия, которые в свою очередь связаны с принадлежностью к определенному социально-профессиональному классу. В России же социально профессиональная стратификация практически не объясняет политические предпочтения населения.

Причины такой консолидации могут быть разными: возможно дело в сформировавшихся политических институтах, которые сковывают развитие плюрализма политических предпочтений, а также в социалистическом наследии, и тогда только следующее поколение окажется более разнообразным в своих предпочтениях. Однако развитие в плюралистическом направлении затруднительно при отсутствии условия ценностного плюрализма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Бессуднов А. Р. Социально-профессиональный статус в современной России // Мир России. 2009. N2.

Abramson P.R., Inglehart R. Generational replacement and value change in eight west European cities // British Journal of Political Science. 1992. N 22.

Alt J., Turner J. The case of the silk-stocking socialists and the calculating children of the middle class // British Journal of Political Science. 1982. N 12.

Balbus I. Marxism and Domination. Princeton: Princeton University Press, 1982.

Campbell A. et al American Government and History: The American Voter. N.Y.: John Wiiey&Sons, 1960.

Cohen J.L. Class and Civil Society. Amherst, MA: University Massachusetts Press, 1982.

Dalton R.J. Citizen Politics in Western Democracies: Public Opinion and Political Parties in the United States, Great Britain, West Germany, and France. Chatham, N.J: Chatham House, 1988.

Dalton R.J., Flanagan S.C., Beck P.A. Electoral Change in Advanced Industrial Democracies. Princeton, N.J.:

Princeton University Press, 1984.

De Graaf N.D., Nieuwbeerta P., Heath A. Class mobility and political preferences: individual and contextual effects // American Journal of Sociology. 1995. N 100.

Evans G. The Decline of Class Divisions in Britain? Class and Ideological Preferences in the 1960s and the 1980s. // The British Journal of Sociology. 1993. N 44.

Eyerman R. et al. Intellectuals, Universities and the State in Western Modern Societies. Berkeley: University California Press. 1987.

Finkel S., Humphries S., Opp Karl-Dieter. Socialist values and the Development of Democratic Support in the Former East Germany // International Political Science Review. 2001. N 22(4).

Franklin M.N., Mackie Jr., Valen H. Electoral Change: Responses to Evolving Social and Attitudinal Structures in Western Countries. N.Y.: Cambridge University Press, 1992.

Ganzeboom H.B., Treiman D. Internationally Comparable Measures of Occupational Status for the International Standard Classification of Occupations // Social Science Research. 1996. N 25.

Goldthorpe J.H. Social Mobility and Class Structure in Modern Britain // The British Journaf of Sociology.

1968. N25(3) Gouldner A. W. The Future of intellectuals and the Rise of the New Class. N.Y.: Continuum. 1979.

Harry Ganzeboom's Tools for deriving status measures from ISKO-88 and ISCO-68.

http://home.fsw.vu.nl/hbg.ganzeboom/isko88/index.htm Hauser R.M., Warren J.R. Socioeconomic Indexes for Occupations: A Review, Update and Critique // Sociological Methodology. Hout M., Brooks C., Manza J. The democratic class struggle in the United States, 1948 - 1992. Pres. at World Congress of International Sociological Association, 13th, Bielefeld, Germany. 1994.

Inglehart R. Changing values among Western Publics from 1970 to 2006 // West European Politics. 2008.

N31(1 - 2).

Inglehart R. Culture Shift in Advanced Industrial Society. Princeton, N.J: Princeton University Press, 1990.

стр. Inglehart R., Abramson P.R. Economic security and value change. American Political Science Review. 1994.

N8.

Kelley J., McAllister I., Mughan A. The decline ot class revisited: class and party in England, 1964 - 1979 // American Sociological Review. 1985. N 79(7).

Laclau E., Mouffe C. Hegemony and Socialist Strategy. London: Verso, 1985.

Lazarsfel P.F., Berelson B., Gaudet H. The People's Choice: How the Voter Makes Up His Mind in a Presidential Campaign. (Second edition.). N.Y.: Columbia University Press, 1948.

Upset S.M., Lazarsfeld P.F., Barton A.H., Linz J. The psychology of voting: an analysis of political behavior // Handbook of Social Psychology, ed. G. Lindzey. Cambridge, MA: Addison-Wesley, 1954.

Lipset S.M., Rokkan S. Cleavage structures, party systems and voter alignments: an introduction // Party Systems and Voter Alignments, ed. S.M. Lipset, S. Rokkan. N.Y.: Free, 1967.

Manza J., Hout M., Brooks C. Class Voting in Capitalist Democracies Since World War II: Dealignment Realignment, or Trendless Fluctuation // Annual Review of Sociology. 1995. N 21.

Nieuwbeerta P., De Graaf N.D., Ultee W. Social class, government sector and political preferences: evidence from Germany, the Netherlands, and the United States, pres. at Meeting of International Sociological Association Research Committee 28. Salt Lake City, Utah. 1992.

Rose R., McAllister I. Voters Begin to Choose: From Closed Class to Open Elections in Britain. Newbury Park, CA: Sage, 1986.

Turner F. Social Mobility and Political Attitudes: Comparative Perspectives. New Brunswick, N.J.:

Transaction, 1992.

Weakliem D. Does social mobility affect political behavior? // European Sociological Review. 1992. N 8.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.