WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

..

(,, ) Процесс демократизации в арабском мире является важным эле ментом мировой политики. От результатов этого процесса во многом зависит дальнейшее развитие социально политической ситуации на Ближнем Востоке и в мире в целом. Способен ли мусульманский мир и, в частности, арабские страны, к демократизации? Может ли демокра тия развиваться на основе мусульманской культуры, в обществе, где ис ламские морально этические нормы, традиции и обычаи являются об разом жизни большинства населения? В какой степени принципы де мократии коррелируют с исламизмом, который в той или иной форме существует практически в каждой арабской стране? Попытаемся отве тить на эти вопросы, проанализировав социально политическую ситуа цию, сложившуюся в начале ХХI века в Алжире, Тунисе и Египте — то есть в тех арабских странах, где результаты демократизации государ ственно политической системы наиболее ощутимы и в то же время су щественным образом проявило себя исламистское движение.

Общеизвестно хрестоматийное определение демократии как формы государственного устройства, основанной на власти народа (demos — народ, kratos — власть — греч.). Классической античной де мократией считается государственно политическое устройство древне греческих полисов. В то же время античные авторы (Платон, Аристо тель, Геродот) рассматривали демократическую форму правления как государственную систему, при которой политические права имеют только свободные граждане полиса — а в полисах проживало большое количество рабов, число которых иногда превышало число свободных граждан. В ХVIII в. идеи демократии и свободы, выдвинутые великими мыслителями гуманистами эпохи Просвещения, легли в основу амери канской «Декларации независимости» от 4 июля 1776 г. и французской «Декларации прав человека и гражданина» от 26 августа 1789 г., в кото рых провозглашались «неотчуждаемые права человека — право на Согрин 2001: 36. жизнь и свободу»1 и «равенство в правах всех людей»2. Принципы де мократии разрабатывались многими философами, общественно поли История

..

. 1973:

тическими и государственными деятелями. Одной из наиболее извест 13.

ных и авторитетных является концепция французского политолога и общественно политического деятеля А.Токвиля (1805—1859), согласно которой демократия — не только некоторая форма организации обще ства, но и определенный процесс, происходящий в нем. Философской основой демократии и одновременно одним из самых дискуссионных 122 “” № 4 (47) ее вопросов является соотношение таких социально политических цен ностей, как свобода и равенство. Их реальное воплощение происходит в соответствующих институтах — как прямой демократии, когда граждане лично участвуют в осуществлении государственной власти (выборы, ре ферендум), так и демократии представительной, когда участие граждан в управлении государством опосредовано деятельностью избранных ими органов. Гарантией прав граждан является разделение функций власти — законодательной, исполнительной и судебной, а также децен трализация в социально экономической и культурной сферах. В то же время защиту прав граждан берут на себя демократические ассоциа ции — гражданские и политические, которые становятся посредниками между центральной властью и различными слоями общества, представ ляя интересы последних. Видные социологи ХХ века, такие, как Й.Шумпетер и У.Ростоу, дополнили и уточнили концепцию А.Токвиля, подчеркнув, что все эти черты развитой демократии наполняются ре альным содержанием только в условиях сложившегося гражданского общества, то есть при активном и осознанном участии граждан в обще ственно политической жизни. Это достаточно важное уточнение, так как подлинная демократия возможна только при достижении обще ством определенного уровня цивилизационного развития. Только в этом случае функционирует развитое гражданское общество и накапли вается своеобразная «критическая масса» граждан, обладающих граж данским самосознанием, достаточным образовательным уровнем, соот ветствующим менталитетом и политической культурой, а также эконо мической самостоятельностью (средний класс). Если таких условий в обществе нет, то даже при формальном наличии стандартных демокра тических институтов за их «фасадом» вполне может существовать ре жим, не имеющий с подлинной демократией ничего общего.

Еще к одному важному фактору в формировании западноевропей ской социальной системы — религиозному — привлек внимание из вестный философ и социолог ХХ века М.Вебер (1864—1920). Он под черкивал особую роль протестантской религиозности в становлении западноевропейского капитализма и соответствующей ему «хозяйствен ной этики» — «коренящихся в психологических и прагматических ре Вебер 1994: 43. лигиозных связях практических импульсов к действию»3. Данный фак тор (наряду с другими) способствовал формированию определенного менталитета, стиля взаимоотношений между людьми, и соответствен но, развитию современного западного гражданского общества и прису щего ему демократического государственно политического устройства.

Что касается феномена исламизма, то имеется целый ряд его оп ределений. Прежде всего — следует разделять понятия «исламский фун даментализм» и «исламизм». Исламский фундаментализм можно рас сматривать, как религиозное явление, означающее обращение к исто кам ислама и строгое соблюдение правил и норм, изложенных в Коране и Сунне, в повседневной жизни и общественной практике. Более точно и адекватно суть данного явления передает термин, используемый изве “” № 4 (47) 2007 стным отечественным арабистом профессором В.В.Наумкиным — са Наумкин 2006: 7. лафизм (от араб. салаф — праведный предок)4. Как известно, главной идеей приверженцев салафизма является тот постулат, что на протяже нии веков в ислам вносились новшества (бид’а — араб.), которые за частую искажали изначальное мусульманское учение. Для того, чтобы возродить первоначальный «правильный» ислам, необходимо, согласно салафизму, обратиться к эпохе Пророка Мухаммеда и четырех «правед ных халифов» (аль хулафа’ ар рашидун — араб.) — Абу Бакра, Умара, Усмана и Али.

Исламизм, в отличие от салафизма, представляет собой явление в большей степени политическое, чем религиозное. По определению видного отечественного исследователя Р.Г.Ланда, он «есть определен ная стадия социополитического развития мира ислама, последовавшая вслед за панисламизмом ХIХ в. и национализмом первой половины Ланда 2006: 157. ХХ в.»5. Лозунгом исламистов: «Ислам есть решение» его приверженцы ратуют за создание «исламского государства», построенного на «вечных и справедливых» законах Корана, в котором восторжествует «ислам ская социальная справедливость» (аль адль аль иджтимаий — араб.).

Необходимо отметить, что идея справедливого миропорядка, отражен Сура 4 (Жены — ная в Коране (4:135)6, до определенной степени присуща мусульман ан ниса’): «О вы, которые уверова ской традиции. Она зафиксирована в том числе во Всеобщей ислам ли! Будьте стойки ской декларации прав человека, принятой Организацией Исламская в справедливости, свидетелями перед Конференция в 1981 г., в которой заявляется, что «любой человек не Аллахом, хотя бы только имеет право, но и обязан протестовать против несправедливос и против самих ти»7. В то же время исламизм — это направление в общественной мыс себя, или родите лей, или близких;

ли, отражающее стремление определенной части общества в арабских будь то богатый странах сохранить свои исторические традиции, религию, культуру, то или бедный» (я эйу ха аллязина аману есть национальную самоидентификацию в условиях вызовов современ куну каввамин би ного мира (прежде всего процесса глобализации).

ль кыст шухада’ ли ллах ва ляу аля Исламистское движение имеет умеренное и радикальное направ анфусикум ау аль ления. Умеренный исламизм существует практически во всех арабских уалидейн ва ль странах — либо в форме политических партий, либо в виде обществен акрабин ин якун ханийян ау факи но просветительских или благотворительных организаций, выступаю ран — араб.).

щих за сохранение «исламских ценностей». Радикальный исламизм Жданов 1991:

или, по определению Р.Г.Ланда, «исламо экстремизм»8 представлен 196.

фундаменталистскими группировками, провозглашающими вооружен Ланда 2005a.

ный джихад единственным путем построения исламского государства.

Их лидеры оправдывают свои террористические акции против тех араб Сура 5 (Трапе за — аль маида): ских режимов, которые, по их заявлениям, являются «тираническими и Правители, «ко неверными», ссылками на некоторые суры Корана (например, 5:49)9.

торые не судят по Причем радикальные исламисты причисляют к «неверным» и умерен тому, что ниспос лал Аллах, те — ных исламистов, не разделяющих их концепций.

законопреступни Исламизм как интегральная часть общественно политической ки (ва мен лям ях кум бима анзаля жизни влияет на демократические процессы, происходящие в исследуе ллах фа уляика мых в данной работе арабских странах. Это влияние имеет свои особен хум аз залимун — араб.)». ности в силу конкретных социально политических условий и истори 124 “” № 4 (47) ческих традиций каждой страны. Тем не менее в нем прослеживаются некоторые общие закономерности.

Алжир, отказавшись в конце 1980 х гг. от политики социалис тической ориентации, приступил к широкой демократизации социаль но политической и экономической жизни страны. Необходимо под черкнуть, что в Алжире период конца 1980 х — начала 1990 х гг. харак теризовался уровнем политической свободы, не имевшим аналогов в арабском мире. Правительство распустило чрезвычайные суды государ ственной безопасности, разбиравшие дела политического характера, Долгов 2004: 32. а также отменило систему так называемых «синих карточек»10 — ан кет, заполнявшихся гражданами, баллотировавшимися на выборные должности, для их последующего визирования службой безопасности.

В 1989 г. была принята новая конституция и иные законодательные акты, в соответствии с которыми был создан двухпалатный парламент, вводилась многопартийность, система свободных альтернативных вы боров на всех уровнях, сформировалась свободная пресса. В апреле 1990 г. был принят новый закон о СМИ, в результате чего уже к концу 1991 г. в Алжире появилось 169 новых газет и журналов. Алжирские журналисты, объединенные с 1967 г. в подконтрольное властям Нацио нальное издательское и рекламное агентство (ANEP), создали альтерна тивную независимую организацию «Движение алжирских журналис тов» (MJA). Кроме того, в соответствии с новым законом те журналис ты, которые хотели учредить свое собственное издание, в течение трех лет имели право получать довольно значительные дотации. Таким обра зом были созданы одни из самых популярных в настоящее время неза висимых газет: «Аль Ватан» (Родина), «Le soir d’Algerie» (Алжирский вечер), «Аль Хабар» (Новости). Леводемократическая, берберская и ис ламистская оппозиции, находившиеся ранее на полулегальном положе нии, обрели право участвовать в общественно политической жизни и получили доступ к национальным СМИ. Пребывавшие в эмиграции оппозиционные лидеры, в том числе бывший президент Алжира Ахмед Бен Белла, смогли возвратиться в Алжир и продолжить политическую деятельность. Однако одновременно с грандиозными демократически ми преобразованиями социально экономическая ситуация в Алжире в этот период ухудшалась. Продолжался рост цен, в том числе на продук ты и предметы первой необходимости, прогрессировала инфляция и де вальвация алжирского динара. Острыми проблемами оставались жи лищный кризис и безработица, которая в 1989 г. охватила более 20% трудоспособного населения (среди молодежи до 25 лет — еще выше).

Жизненный уровень значительной части населения снижался, что про воцировало усиление социальной напряженности в обществе. В усло виях нарастания системного кризиса и на волне демократизации в ал жирском обществе возникло и получило широкое распространение массовое исламистское движение во главе c «Исламским фронтом спа сения» (ИФС), руководителями которого были Аббаси Мадани и Али Бенхадж. Легитимный приход к власти исламистов, за представителей “” № 4 (47) 2007 которых на муниципальных и парламентских выборах в 1990—1991 гг.

Willis 1997: 394. проголосовало почти 50% избирателей11, был предотвращен благодаря вмешательству армии. Это привело к радикализации исламистского движения, экстремистские силы которого развязали многолетнее во оруженное противостояние с властями (1992—1999 гг.), и поставило страну на грань гражданской войны. Однако алжирское руководство су мело, с одной стороны, подавить радикальных исламистов, с другой, инициировать процесс восстановления гражданского согласия. Прези дент Абд аль Азиз Бутефлика, переизбранный в 2004 г. на второй срок (на президентский пост вместе с ним претендовали еще пять кандида тов), тогда же выдвинул программу, определившую основные направле ния экономического, социального и политического развития Алжира до 2009 г. и направленную на закрепление демократических преобразо ваний. Программа, ставящая перед собой достаточно амбициозные цели, среди которых разрешение жилищного кризиса и существенное сокращение безработицы, представляет собой важный шаг в дальней шем развитии алжирского общества. Предусматривается, в частности, принятие новой редакции гражданского, уголовного и семейного ко дексов и реализация «Национального плана по соблюдению прав чело века», принятого парламентом в 2003 г. Наряду с этим планируется существенным образом повысить роль местных органов власти и совер шенствовать процесс демократизации общественно политической жиз ни. В связи с этим вносятся изменения и дополнения в законы о мест ном самоуправлении, политических партиях и СМИ.

При разработке программы был учтен трагический опыт противо стояния с радикальным исламизмом в 1990 е гг. Поэтому уделяется большое внимание выработке взвешенной политики по отношению к той части населения, которая считает необходимым сохранение мусуль манских исторических традиций и «исламских ценностей». В програм ме, в частности, провозглашается, что «алжирский народ, внесший ог ромный вклад в развитие и распространение ислама, и впредь будет прилагать все усилия для сохранения и дальнейшего процветания вели Le Projet

..

. 2004. кой арабо мусульманской цивилизации»12. Планируется дальнейшее развитие системы мусульманского образования, совершенствование подготовки имамов с целью повышения роли мечетей в достижении гражданского согласия и недопущения превращения их в инструмент пропаганды радикального фундаментализма (как это произошло в кон це 1980 х гг.). Важным шагом в восстановлении гражданского согласия стало одобрение на общенациональном референдуме «Хартии за мир и La Charte

..

. 2005. национальное примирение»13, предусматривающей конкретные шаги по интеграции в общество тех алжирцев, которые участвовали в исла мистском движении, но «чьи руки не запятнаны кровью». В начале ХХI в. внутриполитическая ситуация в Алжире значительно стабилизи ровалась по сравнению с 1990 ми гг., когда целые районы страны нахо дились под контролем радикальных исламистов. Большинство и про стых алжирцев, и представителей политического истеблишмента стра 126 “” № 4 (47) ны поддерживает правительственный курс. В парламенте (Националь ной народной ассамблее (ННА)) наиболее влиятельны входящие в пра вительственную коалицию фракции партий «Фронт национального ос вобождения» (ФНО) и «Национально демократическое объединение» (НДО), которые обладают в ННА большинством мест — соответственно 199 и 48 из общего числа депутатов (388). Необходимо отметить, что ал жирские умеренные исламисты, вместе с тем разделяющие демократи ческие принципы, достаточно полно представлены в ННА — тремя по литическими партиями. Две из них — «Движение общества за мир», имеющая 38 депутатских мест, и «Возрождение», обладающая одним местом, также входят в правительственную коалицию и поддерживают президентский курс. Необходимо отметить, что руководитель «Движе ния общества за мир» Бугерра Солтани и два члена его партии занима ют в нынешнем алжирском правительстве министерские посты, и эф фективность их работы (согласно рейтингу, определяемому президен Jeune Afrique том) оценивается довольно высоко14.

2006: 85.

Третья исламистская партия — «Движение за национальную ре форму», завоевавшая 43 места в парламенте, состоит в оппозиции пра вительственному курсу. В программе «Движения за национальную ре форму» (ДНР) не фигурирует пункт о создании исламского государства (использование религии в политических целях запрещено алжирской конституцией). Тем не менее ДНР выступает против правительствен ной программы широкомасштабной приватизации, ратует за сохране ние «мусульманских морально этических норм», требует проведения социально ориентированной экономической политики и усиления борьбы с коррупцией и преступностью. ДНР является наиболее много численной и достаточно влиятельной исламистской партией. Помимо 43 мест в парламенте, ДНР имеет большинство депутатских мест более чем в 100 балядийях (областных выборных органах власти) из общего их числа в 1539. Лидер ДНР Абдалла Джабалла (род. в 1956 г.) в настоящее время считается одним из наиболее известных лидеров легальной исла мистской оппозиции. Он примкнул к алжирскому исламистскому дви жению еще в 1970 е гг., но всегда был идеологом умеренного исламиз ма, заявляя, что исламские каноны не противоречат демократическим принципам. Абдалла Джабалла участвовал в двух президентских кампа ниях — в 1999 г. и в 2004 г., когда занял третье (среди 6 претендентов на президентский пост) место после нынешнего президента Бутефлики и бывшего премьер министра Али Бенфлиса, получив 4,8% голосов изби рателей.

Особое место в современном Алжире занимают исламистские организации, официально не обладающие статусом политической партии, но играющие значительную роль в общественно политической жизни страны. Это прежде всего такие организации, как «Верность» (Вафа) и бывший ИФС. «Вафа», несмотря на то, что власти отказались зарегистрировать ее как политическую партию, активно участвовала в муниципальных и парламентских выборах 2002 г., выставляя своих кан “” № 4 (47) 2007 дидатов в качестве независимых. Руководитель «Вафа» Ахмед Талеб Иб рагими, известный государственный и общественный деятель, дважды занимавший пост министра, поборник политики «арабизации», уча ствовал в президентской кампании 1999 г. и, по неофициальным под счетам, даже занял второе место после президента Бутефлики. Ибраги ми пытался принять участие и в президентских выборах 2004 г., но не сумел выполнить все предусмотренные законом юридические формаль ности. В то же время Ибрагими не пошел на какой либо союз с Абдал лой Джабаллой, хотя их идеологические и политические позиции во многом схожи. Что же касается руководства бывшего ИФС, то оно пы тается добиться отмены судебного решения о его роспуске (принятого в 1992 г.) и вновь выйти на политическую авансцену. Надо признать, что большинство руководителей бывшего ИФС, в том числе бывший ко мандующий его военного крыла, «Исламской армии спасения», Мада ни Мезраг, а также те из бывших лидеров ИФС, которые находятся за пределами Алжира, отказались от радикальных взглядов и перешли на позиции умеренного исламизма. Однако алжирские власти подтверди ли запрет на участие в политической жизни бывших руководителей ИФС, в частности, в отношении Али Бенхаджа, бывшего заместителя председателя ИФС, который после двенадцатилетнего заключения вновь захотел заняться политической деятельностью (он был арестован в июле 2005 г. — правда, освобожден уже в марте 2006 г.).

В Алжире действует также радикальное течение исламизма, пред ставленное двумя вооруженными группировками — «Салафитской группой для проповеди и борьбы» и «Вооруженными исламскими груп пами», насчитывающими в своих рядах, по разным оценкам, от 650 до Jeune Afrique 1 тыс. боевиков15. Причем «Вооруженные исламские группы» в настоя 2003: 54.

щее время распались на несколько враждующих между собой группиро вок, а их бывший лидер отказался от вооруженной борьбы. В то же вре мя «Салафитская группа для проповеди и борьбы», возглавляемая «на циональным эмиром» Абд аль Ваххабом Друкделем и базирующаяся в основном в горном районе Большой Кабилии (300 км к востоку от г. Алжир), продолжает террористические акции. Наиболее известной из них стало нападение в апреле 2006 г. на перевозившую алжирских тамо женников автоколонну, в результате которого погибло 13 человек. Тем не менее можно констатировать, что алжирскому руководству удалось подавить радикальный исламизм, который уже не представляет собой (как это было в середине 1990 х гг.) угрозы для существующего режима и способен совершать лишь отдельные террористические акты в отда ленных районах страны. Одновременно умеренный исламизм интегри руется в государственно политическую систему, в которой идет процесс демократизации.

В Тунисе разворачивались социально политические процессы, в достаточной степени идентичные алжирским. Здесь не было длительно го вооруженного противостояния радикального исламизма с властями, однако Тунис во второй половине 1980 х гг., как и Алжир, переживал 128 “” № 4 (47) социально экономический и политический кризис. Чтобы понять при чины кризиса и последовавшего за ним подъема исламизма, необходи мо обратиться к ретроспективному анализу — и отметить, что тунисское общество после завоевания страной независимости испытало настолько радикальную секуляризацию, какой не знала ни одна другая арабская страна. По инициативе первого президента Туниса Хабиба Бургибы (1903—2000) был принят «Кодекс гражданского состояния», который оценивается тунисскими историками как «революционный закон, кру то изменивший традиционный уклад, положивший начало женской эмансипации и являвшийся социально правовой реформой с долговре Видясова. 2005: менными и необратимыми последствиями»16. Коренным образом была 405.

реформирована система брачно семейных отношений — запрещалось многоженство, учреждалась гражданская регистрация брака, вводилось равенство обеих сторон при разводе. В рамках реформ были отменены шариатские суды и установлена единая система судопроизводства. По мимо таких впечатляющих успехов в социальном развитии общества, Тунис демонстрировал и довольно стабильный рост экономики — 7,1% среднегодового прироста ВВП в 1980 е гг. Однако основная часть полу чаемой в условиях экономического подъема прибыли перераспределя лась внутри привилегированной прослойки крупного и среднего бизне са, имевшей связи с правящей политической группировкой, в то время как уровень жизни большинства населения оставался достаточно низ ким. В 1980 е гг. в Тунисе нарастало социальное напряжение, чему спо собствовало также то, что престарелый восьмидесятилетний президент Хабиб Бургиба (провозглашенный в 1975 г. пожизненным президентом) уже не контролировал ситуацию в стране, чем пользовались для лично го обогащения члены его семьи и приближенные к ним кланы. Слож ную социально экономическую ситуацию использовало быстро наби равшее силу исламистское движение, выдвинувшее известный лозунг создания исламского государства. Необходимо подчеркнуть, что ста новлению исламизма в Тунисе (как и в Алжире) в какой то степени способствовала противоречивая политика властей. С одной стороны, широкая секуляризация, не подкрепленная повышением уровня жизни основных социальных групп, вызывала сопротивление части населе ния, склонявшегося к поддержке исламистов. С другой стороны, влас ти, стремясь ослабить левое движение, особенно усилившееся в сту денческой среде, пытались противопоставить ему исламистов. С этой целью было разрешено создание «Ассоциации в защиту Корана» и по стройка мечети на территории столичного университета, которая стала одним из опорных пунктов исламистов. Уместно отметить, что на тер ритории университета неоднократно происходили стычки между сту дентами сторонниками исламистов и членами леводемократических ор ганизаций, что также повторяло ситуацию в Алжире. С конца 1980 х гг.

левое движение в Тунисе (как и во всем арабском мире) оказалось в кризисе, и образовавшийся идеологический вакуум быстро заполняла исламистская доктрина, ставшая в арабо мусульманском мире идеоло “” № 4 (47) 2007 гией социального протеста и заменившая в известном смысле левую идеологию. Показательно звучит определение исламиста, данное одним из участников исламистского движения: «исламист — это тот, кого не удовлетворяет состояние современного мусульманского общества и кто Burgat 2005: 13. хочет, чтобы оно стало лучше»17.

В 1980 е гг. в Тунисе сформировалась организация «Исламская группа», трансформировавшаяся затем в исламистскую политическую партию «Движение исламской направленности», впоследствии пере именованную в «Возрождение» (ан Нахда). Ее председателем стал из вестный в том числе и за пределами Туниса, идеолог исламизма Рашид Ганнуши, закончивший философский факультет Тунисского универ ситета и получивший звание профессора философии. В числе руково дителей партии были видные исламисты Абд аль Фаттах Муру, Хасан Годбани (юристы по образованию), а также Салах Каркар, выпускник экономического факультета Тунисского университета. Исламисты вы пускали две газеты и журнал, а также имели свое издательство «Знамя» (ар Рая), что во многом способствовало распространению фундамен талистской идеологии в Тунисе. Наряду с внутренними обстоятельства ми, на подъем исламизма в Тунисе повлияли и такие внешние факторы, как гражданская война в Афганистане, где среди муджахидов, воевав ших с просоветским афганским режимом, было немало тунисских граждан. Впоследствии, вернувшись на родину, они примкнули к исла мистскому движению. Немалую помощь тунисским исламистам оказы вал алжирский «Исламский фронт спасения», с которым руководители тунисской «ан Нахды» поддерживали постоянные связи и, в свою оче редь, посылали тунисских исламистов для участия в антиправитель ственных манифестациях, организуемых ИФС в Алжире.

В 1986—1987 гг. в Тунисе исламисты проводили многочисленные демонстрации с лозунгами создания исламского государства, а также, согласно опубликованным в последствии тунисскими властями матери алам, создали вооруженные группы, совершившие ряд террористиче ских актов и готовившиеся к захвату власти. В такой напряженной со циально политической обстановке 7 ноября 1987 г. премьер министр и глава правящей «Социалистической дустуровской партии» (СДП) Зин аль Абидин Бен Али с помощью своих сторонников отстранил Х.Бур гибу от власти, мотивируя свои действия ст. 56 тунисской конститу Ст. 56 Консти ции18, и объявил о временном взятии на себя обязанностей президента.

туции Туниса ус Президенту Бен Али во многом удалось, с одной стороны пода танавливает, что вить исламо экстремистов, представленных радикальным крылом «в случае времен ной неспособности партии «ан Нахда», с другой стороны, существенно продвинуться как в Президентом осу плане экономического развития, так и по пути демократизации (хотя ществлять свои полномочия воз некоторые исследователи дают по этому поводу неоднозначные оцен можно делегирова ки). В то же время тунисское руководство сумело интегрировать часть ние им своих пол номочий премьер умеренных исламистов в государственно политическую систему, пред министру» — см.

ложив наиболее известным деятелям исламистской оппозиции войти в Сапронова 2003:

состав Высшего исламского совета и Социально экономического сове 323.

130 “” № 4 (47) та (совещательный орган при правительстве). Наряду с этим по иници ативе президента был выработан «Национальный пакт», подтвердив ший основные реформаторские законы, принятые в период правления Х.Бургибы, в том числе «Кодекс гражданского состояния». Одновре менно подчеркивалась принадлежность Туниса к арабо исламской ци вилизации. «Национальный пакт», который подписали руководители наиболее значимых общественных и политических организаций стра ны, в том числе лидер умеренных исламистов Нур эд Дин Бхири, во многом способствовал достижению национального консенсуса. В кон це 1990 х гг. многие тунисские исламисты, осужденные заочно и про живавшие в Англии, были амнистированы и получили возможность возвратиться в Тунис — с условием отказа от политической деятельнос ти. В числе вернувшихся был Хашеми аль Хамди, известный исламист ский идеолог, главный редактор издающейся в Лондоне газеты «Неза висимая» (аль Мустакылля).

Важно подчеркнуть, что тунисское руководство значительное внимание уделяло социально экономическим вопросам. В результате реализации плана подъема экономики среднегодовой прирост ВВП в Тунисе составляет свыше 5% (в 2003 г. — 5,6%), инфляция, достигавшая в период с 1980 по 1988 г. в среднем 7,7% в год, к 2003 г. сократилась до Jeune Afrique. 2,7%19. Процент населения, живущего за чертой бедности (доход менее 2004: 57.

2 долларов США в день) сократился с 7% в 1987 г. до 4% в 2004 г.

Для сравнения: в том же году этот показатель в Алжире составлял 15,1%, в Марокко — 14,3%, в Египте — 43,9%. Процент молодежи в возрасте от 19 до 24 лет, обучающейся в вузах, вырос с 6% в 1987 г. до 31% в 2004 г.

В процентном отношении числа студентов к населению Тунис занимает одно из первых мест в арабских странах. Достигнут также существен ный прогресс в борьбе с неграмотностью. Так, число неграмотных сре ди взрослых старше 15 лет в 2003 г. в Тунисе составило 17% (мужчины) и 37% (женщины). Среди стран соседей Тунис в этом отношении усту пает только Ливии — 8% (мужчины) и 29% (женщины). В Алжире этот показатель составляет соответственно 22% и 40%, в Египте — 33% и Jeune Afrique. 56%, в Марокко — 37% и 62%20. В связи с этим необходимо подчерк 2004a: 39.

нуть, что повышение образовательного уровня населения является важ ным элементом становления подлинной демократии, причем не только в мусульманской, но и в любой другой стране. Значительным полити ческим событием в Тунисе стали проходившие в 2004 г. президентские и парламентские выборы. Им предшествовали проведенные в 2002 г. и одобренные на национальном референдуме изменения в тунисской конституции, согласно которым была сформирована нижняя палата ту нисского парламента и упразднены ограничения на переизбрание дей ствовавшего президента на следующий мандат. Вместе с тем с 2004 г. в Тунисе были отменены ограничения на пользование интернетом, оппо зиционная пресса получила большую свободу. Лидеры легально дей ствующих политических партий отныне могут официально проводить собрания и митинги своих сторонников и имеют больший доступ к “” № 4 (47) 2007 СМИ. В настоящее время в Тунисе действует девять политических партий, шесть из них представлены в парламенте и имеют право уча ствовать в президентских, парламентских и муниципальных выборах.

Тем не менее говорить о реальном плюрализме в Тунисе еще преждев ременно, так как доминирующую роль в общественно политической жизни играет правящая партия Конституционно демократическое объ единение (КДО) — правопреемница «Социалистической дустуровской партии». Политическая платформа КДО близка программам социал де мократических партий Западной Европы, с которыми она поддержива ет активные связи, будучи также членом Социнтерна и Африканского социалистического демократического интернационала (АСДИ), штаб квартира которого находится в Тунисе. Председателем КДО является президент Туниса Зин аль Абеддин Бен Али, который, как и ожида лось, с триумфом (за него были поданы 94,49% голосов) победил на президентских выборах трех своих оппонентов и получил четвертый президентский мандат (2004—2009). В результате парламентских выбо ров, в которых участвовали семь партий, 152 депутатских места (из 189) получила правящая партия КДО. Необходимо отметить, что согласно новому закону о политических партиях (принятому в 1988 г. и заменив шему соответствующий закон 1959 г.) политическим партиям запреще но использовать религию в политических целях, получать любую форму помощи от зарубежных организаций и физических лиц. Важной осо бенностью нового закона является закрепленная в нем обязанность ми нистра внутренних дел обращаться в судебную инстанцию в случае при нятия решения о роспуске политической партии, в то время как пред ыдущий закон такой процедуры не предусматривал.

Тунисские умеренные исламисты не имеют своей политической партии и, соответственно, в парламенте не представлены. В то же время видные исламистские лидеры умеренного направления участвуют в ра боте Высшего исламского совета и Социально экономического совета.

Однако необходимо отметить, что исламистское движение «ан Нахда», отказавшееся от радикальных концепций, продолжает существовать, хотя и сократило свое влияние. Наряду с «ан Нахдой» в стране действу ет еще несколько немногочисленных исламистских организаций, нахо дящихся на полулегальном положении. Наиболее известна из них «Партия исламского освобождения», руководство которой находится за пределами Туниса. Однако можно констатировать, что исламизм в зна чительной степени утратил влияние в тунисском обществе, подтвержде нием чего может служить амнистия и досрочное освобождение в 2005 г.

из заключения 73 исламистов, осужденных за участие в антиправитель ственных манифестациях.

Египет, по сравнению с другими арабскими (и не только) страна ми, имеет достаточно давние демократические традиции. История еги петского избирательного права начинается в 1866 г. учреждением по инициативе хедива (правителя) Египта Исмаила Палаты депутатов, об ладавшей правами законосовещательного органа и избиравшейся шей 132 “” № 4 (47) хами провинций и представителями городских слоев населения. Уже в начале ХХ в. в Египте действовали такие политические партии, как «Ро дина» (Хизб аль Ватан) во главе с поборником идей панисламизма Мустафой Кямилем, «Партия конституционной реформы», «Партия Ланда 2005: 153. нации», «Рабочая» и «Благословенная» социалистические партии21, в 1919 г. была сформирована существующая до сих пор политическая партия «Вафд» (буквально «делегация» — араб.). Наряду с этим в Египте существует своя интеллигенция, которая считается одной из самых многочисленных и образованных в арабском мире (в Египте в настоя щее время насчитывается 12 университетов, 4 из них — в Каире). В то же время именно в Египте в 1928 г. известным мусульманским деятелем Хасаном аль Банной была создана ассоциация «Братья мусульмане», с которой начинается история современного исламизма, а концепции ее идеолога Сейида Кутба используются многими современными ислами стскими группировками. Своеобразным отражением сложности и неод нозначности социально политической ситуации в Египте стали прези дентские и парламентские выборы, проходившие здесь соответственно в сентябре и ноябре—декабре 2005 г. Выборы выявили две тенденции в современной общественно политической жизни страны. Первая — на мерение властей пойти по пути демократизации или, по крайней мере, сформировать демократический имидж Египта в глазах мирового сооб щества. Вторая — усиление влияния в египетском обществе исламистс кого движения. В результате президентских выборов действующий пре зидент Хусни Мубарак (род. в 1928 г.) был переизбран на пятый прези Аль Ахрам. дентский срок, завоевав 88,5%22 голосов избирателей и оставив далеко 10.09.2005.

позади девятерых своих оппонентов на президентский пост. Необходи мо отметить, что нынешние президентские выборы были первыми в ис тории Египта альтернативными выборами. Основные соперники Хусни Мубарака, лидер самой молодой (создана в октябре 2004 г.) политичес кой партии «Завтра» Айман Нур (род. в 1960 г.) и руководитель упоми навшейся выше старейшей партии «Вафд» Ноаман Гамаа (род. в 1930 г.) получили 7,6% и 2,95 голосов избирателей соответственно. Несмотря на то, что практически все кандидаты оппоненты Мубарака по своему по литическому влиянию значительно уступали действующему президенту и не являлись для него реальными соперниками, эту президентскую кампанию можно оценить как шаг в направлении демократизации страны. В начале 2005 г. по инициативе президента Мубарака путем из менения ст. 76 египетской конституции, ранее предполагавшей выдви жение кандидатуры президента двумя третями депутатов парламента и последующее его утверждение в должности на общенациональном референдуме, была введена система прямых президентских выборов.

Такая система предоставляет возможность всем легально действующим политическим силам участвовать в президентской кампании. Вместе с тем это лишь теоретическая возможность, так как реальными шансами обладает только правящая Национально демократическая партия “” № 4 (47) 2007 (НДП), председателем которой является Хусни Мубарак, получившая в результате парламентских выборов 336 депутатских мест из 444.

Прошедшие парламентские выборы характеризовались тремя важными для общественно политической жизни Египта моментами.

Первый — успех «Братьев мусульман», получивших 88 мест (в прошлом Политическая составе они имели 17)23, второй — поражение светских оппозиционных деятельность ас либерально демократических партий, пытавшихся организовать еди социации «Бра ный блок, но сумевших получить всего лишь 14 депутатских мест, тре тья мусульмане» запрещена египет тий — наметившаяся внутрипартийная борьба в правящей НДП, из скими властями с 336 депутатов которой только 147 получили одобрение руководства 1954 г., тем не ме нее, «Братья» при НДП во главе с Гамалем Мубараком (сыном президента). Остальные нимают участие 179, являясь членами НДП, тем не менее баллотировались в качестве в парламентских выборах, выстав независимых депутатов. Такая ситуация отражает борьбу между новым ляя своих кандида поколением политической элиты во главе с Гамалем Мубараком, явля тов в качестве ющимся председателем политического совета НДП, и «старой гварди независимых.

ей», лидером которой является спикер парламента Фатхи Срур.

Важно подчеркнуть, что последние президентская и парламент ская кампании проходили в условиях социально экономического кри зиса, обусловленного рядом причин, в том числе замедлением темпов экономического развития, довольно значительным демографиче ским ростом, сокращением иностранных инвестиций, снижением ино странного туризма, высокой инфляцией и, соответственно, ростом цен (на 40% в 2003 г.), прогрессирующей безработицей, охватившей свыше Jeune Afrique. 11% трудоспособного населения24. Примерно 56 млн. египтян (населе 2004: 39.

ние Египта составляет 73,4 млн. чел.) живет менее чем на 2 доллара США в день25. Эта категория граждан может существовать только благо Jeune Afrique.

2005: 78.

даря субсидированию государством цен на ряд продовольственных то варов, осуществляемому для смягчения социальной напряженности.

Экономика Египта нуждается в постоянной иностранной помощи, в ча стности, со стороны США, которая составляет от 2 до 2,5 млрд. долла ров в год. В плане гуманитарного развития Египет является аутсайдером среди стран региона и занимает, согласно отчету о гуманитарном разви тии от 7 сентября 2005 г., составленном международной организацией «Программа ООН по развитию» (Programme des Nations unies pour le developpement — PNUD) 119 е место из 177 стран (Тунис на 89 м месте, Алжир на 103 м).

Такая ситуация способствует усилению влияния исламистов, осо бенно среди неимущих слоев египетского общества. В то же время про должающееся доминирование США на мировой арене, характери зующееся поддержкой Израиля в палестино израильском конфликте и силовым давлением на мусульманские страны, не подчиняющиеся аме риканской политике, воспринимается частью мусульман как война против ислама. Это приводит в ряды исламистов, наряду с египтянами из беднейших слоев, также представителей интеллигенции и имущих классов. Тем не менее египетским властям удалось подавить основные радикальные исламистские группировки — «Исламские группы» 134 “” № 4 (47) (Джамаат исламийа) и «Исламский джихад» (Джихад исламий).

В 1997 г. семь руководителей «Исламских групп» во главе с их лидером Омаром Абд ар Рахманом объявили бессрочное перемирие с властями и призвали своих сторонников прекратить террористическую деятель ность. В 1998 г. к ним присоединилось и большинство руководителей «Исламского джихада». Вместе с тем наиболее экстремистски настроен ные члены руководства этих группировок, такие, как Айман аз Завахи ри, Мустафа Камаль (Абу Хамза) и Рифаи Таха, продолжали пропове довать идею вооруженного джихада и примкнули к «Аль Каиде» (Ай ман аз Завахири стал, как известно, ближайшим сподвижником Усамы Бен Ладена). Отдельные террористические акты, осуществляемые ра дикальными исламистами, продолжают иметь место в Египте. Так, в 2005—2006 гг. были совершены взрывы в гостиницах в районе Шарм аш Шейх, в результате которых погибли около 20 и были ранены около 100 египтян и иностранных граждан. Что касается умеренных исламис тов, представленных в первую очередь, «Братьями мусульманами», то они после успеха на парламентских выборах становятся главной поли тической оппозицией правящей НДП. Лозунгом «Братьев» продолжают оставаться слова «Ислам есть решение». Тем не менее необходимо отметить, что новая генерация руководства «Братьев» состоит в боль шинстве своем из представителей технической и гуманитарной интел лигенции. Судя по их официальным заявлениям, «Братья мусульмане» достаточно эволюционировали в своих политических взглядах. Их про граммный документ, обнародованный в марте 2004 г. и озаглавленный «Инициатива об основных принципах реформ в Египте», по своей сути не отличается от политических программ других оппозиционных партий и включает в себя такие пункты, как «уважение политических и гражданских свобод, ограничение полномочий президента, гражданс www.weekly. кий контроль над деятельностью силовых структур и армии»26. В отно ahram.org.eg/print/ шении концепции создания исламского государства в Египте глава 2006/815eg2.htm «Братьев мусульман» (верховный наставник — аль муршид аль ам) Махди Акеф в интервью наиболее популярной египетской газете «Аль Ахрам» заявил, что «исламское государство не может быть создано в от сутствие свободы волеизъявления народа. Первое, что мы требуем — это предоставить такую свободу, а затем народ сам изберет форму госу www.weekly. дарственного устройства»27.

ahram.org.eg/print/ Отношение к «Братьям мусульманам» в египетском обществе нео 2006/813eg5.htm.

днозначное. Часть египтян, в первую очередь копты, выражает беспо койство по поводу роста влияния «Братьев» и считает их заявления о приверженности демократическим принципам предвыборной такти кой. В то же время многие египтяне поддерживают «Братьев» и склон ны расценивать их эволюцию как новую стратегию, отвечающую духу времени. В ходе развернувшихся в Египте накануне президентских и парламентских выборов дискуссий некоторые оппозиционные полити ческие и общественные деятели выступали за проведение широкой де мократизации, в том числе за полноправное включение «Братьев му “” № 4 (47) 2007 сульман» в политическую жизнь. Что касается позиции египетских вла стей по отношению к «Братьям мусульманам», то она менялась в зави симости от внутренней и внешнеполитической ситуации. После успеха «Братьев» на парламентских выборах из египетских тюрем было осво бождено более 450 их активистов, задержанных во время манифестаций и столкновений с полицией, происходивших во время кампании. Это было сделано для подтверждения демократического имиджа Египта пе ред мировым сообществом и в особенности перед США, которые, по заявлению пресс секретаря американского государственного департа мента, намеревались наладить контакты с «Братьями», как «с новыми членами египетского парламента». Однако после израильского вторже ния в Ливан летом 2006 г. позиция «Братьев мусульман» радикализова лась. Они резко осудили как военную акцию Израиля, так и поддержи вавших его США, охарактеризовав Дж.Буша как «врага ислама». Рав ным образом глава «Братьев» Махди Акеф резко осудил позицию арабских руководителей, в том числе египетского президента, не ока завших во время израильской агрессии практической помощи Ливану.

Египетские власти не замедлили ответить на демарш «Братьев» вызовом Махди Акефа в прокуратуру для дачи объяснений и массовыми ареста ми членов руководства «Братьев» и их активистов (по некоторым дан ным было арестовано несколько тысяч человек). Тем не менее Махди Акеф подтвердил, что «Братья мусульмане» будут действовать «строго в рамках конституции и ни в коем случае не намерены нарушать египетс кие законы или прибегать к действиям, которые могут дестабилизиро Там же. вать внутреннюю ситуацию в стране»28. В то же время никто из депута тов представителей «Братьев» не был арестован, хотя они довольно рез ко критиковали правительственную политику в парламенте. Можно отметить, что, несмотря на попытки властей ослабить «Братьев мусуль ман», после успеха на парламентских выборах они становятся главными оппонентами правительства Мубарака и имеют теоретическую возмож ность, в случае успешного для них исхода муниципальных выборов (они были перенесены с февраля 2006 г на 2008 г.), выставить своего не зависимого кандидата на президентские выборы 2011 г.

Исламистское движение (за исключением, конечно, его экстре мистского крыла), существующее в той или иной форме практически в каждой арабской стране, является закономерным результатом развития мусульманского общества. В определенной степени его можно счесть, пользуясь понятийным аппаратом А.Тойнби, своеобразным ответом исламской цивилизации на вызовы современного мира, в частности, глобализации. В то же время массовое исламистское движение, как по казывает опыт ряда арабских стран, возникает в период социально эко номического или системного кризисов как форма социального протес та против ухудшения социально экономической ситуации и снижения уровня жизни. В определенных условиях такая ситуация может привес 136 “” № 4 (47) ти к радикализации исламистского движения и выходу на авансцену исламо экстремистов.

Тем не менее исламизм как направление общественной мысли, существующее в арабо мусульманском мире, на наш взгляд, не являет ся препятствием на пути демократизации и тем более не антагонисти чен по отношению к ценностным ориентирам западного общества.

Умеренный исламизм, будучи в том числе элементом национальной са моидентификации, может адекватно интегрироваться в демократичес кую государственно политическую систему. В то же время поспешный, не подготовленный переход к широкой демократизации может иметь непредсказуемые, а иногда и трагические результаты, о чем также сви детельствует недавний исторический опыт арабских стран, в частности, Алжира. Кроме того, вряд ли существует универсальная для всех об ществ модель демократии. Однако, как справедливо указывает видный французский исследователь Ф.Бюрга, «базовые основополагающие ци вилизационные ценности человечества являются общим наследием Burgat 2005: 65. всех культур, религий и цивилизаций»29. Исходя из вышесказанного, логично сделать вывод: если современная западная демократия сфор мировалась в том числе на исторической основе христианства, то де мократия в арабском мире должна, по аналогии, структурироваться в том числе на основе мусульманской культуры. Причем эта демократия, как и мусульманское общество в целом, будет иметь свои черты и осо бенности, присущие культурно историческим традициям исламской цивилизации. Тем более что в арабском мире факторы, влияющие на демократические процессы — исторические традиции, менталитет, на циональная психология, образования и благосостояния населения, политической культуры, демократических традиций, — достаточно сильно отличаются от таковых в странах Запада. Таким образом, демок ратия, если рассматривать это явление не только как государственно политическое устройство, но и в более широком смысле, как способ функционирования общественного организма, всегда будет соответ ствовать специфике исторического развития, традициям, националь ной психологии и менталитету, уровню развития гражданского обще ства и не может являться единой для всех этносов.

Вебер М. 1994. Хозяйственная этика мировых религий // Из бранное. Образ общества. — М.

Видясова М.Ф. 2005. Джихад без войны. Кн. 2. Т. 1. — М.

Долгов Б.В. 2004. Исламистский вызов и алжирское общест во. — М.

Жданов Н.В. 1991. Исламская концепция миропорядка. — М.

История Франции. 1973. — М.

Ланда Р.Г. 2005. История арабских стран. — М.

Ланда Р.Г. 2005a. Политический ислам: предварительные ито ги. — М.

“” № 4 (47) 2007 Ланда Р.Г. 2006. Международный форум востоковедов и африка нистов в СПБ // Восток (Oriens). — М.

Наумкин В.В. 2006. Исламский радикализм в зеркале новых кон цепций и подходов // Восток (Oriens). — М.

Сапронова М.А. 2003. Государственный строй и конституции арабских республик. — М.

Согрин В. 2001. Политическая история США. — М.

` Burgat F. 2005. L’Islamisme а l’heure d’Al Qaida. — P.

Burgat F. 2005a. Al Qaida or the Transnationalisation of an “Isla mic” Resistance to the Globalisation of the Maintenance of “American Order” // Arabia Vitalis. Арабский Восток, ислам, древняя Аравия. — M.

La Charte pour la paix et la rconciliation nationale. 2005. // http:// ejp.icj.org/IMG/Decret_05 278_Reconciliation.pdf.

Jeune Afrique. 2003. № 2222—2223.

Jeune Afrique. 2004. №. 2245.

Jeune Afrique. 2004. № 2284.

Jeune Afrique. 2004a. № 2285.

Jeune Afrique. 2005. № 2332.

Jeune Afrique. 2006. № 2362.

Le Projet de programme du gouvernement. 2004. // El Moudjahid.

14.05.

Willis M. 1997. The Islamist Challenge in Algeria. A Political Histo ry. — N.Y.

138 “” № 4 (47)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.