WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

48 ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ЛОВУШКИ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МАЛКИНА МАРИНА ЮРЬЕВНА, доктор экономических наук, профессор, заведующая

кафедрой теории экономики, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, e-mail: mmuri В статье рассматриваются институциональные особенности функционирования си стемы государственных финансов в России, препятствующие принятию эффективных с точки зрения общества решений при распоряжении общественными ресурсами.

Ключевые слова: общественный сектор экономики;

государственные финансы;

го сударственные расходы;

общественный выбор;

общественные предпочтения;

бюрокра тия.

The institutional functioning peculiarities of the public finance system in Russia, that impede socially-effective decision-making in disposal of public resources are considered in the article.

Keywords: public sector of economy;

public fi nance;

government spending;

public choice;

public preferences;

bureaucracy.

Коды классификатора JEL: E64, G18, G28.

Государство выполняет множество экономических функций. С точки зрения одной из них, играющей основополагающую роль, государство — это фирма по обес печению населения страны общественными благами. Общественный сектор эконо мики, как известно, включает систему государственных финансов и государствен ную собственность (Нуреев 2005, 74)1. В случае с государственной собственностью государство само занимается производством общественных или квазиобщественных благ. В случае с государственными финансами оно их только финансирует, при этом обеспечение общества благами осуществляют частные компании. В лучшем случае государством создается аналог рынка при распределении государственного заказа на поставку общественных благ. Выступая от имени общества покупателем обществен ных благ, государство по сути становится монопсонистом на их рынке (Малкина 2010, 52–55), в отличие от ситуации госсобственности, когда оно является производителем, а не покупателем благ и выступает в качестве рыночного монополиста. Разумеется, обе рыночные структуры далеки от совершенной конкуренции. Однако при всех раз личиях государственная собственность также обслуживается финансовыми потоками, проходящими через систему госфинансов, т.е. тесно связана с решениями об аккуму ляции и распределении общегосударственных фондов денежных средств.

Основой государственных финансов является бюджетная система страны, через ко торую в России в последние годы перераспределяется порядка 35-41% ВВП. Аллокатив Есть также мнение, что общественный сектор экономики шире государственного и включает еще добровольно-общественный и смешанный секторы (Ахинов и Жильцов 2008, 27).

© М.Ю. Малкина, JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. Институциональные ловушки системы государственных финансов РФ ные и перераспределительные эффекты системы государственных финансов оказывают влияние на общественное благосостояние в краткосрочном периоде. В то же время под держание за счет государственного финансирования общественного сектора экономики порождает комплекс взаимосвязанных экстернальных эффектов, воздействующих на эко номическое развитие и благосостояние страны в долгосрочном периоде.

Влияние государственных финансов на общественное благосостояние зависит от того, какие правила действуют внутри общественного сектора, насколько они способ ствуют достижению выявленных общественных предпочтений. Ясно, что цели обще ственного выбора представляют из себя некую иерархию, в которой выделяются базо вая цель (общественное благосостояние), конечные и инструментальные цели (связан ные с достижением конкретных производственных и финансовых показателей отрас лей экономики, получающих государственную поддержку). Также ясно, что и правила общественного выбора представляют из себя некую иерархию, в которой существуют свои базовые (конституционные, по Дж. Бьюкенену) и вспомогательные институты.

Неэффективность правил заключается в их несоответствии достижению выявленных предпочтений и целей общественного выбора. Эта неэффективность проявляется как на этапах аккумуляции, так и распределения общественных средств, в конечном счете она приводит к растрачиванию общественных ресурсов, а значит, снижению эффек тивности функционирования государственных финансов.

На функционирование общественного сектора экономики и системы госфинансов влияет и организационная структура аппарата управления ими, представляющая также некую иерархию. Направленность аллокации и распределения ресурсов определяется целевыми установками представителей как законодательной, так и исполнительной, и даже правовой ветвей власти. Общий вектор влияния теоретически можно вычислить путем умножения индивидуальных векторов на степень влияния (которая определяет ся относительным масштабом общественных ресурсов, поступающим в распоряжение соответствующего представителя власти).

Очевидно, целевые функции представителей власти могут не совпадать с целевы ми функциями общества. По Дж. Бьюкенену, законодатели руководствуются сложной иерархией целей, куда, кроме максимизации общественного благосостояния, входит также цель «репутация» и «личный коммерческий интерес» (Бьюкенен 1997, 407–411).

Один из основателей современной теории бюрократии В. Нисканен пишет о целях бю рократа: «К разряду переменных, которые могут войти в функцию полезности бюро крата, относятся следующие: заработная плата, офисные блага, общественная репута ция, власть, патронаж, легкость управления бюро и легкость осуществления перемен» (Нисканен 2004б, 478). В модели В. Нисканена бюрократия присваивает весь потреби тельский излишек, находящийся под общественной кривой спроса на общественное благо. Однако критики В. Нисканена (в частности, А. Бретон и Р. Винтроуб) в каче стве недостатка модели называли то, что она не учитывает подчинение чиновников политикам, которые не могут полностью игнорировать интересы общества, если на целены на переизбрание (Олсон 2004, 40). «Политики — чиновники — общество» — в этой связке чиновничество играет роль посредника, который может искажать сигналы, идущие от политиков к обществу. Чиновники могут вести себя оппортунистически как по отношению к политикам, так и по отношению к населению страны.

Согласно теории общественного выбора, законодатели менее склонны искажать общественные предпочтения, потому что подвергаются процедуре избрания. По Д. Норту и А. Хиршману, правители учитывают как конкуренцию с другими прави телями внутри страны (стратегии избирателей «voice = голос»), так и конкуренцию с другими государствами (стратегии избирателей «exit = выход»). Именно это накла JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. М.Ю. Малкина дывает ограничения на их деятельность и не обеспечивает в долгосрочном периоде максимизации монопольных рент правителя. Д. Норт утверждает, что «для упрочения своей власти правитель будет соглашаться со структурой прав собственности, благо приятной для групп граждан, тесно связанных с его политическими конкурентами, вне зависимости от эффективности данной структуры» (Фуруботн и Рихтер 2005, 525).

Как пишет Тодд Сэндлер, это объясняет, почему происходит сближение политических платформ кандидатов (Сэндлер 2006, 109).

Национальные правители в своих программах в меньшей степени учитывают кон куренцию с правителями других стран, нежели с претендентами на власть внутри стра ны. Эрик Г. Фуруботн и Рудольф Рихтер объясняют неэффективность избирательной стратегии «выход» вложениями граждан в специфические активы внутри страны и воз никающими в связи с этим невозвратными издержками: «Специфические инвестиции граждан (невозвратные издержки), вообще говоря, гораздо выше, чем невозвратные издержки наемных работников фирмы. Они больше потому, что индивиды рождаются и вырастают в определенной стране. К невозвратным издержкам принадлежат годы их детства, потраченные на изучение языка родной страны, формальных и неформальных правил поведения в ней, ее религии, культуры в целом и т.п. Специфическими инве стициями являются, кроме того, затраты, которые индивиды безвозвратно вкладывают в свои семьи, дружбу и деловые отношения. Граждане, таким образом, оказываются «запертыми» в родных государствах в гораздо большей степени, нежели работники в фирме, данная ситуация может поощрять правительство, любого рода правительство, действовать оппортунистически» (Фуруботн и Рихтер 2005, 524).

Однако вложения в специфические активы существуют и у самого государства как организации. К таким активам в государстве относятся законодательство, соз данные структуры управления, методы принятия решений, правила формирования бюджета и пр. Именно инвестиции в специфические активы порождают эффект зависимости от предшествующего развития при принятии политических реше ний, о чем писала М. Леви (Фуруботн и Рихтер 2005, 525). С другой стороны, они объясняют, почему политики не склонны к секвестру бюджета или серьезному пересмотру его структуры. Такая деятельность связана с высокой неопределенностью новых институтов, большими расходами на исследование их эффективности, невоз вратными потерями из-за отказа от прежних институтов, да и может вызвать недо вольство со стороны заинтересованных групп и изменить политический рейтинг пра вителя. Поэтому правители более склонны осуществлять финансирование тех сфер, которым намерены оказать поддержку, не за счет сокращения других расходов, а за счет увеличения присутствия государства в экономике, а в худшем случае — за счет роста бюджетного дефицита. Эффект зависимости от предшествующего развития, на наш взгляд, дополняет известные теории роста государственных расходов (За надворов и Колосницына 2006, 114–129).

Согласно теории общественного выбора, является достаточно сложным как создание теории спроса на общественные блага (существует трудность выявления функции обще ственных предпочтений путем объединения индивидуальных предпочтений), так и теории предложения общественных благ, поскольку для этого необходимо изучение коллектив ного поведения политиков разных уровней. Между тем общими условиями принятия ре шений в общественном секторе экономике, по нашему мнению, являются: 1) монополия государства на обеспечение чистыми общественными благами (отсутствие конкурентного рынка);

2) отсутствие рыночных сигналов об интенсивности общественных потребностей;

3) невозможность определения рыночной стоимости услуги (например, в силу отсут ствия рынка для данной услуги), а значит, выявления эффективности деятельности бюро;

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. Институциональные ловушки системы государственных финансов РФ 4) отсутствие надежных способов оценки бюрократического труда, в том числе в силу коллективного характера результата;

5) отсутствие эффективных способов контроля за деятельностью бюрократов со стороны общества.

В. Нисканен обобщает исследуемые в литературе по общественному выбору эф фекты деятельности бюро. Он выделяет пять таких гипотез, имеющих отношение к функционированию системы государственных финансов (Нисканен 2004а, 568):

А. Гипотеза чрезмерных расходов — государственные бюджеты превышают бюд жеты, предпочитаемые медианным законодателем, а последние превышают бюджеты, предпочитаемые медианным избирателем.

Б. Гипотеза неэффективного производства — избыточный бюджет позволяет так же поддерживать завышенные расходы производства единицы общественных благ.

В. Гипотеза избыточного предложения — предложение со стороны бюро боль шего объема услуг, чем тот, который был бы одобрен законодательной ветвью власти.

(На наш взгляд, также возникает проблема диспропорционального производства — одни блага производятся в избыточном количестве, другие в недостаточном. К раз ряду первых относятся те, которые либо приносят ренту бюрократу, либо экономят его усилия. К разряду вторых — те, которые требуют сложных решений или являются с точки зрения целевой функции бюрократа малопроизводительными. Также нужно учитывать избыточное производство общественных квазиблаг).

Г. Гипотеза чрезмерной капитализации — бюро предпочитает более капиталоем кие способы производства, по сравнению с частным сектором. Такие способы означа ют увеличение расходов в текущем периоде и масштабов деятельности бюро. Кроме того, они приводят к снижению доли эксплуатационных затрат, что также в интересах бюро. (На наш взгляд, для России эта гипотеза проявляется в виде увеличения капи тального строительства — бюрократия нередко возводит для себя шикарные много этажные здания, где оказывается множество дополнительных услуг, часто надуман ных и ненужных).

Д. Гипотеза бюрократической структуры — тенденция к укрупнению бюро и министерств, поставляющих близкие по характеру услуги. Целью является повышение эффективности управления самим бюро и контроля за его деятельностью со стороны президента. (В России это выражается в развернутой структуре аппарата управления.

Но есть еще один момент, связанный с периодическими организационными измене ниями и административными реформами. Цель — перетряска руководящего состава и изменение полномочий отдельных органов).

Характеризуя государственно-бюрократический капитализм в современной России, Ю. Швецов выделяет следующие особенности бюрократии: жесткая вну тренняя иерархия, закрытый характер деятельности по отношению к внешне му миру и существование параллельных структур, дублирующих свои функции.

В таких условиях «бюджетная система России организована таким образом, что на правляет (еще с советских времен) преобладающую долю бюджетных ресурсов на воспроизводство бюрократии;

при этом все остальные расходы бюджетов финан сируются исключительно по остаточному принципу» (Швецов 2006, 90). Это явле ние получило разные названия: «неявной приватизации государственных финансов» (Малкина 2011), «номенклатурной приватизации государства» (Швецов 2006), «за хвата институтов» (Полищук 2008, 35) и др.

Максимизация фонда средств бюрократии, на наш взгляд, обеспечивается следу ющим образом:

1) поддержанием производства общественных квазиблаг. Чем больше бюрокра тических процедур и чем они сложнее, тем больше объем работ, выполняемых JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. М.Ю. Малкина бюрократией. В России имеют место характерные для развитой бюрократиче ской системы перепроизводство и завышенная цена общественных квазиблаг (инструкций, разрешений, предписаний), не оправданная их общественной по лезностью. Приобретение этих квазиблаг становится условием доступа в опре деленную сферу деятельности. Одновременно оно приводит к росту издержек «пользователей» данного «блага» и также снижает общественную эффектив ность бюрократии;

2) развитием самой бюрократической организации, созданием дублирующих структур или разделением их по функциям. Функционирование бюрократиче ских структур вполне вписывается в законы Паркинсона: организация работает не на результат, а на свое организационное развитие, ее масштабность создает иллюзию ее значимости и успеха. Таким образом, автоматическое увеличение масштабов бюрократического труда и соответствующего вознаграждения за счет присвоения все большей части общественных ресурсов становится одной из целей бюрократической организации. По данным (Швецов и Булаш 2009, 147), еще в 2004 г. в России насчитывалось 53 федеральные властные структу ры, в начале 2009 г. — уже более 80. В 2004 г. у премьер-министра был один заместитель заместителя, в 2009 г. — восемь. На региональном уровне проис ходит то же самое;

3) направлением достаточно большой части государственных финансов на оче редные проекты и кампании, носящие временный характер, вписывающиеся в политико-деловой цикл и обеспечивающие избрание правителя. Так, в 2006 г.

была принята программа приоритетных национальных проектов, целевая про грамма создания технопарков. В феврале 2010 г. — проект иннограда «Скол ково» и т.д. Такого рода кампании свидетельствуют об отсутствии единой го сударственной стратегии развития.

Увеличение масштабов бюрократического труда в России отражают данные о чис ленности аппарата власти. С 2000 по 2009 гг. количество работников государственных органов и органов местного самоуправления в России выросло на 44%, в том числе на федеральном уровне — на 21,8%, на региональном — на 44,8%. В настоящее время на одного работника федерального органа власти приходится 34,4 работников регио нальных уровней власти. Наибольшее число госслужащих приходится на г. Москву.

Их количество за указный период в этом субъекте РФ увеличивалось рекордными тем пами и выросло более чем в 3 раза. Близкий по значению показатель только у респу блики Ингушетия, где число госслужащих увеличилось за 10 лет в 2,6 раз. Третьим в рейтинге Санкт-Петербург, где их прирост составил 81,4%. Причем статистика сви детельствует об опережающем увеличении представителей исполнительной власти по сравнению с представителями законодательной и судебной властей, и эта тенденция является общей для центра и регионов.

В России наблюдается увеличение не только абсолютных, но и относительных показателей, характеризующих бюрократизацию экономики. Если в 1994 г. один работник государственного аппарата «обслуживал» 66,7 занятых в экономике, то в 2009 г. — уже только 40 человек. На 10 000 жителей страны в 2000 г. приходилось 79,5 государственных работников, а в 2009 г. — уже 118 человек. По данным (Адриа нов 2010, 52), Россия сравнялась по этому показателю с Канадой.

Рост бюрократического аппарата управления страной сопровождается опере жающим увеличением заработной платы государственных служащих. По данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации (ФСГС), среднемесячная начисленная заработная плата гражданских служащих территори JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. Институциональные ловушки системы государственных финансов РФ альных органов федеральных органов исполнительной власти в январе-сентябре 2010 г. составила 24 659 руб., гражданских служащих органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации — 35 169 руб., органов местного самоуправления с исполнительно-распорядительными функциями — 23 936 руб2. В то же время в рос сийской экономике среднемесячная заработная плата в указанном периоде в целом по всем отраслям составляла 20 438 руб3.

Если учитывать структуру аппарата управления, куда входит как руководящий состав, так и обслуживающий, становится еще более очевидным существенный рост вознаграждений представителей власти, принимающих управленческие решения.

Таблица 1 позволяет раскрыть неравномерное распределение и неравномерный рост заработной платы в государственном аппарате. Так, наиболее высокие зарплаты на блюдаются в секторах «Управление деятельностью в области прогнозирования и пла нирования» и «Деятельность органов прокуратуры Российской Федерации», а их наи больший рост — в секторах «Управление деятельностью в области прогнозирования и планирования», «Управление финансовой и фискальной деятельностью» и «Вспомо гательная деятельность в области государственного управления».

Таблица Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата в расчете на одного работника в целом в экономике РФ и в государственном секторе страны, рублей Рост с Показатель 2005 2006 2007 2008 2009 по (раз) Экономика в целом 8176,4 10166,8 12971 16488,7 17832,2 2, Раздел L. Государственное управ- 10956,7 13477,4 16896,4 21344,5 23960,5 2, ление и обеспечение военной безопасности;

социальное страхо вание Государственное управление об- 11690,7 14528,4 19639,1 24173,4 25655,3 2, щего и социально-экономического характера Государственное управление об- 11635,7 14595,2 19670,2 24139,3 25595,5 2, щего характера Деятельность федеральных ор- 11365,5 14539,6 18776,6 24345,8 26920,1 2, ганов государственной власти по управлению вопросами общего ха рактера, кроме судебной власти Деятельность органов государ- 17281,7 21906,8 26550,5 31508,1 33003,2 1, ственной власти по управлению во просами общего характера, кроме судебной власти, субъектов Рос сийской Федерации Деятельность органов местного 9722,5 12170,4 14915 18767,9 20149,5 2, самоуправления по управлению во просами общего характера Управление финансовой и фискаль- 11103 13786,3 23531 27527,8 28125,9 2, ной деятельностью Управление деятельностью в об- 17151 21770 33707,9 39702,3 63990,6 3, ласти прогнозирования и планиро вания Управление деятельностью в об- 14576,4 16557,1 27065,5 24566,5 30926,1 2, ласти фундаментальных исследо ваний См.: Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/free/b04_03/IssWWW.

exe/Stg/d05/257.htm).

См.: Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_01/IssWWW.

exe/Stg/d01/3-1-1.htm).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. М.Ю. Малкина Окончание таблицы Рост с Показатель 2005 2006 2007 2008 2009 по (раз) Управление деятельностью в обла- 9320,2 10281 15756,1 19626,6 19186,6 2, сти статистики и социологии Управление имуществом, нахо- 11125,6 16094,3 18660,6 23586,7 25255,3 2, дящимся в государственной соб ственности Государственное управление соци- 12675,5 13709,8 19591,3 26345,8 28458,6 2, альными программами Регулирование и содействие эф- 13078,2 13579,4 19146,6 24300,7 26346,1 2, фективному ведению экономиче ской деятельности, деятельность в области региональной, националь ной и молодежной политики Вспомогательная деятельность в 9510,5 10851,6 15495,8 21811,4 23948,5 2, области государственного управ ления Предоставление государством 10427,2 12775,6 15151,4 19498,9 22764,1 2, услуг обществу в целом Деятельность в области юстиции и 13054,5 17008,2 21007 25479,5 28281 2, правосудия Деятельность Федеральных судов 17294 23778,8 30166,7 34291,5 37344,9 2, Деятельность судов субъектов Рос- 14887,8 20378,9 25800,6 29739,8 32228,2 2, сийской Федерации Деятельность органов прокуратуры 21687,3 29432,5 37341,6 41956,2 45090,4 2, Российской Федерации Деятельность по управлению и экс- 9113,9 11152,5 13205,5 17841,7 20554 2, плуатации тюрем, исправительных колоний и других мест лишения свободы, а также по оказанию реа билитационной помощи бывшим заключенным Деятельность по обеспечению об- 10009,1 12281,6 14292,7 18709,6 22290,9 2, щественного порядка и безопас ности Деятельность в области обязатель- 12034,3 13797,9 16252,8 21328,9 25318,3 2, ного социального страхования Источник: Федеральная служба государственной статистики РФ.

Следует учитывать также сложную структуру вознаграждения руководящих ра ботников госаппарата. Кроме заработной платы и премий, некоторые из них получают также вознаграждения как топ-менеджеры в государственных компаниях. Например, в аппарат управления ОАО «Газпром» входят ведущие деятели государственной власти РФ. К этому следует прибавить разного рода вознаграждения за иные функции (чтение лекций, издание книг, презентации и пр.), доходы родственников, включенных в со став компаний, получающих государственные привилегии, и пр.

В связи с тем что представители власти присутствуют и в аппаратах управления государственной собственностью, они заинтересованы не только в «неявной (инсай дерской) приватизации государственных финансов», но и в «неявной (инсайдерской) приватизации госсобственности». В отличие от первой, деятельность второго рода требует гораздо больших усилий. Однако и результаты этих усилий более очевидны, явны. В связи с этим «неявная приватизация государственных финансов» может рас сматриваться как более предпочтительная, чем «неявная приватизация госсобствен ности». В то же время она представляется менее оправданной, ее сложнее связать с количеством и качеством предоставляемых обществу услуг.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. Институциональные ловушки системы государственных финансов РФ Бюрократизация государственных финансов проявляется в увеличении доли средств государственного бюджета, расходуемой на «воспроизводство бюрократии», выделить которую из общего потока государственных расходов не так-то просто.

Ю. Швецов и О. Булаш предложили свой метод, отнеся к ней «выполнение традици онных государственных функций (обеспечение функционирования органов государ ственной власти и местного самоуправления, судебной системы, национальной оборо ны, национальной безопасности и правоохранительной деятельности) — на эти цели тратится примерно 1/3 государственного бюджета» (Швецов и Булаш 2009, 151–152).

Наши расчеты для консолидированного бюджета, включающего также государствен ные внебюджетные фонды, показывают (см. табл. 2), что в России при относительно меньшем государственном секторе экономики, чем в Евросоюзе и в Еврозоне (разница составляет почти 6% ВВП), доля расходов госбюджета на статьи, отражающие функ ционирование самого государства («общегосударственные вопросы» + «национальная оборона» + «национальная безопасность и правоохранительная деятельность»), поч ти на 3% выше. Правда, некоторые достаточно развитые страны Европы (например, Кипр, Италия и Греция) по этому показателю Россию превосходят.

Как свидетельствуют данные табл. 2, сама по себе структура государственных рас ходов в развитых и развивающихся странах сильно различается. Для России это отличие от европейских стран разительно. При существенно более высокой доле расходов на на циональную оборону, национальную безопасность и правоохранительную деятельность, поддержку экономики и жилищно-коммунальное хозяйство, доля расходов на социаль ную сферу более чем на 14% ниже, чем в целом в Евросоюзе, и более чем на 22% меньше, чем в лидирующей по этому показателю Дании. Тревожными выглядят также данные о весьма низких расходах в российской бюджетной системе на защиту окружающей среды.

Из отраслей социальной сферы наиболее уязвимыми в России оказываются здраво охранение (доля расходов в бюджетной системе на эту сферу, включающую по бюд жетной классификации в нашей стране также расходы на физкультуру и спорт, на 3,4% ниже, чем в Евросоюзе) и социальное обеспечение (различие с Евросоюзом равно 9,4%).

При более низком уровне ВВП на душу населения расходы на социально-культурные мероприятия (в пересчете в евро) в расчете на 1 жителя страны в России в 6 раз ниже, чем в Евросоюзе, и почти в 7 раз меньше, чем в Еврозоне. По статье расходов на соци альную защиту это различие и вовсе составляет 7 и 8 раз, соответственно (см. рис. 1).

Относительно более высокая в стране доля государственных расходов на ЖКХ, как собственно и на охрану правопорядка, объясняется государственной поддерж кой проблемных мест российской экономики. Значительный рост доли средств бюд жета, направляемых в сферу национального хозяйства (с 11,2% в 2005 г. до 17,3% в 2009 г.), свидетельствует о некотором возврате к административно-командным принципам управления экономикой и механизмам перераспределения, субсидирова ния, поддержки неконкурентоспособных секторов. В то же время непосредственные расходы на прикладные научные в области национальной экономики занимают лишь 0,6–0,7% расходов консолидированного бюджета страны.

Таким образом, структура государственных расходов в российской экономике так же свидетельствует о высокой степени бюрократизации государственного управления, большей близости к административно-командной системе хозяйствования и удален ности от социально-ориентированной рыночной системы хозяйствования. К общим институциональным ловушкам функционирования общественного сектора экономики и системы госфинансов, свойственным разным экономикам, в России добавляются об стоятельства, связанные с низким уровнем политических институтов и отсутствием развитого гражданского общества.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. М.Ю. Малкина Таблица Относительная величина и структура расходов консолидированного бюджета в европейских странах, 2008 г.

Структура расходов, % к общим расходам бюджета Страны Евросоюз (27 стран) 46,9 13,4 3,2 3,8 9,0 1,7 2,1 14,7 2,3 11,1 38,8 67,0 20, Еврозона (17 стран) 47,0 14,3 2,8 3,4 8,5 1,7 2,1 14,7 2,3 10,2 40,2 67,4 20, Бельгия 50,0 17,0 2,2 3,4 10,8 1,2 0,6 14,8 2,4 11,8 35,6 64,6 22, Болгария 35,9 12,3 3,6 7,8 13,1 1,9 4,2 12,5 2,5 11,1 30,9 57,1 23, Чехия 42,9 10,5 2,6 4,9 16,8 2,3 2,6 16,8 2,8 11,0 30,1 60,6 17, Дания 51,7 13,0 2,9 1,9 5,6 1,0 1,0 15,1 3,1 13,5 43,1 74,9 17, Германия 44,0 12,5 2,3 3,6 8,0 1,4 1,6 15,2 1,6 8,9 45,0 70,7 18, Эстония 39,8 7,3 4,5 6,8 12,3 2,8 1,5 13,1 5,8 16,8 29,4 65,1 18, Ирландия 42,5 7,5 1,2 4,2 12,5 3,1 5,6 18,6 1,6 12,7 32,5 65,4 12, Греция 48,8 17,8 4,3 2,5 13,7 1,2 0,6 10,7 0,8 6,6 41,8 59,8 24, Испания 41,1 11,4 2,4 4,9 12,4 2,4 2,4 14,8 4,1 11,2 34,1 64,2 18, Франция 52,7 13,5 3,4 2,3 5,3 1,7 3,6 14,8 2,8 11,2 41,4 70,2 19, Италия 48,9 18,2 2,9 3,9 7,8 1,8 1,4 14,5 1,6 9,2 38,4 63,8 24, Кипр 42,5 23,1 4,0 4,9 9,9 0,7 5,9 7,1 2,8 18,4 23,3 51,5 32, Латвия 38,8 10,1 3,9 5,9 16,8 2,3 3,4 11,9 4,9 16,8 24,5 58,0 19, Литва 37,4 10,4 3,7 5,1 12,6 2,4 1,1 13,4 2,9 15,5 33,2 65,0 19, Люксембург 36,9 10,8 0,5 2,4 11,4 2,7 1,6 11,9 4,6 11,7 42,0 70,2 13, Венгрия 48,8 18,9 1,8 4,1 12,1 1,6 2,0 10,0 2,9 10,7 36,1 59,6 24, Мальта 43,6 15,4 1,4 3,4 16,7 3,7 1,6 12,4 1,4 12,2 31,9 57,8 20, Нидерланды 45,9 15,9 2,8 3,9 10,7 1,7 2,4 13,1 2,8 11,3 35,1 62,3 22, Австрия 48,8 13,1 2,0 3,1 10,0 0,8 1,2 15,8 2,0 10,9 40,8 69,5 18, Польша 43,2 12,5 3,2 4,6 11,3 1,4 2,5 11,8 3,0 13,2 36,1 64,1 20, Португалия 44,5 15,3 2,9 4,3 9,7 1,1 -0,7 13,9 2,2 13,0 38,0 67,2 22, Румыния 37,6 10,1 4,0 6,1 16,5 1,3 3,7 11,2 2,7 12,8 31,6 58,2 20, Словения 44,1 11,6 3,2 3,6 10,7 1,8 2,0 13,8 3,6 13,8 35,8 67,1 18, Словакия 35,0 10,6 3,7 6,3 14,3 2,0 1,7 19,7 2,6 10,0 28,9 61,1 20, Финляндия 49,3 13,4 3,0 2,6 9,5 0,6 0,8 14,2 2,2 12,0 41,4 69,8 19, Швеция 52,2 14,2 2,9 2,7 9,4 0,8 1,3 13,2 1,9 13,0 40,6 68,8 19, Великобритания 47,4 9,5 5,3 5,5 10,1 1,9 2,7 15,6 2,3 13,3 33,5 64,8 20, Исландия 39,5 5,6 — 3,5 14,4 — 2,3 19,0 6,6 14,4 20,5 60,5 9, Норвегия 40,4 10,9 4,0 2,2 9,2 1,5 1,5 16,8 2,7 13,1 38,4 71,0 17, Россия* 41,1 8,2 7,4 7,8 17,3 0,2 6,3 10,3 2,0 11,1 29,4 52,8 23, * Данные по России за 2009 год.

Составлено автором на основе: Eurostat, Федеральная служба государственной статистики РФ.

% расходов бюджета к ВВП Общегосударственные вопросы Национальная оборона Национальная безопасность и правоохранительная деятельность Национальная экономика Защита окружающей среды Жилищно-коммунальное хозяйство Здравоохранение* Рекреация, культура и религия * Образование Социальная политика % расходов в бюджете на социально-культурные мероприятия % расходов в бюджете на функционирование государства JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. Институциональные ловушки системы государственных финансов РФ Рис. 1. Государственные расходы на социально-культурные мероприятия (евро в год в среднем на 1 жителя страны), 2008 г.

ЛИТЕРАТУРА Адрианов В. (2010). Бюрократия и государственная служба // Общество и эконо мика. № 9. 27–65.

Ахинов Г.А. и Жильцов Е.Н. (2008). Экономика общественного сектора: Учебное пособие. М.: ИНФРА-М. 345.

Бьюкенен Дж. (1997). Границы свободы. Между анархией и Левиафаном // В кн.:

Бьюкенен Дж. Сочинения. Пер. с англ. Серия: «Нобелевские лауреаты по экономике».

Т. 1 / Фонд экономической инициативы;

Гл. ред. кол.: Р.М. Нуреев. М.: «Таурус Аль фа». 207–444.

Занадворов В.С. и Колосницына М.Г. (2006). Экономическая теория государствен ных финансов: Учебное пособие. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ. 390.

Малкина М.Ю. (2010). Институциональный анализ системы госзаказа в современ ной России // TERRA ECONOMICUS. Том 8. № 1. 51–58.

Малкина М.Ю. (2011). Институциональные ловушки инновационного развития России // Журнал институциональных исследований — Journal of Institutional Studies.

Том 3. № 1.

Нисканен Вильям А. (2004а). Бюрократы и политики // Вехи экономической мысли.

Экономика благосостояния и общественный выбор. Т. 4. Под общ. ред. А.П. Заостров цева. СПб.: Экономическая школа. 568. 495–536.

Нисканен Вильям А. (2004б). Особая экономика бюрократии // Вехи экономической мысли. Экономика благосостояния и общественный выбор. Т. 4. Под общ. ред. А.П. Зао стровцева. СПб.: Экономическая школа. 568. 477–493.

Нуреев Р.М. (2005). Теория общественного выбора. Курс лекций: Учебное посо бие для вузов. М.: Изд. дом ГУ ВШЭ. 531.

Олсон М. (2004). Бюрократия // В кн.: Экономическая теория / Под ред. Дж. Итуэл ла, М. Милгейта, П. Ньюмена. Пер. с англ. Науч. ред. чл.-корр. РАН В.С. Автономов.

М.: ИНФРА-М. XII. 931.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4. М.Ю. Малкина Полищук Л.И. (2008). Нецелевое использование институтов: причины и следст вия // Вопросы экономики. № 8. 28–44.

Сэндлер Т. (2006). Экономические концепции для общественных наук. Пер.

с англ. М.: Весь мир. 376.

Фуруботн Э.Г. и Рихтер Р. (2005). Институты и экономическая теория. До стижения новой институциональной экономической теории. Пер. с англ. Под ред.

В.С. Катькало, Н.П. Дроздовой. СПб.: Издат. дом Санкт-Петерб. гос. ун-та. 702.

Швецов Ю. (2006). Бюджет как инструмент воспроизводства бюрократии в Рос сии // Вопросы экономики. № 5. 86–95.

Швецов Ю. и Булаш О. (2009). Бюрократизация государства как тормоз социально экономического развития // Вопросы экономики. № 9. 146–152.

Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/ free/b04_03/IssWWW.exe/Stg/d05/257.htm).

Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/ regl/b11_01/IssWWW.exe/Stg/d01/3-1-1.htm).

Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/ regl/b11_01/IssWWW.exe/Stg/d01/3-1-1.htm).

Федеральная служба государственной статистики РФ. (http://www.gks.ru/bgd/ regl/b10_11/IssWWW.exe/Stg/d2/23-03.htm).

European commission. Eurostat. (http://epp.eurostat.ec.europa.eu/portal/page/portal/ government_finance_statistics/data/database).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) Том 3, № 4.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.