WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

..

1917.

Замысел этой статьи родился у меня около года назад, когда, рабо тая над брошюрой, посвященной 150 летию со дня рождения Г.В.Пле 1 Орлов 2007. ханова (декабрь 1856 — декабрь 2006 г.)1, я заинтересовался эволюцией взглядов основоположника русского марксизма. Что заставило после довательного сторонника революционных действий пролетариата, об рушившегося на теоретика германской социал демократии Э.Берн штейна, когда тот заявил о возможности улучшения положения трудя 2 См. Bernstein щихся в рамках существующего общественного строя2, резко изменить 1984.

свою позицию и, вернувшись в ночь на 31 марта 1917 г. в революцион ный Петроград, призвать к сотрудничеству всех демократических сил — от рабочего класса и городских средних слоев до торгово предпринима тельских кругов? Почему он назвал «бредом» идею Ленина о перераста 3 Свою точку зре нии буржуазной революции в социалистическую3 и затем вплоть до Ок ния Плеханов изло тябрьского переворота не уставал повторять, что в случае успеха боль жил в статье шевиков неизбежна кровавая гражданская война и дискредитация идеи «О тезисах Ленина и о том, почему социализма?

бред бывает под Вынужден признать, что найти однозначные ответы на эти вопро час интересным», опубликованной сы мне так и не удалось. Но в ходе их поиска я в очередной раз задумал 9—12 апреля ся о сущности происходившего в России между февралем и октябрем 1917 г. в газете «Единство» 1917 г. Что позволило большевикам реализовать свою авантюрную за (см. Плеханов тею в условиях, когда совокупность всех очевидных, лежащих на повер 1921, т. 1).

хности фактов, казалось бы, заведомо обрекала ее на провал? Пораз мышлять на эту тему я и хотел бы в настоящей статье.

Начну с того, что, ведя активную подпольную борьбу против царс кого режима, большевики (как и другие политические группировки) никак не предполагали, что этот режим так быстро рухнет. Еще в янва ре 1917 г., то есть буквально за месяц до февральских событий в России, на встрече с молодыми социалистами в Цюрихе Ленин говорил о том, что ему и другим «старикам» едва ли суждено дожить до «решающих Ленин, т. 30: 328. битв

..

. грядущей пролетарской революции»4. Соответственно, никакой стратегии действий в такой ситуации у них не было.

Впрочем, наличие заранее разработанной стратегии здесь бы вряд ли что либо изменило, поскольку Февральская революция с самого на чала преподнесла сюрприз, который нельзя было просчитать на основе “” № 3 (46) 2007 анализа накопленного к тому времени исторического опыта. Буквально в первые дни революции возникли два центра власти: Временное пра вительство, созданное на основе Временного комитета Государствен ной Думы последнего, четвертого, созыва, и Советы рабочих и солдат ских депутатов, претендующие на представительство трудящихся масс.

Между этими двумя органами власти сразу же сложился определенный механизм взаимодействия. Один из руководителей Исполкома Петро совета — трудовик (позднее — эсер) А.Ф.Керенский — вошел в состав Временного правительства.

Так каков же был социальный характер этой революции? Чьи ин тересы отражало ее главное действующее лицо — А.Ф.Керенский?

Неизменный член Временного правительства, занимавший в нем пос ты министра юстиции (со 2 марта), военного и морского министра (с 5 мая), а затем и председателя (с 24 июля), Керенский служил связу ющим звеном между двумя центрами власти, выступая от имени Петро совета перед Временным правительством и перед Советами от имени Временного правительства. При этом ему удавалось добиваться необхо димого компромисса.

Одним словом, в России сложилась уникальная ситуация, не под дающаяся оценке по принципу «белое черное». Как заметил в своих воспоминаниях меньшевик Н.Н.Суханов, то, что произошло в России в См. Суханов феврале 1917 г., не соответствовало никаким историческим законам5.

1922;

Суханов И в самом деле, на петроградских властных подмостках сошлись пред 1982.

ставители не просто разных идеологических направлений, но разных политических субкультур, о чем мы поразмышляем ниже.

В книге «Россия на историческом повороте», написанной уже в эмиграции, Керенский высоко оценивал деятельность Петросовета:

«Совет добился восстановления дисциплины не только на заводах, но и в военных казармах, он внес огромный вклад в организацию регулярно го снабжения Петрограда продовольствием, а также сыграл в высшей степени плодотворную роль в преобразовательных реформах во всех Керенский 1993:

сферах»6. С этим утверждением едва ли можно полностью согласиться.

163.

Вспомним, например, знаменитый Приказ № 1, согласно которому в армии вводились демократические порядки и отменялись должностные привилегии. И хотя составители Приказа, судя по всему, руководство вались самыми благими побуждениями, стремясь защитить права рядо вых солдат, да и распространялся он первоначально только на воинские части Петрограда, его последствия оказались весьма плачевными: по всей русской армии прокатилась волна самоуправства и дезорганиза ции, что заметно ослабило ее боеспособность.

Вместе с тем нельзя не признать, что Петросовет стал инициа тором многих мероприятий социального характера. Был установлен 8 часовой рабочий день, введен рабочий контроль на предприятиях, уч реждены Министерство труда и Министерство государственного при зрения (для оказания помощи пострадавшим в ходе войны), создан Экономический совет, который должен был выработать общий план 136 “” № 3 (46) «организации народного хозяйства и труда». Таким образом, начали вырисовываться контуры социального государства, к которому Европа подошла только после второй мировой войны. Окончательно решить все эти вопросы, включая вопрос о земле, предстояло на Учредитель ном собрании, с которым широкие массы связывали осуществление своих вековых надежд.

Разумеется, происходившее в России в послефевральские дни оп ределялось не только деятельностью Временного правительства и Пет росовета, но и целым рядом других обстоятельств, в том числе настрое ниями толпы, словно расплавленная магма растекавшейся по улицам Питера. Однако важно учитывать направление, в котором двигались — пусть с разной скоростью и разной мотивацией — оба органа власти.

См. Керенский И здесь А.Ф.Керенский, безусловно, прав7: их активность носила по 1996.

преимуществу созидательный характер.

Так вот, к этой созидательной активности большевики имели до вольно слабое отношение. Более того, они фактически не участвовали в первоначальном процессе, начатом в конце февраля. Ключевые фигуры Октябрьского переворота — Ленин и Троцкий — были за пределами страны, один в Швейцарии, другой — в Соединенных Штатах. Из членов Исполкома Петросовета только двое представляли большевист скую партию. Председателем Петросовета был избран меньшевик Н.С.Чхеидзе, его замами — трудовик А.Ф.Керенский и меньшевик М.И.Скобелев. И вообще, в мартовские дни большевистская партия рассматривалась как маргинальная. Она насчитывала (по разным оцен кам) 24—26 тыс. членов. Для сравнения: в рядах Партии социалистов Зуев 2002: 101. революционеров было порядка 800 тыс. человек8.

На авторитет большевиков бросало тень то обстоятельство, что с разрешения германских властей их вождь с группой единомышленни ков вернулся на родину через территорию страны, с которой Россия во евала. Споры о том, был ли Ленин платным агентом германского Ген См., напр. Хереш штаба, не прекращаются по сей день9. Но в те горячие послефевральские 2004.

дни любому здравомыслящему человеку без всяких документальных подтверждений было ясно: просто так пропускать через свою страну, да еще в опломбированном вагоне, немцы никого не станут. Даже если «русские смутьяны» не были напрямую связаны с германским Геншта бом, их революционная деятельность и призывы к превращению «им периалистической войны в гражданскую», способствуя дестабилизации ситуации в России, объективно отвечали интересам Германии.

Тем не менее, как мы знаем (и не только по советским кинофиль мам, но и по более солидным источникам), 3 апреля на Финляндском вокзале Ленина встречали как национального героя, мессию, освобо дителя.

Вопрос о влиянии толпы на ход революционного процесса в пери од между февралем и октябрем 1917 г. еще ждет своего исследователя.

Но очевидно, что такие фигуры, как Керенский, Плеханов, Мартов, Чернов, Кропоткин, воспринимались солдатской, матросской массой и “” № 3 (46) 2007 городскими низами как своего рода пророки, которых чуть ли не обо жествляли — с тем чтобы при изменении обстоятельств тут же забыть или даже проклясть.

О том, что подобную же реакцию вызывал и Ленин, свидетель ствуют воспоминания современников. Слово А.П.Кучкину, члену боль шевистской партии с 1912 г.: «Пустырь, огороженный с трех сторон де ревянным забором, а с четвертой — огромным корпусом завода, был за бит огромной массой в несколько тысяч рабочих. Ждали Ленина.

Разговоры только о нем

..

. И вдруг раздались оглушительные аплодис менты. Они нарастали и нарастали. Я бросил взгляд на трибуну. Она пуста. „В чем же дело? Кому аплодируют?“ — недоумевал я. А аплодис менты все усиливались, росли, словно рокот волн во время бушующего моря. Оказалось, что прибыл Ленин

..

. Он пробирался сквозь ряды рабо чих к трибуне. Но вот он вошел на трибуну. Взрыв аплодисментов — та ких мощных, такой взрыв восторга и любви в них, что у многих на гла зах появились слезы. От охватившего непередаваемого счастья я тоже От Февраля заплакал»10.

1957: 217—218.

Впрочем, степень популярности Ленина в те дни не стоит преуве личивать. Это становится ясно при внимательном чтении даже такого заведомо тенденциозного источника, как выдержки из анкет «участни ков Великой Октябрьской социалистической революции», опублико ванные Госполитиздатом в 1957 г.

Вспоминает Д.И.Гразкин, присутствовавший на I Всероссийском съезде крестьянских депутатов (май 1917 г.) как делегат от 109 й пехот ной дивизии: «Все ждали Ленина, причем крестьяне, судя по их разго ворам, представляли себе Ленина высоким, черным, курчавым, с длин ными волосами. Когда Авксентьев (один из лидеров эсеров. — Б.О.) сказал, что от фракции большевиков слово предоставляется Ленину, весь зал замер, а когда на трибуне появился человек простого русского типа, делегаты стали спрашивать: „А где же Ленин?“ Мы стали громко ука зывать: „Да вот же, на трибуне“. После этого по залу прокатилось:

„Это Ленин? Так вот он какой! Да он вовсе не страшный“. Ленин стоял, выжидая, чуть улыбаясь. Это сразу как то купило делегатов. Затем кто то из эсеров, подавая сигнал к атаке, крикнул: „Вот вам Ленин предло жил землю“. Ленин, как бы отвечая на этот выкрик, начал говорить:

„Да, мы советовали крестьянам взять землю, не дожидаясь Учреди тельного собрания“, и начал развивать мысль, почему это необходимо Там же: сделать»11.

130—131.

Речь Ленина, продолжавшаяся около полутора часов12, не убедила Там же: 131. крестьянских делегатов, среди которых было менее 1% большевиков.

Съезд одобрил вхождение социалистов во Временное правительство и наметил ряд мероприятий, призванных способствовать решению крес тьянского вопроса, отложив само это решение до Учредительного со брания. Председателем Исполкома Всероссийского Совета крестьянс ких депутатов был избран социалист революционер Н.Д.Авксентьев.

Ни меньшевики, ни большевики в состав Исполкома не вошли. А это 138 “” № 3 (46) означало, что крестьянское движение в революционный период оказа лось вне их непосредственного организационного влияния.

Примечательно, что I Всероссийский съезд крестьянских депута тов, на который съехались 1167 делегатов, состоялся на месяц раньше, нежели аналогичный съезд Советов рабочих и солдатских депутатов.

То есть, в трудных условиях продолжающейся войны и перебоев на транспорте именно представители крестьянства, руководимые Партией социал революционеров, первыми смогли собраться и конституировать себя на общероссийском уровне.

Довольно слабо были представлены большевики и на I Всерос сийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов: к их фракции принадлежали лишь 105 делегатов (из 1090), в то время как эсеры рас См. Урилов 1997: полагали 285 мандатами, а меньшевики — 24813. Председателем ЦИК 249.

Советов рабочих и солдатских депутатов стал первый председатель Пет росовета — меньшевик Н.С.Чхеидзе.

Уже на этом съезде меньшевики забили тревогу по поводу антиде мократической активности сторонников Ленина. «Это уже не идейная пропаганда, это — заговор», — констатировал, в частности, И.Г.Церете ли, подчеркнув, что «контрреволюция может проникнуть к нам только Цит. по: Зуев через одну дверь: большевиков»14.

2002: 115.

Обнаружив, что не могут добиться влияния ни в рабочих, ни в крестьянских Советах, большевики стали напрямую апеллировать к стихийным настроениям масс, нимало не смущаясь тем, что выдвигае мые ими лозунги имеют слабое отношение к реальности. Как сказали бы сегодня, это была тактика демагогического пиара.

В период проведения I съезда Советов случилось событие, которо го так долго ждало общество. Русская армия наконец то одержала убе дительную победу на австрийском фронте. Командующий войсками ге нерал Л.Г.Корнилов стал героем дня, любимцем публики. По этому по воду съезд Советов назначил на 18 июня манифестацию в поддержку Временного правительства. Однако в Питере, Риге, других городах сто ронники большевиков вышли на демонстрацию с лозунгом «Долой 10 министров капиталистов!».

В состав Временного правительства в те июньские дни (как, впро чем, и позднее) входили шесть социалистов — лидер эсеров В.М.Чер нов, меньшевики И.Г.Церетели и М.И.Скобелев, трудовики А.Ф.Ке ренский и П.А.Переверзев, народный социалист А.В.Пешехонов. Но сторонникам Ленина важно было внушить массам представление о су губо буржуазном и, следовательно, антинародном характере правитель ства. И ведь поверили. Большевистская пропаганда как гвозди вбивала в головы толпы простые до примитивности понятия.

Так произошло и на демонстрациях 3—4 июля. На этот раз речь шла уже не просто о лозунговых протестах, но о попытках вооруженно го восстания. На улицах Питера пролилась кровь. Мятеж был подавлен.

Одновременно были опубликованы документы, из которых следовало, что большевики получали деньги от германского Генштаба. 7 июля был “” № 3 (46) 2007 отдан приказ об аресте Ленина. Были арестованы Троцкий, который к тому времени прибыл из США, Раскольников, Каменев и ряд других деятелей большевистской партии.

Как известно, Ленин скрылся на Финляндской границе, на стан ции Разлив, где, согласно легенде, в шалаше стал излагать свои пред ставления о том, что должны делать большевики после захвата власти.

Позднее эта рукопись под названием «Государство и революция» была Ленин, т. 33. включена в его собрание сочинений15 и стала обязательной для изуче ния по всему Советскому Союзу. Когда сегодня перелистываешь эту ра боту, автор которой по школярски пересказывает ряд произведений Маркса и Энгельса, приходишь к горькому выводу: ведь именно по это му примитивному сценарию действовали большевики в период «воен ного коммунизма», совершая насилие над сложившимся укладом жиз ни и судьбами людей.

Казалось бы, участие в Июльском мятеже и компрометирующие документы германского Генштаба должны были бы полностью дискре дитировать большевиков, и так не пользующихся особым авторитетом в рабочих и крестьянских Советах. Но сторонники Ленина проявили уди вительную политическую выживаемость, использовав, как говорится, на полную катушку августовскую попытку мятежа — теперь уже со сто роны правых сил во главе с генералом Корниловым.

Вокруг этого мятежа по сей день много неясностей. После успеш ных действий на австрийском фронте генерал Корнилов получил выс шую военную должность — Верховного главнокомандующего. В усло виях нараставшей анархии, когда армия разлагалась на глазах и по стра «Солдаты броса не бродили толпы дезертиров (порядка 2 млн. человек)16, необходимо ют ружья и бегут, было предпринимать срочные меры. С вполне понятной озабоченнос порою даже рань тью Корнилов составил записку, где предлагал ряд мер по наведению ше, чем на них нападают», — порядка, и передал ее председателю правительства Керенскому. Тот в с горечью конста принципе одобрил предложения главнокомандующего, но просил со тировал Г.В.Пле ханов в начале гласовать их с Военным министерством. Однако 5 августа без ведома июля (Плеханов самого Корнилова выдержки из этой записки появились в «Извести 1921, т. 2: 28).

ях» — печатном органе Петросовета, и против Корнилова развернулась кампания, громче всех в которой выступали большевики. Тем временем германские войска подошли к Риге, откуда была прямая дорога на Пет роград. Главнокомандующий принял решение подтянуть войсковые со единения к столице. Это решение было расценено Петросоветом как очередной шаг к контрреволюционному мятежу.

Между тем 12 августа в Москве, в здании Большого театра, весь цвет политического класса и интеллектуальной элиты страны собрал ся на так называемое Государственное совещание, чтобы обсудить возможности конструктивного сотрудничества политических сил раз ной ориентации. Выступив перед участниками совещания — а их было две с половиной тысячи человек, — Корнилов предупредил, что, если 140 “” № 3 (46) в самое ближайшее время в армии не будет наведен порядок, «фронт рухнет».

Меньше чем через неделю после окончания Государственного со вещания, 21 августа, немцы овладели Ригой. Путь на Питер был открыт.

Управляющий Военным министерством Б.В.Савинков — тот самый, который был известен в обществе как террорист и вместе с тем литера тор («Конь бледный»), но о котором в новой ситуации одобрительно от Там же: 92. зывался Плеханов17, — предложил ввести в столице военное положение и подтянуть к городу 3 й конный корпус. Одновременно Савинков со общил Керенскому, что в конце августа ожидается серьезное выступле ние большевиков (на своем VI съезде они приняли решение о подготов ке вооруженного восстания).

В свою очередь, Корнилов проинформировал Савинкова, что к вечеру 29 августа 3 й конный корпус сосредоточится в окрестностях Петрограда. Бывший обер прокурор Синода В.Н.Львов, взявший на себя роль посредника между Временным правительством и Ставкой, встретился с Корниловым и затем передал Керенскому его требования:

ввести в Петрограде военное положение, наделить всей полнотой влас ти Верховного главнокомандующего, а само Временное правительство распустить.

В ответ на этот ультиматум Керенский объявил Корнилова мятеж ником и отстранил его от должности главнокомандующего. Решение Керенского поддержал ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов, а также Исполком крестьянских Советов.

Отказавшись подчиниться приказу прибыть в Питер и сдать пол номочия, Корнилов призвал «всех русских людей» встать на защиту «умирающей Родины» и обратился к войскам за поддержкой. Но полу чить ее ему не удалось. Войсковые комитеты Западного фронта блоки ровали ставку, и Корнилов был арестован.

1 сентября Верховным главнокомандующим стал Керенский.

В тот же день Россия была провозглашена республикой.

Размышляя над причинами поражения Корнилова, посол Вели кобритании в России Дж.Бьюкенен, бывший непосредственным свиде телем происходившего, отмечал: «В результате медлительности наступ ления Корнилова у правительства было время, чтобы собрать гарнизон, привезти матросов и солдат из Кронштадта, вооружить тысячи рабочих и арестовать многих его сторонников

..

. Выступление Корнилова почти с самого начала было отмечено почти детской некомпетентностью

..

. По прибытии на станцию в 25 км от Петрограда его войска были встречены Черновым (членом Временного правительства и лидером эсеров. — Б.О.), и, поскольку они ничего не знали о целях своего похода, он легко Бьюкенен 2006: их убедил принять сторону Керенского»18.

336.

Любопытно, что, когда в 1918 г. Бьюкенен, встретившись в Лондо не с Керенским, спросил его о Корнилове, тот охарактеризовал мятеж ного главкома как «честного человека и патриота и очень плохого поли тика», объяснив, что «согласился на все требования Корнилова относи “” № 3 (46) 2007 тельно смертной казни и включения Петрограда в прифронтовую зону, но не мог допустить, чтобы место заседаний правительства определя лось приказом Корнилова, поскольку в этом случае министры оказа Там же: 335.

лись бы в его власти»19.

Я столь подробно останавливаюсь на Корниловском мятеже пото му, что после его подавления психологическая ситуация в Питере существенно изменилась. И хотя, как мы видели, речь шла о плохо про думанных действиях боевого генерала, не очень то искушенного в по литике, встретивших резкий отпор со стороны как Временного прави тельства, так и Советов, начиная с сентября «красное колесо», если вспомнить образное сравнение А.И.Солженицына, покатилось в сторо ну Октябрьского переворота.

Тенденция к консолидации противостоящих политических сил « проявилась в России еще до Корниловского мятежа. Первыми встали на этот путь представители правого лагеря, которые, собравшись в на » чале августа в Москве, фактически выступили за упразднение института Советов и призвали главнокомандующего к проведению жесткой поли тики, тем самым вдохновляя его на решительные действия. Упомянутое выше Государственное совещание 12—15 августа, по сути, оказалось последней попыткой примирить противоположные политические куль туры. Переломить наметившуюся тенденцию ему не удалось. Примеру правых последовали левые.

14 сентября по решению ЦИК Совета рабочих и солдатских депу татов и Исполкома Совета крестьянских депутатов в Петрограде было созвано Всероссийское демократическое совещание. Помимо Советов, на нем были представлены городские самоуправления, земства, коопе ративы, казачьи и некоторые другие организации — всего 1582 делегата.

С точки зрения партийной принадлежности лидировали эсеры (532 де легата), далее шли меньшевики (172 делегата) и только потом — боль Зуев 2002: 128. шевики (136 делегатов)20.

Именно на этом совещании окончательно созрела идея однород ного социалистического правительства, формируемого на демократи ческой основе. Были приняты и меры организационного характера, на правленные на достижение этой цели. Главной из них стало создание Всероссийского демократического совета (его сходу назвали Предпар ламентом), перед которым до созыва Учредительного собрания должно было нести ответственность Временное правительство. Президиум Де мократического совета, в состав которого вошли четыре эсера (Н.Д.Ав ксентьев, А.Р.Гоц, В.Д.Камков, О.С.Минор), два меньшевика (Ф.А.Дан, В.Е.Мандельберг) и два большевика (Л.Б.Каменев, Л.Д.Троцкий), воз главил Н.С.Чхеидзе.

Возникла чрезвычайно сложная ситуация. Большинство (813) де легатов проголосовали против коалиции с кадетами. Лидер социалис 142 “” № 3 (46) тов революционеров Чернов сложил с себя министерские полномочия.

В этих условиях Керенский вынужден был согласиться с учреждением нового органа, и 2 октября правительство утвердило Положение о его статусе.

Но большевиков не устраивал и Предпарламент. На первом же его заседании, состоявшемся 7 октября, Троцкий от имени большевиков заявил, что и Временное правительство, и Предпарламент носят контр революционный характер. Это означало, что партия Ленина решила пойти ва банк. Существенную роль в этом сыграло то обстоятельство, что 3 сентября в результате ослабления позиций меньшевиков оборон цев председателем Исполкома Петросовета стал большевик Троцкий.

Десятью днями позже большевик В.П.Ногин возглавил Моссовет. Тем самым большевики создали себе легитимные опорные пункты в обеих столицах.

На базе Петросовета большевики сформировали Военно револю ционный совет и начали готовиться к вооруженному восстанию под ло зунгом «Вся власть Советам».

Время захвата власти большевики приурочили к открытию II Все российского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, и когда поздним вечером 25 октября он начал свою работу, в Петрограде пол ным ходом шла подготовка к штурму Зимнего дворца, где находилось Временное правительство.

На этом съезде сторонники Ленина наконец то получили боль шинство. Из 649 зарегистрированных в первый день делегатов 72 пред Урилов 1997: ставляли меньшевиков, 160 — эсеров и 390 — большевиков21. Численное 281.

превосходство последних усилилось после того, как правые эсеры и меньшевики покинули зал заседания в знак протеста против «военного заговора и захвата власти».

Но как показало будущее, это большинство было чисто ситуаци онным. Среди делегатов открывшегося 5 января 1918 г. в Таврическом дворце Учредительного собрания, которое олицетворяло вековые на дежды народа и избиралось всем населением страны, 40% принадлежа ло к эсерам и только 23% — к большевикам. С возникшей проблемой Ленин справился очень просто, распорядившись на следующий день, 6 января, делегатов в Таврический не пускать. Группу поддержки Учре дительного собрания расстреляли. Убитых хоронили в знаковый для российской истории день — 9 января.

Из сказанного выше видно, что в осенние дни 1917 г. власть от нюдь не «валялась под ногами», как утверждали пропагандисты совет ских времен и некоторые зарубежные исследователи. Большевики веро ломно захватили ее, нарушив демократические нормы февральского процесса и предав других приверженцев социалистической идеи, сто ронников социальной справедливости в ее антибуржуазном варианте — социалистов революционеров, меньшевиков, анархистов.

“” № 3 (46) 2007 17 мая 1918 г. газете «Новая жизнь» была опубликована статья Максима Горького, где, в частности, содержался такой пассаж: «Все, что я говорил о дикой грубости, о жестокости большевизма, восходя щей до садизма, о некультурности их, о незнании ими психологии рус ского народа, о том, что они производят над народом отвратительный опыт и уничтожают рабочий класс, — все это и многое другое, сказан Горький 2005: ное мною о „большевизме“, остается в полной силе»22. В этом замеча 214.

нии немало верного, и все же, на мой взгляд, в данном случае извест ный знаток русской жизни не совсем прав, во всяком случае в том, что касается психологии русского народа. Ведь если большевики действо вали вразрез с его глубинными установками, то как они смогли не толь ко захватить власть, но и удержать ее, выстоять в гражданской войне, а затем приступить к строительству нового общественного строя с зама хом на мировую гегемонию?

Гораздо ближе к пониманию сути происшедшего был русский фи лософ Н.А.Бердяев, в своем труде «Истоки и смысл русского коммуниз ма» убедительно показавший, что в большевизме нашли отражение та кие черты русской ментальности, как склонность к уравнительной справедливости, готовность решать конфликты силовыми методами, Бердяев 1990. вера в харизматического лидера и др.23 Сыграло роль и то обстоятель ство, что, как тонко подмечено в романе Платонова «Чевенгур», обеща ния большевиков, ссылавшихся на объективные законы общественного развития, открытые Марксом и Энгельсом, перекликались с народны ми представлениями о счастливой жизни.

Любопытное наблюдение, имеющее прямое отношение к причи нам успеха большевиков, содержится в исследовании профессора Гар Улам 2004. вардского университета А.Улама24. Констатировав, что «после падения царского режима остался вакуум и это состояние длилось до октября»25, Там же: 288.

американский ученый отмечает: «Гений Ленина не в том, что он был творцом революции, а в том, что он вышел победителем из этого хао Там же: 287.

са»26. По его мнению, Ленин проявил себя как политик нового типа, одержимый идеей, не связанный никакими моральными обязательства ми и умело использующий приемы популистской пропаганды. «Левые, небольшевики, вызывали жалость своей нерешительностью и выгля дели смешно с их неуместной демократичностью и угрызениями со Там же: 338. вести»27. Не многим от них отличалась и значительная часть больше вистских лидеров, убежденных «в полном безумии происходящего»28.

Там же: 340.

И «только Ленин мог управляться с этим сумасшедшим домом»29.

Там же: 344.

Учитывая эти и другие исследования, посвященные феномену большевизма, я вновь возвращаюсь к продолжающему волновать меня вопросу: почему в февральском процессе большевики «переиграли» своих конкурентов, хотя эсеры существенно превосходили их по мас совости (во всяком случае — на начальном этапе), а меньшевики — по интеллектуальному потенциалу? Да и в личностном плане, а также по глубине восприятия развертывающихся событий такие политики, как либерал Павел Милюков, октябристы Александр Гучков и Михаил Род 144 “” № 3 (46) зянко, анархист Петр Кропоткин, социалисты революционеры Алек сандр Керенский и Виктор Чернов, социал демократ Георгий Плеха нов, меньшевик интернационалист Юлий Мартов, не уступали ни Вла димиру Ульянову Ленину, ни Льву Троцкому.

Думается, что мы приблизимся к ответу на этот вопрос, если по пытаемся разобраться в типах политических субкультур, проявивших себя в деятельности различных социальных групп и организаций — главных участниц февральского процесса. Разумеется, дело это не про стое, ведь и сегодня иные публицисты либерал радикального толка не видят разницы между Плехановым и Лениным. Тем не менее разби раться придется, если мы и в самом деле хотим понять, что же про изошло в период между февралем и октябрем 1917 г.

В российской политической культуре, как и в любой другой, мож но найти элементы и консенсусного, и конфронтационного подхода к решению возникающих проблем. Однако даже при поверхностном зна комстве с отечественной историей становится очевидно, что доминиру ющую роль в этой культуре играл именно последний. Он был присущ не только властям, но и населению, которое в обычной жизни забавля лось кулачными боями, а когда дело доходило до серьезного, хваталось за дубины и присоединялось к Разину или Пугачеву, согревая свою душу мечтой либо о добром царе, либо о безбрежной воле.

Та же тенденция прослеживается и в восприятии действующих правителей. Ивана IV, доведшего Московское царство до полного исто щения, уважительно называли «Грозным» (в немецкой историографии

..

он «Ioann der Schrackliche» — «Иван Ужасный»), а Борис Годунов, кото рый создал общественные фонды для помощи бедствующим, начал от правлять детей на учебу за границу, основал город Томск, ставший культурной столицей Сибири, и т. д., ассоциировался главным образом с убийством царевича Дмитрия.

Существенный поворот обозначился в годы правления Александ ра II, когда в обстановке резких социальных сдвигов, обусловленных проводимыми им реформами, в либеральных кругах начало расти пра вовое сознание. Заметные изменения претерпело и сознание новых го родских низов, состоящих из вытесненных в город крестьян, вынуж денных осмыслять себя уже в качестве рабочих. Постепенно возникли как бы два очага новой политической культуры — городское самоуправ ление и земство, с одной стороны, и различные формы крестьянского самоутверждения в городе, из которых впоследствии выросли Сове ты, — с другой. Вокруг этих двух очагов стали складываться политичес кие партии с соответствующим видением происходящего.

Активным элементом политической жизни того периода была об разованная часть общества — интеллигенция, включавшая в себя как разночинцев, так и выходцев из дворянской среды. Именно ее предста вители брали на себя организационное и программное обеспечение партий либерального толка, выступавших за постепенное совершен ствование государственного уклада (консенсусный подход). И они же “” № 3 (46) 2007 ` вставали во главе партий, ставящих перед собой задачу изменения су ществующего строя революционным путем (конфронтационный под ход) и переустройства общества на социалистических началах.

Но среди социалистов тоже не было единства. В своей обстоятель ной работе, посвященной деятельности Партии социалистов револю Морозов 2005. ционеров30, российский историк К.Н.Морозов показывает, насколько отличались по типу поведения социал демократы и эсеры. А ведь они происходили от одного корня — народнического движения, тех самых студентов, курсисток, мелких служащих, которые в едином порыве дви нулись просвещать крестьянство, видя в этом свое призвание. В 1874 г.

«пошли в народ», руководствуясь самыми благородными целями, две с половиной тысячи молодых людей. Кто то из этих энтузиастов со вре менем стал земским учителем, врачом, землемером. Но большинство постигло глубокое разочарование. Крестьяне не поверили в искренность «баричей», переодетых в простое платье, и начали сдавать их полиции.

Столь неожиданная реакция стала поводом для переосмысления ситуации, сложившейся в разбуженном реформами обществе. Как ре зультат — раскол народнического движения. Одни, полагая, что народ следует вдохновлять смелыми поступками, обратились к тактике терро ра, назвав себя социалистами революционерами. Другие, обнаружив во взглядах немецких социологов К.Маркса и Ф.Энгельса с их теорией за кономерностей общественного развития нечто полезное для понимания происходящего в стране, объявили себя социальными демократами.

Погрузившись в изучение работ Маркса и Энгельса, прежде всего та ких, как «Капитал» и «Манифест Коммунистической партии», они при шли к выводу, что Россия тоже идет по капиталистическому пути, что растущий новый класс — пролетариат — возьмет на себя роль гегемона в борьбе за справедливое общество и ему нужно помочь осуществить его историческую миссию.

Казалось бы, и те и другие — за социализм. Но если для социали стов революционеров социализм был обществом, к которому следует идти, опираясь на крестьянство, трудовую интеллигенцию и рабочий класс, и в котором будет воплощена идея самоуправления (своего рода вариант «демократического социализма»), то социал демократы видели в нем научный проект: рабочий класс под руководством отражающей его интересы партии в ходе революционных преобразований устанавли вает свою диктатуру, ликвидирует частную собственность, обобществ ляет экономику и на плановой основе развивает производительные силы до такой степени, что становится возможной реализация комму нистического принципа «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям».

Однако, как наглядно продемонстрировал К.Морозов, дело было не только в теоретических установках, но и в типе личностей, которые их придерживались. Это отчетливо проявилось в ситуации, когда после Октябрьского манифеста 1905 г., на который пошел Николай II под давлением обстоятельств, перед политическими партиями открылась 146 “” № 3 (46) возможность для легальной деятельности и участия в выборах в россий ский парламент — Государственную Думу. Размежевались либерально промышленные круги, представленные теперь Партией конституцион ных демократов (в дни Февраля кадеты станут называть себя Партией народной свободы) и Союзом 17 октября. Начали организационно оформляться националистические группировки, создавшие Союз рус ского народа. Усилилось размежевание и внутри левого лагеря. Социал демократы разделились на меньшевиков, делавших упор на обрастание партии различными общественными организациями, и большевиков, предпочитавших подпольную работу с опорой на профессиональных революционеров. От социалистов революционеров откололось правое крыло, образовавшее легальную Трудовую народно социалистическую партию. Левая часть эсеров продолжала делать ставку на индивидуаль ный террор.

Как видим, линии размежевания на носителей консенсусной и конфронтационной культуры проходили не только между лагерями — либеральным и социалистическим, но и внутри этих лагерей и даже внутри отдельных партий. В таком виде политические партии вступили в февральский процесс, по разному участвуя в нем и оказывая на него разное влияние.

На поведении партий сказывалось и их отношение к продолжав шейся войне. Наиболее сильно данный фактор отразился на социал де мократах. Большевики ратовали за прекращение войны и заключение сепаратного мира, за «превращение империалистической войны в граж данскую». Меньшевики раскололись на «оборонцев» (Чхеидзе, Церете ли) и интернационалистов (Мартов). За продолжение войны выступал Плеханов и его группа «Единство».

Расхождения обнаружились и среди конституционных демокра тов. Лидер партии П.Н.Милюков был за войну до победного конца и сохранение института монархии. Но эту точку зрения разделяли далеко не все. На VII съезде партии (март 1917 г.) была принята резолюция, в которой кадеты высказывались за провозглашение России парламент ской республикой.

И все же перед Февральской революцией четко обозначились два основных полюса: правый и левый. В ходе февральского процесса вокруг первого из них группировались сторонники демократических преобразований при сохранении рыночных отношений, выступавшие в поддержку Временного правительства, призванного провести выборы в Учредительное собрание, на котором российское общество окончатель но решит, жить ли ему дальше в режиме конституционной монархии или республики;

вокруг второго — партии социалистической ориен тации с разным пониманием того, каким должен быть этот самый со циализм и как к нему двигаться — через Учредительное собрание и со хранение демократических свобод либо путем решительного революци онного выступления и создания нового общественного строя с новой властной структурой — диктатурой пролетариата в форме Советов.

“” № 3 (46) 2007 Либерально предпринимательский лагерь опирался на целый ряд мощных объединений, деятельность которых свидетельствовала о высо кой способности российского общества к самоорганизации. Прежде всего речь идет о таких структурах, как Всероссийский земский союз (ВЗС), Всероссийский союз городов (ВСГ) и Военно промышленный комитет.

Всероссийский земский союз (главноуполномоченный — кн. Г.Е.Львов) и Всероссийский союз городов (главноуполномочен ный — В.Д.Брянский, а затем М.В.Челноков) были созданы летом 1914 г. для помощи правительству в организации тыла. Первый из них был образован 30 июля на съезде уполномоченных губернских земств, второй — 8—9 августа на съезде городских голов.

К сентябрю 1917 г. Всероссийский союз объединял уже 630 горо дов. За первые восемь месяцев этого года кассовый расход Союза соста вил 232 млн. рублей. В организованных ВСГ на пути следования войск, раненых и беженцев питательных пунктах были накормлены 12,9 млн.

человек, в банях перемылись 35,9 млн. В 13 санитарных поездах Союза было перевезено 340 тыс. раненых, через госпитали с койками на учете ВСГ прошло более миллиона. На фронтах Союзом городов было вы дано 50,5 млн. обедов, 80 млн. порций чая, 35,6 млн. штук стираного Шевырин 2003: белья31. Попытаемся представить, сколько людей было занято в этой де 71.

ятельности. Кто сегодня оценит их подвижничество?

Не менее масштабной была деятельность Земского союза. К концу 1916 г. в его рамках функционировали 7728 комитетов (174 — главных, 3454 — губернских и 4100 — фронтовых), в которых работали сотни ты сяч людей. Если в начале войны ресурсы ВЗС не превышали 12 млн.

рублей, выделенных земствами, то к 1 января 1916 г. эта сумма выросла Там же: 72. почти до 190 млн. рублей32.

На волне патриотического подъема возник и Военно промышлен ный комитет. Обстоятельства его создания подробно описаны в работе российского историка В.М.Шевырина. Известный промышленник П.П.Рябушинский прибыл на проходивший 25—27 июня 1915 г. в Мос кве IX торгово промышленный съезд из «самого пекла войны, из под обстрела вражеских пушек и, потрясенный почти гробовым молчанием русской артиллерии, призвал своих „братьев по классу“ мобилизовать Там же: 61. частную промышленность для эффективной помощи фронту»33. Идея был подхвачена почти сразу. Было решено создать Центральный воен но промышленный комитет (ЦВПК) с сетью районных организаций.

Один только Московский комитет включал в себя 26 отраслей промыш ленности на территории, охватывавшей 12 центральных губерний.

В конце 1915 г. главноуполномоченным ЦВПК был избран А.И.Гучков.

Примечательно, что одним из его заместителей стал кн. Г.Е.Львов, в то время возглавлявший так называемый Земгор — объединенный коми тет ВЗС и ВСГ.

Примечательно также, что во главе сформированной при ЦВПК Рабочей группы оказались социал демократы — меньшевики К.А.Гвоз 148 “” № 3 (46) дев и В.О.Богданов. Как отмечает американский исследователь Р.Пайпс, Рабочая группа проводила «политику, типичную для меньше виков, а позднее для возродившегося Петросовета, своего рода предте чей которого она и была. С одной стороны, группа помогала ЦВПК со хранять рабочую дисциплину в оборонной промышленности. С другой стороны, бросала пламенные призывы к скорейшему свержению мо Пайпс 1994: нархии в разгар войны, которую при этом не собиралась прекратить»34.

303—304.

Несмотря на все большую политизацию российского общества, неизбежно затронувшую и рассмотренные выше организации, они не утратили свою главную черту — способность к консенсусному взаимо действию. Об этом свидетельствует, в частности, тот факт, что «в их структурах был представлен, пожалуй, весь спектр политических партий и течений

..

. Доминировали в союзах либералы кадеты, прогрес систы, октябристы. Земский союз имел в основном октябристский от Шевырин 2003: тенок, Городской союз — кадетский»35. Вместе с тем «в союзах было 73.

много „демократической публики“, так называемого „третьего элемен та“. Врачи, статистики, бухгалтеры, инженеры, юристы, учителя неред ко заправляли делами в уездных комитетах ВЗС и местных отделениях Союза городов. Так, в 1916 г., накануне Февральской революции, около 2/3 состава местных отделений ВСГ приходилось на городскую интел Там же: 74. лигенцию»36.

Приведенные данные позволяют нам полнее представить себе со циальную и организационную базу первого состава Временного прави тельства. Ведь возглавил его тот самый кн. Г.Е.Львов, который руково дил деятельностью Земгора, а военным министром стал А.И.Гучков, олицетворявший ЦВПК.

Поддерживали кадетско октябристскую линию и другие органи зации. На Московском совещании 8—10 августа 1917 г., созванном, кстати говоря, по инициативе все того же неутомимого промышленника Рябушинского, присутствовали представители Временного комитета Го сударственной Думы, Союза землевладельцев, Союза офицеров армии Зуев 2002: 107. и флота, торгово промышленных кругов, интеллигенции, адвокатуры37.

Спрашивается, где были эти люди, когда на их глазах большевики готовили государственный переворот?

Итак, правый лагерь подошел к революции с достаточно разветв ленной организационной структурой. Казалось бы, сторонникам этого направления все карты в руки. Тем более что Петросовет, разместив шийся в Таврическом дворце, первоначально занимал там всего одну комнату — тринадцатую. Кто мог тогда предположить, что из этого по мещения с несчастливым номером будет раскручиваться сценарий дей ствий, начиная с принятия пресловутого Приказа № 1 и кончая прихо дом к власти большевиков?

Вспомним приводившееся выше замечание американского исто рика Р.Пайпса о том, что прообразом Петросовета была Рабочая груп “” № 3 (46) 2007 ` па, созданная при Военно промышленном комитете. В самом деле, просто поразительно, как люди, в критические дни крушения Россий ской империи объявившие себя властью, тут же смогли вступить во вза имодействие с парламентским органом — Временным комитетом Госу дарственной Думы, а затем с Временным правительством, взяв на себя право санкционировать вхождение в него представителей левых сил (кандидатуру Г.В.Плеханова они так и не одобрили, причем дважды), выделить комиссаров, прикрепив их к вновь созданным министер ствам, добиться восстановления дисциплины на предприятиях, нала дить снабжение города продовольствием, возглавить целый ряд других хозяйственных служб — в общем, осуществить все то, о чем позднее пи сал Керенский.

Главная трудность, с которой сталкивались Советы, — несогласие в собственных рядах. Это касалось и меньшевиков, и эсеров. Лидер меньшевиков Ю.О.Мартов, вернувшись из эмиграции в Россию 9 мая 1917 г., назвал вхождение своих единомышленников — Чернова, Цере тели, Скобелева — в 1 е коалиционное правительство «окончательной Урилов 1997: глупостью»38. Серьезные расхождения обнаружились между правыми и 244.

левыми эсерами. Иными словами, в Советах тоже шла постоянная борьба между сторонниками консенсусного и конфронтационного под ходов к решению поднятых революцией проблем.

Вместе с тем и те и другие считали себя приверженцами «револю ционной демократии», причисляя к таковым и большевиков, мягко по рицая их за излишний экстремизм, но никак не предполагая, чем это все в конечном счете обернется.

Отсюда — снисходительное отношение к участникам Июльско го мятежа. Правда, с согласия Петросовета был издан приказ об арес те Ленина и других ведущих деятелей большевистской партии. Но осо бого рвения к их поиску службы Временного правительства не про являли.

То, как в действительности все происходило, видно из воспо минаний «главного матроса» Октябрьского переворота П.Е.Дыбенко, опубликованных 40 лет спустя, когда скрывать подлинные события уже не было нужды:

«2 и 3 июля были созваны пленарные заседания судовых комите тов под моим председательством, на которых была принята резолюция о свержении Временного правительства и была послана в Петроград на миноносцах с требованием передачи власти в руки Советов. Эта делега ция была арестована. Тогда в Петроград были направлены 3 миноносца, на одном из которых находился и я.

В Петрограде 5 июля я был арестован и посажен в „Кресты“.

Из „Крестов“, просидевши два месяца, 4 сентября был освобож ден под залог без права выезда в Гельсингфорс.

Несмотря на это, 5 сентября на отходящем миноносце я выехал в От Февраля Гельсингфорс. По приезде в Гельсингфорс снова был избран в Центро к Октябрю1957:

155. балт председателем»39.

150 “” № 3 (46) И, добавлю от себя, тут же приступил к подготовке вооруженного восстания.

Между тем в левом лагере все больше вызревала идея однородно го социалистического правительства, то есть полной передачи власти партиям, представленным в Советах, в том числе и большевикам. За это выступал, в частности, лидер социалистов революционеров В.М.Чер нов (он был против создания 3 го — и последнего — коалиционного правительства), а также Ю.О.Мартов, возглавивший наконец то объе динившихся (на съезде 19—25 августа) меньшевиков. Оба они, впрочем, исходили из того, что, будучи сформировано, социалистическое прави тельство станет использовать в своей деятельности исключительно де мократические методы.

Так или иначе, учреждение Предпарламента, с которым следовало согласовывать персональный состав Временного правительства, было шагом именно в этом направлении. Напомню, что большевиков подоб ная «игра» в социалистическую демократию не устраивала и они вышли из Предпарламента.

С точки зрения февральского процесса все это означало, что по литика консенсусного сотрудничества с правым лагерем, на чем до по следнего дня настаивал Г.В.Плеханов, приходит к концу.

Российский историк И.Х.Урилов, по сути дела заново открывший современному читателю личность Юлия Мартова — человека высокой нравственной чистоты и преданности делу рабочего класса, показывает на фактах, чем обернулась попытка создания такого однородного соци См. Урилов 1997. алистического правительства40.

Наступают дни и часы Октябрьского переворота. 24 октября Ке ренский направляется в Предпарламент, ставший средоточием левых сил, и требует решительных действий против большевиков. Реакция Мартова: давайте создадим Комитет общественного спасения, и пусть он улаживает конфликт политическими методами.

Вечером того же дня, в 20:30, в Предпарламенте проходит голосо вание. Большинством голосов (123 — за, 102 — против, 28 воздержа лись) принимается резолюция, в которой фактически выражается недо верие правительству Керенского. Через полтора часа, в 22:00, председа тели Предпарламента Н.Д.Авксентьев, Ф.И.Дан и А.Р.Гоц прибывают в Зимний дворец и вручают эту резолюцию Керенскому.

На следующий день, 25 октября, когда в Петрограде полным хо дом идет вооруженное восстание, Ф.И.Дан от имени ЦИК Советов ра бочих и солдатских депутатов открывает II Всероссийский съезд Сове тов. В президиум избраны 14 большевиков, 7 эсеров и 4 меньшевика.

В знак протеста против насильственных действий большевиков мень шевики и правые эсеры отказываются от мест в президиуме. В результа те там остаются исключительно сторонники конфронтационного под “” № 3 (46) 2007 хода — большевики, левые эсеры и представитель украинской социал Там же: 281. демократической партии41.

Больной Мартов (рак горла) уже с места требует прекратить во оруженные действия. Как отмечено в протоколе, «выступление Марто ва было встречено овацией».

Большевики не реагируют, и тогда меньшевики и правые эсеры покидают зал. Через некоторое время Мартов возвращается и произно сит уже вторую речь. В ответ — реплика Троцкого: «Вы — жалкие еди ницы, вы — банкроты, ваша роль сыграна. Отправляйтесь туда, где вам отныне надлежит быть, — в сорную корзину истории». При выходе Мартов говорит рабочим большевикам: «Когда нибудь вы поймете, в каком преступлении вы участвовали». Наступает перерыв. После пе рерыва председательствующий Каменев объявляет делегатам съезда:

Там же: 284. «Восставшие вошли в Зимний дворец. Министры арестованы»42.

Так закончилась история с однородным социалистическим прави тельством. Вне зависимости от субъективных устремлений его сторон ников, попытка действовать по правилам социалистической демокра тии открыла дорогу «социализму с экстремистским лицом».

« » Сегодня нам остается только гадать, были ли в 1917 г. реальные шансы на продвижение России в направлении «демократического со циализма», о котором мечтали социалисты революционеры и социал демократы меньшевистской ориентации. По идее, после проведения Учредительного собрания в стране могло быть создано правительство, в которое вошли бы представители левых партий. Но удалось ли бы ему выйти за пределы альтернативы — либо Социалистическая республика в ее большевистском варианте, либо просто Демократическая респуб лика — и найти некий «средний путь», открывавший возможность со циальных преобразований при соблюдении демократических норм?

Примечательно, что именно таким видела ход событий З.Н.Гиппиус, 1 марта 1917 г. сделавшая в своем дневнике такую запись: «Совершен но понятно, что ни один из Комитетов целиком — ни думский, ни со Гиппиус 2002: 79. ветский — властью стать не может. Нужно что то новое, третье»43.

Фактически в этом и заключался главный вопрос революции. Это отчетливо понимал Г.В.Плеханов, который, прибыв в революционный Питер, сразу же оценил обстановку и пришел к непростому для себя выводу, что для полноценных социалистических преобразований в духе Марксовой теории российское общество не готово, что еще «не смолота мука», из которой «выпекают пирог социализма», и потому необходимо взаимодействие всех политических сил, стоящих на демократических позициях. Здесь то, по видимому, и кроется разгадка поддержки Пле хановым Временного правительства, которое должно было подготовить выборы в Учредительное собрание, где предстояло окончательно опре делить характер и формы власти в демократической России.

152 “” № 3 (46) Как известно, поиск «третьего пути» завершился Октябрьским пе реворотом. И «зеленую улицу» ему открыли не Советы, в которых боль шевики на первых порах не располагали влиянием, а митинговая сти хия крестьянских масс, только примерявших на себя рабочую робу, форму солдата или матроса. Именно на этой волне сторонники Ленина, обладавшие недюжинными организаторскими способностями и нео быкновенным политическим чутьем, и вошли сначала в Зимний дворец в Питере, а затем — во всю Россию.

Это обстоятельство тоже почувствовала З.Н.Гиппиус, 7 марта 1917 г.

записавшая в дневнике: «Да, Россией уже правит „митинг“ со своей митинговой психологией, а вовсе не серое, честное, культурное и бес Там же: 85. сильное (а — революционное) Временное правительство»44.

Впрочем, как мы знаем, этот «митинг» продолжался недолго.

Опираясь на конфронтационную идеологию классовой борьбы, боль шевики навели в России порядок, постоянно внушая массам, что «доб ро должно быть с кулаками» и «гнилому гуманизму» нет места в стране, строящей светлое коммунистическое будущее. Слово «консенсус» фак тически оказалось под запретом, и его впервые произнес М.С.Горбачев в начале нового Февраля, получившего название «Перестройка».

Честно говоря, до самого последнего времени, вернее, до написа ния этого текста я не осознавал, почему меня не отпускает тема фев ральского процесса. Возвращаясь к осмыслению причин Февральской революции и сопоставляя прошедшее с днями сегодняшними, я стал еще более остро воспринимать трагедию русского ХХ в. За одно столе тие рухнули как карточный домик две державы, одна из которых держа ла в страхе всю Европу, а другая — весь мир. Усилиями многих поколе ний создавалось Московское царство, затем Российская империя, где силой, где по доброму растекаясь по евразийским пространствам. И все это практически мгновенно и, главное, неожиданным образом прекра тило свое существование в последние дни февраля 1917 г. То же самое произошло и с Советским Союзом, влияние которого распространялось на страны Восточной Европы, Азии, Африки, Латинской Америки, а ядерный потенциал был способен в считанные минуты уничтожить все живое на земле. Что примечательно, ни та, ни другая империя не встре тили при своей кончине хотя бы малейшей, хотя бы чисто эмоциональ ной поддержки со стороны населявших их людей. Обитатели импе рий просто приняли случившееся к сведению и стали жить дальше на их руинах.

Во время путешествий по северным лесам я не раз видел огром ные муравейники, развороченные лапой медведя, и снующих муравьев, старающихся по каким то только им понятным правилам выстроить для себя организационную структуру нового муравейника. Признаюсь, эти две империи — российская и советская — напоминают мне разво рошенные муравейники лесов Заонежья.

“” № 3 (46) 2007 Но мы все таки не муравьи и руководствуемся не только инстинк тами. Нам нужно ясно понимать, какие изъяны в наших общественных структурах, в нашем характере, в нашей ментальности допускают почти мгновенное разрушение того, что строилось миллионами людей на про тяжении длительного времени.

Солженицын В своих «Узлах»45, осмысливая значение Февраля 1917 г. для судеб 1987/1989.

России, ответить на эти вопросы попытался А.И.Солженицын, проде лавший огромную работу по изучению архивных материалов, свиде тельств участников событий, печатных изданий того периода и эми грантской литературы. В дни Февральского юбилея 2007 г. массовым тиражом была опубликована как бы сокращенная версия его изысканий Солженицын под заголовком «Размышления над Февральской революцией»46. В чем 2007.

же видит А.И.Солженицын глубинную причину происшедшего? Вот один из главных и, как мне кажется, ключевых его выводов. Отмечая, что в России возникло «мощное либерально радикальное (и даже соци алистическое) Поле», он пишет: «Много лет (десятилетий) это Поле беспрепятственно струилось, его силовые линии густились и призыва ли, и подчиняли все мозги в стране

..

. Оно почти полностью владело ин теллигенцией. Более редкими, но пронизывались его силовыми линия ми и государственно чиновные круги, и военные, и даже священство, епископат (вся церковь уже стала бессильна против этого Поля), и даже те, кто наиболее боролся против Поля, — самые правые круги и трон.

Под ударами террора, под давлением насмешки и презрения эти тоже размягчались к сдаче. В столетнем противостоянии радикализма и госу дарственности вторая еще больше побеждалась если не противником своим, то уверенностью в его победе. При таком пронизывающем влия нии всюду в аппарате государства возникали невольно добровольные агенты и ячейки радикализма, они то и сказались в марте Семнадцато го. Столетняя дуэль общества и трона не прошла вничью: в мартовские дни идеология интеллигенции победила — вот захватив и генералов, а те помогли обессилить и трон. Поле струилось сто лет — настолько сильно, что в нем померкло национальное сознание („примитивный патриотизм“) и образованный слой переставал усматривать интересы национального бытия. Национальное сознание было отброшено интел лигенцией, но и обронено верхами. Так мы шли к своей национальной Там же: 10.

катастрофе»47.

И в другом месте: «И все же не сама по себе война определила ре волюцию. Ее определил издавний страстный конфликт общества и вла сти, на который война наложилась. Все назревание революции было не в военных, не в экономических затруднениях как таковых, но в интел лигентском ожесточении многих десятилетий, никогда не пересилен Там же.

ном властью»48.

Мне меньше всего хотелось бы полемизировать с человеком, ко торый в свое время один на один выступил против огромной машины тоталитарного режима и при этом выстоял, разбудив своими произведе ниями впавшее в шизофренический транс общество. Но, как говорит 154 “” № 3 (46) ся, истина дороже. Само по себе указание на противостояние власти и общества в лице радикализированной интеллигенции не объясняет, чем такое противостояние вызвано. Собственные размышления на эту тему, подкрепленные материалами лекций, с которыми я выступал в Герма нии, в Мюнстерском университете, привели меня к заключению: все зависит от способности общества выстраивать властные струк туры и институты, позволяющие согласовывать интересы посто янно усложняющихся социальных групп, прежде всего в области эко номических отношений. Конфронтационный подход осложняет реше ние этой задачи. И наоборот, консенсусный подход, находящий отражение в реформах, способствует установлению диалога между со циальными группами, а также между обществом и властью.

История показывает, что российское общество развивается толч ками — от консенсусных реформ к конфронтационным заморозкам, приводящим к кризисам;

от послекризисного состояния к новым ре формам и новым заморозкам. «Дней Александровых прекрасное нача ло» сменилось бюрократическим застоем при Николае I, обернувшимся поражением в Крымской войне 1854—1855 гг. Затем реформы Алексан дра II, на смену которым после убийства царя реформатора террориста ми в 1881 г. приходит ужесточение при Александре III и его сыне Нико лае II. Снова поражение — в Русско японской войне 1905—1906 гг., и снова вынужденное обращение к реформам на основе Октябрьского манифеста 1905 г. Первая мировая война как бы приостановила логику реформ. Но она вновь заявила о себе Февральской революцией 1917 г., которая, с исторической точки зрения, открывала возможность для их продолжения — теперь уже в условиях демократически избранной вер ховной власти. Своеобразие сложившейся тогда ситуации заключалось в том, что в самом начале революции на политическую арену вышли представители разных политических субкультур. Одна — консенсусная, носителями которой выступали торгово промышленные круги, либе ральная интеллигенция, городские средние слои, демократически на строенный средний и высший военный командный состав, а также часть левых политических партий (правые меньшевики, правые эсеры, группа «Единство» Г.В.Плеханова). Другая — конфронтационная, с ориентацией на решение проблем в рамках прямой демократии (Сове ты). Экстремистски настроенная группа большевиков сумела в конце концов опереться на эту субкультуру и довольно легко пришла к власти, исказив затем саму суть народного представительства и установив в России тоталитарный режим, находившийся в полном противоречии с принципами февральского процесса 1917 г.

Крушение советской империи фактически вернуло Россию на по зиции Февраля 1917 г. Но первоначальный демократический процесс, начатый в 1991 г., постепенно перерождается в авторитарный режим с чисто внешними демократическими декорациями. Как и на рубеже XIX и ХХ вв., страна стоит перед дилеммой: либо общество поставит под свой контроль властные структуры, либо те начнут выстраивать очеред “” № 3 (46) 2007 ной имперский «муравейник» со всеми вытекающими отсюда негатив ными последствиями, в том числе и в форме углубляющегося разрыва между обществом и властной бюрократией. Какой сценарий будет реа лизован — вопрос открытый. Российскому обществу предстоит нелегкий экзамен на политическую зрелость в рамках консенсусной культуры.

А пока?

..

Пока власти двигают страну в конфронтационном на правлении, создавая атмосферу осажденной крепости и приучая насе ление к тому, что Россию окружают враги — прежде всего в лице США и НАТО.

Эти строки я пишу в жаркие июньские дни 2007 г. в академичес кой больнице в Ясенево, где врачи кардиологического отделения пыта ются наладить мне кровяное давление. Обстановка доброжелательная.

Приветливый персонал. Высокий профессионализм врачей. Мудреная медицинская аппаратура, в основном западного происхождения. Но

..

.

довольно скромное питание и алюминиевые вилки в столовой. Такими вилками я пользовался после войны в заводской столовой в г. Электро стали, где начался мой трудовой путь. Так обстоят дела в главной боль нице системы Академии наук. А что происходит в городских, районных и сельских больницах, разбросанных по всей России?

Алюминиевые вилки — это всего лишь напоминание о том, что нельзя решать такую задачу, как «сбережение народа» (выражение А.И.Солженицына), и одновременно раскручивать очередной виток гонки вооружения, в частности закладывая новые сверхсовременные атомные лодки для себя и для других. Не повторится ли парадоксальная ситуация, когда подлодки времен «холодной войны» ржавеют в Коль ском заливе и маленькая Норвегия из собственного бюджета выделяет средства для их демонтажа. А Соединенные Штаты, которые мы вновь хотим превратить в своих противников, тратят деньги своих налогопла тельщиков на уничтожение химического оружия, горы которого накоп лены вдоль берегов великой русской реки Волги.

Иными словами, между алюминиевыми вилками, которыми мы пользуемся по сей день, и огромными субмаринами существует прямая взаимосвязь. И пока это обстоятельство не будет уяснено на уровне массового сознания, определенная часть политического класса России, связанная с силовыми структурами и военно промышленным комплек сом, будет продолжать толкать страну в сторону еще одного державного муравейника.

В этом заключается и главный урок февральского процесса 1917 г.

Консенсусный сценарий ведет в семью цивилизованного человечества.

Конфронтационный — к новой катастрофе, трагические последствия которой вряд ли удастся преодолеть.

Бердяев Н.А. 1990. Истоки и смысл русского коммунизма. — М.

Бьюкенен Д. 2006. Моя миссия в России. Воспоминания англий ского дипломата. 1910—1918. — М.

156 “” № 3 (46) Гиппиус З.Н. 2002. Дневники. — М.

Горький М. 2005. Несвоевременные мысли: Заметки о револю ции и культуре. — СПб.

Зуев М.Н. 2002. История России. Кн. 2.: История России в XIX — начале ХХ века. — М.

Керенский А.Ф. 1993. Россия на историческом повороте: Мему ары. — М.

Керенский А.Ф. 1996. История России. — Иркутск.

Ленин В.И. Полн. собр. соч. — М.

Морозов К.Н. 2005. Судебный процесс социалистов революцио неров и тюремное противостояние (1922—1926): этика и тактика противоборства. — М.

Орлов Б.С. 2007. Г.В.Плеханов и Февральская революция 1917 г. — М.

От Февраля к Октябрю (из анкет участников Великой Ок тябрьской Социалистической революции). 1957. — М.

Пайпс Р. 1994. Русская революция. — М.

Плеханов Г.В. 1921. Год на родине: Полное собрание статей и речей, 1917—1918 гг. В 2 х томах. — Paris.

Солженицын А.И. 1987/1989. Красное колесо. Повествование в отмеренных сроках. — Вермонт, Париж.

Солженицын А.И. 2007. Размышления над Февральской револю цией. // Российская газета. 27.02.

Суханов Н.Н. 1922. Заметки о революции в 7 ми томах. Берлин.

Суханов Н.Н. 1982. Записки о революции. Т. 3. Кн. 5, 6, 7. — М.

Улам А.Б. 2004. Большевики. Причины и последствия переворо та 1917 г. — М.

Урилов И.Х. 1997. Ю.О. Мартов. Политик и историк. — М.

Хереш Э. 2004. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. — М.

Шевырин В.М. 2003. Власть и общественные организации в России (1914—1917). — М.

Bernstein E. 1984. Die Voraussetzungen des Sozialismus und die Auf gaben der Sozialdemokratie. — Berlin, Bonn.






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.