WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СЛОВО РЕДАКТОРА 5 ( ?) О.Ю. МАМЕДОВ доктор экономических наук, профессор, Южный федеральный университет, e-mail: oktaj-mamedov Аннотация: в статье рассматриваются теоретические проблемы

практической реа лизации в российской экономике общецивилизационных ценностей — рынка, демокра тии, либерализма.

Ключевые слова: императивы цивилизованной экономики;

рынок, демократия и либерализм как базовые ценности современного общества;

проблемы российской эко номики.

Abstract: This article deals with theoretical problems of practical the realization of the Russian economy in general civilizational values — the market, democracy, liberalization and formalism.

Keywords: the imperatives of a civilized economy, market, democracy and liberalralizm as the basic values of modern society, the problems of the Russian economy.

Не верящим в существование объективных экономических законов, не допускающим и мысли о единстве экономического устройства обще ства на определенной ступени его естественноисторического движения, в экономической науке делать нечего. Их участь — воспевание «особого пути» и карканья о гибельности шагания по «столбовой дороге челове чества». Но объясняться с теми, кто по недомыслию или избытку налич ности забрел в экономическую науку, уже нет ни времени, ни охоты.

Лучше посмотрим, чем обогатила экономическую теорию реальная практика постиндустриального общества.

То, что первобытные люди не имели те блага цивилизации, которыми пользуются люди совре менные1, настолько очевидно, что затмевает политико-экономическую родословную этих «goods».

А между тем (и об этом экономистам надо было бы втолковывать каждому встречному неэкономи сту!), практически все эти блага были произведены в странах рыночного, демократического, ли берального устройства общества. Это, однако, ничуть не мешает странам с нерыночным, недемо кратическим и нелиберальным устройством общества потреблять, причем в массовых масштабах, эти блага, на которых каждому видны роковые для «антирыночников» письмена — «произведено в странах рыночного, демократического, либерального устройства общества».

Почему же благами высокоразвитой рыночной цивилизации могут легко пользоваться даже в самых отдаленных ойкуменах Земли?

Да потому, что ЦИВИЛИЗОВАННЫЕ БЛАГА ЛЕГЧЕ ОСВОИТЬ, ЧЕМ ДИКАРСКИЕ: в компьютер мо жет играть даже трехлетний ребенок, а вот добыть огня из кремня и кресала не удавалось еще ни одному взрослому профессору-«особисту» (любителю особого исторического пути).

Тем не менее, простая мысль связать неисчислимые повседневные блага, которые подарили миру, да еще в таком массовом количестве, демократические страны с их рыночным устройством, в голову не приходит, так как мысль все время сбивается на «технократическую тропинку», ибо Под «современными людьми» автор имеет в виду не внешние атрибуты, а проживание в обществе современного ми роустройства — рыночном, либеральном, демократическом. Если же некто полагает, что современное общество может быть «нерыночным», «нелиберальным» и «недемократическим», то ему уже ничем не поможешь.

© О.Ю. Мамедов, ТЕRRА ECONOMICUS Том № 6 О.Ю. МАМЕДОВ кажется — все дело в везении или случайном скоплении умных людей в этих странах. И невдомек, что они потому там и сгрудились, что там рыночно, либерально и демократично. Что-то мало кто хочет собираться там, где голодно и холодно, где, к тому же, эти голод и холод порождены патоло гической ненавистью к рыночности, либерализму и демократии.

Впрочем, легко осваиваются не только технически-сложные блага рыночной цивилизации, не обыкновенный дар Истории Человечества состоит в том, что социальное устройство каждой последующей социально-исторической ступени легче осваивается, чем социальное устрой ство предшествующей ступени. Это — как в лыжне: ветер набрасывается на первых, зато вторым легче бежать по изведанному, проторенному. Это и есть закон ускорения экономического раз вития. Разумеется, этот закон является «бонусом» для тех, кто готов его принять. Тем же, кто не желает воспользоваться этой дарованной экстерналией, придется самому проторять собственную историческую «лыжню», но будут ли его ждать исторические попутчики, да и выйдет ли он сам когда-нибудь в одиночку из леса, неведомо ни одинокому «лыжнику», ни ожидающим.

Вот пример — вступление России в ВТО, в «клуб» демократических стран с рыночно-либеральной экономикой. С каким же беспримерным упрямством добивались мы этого вступления. Оно и понят но: там — практически весь мир!

Это мужественный и стратегический шаг. Однако вслед за ним необходимы новые шаги, и без промедления, — не только те шаги, которые вынуждаются стандартами ВТО, но и те, которые мы и сами видим, без всякого ВТО.

Переход к каждой новой прогрессивной ступени в экономическом, социальном и политическом развитии дается обществу легче, и, чем выше поднимается общество, тем легче ему подниматься.

С экономической точки зрения прогресс состоит в переходе от одного уровня эффективности экономики к новому, более высокому уровню эффективности. В социальном же плане растет эф фективность самого перехода.

Долгие тысячелетия ушли на переход от первобытнообщинного строя – к рабовладельческому.

Переход же от рабовладельческого строя к феодализму оказался покороче;

еще быстрее передовое человечество перебежало от феодализма к капитализму;

и вот уже заиграла заря социализированной цивилизации: рыночность – в экономике, демократизм – в политике, либерализм – в идеологии.

Не успели социологи и экономисты передохнуть от мук теоретического анализа постиндустри альной экономики, как стремительно приближается эра ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ — общество ИНДУ СТРИАЛЬНОГО производства, распространения и освоения нового знания. И уж здесь в полной мере проявит себя закон ускорения экономического развития, — это может выглядеть парадоксом, но построить в отсталой стране «экономику знания» легче, чем «индустриальную экономику»!

Ибо человечество, связанное интернет-социальными сетями, преодолев пространственное разобще ние, эффективно распределит в мировой экономике одним — задачу производства, другим — задачу распространения, третьим – задачу освоения нового знания.

Экономика знания — неизбежное и ближайшее будущее мировой экономики. Но реальностью такая экономика станет только в странах, где господствуют рынок, либерализм и демократия. И это — не за данный идеологический императив, а требование объективной природы, присущей знанию, — ЗНАНИЕ НЕ ТЕРПИТ БЮРОКРАТИЗМА В НАУЧНОМ ПОИСКЕ, ВЕРТИКАЛИ МЫСЛИ, НЕСВОБОДНОГО ПОВЕДЕНИЯ.

Это значит, что меняется сама экономика, — то, что веками относилось к внеэкономическому, надэкономическому и неэкономическому, становится «ВНУТРИЭКОНОМИЧЕСКОЙ» СУБСТАН ЦИЕЙ — знание, совесть, честь, стыд, репутация. Но, в первую очередь, – рынок, демократия и либерализм, без которых не может быть «стыдно» или «совестливо».

Но если экономика знания — действительно будущее мировой экономики, то состояние отече ственной высшей школы вызывает сильное беспокойство. Ведь высшая школа — это не столько оборудование и состояние учебных аудиторий, сколько реальность и постоянное расширение ее академических свобод.

А что на практике? Можно ли делать инновационную ставку на профессорско-преподавательский состав, который опозорен нищенским уровнем зарплаты, занят бесконечным заполнением бес смысленных отчетов и находится в унизительной зависимости от внутривузовской бюрократии (верхушка которой сумела к тому же бессовестно перераспределить в свою пользу бюджетные и ТЕRRА ECONOMICUS Том № ТРИ ИМПЕРАТИВА ЦИВИЛИЗОВАННОЙ ЭКОНОМИКИ... внебюджетные потоки, повторив то, что происходит практически во всех сферах российской эко номики)? Выборность ректоров, директоров институтов и деканов давно уже превратилась в фик цию, ученые советы радуют рептильной единогласностью, а сама высшая школа стала «старшей ступенью среднего образования», доделывая то, что не в силах сделать разрушенная средняя шко ла. Ничего не дала даже принудительная автономизация крупных вузов, так как она не сделала главного: не автономизировала внутривузовские отношения, не дала автономный экономический статус главному структурному подразделению вуза — факультету. Та же участь постигла и идею создания малых предприятий при крупных вузах — они стали специфической «оффшорной зоной» в экономической системе высшей школы.

Антирыночники скажут: это — результат проникновения рынка в высшую школу. Куда там!

Какое отношение имеет коммерциализация высшей школы к распределению грантов по «откатам» и среди «дружбанов»? Какое имеет отношение рынок образовательных услуг к купле-продаже дис сертаций? Какое имеет отношение рынок к торговле экзаменами и дипломами?

Эффективный рынок необходим для того, чтобы общество могло позволить себе роскошь иметь обширные нерыночные пространства, к которым относятся наука, образование, культура, здраво охранение, искусство. Именно наличие таких нерыночных пространств и свидетельствует о циви лизованности рыночных отношений в данной стране.

Конечно, для любой страны лучше устойчивое и спокойное развитие, чем неустойчивое и не спокойное. И, конечно, лучше обойтись без разного рода шараханий и необдуманных экспери ментов. Но когда истоком этих шараханий изначально объявляется «неоправданный либерализм» (интересно, кто его обвинял и в чем он должен оправдываться), то это может иметь следствием только одно — исторически необратимое замедление развития национальной экономики, что в глобальной ситуации равнозначно только ее системной катастрофе. Неужели ненависть к либера лизму окажется сильнее угрозы национальной экономической катастрофы?

По показателям демократии, либерализма, развитию человеческого капитала Россия находит ся, к сожалению, не в числе стран-лидеров. Именно это должно заботить социальный менеджмент нашей страны: технологию можно модернизировать, но — ТОЛЬКО на базе реального продвижения рынка, либерализма и демократии в весь диапазон социальных отношений.

Признаемся откровенно — никогда еще в российском просвещенном классе не было такого числа противников рынка, демократии и либерализма. К счастью, в координатах «естественно исторического развития» это не имеет абсолютно никакого значения, так как над объективным механизмом прогресса экономики развеваются знамена рынка, демократии и либерализма. Плохо будет только той конкретной стране и той конкретной экономике, над которой корыстные интере сы клановой ненасытности будут еще долго и из последних сил держать знамена противополож ных цветов (хотя при этом страна умудряется имитировать небывалый расцвет рынка, либерализма и демократии).

Однажды полузабытый сегодня Пророк объяснил – люди никогда не откажутся от того, что улучшает им повседневное бытие и цивилизует социальную жизнь. Рынок, демократия и либера лизм — это жертвенно добытые ценности социального бытия, и люди никогда от них не откажутся, ибо эти ценности уже доказали свою общеисторическую значимость2.

В отличие от правовых и иных законов экономические законы действуют неумолимо. И пусть никого не вводит в заблуждение их «социальная эластичность», — сила и масштаб действия ЭКО НОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ только возрастают по мере противодействия их императивам!

Счастливая экономика во всех странах одинакова, будучи эффективным устройством социаль ного пространства созидательной сферы в результате системной реализации ТРЕХ ВЕЛИКИХ ИМПЕ РАТИВОВ ЦИВИЛИЗОВАННОГО ПРОИЗВОДСТВА: РЫНОЧНОСТИ, ЛИБЕРАЛИЗМА И ДЕМОКРАТИИ.

Несчастливые, т.е. социально-неэффективные, экономики всегда несчастливы каждая по своему, так как не в состоянии избавиться от благоговейно хранимого каждой экономически несчастливой страной главного «скелета» своей истории. Таким «скелетом» всегда оказывается Одна из причин нападок на либерализм - устаревшее представление о нем, тогда как современный либерализм, в отличие от классического, рассматривает государство уже не как «необходимое зло», а как позитивный инструмент реализации рыночного, либерального и демократического потенциала (см., напр., - Free Sample Essay on Modern Liberalism or Positive Liberalism, источник - http://www.preservearticles.com/2011090613082/ html).

ТЕRRА ECONOMICUS Том № 8 О.Ю. МАМЕДОВ та тупиковая эпоха данной страны, которая объективно вела ее к самоубийству. Отношение к этой прошлой эпохе и есть ответ на то, насколько в данной стране возможно цивилизованное будущее.

Для России такой тупиковой ступенью является эпоха сталинизма, которая, не осужденная и не судимая, остается историческим фоном всех наших потому и обреченных на неудачу «модерниза ций», вновь и вновь воспроизводящих во всех сферах политики и экономики основные черты этой роковой для страны эпохи.

Никогда еще ни одна страна мира так не зависела от последова тельного и системного искоренения убивающего ее будущее прошло го, как Россия. Чрезмерная централизация в форме «вертикали», мо билизационный характер производства под видом «государственно организуемой модернизации», тенденция к вождизму под видом «поли тической консолидации здоровых сил общества», сверхмилитаризация, обреченность большинства населения на «лагерный паек», ненависть к свободному предпринимательству, к гражданскому обществу, к рыноч ности, либерализму, демократии — все это наследие сталинизма.

Неужели антирыночное, антидемократическое и антилиберальное Прошлое, искалечившее жизнь многих поколений россиян, не пропу стит нас в Будущее, продолжая калечить жизнь уже новых поколений?

История народа всегда отражается в истории его языка, так как утра та значимых ценностей неизбежно сопровождается потерей обознача ющих их слов.

Было на Руси когда-то «ЛЬЗЯ», да сгубили его полчища больших и малых начальников, осталось только — «НЕЛЬЗЯ».

Было когда-то на Руси «ЛЕПО», да только исчезло и оно, ибо там, где всегда «нельзя», там может быть лишь «НЕЛЕПО».

Была на Руси «ПРИЯЗНЬ», но так как стало всегда «нельзя», а потому и «нелепо», разрослась только «НЕПРИЯЗНЬ».

Возродим же ЛЬЗЯ, — сразу станет ЛЕПО, — и охватит тогда нас ПРИЯЗНЬ!

ТЕRRА ECONOMICUS Том №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.