WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

21 мая 2007 г. в Институте социологии РАН состоялся круг лый стол, посвященный социальной политике и ее роли в современ ном политическом процессе. В круглом столе приняли участие к.и.н. В.А.Брун Цеховой

(ИС РАН), д.и.н. О.И.Величко (ИС РАН), д.и.н. А.А.Галкин (ИС РАН), д.и.н. И.В.Данилевич (ИС РАН), д.и.н. М.В.Каргалова (Институт Европы РАН), к.и.н. С.А.Леванский (ИС РАН), д.полит.н. В.В.Люблинский (ИС РАН), д.и.н. Ю.П.Ма дор (ИС РАН), д.и.н. Л.Б.Москвин (ИС РАН), к.и.н. И.Л.Недяк (ИС РАН), к.и.н. М.Е.Орлова (ИС РАН), к.и.н. Е.Д.Строганова (ИС РАН), д.и.н. И.С.Яжборовская (ИС РАН) и др.

В предлагаемом вниманию читателей материале мы публикуем вводный доклад А.А.Галкина, а также фрагменты наиболее инте ресных выступлений участников дискуссии.

.. Парадигмы социальной политики XXI века1 (Введение к дискуссии) 1 В основу доклада Исходные теоретические посылки. Социальная политика — положено исследо неотъемлемая функция государства с момента его возникновения. Пер вание, проводимое воначально она выступала подчиненным элементом нерасчленимого при поддержке РГНФ (проект единства, каким представлялась государственная политика. Однако со № 07 03 00074а).

временем содержание государственной политики усложнялось. Соот ветственно, возрастала дифференциация. Все более очевидным стано вилось наличие у государства трех относительно самостоятельных сфер деятельности: поддержание внешней безопасности, управление внут ренними институтами, призванными обеспечить функционирование общественного организма, и регулирование социальной сферы как ус ловия такого функционирования (социальная политика).

Постепенно менялась и сама социальная политика — ее содержа ние и роль в общей политике государства. На ранних этапах она была не более чем своеобразным вспомогательным инструментом государ 44 “” № 2 (45) ственного управления. Вместе с тем уже тогда наметилось несколько особых направлений. Главные из них — обеспечение социальных воз можностей и организация социального вспомоществования. Объектом первого являлось полноправное меньшинство общества, объектом вто рого — юридически и социально ущемленные и обездоленные низы.

Последующая динамика социальной политики характеризовалась ростом социальных ожиданий, а значит — и требований, предъявляе мых к государству обществом в целом;

постепенным расширением той части социума, которой обеспечивались социальные возможности и га рантии;

и, наконец, повышением значимости и институционализацией системы социального вспомоществования.

Осуществлялся этот процесс не просто и не линейно. Одной из отличительных черт развития было постоянное отставание социальной политики, проводимой властными структурами, от объективных по требностей, созревших в обществе. В тех случаях, когда это отставание выходило за некие, пусть невидимые, но тем не менее реальные преде лы, возникал социальный коллапс, реализовывавшийся в форме более или менее глубоких политических потрясений. Их непосредственные результаты могли быть разными. Однако в конечном счете социальная политика, как правило, выходила на уровень, который диктовался объективными потребностями.

Одним из важнейших этапов динамики социальной политики, пришедшихся на новейшее время, было возникновение феномена, опи См. Калашников сываемого понятием «социальное государство»2.

2002, 2003;

Волгин Безусловно, данное понятие содержит немало неопределенностей.

2002;

Люблинский И это не случайно. Речь идет о явлении сложном, многогранном и, что и др. 2004;

Сидори на 2005.

немаловажно, меняющемся во времени. В XIX в. социальное государ ство воспринималось одним образом, в ХХ — другим. Не исключено, что в XXI в. оно будет выглядеть по своему. Иными становятся требова ния к социальному государству, их масштабы. Видоизменяются осуще ствляемые им функции и их внутренняя структура.

Особенность социального государства состоит и в том, что его трактовка в значительной степени обусловлена идеологическими и по литическими установками. Поэтому споры, которые оно порождает, всегда были острыми и даже ожесточенными.

Очевидно, что государство не может считаться социальным, если оно не проводит масштабной и взвешенной социальной политики. Но какой должна быть эта политика на практике? Каковы ее целевые уста новки? Из каких источников надлежит черпать средства для успешного ее проведения? Вокруг ответов на эти вопросы вновь возникают непре одолимые расхождения, за которыми нередко стоят эгоистические ин тересы.

Если попытаться абстрагироваться от групповых интересов и вы членить то, что отвечает потребностям общества как целого, то государ ственная социальная политика призвана обеспечить условия для нор мального развития социума, то есть демографическое равновесие, необ “” № 2 (45) 2007 ходимые масштабы и качество воспроизводства рабочей силы, сохране ние и улучшение исторически сложившегося образа жизни, удержание социальной дифференциации на уровне, не провоцирующем конфлик ты между общественными группами, предотвращение нищеты как мас сового явления и т. п. Для решения этих задач государство обычно использует законодательство, создающее правовой каркас социальной политики. Вместе с тем оно следит за выполнением политическими ин ститутами, а также юридическими и физическими лицами предписа ний, гарантирующих достижение целей социальной политики, и пере распределяет требующееся для этого общественное богатство.

Для проведения государственной социальной политики, как пра вило, создается разветвленная инфраструктура, элементами которой выступают системы здравоохранения, образования, контроля над тру довыми отношениями, социального страхования, социальной поддерж ки, пенсионного обеспечения и т. д.

Хотя социальная политика, как уже упоминалось, включает в себя социальное вспомоществование (благотворительность), она отнюдь не исчерпывается им. Значение социальной благотворительности, безус ловно, очень велико — особенно в странах, где значительная часть на селения пребывает в глубокой нищете. Ее функция состоит в том, что бы по возможности компенсировать отсутствие эффективной социаль ной политики. Однако заменить эту политику благотворительность не может. За их уподоблением обычно кроется намерение минимизиро вать роль социальной политики, свести ее к «милостыне от щедрот пре успевающих».

Разумеется, описанная выше модель является усредненной и в чем то идеализированной. На практике социальная политика далеко не так уравновешена. Во многих государствах она подвергается искажени ям, сталкиваясь с различными конфликтными проблемами. От них не избавлены даже высокоразвитые страны, кичащиеся своими успехами в социальной области.

Глобализация и социальная политика. Современную ситуацию в сфере социальной политики нельзя объективно осмыслить, не учтя воздействия на нее глобализации. Как этап развития человеческого со общества глобализация принесла с собой немало положительного. В то же время чем дальше, тем сильнее ощущаются негативные последствия глобализационных процессов.

Любое крупномасштабное общественное потрясение имеет соци альную составляющую. Одни попадают в число выигравших, другие — проигравших. При нынешней модели глобализации это членение осо бенно очевидно. Выиграли наиболее развитые экономически страны и опирающиеся на них крупные финансово промышленные комплексы.

Именно поэтому они выступают сейчас основной глобализирующей силой. Проиграли менее развитые государства, в первую очередь — на сильственно глобализируемые, для которых движение к целостной сис 46 “” № 2 (45) теме мироустройства обернулось огромными материальными и соци альными издержками. Существует точка зрения, будто такие издерж ки — неизбежная плата за поступательное движение человечества. Но не является ли эта плата неоправданно высокой?

Глобализация привела к болезненной ломке сложившихся обще ственных отношений и стереотипов поведения многих сотен милли онов людей. История свидетельствует, что подобная ломка — обычное следствие глубоких общественных перемен. Но на этот раз потрясения оказались настолько масштабными, что неприятие новшеств и сопротив ление им начали выходить за пределы, когда они поддаются контролю.

Попробую кратко обрисовать то, как сказалась глобализация на содержании и роли социальной политики.

Глобализация ускорила разрушение традиционных форм жизне деятельности и производства, тем самым заметно повысив темпы урба низации. В результате в странах, в наибольшей степени затронутых этим процессом, серьезно обострились социальные противоречия — ведь потребность внутренних мигрантов (особенно переехавших из сельской местности в большие города) в социальной политике и соци альной поддержке как минимум на порядок выше, чем у оседлого на селения.

Обусловленное глобализацией активное перемещение капитала в регионы с дешевой рабочей силой (как правило, отстававшие в эконо мическом развитии) повлекло за собой их частичную индустриали зацию со всеми вытекающими отсюда последствиями: повышением спроса на квалифицированную рабочую силу, ростом ее численности, сплоченности и потребности в социальных услугах.

Широкое распространение новейших технологий, для эффектив ного функционирования которых нужен работник нового типа — ин теллектуал, способный творчески подходить к своим обязанностям, — остро поставило вопрос о развитии соответствующего сегмента рынка труда. Такое развитие, в свою очередь, требовало существенного рас ширения системы специального и высшего образования, облегчения доступа к нему выходцев из социально ущемленных групп населения, создания соответствующей атмосферы на рабочих местах, то есть соци альной политики принципиально иного качества, чем раньше.

Благодаря информационной революции население самых отда ленных уголков земного шара получило представление об образе жизни и уровне социальной обеспеченности в наиболее развитых регионах мира. У людей появилась возможность сопоставлять условия существо вания у себя дома с высшими образцами, утвердившимися в других странах, что, во первых, форсировало рост социальных ожиданий и притязаний, а во вторых, породило стремление решать свои жизнен ные проблемы за счет территориального перемещения — тем более что совершенствование транспортных средств сделало такое перемещение вполне реальным. Отсюда — мощный всплеск иммиграции из бедных в относительно богатые страны и возникновение острых социальных “” № 2 (45) 2007 проблем, обусловленных сложным и болезненным процессом адапта ции массы переселенцев к непривычной, нередко цивилизационно чуждой среде.

Последствия этих процессов ощущаются повсеместно, но, есте ственно, по разному — в зависимости от специфики региона.

Не стали исключением и наиболее развитые страны. Десятилетия сравнительно благополучного существования ушли для них в прошлое.

Возросшая неустойчивость мирохозяйственных процессов и неблаго приятная народно хозяйственная конъюнктура отражаются и на ситуа ции в экономически развитой зоне.

Дестабилизирующим образом воздействует на общественный кли мат в этих странах перманентный кризис занятости. Его связь с глоба лизацией очевидна. Действующий в условиях территориальной дивер сификации производства мировой рынок все чаще отвергает выпущен ные здесь товары из за их высокой себестоимости, обусловленной, в частности, значительными социальными расходами. В результате капи тал все активнее перемещается в государства с дешевой рабочей силой.

Тем самым сокращение рабочих мест под влиянием новых технологий, и так достаточно интенсивное, получает сильнейший дополнительный стимул.

Негативно сказываются на положении в развитых странах и суще ственно выросшие иммиграционные потоки. Рынки труда принимаю щих эти потоки государств, как правило, не в состоянии поглотить при бывающую из за рубежа новую, преимущественно малоквалифициро ванную рабочую силу. В результате она оказывается на социальном дне, превращаясь в источник кадрового пополнения преступного мира.

Одновременно в этих странах складываются новые — и весьма многочисленные — этнические меньшинства, четко осознающие свою специфику, свои интересы и возможность их отстаивать, используя по литические и иные методы, утвердившиеся в ареале нового прожива ния. Отсюда все более настороженное отношение коренных граждан к «чужакам», порой перерастающее в нетерпимость как на бытовом, так и на общественном уровне.

Экономически развитые страны всячески пытаются сейчас пре градить иммигрантам путь, ужесточая соответствующее законодатель ство и принимая жесткие меры в отношении нелегальных переселен цев. Однако, насколько можно судить, эффект от этих усилий не очень велик.

Все это вместе взятое приводит к заметному ухудшению соци альных и межэтнических отношений: подрывает доверие населения к политике доминирующих политических сил, усиливает отчуждение между политическими институтами и рядовыми гражданами, способ ствует нарастанию враждебности между имущими и неимущими, ко ренными и пришельцами. И хотя эти тенденции пока далеки от крити ческой черты, за которой начинаются социальные потрясения, они уже серьезно сказываются на политической атмосфере.

48 “” № 2 (45) Еще ощутимее социальная напряженность в странах, именовав шихся в недавнем прошлом «третьим миром». Общее мирохозяйствен ное развитие в условиях глобализации принесло им не только цивили зационные блага, но и серьезные потери.

Конгломерат объединяемых этим понятием государств отчетливо распадается на две подгруппы. Первую составляют «пасынки» глобали зации, отставание которых от наиболее развитых в промышленном от ношении стран, несмотря на все усилия, осталось прежним, а в отдель ных случаях даже возросло. Вторую — те, кто, набрав дополнительное ускорение, сократил дистанцию, отделявшую их от зоны «золотого миллиарда».

В странах первой подгруппы нарастающие социальные противо речия проявляются в сравнительно примитивной и поэтому прозрачной форме. Конкуренция товаров, поступающих с мирового рынка, оберну лась для этих стран разрушением прежних форм землепользования и ремесленного производства, что повлекло за собой массовое обнища ние крестьян и ремесленников, которые бросились в города. В резуль тате большие города оказались в кольце трущоб, лишенных каких либо условий для нормального существования, со всеми вытекающими из этого социальными и политическими последствиями.

Неизбежно отражается на населении и непомерная задолженность соответствующих государств международным институтам и транснаци ональным корпорациям. Спорадические списания части задолженнос ти отдельных стран не вносят сколько нибудь серьезных изменений в общее состояние дел.

Разумеется, существуют и факторы, смягчающие негативные про цессы. Однако основное социальное противоречие между обездолен ными и имущими не только не претерпело существенных изменений, но и заметно обострилось. Не изменились и формы его проявления. Ве дущее место среди них по прежнему занимает насилие.

Социальные отношения в странах второй подгруппы определяют ся сложным переплетением традиционалистских порядков с системой взаимодействий, типичных для раннего индустриализма, и постиндуст риальными влияниями, исходящими из зоны «золотого миллиарда».

При этом обычно доминируют социальные отношения, свойственные раннему индустриализму. Для них, как известно, характерна острая борьба за приемлемые условия продажи рабочей силы, за фиксирован ное трудовое законодательство, за правовое равенство социальных партнеров, за демократические политические институты. В ряде случа ев в ходе этой борьбы ставятся под сомнение основы существующего общественного строя. Весьма показательна в этом смысле ситуация, сложившаяся в Латинской Америке. Экономические, социальные и по литические потрясения в странах этого региона все очевиднее рассеива ют оптимистические ожидания, столь распространенные в радикально либеральных кругах десятилетие назад.

“” № 2 (45) 2007 Что касается стран, некогда принадлежавших к так называемому «социалистическому лагерю», то некоторые из них все очевиднее сбли жаются с государствами, входящими в зону «золотого миллиарда», хотя и отстают от них по ряду показателей экономического развития и уров ню жизни, тогда как другие остаются похожими на государства второй подгруппы бывшего «третьего мира». Особенности социальных отно шений в этих странах определяются степенью болезненности транс формационных процессов. Если они осуществляются осторожно, с уче том интересов большинства населения, его реакция, даже будучи проте стной, не выходит за установленные законом рамки. При нарушении болевого порога противодействие трансформационным процессам спо собно приобрести радикальные формы.

Своеобразие ситуации во всех описанных регионах во многом обусловлено тем, что вопреки пессимистическим прогнозам, касаю щимся будущего государства, его роль как гаранта социальных завоева ний в современных условиях не только не уменьшается, но, напротив, существенно возрастает. Это обусловлено рядом обстоятельств. Пере числю главные из них.

Глобализация производственной сферы, выведя ее за пределы на ционального государства, сделала необходимой и глобализацию инсти тутов социального партнерства. Однако этого не произошло. Сегодня у глобальных производителей есть лишь национально организованные социальные партнеры. Очевидно, что их удельные веса и, соответствен но, возможности несопоставимы. В результате производитель получает серьезные преимущества перед наемной рабочей силой, которые ис пользуются (или, во всяком случае, могут быть использованы) для де монтажа системы социальных гарантий.

Движению в этом направлении способствуют экономические сти мулы. Размывание системы социальных гарантий удешевляет рабочую силу, что, в свою очередь, может повысить конкурентоспособность производимой продукции. Поэтому уже сейчас с нарастающей четкос тью проявляется тенденция к выравниванию системы социальных га рантий не по достигнутому высшему уровню, как теоретически предпо лагалось ранее, а в лучшем случае по среднему.

Отсутствие глобализированных социальных партнеров порождает также ряд проблем более частного порядка. Как обеспечить равнопра вие наемных работников, занятых в национальном и транснациональ ном производствах? На какой основе и в каких пропорциях должны распределяться налоговые отчисления транснациональных корпора ций? Каким образом можно гарантировать поступления в нацио нальный пенсионный фонд от корпораций, руководство которых раз мещено в далеком зарубежье?

Немалое значение имеет и тот факт, что как юридически, так и институционально защита социальных гарантий по прежнему сосредо точена на национально государственном уровне и любое серьезное ос 50 “” № 2 (45) лабление государственных институтов неизбежно влечет за собой рас шатывание устоев социальной безопасности населения.

Иными словами, поскольку наднациональных институтов, спо собных решать социальные проблемы человеческого сообщества, нет и в ближайшие годы они вряд ли возникнут, заниматься такими пробле мами придется национальному государству. А это означает, что в обо зримой перспективе значение его деятельности в социальной сфере не только не ослабнет, но, напротив, существенно увеличится.

Уже во второй половине прошлого века в литературе, посвящен ной динамике социальной проблематики, отмечалось растущее значе ние социальной политики как элемента политики в целом. Сегодня, учитывая социальные последствия глобализации, есть все основания считать ее доминирующим элементом современного политического процесса.

Некоторое время тому назад многие полагали, что современные правящие круги — во всяком случае, в наиболее развитых странах — на чали осознавать значимость широкомасштабной социальной политики как фактора успешного политического и экономического развития и готовы в определенной степени «делиться» с обществом. Практика ис текших десятилетий показала, что такая готовность имеет свои пределы и свойственна не всем и не везде. Весьма распространенным остается представление, что расходы на социальные нужды, в том числе на вос производство рабочей силы, — не более чем гиря на ногах экономики.

Сохранявшаяся на протяжении ряда десятилетий относительная ста бильность общественно политической ситуации породила иллюзию, будто для ее поддержания достаточно одних юридических инструмен тов и силовых структур.

Правящие круги некоторых наиболее развитых стран, в частности ФРГ и Франции, пытаются повысить конкурентоспособность нацио нальных экономик за счет снижения уровня социальной защиты граж дан. Но, как выяснилось, «отнять» у населения гораздо труднее, чем просто «не дать». И хотя предпринятые в упомянутых странах шаги были осторожными и смягчались различного рода «прокладками», каж дая из них получила в качестве незамедлительной реакции общества крайне негативные политические сигналы.

Болевые точки российской социальной политики. Для России, где в 90 е годы прошлого века была в значительной степени разрушена социальная инфраструктура, недооценка значимости социальной про блематики чревата особенно большими угрозами.

Поскольку во всех более или менее развитых странах подавляю щая часть населения обеспечивает свое существование, продавая рабо чую силу, важнейшим элементом социальных условий в обществе явля ются трудовые отношения. В современной России эти отношения ре гулируются принятым в 2002 г. Трудовым кодексом, который не только не улучшил, но во многом даже ухудшил прежний Кодекс законов о “” № 2 (45) 2007 труде. В результате для сферы трудовых отношений в нашей стране се годня характерны: доминирование автократическо иерархических и кланово бюрократических механизмов, переплетение формальных и неформальных (устно договорных) практик, отсутствие сколько ни будь единообразных правил, а также общественных институтов, спо собных последовательно и эффективно отстаивать интересы наемного Становление труда перед лицом работодателя3.

2004: 5, 13—23.

Ослабление эффективности социальной инфраструктуры в сфере трудовых отношений имело, в свою очередь, два негативных следствия.

Одно из них — отрицательная динамика заработной платы. За первое десятилетие реформ доля фонда оплаты труда в ВВП заметно упала, а См., напр. Рима реальная заработная плата сократилась в три раза4. И хотя в последую шевская 2003: щие годы ситуация улучшилась и средний уровень заработной платы и сл.

приблизился к дореформенному, минимальная заработная плата даже после повышения ее в сентябре 2007 г. составляет лишь 56,6% от офи циального прожиточного минимума, который, по оценке экспертов, за Глазьев 2007: 25. нижен по меньшей мере вдвое5.

Иными словами, Россия остается чуть ли не единственной в Евро пе страной, в которой систематически и многократно занижается опла та труда. При этом за показателями, фиксирующими динамику средней заработной платы, обычно скрывается ее глубокая дифференциация.

Согласно некоторым подсчетам, соотношение между минимальной и максимальной оплатой труда в рамках предприятия может составлять Римашевская 1 к 15, внутри отрасли — 1 к 40, на межрегиональном уровне — 1 к 456.

2003: 27.

Второе следствие — резкое ухудшение условий труда. Именно с этим связан небывало высокий уровень производственного травматиз ма и профессиональных заболеваний, неуклонный рост смертности от несчастных случаев на производстве. Наемные работники в большин стве случаев беззащитны перед произволом не только работодателей, но и любого вышестоящего менеджера. Отсюда широкое распространение притеснений, поборов и незаконных увольнений.

Серьезные потрясения пережило (и продолжает переживать) здравоохранение. Хотя прежняя, строго государственная, система здра воохранения с полным основанием подвергалась острой критике, она в целом обеспечивала гражданам страны необходимую, пусть не всегда высококачественную, медицинскую помощь. Теперь эта система разру шена, а новая (не очень правомерно именуемая страховой) никак не мо жет выйти на сколько нибудь приемлемый уровень. Медицинские услуги в значительной своей части перестали быть бесплатными, и их доступ ность для массового потребителя заметно уменьшилась. Резко возросла дифференциация условий, качества и характера услуг, предоставляемых различными медицинскими учреждениями, существенно сократились масштабы и количество санитарно профилактических мероприятий, рассчитанных на предотвращение эпидемических заболеваний.

Все это, естественно, не могло не привести к общему ухудшению состояния здоровья граждан. Ежегодно в стране регистрируются 155— 52 “” № 2 (45) 185 млн. случаев заболевания острыми и хроническими болезнями.

У 40% взрослого населения страны выявлены нарушения иммунной си стемы. Массовый характер приобрели туберкулез, СПИД и венеричес кие болезни. 40% школьников страдают хроническими заболеваниями.

На высоком уровне держатся алкоголизм и наркомания. Примерно у 52,5 млн. человек наблюдаются психологические расстройства различ ной степени тяжести. Более 500 тыс. ежегодно признаются инвалидами.

Всего же в России насчитывается около 11 млн. инвалидов;

каждый ше См. Экология б.г. стой из них — моложе 45 лет7.

В упадке пребывает и система образования. В немалой степени это обусловлено сокращением государственных ассигнований. К на чалу нового столетия бюджетное финансирование образования в ре альном выражении составляло менее 40% от уровня 1991 г. А ведь и тогда ассигнования на образование были не очень большими: в СССР на одного учащегося тратилось в 10 раз меньше, чем в Соединенных Штатах.

От стремления сэкономить на образовании не в последнюю оче редь пострадала средняя школа. Нехватка средств, вызвавшая, в част ности, падение заработной платы учителей до размеров, не обеспечи вающих минимального жизненного уровня, привела к резкому со кращению численности преподавательских кадров и повсеместному снижению качества подготовки учащихся. В небольших населенных пунктах школ просто не осталось. Многие школьные здания обветша ли, учебное оборудование устарело либо пришло в негодность. Разру шенной оказалась система профессионального обучения: большинство профтехучилищ, работавших на базе крупных предприятий, было лик видировано, а техникумы перепрофилированы или попросту закрыты.

В результате в ряде важнейших отраслей производства возникла острая нехватка квалифицированных рабочих кадров и младшего технического персонала.

В сфере высшего образования постоянно расширяется доля плат ного обучения, что возводит новые барьеры на пути профессионального роста способных выходцев из семей с низкими и даже средними дохо дами. Эксперименты, проводимые над высшей школой, обернулись, с одной стороны, возросшей текучестью (а в ряде случаев — и дефици том) преподавательских кадров и падением качества обучения (особен но в созданных на пустом месте «коммерческих» вузах), с другой — воз никновением посреднических (нередко криминальных) структур и не бывалыми масштабами коррупции.

Не могут не беспокоить и серьезные искажения в структуре про фессиональной подготовки студентов. Число студентов высших учеб ных заведений заметно выросло. Однако специалистов тех профессий, которые необходимы народному хозяйству, постоянно не хватает. Да и общая их численность все еще существенно ниже той, которая требует ся государству, претендующему на заметное место в мирохозяйствен ной системе. К началу нового века доля специалистов с высшим обра “” № 2 (45) 2007 зованием составляла в России примерно 18,5% трудоспособного насе См. Высшее обра ления, в то время как в развитых странах она достигает 30—40%8.

зование б.г.

Другими словами, политика, проводившаяся российскими госу дарственными органами в сфере образования, не только не дала пози тивных результатов, но, напротив, усугубила положение. Его отличи тельными чертами являются: бедственное положение преподавателей, отсутствие необходимой материальной базы, растущая дифференциа ция степени образованности в зависимости от места жительства и уров ня доходов, увеличение доли граждан, не получивших минимального образования. Соответственно, заметно снизился общий образователь но интеллектуальный уровень, еще недавно бывший важнейшим по тенциальным источником развития страны.

Крайне неэффективно действует и система институтов, при званных обеспечивать приемлемые условия существования социально слабым группам населения.

Пенсионная реформа, предусматривавшая увеличение пенсий за счет накопительной части, полностью провалилась, что признают сей час даже ее инициаторы. После 1991 г. условия начисления пенсий и пособий, а также их размеры неоднократно менялись. При этом каждая из перемен, как правило, приводила к ущемлению интересов социально Весьма показа слабых слоев населения9. Последствия этого ощущаются по сей день.

тельна в этом В 2005 г. средний уровень пенсий, несмотря на неоднократные повы плане монетизация шения, составлял лишь 72,6% от уровня дореформенного 1991 г. льгот, предостав лявшихся пенсио Результатом осуществлявшейся на протяжении 1990 х годов (и ча нерам, инвалидам стично продолжающейся до сих пор) политики в социальной сфере ста и некоторым дру гим категориям ло возникновение ряда крайне болезненных социальных узлов, с кото граждан.

рыми стране придется иметь дело в ближайшее время. Ограничусь лишь См. Социальное беглым их перечислением.

неравенство 2006:

1. Демографический кризис. России грозит буквальное вымира 39.

ние. По подсчетам специалистов ООН, ее население, составляющее се См. Медков б.г. годня около 142 млн. человек, сократится к 2050 г. до 111,8 млн.11 Еще пессимистичнее прогнозы российских демографов. Так, А.Антонов, В.Медков и А.Архангельский считают наиболее вероятным ход собы тий, при котором к началу 2050 г. в России останется 90,59 млн. чело Антонов, Мед век, то есть в 1,6 раза меньше, чем в 2001 г. ков, Архангельский Следствием подобного развития, наряду с обезлюдением огром 2002: 137.

ных территорий, будут негативные сдвиги в возрастной структуре обще ства. Сокращение трудоспособного населения при повышении доли лиц старшего возраста станет серьезным барьером на пути развития производства и резко увеличит нагрузку на социальную инфраструктуру.

2. Беспрецедентный для развитой страны уровень социальной дифференциации. В 2006 г. коэффициент фондов доходов, определяе мый через соотношение доходов 10% наиболее и наименее обеспечен ного населения, достиг, даже по официальным данным, 15 ти. Это при мерно в два раза выше уровня, считающегося предельным для страны, озабоченной сохранением стабильности. Между тем общепризнанно, 54 “” № 2 (45) что экономическое неравенство представляет собой один из важнейших источников конфликтов и социальных потрясений.

3. Устойчивая бедность. Цифры, которые приводят, описывая бедность в России, обычно не очень точны. Официально они колеблют ся где то около 16%. Однако, согласно расчетам ряда экспертов, к бед ным в нашей стране относится четверть столичных жителей, треть оби тателей крупных городов, половина населения малых городов и 65% Социальные не проживающих в сельской местности13.

равенства 2006: 7.

Но даже если исходить из официальных показателей, речь все рав но идет о 23—26 млн. человек. Для них характерны все качественные признаки бедности — недостаточный (по стандартам данного общества) имущественный потенциал, невозможность обновлять имеющееся иму щество, ограниченная структура потребления, включая отказ от многих жизненно важных медицинских услуг, неприемлемые жилищные усло вия и отсутствие шансов выбраться из засасывающей все глубже тряси Там же: 8. ны бедности14.

4. Кризис правопорядка. Незаживающей язвой на теле России ос тается коррупция. Явление это, как известно, международное. Вряд ли можно назвать страну, которой бы оно было неизвестно. И все же уро вень коррупции в нынешней России следует признать ужасающим. Его наиболее опасное следствие: восприятие растущим числом граждан всех находящихся у власти как взяточников и жуликов. Для политичес кой системы подобные настроения нередко равнозначны безусловному обвинительному приговору.

Глубокое беспокойство вызывает и общая криминологическая си туация. В 2005 г. в стране было зафиксировано около 3,5 млн. преступ лений. Ввиду высокой латентности российской преступности и серьез ных недостатков при ее регистрации реальное число преступлений Алексеев, Овчин превышает регистрируемое в 4—6 раз15. В массиве регистрируемой пре ский, Побегайло ступности значительную часть составляют тяжкие и особо тяжкие пре 2006: 17—18.

ступления. Растет число преступлений, совершаемых организованными группами и преступными сообществами. Не случайно на состоявшемся в мае 2006 г. Координационном совещании руководителей федераль ных правоохранительных органов было отмечено, что «размеры органи зованной преступности в России приобретают характер национальной Там же: 19. угрозы»16. Однако меры, принимаемые против этой угрозы, едва ли адекватны ее уровню.

Предпочтительный курс. Судя по всему, российские власти со временем поняли, что полное игнорирование социальной стороны су ществования общества чревато серьезными неприятностями. Соответ ственно, начали переосмысливаться некоторые элементы политики, касающейся социальной сферы. Символом поворота в социальной по литике стало принятие в 2005 г. четырех национальных проектов: в об ласти образования, здравоохранения, жилищного строительства и сель ского хозяйства.

“” № 2 (45) 2007 Само по себе повышение внимания власти к социальным вопро сам — явление положительное, и его можно только приветствовать.

Вопрос в том, имеем ли мы дело с реальной сменой парадигмы в поли тике или же с ее имитацией. Пока ни масштабы, ни содержательное на полнение национальных проектов не в состоянии снять остроту нако пившихся в стране социальных проблем.

Какой же в действительности должна быть социальная политика, способная справиться с этими проблемами и в то же время приемлемая для населения современной России?

Ее целью должно быть создание условий для благополучия и все стороннего развития всех граждан. Это не только нравственная уста новка. Речь идет об условиях выживания отечественного социума.

При планировании необходимой России социальной политики следует учитывать, что уровень финансирования социальных расходов у нас вдвое ниже среднемирового, втрое ниже уровня развитых госу дарств и один из самых низких среди стран с переходной экономикой.

Для того чтобы выйти хотя бы на среднемировой уровень, его надо уве личить на сумму, составляющую примерно 3,5% ВВП. Это вполне ре ально, ибо эти средства, не работая на российскую экономику, лежат в Стабилизационном фонде и, скорее всего, будут пребывать в нем либо в См. Глазьев 2007. каких то его модификациях и дальше17.

К числу проблем, требующих первостепенного внимания, отно сится мера оплаты труда. В нормальной стране добросовестно работаю щий человек должен иметь доход, позволяющий ему вести достойный образ жизни: хорошо питаться, отдыхать, удовлетворять духовные по требности, повышать квалификацию, содержать семью, давать обра зование детям. Разумеется, было бы нереальным ставить перед собой задачу незамедлительно поднять заработную плату на уровень, сопоста вимый с тем, что достигнут в наиболее развитых странах. Однако про двигаться в этом направлении необходимо.

При решении этой проблемы нельзя уповать лишь на администра тивные рычаги, находящиеся в руках государства. Они далеко не всегда эффективны. В рыночных условиях цена рабочей силы зависит прежде всего от соотношения сил партнеров по трудовому процессу. Низкая за работная плата в России в первую очередь есть результат неравенства сил в системе «покупатель — продавец рабочей силы». Помимо слабос ти существующих в России профессиональных союзов, решающий пе ревес в пользу работодателя обусловлен тем, что государство в боль шинстве случаев выступает на его стороне.

Позиция государства по этому вопросу должна быть пересмотре на. Его долг — поддерживать более слабую и уязвимую сторону, то есть трудовые коллективы. Надлежащее выполнение им этого долга откроет путь для решения не только проблемы адекватной оплаты труда, но и многих других проблем в сфере трудовых отношений, в том числе свя занных с продолжительностью рабочего дня и рабочей недели, предо ставлением ежегодного оплачиваемого отпуска, уровнем безопасности 56 “” № 2 (45) на рабочем месте, защитой от необоснованных придирок и репрессий со стороны администрации, от расовой или гендерной дискриминации.

Второй стержневой проблемой социальной политики является поддержка той части населения, которая по тем или иным причинам выключена из производственного процесса. Очевидно, что здесь не обойтись бухгалтерскими играми. Необходимо реальное — и достаточ но ощутимое — повышение пенсий и пособий. Конечно, для такого по вышения требуются серьезные дополнительные средства. Однако если Россия действительно вступила, как твердят власти, в стадию экономи ческого подъема, если у нее накоплено столько средств, что она опаса ется использовать их внутри страны и предпочитает вкладывать в зару бежные ценные бумаги, то у нее есть и финансовые возможности для поддержки социально слабых граждан.

Повышение меры оплаты труда и совершенствование системы со циального вспомоществования можно рассматривать как первые шаги в сторону сокращения социальной дифференциации. Следующим ша гом на этом пути должен стать отказ от уравнительного подоходного на лога. Позитивные сдвиги в этой области способны заметно сузить кана лы, пополняющие и питающие массовую бедность. Существуют, одна ко, и иные каналы, перекрытие которых потребует дополнительных усилий. В коренном преобразовании нуждается система поддержки и воспитания детей, оказавшихся без попечения родителей. Не отработа на — ни экономически, ни социально — система адаптации отбывших наказание заключенных. Будучи не в состоянии преодолеть соци альную изоляцию и найти себе место в обществе, они опускаются на социальное дно или возвращаются к преступной деятельности.

В последние годы важным источником пополнения бедности ста ла массовая иммиграция, в первую очередь из государств, возникших на постсоветском пространстве и страдающих от кризиса производства и/или аграрного перенаселения. В России до сих пор нет детального иммиграционного законодательства, которое бы не только регулирова ло правила приема и порядок оформления иммигрантов, но и опреде ляло их статус и права, предусматривало меры по их трудоустройству, размещению и адаптации. В результате многие иммигранты оказывают ся объектами беспощадной эксплуатации и иных злоупотреблений, что заставляет их скатываться на социальное дно, способствует росту пре ступности. Мощный иммиграционный поток должен быть направлен в упорядоченное русло.

Остро стоит вопрос и о мерах, способных навести порядок в сфере здравоохранения и образования. Это предполагает, в частности, кор ректировку и расширение соответствующих национальных проектов.

Для достижения подобного результата, естественно, требуется резко увеличить финансирование. Однако одного этого недостаточно. Необ ходимо более четкое и жесткое регулирование финансовых потоков.

К первоочередным задачам в области здравоохранения относятся восстановление системы всеобщей профилактики, прежде всего в детс “” № 2 (45) 2007 ких садах, школах и высших учебных заведениях, проведение массовых оздоровительных мероприятий, а также принятие и реализация спе циальной программы, направленной на улучшение условий труда и повышение ответственности работодателей за состояние здоровья пер сонала. Нуждается в существенном расширении сеть общедоступных поликлиник. Платную медицину следует сохранить. Но она должна до полнять, а не подменять собой бесплатную.

В сфере образования в основу предпринимаемых усилий должна лечь древняя заповедь медицины: «не навреди». Необходимо проявлять крайнюю осторожность при проведении экспериментов, предполагаю щих воспроизводство образцов, опробованных при иных обстоятель ствах, в других странах. Дело государства — добиваться безоговорочно го исполнения закона об обязательном среднем образовании, финанси ровать строительство учебных заведений и оснащение их современным оборудованием, гарантировать достойную оплату труда преподавателей, препятствовать неоправданной коммерциализации образования. Что касается содержания, методики и форм организации учебного процес са, то все это должно оставаться прерогативой педагогических и науч ных коллективов. Это позволит избежать ошибок, за которые потом бу дет, мягко говоря, стыдно.

Представляется, что поиски в очерченном направлении помогли бы найти ключ и к решению более широкой проблемы — проблемы ус тойчивого сокращения населения России, чреватого демографической катастрофой. Вопрос лишь в том, какие социальные и политические силы в состоянии их вести. Но это — тема особого разговора.

.. Социальная политика — справедливость и эффективность Для современного политического процесса характерно «соревно вание» подходов к социальной политике, стремление представить ее в наиболее доступном, аргументированном и привлекательном для обще ства виде. Несомненно, что социальная политика приобретает все боль шое значение в политической борьбе. Однако за ее рамками часто оста ются фундаментальные вопросы, связанные с механизмами достиже ния социальных целей.

На самом деле проблема состоит в том, что в реальной социальной политике должны учитываться как основные факторы развития, так и базовые интересы.

Социальная политика должна исходить из интересов развития об щества. Существует несколько подходов к оценке ее эффективности.

Первый (сугубо теоретический) — так называемая оптимальность по Парето. Гипотетически этот принцип может быть реализован в услови ях экономического роста, когда пространство производственных воз можностей расширяется, а точка оптимальности, в которой улучшение 58 “” № 2 (45) положения какого либо индивида или группы достижимо лишь через снижение уровня благосостояния других, трансформируется в зону ва риантов оптимальности.

Но потенциал различных социально профессиональных групп не обходимо рассматривать в динамике, отдавая приоритет группам, со ставляющим основу современной экономики. В этом смысле предпоч тительным является принцип Калдора—Хикса, который делает акцент на общем росте благосостояния, допуская ухудшение положения опре деленных социальных групп. Для оценки эффективности социальной политики может также использоваться предложенный Дж.Роулсом принцип «maximini», когда в качестве критерия выступает рост благосо стояния малообеспеченных слоев населения.

Следует учитывать, что социальная политика только на первый взгляд ограничена сферой политического процесса и социального раз вития общества. Те или иные решения в социальной сфере, принимае мые государством, не говоря уже о совокупности направлений социаль ной политики, способны оказать глубокое воздействие на экономи ческое развитие. В связи с этим возникают проблемы экономической эффективности, капиталовложений, конкурентоспособности, устойчи вости денежной системы и госбюджета, занятости и безработицы, сти мулов к экономической деятельности. Например, модель «большой со циальной политики», предполагающая активное и масштабное участие государства в процессах воспроизводства, одновременно подразумевает высокие налоги и социальные взносы, за счет которых происходит фор мирование социального бюджета. Отсюда — огромное налоговое давле ние на предприятия и население, что может негативно повлиять на раз витие. И это действительно происходит, если поступающие в бюджет средства от предприятий и населения не возвращаются в экономику че рез систему кругооборота ресурсов на макроэкономическом уровне, будь то в форме поддержки спроса или необходимых компонентов рос та. Такова логика построения социальной политики в странах Запада.

Возможны два варианта трансформации этой системы. Первый связан с сокращением социальных расходов, который общество будет вынуждено принять и адаптироваться к нему. Движение в данном на правлении стимулируется ростом конкуренции со стороны государств с более низкими издержками производства при аналогичном качестве продукции. Второй (гипотетический) — с повышением социальных расходов благодаря новому рывку в производительности труда.

Особенность современной эволюции государства благосостояния состоит в том, что она происходит в условиях глобальной экономики.

Появилось понятие внешней социальной политики, отражающее каче ственный характер изменений. Преимущества в качестве труда пока по зволяют многим странам Запада поддерживать конкурентоспособность при сохранении высокого уровня оплаты труда и социальных расходов, выступающих факторами роста социального капитала. Реформы соци альной сферы нацелены там на достижение эффективного компромис са между конкурентоспособностью и социальной политикой.

“” № 2 (45) 2007 Указанные моменты, однако, не ставят под вопрос фундаменталь ные принципы, лежащие в основе социальной политики экономически развитых стран. Социальной политике отводится ключевая роль в раз витии общества, она рассматривается как условие его социально эко номической эффективности, политической стабильности и междуна родной конкурентоспособности.

Социальная политика, исходящая из принципа справедливости и необходимости динамического равновесия, призвана корректировать «фиаско рынка» в сфере социального развития. В системе компромисса между экономической эффективностью и социальной справедливостью первая обеспечивает развитие капитала, вторая — труда.

Важным фактором справедливости является характер налогово бюджетной системы. В последние десятилетия в странах Запада наблю далась тенденция к росту доли налоговых поступлений от наиболее со стоятельных групп и уменьшение нагрузки, которую несут средние слои. В то же время усиливалась адресность социальной политики: сис тема семейных пособий и пособий по безработице стала в большей мере ориентироваться на малообеспеченные группы.

Особый интерес представляет ситуация в сфере пенсионного обеспечения. Развитие пенсионных систем следует рассматривать в контексте сдвигов в динамике структуры совокупного капитала, а также условий внутренней и международной конкуренции. На предыдущем этапе при формировании пенсионных систем доминировали соци альные цели. Именно это обусловило значительный рост благосостоя ния пенсионеров в странах ЕС, благодаря которому положение лиц старших возрастов больше не ассоциируется там с бедностью. Специ фика современного этапа в том, что на первый план вновь выходят эко номические цели. Вместе с тем ведущую роль в пенсионном обеспече нии большинства стран Запада по прежнему играют традиционные распределительные системы. В Бельгии распределительная система ох ватывает около 70% пенсионеров, в ФРГ — 82%. Во Франции на нее См. Adequate приходится 98% совокупных расходов на пенсионное обеспечение18.

2003: 100, 108, При разработке стратегии социальной политики в России необхо 122.

димо учитывать, что наша страна находится на том этапе развития, ког да главной задачей является формирование массового среднего класса постиндустриального типа как основы социально политической ста бильности общества.

Ключевое значение имеет политика, ориентированная на транс формацию межотраслевой и социальной моделей распределения до ходов. Такая стратегия, способная обеспечить не только рост эффек тивности как фундаментального условия развития социума, но и кон солидацию общества, может стать существенным фактором решения социальных проблем, в частности проблемы бедности. Необходимо со здать эффективно функционирующую систему, при которой стимули руется рост как высокотехнологичных отраслей экономики, так и чело веческого капитала.

60 “” № 2 (45) Важная задача — повышение удельного веса доходов лиц наемного труда в ВВП. На низкую долю заработной платы в ВВП России обращают внимание многие отечественные исследователи. Правда, в большинстве случае приводимые цифры явно занижены (около 30% ВВП), а норма за падных стран завышена (иногда указывается цифра в 70%). По всей види мости, при расчете российского показателя учитываются не все элементы агрегата зарплаты, а в отношении западных стран ее доля рассчитывает ся применительно к национальному доходу, а не к ВВП. В результате картина искажается: в действительности этот показатель у нас составля ет 42—43% (данные на 2002—2003 гг.). Тем не менее реальное «отстава ние» весьма существенное — порядка 12—16 процентных пунктов.

Анализ структуры ВВП показывает, что в России суммарная доля прибыли (включая проценты) заметно выше, чем на Западе. Однако это не привело экономику к эффективности, а, напротив, ограничив потен циал спроса, затормозило инвестиционный процесс. Прибыль не трансформировалась в инвестиции;

отсюда — отсутствие заметных сдвигов в реорганизации экономики, не говоря уже о решении соци альных проблем. Не удивительно, что в России сохраняется чрезмерная дифференциация доходов.

Социальная политика может существенно влиять на структуру ВВП не только по доходам, но и по расходам, в частности на соотноше ние потребительского спроса (включая государственные расходы) и ин вестиций, что делает ее важным фактором экономического роста. Кро ме того, она воспринимает импульсы как со стороны потребления, так и со стороны инвестиций.

Механизмы реализации целей социальной политики апробирова ны мировой практикой. Парадоксально, что в условиях столь высокой дифференциации доходов в России действует пропорциональное нало гообложение. При такой социальной поляризации, как в нашей стране, необходима прогрессивная шкала.

Указанные меры должны быть вписаны в новую стратегию, свя занную с усилением роли государства в социально экономическом раз витии (в том числе через рост государственного сектора и иннова ционных инвестиций государства). Адекватный рост инвестиций, в особенности в частном секторе, остается одной из наиболее важных предпосылок модернизации общества. В равной мере это относится к развитию социального партнерства, повышению социальной ответ ственности бизнеса и трансформации профсоюзов в активный и дей ственный институт защиты прав наемных работников.

.. Социальная политика и государственная безопасность При анализе проблем государственной безопасности мы многие годы уделяли основное внимание военно стратегическим, экономичес ким, внешнеполитическим и научно техническим факторам. Между “” № 2 (45) 2007 тем очевидно, что при низком уровне развития социально экономичес кой сферы, не говоря уже о ее кризисном состоянии, надежно обеспе чить государственную безопасность заведомо невозможно.

Социальная безопасность — исключительно важная составляю щая государственной безопасности. Ее уровень определяется степенью социальной защищенности граждан не только в узком, материальном выражении, но с учетом всего спектра потребностей, обеспечивающих «общественное здоровье человека», то есть, по определению Всемирной организации здравоохранения, полное физическое, психическое и со циальное благополучие. Для оценки такого здоровья обычно использу ется разработанный ООН «коэффициент гуманитарного развития» — показатель, учитывающий реальную покупательную способность насе ления, состояние системы образования и здравоохранения, продолжи тельность жизни, уровень развития демократии, положение женщин, стариков и детей.

По всем этим параметрам Россия уступает даже таким странам, как Барбадос, Уругвай, Тринидад и Тобаго, Багамские острова. Напри мер, по продолжительности жизни она занимает последнее место в Ев ропе и 143 место в мире. И это не случайно. Согласно подсчетам Меж дународной организации труда, сегодня за чертой бедности находятся 30% россиян, причем в эту категорию входят не только инвалиды, пен сионеры и неквалифицированные рабочие, но и учителя, врачи и даже ученые с научными степенями и званиями.

Иначе говоря, нынешний строй, как и прежний, не смог обеспе чить социальное благополучие в стране. Независимо от своей полити ческой ориентации, большинство граждан испытывают сегодня страх не перед социализмом или капитализмом, а перед нищетой и безрабо тицей и открыто выражают недовольство своим положением. По дан ным всероссийских опросов общественного мнения, на рубеже XXI в.

65% россиян считали свое положение совершенно нетерпимым и еще 27% — терпимым с трудом.

Не оправдавшиеся ожидания широких масс населения на улучше ние жизни вместе с усилившимися националистическими и сепаратис тскими настроениями могут создать своего рода «гремучую смесь», чре ватую социальным взрывом. Но угроза государственной безопасности России исходит даже не столько от участников протестных движений, сколько от тех, кто не платит людям вовремя зарплату, пенсии, детские пособия, лишает их нужных лекарств и тем самым объективно подтал кивает их к бунту. Без коренных изменений в сфере социальной поли тики нет гарантий того, что удастся избежать «русского бунта, бессмыс ленного и беспощадного».

На протяжении многих десятилетий господствовала точка зрения, что главные угрозы для Советского Союза и России идут извне, а имен но от стран Запада. Отнюдь не идеализируя позицию США и других стран дальнего, да и ближнего зарубежья в отношении современной России, хочу подчеркнуть, что в условиях, когда социальная напряжен 62 “” № 2 (45) ность достигла крайней степени остроты, а кредит доверия к властным структурам в значительной степени исчерпан, дальнейшее накопление потенциала недовольства представляет собой не меньшую, если не большую угрозу государственной безопасности нашей страны.

В последние годы в индустриально и социально развитых странах мира самым тщательным образом изучается вопрос о предельном уров не социальной напряженности. В связи с этим даже появилось специ альное понятие — «социальная сетка безопасности». К сожалению, ни чего похожего в России нет. И хотя народ у нас значительно более тер пеливый, его терпение тоже имеет конец. Если не принять сейчас эффективных мер для защиты интересов массовых слоев населения, дальнейшее развитие событий вполне может пойти по румынскому или югославскому сценарию.

Поэтому одной из важнейших задач, стоящих перед теми, кто не сет политическую и социальную ответственность за дальнейшую реали зацию реформ, является определение отечественной «сетки социальной безопасности» или, другими словами, того крайнего уровня, за которым могут начаться необратимые процессы дестабилизации.

.. «Менеджериальная» грань социальной политики Мне хотелось бы обратить внимание коллег на существенное по вышение социетальной направленности управленческих стратегий, предлагаемых политическим маркетингом. В качестве научно практичес кой междисциплинарной области знаний и управленческой дисциплины политический маркетинг изучает политический процесс в «логике спроса и предложения» (П.Бурдье), ставя целью изменение поведения субъек тов политических трансакций (в самом широком смысле) ради дости жения широкого компромисса, основанного на осознании совместных выгод. Как управленческий процесс маркетинг предполагает целена правленное влияние на социальное пространство и общество в целом.

На рубеже веков маркетинговое мышление перешло от стратегии и философии трансакций к стратегии и философии взаимоотноше ний. Однако разработка социальной политики в России все еще ведется в системе управленческих координат прошлого века, что неизбежно снижает ее действенность, внося негативные коррективы в развитие по литического процесса.

Выделю четыре ключевые составляющие парадигмы взаимоотно шений.

1. Построение доверия. Согласно парадигме взаимоотношений важнейшим показателем эффективности государственной политики и стабильности развития рынков, включая политический, является уро вень межличностного и институционального доверия. Не случайно производство доверия (building trust) стало в 2002 г. центральной темой форума мировой бизнес элиты в Давосе.

“” № 2 (45) 2007 ` Не отрицая важности экономических функций социальной поли тики, маркетологи указывают на растущее значение ее политических функций, прежде всего таких, как формирование/поддержание отно шений доверия в обществе, предотвращение социальных взрывов и по литического экстремизма. Построение доверия рассматривается как ус ловие и средство успешной реализации любого политического реше ния. К сожалению, содержание социальной политики в России и методы ее проведения пока скорее снижают и без того крайне низкий уровень социального доверия в стране.

2. Управление стратегическими отношениями. До 80—90 х го дов прошлого века любой политический продукт, в том числе и соци альная политика, интерпретировался маркетингом как «ценность», ко торую поставщик (государство) предлагает потребителю (гражданам, группам граждан), а любая политическая трансакция — как разовый об мен ценностями. С утверждением парадигмы взаимоотношений в по литическом продукте начали видеть результат сотрудничества и объединения выгод участвующих в обмене сторон, а в политическом об мене — процесс построения стратегических отношений между ними.

В современном обществе осуществление разовой сделки без учета ее «цены» стало в конечном счете неэффективным. Наглядный при мер — чрезмерно высокие «трансакционные издержки» победы «Еди ной России» на парламентских выборах 2003 г. Установка на «разовый обмен ценностями» привела к дальнейшей делегитимации института выборов в стране, негативно повлияв на конфигурацию всего полити ческого процесса. Изобилует примерами «неандертальских» (Ф.Котлер) маркетинговых подходов и российская социальная политика (достаточ но вспомнить эпопею с пресловутой монетизацией льгот).

Парадигма взаимоотношений постулирует необходимость перехо да от тактического управления обменом ценностями к стратегичес кому управлению отношениями. В этом контексте социальная полити ка трактуется широко, как средство развития возможностей индивида, защиты его от различных (экономических, социальных, политических, экологических) рисков и — опосредованно — как механизм управления стратегическими партнерскими отношениями в системе государство — гражданское общество — индивид.

3. Внимание к горизонтальным связям и отношениям. Нацелен ность на управление стратегическими партнерскими отношениями привела к смещению фокуса исследовательского интереса маркетоло гов от рыночных и иерархических административных моделей управле ния к политическим сетям. Обращает на себя внимание сходство сете вой концепции регулирования отношений и такой сугубо «рыночной» дисциплины, как социальный/политический маркетинг. Подобно мар кетинговой парадигме взаимоотношений, теория политических сетей отдает предпочтение понятию «действенность управления» (в противо вес «эффективности») и оценивает менеджериальную деятельность в категориях «цели — процессы», а не «цели — средства».

64 “” № 2 (45) 4. Ставка на партнерские отношения субъектов политическо го процесса. Согласно парадигме взаимоотношений, проведение дей ственной социальной политики требует отказа от «асимметрии отноше ний» субъектов политического процесса, характерной для индустриаль ной эпохи. Модель «активный поставщик политического продукта (государство) — пассивный потребитель (гражданин, группы граждан)» должна уступить место модели «активный поставщик политического продукта — активный потребитель».

Обязательным условием формирования стратегических отноше ний доверия в социальной сфере выступает сокращение пропасти меж ду «производством» социальной политики и ее «потреблением». Актив ная позиция «потребителя» рассматривается в качестве предпосылки политического производства. Задачей государства как «поставщика» со циальной политики считается вовлечение граждан в процесс ее созда ния и реализации. При таком управленческом подходе к разработке и реализации социальной политики последняя становится эффективным инструментом развития гражданского общества и демократизации по литического процесса.

.. Европейская социальная модель Сегодня идут широкие дискуссии относительно того, как будет строиться и функционировать общество в условиях глобализации. Ев ропейская социальная модель (ЕСМ) — объект пристального внима ния, тщательного анализа, порой критики. Одни считают ЕСМ образ цом устройства общества, другие вообще отрицают ее существование, утверждая, что либеральная социальная система Великобритании, кор поративная ФРГ и Франции, социал демократическая Скандинавии — совершенно разные и самодостаточные социальные модели. Однако принципы, на которые опирается ЕСМ, в той или иной форме заложе ны в национальных социальных моделях и не оспариваются никем: со циальная справедливость, социальная безопасность, социальное спло чение, конкурентоспособная экономика.

Вероятно, вопрос должен ставиться следующим образом: способ на ли ЕСМ в условиях глобализации и при наличии национальных раз личий между государствами — членами ЕС дать достойный ответ на вы зовы XXI в.? К сожалению, пока нет оснований говорить о единой, чет ко сформулированной концепции европейской социальной политики, а социальная интеграция в ЕС отстает от интеграции экономической.

Социальная политика, лежащая в основе ЕСМ, острее всего реа гирует на условия жизни и труда людей. Помимо традиционных соци альных проблем, решения требуют проблемы социальной безопаснос ти, социальной экологии и т. п., связанные с инновациями. Наполне ние социальной политики меняется. Стало очевидно, что ее задача — не только поддержка социально ущемленных групп общества, но и предо “” № 2 (45) 2007 ставление каждому возможности реализоваться, внести свой вклад в со здание общественного богатства.

Задача построения комфортного для всех социального простран ства на территории ЕС еще не решена, хотя шаги к формированию Ев ропы граждан предпринимаются.

Любому массовому действию необходима социальная база, на ко торую оно может опереться. Система отношений между акторами, уча ствующими в реализации ЕСМ, то есть между государством, бизнесом и гражданским обществом, нуждается в совершенствовании. Принципы ЕСМ позволяют обозначить задачи каждого из партнеров. Социальное партнерство выходит сегодня на новый уровень, раскрывая свой потен циал. Можно говорить о постепенном вызревании новой модели соци ального партнерства, выхода его на международный уровень. Налицо тенденция к соединению социального диалога с гражданским и поли тическим. А это бесспорное свидетельство углубления и расширения процесса европейской интеграции.

В ходе взаимодействия социальных партнеров раскрывается зна чение их социальной ответственности — ответственности за защиту ин тересов не только тех групп, которые они представляют, но и общества в целом.

ЕСМ требует совершенствования структуры общества и управле ния им. Новый тип управления базируется не на иерархии и давлении, а на диалоге и взаимодействии. Этот новый уровень социального диалога предполагает толерантность, готовность к разумным компромиссам.

Важную роль здесь играют усилия как институтов государствен ной власти, так и политических партий, профсоюзов, неправитель ственных организаций. Именно благодаря их взаимодействию выглядит вполне реалистичным создание зон социальной безопасности, которые сольются в единое социальное пространство ЕС, основанное на инно вациях и новых социальных технологиях. Его опорой станут социальное партнерство, социальная солидарность и сплочение.

Представляется, что ЕСМ есть не нечто застывшее, сформиро ванное раз и навсегда, а скорее идеал, к которому стремится Европа, в который вносятся изменения, отвечающие вызовам времени. Не случайно ЕСМ вызывает такой интерес за пределами континента. Ведь она простроена в соответствии с непреходящими человеческими цен ностями.

Не случаен интерес к ней и в России. Наша страна вступила в по лосу реформ, и не только в социальной сфере. Далеко не всегда и не все получается. Очевидно, что не все идеи, заключенные в ЕСМ, могут быть у нас использованы. Когда речь идет о социальном государстве и его роли, решающую роль играют особенности страны и ее традиции.

В течение многих десятилетий государство в России выступало монопо листом в области социальной политики. Увлечение либерализмом и не правильное толкование принципа субсидиарности привели к трудно стям и провалам при реформировании социальной сферы.

66 “” № 2 (45) Тем не менее не вызывает сомнений, что осмысление опыта ЕС способно помочь в разработке стратегии России в области социальной политики.

.. Социальные вопросы в политической жизни ФРГ Согласно конституции, Германия является социальным государ ством. Это означает, что каждый ее гражданин не только может рассчи тывать на вспомоществование из филантропических побуждений, но и имеет право на определенный объем социальных услуг и гарантий.

Модель социального рыночного хозяйства, сложившаяся в ФРГ в годы «экономического чуда» в том числе и под влиянием конкуренции с ГДР, побуждавшей западногерманскую элиту уделять большое внима ние социальным вопросам и вовремя и гибко реагировать на требова ния и запросы граждан, способствовала смягчению социальных проти воречий. Однако в начале 80 х годов эта модель стала пробуксовывать.

Уже тогда многие экономисты заговорили о том, что объем социаль ных расходов государства и частных компаний непомерно велик и это снижает конкурентоспособность страны и тормозит ее экономическое развитие.

После объединения Германии в 1989 г. ситуация еще больше ос ложнилась. Объем социальных проблем и задач резко возрос в связи с необходимостью поднять уровень жизни населения новых восточных земель до западногерманского. Между тем возможностей для их реше ния становилось все меньше. Вплоть до 2007 г. в стране было свыше 4 млн. безработных. Экономика если и росла, то не более чем на 0,5% в год. Старение населения привело к увеличению доли пенсионеров и уменьшению количества работающих, на деньги которых в конечном счете и выплачивались пенсии и покрывались другие социальные рас ходы. Наплыв иммигрантов, с одной стороны, служил стимулом для не мецкой экономики, но с другой — дополнительно обострял социальные проблемы, в частности положение на рынке труда.

Правившая с 1998 по осень 2005 г. коалиция социал демократов и зеленых попыталась перестроить сложившееся социальное государства в соответствии с современными требованиями. Однако эти попытки не увенчались успехом. Более того, некоторые ее шаги дали эффект, прямо противоположный ожидавшемуся. Например, положение о возможнос ти досрочного ухода на пенсию при некотором ее уменьшении побуди ло компании стимулировать такой уход, и в результате социальные рас ходы государства не сократились, а увеличились. Пришедшей к власти осенью 2006 г. «черно красной коалиции» (ХДС/ХСС—СДПГ) во главе с А.Меркель удалось несколько улучшить ситуацию: к весне 2007 г. ко личество безработных в стране снизилось до 3,5 млн. человек, темпы роста возросли до 1—1,5%. Тем не менее до решения проблемы еще очень далеко.

“” № 2 (45) 2007 По мнению ряда политиков и экспертов, в настоящее время пози ции по социально экономическим вопросам имеют первостепенное Sozialisten. значение для расклада внутриполитических сил в стране19. Особого 26.05.2006.

внимания в этом плане заслуживают продолжающиеся колебания на строений электората. Согласно последним опросам, популярность ХДС/ХСС в федеральном масштабе несколько выросла (если бы выбо ры в бундестаг происходили сегодня, за этот блок проголосовали бы 39,1% опрошенных), а СДПГ — упала (31%). Усилилось влияние партии ПДС Левые (9%), а также СвДП, сочетающей в своей политике защиту политических прав и свобод с требованиями ограничить вмешательство государства в экономическую жизнь страны в пользу частного сектора Spiegel. (8%). Экологическая партия зеленых сохранила свои позиции (8%)20.

01.06.2007.

Подобные сдвиги, на мой взгляд, обусловлены не только сменой соци альных запросов и ожиданий немецкого общества, которое сейчас оза бочено скорее не тем, чтобы повысить достигнутый уровень благосо стояния, а тем, чтобы сохранить его в условиях обострившейся между народной конкуренции, но и отсутствием экономически обоснованной левой альтернативы нынешнему курсу.

Весьма показательны в этой связи неоднократные заявления быв шего председателя СДПГ, а ныне сопредседателя партии ПДС Левые О.Лафонтена о том, что достаточно просто отвергать предложения пра вительства, которые приводят к уменьшению экономических прав и до ходов трудящихся. «Мы, — подчеркивал он, — хотим не дерегулирова ния, а регулирования (имеется в виду государственное регулирование экономики — С.Л.). Мы хотим не приватизации, а расширения обще ственного сектора. И мы хотим не только демократизации, но и расши Sozialisten. рения социальной демократии в нашем обществе»21. Однако откуда 26.05.2006.

взять деньги на сохранение услуг государства в прежнем объеме? Тра диционное предложение повысить налоги на крупные состояния не выглядит убедительным для большинства населения, достаточно хоро шо понимающего, как трудно будет в таком случае воспрепятствовать бегству капиталов из страны. Тем не менее подобная установка имеет и определенное позитивное значение. Жесткое сопротивление сокраще нию обязательств социального государства помогает минимизировать тяготы и издержки населения, заставляет искать наиболее щадящие и перспективные пути развития.

Авторитетные экономисты и СМИ пытаются убедить население, что для повышения производительности труда и экономического роста необходимо существенно сократить социальные расходы и уменьшить социальную защищенность граждан. Большинство граждан с этим не соглашается или соглашается крайне неохотно, внимательно прислу шиваясь к тем, кто предлагает иные решения. Не случайно в Германии возросло влияние правых экстремистов, предлагающих резко ограни чить иммиграцию и укрепить национальное государство, вернув ему часть функций, переданных в наднациональные институты.

68 “” № 2 (45) Но несмотря на всю остроту политических противоречий, в Гер мании, как мне кажется, имеется достаточно широкий консенсус для проведения политики социальной модернизации. Примечательно, что на последнем съезде ХДС, состоявшемся весной 2007 г., представители правого крыла ХДС, критиковавшие А.Меркель за недостаточно жест кую социальную политику и чрезмерные уступки СДПГ, потерпели по ражение. В свою очередь, нынешние лидеры социал демократов не устают убеждать население в том, что партия действует на основе ее традиционных принципов свободы, солидарности и справедливости, причем особо подчеркивается значение последней.

Груз социальных проблем действительно очень велик. Все пред ставленные в бундестаге партии пытаются найти пути их решения, но пока безуспешно. И труднее всего приходится «народным партиям» (СДПГ и ХДС/ХСС), массовая база которых наиболее обширна и охва тывает людей с очень разными интересами.

.. Социальная политика в эпоху глобализации:

опыт Австрии Австрия относится к числу тех немногих стран, где дестабилизи рующее воздействие глобализационных процессов на общественный климат оказалось минимальным. На мой взгляд, опыт этой страны на глядно свидетельствует о необоснованности представления о том, будто высокая степень социальной защищенности ведет к нарастанию эконо мических, а тем самым — и социальных проблем.

Последняя треть ХХ в. ознаменовалась утверждением прагматизма в австрийской политике. Победа политической демократии расчистила поле для выдвижения на первый план социальных вопросов.

Огромное внимание положению в социальной сфере уделяли ле вые правительства Б.Крайского (1970—1983 гг.) и Ф.Враницкого (1986— 1997 гг.). Настаивая на приоритете социальной политики, Крайский ут верждал, что ему «даже миллиардный государственный долг приносит меньше головной боли и бессонных ночей, чем судьба сотен тысяч без Leser 1988: 210. работных»22. Был взят курс на поддержание полной занятости, трудя щиеся с большим стажем получили возможность досрочно выходить на пенсию. Государственные инвестиции в капитальное строительство и развитие инфраструктуры способствовали росту производства и потре бительского спроса. Для создания новых рабочих мест привлекался и иностранный капитал. Налоги — самые высокие в Европе — не были снижены, сохранялось прогрессивное налогообложение. Система анти кризисных мер включала в себя даже своеобразное — «рекомендатель ное» — планирование, в котором участвовали и предприниматели, и профсоюзы.

Благодаря разумной социальной политике Австрия относительно слабо ощутила на себе воздействие мирового экономического кризиса “” № 2 (45) 2007 середины 70 х годов. На протяжении всего этого десятилетия безрабо тица в стране не превышала 2%. Выросло число социальных гарантий: в случае банкротства фирмы рабочим выплачивалось солидное пособие, минимальный отпуск увеличился до четырех недель, «новые бедные» (студенты, матери одиночки и др.) получали адресную помощь.

После прихода к власти в 1999 г. Австрийской народной партии (АНП) в социальную политику были внесены некоторые коррективы.

Налоги на предпринимателей были снижены. Одновременно под пред логом укрепления бюджета был сокращен и государственный пакет акций. Считая «социальное государство» разорительным, канцлер В.Шюссель настаивал на необходимости уменьшения социальных га рантий. Некоторые шаги в этом направлении были сделаны: была вве дена обязательная плата за обучение в университетах, работающим ре комендовали активнее участвовать в страховых фондах и т. д. Однако полностью изменить сложившуюся систему социального обеспечения не удалось: в 2003 г. около трети национального бюджета было истраче но на социальные нужды и только 7% — на силовые структуры. Тот факт, что на парламентских выборах в октябре 2006 г. избиратели выра зили недоверие правящей партии, не в последнюю очередь объяснялся неэффективностью ее социальной политики. «Структурные изменения не были осуществлены, обещание финансировать передовые отрасли производства и поощрять науку остались пустыми словесами. Растущее неравенство доходов, анахроничная образовательная политика и ради кальные выходки правого правительственного крыла (АПС — О.В.) — все это вместе было для австрийцев уже слишком», — констатировала..

Europаische венская журналистка Т.Брандшталлер23.

Rundschau 2007: 5.

В связи с вопросами социальной политики обнаружились проти воречия внутри самой АНП, так что в правительственную коалицию с победившей Социалистической партией вошло уже новое руководство.

В январе 2007 г. правительство объявило, что, отдавая должное деятель ности своих предшественников, попытается исправить их ошибки «с Ibid.: 30. помощью новой, социально ориентированной политики»24. Необходи мость более справедливого распределения плодов экономического рос та признает даже нынешний председатель АНП В.Мольтерер, заняв Die Presse. ший пост министра финансов25. В правительстве обсуждается вопрос о 1.03.2007.

введении минимальной зарплаты в размере 1000 евро в месяц26.

Ibid. 8.03.2007. С точки зрения социальной атмосферы Австрия относится к числу наиболее благополучных в Евросоюзе стран. Но и здесь существуют проблемы. Так, в последние месяцы в стране вновь развернулась дис куссия об иммигрантах. В 2005 г. правительство АНП провело через парламент закон, ограничивающий иммиграцию. Это привело к замет ному уменьшению притока иммигрантов: если в 2004 г. в страну прибы Ibid. 14.04.2007. ло свыше 8 тыс. человек, то в 2006 г. — менее 7 тыс.27 В результате в ряде отраслей производства, в частности в металлургической промышленно сти, начал ощущаться острый дефицит кадров. По инициативе социа листов правительство постановило принять 800 специалистов из Вос 70 “” № 2 (45) точной Европы и вообще снять ограничения на въезд в Австрию квали Ibid. 9.05.2007. фицированных рабочих из государств, входящих в ЕС28. Вместе с тем по настоянию профсоюзов, выступающих против либерализации иммиг рационных законов, в правительстве был поставлен вопрос о подготов ке работников различного профиля за счет владельцев предприятий и поощрении мобильности рабочей силы внутри страны.

Примечательно, что позицию профсоюзов по вопросу об иммиг рации поддерживают сегодня не социалисты, а АНП. Ссылаясь на французский и испанский опыт, ее представители утверждают, что смягчение иммиграционного законодательства чревато серьезными проблемами. Совсем другие уроки извлекают из этого опыта социалис ты. По их мнению, он показывает, как важна интеграция, и учит тому, что нужно «препятствовать „геттоизации“ (иммигрантов — О.В.) и обеспечивать им лучшие возможности для получения общего и специ News 2007: 32. ального образования»29. 9 мая 2007 г. правительство объявило, что неле гально работающий медицинский персонал должен быть легализован до 30 июня и центральная власть берет на себя 60% расходов по оплате Die Presse. его труда (остальные 40% будут записаны за земельными властями)30.

9.05.2007.

Социальное законодательство развивается: с конца мая размер «детс Ibid. 8.5.2007. ких» пособий семьям увеличен с 14,6 до 16,2 тыс. евро в год31.

Правящая коалиция формирует свою социальную политику в со ответствии с новыми обстоятельствами, полностью отдавая себе отчет, что любой неверный шаг в этой области будет использован праворади кальной оппозицией для «превращения партий коалиции и даже Евро..

Europаische союза в козлов отпущения»32. Правый радикализм, угроза распростра Rundschau 2006: 8.

нения которого существует постоянно, может быть нейтрализован лишь взвешенной социальной политикой. В Австрии это осознано вполне.

.. Социальная политика в Испании В развитии социальной политики в Испании после установления демократического режима можно выделить четыре этапа: (1) накопле ние ресурсов, (2) создание универсальной системы социальной защиты, (3) появление новых проблем и противоречий в связи с коренными из менениями в стране и мире, (4) попытки совершенствования действую щей системы.

Специфика первого этапа заключалась в том, что атмосфера на ционального согласия и примирения, сохранявшаяся в Испании на протяжении всего периода перехода от авторитаризма к демократии, позволила социалистическому правительству Ф.Гонсалеса отложить со циальные реформы на будущее, сконцентрировав внимание на модер См. Данилевич низации экономики33. Несмотря на то что этот процесс сопровождался 2004: 153—187.

падением уровня жизни населения, сокращением занятости, ростом аг рарного перенаселения и т. д., социального взрыва не последовало. Ра “” № 2 (45) 2007 зумеется, массовые выступления были, но, как правило, они были на правлены не против модернизации как таковой, а против ее проведения сверху, без консультаций с теми, кого она непосредственно касалась.

Общество в целом признавало справедливость аргументов Гонсалеса, доказывавшего, что для полноценной перестройки системы социаль Le Monde. ной защиты нужно сначала создать эффективную экономику34.

21.04.1983.

К проведению социальных реформ правительство Гонсалеса при ступило лишь в 1986 г., но уже к середине 90 х годов испанское обще ство превратилось в «общество благосостояния». Уровень жизни в стра не повысился более чем в 2 раза. Здравоохранение и образование стали доступными для граждан. Безработица, в период модернизации вырос шая до 22%, снизилась до 8—10%. Правда, испанское общество нередко называют «бедным обществом благосостояния», и для этого есть осно вания: вплоть до последнего расширения ЕС Испания занимала в нем одно из последних мест по благосостоянию населения, опережая только Португалию и Грецию.

В 1996—2004 гг., во время правления консерваторов, социальная политика оказалась «заброшена», и когда после восьмилетнего переры ва социалисты вернулись к власти, они столкнулись с грузом накопив шихся проблем. Корни некоторых из них лежали в глобальных изме нениях, другие были следствием реформ, осуществленных самими со циалистами на предыдущих этапах. Сложность задач, вставших перед социалистами, усугубляется тем, что им необходимо удерживать общий стержень в проведении социальной политики, одновременно распуты вая узлы глобальных, общеиспанских, региональных и частных проти воречий, накаляющих социальную атмосферу и грозящих ослаблением стабильности. Интеграция Испании в ЕС в сочетании с широкой де централизацией власти внутри страны привела к появлению полити ческих пространств нескольких уровней: европейского, общеиспанско го, национально регионального и местного. В результате сложилась ситуация, когда эффективность решения той или иной социальной проблемы стала зависеть от выбора «пространства» и соответствующих ему механизмов.

В настоящее время в Испании нарастают сомнения в эффектив ности действующей там экономической модели, в основу которой по ложена инвестиционная политика, предполагающая открытый доступ иностранного капитала на испанский рынок. На протяжении многих лет эта модель обеспечивала стабильный подъем экономики (выше среднего по ЕС), увеличение числа рабочих мест, совершенствование системы социальной защиты, повышение благосостояния граждан. Но в последние годы Испания начала утрачивать свою привлекательность для иностранных инвесторов. Кроме того, рост занятости касается пре имущественно работников низкой квалификации, тогда как спрос на высококвалифицированный (и высокооплачиваемый) труд отстает от предложения.

72 “” № 2 (45) Об исчерпанности существующей экономической модели гово рится и в «Рамочной программе», подготовленной правящей партией в сентябре 2006 г. Однако вопрос о том, что должно прийти ей на смену, остается пока открытым. В «Рамочной программе» обозначены лишь самые общие параметры будущей модели: она должна генерировать «экономическое и социальное благосостояние... обеспечивать экологи ческий баланс... регулировать рынок труда, чтобы сохранить его ста Цит. по: http:// бильность и гибкость»35.

www.el socialista.es/ Правительству социалистов удалось если не решить, то ослабить остроту некоторых из стоящих перед страной проблем, в частности тех, что возникли в связи с включением в трудовую деятельность женщин.

Очевидно, что работающая женщина уже не может полностью взять на себя заботу о детях, стариках и инвалидах, как это было в условиях пат риархальной семьи. В результате в Испании появилась многочисленная категория «зависимых» людей, не обеспеченных социальной защитой.

За три года своего правления социалисты предприняли ряд шагов, при званных исправить эту ситуацию. Были повышены пенсии и стипен дии, осуществлены меры по улучшению здравоохранения и образования, выделены средства на строительство детских садов, школ, поликлиник и больниц, домов для престарелых. Одновременно были внесены кор рективы в иммиграционное законодательство. Еще в конце 2004 г. им миграционная политика была передана из министерства внутренних дел в министерство социального обеспечения и труда, что во многом изменило ее направленность и смысл — она перестала быть репрессив El Mundo. ной, превратившись в неотъемлемую часть социальной политики36.

01.03.2005.

Тем не менее в социальной политике Испании остается еще нема ло лакун. Трудности современного этапа ее развития связаны не только с появлением новых потребностей, обусловленных углублением глоба лизационных процессов и решением проблем, доставшихся стране в наследство от прошлого, но и с изменением самого государства. С од ной стороны, за последние 30 лет испанское государство превратилось в правовое и социальное, то есть обрело необходимые для решения соци альных задач механизмы, с другой — в результате интеграции в ЕС и де централизации политической власти оно оказалось под прессом как наднациональных структур, так и автономий. Различия в оценке проис ходящих сдвигов привели к противостоянию двух партий, составляю щих основу партийной системы Испании. Если консерваторы (Народ ная партия) рассматривают это двустороннее давление как фактор, ос лабляющий государство и толкающий его в пропасть, то социалисты считают, что государство просто стало «другим». На рубеже веков Испа ния находилась на грани раскола. И хотя благодаря усилиям социалис тов, пришедших к власти в 2004 г., по ряду важных вопросов была дос тигнута договоренность, общую конфронтационную направленность политики НП преодолеть так и не удалось. Отсутствие консенсуса затя гивает согласование позиций по вопросу о месте социальной политики в управлении, о методах и механизмах принятия и исполнения решений “” № 2 (45) 2007 в социальной сфере. Очевидно (и представители леводемократическо го лагеря это хорошо понимают), что без возвращения к духу и нормам национального согласия едва ли возможно сохранить сильную соци альную политику.

Достижение консенсуса осложняется продолжающимся дробле нием общества. Признание плюрализма интересов — необходимое ус ловие восстановления консенсусных отношений в политике. Новая идентификация людей способствует появлению все более разнообраз ных «образов жизни». Создание и поддержание атмосферы терпимости, уважения к особости социальных, национальных, половозрастных общ ностей — одна из важнейших задач государства. В этой ситуации осью социальной политики должно стать расширение прав граждан, конкре тизация законодательства и приспособление его к продолжающейся дифференциации испанского социума. Это путь к интеграции общества через сохранение общего интереса и политической стабильности.

.. Ирландия на пути к смене политических приоритетов На протяжении многих десятилетий содержание политики в Ир ландии определялось общим контекстом развития страны, связанным с проблемами национального суверенитета. Полная и всесторонняя от крытость Ирландии для иностранных инвестиций (после 40 лет созна тельной изоляции страны), всемерная поддержка институтов Евросою за, безоговорочное одобрение успехов «кельтского тигра» — все это в немалой степени обусловливалось исторической памятью о колониаль ном прошлом.

Первые критические выступления против курса правящей партии (Фианна Фойл), начавшиеся со второй половины 80 х годов прошлого века, касались преимущественно культурных последствий «безоглядно го» растворения в Европе. Однако с середины 90 х годов «повестка дня» заметно изменилась. В центре развернувшихся в стране дискуссий ока зался вопрос о социальной «цене» ирландского экономического чуда.

С начала 90 х годов налоги на корпорации в Ирландии были са мыми низкими в Европе, а система социального партнерства, установ ленная еще в 1987 г., фактически исключала повышение заработной платы. В период наивысшего экономического подъема (1994 г.), сотво рившего «кельтского тигра», доля низкооплачиваемых работников в Nolan, Huges Ирландии вдвое превышала соответствующий показатель по ЕС37, тогда 1997.

как расходы на социальное обеспечение были на 7% ниже38. Следстви ем указанных обстоятельств стал сравнительно высокий уровень бедно O’Riain, O’Connel 2000:

сти и социальной дифференциации в стране. По соотношению доли до 338.

ходов 10% наиболее и наименее обеспеченных граждан и уровню бедно United Nations сти Ирландия лидировала в Европе39.

2001: 182.

Постепенно реальная картина происходящего в социальной сфере становится достоянием широких масс. Процесс осознания высоких со 74 “” № 2 (45) циальных издержек экономического подъема создает новое представле ние о содержании политики, способствует формированию новых черт в политическом поведении людей.

Параллельно с этим намечаются изменения в политической прак тике и программах партий и общественных движений. Прежде всего это относится к Лейбористской партии. В течение многих десятилетий лей бористы не выдвигали собственных проектов радикальных социально экономических изменений, в лучшем случае довольствуясь ролью «младшего партнера» одной из национально либеральных партий, с планами которой им приходилось согласовывать свои инициативы.

В конце 1990 х — начале 2000 х годов в деятельности лейбористов появляются новые черты. В «Демократической программе» 1999 г. и предвыборном манифесте 2002 г. ими был предложен «альтернативный подход к решению проблем Ирландии в условиях интеграции», ставя щий во главу угла демократический контроль над процессами глобали зации, государственное регулирование, а также подотчетность и соци Labour 2002: 1. альную ответственность бизнеса40. Теперь непременным условием свое го участия в парламентской коалиции лейбористы считают готовность партнера принять разработанную ими программу социальной полити ки, затрагивающую самые насущные потребности населения.

В ходе подготовки к состоявшимся в мае 2007 г. парламентским выборам Лейбористская партия выступила с декларацией, где пообеща ла сделать все, что в ее силах, для осуществления давно назревших пе ремен и справедливого распределения лучшего качества жизни, став шего возможным при нынешнем экономическом процветании страны.

Трансформируется и другая старейшая партия Ирландии — Шинн Фейн. Пережив вместе со страной длительную и болезненную эволю цию, она пытается создать себе имидж социально радикальной партии, не отвернувшейся от национальных задач, но вместе с тем выступа ющей за решение насущных социальных и социально экономических проблем. В документах Шинн Фейн последних лет постоянно подчер кивается, что небывалое экономическое процветание страны должно использоваться «для уничтожения бедности и создания справедливого An Phoblacht. общества»41.

6.05.2007.

Серьезные сдвиги прослеживаются и на уровне массового созна ния. Так, опросы, проводившиеся в преддверии парламентских выбо ров 2007 г., показали, что ситуация в здравоохранении и жилищной сфере, а также положение пенсионеров заботят современных ирландцев больше, чем ольстерская проблема. Молодые избиратели заявляли, что они «восстают против предшествующих поколений» и что «у ирландс DDC News. кого народа совсем другие приоритеты в политике»42.

21.05.2007;

BBC Как пишет обозреватель «Associated Press», на выборах 2007 г. был News. 22.05.2007.

поставлен кардинальный вопрос: останется ли Ирландия «обществом жесткой конкуренции американского образца, или возьмет курс на ев ропейские нормы улучшения социального обеспечения, развития об Chron.Com.

World. 26.05.2007. щественного транспорта, повышения налогов»43. Судя по результатам “” № 2 (45) 2007 выборов, верх взяла прежняя политика. Победила партия Фианна Фойл, находящаяся у власти с начала 30 х годов (с небольшими пере рывами). По мнению наблюдателей, этот выбор обусловлен страхом ир ландцев перед ростом безработицы, их стремлением к «стабильности» и дальнейшему росту экономики.

Вместе с тем хотелось бы обратить внимание на резкое ухудшение электоральных показателей партнера Фианна Фойл по правительствен ной коалиции — партии «Прогрессивные демократы», выступавшей на предыдущих выборах под лозунгом серьезных перемен в социальной политике. Ее провал (два места в парламенте вместо прежних шести), как считают аналитики, отражает недовольство электората тем, что ир ландский рыночный бум намного опережал рост государственных рас ходов на социальные услуги — на дорожное строительство, школы, больницы.

Этот факт, как и дискуссии о социальной «цене» экономического бума и эволюция программ левых партий, свидетельствует о тенденции к утверждению новых ценностей, к обновлению электорального пове дения и политической практики.

.. Центрально Восточная и Юго Восточная Европа:

социальная цена рыночных преобразований Страны Центрально и Юго Восточной Европы заплатили высо кую социальную цену за переход от административно командной сис темы к рыночной. На начальном этапе системной трансформации па дение жизненного уровня было повсеместным. Национальный доход на душу населения снизился, хотя некоторые из стран региона (Венгрия, Польша, Словакия, Словения и Чехия) имели достаточно высокий стартовый уровень, а Венгрия и Польша сохранили возможность удов летворять базовые потребности населения.

В 1994 г. 20—30% жителей стран вышеградской группы и около половины населения остальных стран региона имели доходы ниже про житочного минимума. Покупательная способность средней зарплаты упала в Венгрии на 15%, в Словакии — на 30%, в Болгарии и Румы нии — на 50%. Доля социальных выплат (кроме пенсий) в большинстве стран сократилась в два раза и более. Резко уменьшилось государствен ное финансирование высшего, среднего и среднего специального обра зования.

Социальные преобразования в регионе, как правило, носили не организованный, стихийный и хаотичный характер. В здравоохранение и образование внедрялись элементы рыночной экономики. Изменения в пенсионной схеме и шаги к адресной социальной политике не были системными, льготы или сокращались, или вообще ликвидировались.

Даже при формальном сохранении социальных гарантий их реальный объем резко падал.

76 “” № 2 (45) Переход к рыночной экономике с неизбежностью повлек за собой появление безработицы. Массовая потеря работы началась уже в пер вые годы рыночных преобразований, когда было остановлено множе ство предприятий. Безработицу подхлестнула приватизация государ ственных предприятий, где существовал большой скрытый избыток рабочей силы. В 1995 г. в Венгрии, Словении, Болгарии, Словакии и Хорватии было свыше 10% безработных, в Сербии и Черногории — 24,7%, в Македонии — 36,9%.

Появились симптомы нового тревожного явления — хронической безработицы, стабильного исключения из трудовой деятельности боль ших групп населения. Наиболее катастрофические масштабы хроничес кая безработица приобрела в Польше и Словакии, где ее уровень достиг 18% трудоспособного населения.

Соотношение рынка и государственной политики в социально экономической сфере после высвобождения ее из под пресса админис тративно командной системы существенно варьировало. Решающую роль играло то, в каком диапазоне и при помощи каких инструмен тов — экономических или административных — проводилась системная трансформация.

К середине 1990 х годов в осуществлении такой трансформации четко выявились две разнонаправленные тенденции. В Центрально Во сточной Европе и Словении проводилась политика, нацеленная на ус корение экономических преобразований, на приватизацию и выстраи вание новой финансовой системы, на борьбу с инфляцией, на умень шение дефицита бюджета и иностранного долга. В Юго Восточной Европе под давлением старой номенклатуры и бюрократического аппа рата доминировала тенденция к торможению приватизации, к чисто косметическому обновлению старой командно административной сис темы или включению ее элементов в новую систему, к восстановлению льгот и привилегий элиты. Там, где эта тенденция возобладала, преоб разования были растянуты во времени, а темпы развития и уровень жизни населения восстанавливались медленнее.

Со второй половины 1990 х годов в странах, преодолевших транс формационный спад в экономике, заработная плата стала расти. В Че хии, Польше и Словении она превысила дореформенный уровень.

Однако в Юго Восточной Европе ситуация складывалась иначе. В стра нах, где преобразования застопорились или только начали разверты ваться, население быстро нищало. Так, в Болгарии заработная плата все еще в два раза ниже, чем до начала реформ.

Завершение в основных чертах формирования рыночных институ тов не разрядило социальную ситуацию в регионе и не остановило на копление негативных социальных эффектов. Социальная сфера в боль шинстве случаев еще не приспособилась к новым социально экономи ческим реалиям.

Одной из наиболее острых проблем региона, в том числе и ряда относительно благополучных стран, является углубляющаяся диффе “” № 2 (45) 2007 ренциация доходов. Если в начальный период реформ доходы 10% наи более и наименее обеспеченных граждан соотносились примерно как 2,5 к 1, то в первые годы нового века в вошедших в ЕС странах это соот ношение составило 4—5 к 1, а в некоторых балканских государствах — 10 к 1. Только не допустившие столь резкой дифференциации по уров ню доходов страны Центрально Восточной Европы сумели предотвра тить критическое разрастание зоны бедности. В результате в Чехии и Словении всего 1% бедных.

Продолжает расти и безработица. За период с 1995 по 2003 г. ее уровень сократился только в Венгрии (с 11,7 до 6%) и Словении (с 14, до 11%). В Румынии она выросла на 1,5 процентных пункта;

в Болга рии — на 2,9;

в Македонии — на 3,1;

в Словакии — на 4,8;

в Хорватии — на 4,9;

в Чехии — на 7,1;

в Сербии и Черногории — на 9,3. Попытки смягчить безработицу путем поощрения миграции в более развитые страны дают лишь временный эффект, одновременно вызывая другое негативное явление — отъезд за границу наиболее образованных, энер гичных и динамичных молодых людей.

Сложность ситуации, в которой оказались постсоциалистические страны, во многом объясняется необычностью стоящих перед ними за дач. В отличие от западных стран, постепенно вносивших в либераль ную рыночную экономику элементы государственного регулирования и социальной справедливости, им пришлось двигаться от тотального эта тизма и эгалитаризма к рыночной экономике и социально политичес кому плюрализму. Ни одной из стран, вступивших на этот путь, не уда лось избежать спонтанности и хаоса и сразу же достичь оптимального баланса между рыночными и централизованными механизмами.

Поскольку «невидимая рука рынка» оказалась жесткой, жадной и не очень «чистой», в странах региона начали расти эгалитаристские и этатистские настроения, усилилось неприятие «реального капитализ ма». Так, в Польше, согласно проводившимся в 2006 г. опросам обще ственного мнения, число его противников совпадает с числом сторон ников, причем подавляющая часть последних выступает за «капитализм с человеческим лицом». В 2005 г. позитивно оценивали результаты пре образований лишь 7,4% поляков, а 56,1% характеризовали их влияние на свою жизнь как «очень» или «скорее» отрицательное.

Одним из следствий такого положения вещей стала усталость на селения, его разочарование в демократии. После бурного подъема кон ца 80 х — начала 90 х годов наступил откат. По данным института Гэл лапа, в настоящее время демократии доверяют лишь около трети жите лей региона. В этих условиях едва ли приходится удивляться тому, что во многих странах возросло влияние различного рода популистских партий и движений (как правого, так и левого толка). Придя к власти под социальными лозунгами, их лидеры прибирают к рукам государ ственные структуры, как правило забывая о своих обещаниях в сфере социальной политики.

78 “” № 2 (45) Недовольство значительной части населения социальными и по литическими последствиями рыночной экономики делает социальную ситуацию в регионе сложной и неустойчивой. Единственный путь к ее улучшению — создание механизмов справедливого распределения пло дов наметившегося экономического роста. А это зависит от готовности самого общества к систематическим действиям по защите своих инте ресов, к выработке стратегии и тактики постоянного давления «снизу», с которым власть вынуждена будет считаться.

.. Социальные мотивы «левого поворота» Латинской Америки На протяжении последних двух десятилетий прошлого века Ла тинская Америка пыталась реализовать у себя неолиберальную модель экономического развития, предполагавшую либерализацию экономи ки, устранение таможенных барьеров, создание максимально благопри ятных условий для иностранных инвесторов, приватизацию государ ственной собственности, сведение до минимума вмешательства госу дарства в экономику и резкое сокращение расходов на социальную сферу. К началу XXI в. стало совершенно очевидно, что эта модель, известная как «Вашингтонский консенсус», потерпела поражение.

Свободный рынок, либерализация экономики и снятие таможенных барьеров стимулировали наплыв иностранных товаров, что повлекло за собой разорение многих латиноамериканских производителей и рост безработицы. Вместо того чтобы способствовать созданию но вых рабочих мест, приватизация обернулась ухудшением ситуации на рынке труда в связи с закрытием или перепрофилированием предприя тий. Бездействие государства, бывшего раньше крупнейшим работо дателем, и существенное сокращение расходов на социальные нуж ды заметно обострило и без того нелегкие проблемы латиноамерикан ских стран.

За время проведения неолиберального курса число бедных и нищих людей в регионе резко возросло: если в 1980 г. оно составляло 135,9 млн. человек, то в 2003 г. — уже 225 млн. Продолжился рост нера венства в распределении доходов. На рубеже веков 10% богатого насе ления Латинской Америки присваивало свыше 40% ее богатств, тогда как на долю 50% бедных оставалось менее 10%. Даже сегодня около 20% латиноамериканцев живут на доллар в день, а 25% — на два доллара.

Массовая безработица и работа по временным контрактам в усло виях отсутствия или ослабления социальной защиты со стороны госу дарства привели к тому, что большинство трудоспособного населения Латинской Америки (по некоторым оценкам — 70%) оказалось задей ствовано в неформальном, а часто — и криминальном секторе (контра банда, наркобизнес и т. д.), усилилась маргинализация обширных слоев общества, исключение их из процесса модернизации.

“” № 2 (45) 2007 Взяв на вооружение доктрину неолиберализма, страны Латинской Америки пережили беспрецедентный в своей истории социальный и экономический регресс. По данным Международного банка развития, в начале 90 х годов, до широкого проведения реформ, рост ВВП на кон тиненте составлял 1,3%, а в конце — всего 0,6%.

Провал неолиберальной модели развития, обострение социальных и политических противоречий, кризис демократии в связи с падением влияния традиционных партий, дискредитация правительств, не сумев ших обеспечить устойчивое развитие своих стран, а также резкое паде ние влияния США на континенте привели к неожиданному повороту:

Латинская Америка полевела.

В новом тысячелетии в целом ряде латиноамериканских стран (Венесуэла, Бразилия, Аргентина, Боливия, Уругвай, Чили, Эквадор, Никарагуа, Гаити) к власти пришли левоцентристские и леворадикаль ные силы, критически настроенные по отношению к ортодоксальному неолиберальному курсу. Очень близки к победе они были в Мексике и Перу. Особо следует отметить, что речь идет не о традиционных левых партиях прошлого века (коммунистических, народно революционных, антифашистских и др.), а о «новых левых» — «выпускниках» гражданс кого общества. Соответствующие организации, возникшие в 1980 е — 1990 е годы, не являются политическими партиями в общепринятом смысле. Это объединения крестьян и безземельных, борющихся за зем лю, движения обитателей бедных кварталов, требующих улучшения ус ловий жизни, организации индейцев, отстаивающих свои этнические права, женские и молодежные союзы, добивающиеся социальной за щиты, экологические группы, озабоченные состоянием окружающей среды. В последние годы в их ряды вливаются разоряющиеся сред ние слои.

Современные левые прагматичны, они не отвергают рыночную экономику и рыночные механизмы, но при этом стремятся к балансу между рынком и социальной справедливостью, выступают за возвраще ние государства в экономику. Ориентация на социальную справедли вость не заставляет их поклоняться прежним «идолам» и пытаться реа лизовать в своих странах советскую или кубинскую модель.

Все новоявленные левые руководители стран Латинской Америки ратуют за альтернативный вариант развития, однако степень их разрыва с неолиберализмом далеко не одинакова. Среди них имеются как цент ристы, так и радикалы. К центристам относятся лидеры Бразилии, Ар гентины, Чили, Уругвая, к радикалам — президенты Венесуэлы, Боли вии, Эквадора и Никарагуа.

Для правительств левоцентристских стран характерен прагмати ческий подход к вопросам макроэкономической политики. Продолжая следовать неолиберальным курсом, они пытаются найти равнодейству ющую между государством и рынком, делают упор на достижение кон сенсуса и стабильности в обществе, ведут борьбу с бедностью и марги нализацией, осторожно реформируя социальную сферу.

80 “” № 2 (45) Что касается радикалов, то особенности их политики нашли наи более полное выражение в деятельности президента Венесуэлы У.Чаве са. Придя к власти в 1998 г., Чавес выступил с планом создания «под линно демократического общества социальной справедливости». Выс казавшись за активизацию роли государства в экономике и социальной политике, он сразу же приступил к проведению широких социальных реформ: была увеличена заработная плата, сокращена рабочая неделя (с 48 до 44 часов), разработан проект единого социального фонда и на родного банка в поддержку малоимущих семей, организовано строи тельство школ, больниц, жилья, созданы новые рабочие места. Нача лась реализация аграрной реформы.

Укрепив свои позиции, Чавес принялся воплощать в жизнь идею альтернативного развития. Поначалу предполагалось, что новое обще ство должно отличаться как от капиталистического, так и от социа листического, соединяя в себе лучшие черты того и другого. Но после убедительной победы на референдуме 2004 г., навязанном ему оппози цией, Чавес отказался от идеи «третьего пути», взяв курс на построение общества без эксплуататоров и эксплуатируемых. Свой решительный поворот к социализму он объясняет разочарованием в способности ка питализма решить основные проблемы развития человечества. Вместе с тем, по его мнению, речь должна идти о новом социализме, социализме XXI в., отвечающем реалиям и вызовам третьего тысячелетия.

Как далеко зайдут реформы Чавеса и приведут ли они к желаемо му результату, покажет время. На данный момент очевидно одно: нео либеральный курс нуждается в серьезной корректировке с учетом его социального содержания. Латинской Америке необходима новая мо дель развития, способная обеспечить скорейшее решение накопивших ся экономических и социальных проблем.

Алексеев А.И., Овчинский В.С., Побегайло Э.Ф. 2006. Россий ская уголовная политика: преодоление кризиса. — М.

Антонов А.И., Медков В.М., Архангельский В.Н. 2002. Демогра фические процессы в России. — М.

Волгин Н.А. (ред.) 2002. Социальная политика. — М.

Высшее образование и наука в России и в современном мире (http://www.pomorsu.ru/Scientifici/Life/Librarart04.htm).

Глазьев С. 2007. На прежней колее // Московские новости. № 20.

Данилевич И.В. 2004. От идеи Испании к национальному согла сию // Национальная идея: история, идеология, миф. — М.

Калашников С.В. 2002. Функциональная теория социального го сударства. — М.

Калашников С.В. 2003. Становление социального государства в России. — М.

Люблинский В.В. и др. 2004. Теория и практика современной социальной политики. — М.

“” № 2 (45) 2007 Медков В. Депопуляционные прогнозы численности населения России (http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=22&idArt =254).

Римашевская Н.М. 2003. Человек и реформы. Секрет выжива ния. — М.

Сидорина Т.Ю. 2005. Два века социальной политики. — М.

Социальное неравенство и публичная политика. Аналитиче ский доклад. 2006. — М.

Социальные неравенства и публичная политика. Материалы опроса населения. 2006. — М.

Становление трудовых отношений в постсоветской России.

2004. — М.

Экология и статистика (http://www. comail.ru:8080/ecology.htm).

Adequate and Sustainable Pensions. Joint Report by the Commission and the Council. 2003. — Luxembourg.

An Phoblacht. 2007.

BBC News. 2007.

Chron.Com. World. 2007.

DDC News. 2007.

Die Presse. 2007.

El Mundo. 2005.

..

Europаische Rundschau. 2006. № 4.

..

Europаische Rundschau. 2007. № 1.

Labour Election Manifesto, 2002. 2002. — Dublin.

Le Monde. 1983.

..

Leser N. 1988. Salz der Gesellschaft. Wesen und Wandel des oster reichischen Sozialismus. — Wien.

News. 2007. № 17.

Nolan B., Huges G. 1997. Low Pay. The Earning Distribution and Poverty in Ireland. — Dublin.

O’Riain S., O’Connel P. 2000. The Role of the State in Growth and Welfare // Nolan B. et al. (eds.) Bust to Boom. The Irish Experience of Growth and Inequality. — Dublin.

Sozialisten. 2006.

Spiegel. 2007.

United Nations Development Program 2001. Human Development Report. 2001. — Oxford.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.