WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«дизайн пользовательского интерфейса влад. в. головач Затаив дыхание, Пончик поднялся по лестничке и нажал кнопку у двери. Дверь отворилась. Пончик вылез из пищевого отсека и принялся бродить по ...»

-- [ Страница 2 ] --

Итак, пароли. Они имеют три принципиальных проблемы. Во первых, как уже было сказано, пользователи не любят их вводить. Во вторых, пользователи либо забывают пароли, либо пароли не работают, т.е. ничего не защищают, поскольку пользователи используют те пароли, которые они помнят и которые, соответственно, непроблематично подобрать. В треть их, в интернете часто происходит так, что пользователи, не желая вводить пароль (и регистрироваться, к слову говоря) так никогда не попадают в главную часть сайта. В результате, пароли есть явное и несомненное зло, вопрос состоит лишь в том, как это зло уменьшить.

Для этого есть несколько путей. Во первых, от них можно отказаться вообще. Этот путь почти всегда предпочтителен, проблема в том, что он вызывает существенное отторжение у сетевых администраторов (которые все как один параноики). В самом деле, зачем требовать от пользователя пароль, если подобрать этот пароль злоумышленник сможет без труда?

И обратно: поскольку единственным способом создания действительно трудноподбираемых паролей является генератор случайных чисел, каковые числа (символы, по необходимости) невозможно запомнить, пользователи либо будут записывать их на бумажке (в этом случае пароли еще легче украсть), либо будут забывать, что дорого стоит. Я, например, вынужден пользоваться четырьмя действительно случайными паролями, причем тремя из них не реже раза в неделю. При этом, несмотря на то, что я пользуюсь этими паролями не менее года, я не помню ни одного. В резуль тате, все четыре пароля записаны у меня на бумажке, которую увидеть может любой (я её не прячу). Какая уж тут защита?

Рис. 17. Стандартный способ человеколюбивого использования паролей: слева во время регистрации, справа в дальнейшей работе.

Этот метод хорош, когда дело касается защиты информации. Однако гораздо чаще, особенно в интернете, важна не столько защита информа ции, сколько идентификация пользователя (которая может сопрягаться с защитой, а может и не сопрягаться). В этом случае от паролей отказаться невозможно, просто потому, что не существует другой, столь же эффектив ной, технологии идентификации. При этом содержимое пароля как тако вое не очень важно, важно его отличие от паролей других пользователей ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ (обратите внимание, что в этом случае само по себе имя пользователя явля ется паролем). Обычно в таких условиях при регистрации применяют стан дартную группу элементов «имя, пароль, подтверждение пароля», после чего, уже при нормальной деятельности, пользователь получает возмож ность ввести пароль только в первый раз (см. рис. 17).

Это неплохое решение, но и оно не без недостатка. Дело в том, что пользователь, однократно введя пароль, потом его забывает, поскольку из за отсутствия повторения пароль никогда не попадает в долговременную память. В результате, когда пользователь переходит на другой компьютер или переустанавливает ОС, ему приходится регистрироваться снова, что нехорошо. Во первых, эта лишняя работа раздражает. Во вторых, база пользователей при этом разбавляется дубликатами, что всегда плохо сказывается на стоимости этой базы. В третьих, что иногда самое главное, зарегистрировавшийся во второй раз пользователь лишается возможности получить уже использованное им ранее имя, что огорчительно: например, пользователь, забывший пароль от почтовой службы, лишается как доступа к своему почтовому ящику, так и возможность получить прежний почтовый адрес. Конечно, некоторые пользователи воспользуются тем или иным способом узнать свой прежний пароль, но отнюдь не все.

Это значит, что помимо какого либо механизма напоминания пользо вателям их потерянных паролей (неважно какого, лишь бы заметного), очень полезно не скрывать от пользователей их пароль, т.е. выводить его в поле ввода не звездочками, а открытым текстом. Это решение хорошо ещё и тем, что количество ошибочно набранных паролей здорово сократится (тяжело набирать на клавиатуре невидимое).

Таким образом, эффективнее всего максимально здраво определить степень важности защищаемой информации, после чего выбрать адекват ную схему защиты, стараясь, чтобы она была максимально лёгкой для пользователей. Как правило, их субъективное удовлетворение важнее потенциального вреда от потери информации.

Страсть к самовыражению является одной из самых сильных черт чело Самовыражение веческой натуры. В большинстве случаев люди самовыражаются через вещи (двигают мебель и покупают модную одежду), когда нет вещей – насвис тывают или поют изящные песни «лишенным приятности голосом». Ни один человек не может существовать сколько нибудь продолжительное время в обстановке, не допускающей самовыражения.

Среднестатистический человек проводит в день около восемнадцати минут в туалете, этого времени достаточно, чтобы вызвать острое желание выразить себя: покупается особая, не такая как у других, вешалка для рулона туалетной бумаги, стены красятся в сравнительно уникальные цвета, а наиболее творческие «пользователи туалета» вешают на дверь зеркало и т.д.

Неудивительно, что пользователи хотят выразить себя и в программах, которыми они пользуются. Соответственно, возможность настроить систему под свои нужды является мощной причиной субъективного удовлетворения.

Проблема здесь в том, что это очень дорого стоит. Времени на самовыра жение уходит крайне много. Во первых, пользователи не склонны удовлет воряться первым получившимся вариантом (творчество процесс итераци онный). Во вторых, когда выходят новые версии системы (или имеющаяся версия разрушается от излишнего самовыражения), все приходится начи нать сначала. По моим, очень грубым прикидкам, на такой процесс самовы ражения в среднем уходит около 45 минут в неделю, если согласиться с этим числом, получается, что организация всего с сотней работников теряет на этом еженедельно 75 часов, что почти равняется потере недельной работы двух человек.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ С другой стороны, настроенный под свои нужды интерфейс, судя по всему, снижает усталость работников и повышает их рабочее настроение.

В таких условиях потеря 45 минут в неделю может оказаться скомпенсиро ванной благодаря повышению производительности труда.

Таким образом, в продуктах, продаваемых пользователям напрямую, возможность настройки под конкретного пользователя обязательна. Во всех остальных случаях, судя по всему, нужен способ настройки, позволяю щий максимально изменить вид системы минимумом команд (чтобы снизить время, затрачиваемое на самовыражение). Хорошим вариантом является банальный выбор варианта готовой настройки из списка без возможности модифицировать встроенные варианты.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: СУБЪЕКТИВНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ Всячина В этой главе описываются вещи, которые, не относясь напрямую к основ ным характеристикам интерфейса, либо очень важны для интерфейса, либо (по моим наблюдениям) слишком часто делаются неправильно.

Возможности человеческой памяти существенно влияют на качество Память взаимодействия пользователя с системой. Для нас актуально знать про две подсистемы памяти, а именно про кратковременную и долговременную подсистемы.

Свойства, а точнее ограничения кратковременной памяти (КВП) являются Кратковременная память очень важными факторами при разработке интерфейса. Дело в том, что вся обработка поступающей информации производится в КВП, в этом кратко временная память сходна с ОЗУ в компьютерах. Сходство, однако, не явля ется полным, так что думать о КВП, как об ОЗУ, я не советую.

Что попадает в КВП. В КВП попадает всё, что кажется нужным и имею щим какой либо смысл. Соответственно, чтобы что либо попало в КВП пользователя, пользователь должен это заметить (для чего, собственно говоря, и полезно проектировать интерфейс с учетом возможностей чело веческого восприятия) и счесть полезным лично для себя. Как правило, для опытного пользователя оценка полезности не представляет проблем, неопытные же почти всегда суют в КВП наиболее заметные детали. Таким образом, самое важное в интерфейсе должно быть наиболее заметным (вот мы и узнали теоретическое обоснование очередного очевидного факта).

Как в КВП хранится содержимое. Как это не странно услышать, но содержимое КВП хранится преимущественно в звуковой форме, что впро чем, не исключает других способов хранения – но информация, поступив шая зрительно, примерно через половину секунды превращается в звуки, а еще через секунду подключаются концептуальные ассоциации. Другая интересная особенность КВП заключается в том, что смена содержимого в ней происходит скорее из за появления новых стимулов, нежели чем просто от времени. С одной стороны, это значит, что без новых стимулов КВП остается неизменной. С другой стороны, поскольку отсутствие сти мулов есть труднодостижимый идеал, содержимое КВП постоянно меня ется. Практический смысл этого наблюдения состоит в том, что нельзя допускать, чтобы пользователь отвлекался, поскольку новые стимулы при отвлечении стирают содержимое КВП. Но и это есть только мечта. Прихо дится удовлетворяться тем, чтобы максимально облегчать пользователю возвращение к работе (об этом более подробно см. «Потеря фокуса внимания» на стр. 8).

Объем КВП. Чуть ли не единственным правилом интерфейсной науки, известным широкой публике, является моветон, гласящий, что в группе чего угодно не должно быть более семи плюс минус два элементов.

Проблема в том, что это правило имеет весьма слабое отношение к реальности и его практическое значение невелико. Более того, оно даже вредно, поскольку его знание народом, усугубленное незнанием остальных правил, приводит к искренней уверенности, что если в интерфейсе не ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА более девяти элементов (семь плюс два;

люди предпочитают складывать, нежели вычитать), то этот интерфейс автоматически хорош. Что, мягко говоря, не совсем правильно. Но начнем сначала.

Оценивать объем КВП применительно к интерфейсу как всеобъем лющие 7±2 элементов не вполне правомерно. Во первых, как уже было сказано, в КВП информация хранится преимущественно в звуковой форме.

Это значит, что вместо смысла запоминаемых элементов в КВП хранится текст, написанный на этих элементах. Для нас это означает, что подвергать ограничению следует преимущественно те элементы, которые содержат текст. Во вторых, известно, что в память помещается гораздо больше, но только в тех случаях, когда элементы сгруппированы1. Соответственно, всегда можно сгруппировать элементы и поместить в КВП пользователя больше информации. В третьих, существует некоторое количество людей, способных удержать девять значений в КВП, но количество людей, способных удержать в памяти только пять или шесть значений, тоже довольно существенно. Это значит, что с практической точки зрения гораздо удобнее считать, что объем КВП равен ровно семи элементам (или, если ситуация позволяет, шести), поскольку рассчитывать нужно не на сильное, а на слабое звено. И, наконец, самое важное. Информация не только хранится в КВП, она в нем же и обрабатывается. Это значит, что один этап обработки занимает место как минимум одного элемента КВП.

Более того: контекст предыдущих действий тоже хранится в КВП, снижая доступный объем.

С практической точки зрения важно еще и следующее. Если на интер фейс смотрит опытный пользователь, почти вся необходимая ему информация содержится не в кратковременной, но в долговременной памяти, а значит, специально про КВП думать не надо. Более того, зачастую и для неопытных пользователей объем КВП не важен. Предположим, такой пользователь смотрит на раскрытое меню. Поскольку контекст его предыдущих действий никто не отменял, пользователь знает, чего он хочет, но не знает еще, как этого добиться. Он сканирует меню и, найдя наиболее многообещающий элемент, выбирает его, при этом ни один из ненужных ему элементов в КВП не попадает. Проблемы с КВП начинаются только тогда, когда ни один элемент не кажется ему более желанным, чем другие.

При этом пользователю необходимо поместить все элементы меню в КВП и сделать выбор. Соответственно, большинство таких проблем может быть пресечено визуальной организацией элементов (чтобы убедиться, что пользователь смотрит именно в то меню, что ему нужно) и правильным наименованием отдельных элементов (чтобы по тексту элемента сразу была понятна его применимость). Впрочем, слишком большой объем элементов неопытным пользователям всё таки вредит: если пользователь долго сканировал список в поиске нужного элемента, некоторая часть списка всё таки попадет в КВП и испортит контекст, так что увлекаться большим набором возможностей тоже не стоит.

Так что значительно эффективнее считать, что объем кратковременной памяти равен пяти (шести, из которых один в запасе) элементам. Не более, но и не менее.

Нагрузка на КВП. В целом, использовать КВП пользователям непри ятно. В этом заключается самая большая проблема КВП применительно к интерфейсу, большая даже, чем человеческие ошибки, вызванные выпа дением элементов из памяти. Объясняется это неприятие КВП просто – и запоминание, и извлечение информации из памяти требует усилий. Более того. Поскольку содержимое КВП теряется при поступлении новых сти мулов, пользователям приходится прилагать усилия, чтобы просто 1. Человек не способен удержать в КПВ 12 произвольных букв, но зато способен без ощутимого труда удержать 7 слов по 12 букв в каждом (т.е. 84 буквы). Попробуйте удержать в памяти комбинацию «чдепсеритаеи» и сравните свои усилия с удержа нием слова «деепричастие». Такая смысловая группировка, при которой набор элементов превращается в единый элемент, позволяет на порядок увеличить объем КВП.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА удержать информацию в памяти (вспомните, сколько раз вы повторяли но мер телефона, чтобы удержать его в памяти на время, пока вы переходите в другую комнату).

Таким образом, необходимо снижать нагрузку на память пользователей, т.е. избегать ситуаций, когда пользователю приходится получать информацию в одном месте, а использовать её в другом. Лучшим способом достижения этой цели является непосредственное манипулирование (см.

«Непосредственное манипулирование» на стр. 5), у которого, кстати, есть ещё множество других достоинств.

Рис. 18. Пример ослабления загрузки КВП непосредственным манипулированием (см.

стр. 5) в MS Word. Перемещая ползунки, пользователь перемещает абзацные отступы у выделенного фрагмента текста. Без ползунков ему бы пришлось сначала помещать в КВП величину потребного смещения и алгоритм своих действий, затем, по мере сил, исполнять алгоритм и вводить значения в открывшееся диалоговое окно. Линейка позволяет избежать этого, давая к тому же хорошую обратную связь (см. «Два уровня ошибок и обратная связь» на стр. 21).

Вообще говоря, любой ввод параметров не значениями, а воздействием на управляющие элементы (т.е. верньеры) сильно снижает нагрузку на память. Другой разговор, что верньеры занимают много места на экране, плохо подходят для точного ввода значений и всегда оказываются хуже непосредственного манипулирования, поскольку при непосредственном манипулировании пользователям не нужно помещать в КВП даже и алгоритм действия.

Долговременная память, вообще говоря, лучше поддается интроспекции, Долговременная память так что рассказ о ней будет короче. Как все мы знаем (и пока еще не забы ли), объем ДВП очень велик, информация, попавшая в ДВП, хранится, судя по всему, вечно и так далее. С точки зрения дизайна интереса всё это не представляет особого интереса. Интерес представляют два вопроса:

При каких условиях информация попадает в ДВП?

Сколько «стоит» вспоминание?

Оба вопроса очень интересны с точки зрения обучения пользователей (см. стр. 23), второй вопрос, к тому же, интересен еще и с точки зрения улучшения способности пользователей сохранять навыки работы с систе мой в течение длительного времени (а это одна из основных характеристик хорошего интерфейса).

Внутрь ДВП. Сейчас считается (и это мнение вряд ли будет изменено в дальнейшем), что информация попадает в ДВП в трех случаях. Во первых, при повторении, т.е. при зубрежке. Во вторых, при глубокой семантичес кой обработке. В третьих, при наличии сильного эмоционального шока («навсегда запомнила графиня последний взгляд полковника Поркбриджа.

«Пуркуа па?», казалось, спрашивали его глаза»). Эмоциональный шок нас интересует слабо – не стоять же, в самом деле, за спиной у пользователя, стреляя время от времени из ружья, чтобы он волновался (тем более что после шока запоминание прерывается). Достаточно и повторения с обработкой.

С повторением всё просто. Чем больше повторений и чем меньше времени проходит между повторами, тем больше шансов, что информация будет запомнена. Для нас как «людей просто» это ясно и неинтересно, но зато с точки зрения дизайна интерфейса это наблюдение вызывает очень простую эвристику: если системой придется пользоваться часто, пользо ватели ей обучатся, деваться то им некуда. Это очень утешительное наблюдение.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА С семантической обработкой дела обстоят интереснее. Дело в том, что информация хранится в ДВП в сильно структурированном виде (например, похоже, что зрительные воспоминания на самом деле хранятся не в виде картинки, а как список объектов, находящихся в изображении, изобра жения же отдельных объектов хранятся отдельно). Так что для обращения к воспоминаниям мозг выполняет работу, сходную с поиском книги в библио теке (только более сложную;

попробуйте методом самонаблюдения вспом нить, например, всех своих одноклассников). Соответственно, когда чело век вспоминает, он углубляется в свою память и находит всё больше призна ков искомой информации. Но верно и обратное: чем больше человек думает о какой либо информации, чем больше он соотносит её с другой информацией, уже находящейся в памяти, тем лучше он запомнит то, о чем думает1 (т.е. текущий стимул). Это тоже очень утешительное наблюдение:

если пользователь долго мучается, стараясь понять, как работает система, он запомнит её надолго, если не навсегда.

Несколько помогает понять устройство механизма запоминания его антипод, а именно забывание. Современная наука утверждает, что забы вание обусловлено одним из трех факторов (или всеми тремя), а именно затуханием, интерференцией и различием ситуаций. Самое простое объяснение имеет затухание: когда информация не используется долгое время, она забывается. Несколько сложнее с двумя оставшимися факто рами. Предполагается, что если сходной семантической обработке подверглись несколько фрагментов сходной информации, эти фрагменты перемешиваются в памяти, делая практически невозможным воспроиз ведение поврежденного фрагмента, т.е. фрагменты интерферируют друг с другом. Иначе обстоит дело с различием ситуаций. Предполагается, что для успешного воспоминания требуется соответствие признаков во время коди рования с признаками во время воспроизведения. Невозможно неслучайно вспомнить «то, не знаю что». Это всё равно как потерять книжную карточку в библиотеке – книга в целости и сохранности, но найти её нет никакой возможности.

Если серьезно, то повторение можно охарактеризовать как способ мощный, но ненадежный, поскольку трудно рассчитывать на повторение при нечастой работе с системой (существует множество систем, используе мых редко или даже однократно). Семантическая же обработка есть способ мощный, но дорогой: без повода пользователи не будут задействовать свой разум, предоставить же им повод сложно. Лучше всего в качестве повода работает аналогия, неважно, как она представлена, как метафора интер фейса (см. стр. 26), или как эпитет в документации (см. «Обучающие материалы» на стр. 31).

Цена вспоминания. Является общим местом, что обращение к ДВП стоит довольно дорого. Поспорить с этим невозможно, поскольку в утверж дении содержится слово «довольно», обладающее крайне размытым значением.

На самом деле всё сложно2. Разные понятия вспоминаются с разной скоростью, слова, например, вспоминаются быстрее цифр, а визуальные образы – быстрее слов. Очень сильно влияет объем выборки, т.е. вспомнить одно значение из десяти возможных получается быстрее, нежели из ста возможных. Наконец, частота вспоминания влияет на скорость вспоми нания (т.е. на скорость вспоминания сильно влияет тренировка).

Таким образом, при проектировании интерфейса удобно пользоваться следующим правилом. Для обычных пользователей, у которых нет навыков извлечения из ДВП информации, присущей проектируемой системе, 1. Это наблюдение заставляет некоторых ученых предполагать, что реально у человека нет отдельных КВП и ДВП, различие же в функционировании памяти объясняется разной глубиной семантической обработки.

2. См. Б.М. Величковский, Современная когнитивная психология, Издательство МГУ, 1982.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА следует снижать нагрузку на ДВП;

для опытных пользователей, у которых эти навыки сформировались, обращение к ДВП может быть более быст рым, нежели любой другой способ поиска информации.

Важно, однако, сознавать, что для опытных пользователей ДВП, будучи быстрым, не обязательно является предпочтительным. Например, если стоит задача снизить количество ошибок, меню (см. стр. 77) будет более эффективно, чем, скажем, командная строка, поскольку оно не позволит отдать заведомо неправильную команду.

Большинство задач, выполняемых с помощью компьютера, сводятся к Поиск созданию, хранению, поиску, просмотру и редактирования текстовой и ивизуализация численной информации, причем поиск и просмотр лидируют по затратам информации времени и усилий. Это делает задачу всемерного облегчения этой работы чрезвычайно важной.

Существует четыре основных вида поиска информации: Четыре вида поиска и еще два Поиск конкретных данных (сколько сделок было совершено за последние два месяца?, когда родился Пушкин?) Поиск расширенных данных (кто еще участвовал в этой сделке, которая принесла нам столько проблем?, какие еще произведения, помимо «Мертвые душат», написал Гоголь?) Свободный поиск (есть ли связь между этой сделкой и какими нибудь другими?, есть ли любовные сцены в «Кому на Руси жить хорошо»?) Проверка доступности (у нас есть вообще какие нибудь данные о том, почему этот поганый контракт был подписан?, а у меня есть какие нибудь книги Толстоевского?) В этой таксономии есть еще один вид поиска, который я в список не включил, частично потому, что он плохо формализуется, а частично потому, что его значение до сих пор слабо осознано. Этим видом является «совсем уж свободный поиск», при котором основной вопрос, который искатель ставит перед системой, звучит как «а есть ли тут что нибудь интересное?».

Эти четыре вида поиска (или пять) существуют очень давно, с появления первых библиотек. За сотни лет библиотекари научились очень многому, чтобы поиск нужной информации был эффективен и прост. Потом поя вился компьютер, вскоре придумали многомерные базы данных и королями поиска стали программисты. Проблема в том, что до сих пор информацию ищут примерно так же, как искали её сто и двести лет назад.

Основной проблемой поиска всегда было обилие информации. Нетрудно найти нужные сведения, когда у тебя всего один листок бумаги1. Когда же нужные сведения нужно найти в библиотеке, состоящей из десятков и сотен тысяч (если не миллионов) листов, жизнь становится значительно более насыщенной. Для решения этой проблемы были придуманы (еще библиотекарями) картотеки, содержащие основные сведения о каждом объекте. Человек формулировал поисковый запрос, а потом тем или иным способом отбирал подходящие карточки.

Этот метод жив и поныне, хотя, конечно, в несколько других формах.

Теперь это делается на компьютере (что действительно облегчило жизнь), а поиск производится языком SQL и иже с ним. Я вовсе не собираюсь вас этому учить, есть много людей, которые понимают в этом больше, чем я.

Я попробую рассказать вам иное.

Дело в том, что метод карточек хорошо справляется с поиском конкретных данных и проверкой доступности. Со всеми остальными видами поиска он справляется из рук вон плохо. Возьмем, например, свободный поиск. Его цель состоит в том, чтобы найти некий паттерн, закономерность, нечто, что в начале поиска вообще неизвестно («найди то, не знаю что»). Пользуясь методом карточек, приходится совершать 1. Конечно, при условии, что нужная информация на этом листе вообще есть.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА огромное количество поисковых запросов, держа при этом в голове полученные ранее данные. Вероятность того, что при этом будет найдена информация, а не данные1, невелика.

Но выход есть. Чтобы его найти, нужно углубиться в историю и задать себе три вопроса. Вопрос первый, зачем появились карточки. Ответ:

потому, что мы не в состоянии охватить взглядом всю информацию. Вопрос второй – почему в результате поиска мы вытаскиваем часть карточек из картотеки? Опять таки потому, что мы не можем охватить их взглядом, равно как мы не можем охватить взглядом место этих карточек в общей куче. Вопрос третий – как нам оценить найденное в целом, не отвлекаясь на частности? Ответ: разложить их на столе, молясь, что стола хватит.

Всё это издержки и ограничения самой концепции поиска карточек и вытаскивания их из общей кучи. Эти ограничения имелись, пока мы не имели ничего, кроме карточек. Теперь, когда у нас есть компьютеры, эти ограничения пора отправить на свалку. Компьютер позволяет так визуали зировать данные, что появляется возможность увидеть все данные (пускай издали), видя при этом в этих данных информацию.

Т.е. при таком поиске искатель не формулирует запрос, получая на выходе горсть записей базы данных, но задает правила визуализации всех данных и видит, какие данные либо выбиваются из общего ряда, либо наоборот слишком уж обычны. Это позволяет, как найти нужные сведения, так и сразу увидеть взаимосвязи и паттерны.

При этом стандартный поиск с последовательностью запросов имеет еще один важный недостаток: он слишком абстрактен. Большинство же людей, хоть и способно создавать сложные алгоритмы, плохо управляется с абстракциями. Не имея ощутимых, не побоюсь слова «видимых», промежуточных результатов, многие люди неспособны сформировать сложный, многоступенчатый вопрос. Визуализация, напротив, позволяет это ограничение обойти.

Но не поиском единым сильна визуализация. Она позволяет также многократно сократить время, затрачиваемое на восприятие найденной информации, за счет того, что визуально выраженные закономерности воспринимаются гораздо быстрее и легче, нежели численные или цифровые (но об этом позже).

Теперь, когда я (как я надеюсь) убедил вас в животворящей силе визуализации данных, перейдем к практике.

Предположим, есть два числа: 83 и 332. Эти числа содержат в себе всю Как визуализировать информацию, которую из них можно тем или иным способом вычислить (включая устройство Вселенной). Проблема состоит в том, что они никак не помогают найти нужную информацию, например, мало кто может сразу сказать, что второе число больше первого в четыре раза.

Рис. 19. Если показывать не только цифры, но и какие либо визуальные репрезента ции (слева), скорость восприятия взаимосвязи между ними многократно увеличится.

Если отказаться от показа цифр (в центре), оставив только репрезентации, скорость возрастет еще больше, но потеряется возможность точно определить искомые значе ния (что зачастую не страшно). А если явно показать различия между значениями (справа), либо относительные, как на иллюстрации, либо абсолютные, скорость возрастет еще больше, более того, появится возможность передавать дробные значения.

1. Иерархия значений собирается следующим образом: сначала идут данные, из них собирается информация (т.е. данные, отсортированные и подготовленные к использованию), из информации собирается знание (информация, лишенная несущественного), а из неё – мудрость (только общие законы без конкретики вообще).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Это делает числа негодными средствами для быстрой передачи их реальных значений и взаимосвязи между ними. Даже тот факт, что в десятичной системе счисления ширина числа кое как показывает размер числа (так, понятно, что 20 меньше 200, поскольку число 200 шире1), не делает их лучше.

Всегда выводите цифры, предназначенные для сравнения, моноширинным шрифтом Таким образом, отдельные числа зачастую необходимо показывать не как последовательность цифр, но как визуальные объекты, свойства которых тем или иным образом связаны с самим числом.

Несколько иная ситуация с текстовыми данными. Понятно, что более менее сложный связный текст автоматически визуализировать невозможно («Мороз и солнце…»). К счастью, обычно такой необходимости и не возни кает. Почти всегда нужно визуализировать сравнительные и/или описа тельные атрибуты, т.е. нет особой разницы между текстовыми и числен ными данными.

Рассмотрим пример: в гипотетической системе складского учета есть отчет, показывающий все товары на складе. Одним из вариантов вида этого отчета является банальный список. Попробуем сделать его лучше. Сначала нужно определить, зачем этот отчет нужен, и какие поля должны быть в списке. Здесь очень многое зависит от ситуации, поэтому я не буду произ водить попытки таксономии складов, а просто скажу: предположим, что нам нужно облагородить столбцы Товар, Дней до порчи, Количество и Занимаемый объем. Поехали.

Без каких либо усилий, только лишь благодаря запросу, получится при мерно такой список (предположим, что складское место измеряется в квадратных метрах стеллажей):

Рис. 20. Начальное состояние отчета.

Это явно можно сделать лучше2. Начнем со второго столбца – дни до порчи. Как видим, отображаются числа, которые, как мы уже знаем, воспринимаются «не так чтоб очень». Но прежде чем что либо менять, нужно определить, зачем вообще этот столбец нужен. Судя по всему, его предназначение заключается в том, чтобы сделать ненужным отчет «Товары, которые вот вот придется выкидывать». Из этого можно сделать два вывода:

Точное число дней или месяцев не так уж и важно. Важно, много времени осталось до порчи или нет.

Помимо знания времени, оставшегося до порчи, важно так же сознавать, насколько товар уже попорчен, т.е. какую часть общего срока хранения составляет остаток.

1. Это опасно тем, что трудно оценить малые различия между числами на границе порядков (99 не сильно меньше 100) и в тех случаях, когда числа не целые (число 12.347 меньше числа 13).

2. Вообще говоря, эту таблицу можно сделать лучше и без всякой визуализации.

Например, второй столбец, выровненный по правому краю, будет сканироваться взглядом гораздо быстрее. Но писать об этом я не хочу, поскольку эта тема подробно рассмотрена в литературе по коммуникационному дизайну.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Эти выводы подразумевают множество возможных решений. Выбор одного варианта в таких условиях обычно затруднен, поскольку на него влияет много факторов и поиск компромисса довольно сложен. Однако пойдем по порядку.

Пункт первый, количество оставшихся дней. В таблице из примера есть определенные проблемы – имеющаяся нотация никак не учитывает того, что измерять большие промежутки времени удобнее в неделях и месяцах.

В примере же спокойно написано «142 дня». С одной стороны это хорошо, потому что сразу видно, что времени осталось много. С другой стороны, трудно понять, сколько именно осталось времени. Т.е. лучше было бы писать либо «4 мес 22 дн», либо «4 мес 3 нед 1 дн», но, с ещё одной стороны, гро моздкость таких конструкций не позволяет надеяться, что их восприятие будет легким и быстрым (не надо забывать и о существовании годов).

При визуализации массивов отдельных параметров важно добиться не просто красоты и понятности отдельных блоков, но легкости прочтения многих блоков за малое время. Популярно говоря, каждый вариант проверяйте на большом количестве данных, не ограничивайтесь проверкой на одном значении.

Тут возможно несколько способов улучшения. Первый и самый эффек тивный способ, а именно представление чисел как визуальных объектов, здесь может и не пройти: для этого способа может потребоваться либо слишком много места на экране (которого нет), либо слишком много цветов (из за которых экран станет похож на новогоднюю елку и перес танет быть читаемым). Но попытка не пытка: за пятнадцать минут я изготовил пару вариантов решения.

Рис. 21. Два варианта визуализации времени, оставшегося до протухания товара.

Единицы времени упорядочены по продолжительности, т.е. самые темные блоки обозначают годы (к сожалению, в первом варианте обойтись только изменением насыщенности не удалось), а самые светлые, располагающиеся справа – дни. Первый вариант более разборчив, зато второй занимает меньше места. Если бы можно было использовать цветовое, а не только «световое» кодирование, разборчивость можно было сильно повысить.

Оба варианта эксплуатируют одну и ту же идею: чем длиннее и темнее полоска, тем больше осталось времени. Конечно, для точного определения оставшегося времени они не слишком удобны, но, как уже было сказано, это обычно и не нужно, тем более что численное значение всегда можно выво дить, например, в контекстной всплывающей подсказке.

Разумеется, эти варианты имеют еще и тот недостаток, что они зани мают много места на экране: что будет, если понадобится отобразить продолжительность в десять лет, 11 месяцев, три недели и семь дней? Здесь, однако, тоже есть решение: чем больше срок, тем менее актуальна точность его отображения, например, совершенно неважно, сколько дней может пролежать на складе мыло, если срок его хранения все равно измеряется годами. Это позволяет отказаться от показа частностей, т.е. можно ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА установить правило, согласно которому у товаров, которые могут хранить больше года, не показываются недели и дни. Также можно показывать короткие полоски разреженными, а длинные – уплотненными. Не говоря уж о том, что можно воспользоваться обоими способами одновременно.

Конечно, в некоторых случаях такой способ вывода чисел неприемлем и приходится от чего то отказываться. Тем не менее, даже и отказавшись от многого, можно облегчить восприятие этих чисел: можно, например, визуально отображать годы, месяцы и дни, оставляя числам собственно значения (см. рис. 22).

Рис. 22. Ещё два способа визуализации. Первый вариант визуально отображает годы, месяцы, недели и дни, оставляя числам собственно передачу значения, что частично позволяет воспользоваться идеей связи длины и светлоты полоски с реальным числен ным значением. С другой стороны, числа на полосках отвлекают, а значит, замедляют распознавание. Во втором варианте отображаются только одни единицы отсчета вре мени, благодаря чему достигается самая большая легкость и скорость распознавания, равно как сохраняется приемлемый размер блока. Другой разговор, что такое реше ние может работать только в том случае, когда все товары, которые хранятся на скла де, имеют длительности хранения одного порядка, измеряемые, например, в неделях.

Теперь о втором пункте. Важно сознавать, насколько товар уже попор чен. Для этого есть множество стандартных индикаторов, из которых наи более удобными являются линейный и круговой.

Рис. 23. Индикатор оставшейся доли. Левый вариант плох тем, что занимает довольно много места, правый меньше, зато его легче прочесть обратным образом, т.е. непра вильно. С другой стороны, с правым вариантом легче индицировать критический случай, т.е. ситуацию, при которой товар вот вот испортится: надо лишь покрасить его вкрасный цвет.

Выбор варианта обычно сильно зависит от контекста. Поскольку прос транство экрана обычно весьма дорого, обычно выбирают меньший вариант, но это не догма. Чтобы избежать путаницы, эффективнее всего выбрать тот вариант, который не используется в том же отчете, при этом сам вид индикатора будет подсказывать пользователю, на какой именно столбец он смотрит.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Идеально было бы придумать обобщенный индикатор, показывающий оба смысла. К сожалению, чаще всего (и в данном случае в частности) это невозможно, поскольку в одном индикаторе пришлось бы показывать слишком большой объем информации. Тем не менее, прилагать усилия к достижению этого идеала стоит вполне.

Итого, со столбцом «Дней до порчи» разобрались. Пора обновить отчет.

Предположим, что наиболее подходящим индикатором времени, оставше гося до порчи товара, была признана полоска с треугольниками, а инди катор оставшейся доли срока хранения было решено показывать только тогда, когда этой доли осталось менее половины. Тогда отчет станет выглядеть примерно так:

Рис. 24. Промежуточное состояние отчета. Улучшен только второй столбец.

Итого, со столбцом «Дней до порчи» разобрались. Следующим идет столбец «Количество». Здесь другая проблема – единицы измерения у разных товаров различаются, что не позволяет визуализировать «сравни тельность» параметров. Невозможно также визуализировать количество элементов, поскольку это количество может быть очень большим (визуализировать тысячу ночных горшков можно, но при этом будет затрачено чуть ли не всё пространство экрана, а главное, явной разницы между девятью сотнями и тысячей горшков видно не будет). Таким образом, остается лишь возможность визуализации единиц измерения, в данном случае штукам, тоннам и коробкам можно нарисовать пиктограммы.

Весь вопрос в том, стоит это делать или нет. Большинство людей полу чает такое удовольствие от рисования пиктограмм, что сам вопрос необхо димости этого рисования отходит на второй план. В то же время пикто граммы в такой роли имеют как достоинства, так и недостатки. Недостатки у пиктограмм следующие (более подробно о пиктограммах см. стр. 101):

им нужно учиться если разные пиктограммы похожи друг на друга, количество случаев неправильного распознавания неприлично возрастает они добавляют лишний визуальный шум на их рисование нужно время при появлении необходимости в еще одной пиктограмме возникает много проблем.

С другой стороны, у пиктограмм есть и достоинства: разборчивость и эстетическая насыщенность. Проблема в том, что если недостатки совершенно реальны, то достоинства потенциальны: стоит эти пикто граммы нарисовать не очень хорошо, как разборчивость и красота начисто исчезают. Так что пользоваться пиктограммами, как индикаторами в списках, чаще всего неэффективно. Однако, если точно известно, что количество единиц измерения невелико, а найти их внятные репрезен тации непроблематично, пиктограммы могут быть более чем хороши. Но случается это реже, чем хотелось бы.

Так что идею рисования пиктограмм для этого столбца мы оставим кому нибудь другому. Следующий столбец – «Объем». С ним c одной стороны легко, с другой – не очень. Единица измерения всего одна, что хорошо. Зато объем, занимаемый товаром, может быть большим, а значит, плохо визуа лизирующимся (и пятнадцать метров стеллажей говядины визуализировать нелегко, что уж говорить о ста метрах). Но это всё техника. Главное, напро тив, не визуализировать параметр, а визуализировать нужную информацию из этого параметра.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА И с этим то как раз не всё ясно. Что пользователь хочет узнать из чисел, показывающих, сколько места на складе занимает товар? Если ему нужно всего лишь узнать, много он занимает места или нет, лучше всего будет работать уже описанный индикатор полоска. Если ему нужно точно узнать, сколько места занимает товар, можно оставить числа. Но вполне может оказаться и так, что ему нужно узнать, сколько процентов общей площади склада занято товаром. В этом случае подойдет либо полоска, либо более компактная круговая (блочная) диаграмма, либо те же числа. Основная проблема визуализации заключается именно в определении потребностей пользователей.

Предположим, что нужен как раз процент. Поскольку малые проценты показываются на малюсенькой диаграмме не очень хорошо (равно как и на полоске), числа лучше оставить, но сделать их поддерживающими.

Подразумевается, что если пользователю нужно грубое, но быстрое знание, он смотрит на диаграмму. Если ему нужна дополнительная точность, он переводит взгляд на число. А чтобы число не отвлекало без нужды, лучше снизить его визуальную насыщенность, проще говоря, выводить число процентов не черным, а серым цветом. Единственно надо обратить внима ние, что большинство товаров будут занимать на складе сравнительно небольшое место. Это значит, что индикатор надо оптимизировать не для показа всех возможных значений, а для показа их части (при этом части самой неудобной для показа). Например, так:

Рис. 25. Вариант вывода процентных значений. Обратите внимание, что этот вариант плох отсутствием универсальности: пользуясь им, нельзя показать значения, большие 8% (графику придется заменять голыми цифрами). С другой стороны, с практической точки зрения это может быть и не страшно – не так уж много складов, которые до отказа забиты чем то одним.

Обратите внимание, что процентное значение вполне может оказаться дробным. В нашем случае от идеи визуализации процента придется отка заться. Искомый отчет в качестве полигона графического показа про центов не подходит: говядина занимает пятнадцать складских мест, а ночные горшки всего три, причем есть товары и на четыре и на пять мест.

Установить процентные соотношения в таких условиях возможно, но вероятность того, что эти проценты будут «слишком уж дробные» (напри мер, 0.273), чтобы их можно было визуализировать, слишком велика. Не надо забывать, что в нашей таблице только четыре строки, а в жизни строк может быть и двести и триста. Кто знает, какие параметры там могут ока заться? Но показ процентов, в общем то, экзотичен. Почти всегда нужно просто показывать, большое значение или, наоборот, маленькое. В таких условиях обычная полоска из блоков справляется на ура.

Таким образом, в результате отчет может выглядеть примерно так:

Рис. 26. Финальное состояние отчета.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Что гораздо лучше, поскольку более разборчиво и, пожалуй, эстетичней.

Осталось сказать одно: эта глава в большей степени демонстрирует алгоритм мышления, нежели рекомендует какие либо конкретные действия. Я совершенно уверен, что при достаточном прилежании вам удастся изобрести значительно лучшие индикаторы, равно как и использовать существующие лучше, нежели это получается у меня. Здесь всё в ваших руках. И ещё. Поскольку большая сила подразумевает большую ответственность, никогда не пытайтесь визуализировать то, что визуализировать не надо. Ни к чему хорошему это не приведет.

Теперь о больших объемах данных. Поскольку эта тема более сложна и менее нужна (точнее – реже нужна в интерфейсе), нежели визуализация малого объема, сюда вместилось только краткое введение в проблему.

Визуализация большого объема данных сильно отличается от визуализа ции малого объема. Если при малом объеме данных нужно показывать сами эти данные, то при большом объеме нужно показывать распределение значений. С одной стороны, это проще, поскольку самих данных нет, есть только распределение. С другой стороны, каждому критерию необходима либо своя ось, либо иной метод выделения.

Рис. 27. Пример крайне удачной системы визуализации данных. Эта карта показывает состояние торгов на бирже NYSE. Карта поделена на зоны, такие как Здравоохранение и Энергетика. Каждый прямоугольник показывает состояние акции одного эмитента.

Размер прямоугольника показывает объем торгов конкретными акциями за текущий день, цвет – изменение стоимости акций (синие теряют в стоимости, желтые приобретают). © SmartMoney http://www.smartmoney.com/maps/ Если осей немного, всё просто. Распределение эффективнее всего строить в виде либо двумерной карты, либо в виде псевдо трехмерного пространства. Как правило, трехмерность не очень эффективна, поскольку она требует от пользователя долго искать наиболее удобный ракурс (более того, чтобы увидеть эту трехмерность, карту нужно некоторое время ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА вращать). С другой стороны, эти ненужные по сути дела действия могут приносить пользователям удовольствие, так что потеря времени будут скомпенсирована.

Читателям, заинтересовавшимся этой темой, настоятельно рекомендую, во первых, прочесть уже упоминавшиеся книги Эдварда Тафта, во вторых, почерпнуть вдохновение в любом пакете математического анализа и статистики (например, Mathematica или Mathcad).

В любой системе, использующей единое устройство вывода (читай – экран) Навигация для любых задач, качество навигации является важной составляющей:

поскольку все физические атрибуты системы фактически отсутствуют, их необходимо передавать визуалом экрана. Наличие в системе развитой навигации здорово облегчает процесс обучения работе с системой, поскольку при визуальной навигационной системе не нужно помнить контекст своих действий (как я сюда попал? что я хотел сделать?), поскольку этот контекст сам по себе показывается на экране.

Разработка навигационной системы есть сложная и большая работа, требующая большого количества знаний, навыков и талантов. К сожале нию, эта книга не способна дать вам ни первого, ни второго, ни третьего, тем более что тема навигации хорошо проработана в литературе. Тем не менее, здесь всё таки рассматриваются две темы: первая слишком часто забывается, а вторая недостаточно хорошо проработана в существующей литературе.

О навигации в пределах документа см. «Полоски прокрутки и их альтернатива» на стр. 92.

Любая система навигации обязана выполнять нескольку функций, а именно Цели навигации показывать пользователям:

Где они находятся сейчас. Для понятия «не знать своё теперешнее положение» есть два коротких синонима: заблудиться и потеряться.

Ни то, ни другое не приносит удовольствия.

Куда они вообще могут переместиться. Невозможность узнать, что можно сделать дальше, приводит к тому, что ничего не делается.

Где они уже побывали. Невозможность определить пройденный маршрут приводит к тому, что пользователи попадают туда, куда попасть они не хотят (они тут уже были), что является человеческой ошибкой.

Куда им разумно пойти. В большинстве случаев пользователям удобнее не думать самим о том, что им нужно сделать, но восполь зоваться готовым вариантом действия, а сбереженные ресурсы потратить на что либо иное.

С какого именно экрана (страницы) они пришли. Точно знать направление своего движения полезно, поскольку это помогает поддерживать контекст действий.

При этом от навигационной системы требуется множество дополни тельных свойств, таких как эстетическая привлекательность, малый размер и так далее (эти свойства не вполне интерфейсные, поэтому здесь они не разбираются).

Так вот, очень важно сделать навигационную систему, которая выполняет максимум этих задач, просто потому, что невыполнение части из них делает систему неполноценной. Всякий раз, создавая навигационную систему, нужно вкладывать в неё максимальное количество ответов.

Почти любая навигационная система является меню. Это имеет множество Битва против меню достоинств, но и также и некоторые недостатки.

Во первых, меню ограничивает возможность выбора только определен ным набором вариантов. Это хорошо, поскольку позволяет исключить заведомо неправильные действия. Но в навигационных системах это оказывается нехорошо: взамен свободного передвижения по системе ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА пользователям приходится ходить по заранее проделанным для них тро пинкам, т.е. степень свободы пользователей сокращается. Иногда это полезно, но чаще – нет.

Рис. 28. Примеры навигационных систем, которые принципиально действуют одинако во, но выглядят различно и выполняют разные цели. Сверху приведены четыре после довательных экрана сайта фирмы Relevare (читаются слева направо), в которых навигационная система жестко задана один раз. Снизу экран системы Antarcti.ca, позволяющей перемещаться по всем сайтам из каталога Yahoo. Единые принципы устройства навигационных систем могут быть применены многими разными путями, главное – провести анализ требований к навигационной системе и подойти к делу творчески. © Relevare, © Antarcti.ca ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Во вторых, любое многоуровневое меню страдает от каскадных ошибок (см. стр. 81). Способы борьбы с ними существуют, но от этих ошибок лучше бы вообще избавиться. Сделать же это можно, только изъяв либо само меню, либо потребность его использовать.

В третьих, большинство меню не способно показать пользователям, куда им разумно пойти. Это не значит, что меню плохо, но только то, что нужно как то усиливать навигацию помимо меню.

Единственным универсальным (и работоспособным) алгоритмом реше ния всех этих проблем является создание системы из двух не связанных между собой навигационных систем. Первая (меню) показывает пользо вателю, где он находится и куда он может перейти. Вторая, присутствую щая, возможно, не на каждом экране, показывает пользователю, куда он, вероятнее всего, хочет перейти в данный момент. Впервые такая система добилась известности на сайте Amazon.com (хотя идея изначально поя вилась на firefly.com, к сожалению, этот сайт прекратил существование).

Система анализирует читательские предпочтения, проще говоря, регист рирует, кто что купил и на какие товары перед этим смотрел. Собрав эти данные, система предлагает их пользователям, т.е. позволяет просматри вать товары не по абстрактным группам, но по покупательским предпочте ниям. Никто, однако, не мешает не собирать информацию, но устанавли вать связи, пользуясь результатами анализа действий пользователя и здравым смыслом. При написании книг это делается уже порядка сотни лет:

блок «См. также» в конце главы или раздела есть не что иное, как дополни тельная система навигации по книге.

Рис. 29. Это не выглядит как меню, это не воспринимается как меню. Тем не менее, по содержанию это обычное меню, ничем не отличающееся от меню абсолютного боль шинства сайтов. С другой стороны, такая форма представления меню позволила резко увеличить объем структуры, вмещающейся на экран, и тем самым упростить поиск нужных фрагментов системы (при этом субъективное удовлетворение здорово повышается). © Inxight Software, http://www.inxight.com При этом меню становится не основным, а дополнительным навига ционным инструментом (точнее, пассивным инструментом: на него можно смотреть, чтобы получить ответы на интересующие вопросы, но с ним не обязательно взаимодействовать).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ВСЯЧИНА Часть i Инвентарь В этой части описаны все кирпичи, из ко торых состоит любая программа или сайт.

Это окна, элементы управления и стандарт ные сценарии поведения системы.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: Элементы управления Начать разговор об элементах управления удобно с самого простого, а именно с кнопок.

Кнопкой называется элемент управления, всё взаимодействие пользо Кнопки вателя с которым ограничивается одним действием – нажатием. Эта формулировка, кажущаяся бесполезной и примитивной, на самом деле довольно важна, поскольку переводит в гордое звание кнопок многие элементы управления, которые как кнопки по большей части не воспринимаются (об этом позже).

Нажатие на такую кнопку запускает какое либо явное действие, поэтому Командные кнопки правильнее называть такие кнопки «кнопками прямого действия». С другой стороны, из за тяжеловесности этого словосочетания им всегда прене брегают.

Рис. 30. Всё это командные кнопки, они же кнопки прямого действия (включая гипертекстовую ссылку справа).

С точки зрения разработчика ПО для настольных систем, командные кнопки являются чрезвычайно простыми и скучными. Иная ситуация в интернете, где отсутствие операционной системы (откуда приходят эле менты управления) и простота создания новых типов кнопок (это чуть ли не единственный элемент, с которым вообще удается что либо сделать) привели к тому, что нестандартные кнопки не создает только ленивый.

В то же время, этот самый простой элемент управления имеет больше всего тонкостей. Но по порядку.

В интернете кнопка должна быть оформлена как текстовая ссылка, если она перемещает пользователя на другой фрагмент контента, и как кнопка – если она запускает действие Размеры и поля. Как вы уже знаете, чем больше кнопка, тем легче по пасть в нее курсором. Это правило по мере сил всеми соблюдается, во вся ком случае, кнопок размером 5 на 5 пикселей уже практически не встре тишь. Однако помимо простоты нажатия на кнопку есть другая составляю щая проблемы: пользователю должно быть трудно нажать не на ту кнопку.

Добиться этого можно либо изменением состояния кнопки при наведении на неё курсором, либо установлением пустого промежутка между кнопками.

Первый способ пробрел существенную популярность в интернете, второй – в обычном ПО (он, кстати, более эффективен). Ни тот, ни другой способы не обеспечивают стопроцентной надежности, т.е. при прочих равных использовать стоит оба.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Считать экранную кнопку нажатой нужно не тогда, когда пользователь нажимает кнопку мыши, а курсор находится на кнопке, а тогда, когда пользователь отпускает нажатую кнопку мыши, курсор находится на экранной кнопке и находился на ней, еще когда кнопка мыши нажималась Другой составляющей проблемы размера кнопок в интернете является несоответствие видимой площади кнопки её действующей площади. В пос леднее время, кнопки часто реализуют посредством окрашенных ячеек таблицы, в которых размещается текст кнопки, являющийся гипертексто вой ссылкой. Проблема заключается в том, что пользователи восприни мают кнопкой всю ячейку, хотя реально «нажимается» лишь малая её часть.

Рис. 31. Пример несоответствия видимой области кнопки её активной области.

В примере слева кнопка нажимаема, когда курсор находится в пределах текста, но не нажимаема, когда он находится в пределах кнопки, но не в пределах текста.

Справа правильный вариант.

Объем. Кнопка должна (или не должна) быть пользователем нажата.

Соответственно, пользователю нужно как то сигнализировать, что кнопка нажимаема. Лучшим способом такой индикации является придание кнопке псевдообъема, т.е. визуальной высоты. С другой стороны, этот объем плох тем, что при его использовании возникает рассогласование между обли ками кнопок прямого и непрямого действия. Разумеется, никто не отменял ещё и тот факт, что псевдообъем кнопок, вообще говоря, в существенной степени есть визуальный шум. Еще с одной стороны, зачастую возникает необходимость максимально повышать шансы нажатия пользователем какой либо отдельной кнопки (например, «О компании»), в этих случаях псевдообъем этой кнопки (при прочих плоских) сильно повышает вероятность нажатия.

Направление теней во всех элементах управления должно быть одинаковым: снизу справа Состояния. Кнопка должна как то показывать пользователям свои воз можные и текущие состояния. Количество состояний довольно велико, при этом наборы возможных состояний в ПО и в интернете значительно различаются. Например, кнопка в Windows может иметь пять состояний:

нейтральное, нажатое, нейтральное с установленным фокусом ввода, состояние кнопки по умолчанию и заблокированное состояние (см.

рис. 32). В интернете обычно используют меньший набор состояний:

нейтральное, готовое к нажатию (onMouseOver) и активное (в случаях, когда набор кнопок используется для индикации навигации). Нажатое и заблокированное состояние используются очень редко, а «нейтральное с установленным фокусом ввода» старается, как может, создать браузер.

Рис. 32. Состояния кнопки в Windows: нейтральное, нажатое, нейтральное с уста новленным фокусом ввода, состояние кнопки по умолчанию, заблокированное.

Вообще говоря, обычно, чем больше набор состояний, тем лучше.

Но главное не это, а отсутствие дублирования состояний, т.е. не должно быть разных состояний, выглядящих одинаково. Также очень важно делать ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ заблокированные состояния действительно заблокированными: так, на пример, в интернете очень часто встречаются кнопки, нажатие на которые открывают ту же самую страницу, т.е. нажатие которых возможно, но бес полезно. Такие кнопки должны не только выглядеть заблокированными (менее яркими и значительными, нежели обычные), но и не нести гипертекстовых ссылок.

Никогда не удаляйте элементы, которые нельзя нажать, взамен этого делайте их заблокированными Текст и пиктограммы. Все руководства по разработке интерфейса с изумительным упорством требуют снабжать командные кнопки названия ми, выраженными в виде глаголов в форме инфинитива (Прийти, Увидеть, Победить). Разработчики же интерфейса с не менее изумительным упорст вом не следуют этому правилу. Аргументов у них два: во первых, все так делают, значит, это есть стандарт и ему нужно следовать, во вторых, нет времени придумывать название.

Оба аргументы сильны. Действительно, стандарт. Действительно, лень.

Но есть два контраргумента: во первых, это не столько стандарт, сколько стандартная ошибка, во вторых, думать можно и по дороге домой. Если второй контраргумент особых объяснений не требует, то сущность первого полезно объяснить.

Кнопканопка, запускающая действие, недаром называется командной.

С её помощью пользователи отдают системе команды. Команда же в рус ском языке формируется посредством глагола в повелительном наклонении (никто особо не хочет слишком персонифицировать компьютер и обра щаться к нему в наклонении просительном, т.е. Придите, Увидьте, Победите).

Помимо этого, у глагольных кнопок есть одно большое достоинство.

По ним понятно, какое действие произойдет после нажатия. Это позволяет как то разграничить диалоговые окна в сознании (поскольку разные диалоговые получают разные кнопки). В результате, из за увеличения степени уникальности фрагментов системы, обучаться системе получается лучше, нежели с кнопками, одинаковыми везде. Более того, вкупе со стро кой заголовка окна, глагольные кнопки создают контекст, что очень полезно при возвращении к прерванной работе. Оказывается возможным не рассматривать всё диалоговое окно, чтобы узнать, на каком действии задача была прервана – достаточно просто прочесть надпись на кнопке.

Таким образом, следует всемерно избегать создания кнопок с ничего ни говорящим текстом, поскольку такой текст не сообщает пользователям, что именно произойдет после нажатия кнопки.

При этом есть одна тонкость. Существующие интерфейсы заполнены терминационными кнопками Ок, Отмена (Cancel) и Применить (Apply), что, собственно говоря, и позволяет разработчикам ссылаться на стандарт. Эти кнопки плохи.

С первой кнопкой понятно – это не глагол, а значит, кнопка плоха.

Кнопка одна и та же во всех диалогах, значит всё ещё хуже1.

Вторая, хоть и почти глагол, плоха, поскольку не дает контекста (к тому же отглагольные существительные воспринимаются медленнее, чем соот ветствующие глаголы). Главный её недостаток, впрочем, заключается в том, что её, как правило, нечем заменить, так что приходиться пользоваться ей.

1. У кнопки ОК, с другой стороны, есть два достоинства. Во первых, слишком часто оказывается, что ОК является единственным текстом, который можно уместить в кнопке (если во всех отношениях адекватный глагол слишком длинный).

Во вторых, стандартность этой кнопки приводит к почти мгновенному её распо знаванию, что позволяет ускорить работу пользователя с системой (с другой стороны, это распознавание может быть неверным, так что появляется риск человеческой ошибки).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Третья, будучи и глагольной, и сравнительно уникальной, имеет другой недостаток: она почти всегда используется неправильно. На ней написано Применить, но на самом деле её значение совсем иное. Разберем это подробнее.

Как правило, разработчики создают диалоговое окно, внизу которого располагают три кнопки: Ок, Применить и Отмена (прямо таки триединство ошибки). Проблемы наступают тогда, когда пользователь делает что либо в диалоговом окне и начинает думать, какую кнопку ему нужно нажать.

Предположим, он всем доволен и нажимает кнопку ОК. Не считая слабо переданного контекста, все довольно хорошо. Все довольно неплохо, если пользователь нажмет кнопку Отмена – его команды просто не будут обра ботаны системой.

А теперь предположим, что пользователь нажал кнопку Применить. Сис тема выполняет команду пользователя и меняет данные. Начинается самое интересное: теперь кнопка ОК не делает ничего (команда то уже обработа на), помимо закрытия окна. Т.е. эту кнопку в данном состоянии нужно переименовывать в Закрыть. Более того. Кнопка Отмена после нажатия кнопки Применить тоже начинает врать пользователю: она не отменяет действие, но просто закрывает окно. Таким образом, если делать интер фейс полностью однозначным, получается гадость: последовательность кнопок Ок, Применить и Отмена после нажатия кнопки Применить превра щается в последовательность Закрыть, Применить, Закрыть.

Помимо того, что это просто глупо, это плохо уже и тем, что пользова тель оказывается обманут: он то думает, что если он нажмет кнопку Отмена, его действия в диалоговом окне не будут приняты системой во внимание.

В результате, если пользователь нажмет сначала кнопку Применить, а потом кнопку Отмена, он гарантированно совершит ошибку, в которой виновата система.

Напротив, если бы вместо кнопки Применить была бы кнопка Предвари тельный просмотр, все бы работало великолепно. Мало того, что пользо ватель не путался бы в кнопках, он мог бы избежать многих ошибок, просмотрев результат своих действий перед их окончательным принятием.

Но разработчикам реализовывать режим предварительного просмотра тяжело. Гораздо легче вставить кнопку Применить, а то, что пользователям это вредно, их не касается.

Таким образом, кнопка Применить оказывается не просто ненужной, но и откровенно вредной. Её можно применять только в палитрах, заменяя ею кнопку ОК, чтобы показывать пользователю, что палитра не исчезнет с экра на после нажатия кнопки. Разумеется, в этом случае, с нею должна исполь зоваться кнопка Закрыть, вместо кнопки Отмена. Во всех остальных случаях эта кнопка не нужна.

Помимо текста, на кнопках можно выводить пиктограммы. Эта возмож ность редко используется в ПО, но очень широко в интернете. Формально, на таких кнопках пиктограммы не очень хороши из за того, что они обычно должны передавать пользователям идею действия (т.е. глагол), а действие плохо передается пиктограммами (об этом см. «Пиктограммы» на стр. 101).

Конечно, даже и нераспознанная пиктограмма хороша тем, что она визуаль но отделяет кнопку от кнопки и для опытных пользователей обеспечивает ускорение при поиске нужной кнопки (пользователь может помнить, что ему нужна кнопка с синим прямоугольником на пиктограмме). Так что, судя по всему, пиктограммы хороши для тех кнопок, для которых пиктограммы нарисовать легко, и для тех кнопок, которые нужны особенно часто (при этом качество пиктограммы особого значения не имеет, важно только различия пиктограмм между собой). С другой стороны, единство и согла сованность интерфейса требует, чтобы если уж есть пиктограммы, то уж везде;

если же это невозможно, лучше вообще изъять пиктограммы из кнопок, поскольку их эффект невелик, а трудозатраты, уходящие на их создание, значительны.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Также к группе командных кнопок относится кнопка доступа к меню. Кнопки доступа кменю Формально, это попытка скрестить ужа (раскрывающийся список, см.

стр. 72) с ежом (кнопкой, см. стр. 64), но попытка удачная.

Идея проста. Существует много ситуаций, когда раскрывающийся список не помещается в отведенное для него место, поскольку текст в списке слиш ком велик. Первое, что приходит в голову, это вставить кнопку, нажатие на которую будет вызывать меню. В самой этой мысли нет ничего плохого, другой разговор, что без правильного исполнения она… Впрочем, по порядку.

Во первых, недостаток кнопки будет проявляться в том, что, поскольку, по условиям задачи, текст не будет виден, значение кнопки будет менее понятным, чем контекстное меню безо всякой кнопки. Формально, для совсем уж неопытных пользователей, кнопка работать будет, но, как только пользователи подрастут, контекстное меню окажется эффективней. Как никак, в кнопку надо попасть курсором, а в меню попадать не надо, достаточно просто нажать правую кнопку мыши, огорчает также и то, что кнопки загромождают экран.

Во вторых, само использование кнопки в таком исполнении не совсем правильно, поскольку нарушается принцип единообразия: пользователь нажал на кнопку, а действия как такового и нет (не считать же действием появление меню). В интернете это еще проходит, поскольку там кнопки могут и не выглядеть как кнопки, будучи оформлены как ссылки;

в этом случае противоречия не возникает.

Суммируя, можно смело сказать, что использовать кнопку для иници ирования показа меню можно, но стыдно. Не высший класс.

Рис. 33. Пример очень хорошего использования кнопки доступа к меню. Большинство пользователей в большинстве случаев не думают ни о каком меню, сразу нажимая на кнопку и инициируя действие. В то же время они получают возможность без труда сэкономить несколько нажатий, если обратятся к меню.

Существуют, впрочем, определенные ситуации, когда такие кнопки очень хороши. Для этого только нужно сделать так, чтобы кнопка была одновременно и командной кнопкой, и показывала меню. Для этого нужно сделать две вещи. Во первых, нужно разделить кнопку на две области, одна из которых запускает действие, а другая открывает меню. Во вторых, нужно организовать такой контекст, при котором результат нажатия на кнопку всегда будет понятным. Например, это очень хорошо работает с кнопками Вперед и Назад. Другой пример: иногда бывают ситуации, когда действий может выполняться несколько, но чаще всего нужно только одно. В этом случае пользователи очень быстро обучаются этому действию, имея доволь но простой доступ к остальным. В таком исполнении кнопки доступа к меню работают замечательно.

Осталось сказать немного. Во первых, на области, вызывающей меню, обязательно должно находиться изображение направленной вниз стрелки.

Во вторых, эта область должна находиться справа на кнопке, чтобы изобра жение стрелки не мешало воспринимать текст или пиктограмму на кнопке.

Отдельного внимания заслуживает размещение кнопок в пределах диалоговых окон, об этом см. «Структура окна» на стр. 94.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Несмотря на то, что в большей части литературы чекбоксы и радиокнопки Чекбоксы и радиокнопки разбирают по отдельности, я решил нарушить эту традицию и описать их вместе, поскольку это помогает лучше понять различия между этими элементами.

Рис. 34. Пример радиокнопок и чекбоксов. Обратите внимание, что радиокнопки всегда должны находиться в рамке группировки, а для чекбоксов это необязательно.

Первое, что необходимо сказать про чекбоксы и радиокнопки, это то, что они являются кнопками отложенного действия, т.е. их нажатие ни при каких обстоятельствах не должно инициировать какое либо немедленное действие. С их помощью пользователи вводят параметры, которые скажут ся после, когда действие будет запущено иными элементами управления.

Нарушать это правило нельзя ни при каких обстоятельствах, поскольку это серьезно нарушит сложившуюся ментальную модель пользователей. В этом заключается общность чекбоксов и радиокнопок, теперь поговорим о различиях.

Главное различие заключается в том, что группа чекбоксов дают возмож ность пользователям выбрать любую комбинацию параметров, радиокноп ки же позволяют выбрать только один параметр. Это сближает эти элемен ты со списками множественного и единственного выбора соответственно (о которых будет подробнее рассказано ниже).

Из этого различия проистекают все остальные. Например, в группе не может быть меньше двух радиокнопок (как можно выбрать что либо одно из чего либо одного?). Еще одно следствие заключается в том, что у чекбокса есть три состояния (выбранное, не выбранное, смешанное), а у радио кнопки только два, поскольку смешанного состояния у неё быть просто не может (нельзя совместить взаимоисключающие параметры). Но это было знание вообще. Теперь перейдем к алгоритму его использования.

В группе радиокнопок как минимум одна радиокнопка должна быть проставлена по умолчанию Всякий раз, когда пользователю нужно предоставить выбор между несколькими параметрами, можно использовать либо чекбоксы, либо радиокнопки (или списки, но о них позже). Если параметров больше двух, выбор прост: если параметры можно комбинировать, нужно использовать чекбоксы (например, текст может быть одновременно и жирным и курс ивным);

если же параметры комбинировать нельзя, нужно использовать радиокнопки (например, текст может быть выровнен или по левому, или по правому краю).

Если же параметров всего два и при этом параметры невозможно ком бинировать (т.е. либо ДА, либо НЕТ), решение более сложно. Дело в том, что группу из двух радиокнопок часто можно заменить одним чекбоксом.

Предположим, что нужно дать пользователю выбор: показывать в доку менте линейки или не показывать. В этом случае логично поместить в диалоговое окно рамку группировки (см. «Структура окна» на стр. 94) со словами Показывать линейки, а в эту рамку поместить две радиокнопки: Да и Нет. Понятно, что это решение очень тяжеловесно. Можно сделать проще:

убрать рамку группировки и радиокнопки, а на их место поместить всего один чекбокс со словами Показывать линейки. В этом случае все будет хорошо.

К сожалению, этот метод работает не всегда. Поскольку в самом чекбоксе написано только то, что произойдет после его включения, но не описано, ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ что произойдет, если его не включить, такая конструкция не работает в ситуациях, когда пользователям по той или иной причине функциональ ность непоставленного чекбокса может быть непонятна. Например, если нужно спросить пользователя, в какой кодировке посылать ему письма, не получится заменить две радиокнопки Windows 1251 и KOI 8 единым чекбоксом KOI 8. Пользователь не обязан понимать, в какой кодировке система будет посылать ему письма по умолчанию. К счастью, такие ситуации редки.

И чекбоксы и радиокнопки крайне желательно расставлять по вертикали, поскольку это значительно ускоряет поиск нужного элемента Внешний вид. Традиционно сложилось так, что чекбоксы выглядят как квадраты, а радиокнопки – как кружки. Нарушать это правило нельзя.

Желательно вертикально располагать чекбоксы и радиокнопки в группе, поскольку это облегчает поиск конкретного элемента.

Текст подписей. Каждая подпись должна однозначно показывать эф фект от выбора соответствующего элемента. Поскольку как радиокнопки, так и чекбоксы, не вызывают немедленного действия, формулировать подписи к ним лучше всего в форме существительных, хотя возможно использование глаголов (если изменяется не свойство данных, а запус кается какое либо действие). Подписи к стоящим параллельно кнопкам лучше стараться делать примерно одинаковой длины. Все подписи обязаны быть позитивными (т.е. не содержать отрицания). Повторять одни и те же слова, меняя только окончания подписей (например, «Показывать про белы» и «Показывать табуляции»), в нескольких кнопках нельзя, в таких случаях лучше перенести повторяющееся слово в рамку группировки. Если подпись не помещается в одну строку, выравнивайте индикатор кнопки (кружок или квадрат) по первой строке подписи.

Взаимодействие. Это может показаться невероятным, но до сих пор в интернете 99% чекбоксов и радиокнопок реализованы неправильно. Дело в том, что создатели языка HTML, ничего не понимавшие в проектировании интерфейсов, были искренно уверены в том, что в этих элементах управ ления нажимается только визуальный индикатор переключения, т.е.

кружок или квадратик. На самом деле это совершенно не так! Нажима бельной должна быть ещё и подпись, просто потому, что закон Фитса (см.

«Быстрый или точный» на стр. 10) однозначно требует больших кнопок.

Но в интернете всего этого нет, поскольку в HTML конструкция чекбоксов и радиокнопок просто не позволяет делать нажимабельными подписи.

Сейчас это стало технически возможным (через JavaScript), но по инерции и вполне понятной лени никто чекбоксы нормальными не делает. Увы1.

В интернете первым признаком профессионально разработанного интерфейса являются нажимабельные подписи к чекбоксам и радиокнопкам Другой аспект: при необходимости заблокировать элемент, желательно визуально ослаблять не только квадрат или круг, но и подпись.

1. Несмотря на то, что я обожаю ругать программистов за лень, в данном конкретном случае я их понимаю. Действительно, вешать на каждую кнопку отложенного действия по скрипту слишком уж утомительно.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Как чекбоксы, так и радиокнопки, бывают двух видов: описанные выше Вариант для панелей инструментов стандартные, и предназначенные для размещения на панелях инстру ментов (см. «Панели инструментов» на стр. 90).

Рис. 35. Пример чекбоксов и радиокнопок на панели инструментов. Справа распо ложены чекбоксы (шрифт может быть и жирным и курсивным), справа радиокнопки (абзац может быть выровнен либо по левому, либо по правому краю). Обратите внимание, что визуально чекбоксы и радиокнопки не различаются.

У них есть определенный недостаток: они не различаются внешне (насколько я знаю, ни в одной ОС метода визуального различения не выработано). Это не очень критично, поскольку панелями инструментов пользуются в основном сравнительно опытные пользователи, так что страдать по этому поводу не стоит. Тем не менее, на панелях инструментов полезно располагать группы радиокнопок отдельно от групп чекбоксов (чтобы они не смешивались в сознании пользователей).

Вообще говоря, графические версии чекбоксов и радиокнопок можно располагать и в диалоговых окнах. Делать это, однако, не рекомендуется, поскольку в окнах они слишком уж похожи на командные кнопки, кроме того, такие кнопки не подразумевают подписей (которые в диалоговых окнах ничего не стоят, принося в то же время явную пользу).

Обратите внимание, что на панелях инструментов чекбоксы и радиокнопки могут быть кнопками прямого действия.

Все часто используемые списки функционально являются вариантами Списки чекбоксов и радиокнопок. Скорость доступа к отдельным элементам и наглядность в них принесены в жертву компактности (они экономят экранное пространство, что актуально, если количество элементов в велико) и расширяемости (простота загрузки в списки динамически изменяемых элементов делает их очень удобными при разработке интерфейса, поскольку это позволяет не показывать пользователю заведомо неработающие элементы).

Списки бывают пролистываемыми и раскрывающимися, причем пролистываемые могут обеспечивать как единственный (аналогично группе радиокнопок), так и множественный выбор (a la чекбокс);

раскрывающиеся же работают исключительно как радиокнопки.

Но сначала необходимо рассказать об общих свойствах всех списков.

Ширина. Ширина списка как минимум должна быть достаточна для того, чтобы пользователь мог определить различия между элементами.

В идеале, конечно, ширина всех элементов должна быть меньше ширины списка, но иногда это невозможно. В таких случаях не стоит добавлять к списку горизонтальную полосу прокрутки, лучше урезать текст элементов.

Для этого нужно определить самые важные фрагменты текста (например, для URL это начало и конец строки), после чего все остальное заменить троеточием (...).

Поскольку нужно максимально ускорить работу пользователей, необхо димо сортировать элементы. Идеальным вариантом является сортировка по типу элементов. Если же элементы однотипны, их необходимо сорти ровать по алфавиту, причем списки с большим количеством элементов полезно снабжать дополнительными элементами управления, влияющими на сортировку или способ фильтрации элементов. Если можно определить наиболее популярные значения, их можно сразу расположить в начале списка, но при этом придется вставлять в список разделитель, а в систему – обработчик этого разделителя.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Пиктограммы. Уже довольно давно в ПО нет технических проблем с выводом в списках пиктограмм отдельных элементов. Однако практически никто этого не делает. Это плохо, ведь пиктограммы обеспечивают существенное повышение субъективной привлекательности интерфейса и быстрее вызываются из ДВП (см. «Долговременная память» на стр. 50), нежели слова.

Самым простым вариантом списка является раскрывающийся список. Раскрывающиеся списки Помимо описанных выше родовых достоинств списков, раскрывающиеся списки обладают одним существенным достоинством. Оно заключается в том, что малая высота списка позволяет с большой легкостью визуально отображать команды, собираемые из составляющих.

Рис. 36. Пример визуальной сборки команды из составляющих. Данный метод значи тельно проще для понимания, нежели, например, ввод положительного значения для смещения вверх и отрицательного значения для смещения вниз без поддержки раскрывающимся списком. Справа на иллюстрации крутилка (см. стр. 75).

Раскрывающийся список, как правило, вызывает две проблемы, одна появляется преимущественно в ПО, другая – в интернете.

Проблема ПО заключается в том, что иногда отсутствие места на экране не позволяет использовать ни чекбоксы с радиокнопками, ни пролисты ваемые списки множественного выбора. Приходится делать раскрываю щийся список, в котором помимо собственно элементов есть «мета элемент», включающий все элементы из списка. Этому элементу часто не дают названия, оставляя строку списка пустой, что неправильно, поскольку требует от пользователя слишком глубокого абстрагирования. Такой мета элемент нужно снабжать названием, например, Все значения или Ничего.

В интернете есть другая проблема. Раскрывающийся список часто используется как навигационное меню. Это изначально неправильно, поскольку содержимое такого меню не видно сразу и уж тем более им трудно индицировать пользователям, в каком разделе сайта они находятся, но это не главное. Большая проблема заключается в том, что список снабжают скриптом, который запускается сразу по выбору значения. Такой метод имеет два недостатка. Во первых, список исторически не является элементом управления прямого действия (как и чекбокс, например), что приводит к потере пользователями чувства контроля над системой. Во вторых, раскрывающиеся списки довольно сложны, так что пользователи часто совершают моторные ошибки при выборе нужного элемента. Пос кольку эта ошибка не может быть обнаружена системой и не всегда обнаруживается пользователями, часты ситуации, когда пользователь (как ему кажется) выбирает один раздел, а перемещается в другой, что совсем нехорошо. Таким образом, навигационные раскрывающиеся списки нужно снабжать кнопкой, которая и будет запускать действие, запускать же действие сразу после выбора элемента в списке нельзя.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Другим, более сложным вариантом списка является пролистываемый спи Пролистываемые списки сок. Пролистываемые списки могут позволять пользователям совершать как единственный, так и множественный выбор. Одно требование приме нимо к обоим типам списков, остальные применимы только к одному типу.

Размер. По вертикали в список должно помещаться как минимум четыре строки, а лучше восемь. Напротив, список, по высоте больший, нежели высота входящих в него элементов, и соответственно, содержащий пустое место в конце, смотрится неряшливо. Требование выводить полоски прокрутки в больших списках кажется моветоном, но забывать о нем не следует.

Списки единственного выбора. Список единственного выбора явля ется промежуточным вариантом между группой радиокнопок и раскрываю щимся списком. Он меньше группы радиокнопок с аналогичным числом элементов, но больше раскрывающегося списка. Соответственно, исполь зовать его стоит только в условиях «ленивой экономии» пространства экрана.

Рис. 37. Список единственного выбора. Обратите внимание, что в ситуациях, когда все элементы помещаются в список без пролистывания, список работает в точности как группа радиокнопок.

Списки множественного выбора. С точки зрения дизайна интерфей сов, списки множественного выбора интересны, прежде всего, тем, что их фактически нет в интернете. Технически создать список множественного выбора непроблематично, для этого в HTML есть даже специальный тег.

Проблема в том, что такой список в браузере будет выглядеть как список единственного выбора, более того, чтобы выбрать несколько элементов пользователю придется удерживать клавишу Ctrl. Это значит, что восполь зоваться таким списком сможет только малая часть аудитории (и даже наличие подсказки у списка положения не исправит). Из за такой убогой реализации списков браузерами, использовать их, как правило, оказы вается невозможно. Приходится использовать чекбоксы1.

Рис. 38. Список множественного выбора с чекбоксами.

Гораздо лучше обстоят дела в ПО. Возможность безболезненно выводить в списке чекбоксы позволяет пользователям без труда пользоваться спис ками, а разработчикам – без труда эти списки создавать.

1. В принципе, с появлением слоев, внедренных окон (IFrame) и Macromedia Flash, появилась возможность самостоятельно создавать такие списки и в интернете.

К сожалению, это довольно трудоемкое занятие, к тому же запрограммировать все возможности списка (например, перемещение по списку с клавиатуры) практически нереально.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Комбобоксами (combo box), называются гибриды списка c полем ввода:

Комбобоксы пользователь может выбрать существующий элемент, либо ввести свой.

Комбобоксы бывают двух видов: раскрывающиеся и расширенные. Оба типа имеют проблемы.

Рис. 39. Раскрывающийся комбобокс с установленным фокусом ввода (слева) и расширенный комбобокс (справа).

У раскрывающегося комбобокса есть проблемы. Во первых, такие комбо боксы выглядят в точности как раскрывающиеся списки, визуально отли чаясь от них только наличием индикатора фокуса ввода (да и то, только тогда, когда элемент выделен). Это значит, что полноценно пользоваться ими могут только сравнительно продвинутые пользователи. В этом нет особой проблемы, поскольку комбобоксом все равно можно пользоваться, как обычным списком. Во вторых, что гораздо хуже, раскрывающиеся комбобоксы отсутствуют в интернет как класс. Поддержки их нет ни в браузерах, ни в HTML.

Проблемы расширенных комбобоксов, напротив, совершенно иные. Их с трудом, но можно реализовать в интернете (через JavaScript). Они имеют уникальный вид, отличающий их от остальных элементов управления. Зато их сравнительно трудно (хотя и гораздо легче, чем в интернете) реализо вать в ПО, поскольку в Windows нет такого элемента, так что собирать его приходится из двух. При этом расширенный комбобокс потребляет много места на экране.

Поскольку комбобоксы являются гибридами списков и полей ввода, к ним применимы те же требования, что и к их родителям.

Вместе с командными кнопками, чекбоксами и радиокнопками, поля ввода Поля ввода являются основой любого интерфейса. В результате требований к ним довольно много.

Размеры. Основная часть требований к полям ввода касается размера.

Понятно, что размер по вертикали должен быть производным от размера вводимого текста – если текста много, нужно добавить несколько строк (нарушением этого правила регулярно грешат форумы, заставляющие пользователей вводить сообщения в поля ввода размером с ноготь).

С размерами по горизонтали интереснее. Конечно, ширина поля должна соответствовать объему вводимого текста, поскольку гораздо удобнее вво дить текст, который видишь. Менее очевидным является другое сообра жение: ширина поля ввода не должна быть больше объема вводимого в поле текста, поскольку частично заполненное поле выглядит как минимум неряшливо.

Ширина поля ввода не должна быть больше максимальной длины строки Отдельной проблемой является ограничение вводимого текста. С одной стороны, ограничение хорошо для базы данных. С другой стороны, всегда найдутся пользователи, для которых поле ввода с ограничением вводимых символов окажется слишком маленьким. Поэтому этот вопрос нужно решать применительно к конкретной ситуации.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Рис. 40. Пример полей ввода, больших объема вводимых в них информации. Мало того, что такие поля выглядят неряшливо, так они ещё и обманывают пользователей, показывая, что пользователь ввел не всю информацию. Вдобавок, после заполнения поля приходится самому перемещать фокус ввода, хотя с этим справилась бы исистема. © РОЛ Если же суммировать информацию из двух предыдущих абзацев, можно определить самую большую ошибку, которую разработчики допускают при создании полей ввода. Всякий раз, когда ширина поля ввода больше максимального объема вводимого в него текста, при этом объем вводимого текста ограничен, пользователи неприятно изумляются, обнаружив, что они не могут ввести текст, хотя место под него на экране имеется.

Соответственно, делать поле ввода шире текста нельзя вообще.

Подписи. Вопрос «где надо размещать подписи к полям ввода?» является одним из самых популярных среди программистов: битвы сторонников разных подходов, хоть и бескровны, но значительны. Аргументов и подходов тут множество, моё личное мнение заключается в том, что, поскольку восприятие подписей занимает определенное время, которого жаль, лучше всего действует следующее простое правило: в часто исполь зуемых экранах подписи должны быть сверху от поля (чтобы их было легче не читать), в редко же используемых подписи должны быть слева (чтобы всегда восприниматься и тем самым сокращать количество ошибок).

Подписи к полям ввода имеют определенное отличие от других подпи сей. В полях ввода подписи можно размещать не рядом с элементом, а внут ри него, что позволяет экономить пространство экрана. Подпись при этом выводится в самом поле ввода, точно так же, как и текст, который в него нужно вводить. Необходимо только отслеживать фокус ввода, чтобы при установке фокуса в поле убирать подпись. Это решение, будучи нестандарт ным, плохо работает в ПО, но неплохо работает в интернете. Если очень жалко экранное пространство, этим методом стоит пользоваться.

Крутилка (spinner, little arrow) есть поле ввода, не такое универсальное, как Крутилки обычное, поскольку не позволяет вводить текстовые данные1, но зато обладающее двумя полезными возможностями.

Рис. 41. Крутилка.

Во первых, чтобы ввести значение в крутилку, пользователю не обяза тельно бросать мышь и переносить руку на клавиатуру (в отличие от обыч ного поля ввода). Поскольку перенос руки с место на место занимает срав нительно большое время (в среднем почти половину секунды, см. «Предска зание скорости» на стр. 122), к тому же ещё и сбивает фокус внимания, отсутствие нужды в клавиатуре оказывается большим благом. Во всяком случае, случаи ввода значения в крутилку с клавиатуры достаточно редки, т.е. пользователи воспринимают крутилки целиком и полностью положи тельно. Во вторых, как уже было сказано в главе «ыва», при вводе значения 1. Точнее, позволяет, но при этом оказывается ничем не лучше обычного поля ввода.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ мышью система может позволить пользователям вводить только коррект ные данные, причем, что особенно ценно, в корректном формате. Это резко уменьшает вероятность человеческой ошибки. Таким образом, использование крутилок для ввода любых численных значений более чем оправдано.

К сожалению, в интернете нет специального элемента для крутилки. Сде лать элемент, похожий на крутилку, можно без труда, создав список высотой в один элемент, но ввод в него с клавиатуры будет невозможен. К счастью, крутилку можно с относительно небольшими затратами сделать в Macro media Flash.

Как и ранее описанные элементы управления, ползунки позволяют пользо Ползунки вателям выбирать значение из списка, не позволяя вводить произвольное значение. Возникает резонный вопрос: зачем нужен ещё один элемент управления, если аналогичных элементов уже полно. Ответ прост: ползун ки незаменимы, если пользователям надо дать возможность выбрать значение, стоящее в хорошо ранжирующемся ряду, если:

значений в ряду много (см. рис. 42) нужно передать пользователям ранжируемость значений.

Рис. 42. Примеры ползунков. Видно, что количество параметров в ползунке может быть весьма значительным (хотя расстояние между градациями не может быть меньше половины ширины ползунка, в случае необходимости вместить дополнительные значения можно просто увеличить ширину линейки).

необходимо дать возможность пользователям быстро выбрать значе ние из большого их количества (в таких случаях ползунок оказывается самым эффективным элементом, хотя и опасен возможными человеческими ошибками).

Ползунки имеют интересный аспект. Их можно также использовать для выбора текстовых параметров, но только в случаях, когда эти параметры можно понятным образом отранжировать. Случаев таких немало, напри мер, «завтрак», «обед» и «ужин», при отсутствии внешней связи ранжиро ванию поддаются вполне.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ЭЛЕМЕНТЫ УПРАВЛЕНИЯ Меню При упоминании термина меню применительно к интерфейсу, большин ство людей немедленно представляют стандартные раскрывающиеся меню.

В действительности, понятие меню гораздо шире. Меню – это метод взаи модействие пользователя с системой, при котором пользователь выбирает из предложенных вариантов, а не предоставляет системе свою команду.

Рис. 43. Стандартное выпадающее меню.

Соответственно, диалоговое окно с несколькими кнопками (и без единого поля ввода) также является меню.

Рис. 44. Это тоже меню.

В настоящее время систем, которые не использовали бы меню в том или ином виде, практически не осталось. Объясняется это просто. Меню позволяет снизить нагрузку на мозги пользователей, поскольку для выбора команды не надо вспоминать, какая именно команда нужна и как именно её нужно использовать – вся (или почти вся) нужная информация уже содер жится на экране. Вдобавок, поскольку меню ограничивает диапазон дейст вий пользователей, появляется возможность в значительной мере изъять из этого диапазона ошибочные действия. Более того: меню показывает пользователям объем действий, которые они могут совершить благодаря системе, и тем самым обучают пользователей (в одном из исследований было обнаружено даже, что меню является самым эффективным средством обучения1). Таким образом, в большинстве систем меню является объек тивным благом (они неэффективны, в основном, в системах с внешней средой или течением времени).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ Существуют несколько различных таксономий меню, но основной интерес Типы меню представляют только две из них. Первая таксономия делит меню на два типа:

Статические меню, т.е. меню, постоянно присутствующие на экране.

Характерным примером такого типа меню является панель инструментов.

Динамические меню, в которых пользователь должен вызвать меню, чтобы выбрать какой либо элемент. Примером является обычное контекстное меню.

В некоторых ситуациях эти два типа меню могут сливаться в один:

например, меню, состоящее из кнопок доступа к меню (см. стр. 68), могут работать и как статические (пользователи нажимают на кнопки) и как динамические (пользователи вызывают меню).

Вторая таксономия также делит меню на два типа:

Меню, разворачивающиеся в пространстве (например, обычное выпа дающее меню). Всякий раз, когда пользователь выбирает элемент нижнего уровня, верхние элементы остаются видимыми.

Меню, разворачивающееся во времени. При использовании таких меню элементы верхнего уровня (или, понимая шире, уже пройденные элемен ты) по тем или иным причинам исчезают с экрана. Например, в предыду щей иллюстрации диалоговое окно с меню перекрыло элемент управления, которым это меню было вызвано.

Каждый тип меню в обеих таксономиях имеет определенные недостатки.

Статические меню из первой таксономии, как правило, обеспечивают мень шую скорость работы, лучше обучают пользователей, но зато занимают место на экране. Напротив, с динамическими меню ситуация обратная. Во второй таксономии первый тип (меню, разворачивающиеся в пространст ве) обеспечивает большую поддержку контекста действий пользователей, но эта поддержка обходится в потерю экранного пространства. Второй тип более бережно использует пространство, но зато хуже поддерживает контекст.

Реальность, впрочем, оказывается несколько шире обеих таксономий.

Например, мастер (см. «Последовательные окна» на стр. 99), являясь и динамическим меню из первой таксономии, и разворачивающимся во времени меню из второй, не оказывается более быстрым, чем, например, раскрывающееся меню. Но объем и специфика входящих в него элементов управления не позволяют, как правило, сделать из него какое либо другое меню, например, раскрывающееся.

Поэтому очень полезно научиться анализировать влияние и взаимо проникновение разных типов меню, а также осознавать их место в интерфейсе. Например, контекстное меню на ином уровне абстракции оказывается временным (т.е. динамическим) диалоговым окном, только с нестандартной структурой. Понимание этой структуры позволяет опреде лить, какие элементы управления, помимо кнопок, можно использовать в таком меню, чтобы оно обрело как достоинства меню, так и достоинства диалогового окна. К сожалению, объем этой книги не позволяет более полно описать эту тему. Поэтому в этом разделе будут описаны только главные и контекстные меню.

1. Diana Parton, Keith Huffman, Patty Pridgen, Kent Norman, and Ben Shneiderman.

Learning a Menu Selection Tree: Methods Compared. Behaviour and Information Technology, 4 (2) 1985, pp. 81 91.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ На эффективность меню наибольшее влияние оказывают устройство Устройство меню отдельных элементов и их группировка. Несколько менее важны другие факторы, такие как выделение элементов и стандартность меню.

Самым важным свойством хорошего элемента меню является его название. Устройство отдельных элементов Название должно быть самым эффективным из возможного. В отличие от кнопок в диалоговых окнах, элементы главного меню практически никогда не несут на себе контекста действий пользователя, просто потому, что в любой момент времени доступны все элементы. Это значит, что к наимено ванию элементов меню нужно подходить весьма тщательно, тщательней, нежели ко всему остальному.

Впрочем, помимо тщательности (и таланта, к слову говоря) нужно ещё кое что. Обязательно нужно убедиться, что выбранное название понятно целевой аудитории. Сделать это просто – пользователю нужно сообщить название элемента и попросить его сказать, что этот элемент меню делает.

Нелишне заметить, что функциональность, не отраженная названием элемента, с большой степенью вероятности не будет найдена значительной частью аудитории. Поэтому не стоит умещать в диалоговое окно какую либо функцию, если её существование в этом окне невозможно предсказать, глядя на соответствующий элемент меню.

Не делайте элементов меню, часть функциональности которых не влезает в текст элемента Особо стоит остановиться на склонении текста. В отличие от диалого вых окон, в которых кнопки прямого и отложенного действия выглядят и действуют по разному, в меню нет четкой разницы между этими элемен тами. Единственным способом разграничения этих элементов является текст, так что нужно очень тщательно подходить к тому, чтобы элементы, запускающие действия, были глаголами в форме инфинитива (как команд ные кнопки). Впрочем, часто глагол приходится выкидывать вообще, чтобы переместить значимое слово ближе в начало текст элемента. Нужно это, чтобы повысить скорость распознавания. Повысить её можно всего одним способом: главное (т.е. наиболее значимое) слово в элементе должно стоять в элементе первым. Обратите внимание, что короткий текст элемен та, без сомнения, быстро читаясь, совершенно необязательно быстро распознается. Поэтому не стоит безудержно сокращать текст элемента:

выкидывать нужно все лишнее, но не более.

Пиктограммы в меню. Пиктограммы в меню, если они повторяют пиктограммы в панели инструментов, обладают замечательной способ ностью обучать пользователей возможностям панели. Помимо этого они здорово ускоряют поиск известного элемента и точность его выбора, равно как и общую разборчивость меню. Таким образом, пиктограммы в меню объективно хороши (только стоят дорого, к сожалению). Это очевидный факт. Теперь менее очевидный: пиктограммы лучше работают, когда ими снабжены не все элементы. Когда все элементы имеют пиктограммы, раз борчивость каждого отдельного элемента падает: в конце концов, пикто граммы всех ненужных в данное время элементов являются визуальным шумом. Когда же пиктограммами снабжены только самые важные элементы, их разборчивость повышается (а разборчивость остальных не понижается), при этом пользователям удается легче запоминать координаты элементов («элемент сразу под второй пиктограммой»).

Не снабжайте пиктограммами все элементы меню, снабжайте только самые важные Переключаемые элементы. Особого внимания заслуживают случаи, когда меню переключает какие либо взаимоисключающие параметры, например, показывать или не показывать палитру. Тут есть несколько ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ возможных способов. Можно поместить перед переключателем галочку, показывая, что он включен (если же элемент снабжен пиктограммой, можно её утапливать). Заранее скажу, что это лучший метод. Можно не помещать галочку, зато инвертировать текст элемента: например, элемент Показывать сетку превращается в Не показывать сетку. Это плохо по многим причинам. Во первых, в интерфейсе желательно не употреблять ничего негативного: в меньшей степени потому, что негативность слегка снижает субъективное удовлетворение;

в большей степени потому, что она снижает скорость распознавания текста (главное слово не первое, нужно совершить работу, чтобы из отрицания вычислить утверждение). Во вторых, если изъять «не» и переформулировать одно из состояний элемента, пользова телям будет труднее осознать, что два разных элемента на самом деле есть один элемент. Таким образом, галочка предпочтительнее.

Всегда формулируйте текст в интерфейсе без использования отрицаний Предсказуемость действия. Пользователей нужно снабжать чувством контроля над системой. Применительно к меню это значит, что по виду элемента пользователи должны догадываться, что произойдет после выбора. Сделать это неимоверно трудно, поскольку на экране нет места под такие подсказки. Можно сделать только одно, но сделать это нужно обязательно: нужно показать пользователям, какой элемент запускает действие или меняет параметр, а какой открывает окно c продолжением диалога. Почти во всех ОС стандартным индикатором продолжения диа лога является многоточие после текста элемента, так что пользоваться этим признаком стоит везде, включая интернет. Также необходимо показывать, какой элемент срабатывает сразу, а какой открывает элементы меню нижнего уровня (в любой ОС это делается автоматически, в интернете нужно не забывать делать это вручную).

Это же правило касается и гипертекстовых ссылок вообще (они тоже меню). Пользователи испытывают значительно большее чувство контроля, когда имеют возможность предсказать, куда их ссылка приведет (при этом снижается количество ошибочных переходов). Таким образом, нестан дартные ссылки (т.е. ссылки на другой сайт, на почтовый адрес, на файл, на узел FTP, на долго загружающуюся страницу и т.д.) полезно снабжать характерными для них признаками, например, ссылку на почтовый адрес пиктограммой письма.

Второй составляющей качества меню является группировка его элементов. Группировка элементов В большинстве меню группировка оказывает не меньшее значение при поиске нужного элемента, нежели само название элемента, просто потому, что даже идеальное название не сработает, если элемент просто нельзя найти.

Чтобы уметь эффективно группировать элементы в меню, нужно знать ответы на три вопроса: зачем элементы в меню нужно группировать, как группировать элементы и как разделять группы между собой.

Зачем элементы в меню нужно группировать. Меню, группы элемен тов в котором разделены, сканируется значительно быстрее обычного, поскольку в таком меню больше «точек привязки» (точно также как и в меню с пиктограммами). К тому же наличие явных разделителей много кратно облегчает построение ментальной модели, поскольку не прихо дится гадать, как связаны между собой элементы. Наконец, в объемных меню группировка элементов облегчает создание кластеров в кратко временной памяти, благодаря чему всё меню удается пометить в кратко временную память.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ Как группировать элементы. Каждый знает, или, во всяком случае, догадывается, что элементы в меню нужно группировать максимально логично. Поспорить с этим утверждением нельзя, но от этого его проблематичность не уменьшается.

Взаимоисключающие элементы желательно помещать в отдельный уровень иерархии Дело в том, что существует множество типов логики. Есть логика разра ботчика, который знает все функции системы. Есть логика пользователя, который знает только меньшую часть. При этом практика показывает, что эти типы логики в значительной мере не совпадают. Поскольку пользо ватели важнее, нужно сгруппировать меню в соответствии с их логикой.

Для этого используется очень простой и надежный метод, называемый карточной сортировкой (см. стр. 120).

Как разделять группы между собой. Существует два основных способа разделять группы: между группами можно помещать пустой элемент (разде литель) или же размещать отдельные группы в разных уровнях иерархии.

Второй способ создает более четкое разделение: в меню Файл, например все элементы более близки друг другу (несмотря на разделители), чем элемен ты других меню. В то же время выбор конкретного способа диктуется результатами карточной сортировки, так что интерес представляет только вопрос «как должны выглядеть и действовать разделители».

Для разграничения групп традиционно используют полоски. Это надеж ное, простое решение, другой разговор, что с дизайнерской точки зрения полоски плохи, поскольку представляют собой визуальный шум. Гораздо правильнее, но и труднее, использовать только визуальные паузы между группами, как это сделано, например, в MacOS X.

Глубина меню. Наличие многих уровней вложенности в меню приводит к там называемым «каскадным ошибкам»: выбор неправильного элемента верхнего уровня неизбежно приводит к тому, что все следующие элементы также выбираются неправильно. При этом широкие меню больше нравятся пользователям. Поэтому большинство разработчиков интерфейсов ста раются создавать широкие, а не глубокие меню1.

К сожалению, у широких меню есть недостаток: они занимают много места. Это значит, что, начиная с определенного количества элементов, меню физически не сможет оставаться широким, оно начнет расти в глубину. Возникает проблема, которую надо решать. Итак, проблема заключается в том, что велика вероятность каскадных ошибок. Чтобы снизить их число, нужно повысить вероятность того, что пользователи будут правильно выбирать элементы верхних уровней. Чтобы повысить эту вероятность, нужно заранее снабдить пользователей контекстом.

При перемещении по меню пользователь действует по определенному алгоритму:

1 Выбирая элемент первого уровня, он выбирает элемент, «нужность» которого кажется ему максимальной.

2 После выбора он видит список элементов второго уровня, при этом он оценивает вероятность соответствия всех элементов второго уровня его задаче и одновременно выбирает наиболее вероятный элемент.

При этом в уме он держит контекст, т.е. название элемента первого уровня.

3 Если ни один из элементов не кажется пользователю достаточно веро ятным, пользователь возвращается на первый уровень.

4 Если какой то элемент удовлетворяет пользователя, он выбирает его и получает список элементов третьего уровня. Действия из второго и 1. Напротив, с научной точки зрения оценить преимущество ширины перед глубиной (и обратно) достаточно сложно. На эту тему было написано множество работ, было проведено множество исследований, но четкого и однозначного вывода сделать из них нельзя.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ третьего шагов повторяются применительно к новым элементам меню.

Видно, что действия пользователя при поиске нужного элемента отчетливо цикличны, при этом на каждом шаге есть вероятность ошибок.

При этом с каждым новым уровнем меню объем контекста, который приходится держать в голове, непрерывно возрастает. При этом, если пользователь всё таки не находит нужного элемента, весь этот контекст оказывается ненужным. Хранение же контекста, даже не засчитывая усилия, затрачиваемые на выбор элемента, есть довольно существенная работа. Её объем лучше уменьшить.

Теперь рассмотрим другой вариант: пользователь по самому элементу может предугадать его содержимое, т.е. при поиске элемента в меню не столько оценивает контекст, сколько просто ищет нужный элемент. Эта возможность есть в любом случае, поскольку элемент имеет хоть сколько нибудь значимый идентификатор (т.е. его название). Но она, как правило, довольно слаба и почти всегда допускает неоднозначность. Усилить её можно наличием аннотации к каждому элементу, но эту аннотацию никто не будет читать.

Есть другой метод, и этот метод есть лучшее, что дал интернет науке о проектировании интерфейсов: в качестве аннотации к элементу можно показывать наиболее популярные элементы следующего уровня.

Рис. 45. Насколько я знаю, такой элемент управления для меню впервые появился в каталоге Yahoo. Несмотря на то, что с тех пор этот элемент сейчас присутствует на мно жестве сайтов, я, стремясь подчеркнуть заслугу Yahoo, выбрал оригинал. © Yahoo! Inc В этом случае пользователь может сформировать контекст элемента, не перемещаясь внутрь этого элемента, при этом вероятность ошибочного перехода значительно снижается. Помимо уменьшения числа ошибок, такая система позволяет ускорить доступ к наиболее популярным элементам второго и последующих уровней.

В целом, ширина и глубина меню являются, пожалуй, наименее значи мыми факторами. Гораздо важнее хорошая группировка, при этом как группировку, так и структуру дерева меню, всё равно лучше определять карточной сортировкой (см. стр. 120).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ Применительно же к раскрывающимся меню действует ещё один ограничитель глубины. Раскрывающиеся меню довольно тяжелы в использовании, поскольку требуют от пользователей достаточно тонкой моторики. Поэтому главное меню с уровнем вложенности элементов большим трех просто невозможно.

Преимущество контекстных (всплывающих) меню заключается в том, что Контекстные меню они полностью встраиваются в контекст действий пользователей: не нужно переводить взгляд и курсор в другую область экрана, практически не нужно прерывать текущее действие для выбора команды. При этом они не зани мают места на экране, что всегда ценно. С другой стороны, из за того, что они не находятся всё время на экране, они практически неспособны чему либо научить пользователя.

Не делайте контекстные меню единственным способом вызова какой либо функции Поскольку основной причиной появления контекстных меню является стремление максимально повысить скорость работы пользователей, на их размер и степень иерархичности накладываются определенные ограниче ния. Если меню будет длинным, пользователям придется сравнительно долго возвращать курсор на прежнее место, так что привлекательность нижних элементов окажется под вопросом. Поэтому лучше сокращать раз мер контекстных меню до разумного минимума (порядка семи элементов).

К тому же не надо забывать, что главное меню не всегда перекрывает выделенный (т.е. актуальный объект), а контекстное меню – почти всегда (как никак оно вызывается на самом объекте). В большинстве же случаев перекрытие актуального объекта нежелательно (сбивается контекст). Мы не можем сделать в этой ситуации ничего, кроме как уменьшить размер меню, в расчете, что маленькое меню будет перекрывать малое количество информации. Разумеется, если точно известно, что оперируемый объект совсем уж мал, сокращать объем меню бесполезно.

Другая особенность контекстных меню – иерархия. В обычном меню иерархия имеет хотя бы одно достоинство: при обучении она позволяет упорядочивать элементы меню и тем самым делать его понятнее. В кон текстных же меню обучающая функция не играет никакой роли, поскольку такими меню пользуются только опытные пользователи. Иерархия элементов теряет свое единственное достоинство, не теряя ни одного недостатка. Поэтому делать иерархические контекстные меню можно, ничего плохого в этом нет, но необходимо сознавать, что вложенными элементами почти никто не будет пользоваться (тем более что вложенность сбивает контекст действий).

Система сначала должна показывать максимально релевантную информацию, затем всё остальное Последнее отличие контекстных меню от обычных заключается в том, что в них очень важен порядок следования элементов. В главном меню не обязательно стремиться к тому, чтобы наиболее часто используемые элементы были самим первыми – все равно курсор придется возвращать к рабочему объекту, так что разницы в дистанции перемещения курсора практически нет. В контекстном же меню ситуация обратная – чем дальше нужный элемент от верха меню, тем больше придется двигать курсор.

Поэтому правило релевантности в таких меню действует в полной мере.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: МЕНЮ Окна Поскольку разработка интерфейса заключается в основном в том, чтобы правильно помещать правильные элементы управления в правильные диалоговые окна или экраны, окна требуют не меньше заботы, чем элементы управления.

Современная наука знает несколько типов окон, а именно:

Типы окон главные окна программы окна документа режимные диалоговые окна (о разнице между режимными и безрежимными окнами см. стр. 86) безрежимные диалоговые окна палитры окна браузера (поскольку используемая в интернете технология существенно отличается от технологии ПО, этот тип окон стоит несколько особняком).

При этом доля отдельных типов в общем пироге со временем изменяется: окна документов, как будет показано ниже, отмирают, заменяясь окнами программ, режимные диалоговые окна сменяются безрежимными, а безрежимные, в свою очередь, палитрами. Интересно, что идея палитр тоже клонится к закату (палитры сменяются панелями инструментов, причины этого опять таки рассмотрены ниже), так что в будущем, скорее всего, в ПО останутся только окна программ, панели инструментов и безрежимные диалоговые окна (которые разработчики поленятся переделывать). Но об этом отдельно.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА Сейчас многим в это трудно поверить, но сравнительно недавно никаких Недолгая история окон не было, даже диалоговых окон, которые уже стали восприниматься окон на экране как данность. Вместо них какая то часть экрана выделялась под меню1, которое в те времена было функционально более богатым, чем меню теперешнее (так, нормой были поля ввода в меню).

Рис. 46. Типы окон на примере MS Word 97. Самое большое окно есть окно программы.

Внутри него два окна документов, в более свежих версиях Word их уже нет. Слева сверху располагается режимное диалоговое окно (Абзац), под ним справа – безре жимное (Найти и заменить). Слева внизу располагается палитра (Форматирование, я получил её, оторвав соответствующую панель инструментов от края окна). Сверху и справа две панели инструментов (бывшие палитры).

Потом, с появлением графического режима, стало возможным реали зовать в интерфейсе метафору рабочего стола (если бумажные документы могут лежать на столе друг на друге, то почему этого не могут делать электронные документы?). Появились окна программ, окна документов и диалоговые окна, первоначально сплошь режимные.

Понятие «режимное диалоговое окно» кажется довольно загадочным (еще более загадочным кажется его англизированный вариант «модальное диалоговое окно», из за чего я этот вариант не употребляю). На самом деле всё просто. Если открывшееся окно блокирует доступ к остальной части системы, происходит, фактически, запуск нового режима работы (поскольку 1. Формально, называть словом «меню» то, что было, не совсем правильно (соб ственного говоря, меню в нашем понимании там отсутствовало как класс). Но поскольку располагалось это «нечто» на месте современных меню, я и выбрал такое название.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА функциональность отдельного диалогового окна никогда не совпадает с функциональностью системы в целом). После того, как окно закрыто, происходит возвращение предыдущего (основного) режима. В этом и есть всё значение термина «режимный».

Прошло несколько лет, и наличие режима в диалоговых окнах стало немодным. Во первых, всех раздражает, что, вызвав диалоговое окно и обнаружив, что вызвано оно преждевременно, приходится закрывать окно и открывать его в следующий раз заново. Во вторых, что важнее, в систе мах, ориентированных на документы, режим сбивает внимание пользо вателя и вообще лишает его ощущения управляемости (в отличии систем, ориентированных на формы ввода, в которых режим работает лучше, чем его отсутствие). В третьих, сама по себе идея сближения интерфейса с реальным миром (в частности, метафора рабочего стола) протестовала против идеи режимов в любом их проявлении, поскольку в реальном мире вообще не бывает режимов, аналогичным интерфейсным. А поскольку «дизайн пользователей» был ориентирован на функционирование в реальном мире, решили не переделывать пользователей, а переделать интерфейс.

Избегайте режимов работы Так появились безрежимные диалоговые окна, т.е. окна, которые можно было неограниченное время держать на экране, переключаясь по мере надобности между ними и собственно документом. К сожалению, и здесь не без проблем. Дело в том, что такие диалоговые окна нельзя делать тон ущими, т.е. позволять пользователю перекрывать их окнами документа или программы. Причина проста – пользователи забывают, что они когда то открывали соответствующее окно и пытаются открыть его заново. Зачем, спрашивается, такие окна? Поэтому решили сделать такие окна плаваю щими, т.е. перекрываемые только другими плавающими окнами этой же программы или другими программами. Разумеется, некоторые диалоговые окна невозможно сделать безрежимными: например, что делать с сообще ниями об ошибках? Но, в целом, с переводом окна в безрежимное состояние нет особой проблемы.

Но и тут обнаружилась гадость. Дело в том, что просто диалоговое окно, даже будучи безрежимным, малополезно, поскольку перекрывает слишком много важного и нужного. Решение этой проблемы было эволюционным, а не революционным, и поэтому относительно простым – были придуманы палитры, т.е. окна, из которых выжали всё пустое место. Сразу оказалось, что палитры, помимо малых размеров, имеют одно большое достоинство:

пользователи очень любят их расставлять на экране индивидуальным порядком. Пользы это особой не приносит, зато существенно повышает субъективное ощущение контроля над системой. К сожалению, визуальный дизайн палитр, как правило, довольно сложен и длителен, так что сугубо экономические причины мешают переделать в палитры все диалоговые окна.

Рис. 47. Пример палитры из программы Adobe PageMaker. К сожалению, из за малых размеров палитр в них никогда не помещаются полноценные подписи к элементам, что существенно замедляет скорость обучения. Например, несмотря на то, что я пользуюсь PageMaker уже много лет, я до сих пор не знаю, что делает большая квадратная кнопка слева. © Adobe Как легко догадаться, гадость была найдена и в палитрах. Существует неформальный, но на удивление верный закон1, гласящий, что субъектив ная важность информации, перекрываемой диалоговым окном (палитрой в ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА частности), не зависит ни от размеров, ни от положения окна, а зависит только от периметра. В результате постоянно оказывается, что пользо ватели, стараясь открыть нужную информацию, перекладывают окна с места на место, что снижает производительность (несущественно) и субъективное удовлетворение (существенно). При этом если сделать палитру маленькой, снизится вероятность её вынужденного перетаскивания, но зато вырастет субъективное неудовольствие от её перетаскивания («такая маленькая, а так раздражает»). Более того. Гораздо чаще оказывается так, что палитра перекрывает не всю нужную инфор мацию, но её часть;

при этом всё равно палитру приходится перемещать.

Единственным способом избавиться от этого эффекта является умень шение периметра палитры, а добиться этого можно, только прикрепив палитры к краю экрана.

Так родились панели инструментов, которые на самом деле могут содержать (и содержат) не только пиктограммы инструментов, но довольно сложные элементы управления. В некотором смысле, это возвращение к началу, к временам, когда один из краев экрана был занят громадным и очень функциональным меню. С другой стороны, оказалось, что это наиболее эффективно.

Параллельно с рождением сложных панелей инструментов происходит ещё одна драма борьбы за выживание. Окна документов вымирают1.

Вымирают они по двум простым причинам. Во первых, они плохо согласуются с ментальной моделью большинства пользователей. Во вторых, невозможно придумать сколько нибудь эффективного способа переклю чаться между ними. Самый эффективный (с точки зрения разработчиков операционной системы, разумеется) способ обычно отдается переключе нию между программами, соответственно, переключению документов достается заведомо худший способ. В Windows, из за разнобоя в способах переключения между документами (поскольку все разработчики самосто ятельно старались найти какой либо приемлемый или неприемлемый способ), возникают трогательные казусы: в MS Word, например, для клавиатурного переключения между документами используется комбина ция клавиш Ctrl+F6. Попробуйте использовать эту комбинацию клавиш одной рукой, и вы поймете, что это невозможно. Главное же в другом: с самого начала окна документов были не столько желаемым свойством системы, сколько хаком. Для того чтобы запустить две одинаковые программы, каждая с одним документом внутри, не хватало ресурсов компьютера, вот и приходилось запускать одну программу с двумя документами. Сейчас, напротив, памяти достаточно, к тому же появились технологии программирования, позволяющие ни о чем таком даже не думать. Так что окна документов умирают. Не будем им мешать.

1. Его открыл я.

1. Во всех операционных системах, кроме Mac OS, устройство которого таково, что разницы между окном программы и окном документа нет.

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА Окна, помимо областей с элементами управления, имеют некоторые общие Элементы окна элементы, главными из которых являются строки заголовка окна, строки статуса, панели инструментов и полосы прокрутки.

У каждого окна есть строка заголовка. Поэтому пользователи строкой Строка заголовка окна заголовка интересуются весьма мало, прямо скажу, совсем не интересуются.

Человеку не свойственно обращать внимание на обыденность, особенно если эта обыденность не находится в фокусе его внимания (а строка заголовка как раз в нем не находится). В результате, пользователи обращают внимание на строку заголовка, только обучаясь пользоваться компьютером или в ситуациях, когда они совсем ничего не понимают в системе. Из этого, однако, не следует, что строкой состояния можно пренебрегать. Точнее, самой строкой как раз пренебречь можно, но её содержимым – нельзя.

Дело в том, что текст и, в меньшей степени, пиктограмма заголовка играют важную роль в ПО (они заведуют переключением задач) и очень важную в интернете (заведуют навигацией).

Рис. 48. Влияние строки заголовка окна на переключение между задачами. Панель задач в Windows создает по кнопке для каждой запущенной программы. Поскольку ширина экрана ограничена, при увеличении количества запущенных программ размеры кнопок сокращаются, соответственно в эти кнопки помещается меньше текста. В результате пользователь сохраняет способность опознать программу по её пиктограмме и обрывку текста, но теряет возможность опознавать документы (обратите внимание, что даже в верхнем примере полное название документа определить невозможно). Проблемы можно было бы избежать, если бы название программы на кнопке (и в строке заголовка окна) было бы короче и/или название документа выводилось бы до названия программы. Заодно пользователям не пришлось бы сотни и тысячи раз читать название программы (последствия неумеренного продвижения торговой марки).

С переключением задач всё просто и сложно одновременно. Просто, поскольку правило тут простое «Релевантное выводится в первую очередь».

Поскольку пользователю нужен именно конкретный документ конкретной программы, а вовсе не программа просто (мы уже определили, что окна документов, не попадающие в переключатель задач, нехороши), названия документов, как более релевантные, нужно выводить в первую очередь.

Наоборот, сложность состоит в том, что из за жесткости интерфейса Windows много не сделаешь. Тем не менее, сокращать название программы нужно безусловно.

Иная ситуация в интернете. Поскольку пиктограмма в строке заголовка приходит от браузера, нет особой возможности оптимизировать переклю чение задач. С другой стороны, качество этого заголовка оказывает сущест венное влияние на навигацию, поскольку при показе результатов поиска в поисковых системах заголовком элемента становится содержимое тега Title.

Каковое содержимое и попадает в обычном режиме наверх экрана. При ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА этом в интернете нет проблемы с текстом заголовка – что хотим, то и пишем (стараясь не обращать внимания на то, что к этому прибавится название браузера).

Нажатие на пиктограмму в строке заголовка вызывает раскрывающееся меню, являющееся замечательным местом для вызова функций, которые нужны только наиболее опытной аудитории Правило релевантности действует и здесь – в начале строки должна быть более релевантная информация, нежели в её конце. Поскольку связки «программа документ» в интернете нет, эффективнее всего показывать адрес текущей страницы в навигационной системе сайта (если сайт иерархический). В данном случае релевантность требует, чтобы сначала шло название текущего документа, затем раздела, в котором он находится, затем раздела более высокого уровня и так далее. Не надо также забывать, что размер строки ограничен, так что более 70 80 символов в ней быть не может.

Также важно понимать, что тот факт, что пользователи редко читают заголовки окна, вовсе не означает, что заголовки пользователям не нужны.

Напротив, хороший заголовок может здорово облегчить понимание работы диалога. Поэтому наличие на экране заметного и адекватного заголовка окна часто оказывается очень полезным. Жалко только, что в обычном Windows интерфейсе места под него нет.

Строка статуса является, пожалуй, самым недооцененным элементом Строка статуса интерфейса (во всяком случае, способы её использования в интернете существенно портят статистику). В то же время она заслуживает лучшей участи.

Почему то распространено мнение, будто строка статуса предназначена для того, чтобы информировать пользователей о значении тех или иных элементов интерфейса. Подразумевается, что если пользователь подводит курсор к какому либо элементу, в строке статуса появляется краткое его описание. На самом деле строка не может этого делать вообще: дело в том, что курсор находится в одном месте, а подсказка появляется совсем в другом, пользователю при этом приходится читать подсказку либо переводя взгляд, либо периферийным зрением. Разумеется, никто в таких условиях читать подсказку не будет, причем те, кто уверен, что строка статуса есть место для подсказки, чувствуют это прекрасно. Неудивительно, что разработчики строку статуса игнорируют.

В действительности строка статуса предназначена для двух вещей: она может быть либо собственно строкой статуса, т.е. отображать текущее состояние системы, либо быть панелью инструментов для опытных пользователей (или же делать и то, и другое). Разберем это подробнее.

Отображение текущего состояния системы. Практически каждая система имеет свойства, либо зависящие от документа, либо изменяющиеся со временем. Например, в иллюстративных программах объекты имеют какие либо свойства, причем не все эти свойства показываются. Другой пример: когда система долгое время занята, она должна показывать пользователю индикатор степени выполнения. И, наконец, самый простой пример: пользователь текстового процессора имеет право знать, на какой странице документа он сейчас находится. Эффективнее всего выводить всё это в строке статуса.

Рис. 49. Статусная строка Adobe PhotoShop. Слева отображается текущий масштаб отображения документа, вслед за ним объем занимаемой документом памяти (стрелка переключает тип показываемой информации), затем индикатор степени выполнения, а справа – контекстная подсказка (место оставалось, вот его и заполнили).

ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА Строка статуса особенно интересна как место вывода индикатора степени выполнения. Существует занятная закономерность: по месту вывода индикатора выполнения можно определить качеств интерфейса системы: если индикатор выводится в строке статуса, то система обладает в целом хорошим интерфейсом, если же индикатор выводится в другом месте – плохим.

Панель инструментов для опытных пользователей. Зачастую система обладает функциональностью, которая с одной стороны важна, а с другой – способна свести с ума неподготовленного пользователя. Обычно это касается не столько собственно функций, сколько режимов работы системы, о недостатках которых уже говорилось.

Так, любой не очень опытный пользователь MS Word, не имея под рукой эникейщика, потратит как минимум минут пятнадцать на выход из режима замены текста, предварительно нечаянно этот режим включив. Правильнее всего, конечно, включать такие режимы из меню, рассчитывая, что пользователь вряд ли выберет случайно элемент третьего уровня, но если в этот режим надо входить часто, меню спасать перестает.

Рис. 50. Строка статуса MS Word. Первые два блока показывают положение открытого фрагмента документа, за ними идут четыре переключателя режимов, затем кнопка, нажатие на которую пролистывает документ до ближайшей языковой ошибке (это ещё и индикатор системы проверки правописания).

В таких случаях строка состояния является отличным решением проб лемы. С одной стороны, делая переключатели режимов непохожими на поля вывода (знаете ли вы, например, что метки ЗАП, ИСПР, ВДЛ и ЗАМ в статусной строке MS Word не только индикаторы?) можно снизить вероятность ошибочного переключения. С другой стороны, если уж пользователь нечаянно щелкнет на переключателе, он сразу же увидит изменение его вида и впоследствии, вероятно, сможет переключиться назад. С еще одной стороны, опытный пользователь сможет переключаться между режимами так же легко, как если бы он переключался через панель инструментов.

Все панели имеют следующие достоинства: Панели инструментов они позволяют пользователям быстро вызывать нужные функции мышью они позволяют пользователям меньше задействовать память они повышают визуальное богатство интерфейса они ускоряют обучение работе с системой (по сравнению с раскры вающимся меню) благодаря своей большей наглядности.

Зато они имеют и недостаток: занимают много места на экране, так что поместить в них всё, что хочется, невозможно. Решить эту проблему можно двояко. Во первых, можно (и нужно) помещать в панель только наиболее часто используемые команды (поддерживая это решение возможностью индивидуальной настройки панели пользователем). Во вторых, панель можно сделать зависимой от контекста действий пользователя. Оба способа не противоречат друг другу, так что использовать стоит оба.

Панель инструментов нельзя делать единственным способом вызова функции, обязательно должен быть и другой способ, видимый пользователю В настоящее время нет технической проблемы с помещением в панели произвольных элементов управления (остался только один ограничитель – размер помещаемых элементов), так что последние преграды, мешавшие делать сложные панели, исчезли. Этим стоит пользоваться, поскольку это ВЛАД В. ГОЛОВАЧ | ДИЗАЙН ПИ: ОКНА позволяет экономить время, уходящее на открытие и закрытие диалоговых окон, и повышать интегральное качество взаимодействия с системой (пользователям нравится пользоваться сложными панелями).

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.