WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Правовая мысль: история и современность Г.А. Вишневский Единство судебного аспирант кафедры судебной власти и организации правосудия правоприменения факультета права Национального как способ

исследовательского университета «Высшая школа экономики», обеспечения юрист ООО «КРК — Страхование» верховенства права В статье рассматриваются проблемы, связанные с теоретической интер претацией единства судебного правоприменения, обусловленного необхо димостью реализации в правосудии идей верховенства права и равенства граждан перед судом и законом, а также анализируются современные способы обеспечения единообразной реализации правовых стандартов в правоприменительной практике.

Ключевые слова: единство, суд, судебное правоприменение, верхо венство права, равенство перед судом и законом.

Реализация провозглашенного на конституционном уровне принципа равен ства всех перед судом и правовым законом1 возможна только путем единообразного применения права. Единообразный подход к реализации правовых стандартов в правоприменительной практике необходим для воплощения идей верховенства права2, предсказуемого и справедливого правосудия. Именно этим объясняется на личие в процессуальном законодательстве такого основания для коррекции судеб ных актов в процедуре надзорного пересмотра, как нарушение единства судебного правоприменения. Однако законодатель, употребив в процессуальных кодексах термины «единство судебной практики» (ч. 3 ст. 377 Гражданского процессуально го кодекса Российской Федерации) и «единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права» (п.1 ст. 304 Арбитражного процессуального ко декса Российской Федерации), к сожалению, не раскрыл их содержания. В право применительной практике и правовой доктрине это породило ряд вопросов, свя занных с содержательной характеристикой указанных понятий. Распространенная в юридической догматике точка зрения относительно содержания данных понятий Словосочетание «правовой закон» не является плеоназмом. Употребление данного термина обусловлено тем, что автор различает понятия «право» и «закон», которые не могут рассматривать ся как тождественные, поскольку закон представляет собой форму выражения права, при этом правовыми будут только те законы, которые соответствуют правовым принципам и не нарушают права человека. Другими словами, различение права от «неправа» осуществляется по содержатель ному признаку, а не в зависимости от официального установления, как принято считать в при вычном для российского сознания позитивизме. Права человека служат критерием различения правовых и неправовых законов, определяют смысл и содержание законов.

Верховенство права означает связанность государственно-властных субъектов в своей дея тельности с правами человека, их высшую ценность в обществе и государстве. Верховенство права предполагает первичность прав человека по отношению к законам и деятельности государственно властных субъектов в целом.

Г.А. Вишневский. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права представляется, по меньшей мере, спорной. Под единством судебной практики, как правило, понимается «единообразное толкование и применение закона, яв ляющееся следствием единообразной правовой квалификации аналогичных юри дических дел»3. Такой позиции придерживается и Высший Арбитражный Суд Рос сийской Федерации4.

Приведенное понимание единства судебной практики формализованно и пред полагает лишь единообразное прочтение норм действующего законодательства, а также безусловное ориентирование судов на некую разработанную модель разре шения споров без учета содержательного аспекта сформировавшейся практики.

Это понятие в его распространенной интерпретации может иметь ряд отрицатель ных моментов. Если утверждать, что цель поддержания единства судебной прак тики сводится только к формально унифицированному разрешению аналогичных по характеру спора и применимой норме дел, то вполне естественно, что любая устоявшаяся практика (в том числе и правонарушающая) будет соответствовать за явленной цели. Однако такое понимание противоречит конституционно установ ленным целям правосудия.

К тому же ориентирование судов лишь на формальное следование требованиям нормативных актов и на реализацию их положений в процессе отправления пра восудия вне зависимости от содержания не соответствует принципу верховенства права. Формальное следование требованиям любых по своему содержанию нор мативных актов исключает необходимость руководствоваться правами человека, общеправовыми принципами и допускает применение в том числе и правонару шающих законов. Кстати, такой формализованный подход к определению един ства судебной практики был изложен Президиумом Верховного Суда Российской Федерации в одном из его постановлений5. Формализованное понимание едино образия судебной практики прослеживается и в позициях федеральных арбитраж ных судов6.

Применению закона в процессе разрешения спора о праве должна предшество вать его оценка судом на предмет соответствия правовым принципам и конститу ционно гарантированным правам человека. Если суд придет к выводу, что закон, подлежащий применению в конкретном деле, нарушает права человека, он обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с целью возбуждения процедуры конкретного конституционного нормоконтроля. «Отказ от примене ния в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без об ращения в связи с этим в Конституционный Суд РФ, противоречил бы консти туционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации, и в то же время ставил бы под сомнение Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М., 2007. С. 724.

См., напр.: Определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 октября 2009 г. № 12171/09, от 25 июля 2008 г. № 7321/08, от 8 июля 2008 г. № 8209/08, от 27 февраля 2007 г.

№ 16367/06 // СПС КонсультантПлюс.

См.: Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2005 г.

№ 25-ПВ04 // СПС КонсультантПлюс.

См., напр.: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 3 декабря 2007 г. № Ф03-А51/07 1/5113;

постановление ФАС Московского округа от 7 февраля 2008 г. № КА-А40/13286-07 // СПС КонсультантПлюс.

Правовая мысль: история и современность верховенство Конституции РФ, так как оно не может быть реализовано, если допу скается разноречивое толкование различными судами конституционных норм»7.

Необходимо обратить внимание на то, что «цель обеспечения единства в су дебной системе и результатах ее деятельности заявляется чаще как относящаяся к категории публичных интересов»8. Единство судебной практики рассматривается как явление, служащее целям некой всеобщей пользы. Исходя из этого, противо речащими принципу единства судебной практики признаются судебные акты, хотя и не содержащие ошибки с точки зрения правовых принципов и законов, но всту пающие в противоречие с разработанной моделью разрешения аналогичных по характеру спора и применимой норме дел, которая может иметь как правовое, так и правонарушающее содержание. Еще более губительным с точки зрения верхо венства права является то, что, как правило, не признаются нарушением единства судебной практики судебные акты, хотя и ошибочные с точки зрения материально го и процессуального права, но находящиеся в гармонии с устоявшейся практикой.

Это приводит к систематическому нарушению судами прав человека. Публичный интерес, к категории которого относят цель поддержания единства судебной прак тики, не может рассматриваться как некое абстрактное явление, содержательно от личающееся от частных интересов. Публичный интерес складывается из частных интересов и может существовать лишь во имя их воплощения.

Единство судебного правоприменения, обусловленное необходимостью эф фективной защиты прав человека на основе равенства всех перед судом и зако ном, служит достижению одной цели — обеспечение верховенства права. Ввиду этого конституционно оправданной и единообразной следует признавать лишь та кую практику, которая формирует модель разрешения споров исключительно на основе правовых принципов и правовых законов, служит эффективной защитой прав и свобод человека и гражданина. Единообразная практика необходима лишь в том случае, если она действительно позволяет исключить судейский произвол и возможность вынесения правонарушающих судебных актов. Единство судебного правоприменения не должно рассматриваться как формализованная политика су дебных органов по реализации норм действующего законодательства.

Формальное следование требованиям нормативных актов не способно обеспе чить эффективную защиту прав человека и отправление справедливого правосудия.

Действующее законодательство ввиду его противоречивости и несовершенства само может послужить источником произвола и нарушения прав человека. Неза висимость судебной власти и принцип разделения властей предполагают возмож ность судей отвергнуть правонарушающий закон и применить только тот закон, который имеет правовое содержание. Обеспечение судебной властью определен ности права, реализация правовых принципов не представляются возможными, если исходить из обязанности судей следовать исключительно букве закона. Более того, на суды возложена конституционная обязанность по осуществлению судеб ного нормоконтроля.

См.: Постановление Конституционного Суда Россиской Федерации от 16 июня 1998 г.

№ 19-П // СПС КонсультантПлюс.

Морщакова Т.Г. Верховенство права и конституционные основы единообразия судебного правоприменения // Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике: Международная коллективная монография. М., 2009. С. 301.

Г.А. Вишневский. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права Российское процессуальное законодательство в качестве одного из оснований для отмены или изменения в порядке надзора судебных актов, вступивших в закон ную силу, предусматривает нарушение судами (арбитражными судами) единства судебного правоприменения. Согласно ч. 3 ст. 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации жалобы, представления прокурора на определе ния Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Феде рации и Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные ими в надзорном порядке, подаются в Президиум Верховного Суда Российской Федерации при условии, что такие определения нарушают единство судебной практики. Аналогичное основание для отмены или изменения в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу, предусмотрено в ст. 304 Арбитраж ного процессуального кодекса Российской Федерации. Кроме того, в ч. 1 ст. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что в целях обеспечения единства судебной практики Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель вправе по жалобе заинтересованных лиц или по представлению прокурора внести в Президиум Верховного Суда Рос сийской Федерации представление о пересмотре в порядке надзора судебных по становлений, нарушающих права, свободы или законные интересы неопределен ного круга лиц, иные публичные интересы либо принятых с нарушением правил подведомственности или подсудности9.

В соответствии с позицией Президиума Верховного Суда Российской Феде рации «полномочия Президиума Верховного Суда РФ в отношении дел, рассмо тренных Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ в по рядке надзора, строго ограничены. Президиум Верховного Суда РФ как надзорная инстанция рассматривает дела, представляющие особую важность для обеспечения единства судебной практики (курсив наш. — Г.А.), нарушенного Коллегией… Для Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ нарушением един ства судебной практики может считаться вынесение определений, противореча щих постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, содержащим разъяснения по вопросам судебной практики;

постановлениям Президиума Верховного Суда РФ, определениям Судебной коллегии по гражданским делам и Кассационной колле гии Верховного Суда РФ по конкретным делам, содержащим толкования норм ма териального и процессуального права;

материалам официально опубликованных Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель могут возбудить в целях обеспечения единства судебной практики надзорное производство по пересмотру всту пивших в законную силу решений и определений верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных окру гов, принятых ими по первой инстанции, если указанные решения и определения были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации;

вступивших в законную силу решений и определений окружных (флотских) военных судов, если указанные решения и определения были предметом кассационного рассмотрения в Верховном Суде Российской Феде рации;

вступивших в законную силу решений и определений Верховного Суда Российской Фе дерации, принятых им по первой инстанции;

определений Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации;

определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных ею в кассационном порядке;

определений Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации, вынесенных ею в кассационном порядке;

над зорных определений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Фе дерации;

надзорных определений Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации.

Правовая мысль: история и современность Верховным Судом РФ обзоров судебной практики и ответов на возникшие у судов вопросы в применении законодательства»10.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, сузив основания для кор рекции надзорных определений Судебной коллегии по гражданским делам Вер ховного Суда Российской Федерации как нарушающих единство судебной прак тики, уничтожил заявленные цели надзорного производства как процедуры по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов. Исходя из такого иска женного представления о нарушении единообразия судебной практики, противо речащего конституционно установленным целям правосудия, применяется ст. Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Исправление судебных ошибок и поддержание единства судебной практики рассматриваются в двух разных плоскостях;

судебный акт признается нарушающим единство судебной практики только в том случае, если в нем содержатся существенные нарушения, под рывающие сложившуюся судебную практику. Таким образом, судебный акт может быть отменен или изменен по данному основанию только в части, противоречащей ранее вынесенным решениям. Это не согласуется с заявленной целью поддержания единства в судебном правоприменении, т.е. с осуществлением правосудия на осно ве равенства всех перед судом и правовым законом. Ввиду подобной интерпретации единства судебной практики получается, что решение, хотя и содержащее судеб ную ошибку, не подлежит отмене как не противоречащее сложившейся практике, не имеющее особой значимости с точки зрения разрушения устойчивой практики, но при этом явно подрывающее принцип равенства всех перед судом и правовым законом. Такое определение нарушения единства судебной практики уничтожает сущность правосудия в целом и назначение института пересмотра судебных актов в частности, поскольку единственным назначением института пересмотра судебных актов является исправление допущенных судами ошибок при отправлении право судия, реальное восстановление нарушенного права.

Неправильное представление о нарушении единства судебного правоприме нения приобретает все большее распространение в практике высших судов, даже несмотря на позицию Конституционного Суда Российской Федерации, согласно которой «статья 304 АПК РФ, устанавливающая основания для изменения или отмены судебного акта арбитражного суда в порядке надзора, не предполагает возможности формирования такой единообразной судебной практики, которая противоречила бы требованию законности. Ошибочный судебный акт, как нару шающий единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, подлежит безусловному пересмотру в порядке надзора»11.

Основной целью института пересмотра судебных актов, в том числе и надзор ного производства, является исправление судебных ошибок, устранение нарушений правовых норм, допущенных нижестоящими инстанциями. Основания для измене ния или отмены судебных актов в процедурах пересмотра должны применяться ис ходя из указанной цели. Так достигается общая цель правосудия — восстановление нарушенного права, равная защита прав и свобод человека и гражданина на всей См.: Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 23 марта 2005 г.

№ 25-ПВ04 // СПС КонсультантПлюс.

См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июня 2006 г.

№ 214-О // СПС КонсультантПлюс.

Г.А. Вишневский. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права территории государства. На это обращал внимание и Европейский суд по правам человека, согласно правовой позиции которого «назначение надзорного порядка рассмотрения дел — исправление судебных ошибок и существенных нарушений.

Правовая позиция суда, отличная от позиции вышестоящих судов, сама по себе не может быть поводом к возбуждению надзорного производства»12.

Исходя из цели поддержания единства судебной практики — обеспечение вер ховенства права на всей территории государства — нарушением единства судебно го правоприменения должно признаваться вынесение любого ошибочного с точки зрения материального и процессуального права судебного акта. Отрадно, что такой же позиции придерживается Конституционный Суд Российской Федерации13. Раз личная реализация правовых стандартов в пределах одного государства свидетель ствует о подрыве принципа равенства всех перед судом и правовым законом и, в конечном итоге, о разном правовом статусе граждан в пределах одного государства, что недопустимо.

Таким образом, под единством судебного правоприменения следует понимать оди наковую реализацию правовых стандартов в правоприменительной практике на осно ве справедливого судебного разбирательства в целях обеспечения верховенства права на всей территории государства.

Обеспечение единства судебного правоприменения всегда рассматривалось как одна из основных задач высших судов. Это объясняется иерархическим построени ем судебной системы, соответствующими конституционными и процессуальными полномочиями высших судов. На высшие суды возлагается обязанность осущест вления надзора в конституционном его понимании за деятельностью нижестоящих судов, а также осуществление надзора в процедурах пересмотра судебных актов.

«Роль высшего национального суда заключается как раз в урегулировании проти воречий в прецедентной практике, связанных с отсутствием ее единообразия. На такой суд возлагается функция по устранению подобных противоречий и утверж дению толкования, которому должны следовать нижестоящие суды. В противном случае, сам высший суд становится источником правовой неопределенности»14.

При этом толкование норм права может осуществляться как по результатам обоб щения судебной практики в целях устранения противоречий и предотвращения клонирования правонарушающей практики (абстрактное толкование), так и в связи с рассмотрением конкретного дела (конкретное толкование).

Абстрактное толкование высших судов играет важную роль в формировании и коррекции судебной практики. Разъясняя нормы права в порядке такого толко вания, высшие суды издают постановления пленумов. Конституционно обозна ченная общезначимость постановлений пленумов высших судов предопределяет необходимость решения вопроса об их юридической силе. Придание постановле ниям пленумов высших судов характера нормативности должно сопровождаться внесением соответствующих изменений в законодательство с целью установления См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Кот против России» от 18 января 2007 г., жалоба № 20887/03 // СПС КонсультантПлюс.

См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июня 2004 г.

№ 260-О // СПС КонсультантПлюс.

См.: Постановление Европейского суда по правам человека по делу «Беян против Румынии» (№ 1) от 6 декабря 2007 г., жалоба № 30658/05 // СПС КонсультантПлюс.

Правовая мысль: история и современность механизма их опровержения в конституционной юрисдикции15. Любые акты, име ющие признак нормативности, должны подвергаться судебному нормоконтролю.

Верховенство права предполагает защиту прав человека от произвола любых государственно-властных субъектов, в том числе от произвола органов правосудия.

Обязательность актов высших судов, содержащих абстрактное толкование, может быть конституционно оправданной только в том случае, если существуют соответ ствующие механизмы оспаривания правовых позиций высших судов. В противном случае это будет свидетельствовать о допущении произвола со стороны высших су дов. Признание обязательности актов абстрактного толкования высших судов без возможности их опровержения свидетельствует об ограничении права на судеб ную защиту, в данном случае — от произвола органов правосудия. Высшие суды не должны чувствовать себя безответственными за принимаемые ими решения. При этом критерием оценки толкования высших судов должны служить конституцион ные права и свободы человека и гражданина. Субъекты правоприменения, а также лица, считающие, что актом абстрактного толкования высшего суда нарушаются их конституционные права и свободы, должны иметь возможность обращения к конституционной юрисдикции с целью возбуждения процедуры конкретного кон ституционного судебного нормоконтроля.

Следует признать, что до тех пор, пока не будут внесены соответствующие из менения в действующее законодательство и не будет прямого указания на воз можность оспаривания постановлений пленумов высших судов, установление их обязательности не может быть признано конституционно оправданным, следо вательно, постановления пленумов высших судов могут иметь только рекоменда тельное значение.

Конкретное толкование высших судов, равно как и абстрактное, служит ста новлению единого правового пространства, чем и предопределяется чрезвычайная значимость постановлений президиумов высших судов по конкретным делам для правоприменительной практики. De facto постановления президиумов высших су дов служат моделями разрешения аналогичных по характеру споров и применимой норме дел, и в этом смысле имеют прецедентное значение16. Отправление правосу дия на основе принципа stare decisis (лат. стоять на решенном), хорошо известного в странах с системой общего права и означающего разрешение судами споров о праве, руководствуясь прецедентом высшего суда, — необходимое условие дости жения стабильности права.

Признание актов правоприменения президиумов высших судов судебными прецедентами и придание им обязательного характера должно дополняться (так См.: Морщакова Т.Г. Указ. соч. С. 335.

Английские ученые в судебном решении выделяют две части: 1) ratio decidendi — это сущность решения в том смысле, что именно в ней сформулированы правоположения, правовые принципы, на основе которых вынесено решение, т.е. в данной части решения содержится собственно право вая позиция суда;

2) obiter dictum — «попутно сказанное», т.е. часть судебного решения, в которой излагаются фактические обстоятельства дела. Именно правовая позиция суда, изложенная в ratio decidendi, рассматривается как судебный прецедент.

Ratio decidendi, по определению Р. Уолкера, — это «правоположение, применяемое к право вым вопросам, возникающим в связи с установленными судом фактами, на которых основано решение». Цит. по: Максимов А.А. Прецедент как один из источников английского права // Госу дарство и право. 1995. № 2. С. 97–102.

Г.А. Вишневский. Единство судебного правоприменения как способ обеспечения верховенства права же как и в случае с обязательностью актов абстрактного толкования высших судов) соответствующим механизмом их опровержения в конституционной юрисдикции17.

В противном случае правовые позиции высших судов не могут иметь обязательного значения при разрешении нижестоящими судами аналогичных дел. Наряду с уста новлением механизма опровержения постановлений президиумов высших судов необходимо предусмотреть порядок пересмотра судебных актов, основанных на опровергнутой в Конституционном Суде Российской Федерации правовой позиции высшего суда, изложенной в постановлении президиума. Непременному пересмо тру и дальнейшей отмене или изменению должно быть подвергнуто и само поста новление президиума высшего суда, содержащее неконституционное толкование.

Конституционная юрисдикция, исходящая из приоритета прав человека и яв ляющаяся одним из эффективных механизмов обеспечения единообразного су дебного правоприменения, призвана защищать права и свободы человека не толь ко от правонарушающих актов законодательной и исполнительной власти, но и от произвола органов правосудия. Проверяя закон на предмет его соответствия по ложениям Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Россий ской Федерации принимает решение по делу. Он оценивает как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным тол кованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов (ст. 74 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Это означает, что Конституционный Суд Российской Федерации в процессе нор моконтроля оценивает и судебную практику на предмет ее конституционности.

Такое полномочие Конституционного Суда Российской Федерации способствует формированию правильной, соответствующей правовым принципам судебной практики. Акты Конституционного Суда Российской Федерации направлены не только на формирование конституционно оправданной практики в будущем, но и на коррекцию уже существующей.

Обязательность правовых позиций Конституционного Суда Российской Феде рации способствует исключению произвола судебных органов, реализации право вых стандартов на основе единообразного подхода к интерпретации их содержания.

К тому же Конституционный Суд Российской Федерации, нередко использующий в своих постановлениях правовые позиции наднациональной юрисдикции — Ев ропейского суда по правам человека, способствует их единообразной реализации в российской правоприменительной практике.

При этом в конституционной юрисдикции оспариваться будет не акт правоприменения как таковой, а правовая позиция высшего суда, на основе которой вынесено судебное решение.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.