WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

А.А. Рубанов. Новый Консульский устав и российская космонавтика Правовая мысль: история и современность А.А. Рубанов Новый Консульский главный научный сотрудник сектора гражданского права Института

устав и российская государства и права РАН, доктор юридических наук космонавтика Принятие Консульского устава Российской Федерации в 2010 г. является шагом в процессе модернизации правовой системы нашей страны. Одна ко новый устав не содержит норм, отражающих участие России в осво ении космоса. Между тем еще в 1997 г. Воздушный кодекс Российской Федерации установил, что космическая деятельность является госу дарственным приоритетом. Существует и глобально-территориальное обстоятельство, требующее, чтобы в новом уставе существовали пра вила о российской космонавтике. Советский Союз занимал одну шестую часть всей земной суши. Россия же занимает только одну девятую ее часть. Соответственно, для российских консулов увеличивается воз можность соприкосновения с проблемами, порождаемыми отечествен ной космонавтикой.

Ключевые слова: космос, консул, устав.

Принятие Консульского устава Российской Федерации1 является важным шагом в процессе модернизации правовой системы нашей страны. До этого момента функ ционировал Консульский устав СССР. Это был закон не просто другого государ ства, но государства, принципиально отличного по своей социально-политической сущности. Достаточно отметить, что в Консульском уставе СССР на консулов воз лагалась борьба с дезертирством. В Консульском уставе Российской Федерации от сутствует даже сам термин «дезертир». Целью настоящей статьи не является срав нительное исследование двух консульских уставов. Мы ограничимся только их сопоставлением.

Как и Консульский устав СССР, новый Консульский устав Российской Феде рации не содержит норм, отражающих вовлечение соответствующих государств в деятельность по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях2. В новом уставе такая вовлеченность обязательно должна была полу чить отражение. Эта обязательность имеет именно юридический характер. Новый Консульский устав в общем виде предусматривает, что консульская деятельность осуществляется в соответствии с «нормативными правовыми актами Российской Федерации» (ст. 2).

Утвержден Федеральным законом от 5 июля 2010 г. № 154-ФЗ // Российская газета. 2010.

7 июля.

В настоящей статье не рассматриваются вопросы использования космического пространства в военных целях, а также совершение консульских действий в отношении военных объектов.

Правовая мысль: история и современность К моменту издания нового Консульского устава один из таких интересующих нас актов уже был принят. Этим законом является Воздушный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу 19 марта 1997 г., т.е. почти за 13 лет до нового Кон сульского устава. Рассмотрим те его положения, которые регулируют функциони рование российской космонавтики.

Названный кодекс содержит главу II «Государственное регулирование исполь зования воздушного пространства», в которой имеется ст. 13 «Государственные приоритеты в использовании воздушного пространства». Она открывается прави лом, устанавливающим, что все пользователи воздушного пространства обладают равными правами на его использование (п. 1).

За ним следует интересующее нас положение: «При возникновении потреб ности в использовании воздушного пространства одновременно двумя или более пользователями воздушного пространства право на его использование предостав ляется пользователям в соответствии с государственными приоритетами в следу ющей последовательности: …3) запуск, посадка, поиск и эвакуация космических аппаратов и их экипажей».

Таким образом, функционирование российской космонавтики юридически яв ляется государственным приоритетом. Более того, оно уступает только двум другим жизненно важным государственным приоритетам, включая, в частности, отражение вооруженного вторжения на территорию России (п. 1 ст. 13) и оказание помощи при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера (п. 2 ст. 13).

Все остальные государственные приоритеты, а их в общей сложности 11, по ставлены после государственного приоритета, установленного для российской космонавтики. Среди последних и такие серьезные задачи, как предотвращение и прекращение нарушений федеральных правил использования воздушного про странства (подп. 4 п. 2 ст. 13), выполнение полетов воздушных судов в интересах обороноспособности и безопасности государства (подп. 5 п. 2 ст. 13).

Указанным государственным приоритетом охватывается «Федеральная косми ческая программа России на 2006–2015 годы». Эта программа была установлена Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон “О феде ральном бюджете на 2010 год и на плановый период 2011 и 2012 годов”», где об этой программе говорится не один раз3.

Существование «Федеральной космической программы России на 2006– 2015 годы» не получило никакого отражения в новом Консульском уставе. При существовании в праве России государственного приоритета российской космо навтики это является его серьезным недостатком.

Разумеется, в законе о федеральном бюджете упоминаются и другие федераль ные программы, на них также выделяются ассигнования. Но юридический статус «Федеральной космической программы России на 2006–2015 годы» серьезно от личается от статуса всех остальных федеральных программ именно в силу того, что в праве России существует государственный приоритет российской космонавтики.

Поэтому молчание нового Консульского устава о существовании российской кос монавтики, повторим это, является его серьезным недостатком.

См.: Российская газета. 2010. 27 июля. С. 19, 23.

А.А. Рубанов. Новый Консульский устав и российская космонавтика Кроме юридических, есть и другое обстоятельство, которое требует, чтобы имен но в новом Консульском уставе существовали правила о российской космонавти ке. Это обстоятельство можно назвать глобально-территориальным. Как известно, Советский Союз занимал одну шестую часть всей земной суши, Россия занима ет одну девятую ее часть. В результате для российской космонавтики повышается вероятность возвращения запущенных космических объектов на ту часть земной суши, которая является территорией иностранных государств. Соответственно, и для российских консулов увеличивается возможность соприкосновения с пробле мами, которые порождаются функционированием российской космонавтики.

Структура нового Консульского устава является довольно сложной. Она стро ится на делении его норм на обособленно стоящие правила, посвященные кон сульским функциям (ст. 5 гл. 1 «Общие положения»), и отдельно сгруппирован ные положения, определяющие действия по выполнению консульских функций (ст. 16–36, объединенные в гл. 4 «Действия по выполнению консульских функ ций»). В результате то, что охвачено термином «функции», структурно отделено от того, что подведено под термин «действия».

К сожалению, однако, термины «функции» и «действия» не разграничивают обозначаемые с их помощью явления. Более того, похоже на то, что ими обознача ется одна и та же категория, только рассматриваемая с несколько различных точек зрения. Поэтому в новом Консульском уставе встречаются текстуальные повторы.

Например, его ст. 31 «Консульские действия в отношении воздушных судов, средств подвижного состава автомобильного и железнодорожного транспорта и членов их экипажей (бригад)», помещенная в гл. 4 нового Консульского устава, в значитель ной степени повторяет текст ст. 5 «Консульские функции» (подп. 11 п. 2).

В подпункте 11 п. 2 ст. 5 «Консульские функции» суммарно сказано об оказа нии необходимого содействия ряду объектов. Самые подробные правила новый Консульский устав содержит о морских судах. Они тесно связаны с положениями Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации. Ни этот кодекс, ни со ответствующие правила нового Консульского устава никак не затрагивают функ ционирование российской космонавтики.

Фактически ситуация, когда в пределах консульского округа окажется россий ский космический объект, запущенный во исполнение «Федеральной космической программы России на 2006–2015 годы», ближе всего к ситуации, когда в этом окру ге оказывается российское воздушное судно. В конце концов, космический объект при своем приземлении проходит через воздушное пространство страны пребыва ния российского консула. Однако новый Консульский устав уделяет воздушным судам мало внимания, устанавливая лишь отсылочную норму: «В отношении воз душных судов… применяются положения статьи 29 настоящего Федерального за кона» (ст. 31).

Новый Консульский устав реципировал понятие воздушного судна из Воз душного кодекса Российской Федерации. Названный кодекс устанавливает: «Воз душное судно — летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаи модействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды» (ст. 32). По этой причине правила о воздушных судах сами по себе неприменимы для регулирования функционирования российской космонавтики.

Правовая мысль: история и современность Новый Консульский устав с полным основанием исходит из того, что объек ты, в отношении которых совершаются консульские функции и консульские дей ствия, должны иметь российскую регистрацию. В частности, он устанавливает, что консульское должностное лицо оказывает содействие «судам, плавающим под Государственным флагом Российской Федерации» (п. 1 ст. 29). Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации содержит положения о регистрации судов, имеющих право плавания под Государственным флагом Российской Федерации (§ 2 гл. II). О российской регистрации воздушных судов в новом Консульском уста ве специально не упоминается. Но в нем есть суммарное положение: «В отноше нии воздушных судов, подвижного состава автомобильного и железнодорожного транспорта, зарегистрированных или учтенных в Российской Федерации, и членов их экипажей (бригад), находящихся на территории консульского округа, применя ются положения статьи 29 настоящего Федерального закона» (ст. 31).

Перечень исчерпывающий, и в нем опять-таки отсутствуют российские кос мические объекты. Неплохо, конечно, что в поле зрения нового Консульского устава попал российский автомобильный и железнодорожный транспорт. Но оста ется открытым вопрос, почему в его поле зрения нет космических объектов, запу щенных во исполнение «Федеральной космической программы России на 2006– 2015 годы».

Новый Консульский устав реципировал из Воздушного кодекса Российской Федерации и понятие государственного учета. При этом реципировал довольно своеобразно. В названном кодексе установлено, что «экспериментальные воздуш ные суда подлежат государственному учету» (п. 3 ст. 33), и одновременно сказано, что этот учет осуществляется специально уполномоченным органом «в области оборонной промышленности» (п. 3 ст. 33). В новом Консульском уставе понятие «учет» было существенно расширено и применено к средствам подвижного состава автомобильного и железнодорожного транспорта (ст. 31, подп. 11 п. 2 ст. 5). От метим попутно, что к учету этих объектов оборонная промышленность отношения не имеет.

Вообще говоря, российский консул окружен бесконечным количеством самых разнообразных объектов, расположенных в пределах его консульского округа. Но только те из них, которые имеют российскую регистрацию или российский учет, должны привлекать его внимание.

В праве России существует законодательный акт, предусматривающий реги страцию космических объектов. Им является ст. 1207 Гражданского кодекса Рос сийской Федерации (далее — ГК РФ): «К праву собственности и иным вещным правам на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защи те, применяется право страны, где эти суда и объекты зарегистрированы». Суда внутреннего плавания — это особая проблема, которую мы не рассматриваем. Нас интересуют космические объекты, а также морские суда, оказавшиеся в пределах консульского округа российского консула.

Статья 1207 ГК РФ прямо устанавливает, что космические объекты подлежат государственной регистрации. Для целей данной статьи нет необходимости рас сматривать проблему государственной регистрации космических объектов с точки зрения международного (публичного) права. Однако необходимо еще раз привести А.А. Рубанов. Новый Консульский устав и российская космонавтика слова ст. 1207 ГК РФ: «…космические объекты, подлежащие государственной ре гистрации».

Новый Консульский устав различно отреагировал на эту государственную ре гистрацию. Он сделал адекватные выводы из одной части текста ст. 1207, где пред усматривается государственная регистрация воздушных и морских судов. О кон сульских действиях в отношении воздушных судов в новом Консульском уставе говорится (хотя и довольно кратко) в ст. 31, а о консульских действиях в отношении морских судов, находящихся на территории консульского округа, говорится осо бенно подробно в ст. 29.

Однако новый Консульский устав никак не отреагировал на возможную рос сийскую государственную регистрацию космических объектов, предусмотренную ст. 1207 ГК РФ. Он не сделал никаких выводов из той части ее текста, где говорится о космических объектах, подлежащих государственной регистрации. Таким обра зом, перед нами еще один случай неадекватного отношения нового Консульского устава к самому существованию российской космонавтики.

Подводя итоги сказанному, следует подчеркнуть, что новый Консульский устав необходимо повернуть лицом к существованию российской космонавтики. Оче видно, что эта работа окажется весьма сложной. Она должна происходить в зако нодательной сфере.

Поскольку данная статья является научным исследованием, мы хотели бы вы сказать всего лишь одно законодательное предложение. В новом Консульском уставе есть п. 6 ст. 36, устанавливающий, что «от уплаты консульских сборов и сбо ров в счет возмещения фактических расходов, связанных с совершением консуль ских действий, освобождаются:

1) федеральные органы государственной власти;

2) физические лица — герои Советского Союза, герои Российской Федерации и полные кавалеры ордена Славы, участники и инвалиды Великой Отечественной войны, граждане, награжденные знаком «Жителю блокадного Ленинграда», граж дане, пострадавшие в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, а также дру гих радиационных или техногенных катастроф».

С нашей точки зрения, подп. 2 п. 6 ст. 36 нового Консульского устава (о физиче ских лицах) необходимо дополнить следующими словами: «летчики-космонавты Российской Федерации, летчики-космонавты СССР»4.

Для сравнения отметим, что согласно п. 326 Приказа Управления делами Президента Росси ской Федерации от 12 июля 2010 г. № 245 (Приложение № 2) летчики-космонавты обслуживаются в залах официальных лиц и делегаций, организуемых в пунктах пропуска через государственную границу, установленных в аэропортах г. Москвы, Московской области, г. Санкт-Петербурга и г. Сочи.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.