WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

:

«»1 1 Вопросы задавал Эрнст Нольте. На Ваши вопросы я отвечаю по порядку, кратко, Валерий Любин.

сознавая, что для полных ответов необходимо было бы написать не большую книгу. В связи с этим прошу прощения за недостаточную де тализацию.

Валерий Любин. Во время приезда в Москву в сентябре 2006 г. на международную научную конференцию в Университете МГИМО Вы сделали доклад на тему «Лики Европы». В нем дан анализ недавней ис тории, современного состояния и новых тенденций развития европейс кого общества. Могли бы Вы тезисно обозначить главные положения доклада?

Э.Н. Мой доклад «Разные лики Европы» был изначально предназ начен для «западной» секции московского конгресса, и я по просьбе итальянских организаторов дополнил его заключительной частью, ко торая соответствовала основной тематике конгресса. Я попытался по казать, что с античных и средневековых времен «Европу» отличало взаимодействие множества сил, которое после «разрыва» Реформации XVI в. сделало ее важнейшим двигателем мировой истории и преврати ло в «само по себе секуляризирующееся общество». Однако я подчерк нул, что наряду с «мир завоевательным» ликом Европы еще раньше, например, в случае Бартоломе де Лас Касаса, возник столь же беспреце дентный самокритичный уклон, который как раз во времена великих колониальных завоеваний нашел широкое отражение в трудах, напри мер, англичанина Джона Эткинсона Гобсона и немца Людвига Клагеса.

Высказанные в них взгляды могли быть использованы внешними по от ношению к Европе критиками, наподобие нынешних представителей «третьего мира», и вылиться в основательное антизападничество. Если исходить из этого, то становится понятнее фундаментальное значение большевизма и его концепции уничтожения «капитализма», то есть класса предпринимателей, равно как и реакция различных фашизмов и в особенности радикал фашистского национал социализма. Реакция, которая в настоящее время нашла наивысшее выражение в исламист ском фундаментализме. Был поставлен вытекающий из этого вопрос, можно ли и в каком смысле говорить о будущем «закате» Европы. В до полнительной части доклада одной из главных стала тема углубляю щейся, все более острой антиевропейской критики.

Это нашло отражение и в поставленном вопросе: может ли абст рактный рационализм большей части (западно)европейской теологии “” № 1 (44) 2007 через признание «сознательного» мистического мышления в теологии православной церкви прийти к коррекции своих позиций.

В.Л. Кто, с Вашей точки зрения, внес наибольший вклад в разра ботку и внедрение теории тоталитаризма?

Э.Н. Теория тоталитаризма возникла в середине 20 х годов в Ита лии в качестве непосредственной реакции на появление движения, ко торое жестко отвергло «социалистический лик» общества послевоенных лет и может быть понято как «антикоммунистическая реакция», воз главленная бывшим вождем революционного социализма по имени Бе нито Муссолини. Я не думаю, что знаменитые книги двух видных поли тиков по данному предмету, а именно Франческо Саверио Нитти и Лу иджи Стурцо, можно охарактеризовать как ненаучные, однако они не в последнюю очередь были ангажированными политическими текстами, в которых была показана — как сама собой разумеющаяся — парадок сальная близость советского и фашистского режимов. Важным шагом и бесспорным научным достижением стала небольшая по объему поле мическая книга «Тоталитарный противник» («The Totalitarian Enemy») бывшего коммуниста Франца Боркенау, появившаяся в 1940 г. как ре акция на пакт Сталина—Гитлера. В ней четко обозначено противостоя ние свободного мира западных демократий тоталитарным режимам русского большевизма и немецкого национал социализма. Несмотря на военные союзнические отношения США и Великобритании со сталин ским Советским Союзом, данный подход оставался в Соединенных Штатах действенным во время войны и в послевоенные годы. Однако через дружелюбную в отношении СССР литературу, авторы которой пытались найти позитивное сходство между демократией и советской системой, эти взгляды постепенно оказались вытесненными на обочи ну. Тем не менее они были положены в основу книги Ханны Арендт (1951) и работы Йоахима Фридриха, написанной совместно с Збигне вом Бжезинским (1956). Обе они несут сильный отпечаток атмосферы «холодной войны», но и после окончания той эпохи все же не потеряли своего значения.

В долгие и противоречивые годы политической разрядки почти во всех странах Европы и в определенных кругах США установилось ин теллектуальное влияние марксистской левой мысли, и вместе с этим — зачастую извращенное понимание теории тоталитаризма как инстру мента, используемого антикоммунистической или же антисоциалисти ческой идеологией. В том, что этот подход не победил окончательно, не в последнюю очередь заслуга таких авторов, как Карл Дитрих Брахер в Германии и Роберт Конквест в США. Но особая роль здесь принадле жит опубликованной в 1973 г. книге Александра Солженицына «Ар хипелаг ГУЛАГ». В конечном счете их усилия привели к подрыву ин теллектуального превосходства левых, по крайней мере во Франции.

Заметный подъем теория тоталитаризма пережила затем в связи с кру шением Советского Союза и победой антикоммунистических сил в большинстве стран Восточной Европы. Тогда она получила более ши 140 “” № 1 (44) рокое толкование и оказалась теснее увязана с историческими события ми, убедительно иллюстрируя противопоставление свободной системы Запада догматизму и насилию коммунистических режимов. Привер женцы этой теории смогли также придать особое значение такому ас пекту, как часто артикулировавшаяся вражда двух тоталитарных режи мов, и всерьез заняться темой «мировой гражданской войны». Заметное отклонение от обеих версий теории тоталитаризма, структурной и «ис торико генетической», выявилось в изучении Холокоста, который, как представляется, имеет больше отношения к истории преследования ев реев, чем к истории борьбы двух режимов. Обращение к отдельным тру дам обширной литературы о тоталитаризме здесь было бы излишним.

Во всяком случае, о каком то ясно обозначенном «наибольшем вкладе» говорить, по моему мнению, нельзя.

В.Л. Какие новые труды о тоталитаризме Вы посоветуете непре менно прочитать тем, кто интересуется данным феноменом?

Э.Н. Рекомендации достоин сборник под редакцией Экарта Эссе «Тоталитаризм в ХХ веке. Итог международных исследований» (Баден Баден, 1996), который содержит более 750 названий работ по данной теме. Каждый читатель имеет возможность выбрать из них те, которые наиболее релевантны его собственным интересам. Можно приветство вать и появившийся некоторое время спустя сборник «The Totalitarian Paradigm after the End of Communism. Towards a Theoretical Reassess ment». (Amsterdam Atlanta, 1998), изданный под редакцией Ахима Зиге ля. Краткое описание положения, сложившегося к началу 80 х годов, можно найти в изданном Эрнестом А.Менце сборнике «Totalitarianism Reconsidered» (Port Washington/London 1981), где особенно примеча тельны статьи Стивена Ф. Коэна, Ханса Моммзена и Роберта Джея Лифтона. Наконец, я назову один, к сожалению, малоизвестный, но при этом строго научный журнал «Мышление. Знания. Этика», прежде называвшийся «Этика и социальные науки. Дискуссионный форум культуры мышления» (издательство Луциус и Луциус, Штутгарт). В 2004 г. теме «Фашизм» был посвящен целый номер объемом почти две сти страниц большого формата (Jg. 15, 2004, Heft 3). Исходным пунктом стал принятый в журнале обычай публиковать передовую статью (на этот раз ее автором стал Роджер Гриффин и она называлась «Fascism’s New Faces (and New Facelessness) in Their «Post fascist» Epoch», за кото рой следовали 27 авторских работ. Там имеются многочисленные указа ния на литературу, выходившую на протяжении длительного периода, вплоть до сегодняшних дней.

В.Л. Как Вы оцениваете вклад в науку таких выдающихся истори ков, как Ренцо де Феличе и Франсуа Фюре, с которыми у Вас были дру жеские, творческие отношения?

Э.Н. Многотомная биография Муссолини, написанная Ренцо де Феличе, является (хотя это не бесспорно) стандартным трудом по исто рии итальянского фашизма. Но уже в 1970 г. де Феличе выступил в ка честве ответственного редактора сборника с широким проблемным ох “” № 1 (44) 2007 ватом под названием «Фашизм. Интерпретации современников и исто риков» (издательство Латерца), в котором теории тоталитаризма посвя щена отдельная часть. Там можно найти статью «Трансполитический феномен». Ее автор — ведущий итальянский католический философ Аугусто дель Ноче, который первым в Италии обратил внимание на мою изданную в итальянском переводе книгу «Фашизм в его эпоху» сразу же после ее публикации. С ним мы на протяжении десятилетий неоднократно обменивались письмами, которые были опубликованы в октябрьском номере 1993 г. журнала Storia contemporanea (с. 725—784).

Мое общение с Франсуа Фюре было очень интенсивным, но, к большо му сожалению, продолжалось недолго. Фюре поместил в своей книге «Конец одной иллюзии. Коммунизм в ХХ столетии» непривычно длин ное примечание с очень позитивной оценкой моих книг, и итальянский журнал «Либерал» потом выступил посредником в нашем личном зна комстве. Журнал инициировал к тому же нашу переписку, которая за тем в 1998 году была издана в Германии (а также в Италии и во Фран ции) под названием «Враждебная близость. Коммунизм и фашизм в ХХ веке». Мы встречались с Фюре затем на двух трех конференциях и конгрессах, но как раз тогда, когда мы стали считать друг друга друзья ми, пришла поразившая меня прискорбная новость о его неожиданной смерти вследствие несчастного случая.

В.Л. Ваша нынешняя оценка «спора историков» и его результатов для исторической науки?

Э.Н. «Спор историков» был дискуссией вокруг интерпретации на ционал социализма. Но в Германии имеется своеобразное, хотя и не сформулированное на государственном уровне, правило: антикомму нистический характер национал социализма, вопреки признаниям многочисленных участников этого движения, рассматривать как второ степенный фактор, а подход, требующий учитывать и иные факторы, помимо антисемитизма, объявлять «абсурдным», «бессмысленным» и «гротескным». Поэтому исключалась возможность осознать национал социализм как идеологию уничтожения, которую невозможно понять без учета его враждебного отношения к марксизму и его концепции уничтожения капитализма и соответственно капиталистов. Полагают, что сторонников такого подхода, который для многих современников являлся самоочевидным, следует обвинять в «апологии» национал со циализма. У многих критиков при этом остается плохо скрытое убежде ние, что одно уничтожение — буржуазии и «капиталистов» — было по нятным и, вероятно, даже оправданным, другое же — уничтожение ев реев — непонятным. Если бы этим критикам была известна долгая история «левого антисемитизма», они, вероятно, были бы более осто рожны в своих утверждениях. Возможно, тогда они осознали бы суще ственную разницу между исторической интерпретацией и моральной оценкой. Однако они смешивают то и другое, чтобы защитить свою по литически мотивированную, неприкосновенно догматическую точку зрения. То, что я был первым в Германии (во всяком случае, после 142 “” № 1 (44) опубликованного в «Historische Zeitschrift» в 1985 г. мнения одного из вестного израильского историка), кто пытался доказать, что за «оконча тельным решением еврейского вопроса» крылась некая выстроенная аргументация, моим оппонентам, по всей видимости, неизвестно. По этому так называемый «спор историков» не дал никаких результатов и не вызвал последствий, во всяком случае, в том, что касается установле ния причинной связи между двумя тоталитарными идеологиями унич тожения. Так и не был поставлен простейший и необходимейший из всех вопросов: «Не придаем ли мы слишком малое значение антиком мунистическому моменту в национал социализме, достаточно ли серь езно мы его восприняли?».

В.Л. Если подытожить Ваш большой вклад в науку, начиная с 50 х годов, какие вехи и особые достижения можно выделить как глав ные на Вашем творческом пути?

Э.Н. В 1963 г., будучи совершенно неизвестным и не имея специ ального исторического образования, я первым в послевоенное время заново поставил вопрос о «фашизме», опираясь исключительно на изу чение широкой и индивидуально подобранной базы источников на трех языках. Это означает, что я изначально обратился к сравнительному подходу и использовал немало из того, что мне удалось получить, обу чаясь философии у Хайдеггера. Затем я систематически расширял нача тые исследования, обращаясь к современным («Германия и холодная война» (1974)) и историческим сюжетам («Марксизм и промышленная революция» (1983)). Резюме этих работ — в мало распространенном оп ределении «европейская гражданская война 1917—1945», которое при вносит в теорию тоталитаризма «историко генетическую» версию. Мои книги, выходившие в свет в последующие годы, могут быть причислены главным образом к «идеологической истории» («Ницше», «Хайдеггер», «Исторические концепции в ХХ веке»). Нового, хотя и наверняка спор ного результата удалось достичь в работе «Историческая экзистенция» (1998). С тех пор я публиковал лишь книги, которые, несмотря на силь ную переработку, так или иначе связаны с моими лекционными курса ми, как, например, недавно изданная книга «Веймарская республика.

Неукрепленная демократия между Лениным и Гитлером». Я считаю, что к концу своей карьеры я все же проявил себя как профессиональ ный историк.

В.Л. Ваши творческие планы? Какие новые работы находятся в процессе создания?

Э.Н. На протяжении всей моей жизни я никогда (может быть, это случалось лишь изредка) не пытался строить планы на будущее. Сомни тельно, что имеет смысл менять этот стиль поведения в мои 84 года.

В.Л. Какие новые идеи содержит Ваша книга «Веймарская рес публика: Демократия между Лениным и Гитлером»?

Э.Н. Что нового в этой книге, видно уже из заголовка: если рас сматривать Веймарскую республику «между Лениным и Гитлером», то “” № 1 (44) 2007 «гражданская война» тех лет (не в последнюю очередь в интеллектуаль ной сфере) должна восприниматься всерьез.

В.Л. Как Вы оцениваете практическое влияние разработанных учеными, в том числе и Вами, теоретических положений о различных ликах тоталитарных режимов ХХ века на современную политику и по литиков, современное состояние общества?

Э.Н. После «спора историков» и частично благодаря ему в Герма нии еще более утвердилась «абсолютистско антифашистская» концеп ция. В последнее время наблюдается укрепление никогда полностью не исчезавших противоположных тенденций, но как историк я не могу быть пророком. Кроме того, меня беспокоит своеобразный, благопри ятный на первый взгляд, но тем не менее преждевременный и не совсем позитивный подход, который исходит из полного перенесения слиш ком «политических» толкований, данных победителями союзниками.

Из претензии — может быть, и временной, но на протяжении тысячи лет остававшейся якобы неколебимой, — на то, что собственная нация обладает зловредным характером, вытекают еще дальше идущие пре тензии: радикально «преодолеть» прошлое.

В.Л. Можно ли оценить возможность воздействия разработок тео рии тоталитаризма на общество современной России, находящееся в процессе перехода от тоталитарных порядков к новому строю?

Э.Н. Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, мне не хватает основательных знаний российской современности.

В.Л. Кого можно считать Вашими последователями и учениками?

Э.Н. Из моих непосредственных учеников двое стали заведовать кафедрами: Ханс Ульрих Тамер в Мюнстере и Ансельм Дёринг Ман тейфель в Тюбингене. Вместе с Томасом Ниппердеем оба они стали из дателями юбилейного сборника, посвященного моему 70 летию («Ми ровая гражданская война идеологий. Ответы Эрнсту Нольте». Берлин, 1993). Под моим руководством готовились диссертации, затрагивающие тему «европейской гражданской войны»: Кай Уве Мерц. «Картина уст рашения. Германия и большевизм 1917—1921». Берлин, 1995;

Кристиан Штрифлер. «Борьба за власть. Коммунисты и национал социалисты в последний период Веймарской республики». Берлин, 1993. Клаус Рай нер Рёль, бывший издатель значимого для «поколения 1968 г.» журнала «Конкрет», муж «террористки» Ульрике Майнхоф, стал автором диссер тации о забастовке берлинских транспортников в начале ноября 1932 г., опубликованной под названием «Сближение с противником. Коммуни сты и национал социалисты в берлинской забастовке транспортников 1932 г.» (Франкфурт—Нью Йорк, 1994). Еще в 1984 г. вышло в свет исследование Бригитты Зеебахер Брандт, вдовы Вилли Брандта: «Ол ленхауэр. Прямодушный человек и патриот» (Берлин, издательство Зидлер). Последней написанной под моим руководством диссертацией стало исследование Пьера Луки Аццаро из Рима по немецкой историо графии начала ХХ столетия — анализ концепций Курта Брайзигса, Вальтера Ратенау и Освальда Шпенглера. До сих пор единственная кни 144 “” № 1 (44) га обо мне написана Фолькером Кроненбергом (в настоящее время он приват доцент в Бонне): «Эрнст Нольте и тоталитарные времена. По пытка понимания», Бонн, 1999. Что касается моих «преемников», то на деюсь, что молодые историки серьезно и основательно проработают мои труды и последуют путем, который я пытался проложить.

“” № 1 (44) 2007




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.