WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

..

1 Официально инспирируемый оптимизм не в силах заглушить 1 В основу статьи накопившейся в обществе тревоги за будущее России. Развеять ее мо положен доклад жет лишь бльшая определенность в отношении стратегического курса на Ежегодной власти, ее способности обеспечить решение встающих перед страной научной сессии в Институте проблем.

социологии РАН Многие из этих проблем возникли в ходе предшествующего раз (9.04.2008). В ста тье использованы вития. Наиболее существенными из них представляются:

материалы иссле — однобокость промышленного развития, устаревание основного ка довательского проекта РГНФ питала, растущие дисбалансы, прежде всего катастрофическое от № 07 03 00074а.

ставание энергетической, транспортной и ремонтной инфраструк тур, набирающая силу инфляция;

— надвигающаяся демографическая катастрофа, массовая бедность, высокий уровень социального неравенства, неэффективность сис темы социальной помощи, фактическое лишение многих групп граждан доступа к образованию;

— все более явное падение общего интеллектуального уровня в стра не, постепенное «одичание» молодых поколений, разрушение сло жившейся образовательной системы, нарастающая коммерциали См. О России зация культуры2.

2008, гл. 4, 5.

Вместе с тем российскому обществу предстоит столкнуться с мно жеством новых проблем, обусловленных как его собственным, так и об щемировым развитием.

Россия уже настолько инкорпорирована в мировое хозяйство, что ей не удастся отгородиться от стоящих перед ним вызовов. Некоторые из них уже хорошо известны, как, например, угрозы, связанные с обо стряющимся конфликтом между человеком и окружающей средой и кризисом сложившегося миропорядка (который сегодня все чаще не без оснований именуют «миробеспорядком»), другие только начинают ощущаться и осмысливаться.

В первую очередь речь идет об исчерпанности неоконсервативной модели развития, утвердившейся в мире в последней трети XX в. На протяжении нескольких десятилетий эта модель, несмотря на все при сущие ей изъяны, приносила более или менее позитивные результаты.

Однако с наступлением нового столетия она стала давать очевидные сбои.

Хотя обсуждение причин такого поворота событий выходит за рамки настоящей статьи, на одной из них все же стоит остановиться.

Прогрессирующая глобализация и ускорившийся технологический про гресс привели к заметному усложнению структуры мирового хозяйства 30 “” № 3 (50) и всей мировой системы. Отсюда возрастающая потребность в поступа ющих извне упорядочивающих импульсах, ибо, как известно, чем сложнее система, тем проблематичнее ее самонастройка. Между тем неоконсервативная модель всегда покоилась (и покоится) на принци пиальном отрицании необходимости подобного рода импульсов как не гативно влияющих на естественные экономические процессы.

Это несоответствие теоретических постулатов объективно склады вающимся потребностям нашло выражение во все более заметном от рыве мировой финансовой системы от реального производства, ощути мом изменении вектора денежных и товарных потоков вследствие появления новых доминирующих сил, наметившихся пределах плате жеспособного спроса и т.д. К этому добавилось такое немаловажное об стоятельство, как сокращение запасов, а значит, и возможности потреб ления природных, прежде всего энергетических, ресурсов.

Симптомами исчерпанности неоконсервативной модели стали се рьезные трудности, которые испытывает сегодня международная фи нансовая система, а также четко обозначившиеся признаки всеобщей рецессии. Пока о конкретных последствиях развития данной тенденции судить трудно. Однако ее углубление не вызывает сомнений.

В еще большей степени исчерпала себя экономическая модель, действующая в России. Отсутствие сколько нибудь значимых усилий, направленных на использование благоприятной для экспортеров сырья конъюнктуры для выхода на передовые позиции в сфере современного производства, обусловило отставание страны не только от традицион ных мировых лидеров, но и от новых экономических гигантов — Китая и Индии. О неэффективности этой модели и необходимости ее смены заговорили даже высшие руководители РФ.

Не случайно в последние годы в моду стало входить уже утвердив См. Серебрянни шееся за пределами страны3 понятие инновационного развития4. Нача ков 2007.

ли возникать именующие себя инновационными ассоциации и венчур ные фонды. Соответствующую активность имитируют и органы власти5.

См., напр.

Послание 2007.

Следуя призыву верхов, многие города и области поспешно составляют 5 собственные планы инновационной политики в различных сферах на Шпорт б.г.

родного хозяйства. При этом инновационное развитие, как правило, трактуется как более интенсивное, чем прежде, внедрение современных научных разработок в промышленное производство и его организаци См. Трифилова онные структуры6.

2003;

Гурков 2003;

Нисколько не умаляя значения широкого внедрения в практику Васильев 2005;

новейших технологий и методов организации производства, нельзя не Фоломьев 2005;

Такер 2006;

указать на серьезные изъяны подобного подхода к проблеме. Сводя ин Друкер 2007;

новационное развитие к безусловно необходимому обновлению основ Гальперин, Кене вич 2007 и др.

ного капитала и активному применению в производственном процессе результатов научных изысканий, мы лишаем данную идею присущего ей новаторского содержания. Ведь сами по себе инновации всегда игра ли ключевую роль в развитии человеческого сообщества. Инновацией было умение добывать огонь, изобретение колеса, выплавка металлов “” № 3 (50) 2008 и т.д. и т.п. Инновации определяли содержание первой и второй про мышленных революций, а также научно технической революции вто рой половины XX в.

В этой ситуации неизбежно напрашивается вопрос, не служит ли отождествление инновационного развития с нормальным обновлением средств и технологических основ промышленного производства лишь способом отвлечь внимание общественности от потребности в действи тельно качественном рывке, способном обеспечить дорогу в будущее.

Более обоснованным представляется принципиально иной подход к инновационному развитию. Оно получит реальное наполнение лишь в том случае, если будет рассматриваться как процесс формирования специфической инновационной экономики, развертывающийся по трем взаимозависимым направлениям: (1) подготовка технологических, экономических, социальных и политических предпосылок для предсто ящего инновационного рывка;

(2) кардинальная модернизация уже су ществующего материального производства;

(3) создание принципиаль но новых, инновационных сфер деятельности.

Вопреки некоторым наивным представлениям, формирование та кой экономики вовсе не равнозначно смене всего экономического ук лада. Как свидетельствует предшествующий опыт, оно, скорее всего, приведет к возникновению дополнительного, высокотехнологичного, «этажа», действующего в органической связи с остальными и оказыва ющего на них постоянно усиливающееся воздействие.

В целом, однако, речь идет, безусловно, о рывке вперед.

Является ли подобный рывок объективно назревшим? Для поло жительного ответа на это вопрос есть достаточно оснований.

Во первых, для позитивного решения целого ряда глобальных проблем, вставших перед человечеством во второй половине XX — начале XXI в., требуются знания и умения значительно более высоко го уровня, нежели те, которыми располагает общество на сегодняш ний день.

Во вторых, многие передовые страны, страдающие от прогресси рующего старения населения и наплыва мигрантов из регионов с иной культурой и массовой ментальностью, жизненно заинтересованы в многократном повышении производительности труда автохтонной ра бочей силы.

В третьих, с появлением новых центров современного индустри ального развития, обладающих таким бесспорным конкурентным пре имуществом, как дешевая рабочая сила, причем не только простая, но и квалифицированная, традиционные страны лидеры могут сохранить свои позиции лишь при условии инновационного рывка, поднимающе го их производство на уровень, недосягаемый, во всяком случае — пока, для «новых индустриальных тигров».

Для реализации скачка имеются и немалые объективные предпо сылки. Это и накопленные человечеством новые знания, пока не на шедшие применения в производственном процессе;

и наличие мощной 32 “” № 3 (50) научно производственной инфраструктуры, способной обеспечить не замедлительное практическое воплощение научных идей и выводов;

и разветвленная система подготовки кадров, достаточно гибкая, чтобы в кратчайшие сроки подготовить высококвалифицированную рабочую силу того типа, который понадобится для осуществления соответствую щего экономического маневра, и, наконец, еще не утраченная государ ственной властью возможность мобилизовать капиталы, необходимые для перехода к инновационному развитию.

Из всего этого с очевидностью вытекает, что инновационное раз витие в предложенном выше понимании есть «категорический импера тив» для стран, ориентированных на сохранение и упрочение своего по ложения в мировом сообществе. Не встать на этот путь — значит не просто отстать, но оказаться отброшенным на маргинальные позиции и застрять на них надолго, если не навсегда. Это относится ко всем стра нам, но к России в первую очередь.

Поворот к такому типу развития будет нелегок: он потребует и времени, и сил.

Массовое промышленное производство, характерное для нынеш него этапа экономического развития, инерционно по своей сути. Для его коренной переналадки понадобятся немалые усилия и материаль ные затраты. Потому новации, сопряженные с такой переналадкой, с высокой степенью вероятности вызовут ожесточенное сопротивление со стороны влиятельных экономических и политических групп. Отсюда необходимость создания на государственном уровне рычагов и стиму лов, способных преодолеть указанную инерционность, не подвергая из лишним потрясениям производство и общественную систему в целом, что, в свою очередь, связано с внесением серьезных корректив в орга низацию управления экономическими процессами и, главное, в систе му льгот и иных поощрений.

В пересмотре нуждается и нынешняя структура информационных сетей. Инновационное развитие предполагает максимально свободный доступ к информации, а следовательно, ликвидацию всех барьеров, зат рудняющих ее получение.

Инновационный поворот невозможен без существенного возрас тания роли институтов, реализующих совокупный интерес общества, без четкого определения набора поставленных целей и способов их реа лизации. Иными словами, придется вновь обратиться к столь осмеян ному в последние десятилетия индикативному планированию.

Конечно, институты, отражающие групповые интересы, могут внести свой вклад в движение по этому пути. Однако конечная разра ботка соответствующих проектов должна осуществляться на общегосу дарственном уровне. Не случайно в тех странах, где инновационное развитие уже стало или, по меньшей мере, становится важным направ лением политики, выработкой его принципов (в том числе описанием конкретных целей и этапов продвижения к ним), определением состава участников различных проектов и субпроектов, масштабов и форм их “” № 3 (50) 2008 финансирования и т.д. занимаются институты, контролируемые госу См. дарством либо связанные с ним договорными отношениями7.

Циренщиков 2007;

Поскольку инвестиции в инновационное развитие носят, как пра Соколов 2007.

вило, рисковый характер, рассчитывать на особый интерес к ним со стороны частного капитала (во всяком случае на первоначальных эта пах) не приходится. В связи с этим переход к такому развитию потребу ет активного участия в финансировании инноваций государственного или гарантированного государством капитала. При достаточно боль шом объеме подобных инноваций это приведет к заметному изменению направленности финансовых потоков.

Переход к инновационному развитию сделает неизбежным прин ципиальное изменение отношений между наукой и государством. На ука должна не только превратиться в прямую производительную силу, но и стать важнейшим рычагом реализации стратегии государства в области общественного производства. В какой то степени она будет продолжать выполнять заказы, отражающие групповые интересы. Од нако ее основным партнером и, соответственно, заказчиком станет го сударство.

При этом взаимодействие государственных органов и науки не может строиться в парадигме «хозяин — слуга», как того добивались и до сих пор добиваются российские чиновники, поставленные руково дить наукой. Речь идет о равноправном сотрудничестве, при котором не только государство ставит задачи перед наукой, но и наука ставит их пе ред государством, что невозможно без психологической перестройки сознания тех, кто заправляет в управленческих структурах.

В случае России решение перечисленных выше задач дополни тельно усложняется тем, что в результате деиндустриализации 1990 х годов ее экономика оказалась отброшена на уровень, лишь немногим превышающий тот, что характерен для стадии первичной индустриали зации. Для того чтобы всерьез перейти к инновационному развитию, ей нужно не просто решить всю совокупность сложнейших проблем, дос тавшихся от недавнего прошлого, но и совершить исторической скачок через несколько стадий.

Инновационное развитие неизбежно потребует более интенсив ного включения российской экономики в мировую экономическую си стему. Очередным шагом на этом пути, видимо, станет вступление стра ны во Всемирную торговую организацию. Между тем основные отрасли отечественной промышленности пока не созрели для такого шага. Его непосредственным результатом может оказаться коллапс большинства нормально функционирующих российских предприятий, которые не смогут выдержать конкуренции с потоками зарубежной продукции.

Полное открытие рынков сделает Россию в еще большей степени уязвимой по отношению к кризисным процессам, от которых страдает сегодня мировая экономика (финансовая неустойчивость, потрясения на рынках труда, делокализация производства и др.). Неминуемое в этих условиях подтягивание внутренних цен на энергетическое сырье к 34 “” № 3 (50) общемировым приведет к дальнейшему усилению инфляции и, тем са мым, к резкому снижению уровня жизни значительной части населения.

Серьезным препятствием на пути перехода России к инновацион ному развитию может стать дефицит высококвалифицированной рабо чей силы. Этот дефицит, уже фиксируемый в ключевых отраслях произ водства, скорее всего, будет возрастать ввиду все более критического отношения подрастающих поколений к образованию как таковому и очевидного разложения системы среднего и высшего образования.

Не меньшим тормозом может оказаться ситуация, сложившаяся в научной сфере. Униженное состояние, в котором пребывала отечест венная наука в последние годы, уронило ее престиж в глазах молодежи.

Талантливые молодые люди не очень охотно вступают на научное по прище. В результате научное сообщество катастрофически стареет.

Если ситуация не будет изменена, мы можем спустя десятилетие остать ся вообще без науки. О каком инновационном развитии, на которое возлагают сегодня такие надежды, можно будет вести тогда речь?

Разумеется, все перечисленные проблемы поддаются решению — но только в том случае, если в процесс будет органически включено то, что можно назвать политическим фактором.

Для эффективного политического стимулирования инновацион ного развития необходимы:

— политическая воля высших эшелонов власти;

— активное участие в реализации этой воли ядра властвующей элиты;

— отлаженные управленческие инструменты решения поставленных задач;

— готовность значительной части населения включиться в осуществ ление преобразований или, по меньшей мере, не препятствовать им.

Отсутствие хотя бы одной из этих предпосылок либо сделает до стижение поставленных целей практически невозможным, либо потре бует введения жесткого мобилизационного режима. Между тем, как свидетельствует недавнее прошлое, «кнут» очень плохо сочетается с подлинными инновациями.

Имеются ли у нынешней России резервы, которые помогли бы создать условия, необходимые для успешного инновационного разви тия? Окончательный ответ на этот вопрос дать пока трудно. Можно лишь высказать некоторые сугубо предварительные предположения, как о возможных препятствиях, так и о тех усилиях, которые предстоит приложить, чтобы сдвинуться в заданном направлении.

Начнем с оценки политической воли высшего руководства. Как уже отмечалось, на вербальном уровне она присутствует. Однако ни для кого не секрет, что в политике вербальные установки нередко суще ственно отличаются от реальных.

Но, даже приняв за аксиому наличие реальной политической воли, нельзя не учитывать внутреннюю неоднозначность самого это го феномена. Чтобы привести к желаемому результату, политическая воля руководства должна опираться на адекватное представление об “” № 3 (50) 2008 исходной ситуации и потенциальных последствиях управленческих ре шений на каждом этапе продвижения к намеченной цели. В противном случае реализация такой воли может обернуться обычной авантюрой.

В свою очередь, адекватное представление об исходной ситуации и по тенциальных последствиях принимаемых решений в критической сте пени зависит от наличия эффективной обратной связи, не искаженной промежуточными отклоняющими воздействиями.

Системой эффективной обратной связи современная Россия пока не располагает. Сложившаяся в стране практика поддакивания и «обли зывания» власти лишает российское руководство возможности адекват но оценивать реальную ситуацию и тенденции ее развития. Опасность подобной практики сегодня начинает осознаваться на самом высоком уровне. Но чтобы положить ей конец, недостаточно общих призывов.

Немало сомнений вызывает готовность правящей элиты активно включиться в реализацию курса на инновационное развитие. И такие сомнения возникают не на пустом месте. Об их обоснованности свиде См. Крыш тельствуют как особенности становления этой элиты, так и ее установки8.

тановская 2005;

Основное ядро российской политической элиты сейчас заинтере Гаман Голутвина совано прежде всего в сохранении и упрочении имущественных и влас 2006.

тных позиций, приобретенных в 1990 е и последующие годы. Это нахо дит отражение в его устойчивой ориентации на стабильность, трактуе мую исключительно как неизменность сложившихся отношений власти и собственности. Соответственно, любые перемены, пусть даже суля щие в перспективе позитивные результаты, обычно встречаются в шты ки. Иногда это выливается в активное противостояние, но чаще всего принимает форму пассивного саботажа.

Поскольку курс на инновационное развитие неизбежно потребует не только технологическо производственных новаций, но и модерниза ции социальных и политических институтов, отношение ядра правящей элиты к такому развитию будет, судя по всему, сугубо негативным.

Плохо приспособлены для осуществления данного курса и управ ленческие институты.

Происходившее на протяжении ряда лет выстраивание вертикали власти породило у части публики представление, что в стране, наконец, создана эффективная система реализации властных решений. Однако это представление во многом иллюзорно. Новые управленческие струк туры, как признают сами их руководители, «коррумпированы» и «не мотивированы на положительные изменения, не говоря уже о каком то динамическом развитии». И это вовсе не результат отдельных недора боток, а закономерность.

Любая чрезмерно централизованная система управления, замкну тая на руководящую личность или небольшую группу руководителей, неизбежно приобретает все характерные для авторитарных режимов изъяны, которые сводят на нет действительные и гипотетические пре имущества строго иерархизированной властной вертикали. Как правило, такие системы быстро теряют свою первоначальную эффективность.

36 “” № 3 (50) Решение проблем становится мнимым и влечет за собой возникновение новых, еще более сложных, нежели те, от которых вроде бы удалось из бавиться.

В основе данной закономерности лежит целый ряд объективных причин.

Существуют физические пределы, ограничивающие круг проблем, которые способен осмыслить и оценить один человек (или небольшая группа людей). К тому же принимаемые им решения неизбежно дефор мируются под воздействием придворных интриг. Дефицит адекватной информации о реакции общества резко снижает возможность внесения корректив в уже принятые решения.

Наличие жесткой вертикали власти делает процесс принятия ре шений громоздким и неповоротливым. Сохраняя способность решать рутинные проблемы, система страшится новых проблем, теряется перед ними.

На каждом отрезке властной иерархии неминуемо возникают от клоняющие «шумы», вызываемые индивидуальными или групповыми интересами, нередко не совпадающими с интересами высшей власти.

В критических ситуациях такие «шумы» оказываются настолько силь ными, что содержание исходного импульса исчезает уже на верхних ступенях иерархической лестницы. Преодоление отклоняющих «шу мов» создает потребность в огромном числе контролеров, что влечет за собой трудно регулируемое разбухание бюрократического аппарата.

Чаще всего контролеры сами попадают под воздействие «шумов», что порождает «дурную бесконечность» контроля над контролерами. Все это образует питательную среду для роста коррупции, парализующей механизмы государственного управления.

Ахиллесовой пятой жесткой властной вертикали является кадро вая селекция. Определяющее значение при подборе и выдвижении ра ботников здесь приобретают не профессионализм и квалификация, не способности и нравственные качества, а личная преданность, угодли вость и беспрекословная исполнительность. Принципиальным и само стоятельным людям места в управленческой системе не остается. Резко сокращается мобильность кадров, происходит своего рода закупорка См. О России сосудов органов управления9.

2008: 202 и сл.

Из всего этого следует, что, добиваясь необходимого для иннова ционного развития коренного преобразования управленческих инсти тутов, нельзя ограничиться чисто административными мерами, пусть самыми радикальными. Требуется решительная демократизация всей системы власти.

Попробуем теперь оценить позицию населения — его готовность (или неготовность) принять предлагаемую верхами программу иннова ционного развития и включиться в ее осуществление. Способны ли обещания благополучного будущего, которое связывается, в частности, с реализацией этой программы, пробить завесу разочарования, скепти цизма и отчуждения, все еще отделяющую значительную часть общества “” № 3 (50) 2008 от административного аппарата и власти в целом? Ответ на этот вопрос будет, скорее всего, отрицательным.

Являясь продуктом индивидуального и группового опыта, накоп ленного столетиями, массовое сознание как фактор, определяющий бытовое и общественное поведение людей, представляет собой своеоб разную квазифизическую субстанцию, обладающую теми же свойства ми, что и физические тела: сложной структурой, упругостью и инерци онностью.

Глубоко ошибаются как те, кто считает такое сознание инвариан том, так и те, кто видит в нем нечто вроде пластилина, из которого мож но по усмотрению вылепить любую фигуру. В качестве продукта исто рического опыта оно, пусть с опозданием, впитывает новую информа цию, перерабатывая ее в соответствии со сложившимися канонами.

Вместе с тем оно активно сопротивляется всяким попыткам грубого внешнего вмешательства. Сломать его «через колено» невозможно. Чем сильнее давление, тем мощнее отдача. Игнорировать это — значит об речь на неудачу любые, в том числе разумные, планы.

При всех колебаниях, обусловленных конъюнктурными воздей ствиями, в массовом сознании населения России существует глу бинный пласт предпочтений и ожиданий, отражающих особенности пройденного страной пути. На формирование этих предпочтений и ожиданий оказали влияние:

— многовековой традиционный уклад, для которого, наряду с крепо стничеством и другими видами докапиталистического социального неравенства, были характерны развитые формы общинного жизне устройства;

— более чем семидесятилетний опыт государственного социализма с жесткой системой централизованного планирования и распределе ния, гарантированным (скромным) уровнем потребления, ориен тацией на социальное равенство при ограничении политической свободы;

— краткосрочный «демократический прорыв», связанный с преобра зованиями второй половины 80 х годов минувшего века;

— разнородные, во многом катастрофические последствия правления либералов фундаменталистов, поставивших перед собой цель пол ностью разрушить прежнюю систему и «капитализировать» обще ство в соответствии с образцами, утвердившимися на Западе.

Каждый из упомянутых этапов исторического прошлого нуждает ся в особом осмыслении.

При определении влияния традиционного уклада на обществен ное сознание россиян следует избегать мифологических оценок, спо собных серьезно исказить реальную картину. Одна из таких оценок покоится на представлении, будто историческое прошлое русского на рода, многие столетия находившегося под гнетом абсолютных властите лей, пережившего длительный этап крепостных отношений, не имевшего никаких традиций самоуправления, выработало у него устойчивый 38 “” № 3 (50) менталитет, основные черты которого — терпеливость, покорность, не притязательность, неверие в свои силы и социальная пассивность.

Другая мифологическая оценка, в значительной мере вытекающая из первой, заключается в том, что утвердившийся в стране тип взаимо отношений между «верхами» и «низами» предполагает заложенное в глубины сознания преклонение перед высшей властью, готовность бес прекословно следовать ее предначертаниям.

В действительности все это совсем не так. Вследствие противоре чивости общественного сознания, исторически сложившегося в Рос сии, для него, наряду с патернализмом, характерно восприятие власти, в том числе и вполне легитимной, как силы, противостоящей и даже враждебной индивиду и обществу в целом. Аморальное самовластие нынешней бюрократии, на протяжении ряда лет выступавшей под зна менем радикального реформаторства, подняло это отчуждение на еще более высокий уровень.

Годы господства государственного социализма с его заведомо об реченными на провал попытками насильственно «осчастливить» обще ство привели к дискредитации в глазах значительной части россиян со циалистических ценностей и самого понятия «социализм», отождеств ляемого населением страны с реальной практикой функционирования советской системы. Вместе с тем семь десятилетий существования этого строя в преимущественно крестьянской стране с доминированием пат риархально общинных ценностей способствовали формированию в об ществе специфических представлений о предпочтительном обществен ном укладе, включающих в себя:

— ориентацию на высокую устойчивость сложившихся, ставших при вычными условий жизни;

— повышенные социальные ожидания, связанные с деятельностью государства;

— отношение к бесплатному образованию и здравоохранению, деше вому жилью и отдыху как к неотъемлемым составляющим образа жизни;

— неприятие чересчур глубоких разрывов в условиях существования различных групп населения.

Период перестройки стимулировал высокую общественную ак тивность граждан, помог им ощутить и осознать ценность демократи ческих процедур и институтов, свободы мысли, информации, нелими тированных передвижений по миру. Впоследствии многие демократи ческие принципы и процедуры оказались скомпрометированными. Тем не менее приверженность им хотя и уменьшилась, но далеко не исчезла.

Как показывают многочисленные опросы, доля россиян, которые, не смотря на недовольство теми или иными аспектами реализации демок ратических процедур, в принципе высказываются в пользу демократи ческих форм правления, до сих пор превышает 50%.

В свое время, в условиях все более заметного отставания СССР от наиболее развитых стран Запада, у многих советских граждан возник “” № 3 (50) 2008 устойчивый интерес к характерной для этих стран социальной и эконо мической практике. Постепенно в массовом сознании сложился идеа лизированный образ «Запада» как некоего «острова благоденствия», где царит справедливость, бесперебойно действуют демократические меха низмы, отсутствуют социальные барьеры и общедоступны высококаче ственные материальные блага. И все это ассоциировалось с современ ным капиталистическим общественным порядком. Утвердившееся в сознании большинства граждан негативное отношение к понятию «ка питализм» сменилось нейтральным, а нередко и позитивным.

Отсюда та эйфория, с которой большинство населения СССР встретило идеи, исходившие из необходимости коренных общественных перемен. На первом этапе речь шла о совершенствовании социализма.

Однако вскоре произошел решительный поворот в сторону капитализма.

Спустя несколько лет завышенные ожидания сменились глубоким разочарованием. В результате проводимых либералами фундаментали стами реформ общество распалось на выигравшее меньшинство и про игравшее большинство, что привело к возрождению у заметной части граждан негативного отношения к общественному устройству, отрица ющему социальные обязательства государства и отождествляемому с капитализмом. Все это наложилось на выросшие из традиционной об щинно коллективистской ориентации предпочтения, строящиеся на ценностях социальной ответственности власти и общества.

К этим предпочтениям можно относиться по разному, но не счи таться с ними при проведении политического курса практически невоз можно.

Перемены, произошедшие в общественном сознании, лишили властные структуры, определявшие судьбы России в 1990 е годы, зна чительной доли того политического кредита, которым они обладали из начально. Сложившееся в стране положение уже мало кем воспринима лось как благополучное.

Основанное на этом глубокое недовольство проявлялось в различ ных формах. Одни (не без оснований) видели причину происходящего в ошибочных принципах, положенных в основу новой общественной си стемы. Другие пребывали в убеждении, что во всех бедах виноваты воры и взяточники, засевшие во властных структурах, и стоит от них изба виться, как ситуация сразу же качественно улучшится. Третьи стали жертвой ксенофобских предрассудков, дополнительно питаемых, как и во многих странах Запада, массовым притоком иммигрантов из стран с более низким уровнем жизни.

В ряде случаев недовольство приобретало форму враждебности российской «глубинки» к столичным мегаполисам, прежде всего к Москве. Почву, на которой произрастала эта враждебность, создавали, с одной стороны, разрыв в условиях существования провинциального и столичного населения, а с другой — усиление унитарных настроений в федеральных структурах, их усилия, нацеленные на урезание прав и компетенций субъектов Федерации.

40 “” № 3 (50) Нарастание протестного потенциала выражалось как в демонстра тивном отстранении от политики, так и в тоске по прошлому, в готовнос ти поддержать «сильную власть», ассоциируемую с «сильным лидером».

Все это не могло не отразиться на политическом процессе. Несо гласие большинства общества с выбором, сделанным властвующей эли той, не снималось посредством гибких политических акций, а загоня лось вглубь. Минимизировались возможности перевода латентных по литических установок в политические действия, в том числе и в связи с выхолащиванием электорального процесса.

Немалую роль в этом плане сыграло то обстоятельство, что ны нешнее российское общество глубоко сегментировано в ценностном (и не только ценностном) отношении. Среди характерных для него антиномий — «модернизация / фундаментализм», «западничество / по чвенничество», «элитарность / социальность», «авторитаризм / демо кратия». Существуют также дополнительные «оси размежевания», отра См. жающие разорванность сознания значительной части граждан10.

Граждане 2005;

Глубокое и повсеместное недовольство общества властью тем не Бюрократия 2006;

менее проявлялось преимущественно в пассивной форме. Причины Российская иден тичность 2007.

этого еще требуют дополнительного изучения. Предварительно можно указать лишь на некоторые.

Первая причина — неприемлемость для большинства современ ных россиян любого рода насильственных действий, способных выз вать распад властных структур, анархию, вооруженное противостояние социальных и национальных групп. Исторический опыт, зафиксиро ванный в общественном сознании, сформировал у населения России стойкое убеждение, что такие действия не принесут с собой решения назревших проблем, но лишь ухудшат условия существования. Поэтому до тех пор, пока власти не переходят границы, за которыми терпеть уже физически невозможно, основная масса граждан — вне зависимости от ее отношения к правящим политическим силам — не выйдет за консти туционное поле.

Вторая — отчуждение между верхами и низами. В сознании боль шинства российских граждан укоренилось представление, что верхи ни при каких обстоятельствах не будут считаться с интересами населения, а потому никакие усилия с его стороны не принесут позитивных ре зультатов.

Исходя из внешних показателей, отношение большинства наших соотечественников к политическим институтам и режиму в целом мож но было бы определить как отчужденно пассивное. Однако такая одно значная оценка представляется неверной. В обществе накопился потен циал не только социального недовольства, но и скрытой гражданской активности, долгое время не получавшей адекватного выхода. В силу этого политическая и гражданская отстраненность, о которой так мно го пишут в специальной литературе, носит неустойчивый характер. Не большие колебания социально экономической или политической ситу ации могут мгновенно преобразовать эту отстраненность в активизм, в том числе и принимающий самые радикальные формы.

“” № 3 (50) 2008 Вместе с тем следует учитывать, что само по себе недоверие к вла сти не рождает общественной активности. Первоначально наступает индивидуальное отчуждение от политики. Потом начинает нарастать социальное раздражение, сопровождаемое унынием, предчувствием близящейся катастрофы. Отсюда тенденция к уходу от реальности: мас совое пьянство, наркомания и т.д. При этом нередко имеет место заме щение объекта недовольства. Социальное раздражение сублимируется в повышенную агрессивность, направленную не столько на властные структуры, сколько на искусственно сконструированный образ «врага».

Затем происходит всеобщее откровенно враждебное отчуждение от вла сти, при котором большинство граждан со злорадством следят за ее конвульсиями.

Чтобы эта эскалация общественного недовольства вылилась в бо лее или менее осознанные проявления протеста и активные действия, необходим не только высокий уровень общей социальной напряженно сти, но и глубокая личная идентификация людей со своими социальны ми общностями.

Пока, судя по всему, социальное недовольство еще не приблизи лось к критическому уровню. Отсутствует и четко выраженная иденти фикационная кристаллизация общества. Социальное недовольство и даже напряженность обычно носят локальный характер, тем более что материальные лишения и задавленность житейскими заботами порож дают усталость, отвлекают душевные и физические силы на адаптацию к нелегкой экономической ситуации. Но при всем том грядущая деста билизация общественных порядков остается в пределах возможного.

С приходом на рубеже веков к управлению государством новой команды падение политического кредита, которым располагала власть, прекратилось. Верхи получили новый кредит, который, похоже, пока сохранили.

В то же время, сколь бы парадоксальным это ни казалось, наличие такого кредита вовсе не привело к размыванию глубокого недоверия к власти, являющегося во многом традиционным, но вместе с тем суще ственно усилившегося под влиянием «беспредела» 1990 х годов.

Установки, определяющие специфику доминирующего сегодня массового сознания, по прежнему стоятся на представлениях о том, что:

— действующая в стране политическая система отражает интересы лишь богатой части общества, игнорируя потребности и запросы менее зажиточного большинства, и, следовательно, любые исходя щие от нее импульсы сулят этому большинству главным образом потери;

— крупная собственность, появившаяся в стране в 90 е годы прошло го века (и попавшая прежде всего в руки так называемых олигар хов), есть результат махинаций, нанесших неисчислимый урон об ществу и государству;

— в сложившихся условиях едва ли приходится надеяться на создание (или хотя бы частичное восстановление) в стране такой системы 42 “” № 3 (50) социальных амортизаторов, которая бы гарантировала каждому члену общества в качестве компенсации за его трудовой вклад в об щее дело приемлемые условия существования на всех этапах жизни;

— шансы простого гражданина на вертикальную социальную мобиль ность, какие бы усилия он ни прилагал, при нынешних обстоятель ствах минимальны и речь может идти лишь о выживании;

— в обществе, в основе которого лежит совокупность правонаруше ний, право не может быть регулятором взаимоотношений между гражданами, и потому с ним незачем считаться.

Можно ли в подобной ситуации рассчитывать, что властные структуры сумеют убедить граждан в реальности построения в сравни тельно небольшие сроки если не идеального, то, по меньшей мере, бла гополучного общества, которое на это раз предлагается именовать «ин новационным», и поднять их на активное участие в его созидании?

Разумеется, полностью отрицать возможность такого развития событий нельзя. История знает множество самых неожиданных поворотов. Не исключено, что, несмотря на серьезные трудности, нынешней власти удастся, пользуясь сохранившимся у нее политическим кредитом, по вернуть штурвал в новом направлении. Для этого, однако, нужно не только выбрать правильное направление, но и подкрепить этот выбор делами.

Общественным доверием власть сможет заручиться лишь в том случае, если гражданам будет представлено убедительное свидетельство ее готовности, решительно порвав с проводимым ранее курсом, каче ственно изменить вектор политики. Таким свидетельством обычно слу жат институциональные изменения, открывающие перед обществом бльшие, чем прежде, возможности для влияния на политические ре шения, и достаточно радикальные кадровые перемены, предполагаю щие выдвижение на ключевые государственные позиции лиц, обладаю щих безусловным общественным авторитетом.

Особенно необходим комплекс конкретных мер, которые были бы восприняты рядовыми гражданами как подтверждение искренней заботы об их благе. Население согласится взвалить на себя тяготы, не избежные при действительном повороте к инновационному развитию, только при условии, что они будут распределяться более или менее рав номерно.

* * * Проведенный выше анализ указывает на необходимость иной рас становки стратегических приоритетов, нежели та, которая вырисовыва ется на основании заявлений, сделанных в последнее время, в том чис ле на самом высоком уровне. Переход к инновационному развитию дело, безусловно, важное. Не встав на этот путь, Россия неминуемо окажется в арьергарде стран, претендующих на заметное место в совре менном мире.

“” № 3 (50) 2008 Вместе с тем такой переход потребует не кавалерийской атаки, но хорошо подготовленной осады противостоящих укреплений. Следует предварительно обезвредить минное поле, которое образуют многочис ленные проблемы, как старые, доставшиеся в наследство от пошлого, так и новые, неизбежно возникающие в ходе поступательного движе ния. Не менее важно своевременно создать предпосылки такого движе ния, прежде всего социальные и политические институты, которые бы обеспечили конечный успех предпринимаемых усилий. Без этого инно вационное развитие никогда не переместится из виртуального про странства в реальное.

Бюрократия и власть в новой России: позиция населения и оценки экспертов. 2006. — М.

Васильев Ю.П. 2005. Развитие инновационной деятельности в США, или Как удвоить ВВП. — М.

Гальперин С.Б., Кеневич Е.С. 2007. Организация управления ин новационным развитием в корпоративной структуре. — М.

Гаман Голутвина О.В. 2006. Политические элиты России. Вехи исторической эволюции. — М.

Граждане новой России: кем они себя ощущают и в каком об ществе хотели бы жить (1998—2004). 2005. — М.

Гурков И.Б. 2003. Инновационное развитие и конкурентоспо собность. Очерки развития российских предприятий. — М.

Друкер П.Ф. 2007. Бизнес и инновации. — М.

Крыштановская О.В. 2005. Анатомия российской элиты. — М.

О России с надеждой и тревогой. 2008. — СПб.

Послание Президента России Федеральному собранию. 2007.

(http://www.rg.ru/2007/04/27/poslanie.html).

Российская идентичность в социологическом измерении.

2007. — М.

Серебрянников П. 2007. Мировой опыт инновационного разви тия (http//www.prompolit.ru/files/225024/innov.review.doc.997).

Соколов А.В. 2007. Форсайт: взгляд в будущее // Форсайт. № 1.

Такер Р.Б. 2006. Инновации как формула роста. Новое будущее ведущих компаний. — М.

Трифилова А.А. 2003. Управление инновационным развитием. — М.

Фоломьев А.Н. (ред.) 2005. Инновационный тип развития эко номики России. — М.

Циренщиков В. 2007. Инновационное развитие Европы // Россия в многообразии цивилизаций. Ч. 2. — М.

Шпорт В.И. Правовое обеспечение инновационного развития (http://www.dvforum.ru/doklads/ks6_Sport.asrx).

44 “” № 3 (50)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.