WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

..

:

« »?1 1 Автор благода Ключевые слова: режимные трансформации, «цветные революции», рит Владимира посткоммунизм, политические элиты Гельмана, Григория Голосова и Петра Панова за ценные советы.

К 2000 м годам на пространстве СНГ постепенно завершились процессы оформления политических режимов. Правящие элиты уве ренно взяли власть в свои руки и «законопатили» «окна возможностей», предотвратив потенциальные изменения. Системы работали безотказ но, но разрывами в их функционировании стали так называемые «цвет ные революции». Разрывами ли?

Традиции транзитологической школы проявились в оценке «цвет 2 См., напр. ных революций» как случаев перехода к демократии2. Такая упрощен Макфол 2005.

ная трактовка, сводящая «цветные революции» к борьбе между «хо рошими» и «плохими» политиками, вызвала критику со стороны ряда исследователей, рассматривающих произошедшие события как нор 3 См. Hale 2006;

мальную динамику постсоветских режимов3. Тем не менее перед поли Фисун 2007.

тической наукой по прежнему стоят вопросы: каково влияние «цвет ных революций» на режимные характеристики и в каких случаях смена правящей элиты приводит к режимным трансформациям?

В настоящее время, по прошествии нескольких лет после завер шения «цветных революций» в Грузии, на Украине и в Кыргызстане, можно подвести итоги постреволюционного развития данных госу дарств и проанализировать указанный феномен не с точки зрения его причин или специфики протекания, но с точки зрения эффекта, оказы ваемого на характеристики режимов.

«Цветная революция» — обобщенное название процесса смены правящей группы при широкой массовой мобилизации, причиной ко торой стал протест против официальных итогов выборов в органы госу дарственной власти. Подобный сценарий не является чем то уникаль ным для постсоветского пространства;

аналогичные события имели ме См. Макаренко сто, в частности, на Филиппинах в 1986 г. и в Сербии в 2000 г.4 Однако в 2005.

целях обеспечения концептуальной однородности объектное поле на стоящей работы ограничено рамками постсоветского пространства и включает три случая: «Революцию роз» в Грузии, «Оранжевую револю цию» на Украине и «Революцию тюльпанов» в Кыргызстане. Наимено вания этих событий, как и понятие «цветные революции», пришли из “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” публицистики. Возможно, они неудачны и не отражают сути явлений, но, поскольку эти определения уже стали конвенциональными, пред ставляется нецелесообразным создавать для столь малого числа случаев новые концепты. Вместе с тем, чтобы вывести рассматриваемый фено мен за пределы теорий революции и избежать вопроса, насколько пра вомерно квалифицировать соответствующие процессы как революции, наименования «цветных революций» помещены в кавычки.

Теоретической основой исследования выступает неоинституцио нализм, опирающийся на теорию рационального выбора и теорию элит.

Акторы трактуются как рациональные индивиды, чьи интересы и стра тегии корректируются институциональным дизайном. В периоды трансформаций рациональные интересы акторов влияют на формат по См., напр. Burton литических институтов5. Именно от соотношения сил акторов зависит, et al. 1992.

обретут ли институты предписывающую силу6 («борьба по правилам»7) либо будут играть второстепенную роль.

См. Weingast 1997.

Анализ политического режима обычно включает в себя изуче 7 ние: (а) институтов, (б) совокупности акторов, (в) стратегий этих акто См. Гельман 2007а.

ров8. На этих трех уровнях целесообразно анализировать и трансфор мацию режима, то есть изменение конституционного распределения O’Donnell, Schmitter 1986: 73. полномочий акторов. В связи с этим такие факторы, как влияние на политический процесс международных акторов, динамика экономиче ского развития и межэтнические отношения, выведены за рамки иссле дования.

В качестве акторов политического процесса рассматриваются эли ты, под которыми понимаются группы, влияющие на принятие прин См. Burton et al. ципиальных решений (principal decision makers)9. Элита в целом пред 1992.

ставляет собой совокупность элитных групп. Группы, обладающие кон тролем над исполнительной властью, определяются как правящая элита, а группы, не имеющие такого контроля, — как оппозиционные.

Итогом изменений политического режима может быть усиление фраг ментации или, напротив, консолидации элитной структуры.

Стратегии акторов могут носить силовой либо компромиссный ха рактер. В первом случае один актор навязывает свою волю другому, причиняя тому ущерб, во втором — они предпочитают договариваться между собой. Склонность акторов к использованию той или иной стра тегии определяется расстановкой сил, опосредующей свободу формаль ных институтов от манипуляций со стороны правящей группы. В ситуа ции конфликта правящая элита, исходя из соотношения потенциалов, выбирает наиболее выгодную для себя стратегию: подавление оппози ции, игнорирование ее, компромисс или капитуляцию (см. табл. 1).

Вместе с тем, чтобы избежать репутационных издержек или в расчете на выгоды кооптации, она может предпочесть и менее выгодную страте гию, не отвечающую балансу сил. Оппозиция выбирает между двумя См. Weingast 1997. основными стратегиями — лояльностью и протестом10. Следствием из “” 108 “” № 2 (57) “” “” “” менения стратегий акторов становится снижение или повышение сте пени компромиссности политического процесса.

1 Правящая элита Потенциал групп Низкий Высокий Низкий Игнорирование Подавление Оппозиция Высокий Капитуляция Компромисс Характеристики режимов после «цветных революций» рассматри ваются в качестве зависимых переменных, опосредованных соотноше нием потенциалов участников конфликта и структурой элитной группы победителей. Соотношение потенциалов участников конфликта опре деляет исход «цветной революции», тогда как от состава победителей зависит формат новой правящей элиты.

При анализе конституционного устройства до «цветной револю ции» используется действовавший на момент ее начала вариант консти туции. Конституционное устройство после «цветной революции» рас сматривается в динамике, итоговым вариантом конституции считается последний по состоянию на лето 2009 г. Интерпретация конституцион ного устройства осуществляется посредством анализа президентских полномочий с помощью индекса президенциализма Мэтью Шугарта и См. Shugart, Джона Кэри11. Индекс позволяет рассчитать силу института президента Carey 1992.

по четырехбалльной шкале, исходя из полномочий главы государства в законодательной и исполнительной сферах (по восьми различным па раметрам). Таким образом, максимально возможный показатель силы По 16 в исполни института президента — 32 балла12, минимальный — 0 баллов. Фрагмен тельной и законо тация элит оценивается на основе результатов выборов в нижнюю пала дательной сферах.

ту парламента по партийным спискам. Для количественной оценки по казателей фрагментации используется индекс эффективного числа партий, разработанный Маркку Лааксо и Рейном Таагеперой (ЭЧП).

Индекс позволяет определить число партий, чье участие в выборах име ет смысл с точки зрения распределения голосов избирателей. Кроме того, отдельно рассчитывается степень парламентской фрагментации (ЭЧПП). Оба показателя вычисляются по формуле, N = vi где vi — доля голосов i той партии.

Политический режим накануне «Революции роз» Институциональный дизайн. Конституция 1995 г. установила в Грузии суперпрезидентский режим. Президент обладал значительными “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” полномочиями в исполнительной (11 баллов) и законодательной (8 бал лов) сферах, тогда как контрольные полномочия парламента были ми нимальными.

Структура элиты. Смешанная электоральная система (150 из 235 депутатов избирались по спискам) стимулировала формирование партий. Однако они не были инструментом борьбы за исполнительную власть — президенты Звиад Гамсахурдиа и Эдуард Шеварднадзе опи рались на личную популярность. Партийную систему представляли См. Голосов аморфная «партия власти» «Союз граждан Грузии» (СГГ)13, партии от 1997.

дельных групп интересов (промышленников, аджарской элиты) и не большие персоналистские партии, чьи лидеры стремились приобрести репутацию оппозиционеров. Высокий 7 процентный барьер создавал стимулы для образования непрочных электоральных блоков. На выбо рах 1999 г. по спискам в парламент прошли три избирательных объеди нения (ЭЧП = 3,5).

В 2001 г. в доминировавшем СГГ произошел раскол. «Молодые реформаторы» покинули свои посты и бросили вызов президенту, что было обусловлено грядущим «кризисом наследования», который дол жен был возникнуть в связи с окончанием второго срока Шеварднад См. Хэйл 2008. зе14. Нацеленная на смену правящей группы замещающая оппозиция объединилась вокруг лидера СГГ бывшего спикера парламента Зураба Жвания, с одной стороны, и экс министра юстиции Михаила Саака швили — с другой. В результате уже к июню 2002 г. фрагментация уси Политическая лилась: в парламенте Грузии было 14 фракций и депутатских групп ситуация 2002.

(ЭЧПП = 14,6).

Стратегии акторов. В условиях суперпрезиденциализма правя щая элита имела стимулы прибегнуть к стратегии подавления. Однако фрагментация ресурсов, усиленная расколом правящей группы, блоки ровала подобные сценарии. Так, в частности, не увенчалась успехом попытка давления на телекомпанию «Рустави 2» в октябре 2001 г. Более того, правящая элита оказалась не в состоянии проигнорировать ми тинги, организованные оппозицией летом 2003 г., и согласилась на пе ресмотр избирательного кодекса. Пришлось ей идти на компромиссы и с Аджарской автономией.

Кризис и «Революция роз» Формат коалиций. Борьба за места в парламенте не способство вала фрагментированной структуре коалиций. Силы, рассчитывавшие на прохождение в парламент, держались в стороне от противостояния между новой «партией власти» «За Новую Грузию» и блоками замещаю щей оппозиции «Саакашвили — Национальное движение» и «Бурджа надзе — Демократы» (союз партии Жвания со спикером парламента Нино Бурджанадзе).

Противостояние и его исход. После обнародования итогов под счета голосов стимулы для протеста были только у блоков замещающей оппозиции, прочие значимые силы status quo устраивал. В силовом про “” 110 “” № 2 (57) “” “” “” тивостоянии ресурс оппозиции оказался эффективнее — открытие пар ламента было сорвано демонстрантами. Правящая элита капитулирова ла, Шеварднадзе ушел в отставку, а выборы по партийным спискам были признаны недействительными.

Президентские выборы в январе 2004 г. стали формальностью:

единый кандидат победившей коалиции Саакашвили набрал 96,3% го лосов. Объединение двух оппозиционных блоков в новую «партию вла сти» дало мощный эффект: в марте 2004 г. на парламентских выборах союз «Национальное движение — Демократы» получил 66,3%. Помимо него в парламент прошел только один оппозиционный блок (ЭЧП = 2,0).

Исходом конфликта стала абсолютная победа относительно единой компактной группы элит.

Политический режим после «Революции роз» Институциональные изменения. Абсолютный характер победы позволил новой элите посредством институциональных преобразова ний закрепить расстановку сил и распределить выигрыш. Результатом «Революции роз» стало введение поста премьера для Жвания, вслед ствие чего президент потерял 1 балл (в сфере исполнительных полно мочий). Однако премьер полностью зависел от президента, и после ги бели Жвания этот пост занимали лишь «технические» фигуры. В то же время введение нормы о роспуске еще больше ограничило контрольные полномочия парламента. В целом конституционные изменения приве ли к увеличению реальной власти президента.

Структура элиты. Новая «партия власти» «Единое националь ное движение» (ЕНД) доминировала в политическом пространстве, контролируя простое большинство и без труда формируя (с помощью представителей семи малых фракций) большинство конституционное (ЭЧПП = 3,2), поэтому поправки в Конституцию парламент вносил регулярно. Так, непосредственно перед выборами марта 2008 г. чис ло депутатов, избираемых по спискам и по одномандатным окру гам, было уравнено, что явно отвечало интересам «партии власти».

С целью расколоть блоки оппозиции заградительный барьер был сни жен с 7 до 5%.

ЕНД не встретило сопротивления со стороны прежней «партии власти». Оппозиционную нишу, как и в 2001—2003 гг., заняли глав ным образом силы, исключенные в ходе ротации из правящей элиты.

Осенью 2007 г. экс министр Ираклий Окруашвили спровоцировал по литический кризис, обвинив президента в коррупции и убийствах про тивников. После массовых акций протеста правящая элита решилась на досрочные выборы президента. В январе 2008 г., в ходе первого тура президентских выборов, Саакашвили победил с 53,5% голосов, а в мае упрочил эту победу на парламентских выборах. Набрав 59,4% голосов (ЭЧП = 2,5), ЕНД получила 119 из 150 мест в парламенте (из них 71 — в одномандатных округах), три оппозиционных объединения, прошед шие по спискам, остались в меньшинстве.

“” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” В результате «Революции роз» партийная система Грузии консо лидировалась (см. табл. 2). Раскол начала 2000 х годов был преодолен, оформилась система с одной доминирующей партией и разрозненными оппозиционными силами, сложившимися вокруг выходцев из правя щей элиты.

2 Парламентские выборы 1999 2004 ЭЧП 3,5 2,0 2, ЭЧПП 14,6 3,2 2, Стратегии элит. Сохранение ресурсов суперпрезидентского ре жима при консолидации элит в рамках новой «партии власти» сняло препятствия для силовых стратегий. Силовое подавление решило конф ликты с Аджарской автономией и телеканалом «Имеди», поддержав шим демарш Окруашвили. Правящая элита имела достаточно ресурсов как для игнорирования, так и для подавления выступлений оппозиции.

Даже решения о досрочных президентских выборах и переносе выборов парламента свидетельствовали не столько о вынужденном переходе правящей элиты к стратегии компромисса, сколько об уверенности ее в собственной силе. Как и в 2003 г., оппозиционным группам приходится использовать единственно доступные им неконвенциональные методы в виде уличных протестов и бойкота парламента. Баланс сохраняется вследствие слабости оппозиции и наличия у правящей элиты ресурсов доминирования, однако победители «Революции роз» постоянно ощу щают угрозу новой «цветной революции».

* * * Траекторию «постреволюционной» трансформации в Грузии оп ределили два основных фактора: абсолютный характер победы оппози ции и монолитность лагеря победителей. Абсолютный характер победы позволил новой правящей элите по собственному усмотрению сохра нять и модифицировать институты. Монолитность победителей спо собствовала консолидации значительного сегмента политической эли ты вокруг единой «партии власти». В результате «цветной революции» грузинский политический режим лишился барьеров, ограничивающих использование силовых стратегий.

Политический режим до «Оранжевой революции» Институциональный дизайн. Конституция Украины 1996 г. наде ляла президента значительными исполнительными (8 баллов) и весьма “” 112 “” № 2 (57) “” “” “” ограниченными законодательными (2 балла) полномочиями. Кабинет министров имел двойную подотчетность: перед президентом и перед парламентом.

Структура элиты. Значимость парламента в политической сис теме и смешанная электоральная формула (225 депутатов избирались по партийным спискам и столько же — по округам) способствовали парти зации политического процесса, стимулируя интерес к партиям со сто роны региональных финансово промышленных элит, продвигавших См. Aslund 2006;

своих представителей на государственные посты16. Невысокий (4 про Гельман 2007б.

центный) заградительный барьер и региональное дробление элит уси ливали фрагментацию. На парламентских выборах 2002 г. загради тельный барьер преодолели шесть партий (ЭЧП = 7,0). Вместе с ре гионально ориентированными объединениями одномандатников в декабре 2004 г. в Верховной Раде (ВР) было 13 фракций и депутатских Социально поли групп (ЭЧПП = 9,6)17. В отсутствие сильной «партии власти» правящей тическая ситуа элите приходилось заключать соглашения с региональными бизнес ция 2005.

элитами.

Стратегии элит. Не обладая внушительными конституционны ми полномочиями, президент контролировал ситуацию по принципу divide et impera. В то же время силовые стратегии правящей элиты бло кировались. Ни попытка президента Леонида Кучмы использовать ре ферендум в борьбе с ВР в 2000 г., ни судебные преследования оппози ционного «5 го канала» и Юлии Тимошенко во время электоральной кампании 2004 г. не увенчались успехом. Уступая в кулуарной борьбе, оппозиционные группы в 2000—2002 гг. делали упор на неконвенцио нальные стратегии — уличные акции. Эти стратегии давали эффект:

даже подавив выступления в марте 2001 г., Кучма был вынужден пойти на переговоры с оппозицией и уволить ряд силовиков. В целом накану не «Оранжевой революции» политический режим Украины характери зовался преобладанием стратегий торга и кооптации малых элит в пра вящую элиту.

Кризис 2004 г. и «Оранжевая революция» Формат коалиций. Высокие ставки противостояния двух равных по силе фаворитов способствовали повышению ценности союзников и разрастанию коалиций. Кандидату замещающей оппозиции Виктору Ющенко потребовалась поддержка не только его собственного блока «Наша Украина», но и укорененной в партийной системе Социалисти ческой партии Украины и блока Юлии Тимошенко (БЮТ), а также Wilson 2005. ряда крупных предпринимателей и выходцев из правящей элиты18.

Конфликт и его исход. Не признав победу премьера Виктора Януковича во втором туре, сторонники Ющенко мобилизовали массо вую поддержку. Проиграв на киевских улицах, сторонники премьера прибегли к угрозе выхода лояльных ему регионов из состава Украины.

D’Anieri 2005;

Поскольку силы сторон были очень велики, потребовались переговоры «Оранжевая рево люция» 2005. и компромиссное решение19. По итогам торга сторон Верховный Суд “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” назначил «переголосование» второго тура, а ВР приняла поправки к Конституции, ограничивавшие конституционные возможности прези дента за счет усиления ВР и премьера. Соотношение голосов в ходе «пе реголосования» (52% к 44% в пользу Ющенко) говорило о сохранении общественного раскола. Новая правящая элита вынуждена была счи таться с наличием у оппозиции мощной региональной базы и необхо димостью вознаграждения союзников через распределение ресурсов.

Политический режим после «Оранжевой революции» Институциональные изменения. В результате вступления в силу конституционных поправок весной 2006 г. президент лишился непо средственного контроля над правительством и потерял бльшую часть исполнительных полномочий (2 балла против прежних 8). Возникла сильная фигура премьера, опирающегося на большинство ВР.

Структура элиты. Усиление ВР и переход к пропорциональной электоральной формуле укрепили партийный характер политического процесса;

партии стали главным каналом доступа к исполнительной власти. Повышение значимости парламентских выборов способствова ло консолидации партийной системы (см. табл. 3), несмотря на сни жение заградительного барьера до 3%. Тем не менее изначально вы сокая фрагментация элит, укорененная в партийной системе, а также институциональные стимулы к усилению партий и наличие ритори ки культурно территориального раскола препятствовали консолидации элит вокруг одного центра. На выборах 2006 и 2007 гг. борьбу за лидер ство вели три ключевых актора — «Партия Регионов» Януковича, БЮТ и «Наша Украина», в то время как левые партии оказались вытеснены на периферию, в круг соискателей «золотой акции».

В начале 2010 г. Янукович взял реванш на новых президентских выборах, что помогло «Партии регионов» сформировать фрагментиро ванную коалицию правительственного большинства. Баланс сил в треу гольнике сместился, однако новая правящая элита не имела возможно сти получить монолитную опору.

3 Парламентские выборы 2002 2006 ЭЧП 7,0 5,2 3, ЭЧПП 9,6 3,4 3, Стратегии элит. Со снижением фрагментации элит уменьши лись и возможности президента контролировать ситуацию посредством маневрирования. Консолидация партийной системы и эффекты пре мьер президентской формы правления с защищенным парламентом привели к появлению нескольких вето игроков, которые могли блоки “” 114 “” № 2 (57) “” “” “” ровать силовые стратегии и претензии одной из сторон на доминирова ние. Масштабы реприватизационной кампании, направленной против крупных бизнесменов, на которых опиралась прежняя элита, оказались Wilson 2005. весьма скромными20. А попытка президента Ющенко применить силу и вопреки букве Конституции весной 2007 г. распустить ВР и ответные силовые действия в итоге завершились переговорами с Януковичем, ко торому пришлось отказаться от стремления контролировать конститу ционное большинство в парламенте и пойти на новые выборы. Баланс сторон после «Оранжевой революции» способствовал сохранению до минирующей роли стратегий торга, участниками которого теперь стали равные по силам крупные акторы. Положение не изменилось и после выборов 2010 г.

* * * Формат нового политического режима Украины определили два основных фактора: фрагментированность коалиции победителей и на пряженный характер противостояния 2004 г., завершившегося форма лизованным пактом, который ограничил возможности новой правящей элиты и установил «раздвоенный» институциональный дизайн.

Политический режим до «Революции тюльпанов» Институциональный дизайн. Начиная с 1993 г. Конституция Кыргызстана несколько раз менялась на референдумах, проводившихся по инициативе президента Аскара Акаева. Конституция образца 2003 г.

наделяла президента широким набором полномочий (13 баллов в ис полнительной сфере и 10 — в законодательной).

Структура элиты. Кыргызстан разделен горными хребтами на две экономически и культурно разнородные зоны: относительно урба низированный Север и густонаселенный аграрный Юг. Региональный раскол проецировался и на политику, находившуюся под влиянием Jones Luong 2002. кланово родового деления21. Институциональный дизайн не способство вал формированию сильных партий: 75 депутатов парламента избирались по системе абсолютного большинства в одномандатных округах, где личная известность и родственные связи значили гораздо больше, не жели поддержка общенациональной партии. В основном партии носили пер соналистский характер и служили для поддержки двух главных типов кандидатов: публичных критиков власти и «политических предпринима телей», для которых депутатство являлось продолжением бизнеса. Исто рически существовал небольшой стимул для общенациональных партий:

в 2000 г. 15 из 105 депутатов двухпалатного парламента были избраны по пропорциональной системе;

тогда барьер в 5% преодолели шесть партий (ЭЧП = 5,8). В целом к 2005 г. элита была атомизированной.

Стратегии элит. В условиях суперпрезиденциализма и распы ленности оппозиции правящая элита могла выбирать между игнориро “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” ванием и подавлением оппозиционеров. Так, в 2000 г. оппозиционер Феликс Кулов был заключен в тюрьму. Вместе с тем критикам Акаева иногда удавалось, мобилизовав своих сторонников, избежать санкций, как Азимбеку Бекназарову после демонстраций в Аксыйском районе в 2002 г. Киргизское общество тяжело пережило кровопролитие в Оше (1990 г.), и насилие в отношении мирного населения могло повлечь за собой значимые репутационные издержки.

Кризис 2005 г. и «Революция тюльпанов» Формат противостояния. Парламентские выборы начала 2005 г.

прошли на фоне «кризиса наследования» и неопределенности круга участников осенней президентской кампании. Оформились блоки под держки отдельных кандидатов, разнородные, но солидарные в оппони ровании правящей элите. Конфликт сложился из множества локальных противостояний в округах, где ресурсом кандидатов часто был статус оппозиционера или, напротив, сторонника президента. Проигравшие и незарегистрированные кандидаты вне зависимости от их отношения к правящей элите стали естественными союзниками, заинтересованными в делегитимации выборов.

Конфликт и его исход. Итоги выборов вызвали волну стихийного протеста, который поддержали оппозиционные блоки. Набор исполь зованных на местах неконвенциональных методов был весьма широк — от массовых митингов и блокирования трасс до захвата государствен ных учреждений. Правящая элита, довольная итогами голосования и составом нового парламента, надеялась переждать протесты и, опасаясь репутационных издержек от силового подавления, ограничивалась иг норированием. Однако 24 марта вышедшая из под контроля толпа де монстрантов овладела Домом правительства в Бишкеке, и президенту пришлось покинуть страну, de facto капитулировав. Власть перешла в Киргизский 2005;

руки оппозиции во главе с Курманбеком Бакиевым22. Властные ресурсы Pelkmans 2005.

были распределены между лидерами оппозиционных групп, некоторы ми протестовавшими кандидатами, представителями прежней правя щей группы и получившими легитимность парламентариями. Главным союзником Бакиева стал освобожденный Кулов, координировавший восстановление порядка в Бишкеке. При его поддержке в июле 2005 г.

Бакиев был избран президентом, набрав 88,7% голосов.

Конфликт завершился капитуляцией одной из сторон, однако по бедители вынуждены были заручиться поддержкой атомизированных элитных групп. Институциональное закрепление нового баланса сил было отложено.

Политический режим после «Революции тюльпанов» Институциональные изменения. После череды кризисов, сило вых столкновений и торга в конце 2007 г. конституционный процесс был завершен в пользу самого влиятельного участника — президента Бакиева. Принятый на референдуме проект Конституции формально “” 116 “” № 2 (57) “” “” “” сокращал возможности президента. Президент потерял часть исполни тельных (6 баллов против прежних 13) и законодательных (8 против 10) полномочий. Парламент стал избираться по пропорциональной систе ме, а выдвижение премьера делегировалось партии большинства. Одна ко в условиях доминирования правящей элиты новый институциональ ный дизайн позволил президенту увеличить свой контроль над прави тельством и парламентом с помощью «партии власти».

Структура элиты. Быстро созданная «партия власти» «Ак Жол» успешно приспособилась к новым условиям, получив конституционное большинство. В парламент прошли относительно лояльные президенту Социал демократическая партия и Партия коммунистов, а оппозици онная «Ата Мекен» лишилась мест, став жертвой причудливого ново введения, в соответствии с которым для прохождения в парламент партия должна была преодолеть 0,5 процентный барьер во всех регио нах. Исходя из официальных данных Киргизской избирательной ко миссии, ЭЧП можно оценить как 2,4. Старые персоналистские партии были вытеснены. В целом есть основания говорить о сдвиге в сторону консолидации партийной системы.

4 Выборы 2000 2005 ЭЧП 5,8 – 2, Баланс сил после «Революции тюльпанов» основывался на нефор мальных соглашениях и неустойчивых коалициях. По итогам длитель ной тактической борьбы Бакиеву удалось получить контроль над боль шей частью ресурсов и обеспечить успех «партии власти» и ее союзни ков, а затем и самому без труда переизбраться в июле 2009 г.

Стратегии элит. Получившие власть элиты легко подавили биз нес структуры, связанные с семьей Акаева. Однако при взаимодействи ях внутри самой коалиции победителей правящей группе приходилось искать компромиссы. С помощью кооптации оппозиционеров и крат косрочных картельных соглашений Бакиев по очереди переиграл и вы теснил на периферию политического процесса бывших союзников, та ких как спикер Омурбек Текебаев, премьеры Кулов и Алмазбек Атамба ев. К началу электоральной кампании 2007 г. правящая элита уже могла применять силовое давление на оппозиционеров. Протестные страте гии оппозиции перестали давать эффект даже в виде кооптации.

* * * Влияние «Революции тюльпанов» на киргизский режим определя лось двумя факторами: исходом конфликта и неформальным характе “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” ром пакта внутри коалиции победителей. Абсолютная победа картеля акторов, связанных неформальным пактом, не способствовала институ циональному закреплению барьеров на пути подавления противников;

неформальный характер пакта привел к постоянной межэлитной борь бе, завершившейся победой одной группы.

События весны 2010 г. показали, что победа одной из элит в так тическом противостоянии не обеспечила устойчивости новых институ циональных рамок. Оттесненные группы оппозиции оказались достаточ но многочисленными и влиятельными, чтобы дать ответ на силовые Weingast 1997. действия правящей элиты23. В результате новая смена правящей элиты подвела черту под непродолжительным «постреволюционным» периодом.

Итак, «цветные революции» как «окна возможностей» по разному отразились на политических режимах трех постсоветских государств. Во всех случаях институциональные изменения были направлены на со кращение объема полномочий президента, но их политические послед ствия различны.

В Грузии, где новому президенту не могли оказать сопротивления ни прежняя правящая элита, ни соратники по коалиции, глава государ ства не лишился суперпрезидентских полномочий. Более того, установ ление контроля новой «партии власти» над парламентом и преодоление внутриэлитного раскола привели к доминированию правящей группы, то есть к усилению президентской власти по сравнению с ситуацией второго срока Шеварднадзе.

В Кыргызстане новый президент не встретил сопротивления со стороны прежней элиты, но был вынужден считаться с соратниками по коалиции победителей. Однако в результате сложных комбинаций пра вящей элите удалось оформить доминирование, а институциональные изменения, более масштабные, чем в Грузии, скорее усилили правящую группу.

На Украине «Оранжевая революция» и последующие события привели к появлению треугольника вето акторов из прежней правящей элиты и двух групп коалиции победителей. При таком формате, имев шем опору в институтах премьер президентской системы, попытки од ной группы занять доминирующее положение блокировались другими группами. Иными словами, из трех случаев «цветных революций» укра инский был единственным, где институциональные изменения вынуж дали акторов придерживаться стратегии компромиссов. Поскольку сила институтов определяется силой акторов, заинтересованных в их су ществовании, можно заключить, что предпосылкой утверждения на Украине институционализированной конкуренции элит стало наличие групп, укоренившихся в партизированном политическом поле до «цвет ной революции».

Различия в воздействии «цветных революций» на политические режимы обусловлены спецификой двух выделенных параметров: фор “” 118 “” № 2 (57) “” “” “” мата «коалиции победителей» и исхода конфликта между правящей элитой и замещающей оппозицией (см. табл. 5). В случае Грузии ком пактность «коалиции победителей» и явное доминирование фигуры Са акашвили способствовали формированию единой правящей элиты, закрепившей свое господство над политическим процессом. В случае Кыргызстана присутствие в составе «коалиции победителей» несколь ких равных по силе групп препятствовало установлению монолитного режима после смещения прежней правящей элиты. Но по ходу оформ ления нового баланса сил господствующая группа сумела отразить при тязания других групп на совместное руководство, что в итоге оберну лось неустойчивостью режима. В случае Украины наличие равных по силе групп внутри новой правящей элиты сочеталось не с суперпрези дентской (как в Кыргызстане), а с премьер президентской системой.

Помимо легко передаваемого административного ресурса, прежняя правящая элита Украины имела достаточно иных ресурсов для установ ления компромиссных рамок, которые затем поддерживались сегмента ми фрагментированной элиты.

5 « » Широкая коалиция Монолитная оппозиция Непрочный Подавление неформальный пакт, Доминирование новой правящей элиты переход к доминированию правящей элиты новой элиты Компромисс элит Фрагментация элиты – Таким образом, развилкой возможных исходов «цветной револю ции» является соотношение потенциалов правящей элиты и оппози ции. Капитуляция старой элиты вследствие недостатка ресурсов влечет за собой либо оформление неформального картельного соглашения (если ни одна из групп не в состоянии контролировать политический процесс), либо к доминированию одной группы (если победившая эли та достаточно монолитна). Оба исхода в конечном счете ведут к упроче нию президентской власти и сохранению или даже росту влияния до минирующей группы. И лишь компромисс, обусловленный равенством сил участников конфликта, создает почву для установления ограничи вающих институтов, которые могут оказаться достаточно сильными, чтобы противостоять попыткам их пересмотреть.

В свою очередь, композиция акторов и баланс сил являются след ствием политических процессов, протекавших до начала «цветных революций». Это дает основания говорить о зависимости исходов «цветных революций» от предшествующего пути развития. Именно от предшествующего пути развития зависит, изменится ли характер поли тического процесса, или все изменения сведутся к тому, что на смену одним доминирующим элитам придут другие.

“” № 2 (57) 2010 “” “” “” “” Гельман В. 2007а. Из огня да в полымя? (Динамика постсоветских режимов в сравнительной перспективе) // Полис. № 2.

Гельман В. 2007б. Украина: фрагментированное пространство // Маргания О., Травин Д. (ред.) СССР после распада. — СПб.

Голосов Г. 1997. Пределы электоральной инженерии: «смешан ные несвязанные» избирательные системы в новых демократиях // По лис. № 3.

Киргизский переворот. 2005. — М.

Кынев А. 2005. Эффекты «майдана»: политическая система Укра ины после кризиса 2004 г. // Полис. № 1.

Макаренко Б. 2005. «Цветные революции» в контексте демокра тического транзита // Мир перемен. № 3 (http://www.politcom.ru/article.

php?id=2025).

Макфол М. 2005. Пути трансформации посткоммунизма // Pro et Contra. Т. 9. № 2.

«Оранжевая революция». Украинская версия. 2005. — М.

Политическая ситуация в Грузии. 2002 (http://www.nlvp.ru/print/ 32.html).

Социально политическая ситуация в Украине. 2005 (http:// www.analitik.org.ua/ukr/analytics/2005/2005 01/).

Фисун А. 2007. Постсоветские неопатримониальные режимы: ге незис, особенности, типология // Отечественные записки. № 6.

Хэйл Г. 2008. Президентский режим, революция и демократия // Pro et Contra. Т. 12. № 1.

Aslund A. 2006. The Ancien Regime: Kuchma and the Oligarchs // Aslund A., McFaul M. (eds.) Revolution in Orange. — Washington.

Burton M. et al. 1992. Introduction: Elite Transformation and Demo cratic Regimes // Higley J., Gunther R. (eds.) Elites and Democratic Conso lidation in Latin America and Southern Europe. — Cambridge.

D’Anieri P. 2005. The Last Hurrah: the 2004 Ukrainian Presidential Elections and the Limits of Machine Politics // Communist and Post Com munist Studies. Vol. 38. № 2.

Hale H. 2006. Democracy or Autocracy on the March? The Colored Revolutions as Normal Dynamics of Patronal Presidentialism // Communist and Post Communist Studies. Vol. 39. № 3.

Jones Luong P. 2002. Institutional Changes and Political Continuity in Post Soviet Central Asia: Power, Perceptions, and Pacts. — Cambridge.

O’Donnell G., Schmitter P. 1986. Transitions from Authoritarian Rule: Tentative Conclusions about Uncertain Democracies. — Baltimore, L.

Pelkmans M. 2005. On Transition and Revolution in Kyrgyzstan // European Journal of Anthropology. Vol. 46.

Shugart M., Carey J. 1992. Presidents and Assemblies: Constitutional Design and Electoral Dynamics. — Cambridge.

Weingast B. 1997. The Political Foundations of Democracy and the Rule of Law // American Political Science Review. Vol. 91. № 2.

Wilson A. 2005. Ukraine’s Orange Revolution. — New Haven, L.

“” 120 “” № 2 (57) “” “” “” « » Грузия Кыргызстан Украина Накануне «цветной революции» Институцио Супер Супер Двойная подотчет нальный дизайн президенциализм президенциализм ность правительства Структура Высокая Атомизация, Высокая элиты фрагментация персонализм фрагментация Компромиссные Компромиссные Преобладающие стратегии, Доминирование стратегии, стратегии ограниченные правящей элиты ограниченный возможности контроль правящей правящей элиты элиты через маневрирование «Цветная революция» Капитуляция Формальный Выход Капитуляция правящей элиты, пакт из кризиса правящей элиты неформальный старой и новой пакт картеля элит элиты Структура Монолитная Фрагментиро Фрагментированная победителей коалиция ванная коалиция широкая коалиция Эффекты «цветной революции» Незначительное Формальное Усиление Институцио уменьшение ослабление пре парламента и нальные объема зидента при уси премьер министра, изменения полномочий лении его контро ослабление президента ля над ресурсами президента Переход от ато Консолидация Структура Доминирование мизации элит партийной системы элиты одной партии к электоральному при отсутствии доминированию доминирующей партии Преобладающие Доминирование Доминирование Вынужденные стратегии правящей элиты правящей элиты компромиссы “” № 2 (57) 2010 “” “” “” “”




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.