WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РЕЛИГИОЗНАЯ ДУХОВНОСТЬ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ИНКУЛЬТУРАЦИИ Автор: А. И. КИРИЛЛОВА КИРИЛЛОВА Антонина Игоревна - кандидат социологических наук, преподаватель Новосибирского государственного педагогического

университета (E-mail: Antonia_K

Аннотация. В статье представлена методология и методика анализа связи религиозности и инкультурации. Методология анализа построена на базе русской религиозной философии. Выделены три уровня религиозности (духовная, душевная и витальная) и три типа инкультурации (этническая, базовая и "общечеловеческая"). Проведенный анализ эмпирических данных на примере мигрантов мусульман выявил прямую связь религиозной духовности с выделенными типами инкультурации.

Ключевые слова: инкультурация * духовность * религиозность * русская религиозная философия Социальные процессы, связывающие индивида и общество, к числу которых относятся социализация, инкультурация, социальная адаптация, воспитание, тесно переплетены. Соответственно и определения их зачастую пересекаются, доходя до тождественности (к примеру, "социализация" и "инкультурация" нередко используются как синонимы). С целью дифференцировать эти социальные процессы и отойти от релятивизма в их трактовках, мы обратились к онтологическому уровню анализа, разработанному в русской религиозной философии.

Для анализа подобных социальных процессов принципиально учение С. Л. Франка о духовных основах общества. Франк показывает, что социальные явления являются идеальными, транспсихичными, надиндивидуальными, надвременными. Это означает, что общественное бытие по своей природе есть, с одной стороны, объективная сущая идея, а с другой стороны, она связана с жизнью конкретных людей, с их чувствами и мнениями. Это бытие входит в ту широкую область бытия, которую мы называем духовной жизнью или сферой духа. Так, отмечает Франк, общественная жизнь есть не только сверхчеловеческая идея, но и реальная человеческая жизнь, процесс воплощения идей;

она есть духовная жизнь, проявляющаяся как единство человеческого и сверхчеловеческого бытия, как человечески-сверхчеловеческое бытие. Суть любой формы общественного союза (монархия, республика), общественного отношения (рабство, вольно-наемный труд), или личного отношения (семья, дружба, родители-дети), есть объективная идея, порожденная самим человеком и властвующая над ним через акт его веры в нее и служение ей. Франк напрямую связывает социальную жизнь человека с Богом: "То, что общество есть всегда нечто большее, чем комплекс фактических человеческих сил, именно система объективных идеально-формирую- стр. щих сверхчеловеческих идей, есть лучшее свидетельство, что человеческая жизнь есть по самому своему существу жизнь богочеловеческая" (Франк, 1992, с. 74, 75).

Для анализа базовых социальных процессов, связывающих личность и общество, к которым относится инкультурация, важны положения С. Л. Франка об идеальных структурах "я", "ты" и "мы". По Франку, "мы" есть такой же первичный онтологический корень нашего бытия, как и наше "я". "Каждое из этих двух начал ("я" и "мы" - А. К.) предполагает иное и немыслимо вне бытия иного;

"я" так же немыслимо иначе чем в качестве члена "мы", как "мы" немыслимо иначе чем в качестве единства "я" и "ты"". (Франк, 1992, с. 52). Социальная реальность признается "особой" реальностью. При этом она и надиндивидуальна, и включает каждого индивида как необходимую уникальность. Здесь происходят духовное взаимопроникновение и взаимообусловленность. Данный подход учитывает теологический и философский тезис о том, что индивиды способны составлять единый живой организм (Всечеловечество, Тело Христово). Этим обосновывается здесь "особость" социальной реальности по отношению к индивидам: эмпирическая социальность - лишь слабая тень преображенного единства, человечества. За внешней, эмпирической оболочкой социальных явлений русские религиозные философы стремятся разглядеть их духовную сущность. Так, С. Н. Булгаков различает внешнюю социальность - социальную среду, коллектив, высший идеал которого - солидарность, и внутреннюю, мистическую социальность, высший идеал которой в жертвенной любви (Булгаков, 1994, с. 345 - 346).

Инкультурация в терминах русской религиозной философии. Вопрос о том, что такое культура, до сих пор является до конца не решенным. Латинское слово cultura, означающее "возделывание", "воспитание", "образование", "развитие", происходит от слова cultus - "почитание, поклонение, культ".

Исторически "культура развивается под непосредственным воздействием религиозного вдохновения, то есть является "сакральной";

в общественном бытии она выражается религиозным искусством, богословием и особым, "духовным", образом жизни".

В социологии есть представление о культуре как облагораживании человеком природы, общества, себя самого, но чаще 'она понимается как система функционально полезных форм деятельности. В первом, общем, смысле понятие "культура" применяют "ко всему, с помощью чего человек совершенствует и развивает различные способности души и тела, старается своими знаниями и трудом познать вселенную, делает социальную и семейную жизнь, равно как и гражданскую во всей ее совокупности, более гуманной, благодаря улучшению нравов и учреждений;

наконец, выражает, сообщает и сохраняет на протяжении времени величие духовного опыта и внутренних устремлений человека, чтобы они послужили на пользу всему человеческому роду" (Кирьянов, 2009).

Культура антропоцентрична, направлена вглубь человеческой души. В русле религиозной философии, инкультурация может быть определена как передача от общества к человеку (и освоение человеком, и изменение его, упорядочивание его духовно-душевного состава) принципиально важного знания - о смысле жизни (спасении), о путях его достижения, о жизненных ценностях (что главное, что есть добро), правилах правильной (праведной) жизни;

это передача знания о Боге и человеке, о месте и призвании человека в мире, накопленных образцов праведной жизни, способов возвышения над собой, а также передача живого опыта духовной жизни, реальный обмен духовностью. Культурный человек четко ориентирован относительно высших (вышедших из религии) духовных ценностей, и потому способен дать адекватную (т.е. в терминах добра и зла) оценку себе и событиям;

он не назовет распущенность свободомыслием и равнодушие терпимостью, т.к. имеет четкую систему нравственных ориентиров. Эти ориентиры, опирающиеся на религиозные понятия о добре и зле, четче и определеннее, чем понятия "хорошо" и "плохо", плавно перетекающие в "нравится - не нравится" (если мне нравится - значит хорошо).

Можно сказать, что согласно русской философии, культура является плодом духовной человеческой деятельности, направленной на создание способов богообщения стр. и очищения души от греха, которые открывают неповторимое совершенство конкретной человеческой души - образ Божий в ней. Первоисточник культуры - тяга человека к Совершенству, Добру, Красоте, Истине, Счастью и в этом смысле первоисточник культуры - "божественное в нас" [Ильин, 2003].

Культура призвана способствовать духовной жизни, развитию светлой духовности в человеке, которая дается при определенных усилиях человеку от Бога: "...моменты победы над грехом и суть действия Духа Святаго, то есть жизнь духовная, святая" (Королев, 2008). Поэтому понятие культуры не может включать в себя элементы искажающие, калечащие душу человека.

Чтобы ярче высветить суть инкультурации, сравним ее с социализацией. Целью культуры всегда считалось освящение, одухотворение, облагораживание души человека. Культура несет в себе указание смысла жизни и путей его достижения, она дает основание для других базовых социальных процессов, формирующих личность. Культура поддерживает выработку духовного, связывает социальное с духовным. В терминах русской религиозной философии можно сказать, что онтологически инкультурация - это открытие человеку доступа к наполнению Святым Духом (одухотворению), к личному совершенству (святости, обожению) и богообщению. И социализация, и инкультурация обращаются к высшим ценностям, нормам морали. Но социализация разворачивает идеально-духовное "мы" в человеке, тогда как инкультурация задает некое "силовое поле", направляющее формирование личности, выстраивает правильную иерархию мотивации и состава человека: дух-душа-тело. Социализация "учит" (развивает, способствует) позитивному отношению к "другим" и созидательному проявлению себя во вне (практике), что, в идеале, выражается в отношении любви и практической заботе. Социализация природняет людей, мир к индивиду, развивает сердечную тягу к людям Внешний результат социализации - социальная активность - также позитивна. Инкультурация "учит" (создает условия, развивает способность) чувствовать внутри себя тягу к Абсолюту, к Истине, к "правильному" положению вещей (голос совести). "Внутренний" результат инкультурации есть выстраивание "правильной" иерархии состава человека, учит его подчинять телесное духу через посредство души. "Внешний" результат инкультурации - приближение к Богу, духовному опыту. Мы употребили слова "внутренний" и "внешний", но помним, что человек есть "бесконечное место" и "само вне находится здесь внутри" (Франк, 1992). В каждой национальной культуре инкультурация детей есть "пробуждение их бессознательного чувствилища к национальному духовному опыту" [Ильин, 2003].

Такое влияние инкультурации на иерархию состава человека (дух-душа-тело) делает необходимым исследовать мотивацию в религиозной сфере, вычленяя мотивы, связанные с духовными, душевными и телесными потребностями.

Связь религиозно-духовной мотивации с инкультурацией (на примере мигрантов-мусульман). Для религиозной культуры очевидна связь между духовностью (религиозная составляющая культуры) и инкультурированностью (включенность в культуру). Очевидно, что здесь религия является центральной составляющей культуры, культурообразующей силой. Поскольку внешне одинаково выполняющие религиозные обряды могут иметь разную силу веры и различную мотивацию, представляет интерес изучение уровня (типа) религиозной духовности. Для этого, мы отдельно рассмотрели религиозную составляющую культуры, чтобы выяснить, как ее характеристики влияют на показатели инкультурации.

В 2009 г. нами был проведен пилотный опрос в рамках исследования "Конфессиональная принадлежность мигрантов-мусульман как фактор инкорпорирования в российское общество". Число опрошенных мигрантов - 190 человек. Для выяснения характеристик религиозной духовности мы использовали метод типологии. Типология мотивов посещения мечети мигрантами-мусульманами была построена нами на основе выделенных М. Шелером типов ценностей: религиозно-духовные, душевные, витальные (нужные для поддержания жизни, выживания) и гедонистические [Шелер]. Ряд положений философии Шелера классического (теистического) периода созвучны русской религиозной философии, а его типология ценностей позволяет делать переход с фило- стр. софского уровня на уровень эмпирической социологии. В нашу типологию мы включили первые три типа этих ценностей и, соответственно им, были введены три типа религиозной духовности.

Показателем высокой религиозной духовности выступает "духовная" мотивация посещения богослужений, когда в мечеть ходят "к Аллаху, все остальное не важно". "Душевная" мотивация связана с желанием помочь нуждающимся;

"витальная" -со стремлением получить в мечети различную (материальную) помощь.

Доля мигрантов с духовным типом ценностей (приходят в мечеть "к Аллаху, все остальное не важно") составила 15%, с душевным типом - 17% (это те, кто идёт в мечеть с целью помочь нуждающимся) и с витальным - 68% (приходящим в мечеть, чтобы получить защиту, материальную и другую помощь - с работой, жильем и т.д.). Как можно было бы оценить процесс инкультурации в ситуации межкультурного взаимодействия? Мы считаем, что для этого необходимо исследовать инкультурацию в трех аспектах: 1) по отношению к ценностям этнической культуры, 2) по отношению к ценностям культуры принимающей стороны (базовой), 3) и по отношению к так называемой "общечеловеческой" культуре, не зависящей от этноконфессиональных особенностей обеих сторон.

В соответствии с этим, мы выделили три группы показателей. Показателями принадлежности к этнической культуре выступили чувство своей отличности от россиян и согласие с законами шариата (ношение женщинами хиджаба). Показатели первичной включенности в российскую культуру - хорошее знание русского языка самими мигрантами и их детьми. Показателями "общечеловеческой культуры" выступили: оценка человека по его личностным качествам, а не по этноконфессиональной или родственной принадлежности;

высокий уровень образования (высшее);

а также высокая ценность семьи в общей системе ценностей респондента.

Из данных таблицы видно, что религиозная духовность мигрантов коррелирует с чувством своей отличности от россиян, большим согласием с ношением хиджаба, что отражает их включенность в этническую культуру. То есть мигранты с духовной мотивацией сильнее остальных групп мигрантов (с душевной и витальной мотивацией) чувствуют, что "мы другие".

Данные говорят также о положительной связи уровня духовности, проявленной в религиозной сфере, с образованием мигрантов, хорошим знанием языка - как самими мигрантами, так и их детьми. Видна наибольшая первичная включенность в российскую культуру мигрантов с "духовной" мотивацией.

Возможно, это связано с большей долей в этой группе людей с высшим образованием.

Видна положительная корреляция духовности с тенденцией к оценке человека по его личностным качествам, а не по этноконфессиональной или родственной принадлежности (мы использовали объединенный показатель, включающий оценку ими своих соседей и коллег). Семья - универсальная культурная ценность - также статистически связана с типом мотивации: чем возвышеннее тип мотивации, тем более ценится семья. Так, отметили ее как наиболее значимую ценность: 43% респондентов с витальной мотивацией, 59% - с душевной и 73% - с духовной мотивацией. Также тип религиозной духовности положительно коррелирует и с более высоким уровнем образования мигрантов. Следовательно, мы можем говорить о связи духовности, проявленной в религиозной сфере, с "общечеловеческой культурой".

Мигранты с "духовной" мотивацией более положительно оценивают межнациональные отношения в Новосибирске, а также в большей мере, чем другие две группы, уверены, что мигранты не несут угрозу этноконфессиональной самобытности и культурному единству России. Это подтверждает тезис И. Ильина о том, что только стоящий на высоком религиозно-духовном уровне родной культуры человек может видеть и ценить духовное в иных культурах.

В целом можно сказать, что даже если мигранты-мусульмане имеют высокий уровень ассимилированности, они сохраняют свою этноконфессиональную идентификацию. Они идентифицируют себя как: верующих, со своей национальностью, отмечают стр. Характеристики мигрантов с разным типом мотивации в религиозной сфере (религиозной духовности) (в %) Мотивация Характеристики Витальная Душевная Духовная Включенность в этническую культуру Россияне значительно отличаются от меня 19 22 Мусульманки должны носить хиджаб 14 15 Включенность в российскую культуру Легко говорят по-русски 50 67 Дети свободно говорят по-русски 23 25 Включенность в "общечеловеческую" культуру Высшее образование 10 14 Ориентированы на качества человека 52 64 Семья как важнейшая ценность 43 59 Отдельные мнения мигрантов Нет межнациональной напряженности 29 50 Приток мигрантов угрожает культурному 38 22 единству России только свои религиозные праздники, это относится также и к тем, кто практически не выполняет религиозных предписаний.

Показателями ассимилированности в нашем исследовании были: слабая или отсутствующая религиозность мигрантов-мусульман, согласие на межнациональный брак, хорошее знание русского языка и желание стать здесь (в России) своим. Из наших данных следует, что статистической связи между духовной мотивацией в религиозной сфере и ассимилированностью в российское общество нет, т.е. ассимиляция происходит независимо от типа ценностей мигрантов.

Таким образом, эмпирические данные показывают связь религиозной духовности с инкультурацией, причем всех трех введённых нами типов: этнической, базовой и "общечеловеческой". А именно, духовность мигрантов в религиозной сфере положительно коррелирует со всеми тремя типами инкультурации. Предлагаемый нами способ позволяет фиксировать религиозную духовность трех видов (духовную, душевную и витальную) и прослеживать ее связь с инкультурацией, в том числе в ситуации межкультурного взаимодействия. Полученные эмпирические данные находятся в согласии с теоретическими социально-философскими предположениями и заключениями, сделанными в исследовании, и подтверждают значение религиозной духовности в общем процессе инкультурации человека.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Булгаков С. Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения. М., 1994.

Зеньковский В. В. Воспитание в свете христианской антропологии. М., 1994. С. 129 - 130. Цит. по:

Панченко О. Г., Бирич И. А. Педагогические концепции русского зарубежья XX в. URL: http://www.pedagogika cultura.narod.ru/private/Articles/N_5/Panchenko _3/ritm.

Зеньковский В. В. Основы христианской философии. М., 1992.

Зеньковский В. В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии / Отв. ред. и сост. П. В. Алексеев.

М., 1996.

Ильин И. А. Религиозный смысл философии. М., 2003.

Кирьянов Димитрий, священник. Христианское понимание культуры // Православный миссионер (газета).

Издание Новосибирской Епархии РПЦ. 2009. N 1 (47).

Королёв Сергий, Архиепископ Пражский. Книга о счастье. М., 2008.

Соловцова И. А. Духовность как педагогическая категория. Электронный ресурс:

http://borytko.nm.ru/papers/subject5_2/solovtsova.htm.

Франк С. Л. Духовные основы общества. М.: Издательство "Республика", 1992.

Шелер Макс // Философский словарь. URL: http://encdic.com/philosophy/SHeler-Maks-2668.html.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.